Вторник, 2020-02-25, 10:36 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Сказочные Храмы -Вход , Главная стр. - Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаПервые шаги• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Руми, Фатьма  
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактические Пиры » Сказки Мудрецов - 14 лет (старые мастерские Ковчега)
Сказки Мудрецов - 14 лет
ТанецДата: Пятница, 2019-01-11, 9:32 AM | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline


Друзья Ковчеговцы, Сказочники, Гости!

В декабре 2019 года мы будем отмечать 14 лет существования в виртуальном мире
сайта и Библиотеки Сказочников на нашем первоначальном портале

СКАЗКИ МУДРЕЦОВ

который был сотворен на Волшебном острове Эхо
среди Семи Морей...
и существует по сей день благодаря поддержке неизвестного Спонсора.





История проекта Галактический Ковчег имеет давние корни, былинную родословную, сказочные свидетельства и галактические традиции, о чём многие уже наслышаны. Основателем всей многозвенной структуры сайтов, связанной с нынешним форумом "Галактический Ковчег", мы называем вдохновителя и направителя нашего Эзопа. Келья Эзопа на форуме открыта по сей день, хотя сам мудрец не участвует в сказочной работе, но постоянно следит за направлением всего сотворчества и нашими делами.

В этой теме мы планируем осветить некоторые материалы Авторов той старой Библиотеки, а также просто попировать, поздравляя сказочников новыми сказками, которые сочиняем от души на радость читателям и себе.
Приглашаем всех Сказочников и Гостей участвовать в подготовке к традиционным Пирам!

Последние годы ресурсы Сказки Мудрецов и Мастерские Галактического Ковчега находятся в архивном хранении, не обновляясь и... поддерживаются неизвестным нам спонсором.
Спасибо неизвестному помощнику нашему!

Вы также можете помочь формированию этой темы, выбирая и публикуя в ней старые сказки участников первой волны проекта
Сказки Гостей 1  и Сказки Гостей 2

КАРТА сайта Сказки Мудрецов

Напоминаю гостевой вход (без регистрации):

Связанный раздел:
Галактические Пиры

Связанные темы:

Сказки Мудрецов - 10 лет - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-2258 - тут освещены разделы и история сайта.
Сказки Мудрецов - серия книг - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/153-2067
Сказки Галактического Ковчега - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/122-2254
 
MгновениЯДата: Вторник, 2019-02-12, 9:52 AM | Сообщение # 21
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 15921
Статус: Offline
Легенды Сведдара - Виктор Переход 

e-mail: eduard_kavun@salex.kiev.ua
http://www.salex.kiev.ua 
КЛЮЧ

(размышление о смыслах)

 Эту историю я услышал от моего старого друга... Ну..., в общем-то, не совсем, конечно, друга, а скорее моего хорошего знакомого. Знакомого с тех пор, когда мы еще  учились в универе и вместе ездили в стройотряды... Перестройка в те годы только где-то проектировалась. Мы же были народом беспокойным, любознательным и разным...

Так вот... Как-то в конце последней пары в аудиторию вошел замдекана и предложил желающим записаться на встречу, которая должна была состояться в Институте кибернетики с очень интересным ученым, который прибыл из какого-то закрытого института. Работал он в области бионики. Бионика и биология, конечно же, пересекаются и многие, в том числе и мы, с интересом восприняли предложение поучаствовать в дискуссии, тем более что встречу снимало само телевидение... Встреча была действительно интересной. Дискуссия получилась, может быть и не очень активной, однако профессор Лосев, член-корреспондент АН СССР выступал потрясающе. Безупречная логика, память, знание как биологии, так и физики, вычислительной математики не могли не произвести на нас впечатления...

Еще больше нас потрясла экспериментальная часть. Цель работы заключалась в разработке математической модели полета птицы, а в качестве модели был выбран полет аиста. Анатомия крыла, туловища, организация связок, строение костей, координация работы мышц в полете... Попутно были сделаны важные открытия в орнитологии... В аэродинамической трубе были исследованы все маховые перья по отдельности, затем в комплексе... Полет на разной высоте... константы, коэффициенты, поправки... Ламинарные и вихревые потоки... Системы дифференциальных уравнений описывал аэродинамические характеристики полета с очень высокой точностью... Это была Наука. Это был взлет человеческого Духа. Это заводило нас до невозможности...
В общежитии в тот вечер мы потом еще долго обсуждали эту встречу, мечтали попасть в подобную лабораторию и сделать какое-нибудь важное открытие...Дальнейшие события касаются только моего друга...

Через два дня Володя ехал в Москву. И надо же, как только он разместился, в купе вошел... профессор Лосев. Ноги у моего друга сразу же стали ватными, а сердце начало выделывать неимоверные па. Все это, однако, очень скоро прошло, потому что Лосев оказался не только ученым с большой буквы, но и весьма приятным собеседником. Говорили много и на разные темы, несмотря на столь разный “научный вес”. Так, оказалось, что Лосев никогда не летал на самолете, потому что любил землю, стук колес, чай (заваривал сам) и что-то еще, что сложно передать словами…
На вокзале в Москве они пожимали друг другу руки как добрые и старые друзья. Володя, однако, так и не узнал в каком институте работает Лосев, ясно было лишь то, что это была не Москва. Прошло много лет...  Володя как-то сидел в жековской библиотеке. Время от времени он заглядывал в уютный читальный зал, где он “слегка расслаблялся”, просматривая последнюю периодику.  В тот весенний день он, читая российские газеты, наткнулся на  маленькую заметку о том, как пионерские работы некой лаборатории в области аэродинамики полета птиц, основанной когда-то ныне покойным академиком Лосевым полностью прекращены из-за отсутствия средств. Оставшиеся ученики известного ученого либо изменили направление работ, либо работали где-то на Западе. Большинство ушло в бизнес...Желание читать что-либо еще исчезло...Нашло какое-то странное состояние. Начало поташнивать. Он поднялся и, пошатываясь, медленно вышел в небольшой дворик, окруженный высокими домами.Никогда, ни разу, он не интересовался какие там окна и крыши. Сейчас же НЕКАЯ НЕПОНЯТНАЯ СИЛА буквально заставила поднять его голову и посмотреть ВВЕРХ... Между домами в небольшом прямоугольнике  вечернего неба пролетал журавлиный КЛЮЧ...
Птицы рассекали крыльями воздух, проплывая над Городом. Они явно не знали правил сложения чисел, но ОНИ БЫЛИ АБСОЛЮТНО УВЕРЕНЫ В СВОЕМ ПОЛЕТЕ...

   Тучка

(сказка о Любви)

(см. в файлах) 


Желаю Счастья! Сфера сказочных ссылок
 
ВсадникДата: Среда, 2019-02-13, 8:13 AM | Сообщение # 22
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 202
Статус: Offline
Николай  АНД
a4878k@yandex.ru



Николай ушёл за горизонт времени...

http://www.stihi.ru/author.html?and05
авторская  страничка на Стихи.Ру


Постулаты  (проза)  http://www.proza.ru/author.html?and05

ОН

ОН уже родился талантливым, в то время, когда существовало учение, поэтому и Учитель его нашел неординарный...
Вскоре он начал прыгать выше всех и ему сулили скорый уход в Невозвратное. Друзья радовались, родители грустили не без доли гордости, а ОН работал. ОН знал, что Там его радостно встретят Ушедшие раньше и прыгал, прыгал…
Наконец настал миг, позволивший выпрыгнуть так высоко, что был виден Край. Учитель сказал: «Иди и не возвращайся» и, благословив, ушел.

Прыжок был великолепен! Прошлый мир остался внизу за отвесными стенами. Радость наполняла его желанием работать дальше и, не взглянув, на ликовавшую где-то там внизу толпу, ОН отправился искать Учителя, Последнего из Невозвратных. Согласно Преданию тот должен был ожидать его у начала То-Пи.
И хотя искривленное муками лицо Последнего было сильно измазано, ОН узнал его по ритуальным изображениям, бросился к нему, как к родному, но сразу же завяз в полу жидкой массе. Первое наставление было странным: «Ну, что и тебе надоело жить на сухом месте, в болото потянуло?»
Скоро выяснилось, что все техники предыдущей жизни никуда не годятся, нужно было отращивать на псевдоподиях широкие ступни-ласты, чтобы научиться свободно передвигаться по вязкой массе.
ОН знал, что совершенству нет предела, видел, как более слабые духом товарищи строят себе гнезда и не стремятся из этого стоячего субстрата вперед к Легкому Потоку. ОН понимал, что, отрастив ласты здесь и, научившись, ловко передвигаться в тяжелой среде, сможет смело войти в Легкий Поток и чувствовать себя там, как дома.

Он тренировался упорно день и ночь, делая передышки на глоток пищи и на ритуальное созерцание Потока, которое давало внутренние силы и откровение новых техник.
Изредка удавалось видеть Подобных себе, упорно идущих к Цели.

Цель единожды появилась из тумана вместе с рассветом и оказалась нагромождением огромных камней, уходящих в необозримое, по которым то тут, то там неистово карабкались одиночки, обдирая о камни в кровь ненужные теперь ласты.
Первый же Подвижник, которого ОН догнал, объяснил, что на псевдоподиях должны появиться ороговелости, которые позволят карабкаться по склону, и показал первые приемы их образования.

Но и они оказались ненужными при встрече с огромными деревьями. По ним предстояло перемещаться, перехватываясь удлиненными передними конечностями вверх, как это делали те, кто залез раньше.
«Забыть, забыть все, что я знал раньше» – говорил он себе, - «чтобы ненужное знание не мешало изменяться. Учение не могло знать этого, но мы то продвигаемся благодаря его первоначальному импульсу».

К тому времени, как была достигнута последняя крона, тело сделалось узким и гибким, но чтобы успешно перемещаться по тонким веткам, его следовало сделать еще тоньше.
Вот она – последняя… Раскачиваясь на самом ее кончике, ОН уже ничего не хотел, ничего не ощущал, ни о чем не думал и не понял, когда поток крепкого ветра, подхватив его с ветки вместе с другими паутинками, куда-то понес над лесом, горами, болотом, долиной…

Очнулся ОН в состоянии, никогда ранее не бывалом, чудесном и мерцающем радужными цветами Активном Покое. Тела, слов и желаний не было, и даже мыслей почти не было, он воспринимал только одно - безмолвное восхищение этим фантастичным состоянием. Как долго оно продолжалось, и будет ли продолжаться, было не важно. ОН был Един с НЕЙ. Это была Вечность, которая, смеясь над происходящим, сочиняла новую сказку Его следующих путешествий во Времени…


СЕВЕРНЫЙ ВЕТЕР

Южный ветер определенно уплотнял его, тогда как северный сводил на нет все усилия южного. Западный и восточный не имели для него такого значения. И нельзя было сказать: это хорошо, а это плохо. Не потому, что не было различения, а потому, что не было слов. Была необходимость.

Когда учишься говорить, южный ветер уплотняет, превращает в тебя незамедлительно. Северный не противодействует, не тормозит, он вообще не оказывает никакого сопротивления, он просто работает. Он стирает.

Они так не считают. Превращаясь в себя, превращаешься в Них, но так считать все равно не будешь, потому что живешь лицом на север. Там выход. «Потому что» говорят Они, только за этим ничего нет, им не ведома причина. Они только вошли. Вошедшие с юга, тяжелы. Там вход. Им еще долго не будет нужен выход.

Уплотняясь, начинаешь неуклюжую игру. Появляется Я, появляется САМ, начинаешь предполагать, что есть Он. Не на долго и это не плохо, не хорошо. Так надо, раз уж здесь. Не всегда необходимо объяснять. У Них есть письменная память. Там значится Так Проходящий, достаточно.

Северный ветер знает свое дело, стирает. Нет умысла в том, что был, нет цели в том, что ушел, нет пользы в том, что оставил. Но так говорить нельзя: ни ближним, ни дальним. Они устают и раздражаются, одни от восторга, другие от негодования.
Нельзя говорить все равно, Они живут в вилке люблю-ненавижу и легко прощают это всем. Это знак принадлежности, единица измерения.

Заплакала иволга. Я плачет вместе. Я свойственно, сострадание. Без причины не плачут – так считают Они. Им не известна причина.

Давно ему не было странно. Южный ветер переставал для него что-либо значить. Северный стирал. Они оставались так же, а ему предстояла дорога. Пути неисповедимы.

Поскольку он знал, что предстояла дорога, то она предстояла… Только Недвижимое вмещает в себя все пути и все движения, оно не знает о себе ничего и потому не имеет желаний… Он знал, что она предстояла… Его называют Жизнью Живого… А ее называют его желанием.

далее в файле:


Путь открыт и цель ясна!

Сообщение отредактировал Всадник - Среда, 2019-02-13, 8:18 AM
 
ТанецДата: Среда, 2019-02-13, 9:06 AM | Сообщение # 23
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
Святые России

Николай Анд

Святые России, святые России,
Вам мылили петли, вас пули косили.
В застенках, как в славе, на дыбы воздеты…
По вас и поныне не плачут газеты.

При жизни про вас не слагают легенды,
Поскольку святое всегда не заметно,
Для всех не доступно и так не понятно.
От пуль до иконы – кровавые пятна,

Бесхлебье, безверье, дороги лишений,
Святое неведенье всепрощений,
И сытые годы подмены кумиров…
Святые застенки, святые мундиры…

https://www.stihi.ru/2006/10/18-560
1980

 
БелоснежкаДата: Четверг, 2019-02-14, 5:40 PM | Сообщение # 24
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3521
Статус: Offline
Баллады Ольги Лекач

Оли Лекач уже нет. Страшная болезнь неумолимо приблизила ее вплотную к тому краю, о котором мы все помним и которого боимся. Ей пришлось перешагнуть эту черту в двадцать один год.
Зная о неотвратимом, она не озлобилась, не замкнулась в себе, в своей боли. Только пристальнее всматривалась в окружающий ее мир, чтобы увидеть то, на что обычно обращается так мало внимания. Ее взгляд не пропускал ничего: ни узоров веток на фоне яркого январского неба, ни иероглифов птичьих следов на снегу, ни игры красок на лепестках цветов или на осенних листьях. Даже в грохочущем напряжении городских улиц она слышала и чувствовала человеческую жажду быть услышанным, понятым и любимым. Это все есть - в ее стихах. Ей исполнился только 21 год...

http://www.stihi.ru/author.html?viggo

ПЕСНЯ МЕНЕСТРЕЛЯ

На закате раскрылась луна
Словно око сердитого бога.
Молчаливо впитала стена
Тень последнего единорога.

Дева спит в окружении роз,
Аромат свой дарящих напрасно.
Серебро ее дивных волос
Разлилось по подушкам атласным.

Неспокойные тайные сны -
Словно в омуте тихом волненье.
Может быть, на закате весны
Неслучайно его появленье?

Где-то там, на холодных ветрах,
Пали рыцари гордые наземь.
Смешан с горькими травами прах
Тех, кто бился за светлого князя.

Не оплакан и не погребен.
Стая птиц его плоть подбирает.
И пустыми глазницами он
Удивленно на Бога взирает.

Мерзнет замок, окутанный сном
От потрепанных крыш до подвала.
Он вернулся в обличье ином,
Но она его сразу узнала.

И озябших не чувствуя ног
На витках нескончаемых лестниц,
За последний ступила порог
Безоглядным движением грешниц.

Не страшны ей теперь голоса.
Отыскав дорогую потерю,
Все целует в слепые глаза
Молчаливого белого зверя.

На мгновенье теплом одарить,
А уж после - костер или дыба...
Жить в любви... или вовсе не жить -
О, Господь! это даже не выбор.

И глумилась над нею толпа,
Распаленная запахом гари.
Рог чудесный был срезан со лба
Удивительной сказочной твари.

И стелилась по площади вонь,
И роились над площадью мухи.
Ел тела деловитый огонь,
И смеялись торговки-толстухи.

Но замолкли орущие рты,
Побледнели багровые лица:
Из горячего пепла, чисты –
Вдруг порхнули две белые птицы.

Покружив, поднялись в небеса.
Обомлели на площади люди
И шептали, прищурив глаза:
«Пусть летят… а от нас не убудет!»

Этот город стоял сотни лет,
А они никогда не узнали
Ни надежды, дарующей свет,
Ни дарующей мудрость печали.

БОГУ

Ты, швыряющий стаи птиц
В ярко-синий цвет,
Отражен в миллиардах лиц,
Но Тебя в них нет…
Открывая глаза цветов,
Остаешься слеп.
Прячешь Землю в кулак ветров,
Словно черствый хлеб.
Твои слезы дрожат росой
На ресницах трав.
Вечность – мертвою полосой…
Но и Ты не прав!
Я Тебе расскажу, изволь…
В хрупких руслах вен
Умирая, взрывает боль
Свой непрочный плен…
Белых стен мне не обмануть,
Хрустко смяв года.
Для чего этот вязкий путь,
Если – в никуда?
Кто Ты? Истина или ложь
У петровых врат?
Но – по зеркалу только дрожь…
И почти закат…


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
MгновениЯДата: Пятница, 2019-02-15, 8:47 PM | Сообщение # 25
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 15921
Статус: Offline

gnum@xtra.co.nz

ПУСТОТА

Часть первая


Жила была полная кромешная пустота и в той кромешной полной пустоте прибывал бесконечно одинокий Я. Я был в таком смысле одинок в каком только смысле вообще можно быть одиноким.
У Я возникло непреодолимое желание развлекать себя чем-то. Мучительное осознание своего наличия в сочетании с полным отсутствием чего-либо кроме себя самого вызывало фантазии о том, чего могло бы быть чтобы одиночество не было столь кромешным.
Выбор между быть или не быть не стоял по причине того, что факт бытия собственно уже являлся состоявшимся. Бездействовать, будучи в наличии тоже не представлялось никак возможным.
Так в фантазиях родились химеры. Это что-то вроде игры в солдатики с самим собой. Я придумал себе различных персонажей и наделил их различными характерами, привычками, манерами и также выдумал для них незамысловатые правила. Стало несколько разнообразнее коротать одиночество. В любой момент Я выражался то всадником на коне, то танкистом, то пастухом, то свинаркой. В каждом конкретном случае Я проявлял себя сквозь "трафарет" характера персонажа и сообразно общим правилам, забывая условно о том что все персонажи по сути не были ничем кроме Я самого. Получалось так, что свинарка управляясь по хозяйству как бы и не знала о том, что всадник на белом коне с красной лентой в шлеме обязательно приедет к ней когда Я сочтёт момент подходящим. Это вызывало её как бы волнения, ожидания и она даже иногда вечерами садилась за гадание.
Сам же всадник как бы тоже вроде бы и не знал о том что однажды встретит её возвращающуюся с ручья с полосканьем и сердце его навсегда покинет его грудь уйдя вслед за той корзинкой с бельём.
Такая игра была занимательна, и порой Я даже и забывал о своём кромешном одиночестве, растворяясь в своих вымышленных персонажах. Правила игры усовершенствовались, персонажи становились всё опытнее и всё меньше похожи друг на друга.
Однажды в одной небольшой деревне на окраине вымышленного мира появился новый персонаж, которому назначено было думать об устройстве мира и стать собеседником для самого Я. Он прикинулся шутом и музыкантом, отправившись в путешествие. Обойдя все закоулки мира, он услышал всё, чем жило население мира. Вернувшись в свою окраину он стал готовиться к разговору с Я. И тут сулчилось ужасное.
Шут вдруг отчётливо осознал что он является ни чем иным как самим Я, выраженным через трафарет его персональной личности. На первый взгляд ничего ужасного в этом не было. Сам шут даже обрадовался такой находке и чуть чуть стал горд даже этим. Но несчастный Я увидим в нём себя самого, как отражение в зеркале понял что говорить-то им собственно и не о чем. Не было в шуте ничего того что Я бы не знал сам. Шут увидев что он и есть Я вдруг увидел всё то кромешное одиночество в котором прибывал Я всё то время которое как Шуту казалось он весело странствовал. Он даже понял, что об этом его открытии не стоит даже говорить людям в мире, потому как от этого одиночество это станет лишь очевиднее.
Так закончилась первая встреча Я с самим собой.


В мире фантазии шло время. Происходили события. Я был занят происходящим, потому что иного занятия у Я собственно не могло и быть.
То и дело вспоминая разочарование от разговора с Шутом Я возвращался к мысли о собеседнике. Одиночество продолжало тяготить и напоминать о себе. Кромешная пустота продолжала всегда быть рядом.
Часто это выражалось в том, что Шут ходил кругами по своей хибаре на краю мира и рисовал. Иногда Шут складывал камушки, связывал палочки верёвочками и пускал круги на воде.
Однажды Шут даже стал спорить с Я, говоря что он не более жалкий чем Шут раз может всё что угодно сотворить со своим вымышленным миром, но не в состоянии развеять своего одиночества.
И вот. Однажды Шут играя с палочками и камушками сделал открытие. Это открытие показалось столь значимым, что Я даже забыл мгновенно весь вымышленный мир. Всё исчезло в миг. Остался только шут с его палочками и кромешная пустота наполненная лишь бесконечным одиночеством.
Открытие сияло как детская мечта Я о настоящем не вымышленном собеседнике.
Шут произнёс откровение.
Он сказал примерно следующее:
- Если нам удастся из камней и палочек сложить подобного мне человека, который бы мог не быть уже более выражением Я через его характер, а Сам мыслить и рассуждать! Этот человек был бы свободен от Я. Он бы уже не был более зеркалом как все бывшие тут ещё миг назад создания мира.
И Я тут же ему ответил:
- Идея твоя великолепна, но труд предстоит громадный.

Так закончился первый мир химер.



Часть вторая


Далее Я уже только придумывал правила для камушков, палочек и прочего что осталось от былого мира.
О это было не просто придумать для палочек и камушков такие правила чтобы они не сваливались все в кучу, не разлетались и не образовывали узоры. Узоры красивые, но мёртвые - не способные к движению.
И вот однажды что-то стало получаться. Палочки и камушки двигались в бесконченом хороводе. Шут был доволен и просил только больше палочек и камушков.
Из роя всего этого нехарактеризованного мусора летающего в бесконечном хороводе было интересно и увлекательно складывать новые химеры. Химеры, которые уже не нуждались во внимании Я. Почти живые химеры. Шут увлечённо конструировал разные занимательные формы чудищ, которые то ели друг друга, то вдруг начинали летать.
Было здорово и даже одиночество отступало, видя весь этот фестиваль.
И вот однажды Шут создал-таки из всего этого мусора одну тварь, которая встала с земли и сказала "Я" !

Далее


Желаю Счастья! Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Вторник, 2019-02-19, 10:15 AM | Сообщение # 26
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3521
Статус: Offline
Коэмец Алексей

21101976@rambler.ru
Москва
, зима 2003 г.

СВЕЧА



Почти тридцать лет она стояла в доме. Стояла обособленно - на комоде, ее окружали
костяные слоны и глиняные фигурки животных.

Сотни людей, которые видели ее, с любопытством разглядывали. Многие пожимали
плечами, хмыкали и говорили: - странная она, и зачем она такая нужна? Другие говорили: -
оригинально, но не более того. Третьи хмурили брови: - сделали бы ее похожей на всех
остальных, так было бы проще. Но ни те, ни другие долго не задерживали свое внимание
на ней. А она стояла и думала, действительно, зачем я нужна? Не уже ли так пройдет вся
жизнь? Не уже ли я не пригожусь? Может, произошла божественная ошибка и я появилась
на свет не тогда, не в то время? Может сто лет назад, моя жизнь была бы значительней
интересней и более яркой?

Она внимательно вглядывалась в лица входящих, и каждый раз, видя нового человека, она
с надеждой ждала, может быть, это именно тот человек, который даст ответы на так
мучившие ее вопросы. Но лето сменялось осенью, осень сменялась зимой за зимой шла
весна и снова наступала лето, и ничего не происходило, она все так же стояла на комоде, и
ее все так же окружали костяные слоны и глиняные фигурки животных.

Тот день ничем не отличался от остальных. Начинался он как обычно, и по прошедшему
опыту закончиться он должен был, так же как и предыдущие девять тысяч шестьдесят два
дня прожитых ею. Уже вечером, когда солнце спряталось за крышу ближайшего дома, на
пороге появилась ОНА. То, что ОНА не похожа ни на одного человека виденного ею
раньше, она скорее почувствовала, чем поняла. С каждой минутой пребывания рядом с
НЕЙ, она убеждалась в этом больше и больше. И когда ОНА посмотрела на нее, взгляд
пронзил ее насквозь. Таких прекрасных глаз она никогда не встречала, и даже не могла
представить, что подобное существует на белом свете. Каждое последующее мгновение
она запомнила навсегда. ОНА подошла, взяла ее в руки, посмотрела на нее, и прошептала
– о, чудо. Затем быстрым движением, поставила на место, из кармана достала спички,
чиркнула, и горящую спичку поднесла к ее голове. Она не испугалась, она знала, что все,
что ОНА делает с ней, это правильно, и только это поможет ей понять, ответить,
почувствовать. Она вспыхнула, сначала робко, но затем с каждой секундой все уверенней и
уверенней. И только тогда, когда пламя уже нельзя было потушить, слезы радости потекли
у нее. Она поняла - жизнь не имела смысла пока она стояла рядом с костяными слонами и
глиняными фигурками животных, она свеча и ее предназначение гореть, гореть для КОГО-
ТО.

https://u.to/B06HDA


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Вторник, 2019-02-19, 10:38 AM
 
БелоснежкаДата: Среда, 2019-02-20, 12:23 PM | Сообщение # 27
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3521
Статус: Offline
ДАНИИЛ СЕРЕБРЯНЫЙ
Адрес - al-prince@mail.ru



МИСТЕРИЯ ЛЕГЕНДЫ

Реализации многомерия континуума – блеск Вселенной, океаны пространства, сияние звёзд и осколки воспоминаний. Память, древняя, как Мир. Знание Вечности, знание тысячи жизней в хоральном покое ожидает того, кто попробует прикоснуться к нему.

Залы – тренировок и медитации, арки, колонны. Тихий, протяжный вдали колокольный звон. Золото и серебро вязью на стопах колонн. Шафрановым узором навевая грусть, они иглами сердолика убегают ввысь – за облака, за горизонт – мраморной лестницей в Небо.

Волнами синего мрамора ступени от их основания спускаются вниз – к океану. Но этою дорогой спускаются сюда лишь тени Божества. Лишь Агнец, поднимаясь по этим ступеням, способен постичь всю красоту этого дома.

Над синим бархатом океана, над сине-голубыми прибрежными песками пробежала искра, вспыхнув сияющей рунной дорогой, и медленно истаяла вдалеке.

Огромная Луна струится нимбом над головой Прекраснейшей. Контуры фигуры Матери небесным сари, белым светом Луной отражённого Солнца опадают на океан – на тень Его волны белыми лепестками цветов. Эти волны, вздымаясь над основанием Мира, принимают форму дуги, и вновь опускаются в беспредельность, исчезая.

Покачнулось пространство – и вот уже не тысячи бликов следуют к своей матери – Луне, а тысячи белых птиц, в немом крике вздымая крылья, несутся туда – в бесконечность – за горизонт, к небесным Отцу и Матери.

Терпкий запах мокрого голубого песка, следы ног тысячи воинов исчезают под накатившей волной. Бытие изогнулось спиною кошки, и вот – на невысоком обрыве изогнутого пространства стали заметны двое, сидящие в тихом покое. Одинокая, грустная Луна залила прелестным женственным светом пространство вокруг, играя ликами в мириадах колец кольчуги храмовника, превращая их в пчелиные соты, составленные из спиралей ещё не рождённых вселенных. Белые одежды другого переливались блёстками, звёздами лунных узоров, пока их не укрыла тень...

Исчезли...

Сине-голубая птица, на мгновение заслонив собою Луну призрачным одиноким силуэтом, исчезла вдали, плавно взмахнув крыльями и издав протяжный, тихий и грустный прощальный крик.

Большая белая птица, сидящая на плече Матери Вселенной, грустно смотрела ей вслед...

Сборник "ЛАДОНИ" в файле

MULTIMEDIA –

https://u.to/DnO6FA

https://u.to/EHO6FA - Мистерия Легенды

https://u.to/EXO6FA - Поэзия

https://u.to/DHO6FA - ЖЖ
и ещё https://u.to/nTK4FA



Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Среда, 2019-02-20, 1:23 PM
 
ТанецДата: Четверг, 2019-02-21, 8:38 AM | Сообщение # 28
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
Юлиана Суренова.

jullisur@mail.ru

ПОЭМА О ДОБРЕ И ЗЛЕ

От автора:
...Я пишу в стиле фэнтези. Моя сказка в стихах - нечто совершенно нереальное. Да, там есть намеки на некоторые сказки, но только намеки. Насколько мне известно, у меня есть только одна настоящая сказка - я пыталась сделать ее на основе древнерусской мифологии.... Впрочем, она тоже больше фэнтези, чем сказка. Называется она "Сказка Судеб".

Сказка Судеб опубликована - по ссылке выше


Замок пал на рассвете...
Лишь первый луч света
В спину ночи вонзил окровавленный посох,
Застонал он и стон тот, подхваченный ветром,
Разлетелся по миру. И стали все росы...

Солоны и горьки...
Затуманились дали
И во скорби деревья глаза опустили,
И озера, вобрав в себя море печали,
Отрешенные, лица кувшинкой прикрыли.

Но в сей миг расставанья - печальный и долгий -
Придержало вдруг время коней колесницы,
В мертвых залах мелькнули огромные волки
И спустились в холодное жерло темницы,

Где продажные слуги, спасаясь от страха,
Не дождавшись, пока бой утихнет на стенах,
Заточили хозяина черного замка,
Алой кровью скрепив соглашенье измены.

Эй вы, серые волки, ночные убийцы!
Сбросьте шерсти лохматой закатную маску,
Обнажите свои длинноносые лица,
Чтобы злобный оскал стал кривою гримасой!

В тишине невидимки с златыми глазами,
Что ступают беззвучно, крадутся как тени,
Превратились в бойцов во броне и с мечами,
И, прозрачными духами встав на колени

Пред своим господином, застыли, приказа
Ожидая его, приготовившись в битву
С самой с смертью вступить... Эти духи ни разу
Пораженья не знали; но слово-молитву

На камнях подземелья узрев, отступили...
И седой предводитель промолвил: - "Хозяин,
Мы не властны над словом. Разбей его силу
И тебя унесем мы в дремучие дали".

Черный пленник в ответ произнес, усмехнувшись:
- "Я не стану искать в рабском бегстве спасенья.
Пусть вершится судьба. Все равно не осушит
Смерть огонь моих глаз и продлится забвенье

Только миг. Я вернусь в этот мир очень скоро,
Переплыв море грез, океаны печали,
Перейдя острокрылые серые горы,
Что хранят за собою рассветные дали.

Обо мне не грустите. Последнюю волю,
Заклинаю, исполните, верные слуги:
Медальон, что хранит в себе Силу и Волю,
Через годы вложите в невинные руки

Малыша, что родится в тени моей смерти.
Коль в очах его свет замерцает звездою,
Знайте: я возвратился... Иное все ветер
Вам расскажет, скользя над живою водою..."

...Снявши с шеи тяжелую цепь полумрака,
Он отдал ее призракам, и поскорее
Повелел уходить, чтоб, хранимые Знаком,
До поры не расстались с надеждой своею...

Победитель-рассвет, беспощадно жесткий,
В небе факел зажег и в костер бросил сучья.
Заполняя телами погибших глубокий
Ров, войска поднялись на высокие кручи

Черных стен, нанося им смертельные раны,
Заставляя звучать трубы громче раскатов
Грозовых, в неприступные башни обманом
Пробрались и, не снявши кровавые латы,

Принялись грабить залы... А вождь их в то время
Суд вершил над живыми, карая всех смертью.
Он, стремясь насладиться победой своею,
Приказал замок павший навек сровнять с твердью,

А жрецам повелел, колдунов отыскавши
По особым приметам, на суд всех доставить,
Чтоб, прилюдно злодеев огнем покаравши,
Выжечь прошлого тьму, крест на ночи поставить...

Пять костров приготовили, так, чтобы пятый -
Для хозяина замка - стоял посредине,
А предателям-слугам вручили в награду
Право их запалить. И сказал вождь: - "Отныне, -

Обращаясь к толпе, - мы покончим со страхом!
Славьтесь, люди, что справились в ночь с колдунами!
Пусть навеки исчезнут они, станут прахом
И забудется зло, что царило над нами!"

Но раскатистый смех вдруг прервал его речи.
Черный пленник вскричал, вознесен над землею
И привязан к столбу за могучие плечи:
- "Уходя, ваше счастье возьмем мы с собою!

Вы хотите от страха избавиться? Нет уж! -
Грозный голос предателей вздрогнуть заставил, -
Он останется с вами, до смерти по свету,
Чтоб преследовать тех, кто потомкам оставит...

Не богатство в наследство, а ужас проклятья,
И ничто их от гнева небес не избавит.
Пусть готовят заранее черные платья,
Ибо смерть никого за спиной не оставит,

Смерть, что даже у мертвых отнимет их души!
Вы поймете, какою быть может расплата!
А покуда живите, но жизнью, что хуже
Самых страшных мучений в излучинах ада.

Я вернусь!" - мрачный голос над миром разнесся,
Заглушая хруст пламени, грома удары,
Превращая в туман окровавленный росы,
Оставаясь в сердцах негасимым пожаром.

А затем все утихло....
Далее https://u.to/rwHFFA
 
ТанецДата: Понедельник, 2019-02-25, 3:17 PM | Сообщение # 29
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
СААГУН 

Готовьте личность, ожидая судьбу
Авторская страница  -  http://www.stihi.ru/author.html?saagun
Адрес - Saagun@mail.ru  

ЛЕГЕНДА     

Однажды, когда мир был ещё молодым и белоснежные горы, казалось подпирали своими вершинами небо, а основание их было утоплено в лесах, с одной из вершин стекал горный ручей. Некоторые люди говорили, что свои чудодейственные силы он берет от самого Солнца. Никто не знает было ли это правдой, но люди, приходившие сюда никогда не говорили ни слова. Ручей завораживал своею хрустальной чистотой всех. Когда два человека ссорились им говорили: «Сходите к горному учителю.», и возвращались они всегда умиротворенными, без тени вражды друг к другу.

И вот однажды в это селение пришел странный человек. Никто не запомнил его лица, точнее все помнили его, но каждый по своему. Общим было только чувство уважения к нему. Каждый видел в нем отражение воина без страха и упрека – таким, каким и должен быть настоящий воин. Одному – казались испещренные шрамами лицо и руки, другому – заросшее бородой лицо, на котором виднелись лишь горящие благородством и знанием глаза, третьему – вообще казался пожилой мужчина с хмурым выражением лица, но с веселыми морщинками около глаз. Однако во всех воспоминаниях общим были печать какой-то странной силы на лице незнакомца, которую он уже с трудом переносит, внутренняя боль и мудрость, которую этот человек обрел в войне со всеми.

Все было странно в этом незнакомце – легкая, летящая походка (он не оставлял следов даже на дорожной пыли), горделивая осанка, а самым странным был его меч. Огромный – он лежал на плече незнакомца, обернутый в дорогую ткань, откуда лишь недобро поглядывала гарда со странным узором.

Старейшина, робко поеживаясь подошел к нему и спросил : «Куда, значить, добрый человек путь держишь? С чем к нам пожаловал?»

«С добром.» – сказал незнакомец старейшине, глядя прямо ему в лицо. После этого взгляда побледневший старейшина отошел с дороги незнакомца, поклонился ему и тихо сказал: «Прошу Вас в мой дом, Господин.»

После старейшина рассказывал, что никогда до и никогда после не встречал он такого взгляда – взгляда всей вселенной внутрь тебя самого. «Я не нуждаюсь в твоих услугах. Только скажите мне, как пройти к горному учителю.» – тихо произнес незнакомец – «Прошу Вас...» И такой болью пронизало всех присутствующих от этих слов, словно тысячелетняя вселенная пахнула на толпу своею скорбью.

«Я покажу» – с поклоном произнес молодой охотник. «Хорошо.» – произнес незнакомец «Выходим сейчас.» Сказано это было таким тоном, что многие в ту ночь не могли уснуть, но не могли они и поделиться своими мыслями с другими. Просто это была не их печаль и не их боль. Это была даже нечеловеческая боль.

Уже на закате охотник привел странного человека к ручью. Солнце, заходившее прямо напротив горной вершины, окрасило песчаное дно ручья в красноватый цвет. Наступала ранняя осень, и по хрустально чистому ручью плыли печальные опавшие листья. Воздух грустно перетекал с одного места на другое, как бы обходя свои лесные владения, даже не пытаясь играть с листьями, как бы опасаясь сорвать золотисто-желтые одежды со всего леса. Вокруг стоял запах грусти оттого, что лето ушло, и было в нем не только ожидание зимы, но и легкое предчувствие следующей весны. Запах осени – ничто так не насыщено эмоциями, ничто так не показывает человеку его бессилие в этом извечном круговороте природы, наличие каких-то более важных законов, чем те, что устанавливает он сам.

Рядом с ручьём стоял молодой человек, похожий на бродячего поэта, одетый в белые одежды, не сковывавшие движения с коротким, странно изогнутым мечом за спиной.

«Ты пришел» – произнес он. Просто по голосу охотник понял, что эти люди ровесники друг другу. «Спасибо тебе» – произнес воин охотнику «Тебе пора» и повернулся к юноше «Ты не изменился» сказал воин ему в то время, как молодой охотник скрылся в лесу. «Мы не меняемся» – сказал тот – «Ты знаешь сам – впереди и позади у нас Вечность, мы всего лишь две стороны одной медали.»

«ЧАНЬСКОГО МАСТЕРА ВСТРЕТИВ В ПУТИ, ВРЕМЕНИ ДАРОМ НЕ ТРАТЬ, НО И МИМО НЕ ВЗДУМАЙ ПРОЙТИ, ДАЙ ЕМУ В ЗУБЫ И ПУСТЬ ОБЪЯСНИТСЯ КУЛАК. ИСТИННЫЙ МАСТЕР ПОЙМЕТ, А ИНОЙ ОБОЙДЕТСЯ И ТАК!»

После этой тирады молодой поэт неуловимым для глаз движением выхватил свой меч из ножен, поклонился казавшемуся более старшим бойцу, и далее превратился в размытую тень, пляшущуюся вокруг молнии. Он, казалось, мог находиться во всех местах поляны сразу, а туда, где не мог появиться он сам, доставал его меч. Удивительное существо, состоящее из человека и молнии, превращалось то в ощерившееся иглами уколов невиданного зверя, то в рассеченный молниями замахов волшебный вихрь. Неожиданно этот вихрь делился на две независящих друг от друга части, и тогда человек и его меч жили сами по себе. Иллюзорна и прекрасна была эта картина и когда человек вонзил свой меч во дно ручья и остановился над ним даже вода, казалось, не замечала преграды, и листья, несомые водой, продолжали свой путь. Лишь попав по пути на меч, они распадались на половинки, разрезаемые острым, как бритва лезвием клинка.

Старый, как сама Вселенная, Воин в это время неторопливо снимал меч с плеча и освобождал клинок от всего ненужного. Тускло засветился металл недобрым светом вечной тоски, а когда крепкие руки обхватили его рукоять, меч, как бы обрадовавшись руке хозяина, заиграл отблесками заходящего солнца на увитом узорами клинке. Непрерывно перетекали движения странствующего рыцаря ,освобождающего меч от плена дорогой ткани, и через секунду после того, как меч Поэта пронзил воду ручья до дна, рядом с ним вошел в воду меч Воина. Страшен был этот удар, казалось дрогнули горы, а воды Горного учителя расступились сами в страхе перед ударом, и не сомкнулись потом около клинка, а лишь обнимали его вокруг, оставляя неуловимое расстояние между собой и мечом. Листья в страхе сторонились лезвия , недобро заполыхавшего красным отблеском заката, и невредимые плыли дальше.

«Мы всего лишь отблески костра» – произнес Поэт.

«Нет!» – решительно произнес Воин – «Мы и есть сам костер, сам путь Вселенной!»

И оба они были правы, а их клинки, странно перетекая из одного в другой, стали одним целым. Одной дорогой, самой жизнью, по которой нельзя пройти, но которая пройдет через каждого из нас.

 
ТанецДата: Вторник, 2019-02-26, 6:50 PM | Сообщение # 30
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline


Максим Паладин

Паладин (жарг. Полудин, паладильник, паладятел, лолодин, палладин, пал, палыч, ретродин) — воин Бобра и Света в настольных, а позже и в компьютерных играх. Роль паладина подразумевает много пафоса, который в силу традиции адекватному отыгрышу не поддаётся, ввиду чего паладины — частый объект насмешек прочих игроков. Разумным паладинам, впрочем, самостёб тоже не чужд.
На самом деле паладинами изначально называли сподвижников франкского императора Карла Великого и легендарного вождя кельтов (а если быть точным, то бриттов) Короля Артура, а потом и вообще всех рыцарей.
Обращаясь к первоисточнику, а именно сеттингу Dungeons & Dragons, можно узнать, что классический Паладин — воин Добра и Света, непременно принадлежащий к элайнменту Lawful Good. Поскольку согласно сеттингу Dungeons & Dragons класс требовал высокой Харизмы, Мудрости и Силы, но никак не Интеллекта, среднестатистический Паладин был необразованным, но проницательным, харизматичным качком-гуманитарием, при всей своей бытовой мудрости и опыте — тупее своей лошади и даже меча. При этом требовался отыгрыш фанатичной доброты и следования четкому моральному кодексу (http://lurkmore.to/Паладин)

ЖЖ –
http://maximpaladin.livejournal.com/
Twitter -
http://twitter.com/maximpaladin
ВКонтакте - 
http://vk.com/cityofpets 
Проза - 
http://www.proza.ru/author.html?mcbmn

Авторская страница - http://www.stihi.ru/author.html?mcbmn

Адрес - M-Crusader@mail.ru

***

- Пора. Пошли...
За спиной мягко, без стука, закрывается дверь. Там в полутемную
комнату заглядывает закат, и лежат на полу и стенах причудливые тени,
и ничего не лучше, чем сидеть в кресле в одной из таких теней, и
слушать закатную симфонию, исполняемую неведомым оркестром... Но что
делать, пора так пора.
- Проверь калитку. Режим безопасности стандартный...
Мимо деревянной ограды, по узкой тропинке туда, где за домом
начинаются луга... Тяжелые ботинки утопают в ковре из трав, шагов не
слышно... На востоке уже темнеет, отсветы сиреневато-розового неба
ложатся на землю. Одинокая туча изо всех сил тянется к закату,
медленно и неуклонно приближаясь к нему, вытягиваясь и постепенно
раствояясь в вечернем воздухе.

Вверх, вверх по склону, по рыхлой земле, в которой вязнут ботинки
(почему они все время в чем-то вязнут или утопают? Как-то так
случается, что не бывает у нас твердой почвы под ногами...) Свет из-за
горизонта все ярче, облака расступаются, открывая взгляду потрясающе
великолепную картину. Лучи уже зашедшего солнца бьют вверх, окрашивая
облака в тот самый сиренево-розовый цвет; чуть в стороне тучи
сгущаются, и между ними блестит полоска зелЈного неба - я видел такой
цвет на старинной иконе, не небеса ли поделились с мастером?
Невозмутимо созерцает закат высоковольтная линия, и ветер вполголоса
делится впечатлениями с березами на холме... Если обернуться, увидишь
порозовевший купол храма - точно капля Его крови окрасила железо... У
самого горизонта облака будто тлеют, и лишь кое-где сквозь них
прорывается пламя, а некоторые будто добела раскалены, и непонятно -
то ли это белое облако, то ли закат прожег небо насквозь, и видно, что
ТАМ, ЗА НИМ, след Бесконечности...

Молчание и неподвижный взгляд, устремленный вверх...
Туча еще больше вытянулась вперед, будто под действием невидимого
магнита, и внезапно понимаешь, что имя этому магниту - одиночество. А
ветер - и рад бы ей помочь, да слишком слаб и заворожен МУЗЫКОЙ...
Ты сейчас дома, уютно устроилась в кресле, в тени, допиваешь кофе и
глядишь в окно, чуть щурясь, словно подмигивая закату. А я - как эта
туча, и хотел бы вернуться, да не могу...
Дорога перемахивает через горизонт и, наверное, упирается прямо в
закат. Кажется, осталось каких-нибудь пять шагов.
Подождите немного, мы уже идем...

9 октября 1998 г.
http://feano.yorik.su/ezop/7993.html
 
MгновениЯДата: Четверг, 2019-02-28, 5:00 PM | Сообщение # 31
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 15921
Статус: Offline
Сильвестра



Авторская  страница - http://www.stihi.ru/author.html?Sylvia8311 

Ссылки на другие сайты:

"Даже один человек с факелом может помочь миллионам людей, жаждущим рассвета." - Ошо (океанический)

Притча о хозяйке замка

В некотором царстве в некотором государстве много тысяч лет тому назад жила Принцесса, унаследовавшая древний родовой замок – чудный замок викторианской эпохи с собранными в нём лучшими шедеврами мировой культуры. И вот для передачи владения она, привыкшая к суетливому ритму светской жизни столицы, должна сменить его на временное затворничество в древних, отполированных веками стенах замка. Навстречу ей, низко кланяясь, выходит смотритель замка, издавна проживающий там. Он вводит Принцессу внутрь огромного замка с высокими потолками, приветствуя её словами:
- Добро пожаловать. Замок принадлежит тебе, Принцесса!
Однако из страха перед демонами, хозяйничающими в замке, Принцесса решает поселиться в подвале, постоянно доказывая своё право на владение. Удивлённому привратнику она объясняет свое поведение следующей фразой:
- Но я опасаюсь привидений…
- Да, здесь много привидений, но помочь тебе избавиться от них никто из посторонних не может. Тебе придётся самой заняться их изгнанием, переночевав здесь, в стенах замка, ибо у тебя нет иного выхода.
- Но я боюсь!
- Однако ты должна сама разобраться со своими привидениями, ибо это те страхи, что культивировала ты много жизней – бесконечный страх потерять, не успеть и т.д. Эти демоны выращены тобой самой из крохотных мук каждодневного бытия. Совет здесь очень прост – отпусти их всех, а значит и себя, на свободу.
- Но подскажи мне как…Назови хотя бы их по имени!
- В этом я могу помочь тебе. Здесь живёт несколько приживалок. Одна из них – это маленькая капризная девочка. Но какой смысл в их перечислении, если практически они уже не существуют?!
При этих словах Принцесса увидала множество пробегающих по стене теней каких-то мужчин, а также промелькнувшую тень маленькой плачущей девочки с бантиком.
- Почему она плачет?
- Она всё время что-то ищет…
- Я боюсь…
- Но призраки ничего не могут тебе сделать, как только пугать тебя.
Затем хранитель проводит Принцессу в залу с огненно-красными и прогнившими от времени портьерами на окнах, указывая на которые, советует:
- Их надо бы снять, но ты должна сделать это сама.
- Но я не справлюсь! Мне необходима в этом помощь!
- Хорошо. Можно попробовать позвать для этого родственников.
Появляются приглашенные родственники, которые запрашивают непомерно высокую цену за свои услуги. Принцесса отказывается, но просит их за определённое вознаграждение хотя бы переночевать с нею в замке. Она начинает самостоятельно срывать огромные старые пыльные занавеси, в чём ей изредка помогают стоящие со стороны смотритель и ассистенты, издавна проживающие в замке и потому знакомые с ним. Наконец занавеси сорваны, и она видит подобно мышам шмыгающих врассыпную призраков, ранее находивших себе приют за тяжелыми портьерами, и слышит замечание привратника:
- Главное сделано. Видишь, как им было удобно здесь, в пыли.
Однако выбившись из сил, Принцесса почти сдаётся, решив вообще отказаться от своего владения. Ей возражает хранитель:
- Ты хочешь отказаться от замка?! Но кем ты будешь тогда?
- Я боюсь погибнуть здесь.
- Да, есть такая опасность, ибо при встрече с призраками возможна гибель.
- Я не могу!
- Но самое главное уже сделано! Сейчас ты увидишь воочию каждого из своих монстров, ибо завеса с них уже сорвана. И если ты победишь их, то замок будет безраздельно твой. Иначе какой смысл владеть замком, если боишься ты войти в собственную спальню?! Взгляни - ведь редко кому даётся такой красивый и величественный замок! Правда много здесь старого многовекового хлама из прошлых жизней, почему и работы непочатый край, но у тебя нет иного выхода. Если откажешься, то куда ты пойдёшь – ведь тебе негде будет жить.
- Неужели я нигде не найду пристанища?
- Может и найдёшь, но тогда ты станешь приживалкой в чужом замке, ублажающей чужих призраков. Неужели все эти годы я здесь напрасно служу привратником в ожидании истинной хозяйки замка, в то время как она ищет чужие привидения в чужих замках?! Разве это справедливо?
- Я понимаю, но это страшно. Так можно сойти с ума от страха либо даже выброситься в окно.
- Да, но можно и победить. Это твой замок и твой дом. Больше у тебя ничего нет. А маленькая плачущая девочка с бантом - это просто плачущий ребёнок в твоей душе, который ищет бабушку, ласку, любовь.
- Как же мне успокоить её?
- А вот этого делать как раз и не надо. Ты не с того начинаешь, желая ублажать призраки. Ты не за призраками гоняйся, а замок очисти, сорви занавеси и открой окна, впустив свет и воздух. Тогда тени исчезнут сами собой. Милая моя, их же нет. Это плачет твоя память. От встречи с собой и вправду можно сойти с ума. Никто снаружи не пугает тебя. Это ты сама – твоя субличность. Пойми же это, наконец!
- А разве нельзя позволить девочке выплакаться в голос?
- Можно, но так ты подпитываешь призраков, успокаивая их на время. Зачем оттягивать решение проблемы, расходуя на это драгоценное время? Не лучше ли осветить тьму?! В своём замке негоже скромничать перед лицом призраков. Здесь более подходит не самоприятие, а прямой бунт по формуле «Я не хочу! Здесь я хозяйка!» Запомни: высшие мысли, слуги твои, должны следовать приказаниям твоим, и замок твой должна посещать избранная знать, а не мелкие плебеи, место которым на кухне. Не давай им пачкать античные ценности. Однако не бойся и переусердствовать в щедрости, давая истинным любителям искусства право пребывать рядом с тобой у камина любви. Но и не беги ни за кем, дабы не утерять дворянского звания своего. Будь истинной хозяйкой замка, выйдя из чулана, занавешенного паутиной, утвердив своё право на владение собственностью и показав призракам, кто в доме хозяин, ибо они боятся тебя более, чем ты их. Если бы ты только осознала свою красоту, высоту и истинные масштабы, ты никогда больше не стала бы оплакивать себя! Ты - владелец замка, в который входить доОлжно, отерев о половик ноги свои, прежде чем будет дозволено пройтись по персидским коврам его.

Трактовка:
Данная притча со своими символами носит вполне хрестоматийный характер. Замок – это символ внутреннего мира человека. У каждого свой замок, что знает лишь его внутренний учитель. Ночевать в замке – это значит встретиться с собой, со своими призраками (заметенными за занавеску тайными мыслями и страхами, иллюзиями, страстями, любви страстишками), которые никому не могут причинить никакого вреда, а только пугают понапрасну. Они – отростки личности, иначе бы их не было. Психотерапия занимается успокоением призраков в целях настройки человека на возможность функционирования в среде обитания. Однако это не является решением проблемы, ибо путь встречи со своими внутренними тайнами - это путь срыва кровавых бинтов по принципу «не умрёшь – не родишься». И хоть это чрезвычайно опасно, ибо граничит с гибелью, но зато и заманчиво, ибо победивший призраков обретает огромный вес, становясь Посвящённым. Это путь воина - путь страдания, путь мучения, путь подвига. Победи или погибни! «Со щитом или на щите!» И это лучше, чем жить в цепях. За помощь в этом процессе со стороны приходится платить несоразмерно высокую плату, так что лучше обходиться самому, опираясь лишь на подсказки своего внутреннего учителя. В противном случае, усыпляя своих внутренних демонов, мы лишь подпитываем их по образцу науки психиатрии. Ныне существует целая индустрия, основанная на потакании и кормёжке призраков, чему хочется противопоставить сравнительно новый подход науки самоутверждения (assertiveness), базирующейся на чётком самоконтроле с последующим самоприятием, что является путеводной нитью в достижении оздоровительной и просветительной целей. Конечно, легче сбежать, чем победить призраков. Да и после победы над ними никто нам не обещает розового сада. Но что может быть важнее видения истины?! Однако для этого требуется мужество: ведь отказаться от своего старья – это, по сути, значит отказаться от себя привычного. Однако игра стоит свеч, ибо награда за это бесценна, так как через нового себя лежит прямой путь к Первоисточнику. Найди в себе это мужество, друг мой!!!

Передано по прямому Космическому Лучу 29 февраля 2000 года

продолжение притчей в файле ниже.



НЕУЛОВИМАЯ ПТИЦА СКАЗКА

Поле Чудес
Нет, сказка никогда не станет прозой –
Ведь так неуловимы в ней черты.
Её не пригвоздить метаморфозой
И не присвоить в поисках мечты.

Едва намечена, воздушна, быстрокрыла,
Свободна, призрачна, прозрачна и чиста,
Прекрасна, радостна, неуловима...
Откуда в ней вся эта красота?!

Она пленяет неземным узором,
Манит к себе в безбрежные края.
Её не уловить реальным взором,
Которым овладели ты и я.

Чтобы её увидеть, надо ввысь подняться
Над суетой и мелкой прозой бытия,
Взметнуться – и там с нею повстречаться,
Где логика не властвует ничья.

Где недосказанность лишь правит балом,
Где нет желанья удержать венец,
Где захлестнёт тебя девятым валом
И станешь ты свободным наконец.

28 мая 2005 года
http://www.proza.ru/texts/2005/04/19-185.html Крупицы Мудрости



Желаю Счастья! Сфера сказочных ссылок
 
ТанецДата: Пятница, 2019-03-01, 10:28 AM | Сообщение # 32
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
ДМИТРИЙ ПОЛОВНЕВ

Стихи для детей

http://d-polovnev.narod.ru
Член Межрегионального союза писателей Украины.
e-mail: d-polovnev@narod.ru


ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ

(сказка для детей и взрослых)

I

На горе за темным лесом
жил да был Горыныч-Змей.
Дом - пещера под навесом
огромаднейших камней.

Век змеиный шел помалу, -
всё одно из года в год, -
ночью - скука донимала,
днем - летал стращать народ.

Да однажды надоело
безобразие творить.
В змеемыслях то и дело
крепко стал себя корить:

- Вот намедни что наделал, -
cжег посев, задрал быка.
Пастухов двоих отделал -
не очухались пока.

Хорошо ли, право слово,
добрым людям докучать?
Да - Горыныч, что-ж такого? -
c озорством пора кончать.

Эта злобоперспектива -
совершенно ни к чему.
По-людски бы жить, счастливо,
не мешая никому.

Долго думал трехголовый,
суд над совестью вершил.
- Начинаю жизнь по новой! -
так на том и порешил.

II

Как за облаком на воле
ветер жаворонка нес.
Выходили бабы в поле, -
сообща да на покос.

Глядь, - второй вдали порхает...
Да всё ближе, всё видней.
- Энтот крыльями махает
шой-то странно. Бабы! Змей!

Ой, летит! Бросайте косы, -
дуй в деревню наутек.
Что у Змея за вопросы
им вестимо невдомек.

Оголтелые вбегают.
Пол деревни - на дыбы.
- Змей! Спасайся! Убивают! -
выпер страх что в дождь грибы.

- Затворяйте ставни, двери, -
укрывайся кто-куда, -
помнят прошлые потери.
Сторонись - пришла беда!

Над округой ветер взвился, -
в небо крестится народ.
Змей Горыныч приземлился
к бабе Дуне в огород.

И сидит... Hе пышет жаром,
да на приступ не идет,
не грозит селу пожаром.
- Аль, нечистый, выкуп ждет?

Сообщил - шуметь не будет.
Коли так, то посему
пусть расскажет добрым людям
что тут надобно ему.

III

Говорит Горыныч: Братцы,
уж поверьте, не шучу.
Прилетел к вам исправляться.
Жить - по совести хочу.

Мужики глядят на Змея:
- Интересные дела...
Как-же этака идея
к трехголовому пришла?

- Впредь разбойничать не буду, -
отработаю вину.
Помогать могу повсюду, -
запрягусь хоть в борону.

Не судите слишком строго, -
пригожусь, пока не стар.
К вам дружинником в подмогу
запишусь громить татар.

Тут вперед выходит Ванька:
- Да на кой ты нам нужон!
На Горыныча то глянь-ка -
повиниться вздумал он!

Разомнем его ребята,
как ведется - от души!
Нам ли слушать супостата? -
раз приперся - порешим!

Вся деревня похватала
вилы, колья - и вперед.
Время истины настало, -
силой мериться черед.

Жаль, добром не получилось,
да и злоба-то ушла.
- Погоди! Сдаюсь на милость!
Сшибли с ног - табак дела.

Вопли, ругань, туча пыли...
- Змей сдается! Не боись!
Чуть до смерти не забили.
Как устали - разошлись.

Баба Дуня, Бог с тобою,
и куда-ж в твои лета? -
Напоследок - в дых ногою,
ох, святая простота!

IV

Пыл угас в честном народе.
Сеет свет луны оскал...
Развалившись в огороде,
мрачный Змей в раздумье впал.

Обернувшись, видит слева
человеческую стать.
- Я из здешних, - молвит дева, -
Василисой величать.

Ой да люд накуролесил, -
извини, что вышло так.
Спьяну речь Иван отвесил.
Он жених мне, но дурак.

Не держи на сердце гнева,
не чини народу месть, -
чуть не всхлипывает дева.
Сжалься, коли жалость есть.

- Ладно,.. недоразуменье
обойду я стороной.
Стань, зазноба, утешеньем.
Будь, краса, моей женой!

- Ой, на это не согласна, -
у меня жених Иван.
Змей не слышит. Ты - прекрасна!
Крепко обнял гибкий стан.

Говорит: Уже-ль, зазноба,
вид мой кажется суров?
Заживем в пещере оба,
не обижу - я таков.

Живописнейшее место
у обрыва бор с рекой, -
утешал "жених" "невесту",
унося её с собой.

V

С той поры в селе спокойно, -
ни налетов нет, ни драк.
Лишь, ругаясь непристойно,
горько пьет Иван-дурак.

Василиса Змею рада, -
оказался - молодец!
По заслугам и награда.
Тут и сказочке конец.

Вся подробность - неизвестна, -
мне копаться не с руки.
Так что, если интересно, -
дорасскажут мужики.
http://feano.yorik.su/ezop/9361.html
 
ТанецДата: Среда, 2019-03-13, 6:19 PM | Сообщение # 33
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
Алексей А. Маслов

http://www.proza.ru/author.html?almas74 - Авторская страница

samara1@tut.by - Адрес



Князь Финист


Умер Горослав, князь Старгородский, и оставил двух сынов на возрасте. А перед смертью поставил Финиста младшего, удалого, на княжество, обделив Картауста старшего, кривого и нерадивого, унизив опекой братскою.
Пропадает Финист в лугах зелёных с соколом ясным, а на леднике уж стая побитая, свадьбы дожидается с Мореной - дочерью князя дреговичей.
А Картауст всё тешится забавой детской: ворону поймает и языку человеческому учит. Ворона же, из силков вызволенная и говорит Картаусту:
- Триста лет я живу, убогонький, да все языки знаю, и тебя кой-чему поучу, несмышлёненький.
Пускает только слюни Картауст, а сказать ничего не может. От изумления умом чуть последним не тронулся.
- Знаю, Картауст, - говорит ворона - кручину-печаль твою. Тебе, как старшему сыну, дОлжно княжеством править, да обделил тебя старый Горослав. Садись на хромого коня своего, и вези меня в лес, к хозяину моему поганенькому, Волховею Чёрному, он поможет тебе в беде твоей!

***

Едет Картауст по лесу тёмному, от страха зубами постукивает, а ворона на горбе его прикогтилася, да поганки с мухоморами считает-меряет. Вот уж шапки красные вровень с головой мерина, и поганки чёрные как змеи клубятся. Слетела ворона с плеча Картаустова и запорхнула в землянку-берлогу хозяйскую.
А в берлоге той чёрной, птицы мёртвые на ветках сухих сидят, да глазами-углями сверкают. А в углу Волховей Чёрный, на голой земле как зверь лесной сидит, в грубом балахоне глаза свои прячет.
- Ох умна ворона твоя, Картауст! - скрипит Волховей - А подаришь ли мне её, опосля смерти? Как слуг своих мёртвых, посажу на дерево сухое, будет сны мои вещие стеречь-толковать.
- Хоть сейчас, бери, да умертви, птицу никчёмную - ответствует ему Картауст - да желание моё чёрное исполни.
- Э нет, Картауст, это твоя ворона, покамест, - говорит Волховей - а братец твой, по моему слову чёрному, уж в лугах на коне оступился о место ровное, да шею свернул богатырскую, да коня поломаного добить некому, да сокола ясного посадить некуда. Ступай Картауст в Старгород, да княжеские хоромы занимай, да сам сватов снаряжай ко двору Чарторыя Дреговича.

***

Летит сокол ясный к лесу, да видит соколицу от птиц лесных убегающую.
- Куда торопишься, красна девица же, соколица же? - Свистнул ей сокол.
- От птиц малых укрываюсь же, сокол ясный! - Прощебетала в ответ соколица.
- Чем обидела же их, разбойница?
- Есть хотела же, да гнёзда разоряла же!
- Так лети же со мной, в дом охотный же, хозяина моего бывшего Финиста. Я, теперь, как ты, птица вольная...

***

Со слезами простился Старгород, с князем Финистом свет Горославичем, да принял смурно Картауста на княжество.
Отправил Картауст воеводу Полукана со сватами ко дреговичам, да поехал в лес Старгородский, готовить дом охотный Финистов, ко свадьбе скорой.
Весь дом обошёл Картауст, да на башенку дозорную не забыл заглянуть. И увидел Картауст внутри дозорной комнаты, хищную птицу на насесте. Схватил он со стены лук Финистов со стрелами и убил соколицу.

***

И принял князь Чарторый Дреговичский Полукана Старгородского со сватами.
Да Морена княжна заупрямилась:
- Обещана я была Финисту, да быть мне Финиста женой, а Картауста, кривого да горбатого и в навьей реке не видела бы!
- В реке той, Финист твой, ныне, с отцом своим Горыней рыбу неводят! - Озлился Чарторый на Морену - А дурь не выбьешь молодую из себя, гляди, в помощь сим ловцам отправлю!
Да Морена ещё больше упрямится:
- А приснился мне давече сокол ясный. Через окно, да в палаты мои вошедши, обратился добрым молодцем, да Финистом открылся мне! И сказал он чудным слогом: "Птица же я... да не птица же боле..." И покамест не увижу сокола моего, да во сне том жить сердцем остануся.

***

Воротившись в Старгород, поведал Полукан Картаусту о словах Морены, да упомянул про сон её чудный.
Понял Картауст, что обманул его Волховей, и собрав дружину малую, в лес Старгородский пошёл к берлоге поганой.
А по дороге, завязла в болоте дружина малая, по колдовскому умыслу Волховея и лишь Картауст чудом выбрался, и к землянке поганой прибрёл. И хотел пронзить он стрелой Волховея, но птицы мёртвые перьями ощетинились, да глазами засверкали.
И разрыдался убогий Картауст:
- Знаю всю подлость твою, Волховей! Не стал ты брата моего губить, но птицей обратил Финиста, да меня губишь.
Подивился поганый разумности несмышлённого Картауста, а сам тако отвечал:
- Не к душебугу привела тебя ворона, но к Волховею! Не мог я Финиста в навье царство отправить, но чары сильны мои были, и забыл Финист о своём облике прежнем, да ты сам всё испортил, соколицу его погубивши. Тако и будет соколом летать Финист коль ты сам ему не поможешь нечаянно. Сторонись Картауст ворот волховских; беги нор звериных, дупел птичьих, да меня, с сего дня обходи!
- Сам погублю птицу вражью, чтоб не думалось о воротах волховских! - Крикнул Картауст и побежал к дому охотному.
А Чёрный Волховей усмехнулся вослед:
- Хотел ещё про одни ворота поведать, да больно резвы ноги твои, убогий!

***

Пришедши в дом лесной, долго искал сокола Картауст, и увидевши тень птицы промелькнувшую, побежал за ней, да наткнулся на зеркало железное.
А из зеркала того воззрился на Картауста брат его младший. И поднявши меч, ударил убогий по зеркалу, но зеркало, словно вода разошедшись, Картауста в себя и втянуло.
И увидал себя Картауст в незнакомом месте, а Финиста в человечьем облике чрез зеркало в доме лесном. И почувствовал убогий слабость во членах, и руки его уже меч удержать не в силах, да в крылья чёрные обращаются...

***

И приехал ко дреговичам Финист в новом теле своём, а оттуда с Мореной да отцом её Чарторыем в Старгород отправились.
Признал Финиста во княжестве люд старгородский, и на свадьбе Финиста да Морены ни одного смурного лица не видано было, а лишь ворона громко кричала над городом, пока стрельцом не была упокоена.
И пришёл незнамо откуда калека, в грубом балахоне и поднял птицу подстреляну.
- Домой, Картауст, как обещано!

Ужик


Маленькая Маша каталась в саду на качелях и увидела заползающего в сени ужа.
- Бабушка, смотри, змея! - Закричала Маша.
- Не бойся, Машенька, это всего лишь ужик. Сейчас мы его молочком напоим. - Сказала бабушка.
Она налила молока в блюдце и отдала его Маше. Девочка медленно приблизилась к ужу, поставила перед ним блюдце и отошла. Уж принялся пить молоко, благодарно поглядывая на Машу.
- Бабушка, а ужик мне прямо в глаза смотрит. Наверное, спасибо говорит!
- Наверное... - Бабушка нахмурилась, взяла веник и стала выгонять ужика из сеней - Всё, хватит с тебя, кыш отсюда!
Маша удивилась такой перемене настроения бабушки, но ничего не сказала.

***

Ночью, когда все в доме уснули, Маша услышала из сеней какое-то странное шипение. Она встала с кровати и вышла в сени, но ничего интересного там не увидела. Теперь же, шипение послышалось из-за входной двери. Маша вышла на улицу и чуть не упала от изумления; на месте маленького пруда, стоял большой и красивый дворец. Хотела Маша вернуться в дом и разбудить бабушку, но потом передумала и решила сначала сама увидеть всё вблизи.
Она подошла ко дворцу, и тут же хрустальные двери открылись, а навстречу ей вышел молодой человек в зелёном фраке и жёлтом цилиндре.
- Добро пожаловать в мой замок, Марья Ивановна! - Сказал незнакомец и, сняв цилиндр, поклонился ей - Разрешите представиться, меня зовут Уж Ужович. Будьте моей гостьей.
- Откуда вы меня знаете? - Удивилась Маша, но ещё больше она поразилась тому, как мелодично, по взрослому, зазвучал её голос.
- Я давно знаю вас, Марья Ивановна, с того самого дня как вы приехали к своей бабушке! - Горячо заговорил Уж Ужович - Я давно люблю вас, будьте моей женой, Марья Ивановна!
- Как же я могу выйти за вас замуж, мне ведь ещё семи лет нету, - отвечала Маша - я и в школу пока не хожу!
- Ну что вы, Марья Ивановна, - Засмеялся Уж Ужович - вы уже невеста!
Он взял Машу за руку, повёл её во дворец и указал на большое зеркало напротив дверей. Маша посмотрела в зеркало и увидела в отражении высокую, взрослую девушку в красивом белом платье. Почему-то, Маша не удивилась такому чудесному превращению. Она повернулась к Ужу Ужовичу и сказала ему игриво:
- Я не могу вам ничего ответить, сударь, ведь я вас ещё совсем не знаю!
- Ну что ж, - сказал Уж Ужович - с нетерпением буду ждать вашего решения, а пока, если вы не против, я устрою во дворце бал в вашу честь.
Уж Ужович хлопнул в ладоши и тотчас перед ним столпилось несколько лакеев в блестящих, словно рыбья чешуя, ливреях.
- Немедленно отправляйтесь к моим друзьям; Карпу Карповичу, Бобру Бобровичу, Жабу Жабычу и Тритону Тритонычу, да скажите, что я жду их всех в гости с супругами. Передайте, что я устраиваю бал в честь моей, как я надеюсь, будущей невесты!
Слуги молча закивали и тотчас выбежали из дворца, исполнять приказание Ужа Ужовича.

***

Приглашённый сельский врач, в растерянности сидел у кровати спящей Маши и не мог понять, почему девочку никак не удаётся разбудить.
- Поеду в город, привезу оттуда более опытного доктора, - Сказал врач бабушке - а вы пока не тревожьте её, пусть спит.
- Ничем эти лекари не помогут, - Сказал дед, после того как доктор уехал - надо знахаря пригласить.
Пришёл знахарь и стал расспрашивать стариков, что делала Маша прошлым днём, да с кем из чужих людей разговаривала. Может, сглазил кто!
- Никто к нам не приходил вчера, - отвечала бабушка - и Маша никуда не выходила со двора.
- Может, съела ягоду какую несъедобную, иль саму её укусила живность какая заразная? - Допытывался знахарь.
- Да никто не кусал её! - отвечала бабушка - Ужик, вот, заполз, молоком угостился из Машиных рук, да и уполз восвояси.
- Что ж вы мне сразу про ужа не рассказали?! - Рассердился знахарь - Теперь придётся на другой пруд ехать, змею для вас искать!
- Зачем нам змея с другого пруда? - Удивлённо сказала бабушка деду, когда знахарь ушёл - У нас и свои ужи водятся.
- Ему лучше знать, на то он и знахарем зовётся. - Отвечал дедушка.
Через пару часов приехал знахарь с глиняным кувшином в руках.
- Не отвар ли привез какой целебный, для нашей Машеньки? - Спросила его бабушка.
- Никакой отвар вашей спящей красавице теперь не поможет, - проворчал знахарь и вытряхнул из кувшина на ладонь маленькую блестящую змею - сейчас на неё, на ужиху, вся надежда.
Знахарь взял ужиху за хвост, раскрутил её и забросил на середину пруда.

***

В огромном зале, уже несколько часов не прекращались танцы. Всем гостям понравилась невеста Ужа Ужовича.
- Посмотрите, какая красивая пара, как они подходят друг другу! - Говорила Марья Карповна указывая на танцующих Ужа Ужовича и Машу.
- Да, - отвечал Тритон Тритоныч - наконец-то наш друг нашёл подходящую ему невесту! Жаль Бобр Бобрович с Марьей Бобровной не присутствуют на этом балу.
- Бобр Бобрович вечно занят, и всегда опаздывает, - сказал Жаб Жабыч - хотя, посмотрите-ка; слуги бегут к дверям. Это, наверное, он и есть.
Но Жаб Жабыч ошибся, во дворец вошла прекрасная незнакомка в блестящем зелёном платье и жёлтой шляпке. Уж Ужович усадил Машу на диванчик и пошёл встречать новую гостью.
Вновь заиграла музыка и не успел Уж Ужович с незнакомкой дойти до столиков с гостями, как глашатай объявил белый танец. Гостья тут же пригласила Ужа Ужовича, и они закружились по залу. За одним танцем следовал другой, за вторым третий, и вот уже все забыли о Маше и обсуждали новую королеву вечера.
Наконец, танцы закончились, и Уж Ужович подвёл незнакомку к гостям.
- Разрешите представить вам мою невесту, друзья, - сказал Уж Ужович - Марья Ужовна, прошу любить и жаловать!
Услышав слово "невеста", Маша вскрикнула и заплакала. И тут же все вновь вспомнили о ней, а Тритон Тритоныч возмущённо высказал другу:
- Нехорошо ты поступаешь, братец, нехорошо, не ожидал от тебя такого!
И все гости заворчали, соглашаясь со словами Тритона Тритоныча, лишь Марья Ужовна самодовольно улыбалась и незаметно для всех, показывала Маше язык. А Уж Ужович подбежал к Маше и упал перед нею на колени.
- Умоляю, простите меня, Марья Ивановна, но я жить не могу без этой девушки!
Маша оттолкнула Ужа Ужовича и продолжая рыдать, побежала прочь из дворца. На выходе она столкнулась с семейной парой одетой в меха.
- Кто эта девушка, и почему она вся в слезах?! - Удивился мужчина.
- А это, наверное, и есть невеста Ужа Ужовича! - Отвечала ему супруга.
- Нет! - Крикнула Маша - Теперь, Марья Ужовна его невеста, хотя Уж Ужович, сначала меня умолял, выйти за него замуж!
- Позвольте полюбопытствовать, а как вас зовут? - Спросил незнакомец.
- Меня зовут Маша... Марья Ивановна, то есть.
- Ну вот, видите, как получается; меня зовут Бобр Бобрович и супруга моя - Марья Бобровна, так у нас здесь заведено. На ком же Ужу Ужовичу жениться, как ни на Марье Ужовне?
- Зачем же он тогда заманил меня в свой дворец?! - Воскликнула Маша.
Бобр Бобрович виновато потупился:
- Вот здесь вы правы, Марья Ивановна, за эти фокусы моего лучшего друга, мне и самому стыдно... Но такая, видать, у него натура. Не обижайся на нас, Машенька, и беги лучше к своим, а то бабушка с дедушкой уже заждались тебя, наверное.
Сначала Маша хотела рассердиться на Бобра Бобровича за то, что он с ней, взрослой дамой, так фамильярно разговаривает, но когда она услышала про бабушку с дедушкой, то ей, вдруг, очень захотелось вернуться домой.

***

- Ну вот, Машенька, наконец-то ты проснулась, - радостно сказала бабушка сидя у Машиной постели - а то мы с дедом места себе не находили!
Маша, вдруг, заплакала, обняла бабушку и стала жаловаться ей:
- Как же так! Уж Ужович на мне жениться обещал, а сам...
- Ну что ты, Маша, - удивилась бабушка - рано тебе ещё о женихах думать!
- Я уже взрослая! - Крикнула Маша, вскочила с кровати и подбежала к зеркалу.
И как только она увидела себя в отражении, настоящую, какой была до визита во дворец Ужа Ужовича, так тут же и забыла обо всем, что с ней приключилось во сне.
Уже через час, Маша беззаботно каталась в саду на качелях и смотрела на пруд. Но увидев двух, рядом плывущих ужей, она тяжко вздохнула, сама не зная почему, и отвернулась от воды.


Ящер

У Бела озера, на горячем камне, сидят два рыбака, дед Иван и внук его Ивашка. Дед ловит на большую хватку, внук на маленькую хваточку. Вдруг, дёрнулась хватка у деда, тянет - тяжело, большая рыба.

- Придётся в воду лезть с головой. - Вздыхает дед.

Поднял Ивашка хваточку, а в ней чёрная ящерка с красной шейкой.

- Держи ящерку в руке, Ивашка, и не вздумай отпускать, пока из воды не вылезу! - Сказал дед Иван и нырнул в воду с головой.

А ящерка говорит Ивашке:

- Ты думаешь, зачем дед велел не отпускать меня?

Сейчас придёте вы домой, и будет он смеяться над тобой. Смотри, скажет, бабка, дед большого карпа поймал, а внучок маленькую ящерку!

- Врёшь, ящерка! - Крикнул Ивашка, а у самого рука ослабла. Выскользнула ящерка и прыгнула в воду.

Дед Иван вынырнул без рыбы, насупленный, на внука не смотрит и не разговаривает с ним. Молча свернули хватки рыбаки, и пошли домой пустые.

Перед сном, подозвал дед к себе Ивашку, и сказал ему:

- Не надо было тебе, внучек, ящерку то отпускать, пока я под водой ходил. Добрые рыбаки так не делают.

Стыдно стало Ивашке, заплакал он и пообещал деду, что в другой раз, попадись ему эта ящерка, ни за что не отпустит.

- Хорошие слова, - сказал дед закрывая глаза - но запомни, Ивашка, дальше труднее будет.

Вскоре, уехал Ивашка в столицу на учение, а через год вернулся в деревню, возмужавшим и поумневшим.

Смотрит Ивашка на деревню с высокого холма, и узнать её не может. Не деревня, а пустынь с вороньём. Заскочил он в родную избу, а там дед с бабкой, хворые на печи лежат, и на столе тараканы мёртвые.

- Прости, Ивашка, что плохо встречаем гостя, совсем захворали мы. - Слабым голосом говорит ему дед - Сходил бы ты, внучек, на озеро, да поднял бы хватку, может, есть там рыбка на уху. Да не забудь сабельку мою прихватить, время теперь лихое.

Схватил Иван саблю и убежал на озеро. Сел он возле хватки, а саблю за спину спрятал. Вдруг, запенилась вода, заиграла крупными пузырями. Вынырнул из воды огромный чёрный ящер, голова как у бычка годовалого, а на затылке красная корона.

- Ну, здравствуй, Иван, узнал я тебя, хоть и подрос ты за год! - Прошипел ящер.

- Да и ты приятель, я вижу, зря времени не терял, всё деревню объедал! - Отвечает ему Иван.

- Это хорошо, Иван, что ты меня приятелем назвал, - говорит ящер - а скажи-ка мне, по приятельски, что за спиной прячешь?

- А это у меня такая новая удочка, - весело говорит Иван - как не закину, так сразу и подсекаю!

Усмехнулся ящер, поднял свой огромный хвост, и ударил им по воде. И тут же, тридцать зеркальных карпиков вылетели на берег, стали кувыркаться по горячему камню. Зарябило в глазах у Ивана, а ящер приблизил к нему свою морду и говорит:

- Я тебе могу без удочки, каждый день, столько рыбы выбрасывать, ты, главное, будь мне приятелем, Иван, прими меня в душу свою, Иван!

"А ведь правду дед говорил, дальше труднее будет" - вспомнил Иван. Выхватил он саблю, и отрубил ящеру голову.

Поймал на лету корону красную и разбил о ближайшее сухое дерево. И тотчас ожил лес, заскрипел ветками, защебетал птицами. Собрал карпиков Иван и пошёл к себе домой, уху варить на всю деревню.

http://feano.yorik.su/ezop/9793.html
 
ТанецДата: Пятница, 2019-03-15, 9:21 AM | Сообщение # 34
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline




Мастер  проекта  Галактический Ковчег
Авторские  страницы:
http://ktitchenko.narod.ru/WWW.TITCHENKO.OZERSK.RU

- представлены  моя живопись,  фотоживопись, стихи. В разделе фотоальбом: фотографии  Аркаим,  Непал,  Египет

Игорь Титченко - авторская страница на Стихи.Ру

Улыбка Бога

Адрес: -   titgor@yandex.ru

Мечты

Мечты
Уносят в дальние миры
Где солнце не одно
И нету страха
Где воздух свеж
Где благодать
Где ангелы парят, летают
И там где вечно проживают
Лишь воплощаясь на мгновенье
В других сознаниях,
В других мирах
Неся Любовь и излучая Свет
Повсюду расширяя
Присутствие- Я ЕСМЬ


Ростки  твоих крыльев

https://u.to/DgLnFA
ФОТОЖИВОПИСЬ

Моя
ФОТОЖИВОПИСЬ
   -  ссылка


Я жду и жажду пробужденья..

Я жду и жажду пробужденья
Я здесь сейчас
Стою весь пред тобой-
Мой Ангел и Хранитель мой
Так освети мою дорогу
Раскрой мой веер странствий
и судьбы
Чтоб мог пройти все темные
углы души
И сквозь трясины, дебри
выйти к Свету
Неся Любовь-Сокровище Всей Сути
Делясь со всеми и с семьею тьмы
И зацветут во всех реальностях
сады...


Живопись

Раздел автора на форуме Золотое Руно

Игорь ТитченкоХудожник Ковчега
 
ТанецДата: Воскресенье, 2019-03-17, 9:32 AM | Сообщение # 35
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
аlarif
Адрес:  alarif@yandex.ru

Авторская страничка   на Стихире  https://www.stihi.ru/avtor/alarif
Авторская Мастерская  

 ........Меня Любовь приговорила ко распятью........
                                                                      Сердца песнь, как детский лепет...
                           Глаз восторженных стесненье...,
                Рук безумствующих трепет...,
    Немость чудных объяснений...

Губ вкушенье до бескровья...
            Плоти парус обнаженный...
                        Жизнь восходит в нас с Любовью...
                                      Счастлив Заново Рожденный...
12.10.2005  лорка  про Звезды...

Маленький Лорка в эту ночь совсем – совсем не сомкнул свои маленькие глазки. Вы, ведь, знаете - от чего не смыкаются ночью глаза… Да – да, Маленький Лорка загрустил…, сильно – пресильно…
Однажды он прочитал по слогам на страницах Мудрой Книги, что

=САМОЕ ВЕЛИКОЕ ОМОВЕНИЕ – ОМОВЕНИЕ СВОИМИ СЛЕЗАМИ=

Вот его маленькие Слезки и не спали, прокладывая совсем маленькую росную дорожку на его щечках.. Они рождались где – то там, в совсем Неведомом, далеко – далеко, и появлялись в Лоркиных глазенках Грустными Странниками.
Но всегда – всегда, даже после самой грустной ночи, наступает новое Завтра, которое просыпается ранним утром. И ранним -преранним утром просыпаются наши любимые друзья. А о чем рано – прерано думают друзья? 
Да – да, Умная Ворона в это утро думала о Лорке, своем маленьком Друге, который может приютиться даже под ее вороньим крылышком.
А так, как по ее разумению, - долго думать – себе вредить, то Ворона сразу полетела к Лорке.

Маленький Лорка разметал свои ручонки под крыльями Умной Вороны и, склонив головку на ее серую шею, еще горше заплакал. Его Слезки сочились из самого Сердечка. И со Слезами он и поведал Вороне свою маленькую, сердечную, но для Лорки, – такую Большую Тайну….
Так Ворона узнала большую – пребольшую Лоркину Тайну. Грустную Тайну про Лоркину Любовь…
Конечно, на то и Умная Ворона, чтобы знать на собственном опыте, что бывает, когда приходит Твоя Любовь… Но одно дело - знать про Твою Любовь, и совсем другое, - когда видишь Слезы своего маленького Друга.

=Знаешь, Ворона, наверное, никогда – никогда не вернется моя Ласточк...а=,
всхлипнул Маленький Лорка.
Умная Ворона сразу догадалась, что маленькие ласточки, что появились в Старом Дуршлаге, уже выросли и наступавшею осенью улетали в свою неведомую теплую Землю, или нет, – улетали в неведомое теплое Небо...
Разве нужна ласточкам чья – то Земля..., если их радость в голубом Небе... 
И, вспомнив, как ее учили в школе, продекламировала

– ОДНА ЛАСТОЧКА ПОГОДУ НЕ ДЕЛАЕТ -
Она так полагала,
- ЕСЛИ КТО – ТО УЛЕТЕЛ – ЗНАЧИТ, ОН ТОГО ХОТЕЛ.. 

=Лорка, вот, скажи, - разве можно влюбляться в птицу?=
вопрошала Умная Ворона с видом, так и говорившим несведущим о ее необыкновенных умственных, нет - Умственных способностях…... 
=С птицей можно только дружить. Ты же заешь про птичьи мозги и что у них на уме…= Она – то знала, что на уме у птиц, даже самых любимых, – одно только теплое Небо..
=Конечно,= вслух подумала Ворона, а как же, как не вслух, может думать Умная Ворона. Кто тогда догадается про ее такой необыкновенный талант, если думать молча…

-ЕСЛИ ДУМАТЬ И МОЛЧАТЬ – МОЖНО БЫСТРО ЗАСКУЧАТЬ - 
это утро было просто ее осенением, ее вороньей песней.
= Конечно,= продолжала она думать вслух, = если ласточка найдет волшебное тепло в чьем- то Сердечке, - она может и попытаться в нем, этом волшебном Сердечке, свить гнездышко…..Но ласточка …, всегда остается ласточкой,- только Вечной птицей, чей удел вить гнезда там, где ведомо только ей...=

Вороне очень было жаль Маленького Лорку, особенно горестно было видеть его Слезки, маленькие Жемчужинки, появление которых на Лоркиных
щечках поведало о сакральном расставании в Неведомой Глубине со своей Ракушкой – жемчужницей, - их прародительнице.. 
Разве ведомо кому – то их появление...? Кто способен читать наши Слезы, эти волшебные Иероглифы, коими написана история наших Сердец…
. У ворон, даже очень умных, она никогда не видела Слез. И разве, хоть, одна ворона омывалась своими Слезами…. . . Но птичью натуру никуда не спрячешь - думать вслух написано им на роду., - ум, как должность, - его должно видать ото всюду. 
И Ворона продекламировала вновь

= У ЭТОГО ЛОРКИ – СЕМЬ СЛЕЗ НА НЕДЕЛЕ.=
= То он омывает ими усыпающий Источник, то капают они на проросший Росточек…=
=НЕ СМОТРИ НА МИР СЛЕЗАМИ – ИЗУЧАЙ ЕГО ГЛАЗАМИ=
Ей очень понравилась собственная декламация. Вот уж верно, 
= ТОТ, КТО РАНО ВСТАЕТ, – ЗА ДЕНЬ МНОГО ВЫДАЕТ.=

Ее Воронья мысль – ну, просто, фонтанировала.
Ворона – вороной, но быть Другом – это быть больше, чем просто вороной, хоть и Умной. А быть Другом – это даже и в Паузах между декламированием вороньей сути думать о своем Друге. И она попросила Лорку рассказать про его ласточку…
Когда – то, давным – давно, ее научили, вернее, подсказали ее вороньему Сердцу, что Друг на то и есть, чтобы слушать… И Ворона, пренебрегая всей своей птичье- поющей сущностью, приготовилась слушать. . .А если кто – то слушает, особенно из последних сил пренебрегая своей каркающей сутью, то, значит, кто – то и рассказывает…, рассказывает свое, самое сокровенное.. 
Вы сразу – сразу догадались. Да! Да!...

Когда начинают рассказывать что – то совсем трепетное и самое – самое искреннее, тогда Слезы уже не текут маленькими слезинками, а превращаются в  крохотные бусинки - дождинки, что растекаются по щечкам светлыми Облачками, словно по голубому – преголубому небу…

Ворона, на то она и Умная, часто, летая, размышляла, что может, Облака – это совсем и не Облака, а чьи – то маленькие волшебные Мысли или нежные Слова, произнесенные единожды и никогда уж вновь не повторенные… 
Разве можно кому – то повторить еще раз новое Облачко…
И эти волшебные Облака – Мысли нарисованы необыкновенным чудом на лазоревом Небе, буд-то на волшебном листочке..

=Слушай, Лорка, так, может, Великое Омовение – это чьи- то волшебные Слова, что приходят к нам нашими Слезами?...=

Она так прониклась Лоркиным горем, что произнесла –= нашими Слезами,= но вы, ведь, знаете – разве могут быть слезы у ворон, даже очень умных…

= Расскажи, Лорка, про с в о ю ласточку…=

=- Она…..,она…., они…..,…...осень…., она…,.теплые края..=…

Маленький Лорка, всхлипывая, пытался рассказать про свое маленькое , крохотное , совсем нежное – пренежное Чувство, но, Вы , ведь, понимаете, как маленький может рассказать о Великом…..
И тогда он повел Ворону к Мудрой Книге…
Как часто, когда совсем – совсем нет слов, к нам приходит Великое Откровение, что записано на скрижалях вечной мудрости. И как удивительно, что это Откровение рождается нашими Слезами, буд-то Кто – то Великий и Неведомый раскрывает нам Суть нашу через Нечто, что не произносится и не говорится, а только чувствуется и слезно искрится…

И тогда, вдруг, оказывается, что каждая Слезинка - это неисчерпаемое сокровище, что рождается где – то в совершенно другом измерении, кристаллизуется Великим Знанием и Небесным Откровением, и, проявляясь волшебной росою, рождает в нас новое Осмысление, точно так же, как и росинка прораждает среди грустной ночи зарю нового дня..

 
Что такое - Друг ?..
Друг – это и молчаливое согласие, и сердечное понимание того, о чем не скажешь…, что непроизносимо по своей Сути, по Глубине своей...
И Лорка знал, что Мудрая Книга, его истинный и молчаливый Друг, расскажет Вороне про все его, Лоркино, самое сокровенное…
Ворона, увидев старую приятельницу, - Мудрую Книгу, приветственно взмахнула крыльями, и Книга радостно улыбнулась, раскрыв под взмахом вороньих крыльев свои объятья на странице 311. 
Маленький Лорка улыбнулся, впервые со вчерашнего, и позавчерашнего, и четвертого дня. Ведь, он знал, что Молчаливый – всегда –всегда и самый Наполненный, и что его Мудрая Книга приготовила самый нежный и волшебный ответ на все его чаяния и вопросы., и на ее страницах он прочтет то, что не
смог сам открыть Вороне…

Раскрыть то, чем он был наполнен все это время, и что грустной тяжестью сжимало его крохотное Сердечко. 
Он уже немножко научился читать с помощью Умной Вороны, и, читая, всегда удивлялся, что Ворона видит только строчки… и совсем-совсем не догадывается, что есть Слова и Мысли, что рождаются Откровением нашего Сердца и пишутся, как и читаются, - меж строк.
Он совсем еще маленький и не догадывался, что читать и писать меж строк может лишь Тот, кто Очарован, кто уже воспарил над Землею и крылами своей Души уже Вознесен в великое голубое безмолвие…..

 

Но Маленький Лорка уже подрос и ему очень часто кажется, что строчки и подстрочье – это некий Звук, что рождается в Великом Откровении. И между строк всегда есть Нечто большее, меж строк есть Великая Тайна, Великая Пауза…. Она и открывает Суть свою, свои Жемчуга лишь Посвященным…
И он, совсем маленький, но разве в Любви не возрастают,- почувствовал Нечто, что прилетело из вне. Почувствовал, что Междустрочье – эта и есть Великая Пауза, что открывается только Влюбленным…
Только в это мгновение Лорка ощутил, что с чистой Слезою приходит и Великое Откровение, Великое Понимание того, что лишь очистив всего себя, омыв все то, что взгрустнулось, можно прочитать неведомые строки , что прописаны Любовью на скрижалях его совсем крохотного Сердечка…

…ЛИШЬ ОМОВЕНИЕ СЛЕЗОЮ ДАЕТ ПРОЧТЕНИЕ НАШЕГО СЕРДЦА… 

Он, Маленький Лорка, задумался лишь на мгновение, совсем чуть – чуть, только маленькую капельку своего огромного Времени, которое для маленького всегда больше, чем для взрослого, но Умная Ворона, совсем не догадываясь о великом Междустрочье, расстроилась. Ей показалось, что Маленький Лорка так толком читать и не выучился…

И, вдруг, сверкнули на его, Лоркиных щечках, крохотные слезинки, залучились мириадами солнышек, и Ворона устами читающего Лорки услышала

 

Великое волшебное Откровение Мудрой Книги.

“Конечно, - я тебя выдумал.., выдумал так, как и самого себя.
Но это - и самое прельстительное…Не будь тебя – не было бы и придумывания меня, ведь, только отражаясь в тебе, я осознавал самого себя.
Я просыпаюсь и пребываю в радости с тобой, расставаясь только на самое маленькое мгновение и только вечером, или глубоко ночью, когда замирает листва и просыпаются звезды, молчаливые собеседники наших чаяний и тревог.
Я с тобой..., в мыслях, как наяву,… даже мысленное прикосновение к тебе окрашивает мой день, превращая его в яркую палитру неведомого художника, и эти мысли, тончайшие отображения небесного Откровения, - звучат в унисон моим Чувствам.. 
Разве имеет смысл искать Источник твоего Чувства по отношению ко мне.. 
Кто способен испить из чужого Источника?… Каждый черпает лишь своим ковшом и только из своего Источника…
Ты - другая Звезда.. Единственная и неповторимая… Ты так же загораешься в Великом Неизведанном, как и они, и Свет твой так же пронизывает Великие Пространства,  – чьи–то Сердца и Души…

А что, если наше Небо – это чье – то Сердце?.... Оно, Небо, бывает радостное и грустное, чарующее и пугающее, притягивающее и завораживающее…
И лучи, пронизывающие Его, Великое Сердце, и освещающие наши дни, – это, возможно, волшебные стрелы, несущие

 

ВЕЛИКУЮ ЛЮБОВЬ ИЗ НЕВЕДОМОГО….

Нет, наверное, наше Солнце – это только одинокий лучик одинокого любящего Сердечка, Сердечка, бесконечного в своем величии…Одинокий лучик Великого Божества, пронизываемого Его ЛЮБОВЬЮ. 
Что самое трогательное в тебе – уголки твоих губ…
Никому не дано обернуть глаза свои вовнутрь, увидеть самого себя своими же глазами…


... далее  
http://feano.yorik.su/ezop/11326.html
 
ТанецДата: Пятница, 2019-03-22, 11:19 AM | Сообщение # 36
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
ВОЛКОВЫ АиН

Мастера  проекта  Галактический Ковчег  -
Мастерская - Средиземье - Твоя Земля!





Адрес - vozr2001@mail.ru

Авторская страница



Исцеляющий Свет

Звездное небо - солнца Покров
Ты соткан из света; каков твой узор?
Созвездья твои - образ Один,
Он разный для всех, но как Солнце - Един.

Солнце-светило, я вижу тебя
Как ты проростаешь из неба в себя
Системно и целостно ты предстаешь
И мысль нам об этом теперь отдаешь.

***


СВЕТ как Воздух

На опушке у дороги подорожник проживал
Многих путников он взором, чуть вздыхая, провожал;
Ждал, что явиться на зорьке, будто в сказке, молодец
Снимет тяжесть онеменья и безмолвья, наконец!
И однажды появился, ниоткуда вдруг возник
Старец божий одуванчик он поднял дорожный лист
Пыль протер, и...лик явился вдруг у дивного листа,
Подорожник удивился, видя в нем богатыря!
"Как же ты сумел ладонью проявить во мне Узор
Он не виден был до ныне или знаешь разговор,
Что веду я с вещим лесом, незаметный для других"
Отвечает старец: – Знаю! - Сразу ветер вдруг затих,
А в руках у старца воздух начал как-бы оживать
Он внутри себя собрался, стал сгущаться, проявлять
Окоемочку листа...
" Что за чудо у тебя?"

- Лист с алмазною каймою! Ты в него теперь смотри.-

"Вижу в нем я чью-то воду, даже знаю чья! А ты?"

-Странно, я пришел с ответом ПОКАЗАТЬ как дышишь ты
Мне же здесь ты открываешь воды чистые свои!
Я принес тебе Орнамент, вот смотри он пред тобой,
Видишь на листе узоры это воздух-золотой!
Он сложился для дыханья только твоего листа
Где же ты увидел воду? Отвечает лист тогда:

"В той мозаике узора, что ты предо мной явил
Я узрел ОДНУ поверхность, а ее ты пропустил,
А она и есмъ роса, плоскость! Видел ли когда
Свет как воздух, то Вода! Я и пью ее с утра
Пью росу небес на вдохе, а на выдохе расту!
Ой!Спасибо свет мой старче,оживил ты Речь мою!"


ЭКОЛОГИЯ   ДУШИ
или как обрести жизненную силу..!

Часть 1    ПРЕДМЕТНОЕ ЧТЕНИЕ

1.1.Предметное чтение   - это ЧТЕНИЕ  предметного письма.
Читает предметное письмо предметный Взор(Око), как "наблюдатель".
Письмом является само-движение тела.
Предмет обладает Самодвижением

1.2. Речью предмета , которая записывается этим движением,
является  то, как слышит себя предмет.
Предмет слышит себя в форме ощущений внутренних состояний своего тела и
называется  предметный СЛУХ.

1.3. Самодвижение есть полагание Одновременности предметного Взора и
предметного Слуха.
Поток  - это и есть "двуединость(одновременность)"
Взора и Слуха.
Только, соблюдая состояние Потока, учитель способен инициировать
Ученика.


И  далее https://u.to/DU6HDA
 
ТанецДата: Понедельник, 2019-03-25, 9:03 AM | Сообщение # 37
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
ЛЮДМИЛА  СОЛМА

Мастер  проекта  "Галактический Ковчег"


 
Авторская страница
Взрослым и детям 
Ветка багульника Музыкальная презентация

Проза

Адрес - solma-56@mail.ru

В бархате южного неба
     Светит большая звезда-
          Манит туда, где я не был,
               О чем лишь мечтал иногда.
Черное море ворчливо
      Шепчет о море другом;
            Берег пустынный тоскливо
                    Песню поет мне о нем.
Вижу Карибское море-
      Пальмы, кораллов песок;
            Нет там печали и горя-
                  Райского счастья глоток.
В бархате южного неба,
      В звездах чужих поясов
            Счастье гуляет, как небыль-
                     Феей из сказочных снов…
06.06.2005г.
 

ЧУДО  ЖИЗНИ

Непричесанный ежик на ладошке лежит-
Он доверчиво смотрит - никуда не бежит.
Ты его не обидишь, лишь погладишь слегка,
И отпустишь дорогой той, что в травах мягка.

Наш колючий комочек в лес покатит клубком
И с ежихою мамой вновь придёт к нам потом.

Пусть ничто не тревожит их забот в том лесу-
Люди, милые люди, сберегите красу,
Что дарует природа нам во все времена
Чудом жизни... И сказкой вас одарит она.
 

из цикла ФИЛОСОФСКИЕ РУБАЙКИ ОТ НЕЗНАЙКИ

(под впечатлением от рубаи Омара Хайяма)

* * *
Сказал однажды нам Хайям:
В познание стихи отдам-
За рубайят вином возьму
И Истине хвалой воздам!


* * *
Что Истина в вине- на дне,
Сказал Хайям однажды мне;
Но, тут же рубайят сложил,
Чтоб ум вином я не пропил.


 

* * *
Вдувая в тело дух и веру сразу-
Бог проявил свой гений без сомненья,
Ведь в нас к тому же Он вдохнул и разум-
Чтоб истин не теряли в размышленьях.
02.06.2006г.
 

Неправедный  суд.   Отрывок из Поэмы о Любви


Как на дыбу всем миром окрест,
Да глумясь над нею безверием,
Поднимали Любовь на крест-
А она твердила лишь: «Верю я.»

И избита была, и нага-
Всяк поспешно бросал в неё камень;
Даже те, кому дорога-
Сухостой подложили бы в пламень.

Разжигая вселенский костер
И нещадно её терзая,
Здесь юродствовал прокурор...
А Любовь шла по углям босая.............
23.07.2006г. (отрывок из «Поэмы о Любви»)
 

 

Старое кресло в ветках сирени...
(Этюд в сиреневых тонах)

~~~

Мне 47. Сижу на кирпичных ступеньках, уложенных веером – излюбленном месте дачного созерцания. Суетный день замирает в увядающем свете солнца... 

Мне 47... Возраст благородно-шаловливых и теплых воспоминаний в пору юной зрелости новоиспеченных бабушек. 

Курю Vogue с ментолом...

Сквозь зелень старых, но ещё сильных яблонь – сиреневая дымка. Это последний трогательно-нежный посыл, не менее одряхлевшей, чем яблони нашего сада, сирени – сиротливо оттесненной, новыми постройками, к забору. 

Сирень... Память струится лёгким сигаретным дымком, унося в далёкую юность...

Мне 17. Ему 16... И море сирени в старом бабушкином кресле...

На мой удивлённый взгляд, бабушка смеясь говорит: «Он, наверное, обломал всю сирень в округе. Ждал тебя очень долго – почти целый день. О чём только мы не пререговорили... Всё о тебе, да о тебе расспрашивал. Не одну чашку чая выпили... Да, только он так и не дождавшись тебя, ушёл.»

Память не сохранила ни лица, ни имени этого Ромео... Только старое наше кресло - в буйном цвете сирени... 

~~~ 

Старое кресло в ветках сирени,
Дымкой волшебной укутано ты...
Что вспоминаешь под дряхлость видений-
Тризны любви иль рожденье мечты?..
~
Ты не осудишь, хоть многое знаешь,
Вечный хранитель сомнений и слёз-
То ли скрипишь, то ли тихо вздыхаешь
И рассыхаешься в древности грёз...
~
Знаешь ты счастье любовной истомы,
Помнишь и страстность поэзии строк-
Юность в порывах беспечно ведомых
И ностальгии усталой исток...

 

 

БАБУШКИНА ЗВЕЗДА

В каждой семье есть свои добрые семейные истории. И у нас, их тоже не мало. Вот одна из них:
Когда-то давным-давно моя будущая бабушка каждый вечер выходила на крыльцо своего дома и смотрела на синие звёзды; она очень хотела сыночка с голубыми, как сами звёзды, глазами. Так и вышло. Родился мальчик с голубыми глазками, как звезды на небе. У бабушки тоже были необыкновенно добрые, потрясающего голубого цвета лучистые глаза. Прошли годы…
Мой папа рано ушел из жизни - в сорок шесть лет. Ровно через месяц родилась моя первая дочь, а спустя три года – вторая. Любовь к внучкам сына поселилась в сердце прабабушки и она щедро делилась ею с девочками за двоих, пережив его только на восемь лет. Так вышло, что сразу после её смерти, мы переехали в новый дом - получили квартиру на этаже, что ближе к небу. Горе было ещё свежо и потому одиночную, крупную звезду, глядящую в окно детской комнаты, наши дочери назвали «Бабушкиной звездой». В память доброй и любимой голубоглазой прабабушки. 
С тех пор эта звезда даже в непогоду заглядывает к нам в окно, вызывая тёплые и нежные воспоминания. 
Дочери выросли и разъехались. Но, свет «Бабушкиной звезды» так и остался для нас доброй семейной легендой:
Моя звезда глядит в окно
И синий яркий свет
Мне шлёт привет от тех, кого давно-
Давным уж нет.
Отца и бабушки глаза
В моё окно глядят
И льётся с неба, как слеза,
Их добрый, чистый взгляд.
Красивая сказка - семейная история о любви и верности, придуманная однажды двумя маленькими девочками, живёт до сих пор в наших сердцах. Я пишу эти строки в когда-то бывшей детской комнате. За окном сгущаются сумерки, и я знаю, что вот сейчас я оторвусь от своих записей, подниму голову и вновь увижу «Бабушкину звезду». Так и есть – она снова, как и много лет подряд, заглядывает в моё окно… 
07.05.2005Г.


ВСПОМНИТЬ, ОСМЫСЛИТЬ, ПОМЕЧТАТЬ

Что для меня лично означают слова – вспомнить, осмыслить, помечтать? Только то, что мне не удаётся забыть своё прошлое ни плохое, ни хорошее, ведь я и сама не хочу этого – это моя жизнь и я «тащу за собой» в настоящее «багаж» моей памяти. Моё настоящее – это я сама, мои родные и близкие, наши друзья – прошлое и настоящее тесно связано и переплетено одно с другим. И, конечно же я не могу удержаться от соблазна помечтать о своём будущем – о нашем будущем. Людям это так свойственно – мечтать и строить планы на дальнейшую жизнь. Ну, хотя бы, к примеру,… кем станет мой маленький внук, когда подрастёт? Ведь это зависит от того, какое мы все построим для него настоящее, и будут ли тогда у него хорошие воспоминания о прошлом… 
26.04.2005г.


 

 

ЛЕСНЫЕ ГОСТИ. Из цикла ДАЧНЫЕ ИСТОРИИ 

Маленький ёжик, размером чуть меньше ладони, был храбрый, любопытный и настойчиво упрямый, как любой малыш, независимо от того, сколько у него лапок и есть ли колючки…

В то лето я частенько оставалась одна с понедельника до пятницы и в ожидании выходных, когда съезжалась ко мне вся большая и шумная семья, потихоньку занималась садом и огородом. В один из таких будних дней, взяв заранее приготовленную корзинку с рассадой, я направилась в сад. По следам на дорожке, сразу же догадалась – какой гость пожаловал к нам в сад и где он поселился. Это была старая летняя кухня с проёмом в невысоком фундаменте.
Я отставила в сторонку корзину с рассадой, которую собиралась сажать в то утро, и терпеливо стала поджидать выхода незваного гостя. Наконец, в темноте отверстия кто-то зашевелился, посыпались мелкие камешки, и я увидела малыша, выкатившегося на коротеньких лапках прямо на траву. Я не столько удивилась, сколько обрадовалась этому лесному чуду. Следом за ним опасливо выглянула мамаша-ежиха. Она и сама-то была не так велика, вдвое больше его самого. Ежиха тут же скрылась в листве, которая в то лето буйно заполонила весь сад.
Маленький ёжик, размером чуть меньше ладони, был храбрый, любопытный и настойчиво упрямый, как любой малыш- независимо от того, сколько у него лапок и есть ли колючки. Он бегал по дорожкам, и казалось, всё обнюхивал, рассматривал и радовался свободе. Наконец, ежиха пересилила свои страхи и медленно вышла из своего укрытия. Она с опаской вышла на открытую незнакомую тропинку. Я стояла, как завороженная в стороне, и боялась вспугнуть эту милую семейку. Ежиха подобралась к малышу и попыталась оттеснить его в сторону домика. Но, не тут-то было. Маленькому ёжику очень хотелось побегать. День был теплый и солнечный, а вокруг - столько нового и соблазнительно таинственного.
И всё-таки строгая мать увлекла малыша за собой, и оба вновь исчезли под домом.

И тут я сделала непоправимую ошибку - поддавшись настроению восторга и умиления увиденным, я пошла в дом и вернулась с блюдцем молока и кусочками сыра. Поставив угощение прямо на дорожке - чуть в стороне от проёма в фундаменте, откуда и появлялись лесные гости, я взобралась на огромный валун, оставшийся от когда-то старой разобранной альпийской горки. Вскоре из того же отверстия вынырнул шустрый ежонок, он храбро подкатился к блюдцу – обнюхал его со всех сторон и малюсеньким язычком попробовал вкусное деревенское молоко, полакомился пахучим сыром и помчался к матери.
Через мгновенье появилась и сама ежиха. Она боязливо подобралась к заветному блюдцу, долго не решалась попробовать. Но, осмелев и не торопясь, даже несколько степенно откушала и то, и другое лакомство. Затем, как бы опомнившись – «пора и честь знать» - стала оттеснять ежонка к безопасному проёму в фундаменте. Видно было, как малышу не хотелось уходить – он отбегал к блюдцу, пытался бежать по дорожке в глубину сада. Но, мать-ежиха, в какой-то момент, потеряв терпение, схватила его зубками за лапку и волоком потащила упрямца назад. Он вырвался и откатился обратно. Тогда, уже окончательно выведенная из себя таким непростительным непослушанием (как мне показалось со своего камня - где я стояла затаив дыхание и боясь пошевелиться, чтобы не вспугнуть ежей) мамаша схватила ежонка зубами там, где предположительно могла быть шея колючего малыша и втащила его в темноту убежища - точно так, как это сделала бы кошка или собака.
Я постояла ещё немного в радостно-восторженном оцепенении на своем постаменте, и тихонько спустившись, ушла в дом. За делами и хлопотами, я на время забыла о них. Так и прошел день. Только рано утром спохватившись о рассаде, я вспомнила и о моих лесных пришельцах. 
На том же месте стояло нетронутое блюдце с молоком и подсохшие кусочки сыра. Ежей не было. Они ушли и скорее всего ночью, когда никто их не видел; хотя, им было здесь более безопасно, чем в другом месте. Но такое неосторожное вмешательство человека, нарушило их покой и гармонию жизни. Моё позднее раскаяние не давало мне покоя весь день, я всё надеялась, что мои лесные гости вернутся, но тщетно. В памяти осталась, как живая, картина случайно увиденная мной, и добрые чувства к заботливой ежихе и её любопытному, храброму малышу. Я мысленно желала этой замечательной семейке спокойного уединения и благополучия. 
Часто вспоминая эту историю, я думаю об одном и том же -- так ли уж необходимо было вмешиваться в стройную жизнь живой природы, пусть даже с такими добрыми намерениями и о том, что за этим последовало. Интересно, где и как живет этот шустрый и любознательный ёжик, и что сталось с его заботливой мамой- ежихой. 
Июль 2004г.
 

Страничка  в сотворчестве Мастеров Галактического Ковчега.

Тема Форума - У природы нет плохой погоды

 

 
ТанецДата: Среда, 2019-03-27, 2:03 PM | Сообщение # 38
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline

Сюр Гном
Адрес


Авторская страница - Проза    
Стихи.Р

Музыкальная композиция



ЛикиI.
У М Н Ы Й   С В Е Т 


]Он любил форму грома и разрез его глаз отдавался зелёным во мне всякий раз... Иногда, над городом, в преломленьи линий, он казался облаком... синий... А бывало, на опушке, утром пряным, закричит кукушкой, странный... Притворялся ягодой, притворялся зверем, даже чистой радугой! , будто я поверю! Будто не замечу, как весною звонкой стебельком проклюнет, тонкий...
А вчера на пристани, где толпятся лодки, рыбаком прикинулся, ловкий! Накричал, что шляюсь, что пугаю рыбу... Я едва сдержался, да не подал виду: пусть себе играет, коль ему приятн , сам собой и с миром... в прятки.

***
Но сейчас – лето.
Фарфоровые колокольчики разбитого времени в старом порту. Пусто. Тишь. Пыль нежаркого лета стоит солнечными столбами. Они перемещаются неслышно, все в себе, и свет в них, скорее, туманит, чем освещает...
"Солнечные столбы ходят в комнатных тапочках, - думаю я лениво, -  вот тихо так почему."
Время конечно же, не разбито. Фарфоровые колокольчики его просто высыпались из прохудившихся сетей и с чуть угадываемым звоном разбрелись шариками по тут и сям. Что-то в них иногда перекатывается так, еле...
Оно, время, свернулось калачиком кудлатого пса в носу рассохшейся лодки. Столп света как раз добрался до него и, поколебавшись, застыл: разве можно двигаться,когда время спит?
Застыл и ветерок, что и до этого был чуть слышим... И всё же, у мира – свои хитрости на то, как обойти время. Здесь, в старом порту, всё так пропиталось солью, что она уже давно переросла себя и стала частью всего, всему – частью. Воздух, напоенный йодом и морем до крайней невозможности вместить, изливался во вне запахом, нет, духом соли и мяты и подводной зелени. Он полощется в пыльной синеве солнца, без ветерка, без намёка на сдвиг: вещь в себе. Дух моря витает меж мачт и снастей, где скрипнет доской обшивки, где звякнет реллингом, где приглушённо хлопнет парусиной...
Кудлатый пёс времени при каждом таком словно-звуке прядает ушами, отгоняя несуществующих мошек внешнего, нарушающих его дрёму.
Столп света, застывший на псе, ловит любое того движение, улучает момент и сдвигается на ещё чуть.
Я гляжу на это безбрежное лето и знаю, что конца ему нет.Никогда времени не достичь того его берега , как бегуну не догнать черепаху.
Осторожно, не поворачивая головы, я перевожу взгляд на причал. Я научился у столпа света перемещаться не двигаясь. Я строю модель, при которой я - там. Я лежу на досках причала и гляжу в воду. Одна моя рука свешивается к ней. Это хорошо. Даже чуть-чуть более хорошо, чем сейчас.
Но для того, чтобы попасть в то "хорошо" мне нужно, как минимум, встать. И сделать шаг.

II.

М Е Т А М О Р Ф О З Ы 

Я лежу на досках причала и гляжу в воду. Одна рука моя свешивается к ней. Это хорошо. Доски причала гладкие ласковой старостью. Они настолько иссолены до светло-белого, что кажется: я лежу на самом духе моря.
Один из столбов света уткнулся точнёхонько в воду передо мной, видно, впечатляется о чём-то с таким же, как он столбом самого причала: оба они – суть то же: различные проявления соли и моря, воздуха и воды...
Пылинки из солнечного столба, кружа в неспешном танце, достигают воды. Там они разделяются: некоторые решают поселиться на поверхности и становятся блёстками света. Радужные, они переливаются всякий раз, когда море, точнее, окаёмка его бороды, отзывается чуть заметной рябью на вздох Его, там,в глубине.
Другие, те что посмелее, погружаются в воду. Они становятся бликами солнца, зайчиками. Играют в чистой бирюзе. Старые мои знакомцы, я давно изучил их язык и, наблюдая за ними, насчитал по-крайней мере,восемь игральных видов. Я уже подумывал: не избрать ли мне одного или несколько из них, как "своих" и не стать ли "болеть" , как вдруг обнаружил третий тип солнечных пылинок.
Эти были настоящими исследователями и романтиками. Попав в водный мир, они напрочь в него влюбились , глубины манили их неизбывно и чем глубже – тем предопределённей...
"Да они втрескались в него по уши!" – восклицаю я в мыслях, и ещё я успеваю уловить, как самые восприимчивые из них, действительно, отрастили ушки, дабы подчеркнуть крайние пределы своей влюблённости.
Они погружались всё глубже, пока не достигли мягкого дна. По дну, - песчаному и волнистому, - бегали солнечные блики, точнее, их отраженья: Обитатели дна смотрели трёхмерное кино: передавали игры солнечных зайчиков.
Те же из них, которые выбрали пограничный мир водной поверхности и стали солнечными блёстками, слали свои проэкции вглубь и, странно изломанные, они достигали придонных слоёв, являя то ли "снежные" помехи на экране, то ли искристый фон.
Так романтики-глубоководники, погрузившись донельзя в объятья стихии, поддерживали связь с побратимами смежных слоёв и язык световых посланий обогощал их красотой и смыслом. "Самые храбрые –  самые везучие, - подумал я, - потому, что "удача – награда за смелость!".
Эта мысль, наверное, отвлекла меня на миг, но и того было довольно: я упустил момент, когда влюблённые претерпели метаморфозу: некоторые из них превратились в самые настоящие придонные песчинки, полностью неотличимые от мириадов себе подобных... Другие стали морскими камушками: синеватые, розовые и янтарные, тёмно-красные и буро-зелёные, - они распестрили песчаную гладь сложным узором, несущим потаённый, ускользающий от меня смысл, но одно было ясно сразу: да, так – правильно, именно так и должно быть.
Думаю, в следующую долю того, упущенного мига, третьи из них, безошибочно ощутив недостающее, распустились водорослями, пустили стебельки, покрылись бахромкой, затрепетали иглистыми листочками, заколосились шишечками...Придонный мир рассветился сложностью, утончённая гармония целого только подчёркивала в нём красоту и законченность каждой его частицы.
Этот мир стал хорош.
Хорош настолько, чтобы четвёртые, в следующий неуловимый милли-миг обернулись живностью: этот – рачком-светлячком, без домика, но с усом, тот – звёздочкой – не то растение, не то – зверь, но всё – красота и жизнь; эти, вот – колонией каких-то едва различимых малявок, занятых чем-то важным необычайно, а вот те –  мальками кого-то, кому очень хочется быть...
Я знал, что будет дальше, и когда в столп пыльного света вплыла по-настоящему большая рыба ("морской окунь", - тут же определил я ), - ничуть не удивился: развитие от простого к сложному по пути умножения красоты – истина непреложная.
"Ая-ая-яя", - вызванивали солнечные зайчики на серебристо-бронзовой чешуе окуня.
"Жая – жжая – оссы" – шебуршил рачок по песчинкам.
"Осто-ути,осто-ути" – свистели малята в пещерку из камня и пышная поросль чего-то ёжикообразного, чьи корни брали начало в пещерке, качались в тон свиристели. И вода колебалась в такт и несла дальше, оповещая и впитывая иные такты...
"Гармония", - тихонько прошептал я в щёлку дощатого настила.
"...ония", - ответил мне окунь, - ония"...
Пёс времени, дремлющий в рассохшейся лодке, никак на это не отреагировал...

III.

З Е Р К А Л О 

"Как я выгляжу сверху?, - подумал я, глядя вниз, - как видит меня чайка, чья тень скользит по воде? А сокол ?Как видит меня сокол и что нового может он сообщить из своего виденья чайке из того, что не видит она сама? В чём заключается моя роль во всеобщей гармонии? Просто лежать, занимая правильное, единственно возможное место на досках старого причала, лежать и созерцать подводное? Воспринимать и осмысливать? Или ещё и что-то при этом делать? А что? Куда, в каком направлении делать?". "В направлении умножения гармонии", - ответил тут же самому себе." Ну хорошо, по пути умножения. Но как именно? Ведь я – средоточье возможностей, соцветье свобод и выборов, трепетанье сфер. Я – сонмище дорог, лучащихся в расстоянья пространства и времени... пространств и времён"...
Прилив же, тем временем, дал о себе знать.Подкравшись безмятежно, так, как только и умеют приливы, черпая силы в безвременьи глубин, он вызволял оборки суши из плена сухости и пыли.
В мою опущенную к воде руку плеснуло.Я зачерпнул прилив. Он был тёплый и пряный и нежный. Я ополоснул им лицо.
"Душистая глубь", - определил я то, что почувствовал.
Да,глубь была душиста. Настоенная на солнечном свете, она бродила простором, наливалась силой, полнилась жизнью. Я опустил руку в прилив. Он объял её, преобразил.
Рука преломилась в кости и та, водная её часть, стала больше, выпуклее и в то же время – легче, обтекаемей, воздушней.
"Вот ведь, какая штука, подумал я, - моя рука – воздушная в воде и тяжко-весная на воздухе !". И ещё понял я: поверхность воды – зеркало. Зеркало, за которое можно проникнуть.
Если по эту сторону зеркала – настоящее, значит потусторонье его – другое. Но что? Прошлое или грядущее? А может, лишь одно из возможных, бесчисленных его вариантов? Как это узнать? И от чего это зависит? От ряби на поверхности? От глубинных течений? От места и времени? От спелой луны и ущербного солнца? Цветения водорослей?Тумана в душе? Ведь я – часть гармонии...
"Давай-ка заглянем, - сказал я себе, - заглянем и увидим..."

IV.

Б И Р Ю З А 

Я глядел в бирюзу. Сперва взгляд мой автоматически отслеживал движенья: следил за игрой мальков, за колыханьем морской травы, за тем, как песчинки играли в жмурки с солнечными зайчиками... Но по мере неотрывности вгляживанья, бирюза просачивалась в меня сквозь сероватую синь глаз ,заполоняла меня своим естеством... Я познавал бирюзу, растворялся в ней, нисколько не теряя себя, наоборот, обретая себя-большего, себя-настоящего, изначального. Бирюза струила меня в себе и... фильтровала, отсеивая всё лишнее, чуждое, наносное.
"Бирюза – золотоискатель, - понял я, - Золотоискатель духа."
Мой взгляд потерял фокусировку, он уже не откликался на мельтешенье физических объектов. На том уровне, куда он проник сейчас, все они потеряли значение: мишура, суета сует... Дальше, дальше...
Я потерял ощущение собственного тела, веса, чувство верха и низа. Я падал ввысь, всё глубже в опрокинутое поднебесье бирюзы... Мощное течение – струя насыщенной бирюзы – вобрало меня, как ручеёк и понесло.
Я вжился в него, тут же обретя целый спектр новых ощущений: в какой-то части меня было сладко и жарко от особенно сильной концентрации солей йода и натрия; в другом – ясно ощущалась некая трепетная кислинка: там кусты-дикобразы пускали споры... Я всем телом воспринимал запахи и вкусы, глубокие перекатывания звуков и песни придонных волн.
Вы знали, что волны поют? Да, каждая несёт свою гамму. Чем волна мощнее (старше), тем глубже и богаче гамма. При столкновении волн рождаются аккорды, при всплесках – синкопы. Когда бурные волны идут одна за другой, как на приступ, в них можно различить такты походного марша, бравурные и бесстрашные. В плеске южных морей – серенады и дрёму и негу. В белом злате полнолунья – апоссионаты. В неистовстве шторма – борьбу добра со злом, гармонии с хаосом, лада – с какафонией... Есть волны-мятежники и волны-законодатели,волны-поэты-мечтатели, оторванные от ближайшего окружения и волны-мыслители, погружённые в самих себя..., есть волны-блюстители порядка и волны-подхалимы, волны-спасатели и волны-мстители, королевские волны поистине голубых кровей и волны-служки... И у каждой – своя песня.
Волна может быть весёлой или печальной, апатичной иль полной сил и энергии, - не в том суть. Главное, что б волна сумела правильно исполнить свой долг: за отпущенный ей срок суметь влиться во всеобщий лад – будь то мятежом, геройством, самопожертвованием или простой тихой лаской, - влиться в него и преумножить... Спеть свою песню...
Я понял всё это плы-паря бирюзой.
" Какой же невероятной интуицией, каким чутьём нужно обладать, чтобы так безошибочно вписываться в гармонию целого! – мысленно воскликнул я, - Что это: непогрешимый врождённый инстинкт? идеальное чувство "слуха" – способность сродства с Космосом, умение улавливать узор и столь же искуссно в него вплетаться? быть может, гениальная интуиция? а что, если это – плод опыта, таланта, мудрости... Что, если мудрость эта растёт с возрастом, с богатством и глубиной переживаний? Ведь то, что волны обладают индивидуальной природой – вещь очевидная. А если не только природой, но и сознанием? Душой?! Что, если у каждой из них есть свой ангел-хранитель, наставник-в-духе, поводырь в Океане? Иль, может, дирижёр, творящий и направлющий эту безбрежную симфонию сфер, устремляя её к звёздам...
Я не знал. Растворясь в бирюзе, я всё же, не перестал быть самим собою, положив, тем самым, предел своему восприятию.
Но бирюза продолжала парить меня в себе, унося на всё новые уровни. И вот уже не воспринимаю я ни отдельности волн, ни перепадов теплоты и солёности, пряности и неги, тревоги, восторга, блаженства...всё позади.

V.

П А М Я Т Ь О Б У Д У Щ Е М  - на Сказках мудрецов
http://feano.yorik.su/ezop/21135.html
 
MгновениЯДата: Пятница, 2019-03-29, 1:15 PM | Сообщение # 39
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 15921
Статус: Offline

Inga Ruzha


- стихи




Проза

Так и захлопнется Вечности старый альбом...

Ты исчезаешь каплями дикого мёда.
В летних зрачках снова прячется зноя ночлег.
Тихо качается маятник: время – не время…
Падает радужной вспышкой приснившийся снег.
Дождь размешает ладонями эти раскраски.
Времени чистая гладь станет белым листом.
Снова на нем запестреют любимые сказки.
Так и захлопнется Вечности старый альбом. 

 Ф А Т У М

Я хотел бы подарить тебе счастье
То, которое никто не оспорит.
Только сердце часто рвётся на части.
Так как видимо я создан для горя.

А РОЗЕНБАУМ.
« На плантациях любви.»

Да, да…Я помню этот бал.
На нём нам Фатум наливал
Своих садов златые вина.
/Он всех тогда околдовал./

Швыряя рифмы так и этак,
Целуя строки как кокеток
Любви тончайшую вуаль…
Он как Амур был очень меток.

Он был несносно зол и мил.
Он с нами рифмой говорил,
Лия елей на струны арфы.
/Вот он меня и одарил…/

Я помню, помню этот пир

Какие Гении сидели
Со мной за Фатума столом!
Сейчас ряды их поредели.
Стоит пустынным древний Дом.
Там был один великий странник
С летящей мыслею орла.
Печатью Фатума – избранник-
С петлёй на шее Сатана.
Петля божественной струною
Спадала с песнею на грудь,
Кусая, жаля, отравляя…
Он не желал её стряхнуть.
Две бездны в огненных глазницах
Смотрели горестным стихом.
Что Думы? - Яркие блудницы-
Вы не прельщаетесь Грехом?
Он стал вам скучен зла эпитет?
Какая Правда гложет Ум?
Так что же Фатумом убито?
Зачем огонь Войны задул?

Ему я чашу отдавала…
Какое мраморное Дно
В нём Лета * тихо омывала!
Каким морозом жгло оно!

Он вместе с чашей пальцы тронул.
И взглядом в душу окунул.
Какое траурное лоно!
Какой печально мягкий гул!
Петля невидимой струёю
Коснулась сердца тишины.
И Фатум сильною рукою
Соединил вдруг две Мечты.
Железный взор опять очнулся.
Поплыл расплавленный свинец.
И кокон Духа развернулся.
Вот так Начало? Иль Конец?
Фатальный пир и стал фатальным
Для двух казнённых. Две Судьбы
Сидели на пиру венчальном,
Дивясь фантазиям Судьи.**

И снова снежная равнина
Вдруг засверкала красным льдом.
После Венчания Могила
Нас разлучит своим клыком?!

Он снял с себя венец терновый
И, вырвав острый, длинный шип,
Со взором любяще суровым
Стихом вонзил его в мой щит.
Он снял фату с волос невесты.
Свой поцелуй запечатлел.
И принц как Вечность древней Бездны
В могилу первым полетел.

Он знал заранее наш Жребий.
Он показал за чашей Дно
Всех вечных Каторги мучений.
Шипами выстлано оно.

Я помню, помню этот бал.
Коварный Фатум наливал
Своё вино в златую чашу.
Он в ней нам Судьбы раздавал.
Но с ядом подал только нашу.

29 июля 1997.

*Лета – река забвения в подземном царстве. Души умерших, отведав воду из Леты, забывали о своей земной жизни.

**Судья – имеется в виду закон кармы.

Х Р О Н И К А  -  Часть первая

ОНА сияла одиноко,
Отцовских дум запретных ДОЧЬ.
Звезда небесного Востока,
Тебя взрастила боли Ночь.
Глаза полны вечерним небом.
Смотрели на седой поток.
И слёзы алые от крови
Губили солнечный цветок.
Эфирных сфер качались гроздья.
Богиня Солнца и Луны
В лиловом облаке заката
Судьбы тушила все огни.

…У Личности свои причуды
И цепь кармических кругов.
Но Гордость – вирус не простуды.
Он – Враг для Высшего миров.
Он создаёт свои законы.
К благоразумья глух словам.
(чужая воля что оковы)
Непримирим к другим богам.
Рождённый тайно вне закона,
Печать молчания хранит.
Но Жизнь Творящего в неволе
На плечи давит что гранит.
В руках поёт немая глина.
Вселенных нить прядёт душа.
Прекрасна Истины Задача.
Но плен зарежет без ножа.
Восстать. Уйти. Всем бросить вызов.
(Пусть капк рождался Антимир.)
Из Хаоса создать творенье
И в нём самой устроить пир.

Она всесильна, Дочь Изиды.*.
Она богата как Отец.*
Богов Родители, пустите!
Снимите таинства венец.

Мольбой пылали звуки арфы.
Надежд напрасные «постой».
Ей стало тесно в отчих гротах.
Подобен смерти Дум застой.
Она восстала как и должно.
У Тайн глубокие сердца.
И перестроить невозможно
Рождённых вне ЕГО Кольца.*

*Изида – Природа.
*Отец – Бог, Высший Разум.
* вне ЕГО Кольца – ИЗВНЕ, Вне Законов, за гранью божественного влияния.

ОТЕЦ смолчал, прищурив око.
Законы подняли копьё.
И вместо звёзд над головою
Теперь кружило вороньё.
ЕЁ одну пытала Вечность.
Ей сердце рвали времена.
Веселий умерших плясунья,
С иных миров твоя струна.
В тебе звучит иная песня.
И сердцу дорог каждый слог.
Т – заблудившийся изгнанник
И Космоса другого бог.
Дитя забытых совпадений.
Из Древности твой сделан шаг.
Ты грезишь з д е с ь нездешним светом.
Для окружающих ты – Враг.

Любовь и ненависть отбросив,
Она взлетела, но куда?
Дороги все кончались ОСЬЮ
Во чреве звёздного Кольца.
Где те ВРАТА, что знают ИЗВНЕ? –
Его структура - пламень вод.
Там совершенств иные формы.
В нём гармонический разброд.
О нет ! Совсем не хаос Бездны.
Есть математика основ.
Но форма формулы Созданья
Без принудительных оков.
Она рвалась. Она страдала, -
Моей души златая ось.
Её звала струна Начала,
Чей звон возник в слияньи гроз.
Ей предназначен Космос Мысли.*
Изнанки* хмурится чело.
Оно украло выдох жизни.
Так как отдать теперь его?
Хоть Тайна спит. Она мертва.
Чужого Космоса забвенье
Не растолкает «мертвеца».
Чужих ей чуждо вдохновенье.
З д е с ь боги с завистью глядят. –
И н о й творит совсем иное.
И нет желанья отдавать
Ими не понятое поле.
Закапсулированый гром,
Одетый в грани геометрий,
В закрытой сфере возмущён:
З д е с ь всё умрёт в стенах безверий.

*Космос Мысли – тонкие высшие поля, иные вселенные, созданные иными силами или богами.
*Изнанка – материальный мир.

…В материальность Явь* спихнув,
Ей боги место указали.
Глазами гордости сверкнув,
Уста привычно промолчали.
Подняв Войны* разящий Меч,*
Богиня рассекала сферы.
Её звезда, печали высь,
Была полна Великой Веры:
Она уйдёт в своё Кольцо…
Или умрёт среди развалин.
Ведь у Судьбы ЕЁ лицо. –
Чужой фантом уже подавлен.

*Явь – ЕЁ реальность.
*Война – вечное противостояние.
*Меч – ЕЁ душа.

1997.

Часть вторая

Планетный Демон, сам Урпарп,
Романтик злого вдохновенья,
Смотрел на каменный восход. –
Чужой Судьбы момент затменья.
Он видел, как металась Ночь
В душе, что жаждала Свободы.
Как от СЕБЯ бежала прочь,
Рождая духа гнева ноты.
Как у Кольца сжималась Ось
От Мыслей. – Яростные грозы.
И кровь была на месте рос.
И алый цвет имели слёзы.
Она была что плоть звезды.
У взгляда молний разговоры.
У Дум запретные мечты.
На них суровые затворы.
Но Сердце? Вот к загадке ключ.
Оно имело тень короны.
Но в мраке окружавших туч
Оно скрывало все Основы.

…У Любопытства зоркий глаз.
А Скука подтолкнёт к стремленью.
И вот уже созрела мысль.
И тянет силой к развлеченью.
Что дела до чужой беды? –
Все дьяволы полны презренья.
Но коль полны презреньем вы,
Их вздох дрожит от оживленья.
Ни Враг, ни Друг. Философ может?
С чем подступиться? Как увлечь?
Души желать было бы глупо.
Какою Силой полон Меч!
Он удивлён .Он озадачен.
Клокочет в восхищеньи Тьма.
И что-то помнит его сердце.
В его глаза глядит Судьба?
Он гонит ласку наважденья.
Но Жизнь не терпит пустоты.
Ваятель солнечных затмений,
О чём задумался вдруг ты?
Тиски каких древнейших пыток
Души сдавили больно плоть?
Романтик? (Дернул же нечистый!)
Ох, атавизма бога кость!
Любовь? Глупее нету слова.
Он возмущён: глубокий бред.
Но дух пытался вспомнить снова
Давно забытый сердцем след.
Когда-то где-то что-то было.
В прошедшей вечности войне.
И галактическая нимфа
Уже была в его Судьбе.
Увы, увы…Опять по кругу
Бежит развитья колесо.
И чьею гневною насмешкой
Тебя сюда вновь занесло?

Пока он размышлял над этим,
Она пронзающей стрелой
Упала в забытьи на Землю.
Всё. Память увенчалась мглой.
Богиня смертной стала? Боги!
Урпарп взметнулся СИЛОЙ в Ночь.
Пусть плачет Бездна. Но с Великим
В войну он поиграть не прочь.

*********

В деревне люди говорил,
Что Габриэлла, сирота,
В лесу одна бывать любила.
Науку знала колдовства.
Её изба пропахла ветром,
Луной и солнечным огнём,
Отваром ведьминым и зельем,
Сухой пустыней и дождём.
Она была тиха как Осень.
Красива странною красой.
В её глазах плескались ночи
С небес волшебною звездой.
Рассвет томился в тёмных косах.
Был знойным полдень на щеках.
Но дум престранные вопросы
Молчали на немых устах.
И сколь добра не делай людям,
Неблагодарность плата их.
Что непонятно, то престрашно.
И Проза им родней чем стих.
У Зависти могучи плечи.
И поступь сплетен тяжела.
И кто-то знал, что скоро свечи
Зажгут Судьбу её костра.

Он набожен и молод был,
Благочестив и очень скромен.
И кто-то где-то рассудил,
Что он доверия достоин.
Епископа дарован сан.
Стал уважаемым и строгим.
И старый был отстроен храм.
И кровь нашёлся всем убогим.
Любовь, почёт, богатство, власть…
Чего ещё желал бы смертный?
Но тайна духа, то напасть.
О бытие! Ты червь презренный.

К нему колдунью привели.
Суда потребовали, смерти.
Но лишь в глаза её взглянул,
И закачались смысла тверди.
Пред ним немая ведьма лун
Стояла на коленях тихо.
Крылами кто над ней взмахнул?
Людских угроз вскричало иго.

Захохотали небеса.
Вот и расплата за Восстанье.
Убей её своей рукой. –
Изыскан гнев Предначертанья.

Он сам колени преклонил.
И в поцелуй сомкнулись губы.
Но Крест в грехе их обвинил.
И были прокляты их Судьбы.

Костёр сожрал земли тела.
Но Хохот всё же захлебнулся.
Бессмертна памяти душа.
И Космос тихо улыбнулся.

1997

ШАМАН И ТАЙНЫ ДВУХ ИЗУМРУДНЫХ СЕРДЕЦ.

далее
https://u.to/FU6HDA


Желаю Счастья! Сфера сказочных ссылок
 
ТанецДата: Понедельник, 2019-04-01, 8:01 AM | Сообщение # 40
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 3897
Статус: Offline
Талышинский Рашид Мусаевич

Мастер  проекта  Галактический Ковчег Автор, аккомпаниатор, поэт, прозаик, д.х.н.

Стихи.Ру 
Проза.Ру

Рифма.Ру 
Бардовская песня 21 век

Авторские песни
Поэзия в голосе
Биография
Сайт  ГИТАРА-РА  ОСНОВЫ  ГАРМОНИИ
http://feano.yorik.su/ezop/14620.html

Я такой же, как все мы... Я такой же, как все мы
И, как каждый из нас.
Я, как все мы, дышу
И люблю… и страдаю.
И, как каждый, свой крест
На себе я несу
И, как все, добрых слов
От любимых желаю.

Доверяю друзьям я
И простить всё готов:
Наши споры про жизнь,
Часто недоговоры…
И вуали в словах,
Адресованных мне,
Понимая всю боль,
Никогда не снимаю.

Я такой же, как все мы.
Я – простой человек.
И мне, так же как вам,
Не всегда одиноко.
Потому что со мной
Появляются те,
Кто мне дарит Любовь
И дыхание Бога.  Легенда о двух братьях

Жили два брата, Хаим и Авраам. Была у них земля, которую они вместе обрабатывали. Случилось так, что от болезни скончался Хаим. Вскоре, после родов, скончалась и жена Авраама, Сара, оставив ему сына. Авраам женился на жене покойного брата, Фатиме, родившей чуть позже ему второго сына. Через некоторое время Фатима тоже умерла, и Авраам остался с двумя сыновьями - Моше и Ибрагимом.
Когда отец состарился, подозвал он сыновей и сказал, что оставляет им в наследство землю. Причем, не будет её делить. "Пусть семьи братьев живут рядом и дружат", - сказал он. Назначив ответственным за выполнение своего завета старшего сына (Моше) отец приготовился отойти в мир иной.
Однако, получив эту землю, братья начали спорить, кому принадлежит какой участок. Ссоры доходили порою до драк, а иногда и побоищ. При этом участие принимали семьи с двух сторон. Старый Авраам, видя всё это, был сильно огорчен. И тогда он приказал воздвигнуть стену, разделившую враждующие династии братьев.
Прошло очень много лет. За это время ту землю периодически завоёвывали чужестранцы. Затем её снова отвоёвывали, но нет до сих пор покоя на этой земле. А потомки братьев приходят к стене и плачут, желая вымолить прощение у Бога, снова дружить и любить друг друга. Но стена разделяет их…   Басня о шакалах Жил добрый Лев
В лесу богатом и красивом.
Все восхищались его гривой,
Никто не видел его гнев.
Умел он страсти подавлять.
Служила Льву шакалов рать.

Прошли года.
Он постарел
И оказался не у дел.
Уж сердце начало шалить,
Ведь старость не остановить.

Уединился Лев в тиши,
Чтоб никого не беспокоить
И в тихом месте умереть,
Имел на это право, ведь.
Доверился своим шакалам.
Ища спасение души.
В том склепе плакать не пристало:
Все предки умирали там,
Тела шакалам оставляя
Иль на съедение волкам.

Хоть крови не терпелось свите
Напиться чистой и живой,
Их умирающий учитель
Просил шакалов дать покой:
-Умру, так съешьте мое тело,
Спокойно дайте умереть.
Потом начнете свое дело,
Чтобы в аду вам не гореть.

Но перекрыв повсюду дверцы,
Чтоб в склеп никто не заходил,
Едва трепещущее сердце
Шакалы рвали из груди…  Вороний СудИдя по улице, ворону я приметил, в конвульсиях на рельсах на трамвайных.
А стая птиц , собратьев черноперых , сидела на электропроводах
в каком-то непонятном возбужденье.
Я птицу пожалел и, взяв ее за крылья, на тротуар переложил,
подальше от колес,-
поднялся враз галдеж,
такой, с ума сойдешь!
Вся та воронья стая с противным карканьем
слетела с проводов и на меня так злобно устремилась,
что еле я отбился от тех птиц.
Затем ворона, что была побольше,
схватила в клюв свой полудохлую опять и возвратила в ту же точку на металл.
Все остальные же вернулись на места свои на проводах, трамвая
бы как будто поджидая,
который должен был несчастную добить,
колесами своими раздавить…
И тут я понял то, что значит
«Невмешательство в дела чужого государства»,
где Суд и Конституция свои,
понятья чести, этики, любви и братства
и то, что в монастырь чужой
с уставом со своим, конечно, не войти. У света нет конца У света нет конца и нет начала:
Я верю в параллельные миры.
История немало повидала
С той мезозойской незатейлевой поры.

В любой милленниум проходят катастрофы,
И, с каждым поколеньем, вновь и вновь,
Творенья возрождают эти строфы,
Вселяя в нас надежду и любовь.

Генетикой и мыслью оставляя
После себя неповторимый жизни свет,
Не ищем мы ни ада и ни рая:
Живи, люби - единственный завет.

Ну, а когда придём домой устало,
Прослушав сводку мрачных новостей,
Мы посидим с тобой у нашего причала
И снова вспомним о большой любви своей.

Несметной силой наших чувств необычайной,
Пришедшей от Созвездия Стрельца,
Одарим всех, оставив след реальный
Великой веры, что у света нет конца! фрагмент Восточных сказокЧасть 31. Великие спорщики

А в это время Агни и Сахаджа, сидя у камина, продолжали рассказывать друг друг притчи...

Любовь и Вера

Поспорила Любовь с Верой, кто из них главнее.
Любовь говорит:
- Я есть сам Бог, суть Его.
А Вера отвечает вопросом Любви:
- Можно ли любить Бога, если не верить в Него? Там, где кончается доверие между людьми, о любви не может быть и речи.
Так спорили они долго, много веков, пока не повстречали на своем пути глубокого старца с длинной белой бородой. Подошли к нему Любовь с Верой и просят, чтобы тот разрешил их спор, с чего все начинается. Помолчал старик, почесал свой редеющий затылок, потом достал талмуд, в котором заповеди написаны, да и говорит:
- Вот написано в скрижалях «Возлюби ближнего своего». Если Любовь была бы на первом месте, то ни к чему было это указывать. Так бы все само собой было бы понятно. Все бы любили друг друга без этого божьего наставления. А коли Завет написан, то впереди ищите закон, а потом уж и получите ответ на все вопросы.
Вера и Любовь возмутились:
- Мы тебе, старец задали конкретный вопрос. А ты нам голову морочишь. О каком законе ты говоришь?
- Я говорю о самом главном законе, о законе единства Веры и Любви. Не бывает Любви без Веры, а Веры без Любви.

Два внука

Два внука поспорили, чей дед выше ростом. Один говорит:
- Мой дед достает до крыши дома.
Другой:
- А мой дед – до верхушки вон того дуба.
Тогда первый мальчик в пылу спора говорит:
- А мой дедушка достает до неба, до облаков, вот!
Тогда второй, хитро прищурившись, спрашивает первого:
- А когда он достает до облака, то что-нибудь мягкое чувствует?
- Да, чувствует, - с гордостью отвечает первый, полагая, что это и есть подтверждение того, о чем он говорил…
- Так это заднее место моего деда…

Два дервиша

Поспорили в 1100 году двое дервишей, кто из них старше по возрасту. Один говорит, что родился две тысячи лет до Иисуса пророка. Другой говорит, что он живет в данный момент в пятитысячном году от рождения Христа. Дервиш, который утверждал, что родился более 3000 лет назад, возмутился:
- Как ты можешь говорить, что живешь в шестом миллениуме, когда у нас только начало второго!
- Но ты же совершаешь путешествие назад во времени, почему же я не могу?
- Не путай меня, ты говоришь о будущем.
- Это для тебя оно будущее, а для меня настоящее. Каждый живет в свою эпоху, а путешествовать может по истории жизни…
Мысли вслух...  Бог даёт Веру,
А кесарь – религию, -
Понял,
прочтя все «священные» книги, я!

***************************
Источник страсти пусть не гаснет.
Ты ласку с нежностью дари.
Что может быть еще прекрасней
Заботы, нежности, любви!
************************
Пусть воркуют певцы любви.
Их свободными сОздал Бог.
Отпусти их и не лови.
Видно, есть в их беспечности прок.
Отпусти, - и засветятся вновь
Ярким светом друзей фонари.
Возвратится к тебе Любовь.
Ты не бойся. Себя дари.

*********************************

И продаюсь, конечно, я и покупаюсь,
Живу и верю в Счастье и в Любовь,
Своей Надежде непрерывно каюсь,
Встаю и падаю... ...........и поднимаюсь
..........................................вновь!
***************** ***********

Ты Матерь Божья.
Ты мать того пророка,
С рождения которого
Ведется счет годам.
Но почему же
С Ближнего Востока
Не молится никто твоим ногам?
И почему в учениях заветных
История ведется от мужчин,
А женщина... осталась неприметной
Средь иудейских и христьяновских теснин?
***********
А в морозилке
лежат снежинки.
Они уверены
в бессмертье.
Но грустно им,
и нет движенья...

А на небе звёздочки и точки,
Миллионы бесконечных лет
Принесут нам новые листочки
Писем,
где изложен тот Завет…
***********************
Вернусь к истокам твоих песен.
По-птичьи в стаю возвращусь.
В преддверье новых теплых весен
Крылом к крылу к тебе прижмусь.
У птицы нет ограничений .
Парит свободно, озорно.
Но почему-то светлый гений
Не появляется давно.
Пусть кровь горячая взыграет,
И лихо взмоет ввысь, паря,
А ты вернешься в нашу стаю,
Чтоб снова бросить якоря.

*************************

Когда-то Родина была родной деревней,
Потом до края разрослась,
Затем она страною стала древней,
И... упоила патриотов всласть.
Теперь моя Земля родная
Единой Родиной хранит.
Наверное, судьба такая -
На месте время не стоит.
А я люблю тепло галактик,
Оно как божий абсолют.
Я без стратегий и без тактик
Нашел давно себе приют.
Я никого не приглашаю
Со мною нОшу разделить.
Ведь каждому страна родная
Лишь та, что даст ему творить.
Творить свободно и с улыбкой,
Неся добро своею скрипкой
И близким всем опорой быть...
********************************
Сны порою вещими бывают.
Мы немножечко все верим в сны.
В них мечты, воспоминанья тают
Как снежинки в предсказании весны...
Не всегда ценим то, что имеем,
раздражает нас однообразие.
Все мы гении, все корифеи,
критикуем Европу и Азию.
Устаем от порядка привычного...
Это правильно, нужно движение.
Но у каждого это всё - личное,
Производство и стихотворение.

*****************************

Пусть обстоятельства порой сильнее нас
Окажутся в какое-то мгновенье,
Я верю, что наступит час, -
Все к нам вернется и без промедленья.
Конечно, дважды в реку не войти,
Вернется все, но как-то по-другому,
Но есть свобода выбора пути,
По жизненному славному альбому...

Сердце и Душа Души свободой и привязанностью сердца
живем мы во Вселенной и в быту.
И никуда от этого не деться,
пусть мысли мы хватаем на лету.
Душа свободна, в космосе витает,
но Сердце примагничено Землей,
центростремительностью тело наполняет
в Любви одной…
А что душа? В потоке центробежном
астрально улетает в небеса.
Противоречье это неизбежно, -
и все отсюда
.............в мире
.........................чудеса…  

Не в имени памятник твой


https://u.to/Dk6HDA
 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактические Пиры » Сказки Мудрецов - 14 лет (старые мастерские Ковчега)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега