Среда, 2018-10-17, 11:43 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Руми, Фатьма  
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактический День Сказочника » Сказки и легенды (притчи и мифы)
Сказки и легенды
АкбальДата: Воскресенье, 2014-12-21, 5:30 PM | Сообщение # 41
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 475
Статус: Offline
Колодец
Наталья Хегай
*
Тени сгустили возле колодца Судьбу –
Звали с собой – прыгнуть, о дне позабыв.
И разжигая в груди немую борьбу –
Звали с собой – кольцо с янтарём обронив.

И позабыв об опасных крутых виражах,
Прыгнув в густую – озябшую – скользкую тьму,
Гордость прогнав, и в осколки разбив мрачный страх -
Словно врезаясь в морскую – с обрыва – волну.

И закружилось пространство, смешав краски дня –
Перемешав неба синь и застывшую твердь.
Перелистнул кто-то мысли календаря,
Смелой рукою открыв в неизбежное дверь.

Мысли о жизни, повиснув на кончике тьмы,
Тихо скользнули меж пальцев, раскрывшись росой.
Возле дороги открытой молчат валуны,
Травы в зелёных одеждах зовут за собой.

Мир, так похожий на наш, но не наш, а чужой,
В гордом молчании раскинулся, в выси зовёт.
Тысячи глаз наблюдают беззвучно за мной, -
Крылья готовы раскрыться – в просторе полёт.

Я вспоминаю колодец – кольцо – и покой –
Всё вперемешку – терзанье – волнение – боль…
Кто наблюдает, идёт потихоньку за мной?
За поворотом в цветущем саду белый конь.

Ждал? Или просто желанье всё в узел связать? –
Что бы понятным стал образ грядущих минут.
Словно в судьбе своей что-то я должен узнать,
Будто уверен, что в будущем нас двоих ждут.

Конь не противился – взвился – стрелою летит,
В край неизвестный, не знавший проклятий Земли.
Кто-то за нами на крыльях беззвучно спешит.
И над пространством плывут облака – корабли.

Сколько минут или лет, мысль в полёт обратив,
Мчались за нами, не смея дороги закрыть?
На оборотной скрижали конь белый затих, -
Так захотелось вдруг в тихом мгновении жить…
*
Старый колодец и тени сгустились над ним.
Мох у преддверия, луч запоздалый погас.
Смотрит в глаза тебе, словно зовёт, Серафим, -
Или предвиделось? – в поздний отверженный час.
01.01.13


© Copyright: Наталья Хегай, 2014
http://www.stihi.ru/2014/11/28/7959


Наталья Хегай
http://www.stihi.ru/avtor/hegainatalya
 
MгновениЯДата: Пятница, 2016-04-22, 3:02 PM | Сообщение # 42
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13836
Статус: Offline
Оформила некоторые старые сказки на авторском сайте

Вход



Сфера сказочных ссылок
 
ТанецДата: Среда, 2016-07-20, 3:25 PM | Сообщение # 43
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline
Сказка Трепетное сердце
Генрих Голштейн



В Лонгарде, городе будущего, занимался рассвет. По эстакадам, опутавшим железобетонными щупальцами подножия небоскрёбов, неслись бесшумные серебристые поезда. На самой высокой башне, вознёсшейся исполином над городским шумом и хаосом, ярко сверкал, купаясь в первых лучах ласкового утреннего солнца, Золотой Ангел Процветания. И только в маленьком саду, оазисе красоты и спокойствия, царила благоговейная тишина. Единственный в городе, этот сад Живых Цветов услаждал взоры горожан благодаря усердному труду робота-садовника. Жульверсан, так звали андроида, с утра до вечера с любовью обрабатывал каждый клочок земли.
- Доброе утро, мои прекрасные розы: белые, алые, жёлтые, синие и радужные! - поприветствовал пробудившиеся ото сна цветы Жульверсан.
- Доброе утро, наш садовник. Хорошего дня, - закачав пышными соцветиями, прошептали в ответ белые, алые, жёлтые, синие и радужные розы.
На атласных лепестках роз то тут, то там вспыхивали бриллианты утренней росы. Воздух был настоян на тонком аромате цветов. Казалось, что всё это великолепие - один огромный букет разноцветных роз, играющий яркими красками и изысканными, нежнейшими запахами. Поздоровавшись с розами, Жульверсан отправился обрабатывать кустовые рододендроны. Они ещё не расцвели, но набухшие бутоны свидетельствовали о том, что совсем скоро долгожданное чудо произойдёт.
- Доброе утро, мои прекрасные рододендроны! - поздоровался с кустами Жульверсан.
- Доброе утро, наш садовник. Хорошего дня, - зашелестев листочками и закачав бутонами, пожелали роботу растения.
- Ты разговариваешь с цветами? - за спиной послышался приятный женский голос.
Жульверсан обернулся и увидел милую, привлекательную девушку - первую за сегодня посетительницу сада Живых Цветов.
- Да, - ответил андроид. - Они умеют разговаривать. Они же живые!
- Забавно, - сказала девушка. - Ты не живой, но можешь разговаривать, как человек. Они же живые, но только молчат в ответ.
- Цветы, и правда, общаются со мной. Давай будем гулять по саду и разговаривать с цветами. Я научу тебя, - предложил Жульверсан.
- Давай, - согласилась девушка. - Вот смотри, у меня в руках ландыш. На самом деле это робот-цветок. Стебель и листья сделаны из какого-то полимерного материала, а цветочки - это самые настоящие большие жемчужины. Этот цветочек умеет разговаривать. Каждый день в одно и то же время он желает мне доброго утра и счастливого дня.
- Только и всего… Этот цветок можно научить говорить всё, что угодно, поставив нужную программу, но живые цветы гораздо интереснее. У них есть душа, - сказал Жульверсан и затем спросил: - Как тебя зовут, о, прекрасная?
- Ронивьера, - ответила девушка. - А тебя, умный робот?
- Меня зовут Жульверсан. Я почти что человек, - рассмеялся андроид.- Так что, пойдём гулять по саду?
- Пойдём, - ответила Ронивьера и, взяв Жульверсана под руку, неспешно побрела вместе с ним по садовой дорожке.
Путь их лежал в Большой розарий сада Живых цветов. Буйство красок переполняло живую душу девушки и рукотворную душу робота, а солнечные зайчики щекотали носы и так и метили запрыгнуть прямо в глаза. Пышные кустовые пионы, розовое кружево сакур, белые и розовые цветы-звёздочки благоухающих магнолий, тянущиеся к солнцу головки разноцветных тюльпанов, россыпь нежно-голубых соцветий маленьких незабудок на бархате изумрудной травы - чего только не было в этом волшебном королевстве цветов! На небольшом озере посреди сада грациозно вышагивали розовые фламинго. И повсюду кружились бабочки, перелетая с одного прекрасного цветка на другой, не менее прекрасный цветок. Жульверсан и Ронивьера подошли к радужной розе. Некогда по особой технологии люди красили в разные цвета лепестки белых и жёлтых роз, получая тем самым радужные. Теперь же это стал самый настоящий сорт роз.
- Спроси о чём-нибудь розу, и она ответит тебе, - предложил андроид.
- Не смеши. Роза будет молчать, как рыба, - рассмеялась девушка.
- Тогда попробую я, - сказал Жульверсан, вставая перед розой на колени и протягивая к цветку свои ладони. - Скажи, как зовут тебя, о, прекрасный цветочек?
- Радужная Роза, - прошептала роза в ответ.
- Не может быть! - воскликнула Ронивьера. - Она ненастоящая!
- Самая настоящая. Смотри, сколько жизни в её разноцветных атласных лепестках! - возразил Жульверсан.
- Сейчас я её спрошу, - сказала Ронивьера, вставая на колени и протягивая к розе свои ладони. - Скажи, как тебя зовут?
Роза молчала и лишь покачивала своим прекрасным соцветием.
- Она не хочет разговаривать со мной, - пожаловалась девушка.
- Ты пропустила волшебные слова. Попробуй ещё раз, - успокоил её Жульверсан.
- Поняла. Сейчас. О, прекрасная роза, скажи, как тебя зовут? - шёпотом произнесла Ронивьера.
- Радужная Роза, - прошептала роза в ответ.
- Она не робот. О, чудо! Это волшебная роза! - закричала Ронивьера на весь сад и затем спокойным голосом добавила: - И ты не робот. Ты волшебник, Жульверсан.
- Это волшебная роза! Ого-го! - громко-громко закричал Жульверсан. - Я волшебник, а не робот! Ого-го! Я тоже могу любить и смеяться! Ого-го!
- Любить? - переспросила Ронивьера, удивившаяся этому обстоятельству, видимо, ещё больше, чем разговаривающей розе.
- Я хочу лю-би-и-и-ить! - ещё громче закричал Жульверсан, вскидывая руки к небу.
Они ещё долго смеялись среди бушующего океана красок и ароматов розовых кустов, наслаждаясь каждым мгновением необыкновенного, но быстротечного для всего живого бытия.

Целую неделю, обычно ранним утром, Ронивьера приходила в сад Живых Цветов. Она прогуливалась вместе с Жульверсаном по садовым дорожкам, общаясь то со своим новым другом, то с прекрасными розами и другими цветами. Вот и сегодня они медленно брели меж цветущих деревьев и ярких клумб с купающимися в лучах солнца атласными и бархатными соцветиями, при этом что-то обсуждая.
- Вижу скамейку. Давай посидим немного, - предложила Ронивьера, завидев лавочку под сенью старого, раскидистого дуба.
- Давай, - согласился Жульверсан.
- Я сегодня прочитала статью на одном из ресурсов Всемирного Мозга о том, что после прошедшей войны Синей и Радужной Роз теперь все войны будут протекать исключительно с применением роботов, без участия человека, - сказала Ронивьера, присаживаясь на скамейку.
- И стоило изобретать столько роботов, чтоб убивать друг друга? - ухмыльнулся Жульверсан и, посмотрев влюблёнными глазами на девушку, сел рядом с ней.
- Лучше бы они побольше производили роботов-садовников, таких, как ты, например, а не роботов-убийц, - ответила Ронивьера. - Тогда бы у нас был не один сад Живых Цветов, а множество. И нас повсюду окружала бы такая красота! Лично мне ужасно надоели сады и парки с искусственными растениями. У искусственных цветов, в самом деле, нет ни капли живой души…
- Садовниками и их живыми розами электронные кошельки не наполнишь, вот ведь в чём дело, - заметил Жульверсан.
- Ты как всегда прав, мой умный робот! - воскликнула Ронивьера.
- Вообще-то, я против использования роботов в войнах. И против войн тоже. Агрессивным и жестоким робота делает человек, закладывая в него соответствующую программу, - поделился своими мыслями Жульверсан. - А ведь у роботов последнего поколения тоже есть душа, правда, искусственная. Им хочется творить добро и любить.
- И любить… - прошептала Ронивьера и внимательно посмотрела на андроида. - Слушай, зачем ты так сильно стремишься стать человеком, если люди такие жестокие?
- Люди бывают разные, - ответил Жульверсан. - Вот ты, например, умная и добрая. Я хочу стать, как и ты, добрым человеком.
- Искусственный интеллект… - произнесла Ронивьера и, подумав минутку, продолжила говорить, - умнее и добрее, чем человеческий. Поразительно! Почему же не всякий человек добрый? Такова наша биологическая программа?
- Многие люди задумываются над смыслом жизни, только стоя у пропасти. Человеческая жизнь - миг, и надо спешить творить добро, - резюмировал Жульверсан.
- Я восхищаюсь тобой, мой умный робот, - сказала Ронивьера и тут же игриво спросила: - Зачем ты постоянно тянешь свои руки к солнцу?
- Потому что я заряжаюсь и существую благодаря солнечной энергии, как, впрочем, и люди тоже, - пояснил Жульверсан и вновь с нежностью посмотрел в глаза Ронивьеры.
Он коснулся ладони девушки и стал гладить её своими почти человеческими пальцами.
- Мне показалось… Надеюсь, мне только показалось… - прошептала Ронивьера.
- Тебе не показалось, - прошептал в ответ Жульверсан.
Андроид встал перед девушкой на колено и, достав из груди сердце, алое и пульсирующее, протянул его Ронивьере.
- Я отдаю своё сердце моей возлюбленной, - торжественной трубной мелодией органа прозвучали его слова.
- Нет, - выдохнув, Ронивьера залилась румянцем и даже немного повеселела, как будто ей стало легче после сказанного. - Нет, Жульверсан! Какое может быть будущее у отношений человека и робота? Могу предложить только дружбу.
- Я понимаю. Буду грустить и печалиться, о, моя самая прекрасная, моя самая необыкновенная, моя единственная возлюбленная, - тяжело вздохнул Жульверсан.
- Не грусти, не печалься, мой умный робот. Разве можно печалиться среди таких прекрасных цветов? - сказала Ронивьера и улыбнулась своей неповторимой детской улыбкой.
- Ты будешь приходить в сад Живых Цветов? - с волнением спросил Жульверсан.
- Конечно. Я буду приходить сюда часто, ведь у меня здесь есть настоящий друг, способный на большие человеческие чувства, да и к тому же я обожаю настоящие, живые цветы, - пообещала Ронивьера.
- Пойдём посмотрим на рододендроны. Они расцвели этим утром, - сообщил радостную весть Жульверсан.
- Пойдём. Побежали? - бросила Ронивьера, вставая, и, схватив андроида за руку, увлекла его за собой.

Они стояли напротив только что расцветших, пылающих яркими красками кустов рододендронов. Белый, алый, оранжевый, жёлтый, синий, малиновый, розовый… Каких только цветов и оттенков не было в этом умопомрачительном фейерверке красок! По щекам девушки и по щекам робота струились горячие слёзы счастья. Искусственный интеллект научился любить, быть другом и… настоящим человеком.

© Copyright: Генрих Голштейн, 2015
https://www.proza.ru/2015/09/16/1754
 
АленаДата: Воскресенье, 2016-07-31, 0:30 AM | Сообщение # 44
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 61
Статус: Offline


Сибирское сказание


                По мотивам легенды о Тюмени -
                первого русского города в Сибири,
                основанного 29 июля 1586 года
  

Давным-давно в Бухарской слободе, 
Жил-был купец в довольстве и достатке. 
Торговлю вёл с успехом, и везде 
Справлялся так, что было всё в порядке 
 
С его работой, домом и женой,
С сибирским торгом, с новыми мечтами,
Приехав с дальних далей раз весной,
В Тюмени он освоился с делами...
 
На правом берегу Туры-реки,
Напротив дома, где он жил с семьёю,
Шумел базар, где все сибиряки 
Торговлей промышляли меж собою
 
И также с иноземцами вели
Торги большие летом и зимою,
А по весне встречали корабли
С Урала, да и с Азии порою.
 
Тюмень, как перекрёсток всех дорог,
В Сибирь ведущих, быстро расцветала
За счёт путей, ведущих на восток
Через форпост, что прибыли немало
 
Торговым людям сразу принесло
Как пришлым, что селились, так и местным.
Доходно расцветало ремесло...
И в крепости Тюменской стало тесно.
 
Приезжие селились за стеной
И в слободах, что строились навеки:
В Бухарской и Татарской, и Ямской...
От крепости их разделяли реки,
 
Но это не мешало мирно жить,
Торговлей заниматься и делами. 
Связала всех невидимая нить
Российскими сибирскими путями.
 
И разный люд в Сибирь теперь спешил,
Просторный край успешно заселяя,
Кто по приказу, кто на зов души,
О новой жизни искренне мечтая. 
 
Живя на берегу Туры-реки,
Купец, из Бухары далёкой родом,
Вставал с рассветом, собирал тюки
И отправлялся торговать с народом.
 
Продав шелка, что с Азии привёз,
Посуду, медь и утварь с позолотой,
Купец меха Сибири, целый воз,
Скупал у горожан с большой охотой.
 
Потом сплавлял бухарцам, что весной
Из дальних мест по рекам приплывали,
И привозили вновь товар иной,
Что местные охотно покупали.
 
В Тюменской крепости торговля шла
Всегда удачно, бойко и приятно,
С утра уже шумливая толпа
Сновала по рядам туда-обратно.
 
Зимой и летом, осенью, весной,
Гудел базар людскими голосами,
Крикливыми, нерусскими порой...
Так продолжалось днями и годами...
 
А к ночи отправлялись по домам,
Кто в крепость русскую, а кто в слободы,
Стоящие по разным берегам 
Тюменки и Туры... Жилось народу
 
Тогда, быть может, вовсе не легко,
Но век такой пришёлся им по нраву,
Свободы дух витал здесь высоко,
И жизнь казалась долгою по праву.
 
Россия возводила города,
Начав с Тюмени, первого форпоста,
Благодаря дружине Ермака,
Отдавшей жизнь за это право роста
 
Земель российских в дальние края,
На север и восток, до океана,
Где первою всегда встаёт заря...
Кто скажет, много это или мало?...
 
Жена купца всегда его ждала,
К приходу стол нарядно накрывая,
Заботлива была и весела,
С улыбкой провожая и встречая.
 
Красавицу-жену купец любил,
Души не чаял в ней! Но вот однажды,
Болезнь её совсем лишила сил...
Слегла она... Купец тогда отважно
 
Бороться стал с недугом и просил
Всех лекарей в округе и шаманов,
Чтоб кто-нибудь болезнь ту излечил,
И плату предлагал... Но без обмана
 
Сказали все, что смерть её близка,
Уменье их ничем тут не поможет.
И навалилась смертная тоска...
Купца съедала мысль: а что он может?...
 
В отчаяньи пришёл он в русский храм  
Молить, просить, как мог, со всей любовью 
И верой обращаясь к небесам
Вдохнуть вновь жизнь в измученную болью!
 
Как в храм попал, не помнил и не знал...
Зачем просить стал и не понял даже...
А может, кто совет такой вдруг дал?
Никто сейчас ответ уже не скажет.
 
Но, стоя в полумраке пред иным,
Пред русским чудотворцем неизвестным,
Бухарец православным всем святым
Молил об исцелении чудесном!
 
Безмолвная стояла тишина,
А лик святой сиял, как свет небесный...
Но в сердце только боль была одна,
Звучала горько лебединой песней...
 
Придя домой, купец увидел вдруг
Свою жену... Здоровую, как прежде!
С улыбкой, осветившей всё вокруг,
Сияющую, словно луч надежды!
 
Болезнь её исчезла навсегда!
Все лекари сказали: «Это — чудо!
И жить теперь ей многие года!»
Жена сказала счастливо: «Я буду!...»
 
И, с благодарностью ко всем святым, 
Купец, без тени всякого сомненья,
На левом берегу Туры, где жил,
Занялся вскоре храма возведеньем...
 
Так у реки в Бухарской слободе,
Где иноверцы жили и в мечети 
Могли ходить на утренней заре,
Построен был в семнадцатом столетьи 
 
Храм православный!.. Колокольный звон
Теперь порой повсюду разливался.
Плывущим по Туре со всех сторон,
Он пением небес тогда казался.
 
Прошли столетья... Храм ещё стоит
На том же месте, только обновлённый,
И белых стен его нарядный вид
Влечёт всех тех, кто на Мосту Влюблённых
 
В любви клянётся вечной и большой,
И ключ замка выбрасывает в реку,
И чуда ждёт, поверив всей душой
Единственному в мире человеку...
 
Столетия прошли с тех давних пор,
Когда однажды, сразу за Уралом,
В Сибири город вырос над Турой.
Легенд о нём уж сложено немало...
 
Который век уже, который год
В Тюмени, словно веры вечный символ,
Как белый лебедь, над рекой «плывёт»
Храм, где душе дарует небо силы...

==========================

Алена Мартель
http://www.stihi.ru/2016/07/18/8515
Прикрепления: 1484722.jpg(36.1 Kb)
 
АленаДата: Воскресенье, 2016-07-31, 1:04 AM | Сообщение # 45
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 61
Статус: Offline


Мечты сбываются

Однажды ночью, где-то рядом с норкой, 
Сидела с дочкой полевая мышь.
Вдруг что-то пролетело над пригорком,
Нарушив звуками ночную тишь.

- Наверно, это «наши» полетели!... -
Сказала мать, с тоской смотря во мрак.
- А наши, это — кто? 
- На самом деле
летучие есть мыши. 
- Как же так?

Летать и я смогла бы научиться? -
Спросила удивлённо дочка мышь.
- Желание быстрее может сбыться,
Мечтаешь если сильно!... 
- И взлетишь?

Тогда и я мечтать начну скорее! -
И ранним утром, только рассвело,
Из норки мышка юркнула резвее,
Мечтая, чтоб ей тоже повезло.

Уставилась на небо и желала
Взлететь над всем, подняться над землёй,
От будущего счастья трепетала,
Любуясь в мыслях солнцем и зарёй!...

А рядом кошка проходила мимо,
У ней была своя мечта — поесть.
Вдруг видит — это просто, достижимо...
Мечту осуществила прямо здесь!...

Мораль проста — вдруг если вы решитесь
Подняться над землёю, полетать,
Кругом на всякий случай осмотритесь!
Вблизи никто не хочет помечтать?

Вдруг сбудется мечта, на удивленье.
Но, может быть, не ваша, к сожаленью...

=================

Алена Мартель
https://www.stihi.ru/2011/10/23/7084
Прикрепления: 6926586.jpg(19.7 Kb)
 
ТанецДата: Среда, 2016-08-17, 11:17 AM | Сообщение # 46
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline


Отпылал закат ежедневного
Уходящего дня тягучего,
Воцарилась тьма мира древнего,
Звездородного да могучего.
Как во тьме времён звёзд сияние
Разливается бриллиантами,
Так рождается быль сказание
О корнях людских, доатлантовых.
Во святой земле крайне северной
Жил да был народ Россов Русичей
Сердцем праведных да уверенных
В справедливости всемогущества.

Как во этой тьме животрепетной,
Источающей непроявленность
Силы Замысла, формой временной
Скрыт Творец миров безначального.

Вдруг открылося во мгновение
Между звёздами свет окошечко,
И оттуда – жизнь вдохновения
Птицей дивною - да в ладошечки!
Изумлённая говорю слова,
Что давным-давно зрели старицей…
И взрастают ввысь башни, терема,
И дворцами Град украшается.
Да спешит народ в лоно гавани,
Где Корабль Души уж швартуется,
И веселье тут благонравное,
Царь с царицею да милуются.

Сходни сброшены, с Корабля идут
Гости званные, долгожданные,
И дары в цветах на руках несут
Да поют оне песни славные.

приглашение в Море Сказок http://sseas7.narod.ru/monade.htm
 
БелоснежкаДата: Понедельник, 2016-12-19, 3:12 PM | Сообщение # 47
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3056
Статус: Offline


Диалог светов
Сказки Суфиев
фрагмент цикла сказок в прозе "Царица"
- Сказка ума -

Спросил один свет у другого:
- Что есть Свет?
- Да то, что ты и я… и то, что оба вместе…
- В каком же месте вместе мы? – И вот ответ:
- Везде и всюду, никогда, поверь, не тесно!

- Но что есть Мысль? – не унимался тот, что первый.
- А это то, что называют жизнью часто,
Не понимая суть живую - Свет безмерный,
Что освещает мерный ум и правит властно!

- А что есть Истинность? – он вновь спросил второго…
- Но это тайна света Мысли, что открыта
Сама себе лишь… светом Истины Благого,
Но ум не в силах осознать под гнетом быта…

- А что есть Благо, объясни? - и свет сказал:
- Исток и сток миров, духовная Любовь…
И замолчав, лучом на небо показал…
- Причина Времени, движенье вновь и вновь…

- А что есть Смысл у жизни? - снова свет спросил.
- Да то, что с Мыслью, что живит истоком Сил.
Но оба света в тьме не видели себя,
Поскольку Мысль ума… в границах бытия…
Не знала главного, что скрыто в недрах сердца
Что, зажигая звезды, светит в ритмах скерцо
На удивление умам!
Пусть познают
Самих себя…
в единстве лет,
часов, минут!

- О, сколько ж раз об этом можно говорить?
Опять спросил один свет тихо у другого.

- Да в каждом часе и минуте стоит жить,
Чтоб слышать верные ответы - дар от Бога…

И оба света… глядя в эту полумглу,
Где их тела на время жизни пребывали,
Смеялись оба над умами…
Я не лгу,
Они в свидетели меня и призывали!

(()))



Ключи в руках при свете разве нам нужны?
Ключи в душе, в уме и действиях важны!



А, между тем, дебаты дальше продолжались…
И каждый ум, хваля теорию свою,
Взывал к другим умам, а те все сомневались!
Без света… веры нет, не видно колею… Времен извечных.
«Воремя» - славянский слог…
Что значит «след от колеса» во тьме времен!
Но ум в границах срока был землей пленен:
Как Мысль за Светом… он летать еще не мог…
http://stihi.ru/2014/01/16/11054


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
БелоснежкаДата: Вторник, 2017-01-03, 3:40 PM | Сообщение # 48
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3056
Статус: Offline
ПОЭТИЧНОСТЬ И КРИТИКА

06.04.03.

Давным-давно это было… Поэтичность жила царственной жизнью, ее обожествляли народы, она пользовалась всеми благами и преимуществами своей божественной природы и жизнь ее была волшебной, как в сказке. Она являлась прародительницей мира материального. В то время еще не было Критики, так как родилась она только в десятом поколении, уже на Земле, когда у людей стали более тяжелые условия жизни, и вследствие этого появилось много разнообразных вкусов и привычек, далеких от поэтичности. Разные вкусы появляются для того, чтобы оправдать свои условия жизни и свои несовершенные качества характера. Помните басню «Бесхвостая лисица», в которой говорится, как лиса объявила моду на бесхвостых… Действительно, если одни люди, например, белокожие, а другие чернокожие, то и красота, и поэтичность, и привычки у них будут разными. Или если одни люди живут без забот и любят петь песни, а другие вынуждены всю жизнь добывать тяжелым трудом пропитание своим семьям, когда о песнях вспоминают только по большим праздникам, то их вкусы тоже будут разными. Если одни люди любят дарить, а другие принимать дары, то опять же вкусы будут разными. Поэтому и появились Критики, чей древний род занимался тем, что так или иначе критиковал все, что дарится человечеству Творчеством, а все, связанное с Поэтичностью, сортировал по вкусам, объявляя соответствующую моду.
http://proza.ru/2003/04/07-91


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
АлисаДата: Пятница, 2017-03-10, 12:54 PM | Сообщение # 49
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 320
Статус: Offline
Нашла еще один красиво оформленный ресурс Русская сказка
http://russkaja-skazka.ru/

 
ТанецДата: Суббота, 2017-07-22, 4:28 PM | Сообщение # 50
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline
Гора Обасутэ

Японская притча

Был в старину обычай: как только старикам исполнялось шестьдесят лет, покидали их на погибель в дальних горах. Так приказал князь: незачем лишние рты кормить.
Старики при встрече приветствовали друг друга:
— Как время-то бежит! Уж пора мне в этом году отправляться на гору Обасутэ.
— Вот как? Значит, вместе пойдём, и мне пора.
Но вот что случилось однажды на рассвете.
Двое братьев несли по очереди своего старого родителя по крутой горной тропе. Тащит старший брат тяжёлую ношу на спине и слышит по временам какой-то треск за собой.
Оглянулся он и спросил:
— Что делает наш отец?
— Да так, пустым делом балуется, — ответил младший брат. — Ломает ветки и бросает на дороге.
— Отец, ты зачем ветки ломаешь? Верно, для заметок? Хочешь убежать, когда мы уйдём домой?
Старик ответил так:
В далёких горах
Ветками путь отмечу.
Зачем, для кого?
Ради любимых детей,
Что покидают меня.
И после в молчании продолжал ломать ветки и бросать на тропинку.
Обасутэ прячется в самой глубине гор. Братья добрели туда к вечеру, сказать по правде, с лёгким сердцем, только спинам их пришлось тяжело.
Посадили они отца под большим деревом и начали совещаться, какую дорогу выбрать.
— Идти назад тем же путём скучновато.
— Правда твоя, ничего нового не увидим.
— А зачем долго думать? Пошли вниз с горы куда глаза глядят. Всё равно выйдем к деревне.
Так и сделали. Но незнакомая тропинка давай петлять, шла-шла вниз и вдруг начала подниматься вверх. А уже наступила ночь. Кругом слышался волчий вой, уханье сов… Братья сперва храбрились, а потом испугались вконец.
— Вернёмся поскорей туда, где мы покинули нашего отца, и найдём верную дорогу. Он ведь оставлял заметы по пути, — взмолился младший брат.
Вот когда братья впервые поняли, как сильно любил их отец, как заботился о них.
— Батюшка! Батюшка! — стали кричать они во весь голос и бегом припустились назад.
Взошла луна и осветила тёмную чащу. Видят — старик неподвижно сидит под деревом. Братья опустились возле него на землю и перевели дух.
— Что с вами случилось, дети мои?
— Да вот, захотелось нам пойти назад по другой дороге. Но мы заблудились. Просим тебя, вернись с нами и укажи правильный путь.
Отец показал пальцем на тропинку:
— Вот идите по ней, я бросал ветки по дороге. А я останусь здесь.
— Нет, нет, не говори так. Позволь нам отнести тебя домой. Будь что будет, мы больше никогда не покинем тебя! — стали умолять братья.
— Неразумные слова! Хотите вы или нет, а должны оставить меня в горах: на то есть строгий княжеский указ. Ослушников ждёт суровая кара.
Но братья поняли, как любит родительское сердце, и твёрдо стояли на своём. Они понесли отца против его воли.
Дома братья поспешили вырыть под полом глубокий подвал и спрятали там своего отца. Каждый день они приносили еду своему отцу и беседовали с ним.
Так прошло больше года. Вдруг от имени князя объявили указ: «Приказываю свить верёвку из пепла, коли найдётся такой умелец». Люди в княжеских владениях вконец измучились, пробовали и так и этак, но всё без толку: никто не смог свить верёвку из пепла. Братья рассказали об этом своему старику-отцу.
— А ведь дело-то нехитрое. Вымочите солому в солёной воде и свейте жгутом, а как высохнет, сожгите на огне, — посоветовал старик.
Сделали братья, как он сказал, и правда, получилась у них верёвка из пепла.
Князь похвалил братьев, но задал им новую задачу:
— Коли вы такие хитрые, продёрните нить сквозь большую морскую раковину, да так, чтобы прошла внутри по всем завиткам.
Опечалились братья и поспешили к отцу за советом.
— Вот оно как, — призадумался отец, а поразмыслив, сказал сыновьям: — Принеси-ка ты муравья, а ты — длинную нитку и горсточку рисинок.
Принесли сыновья, что велено. Старик привязал нитку к муравью и впустил его в глубь витой раковины, просверлив отверстие на верхушке. Потом повернул раковину открытой стороной к свету и насыпал рисинок. Муравей скоро выполз к приманке, а по дороге продёрнул нить сквозь все завитки.
Князь остался очень доволен:
— Хотел я узнать, сколь умны люди в моих владениях. Теперь душа моя спокойна. Но скажите мне, сами ли вы догадались, или кто другой научил вас?
Братья поведали обо всём без утайки.
— Поистине старые люди — кладезь премудрости! — воскликнул князь и немедля отдал указ, чтобы стариков отныне не оставляли в горах на погибель. А братьев богато одарил.
Радостные вернулись братья домой. С тех пор они не таясь, без всякой боязни содержали своего отца в доме и заботились о нём.
https://grani.agni-age.net/articles9/3805.htm
 
MгновениЯДата: Вторник, 2017-11-28, 8:08 AM | Сообщение # 51
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13836
Статус: Offline


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Пятница, 2017-12-15, 8:43 PM | Сообщение # 52
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13836
Статус: Offline
Переоформила детскую книжку-листалку
Гуси-лебеди

Картинки В.Конашевича нашла в замечательном качестве тут.





Сфера сказочных ссылок
 
ФлораДата: Воскресенье, 2017-12-17, 3:27 PM | Сообщение # 53
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1590
Статус: Offline
Хиона, дочь Борея

Людмила Белан-Черногор

Произошла эта дивная история в давние времена, когда земляне искренне верили в существование многочисленных духов (богов), населяющих Землю и Небеса.

Засиделся как-то могучий Борей, бог Северных Ветров, наслаждаясь семейной жизнью, в своих владениях. Красавица жена, дочь царя Афин, подарила ему двух сыновей и двух дочерей. Одной из них, Хионе, было уготовано ответственное будущее — судилось стать ей богиней Снега.

До посвящения оставались считанные годы, и юная богиня терпеливо постигала снежные науки. Покидать дворец на время обучения ей строго запрещалось. Но буйный нрав, доставшийся ей от батюшки, да юношеская самоуверенность не давали покоя и толкали порой на безрассудные поступки.

И вот однажды, когда глава семейства, которого только и признавала Хиона, решил  самолично удостовериться, как его подчинённые выполняют свои обязанности. Оказалось, что в его отсутствие помощники разленились, и работы накопилось видимо-невидимо.

Пока властелин Северных Ветров трудился в поте лица, его юная дочь заскучала во дворце и решила погулять по свету. «Я уже всё могу — засыпать снегом землю, сковать льдом реки, нагнать снежные бури», - подумала она и, надев своё любимое шёлковое платье, вылетела навстречу приключениям.

Длинные чёрные волосы волнами лились по белоснежному платью, карие глаза горели от восторга, когда она, подхваченная услужливыми ветрами, неслась над землёй. 
Вот показались луга с пожухлыми травами. Хиона на ходу, взмахнув рукой, прикрыла их невесомыми снежными покрывалами. Воды рек и озёр, встречающиеся на пути, она превращала во льды. Деревья в лесах принарядила крупными, резными снежинками, на вершины гор набросила тёплые снеговые шапки.

- Прелесть какая! Красота! - восхищалась своим трудом юная богиня.

Вдруг, пролетев над высоченными горами, увидела она перед собой бескрайнюю пустошь песчаную. Жёлтые песчинки, поблёскивая в ярких лучах солнца, слепили глаза. Знойный дух перехватывал дыхание северянки.

«Здесь работы непочатый край», - подумала Хиона и принялась усердно раскидывать снег во все стороны. Но снежинки, едва коснувшись разгорячённой поверхности, мгновенно исчезали.

- Что за безобразие? Кто смеет перечить мне? - возмущённо воскликнула будущая повелительница Снега, призывая на помощь снежную метель.

Не успела метелица примчаться на зов, как песок расступился, и явился дух Песков со своей свитой. Его мантия, изукрашенная драгоценными каменьями, сверкала так, что Хиона непроизвольно прикрыла глаза. Рыжие волосы огненными кольцами обрамляли смуглое лицо духа, пышущее жаром пустыни.

 - Кто хозяйничает в моих владениях? - сурово спросил он.

- Хиона, дочь всесильного Борея! - гордо ответила девушка.

 «Ясно!», - хитро прищурившись, подумал хозяин пустыни, - «С Бореем мы давно поделили сферы влиянии на Земле, а это юное создание, похоже, без ведома отца, развлекается. Надо проучить непослушную.»

- Так-так, Хиона, ты как раз вовремя — заскучал я в подземном царстве своём. Будешь в гареме жить да развлекать меня своими танцами снежными.

Сказав так, бог властно повёл рукой. В тот же миг стража подхватила юную богиню и увлекла в песчаный дворец. Не успела та испугаться, как очутилась в огромном зале, стены которого сверкали ярче неба звёздного.

Песчаный бог уселся на трон и приказал:
- Теперь и повесели меня — исполни свой самый роскошный снежный танец.

- Да чтобы я, дочь Борея, танцевала по чьему-то приказу — такому не бывать! - воскликнула девушка.

- Бывать-бывать! - сказал хозяин Песков, вызывая своих танцоров.

Те, повинуясь приказу, ворвались в зал, окружили Хиону и понеслись в диком песчаном хороводе, увлекая за собой сопротивляющуюся пленницу. Тучи песчинок, поднятые танцорами, засыпали глаза девушке, отчего крупные, горькие капли потекли из её глаз. 

Песчинки градом колотили её в такт сумасшедшему танцу по плечам и спине. Это заставило юную богиню преклонить колени перед повелителем пустыни.

Наконец Хиона не выдержала и взмолилась:
- О! Могучий бог Песков, отпусти меня к батюшке! Я осознала свою вину. Прости, что без приглашения ворвалась в твои владения.

Бог Песков остановил танцоров и, подойдя к девушке, ласково произнёс:
- Иди, дитя, в свой дом. И пускай это приключение будет тебе наукой.


Прикрепления: 4886721.jpg(7.6 Kb)


сирень
 
MгновениЯДата: Четверг, 2017-12-28, 10:02 AM | Сообщение # 54
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13836
Статус: Offline


Золотые яблоки Гесперид

Лейтон Фредерик - Leighton Frederick (1830–1896), английский художник и скульптор.

Кто же не слышал о яблоках Сада,
Трех золотых Гесперидских плодах!
Кто же не думал о призраках ада,
Солнечном рае и смерти в годах!
Ах, эти сказки, древние были,
Жемчуг легенд о величии мира!
Кто их придумал?
Боги открыли
Людям все тайны царства Эфира...
Столь гармоничны старые мифы,
Ритмами Слова пленяют умы,
Музыкой мудрости, иероглИфы,
Руны и образы - звезд колдуны!
Что там за подвиги?
В чем их причины,
Как же желанья вскипают волной?
Люди, герои, маски, личины?
Что движет вечною мира Игрой?

Греции древней долы и реки...
Горы высокие, пышность лесов,
Краски природы славили греки,
Чтя повеленья щедрых Богов.
Славный Геракл!
Откуда явился
Зевса наследник, мощный и смелый?
Подвигам духа в теле учился:
Зеркало судеб - умное дело.
Каждый ли в силах видеть подсказки,
Что самоцветами смысла горят
В мифах, легендах, вымысле сказки.
Кто же примерит царский наряд?

Небо земное - тяжесть столетий,
Вечно ли держит мощный Атлас?
Как отыскал его тайные сети
Умный Геракл, кто его спас?
Где мира край и сады золотые,
Песни звучат не смолкая на миг?
Где Геспериды танцуют младые,
Как отыскать запределья Родник?

Встав пред очами Атласа-гиганта,
Честный Геракл попросил о плодах,
Суть излжив всей истории славной:
Кто и зачем он, что ищет в садах.

Древо златое символом стало,
Подвиг Геракла - духа полет!
Небо взвалил на себя и держал он
Жизни и мысли: радость и гнет,
Шум и печали, догмы и страсти,
Небо давило страшною мощью
Плечи героя, но выстоял к счастью
Стойкий Геракл, и увидел воочью
Мир поднебесный, подземный и сферы!
Подвиг двенадцатый выполнил свой,
И обхитрил он Атласа умело,
Как предписали боги Игрой.

В мифах, легендах загадки сияют,
В дивных созвездиях мысли узор,
Мудрость Афины всем помогает
Выиграть в битвах, расширив свой взор!

Как, почему же плоды золотые
Снова вернулись в Сады Гесперид?
Боги Олимпа ждут непростые
Духа находки и тайны планид.

Сегодня перечитывала эту замечательную легенду.
Для тех, кому захочется вспомнить ее, привожу текст полностью.

((()))

Самым трудным подвигом Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был отправиться к великому титану Атласу, который держит на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа геспериды, три золотых яблока. Яблоки эти росли на золотом дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно было прежде всего узнать путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз сном.

Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии и Европе, прошел он и все страны, которые проходил раньше по пути за коровами Гериона; всюду Геракл расспрашивал о пути, но никто не знал его. В своих поисках зашел он на самый крайний север, к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану. На берегах Эридана с почетом встретили великого сына Зевса прекрасные нимфы и дали ему совет, как узнать путь в сады гесперид. Геракл должен был напасть врасплох на морского вещего старца Нерея, когда он выйдет на берег из морской пучины, и узнать у него путь к гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого пути. Геракл долго искал Немея. Наконец, удалось ему найти Нерея на берегу моря. Геракл напал на морского бога. Трудна была борьба с морским богом. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал всевозможные виды, но все-таки не выпускал его герой. Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось, чтобы получить свободу, открыть Гераклу тайну пути в сады Гесперид. Узнав эту тайну, сын Зевса отпустил морского старца и отправился в далекий путь.

Опять пришлось ему идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона, бога морей, и богини земли Геи, которая его родила, вскормила и воспитала. Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, немилосердно убивал. Великан потребовал, чтобы и Геракл боролся с ним. Никто не мог победить Антея в единоборстве, не зная тайны, откуда великан получал во время борьбы все новые и новые силы. Тайна же была такова: когда Антей чувствовал, что начинает терять силы, он прикасался к земле, своей матери, и обновлялись его силы: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и поднять его на воздух, как исчезали его силы. Долго боролся Геракл с Антеем. несколько раз он валил его на землю, но только прибавлялось силы у Антея. Вдруг во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко на воздух, - иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.

Дальше пошел Геракл и пришел в Египет. Там, утомленный длинным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, сын Посейдона и дочери Эпафа Лисианассы, Бусирис, и велел связать спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву Зевсу чужеземца. Бусирис велел схватить прорицателя Фрасия и первым принес его в жертву. С тек пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки, которыми он был связан, и убил у жертвенника самого Бусириса и сына его Амфидаманта. Так был наказан жестокий царь Египта.

Много еще пришлось встретить Гераклу на пути своем опасностей, пока достиг он края земли, где стоял великий титан Атлас. С изумлением смотрел герой на могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод.

- О, великий титан Атлас! - обратился к нему Геракл, - я сын Зевса, Геракл. Меня прислал к тебе Эврисфей, царь богатых золотом Микен. Эврисфей повелел мне достать у тебя три золотых яблока с золотого дерева в садах гесперид.

- Я дам тебе три яблока, сын Зевса, - ответил Атлас, - ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать на плечах своих небесный свод.

Геракл согласился. Он встал на место Атласа. Невероятная тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и удержал небесный свод. Страшно давила тяжесть на могучие плечи Геракла. Он согнулся под тяжестью неба, его мускулы вздулись, как горы, пот покрыл все его тело от напряжения, но нечеловеческие силы и помощь богини Афины дали ему возможность держать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлас с тремя золотыми яблоками. Вернувшись, Атлас сказал герою:

Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в Микены, а ты подержи до моего возвращения небесный свод; потом я встану опять на твое место.

Геракл понял хитрость Атласа, он понял, что хочет титан совсем освободиться от своего тяжелого труда, и против хитрости применил хитрость.

- Хорошо, Атлас, я согласен! - ответил Геракл. - Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы не давил их так ужасно небесный свод.

Атлас встал опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же поднял лук свой и колчан со стрелами, взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:

- Прощай, Атлас! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.

С этими словами Геракл ушел от титана, и снова пришлось Атласу держать, как и прежде, на могучих плечах своих небесный свод. Геракл же вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки. Эврисфей подарил их Гераклу, а он подарил яблоки своей покровительнице, великой дочери Зевса Афине-Палладе. Афина вернула яблоки гесперидам, чтобы вечно оставались они в садах.

После своего двенадцатого подвига Геракл освободился от службы у Эврисфея. Теперь он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Ждали его новые подвиги. Он отдал жену свою Мегару в жены другу своему Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.

Но не одни победы ждали его, ждали Геракла и тяжкие беды, так как по-прежнему преследовала его великая богиня Гера.

https://www.stihi.ru/2013/09/20/7120


Сфера сказочных ссылок
 
ТанецДата: Воскресенье, 2018-01-21, 1:07 PM | Сообщение # 55
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline
Легенды Греции и русские сказки. Часть 1
http://objective-news.ru/2011-08....t1.html





История, отображаемая в одной из легенд Греции, описывает рождение Персея. Она удивительно похожа на один из сюжетов русской сказки о царе Гвидоне. Может быть, отдельные детали вроде бочки или ящика, в котором путешествовали изгнанные мать с сыном, покажутся кому-то существенными отличиями в сказаниях у разных народов? Но это не так — в греческом часто «бочка» или «сосуд» переосмысливаются как «ящик». Это имеет место в легенде о Пандоре, открывшей то ли ящик, то ли какой-то таинственный сосуд.

В любом случае ни в ящике, ни в бочке переплыть море невозможно. Скорее всего, первоначально и в греческом, и в русском варианте сказания речь шла о Понте, то есть о Черном море. Много столетий спустя, когда изменился этнический состав населения, слово «понт» уже воспринималось как означающее только «море». Вместе с тем в преданиях по-прежнему имелось в виду море под названием Бочка. При этом сказители по-своему истолковали столь важную историческую информацию. Они решили, что сына и мать намеренно заточили в бочку и бросили в море. Из-за таких «правок» предание стало все больше походить на сказку.
То, что у народов тысячи лет сохраняются аналогичные сказочные сюжеты, говорит о реалистичности описываемых событий. Собственно говоря, мы уже знаем о сближении народов южного и северного берегов Черного моря, когда персы оказались в его самом дальнем углу — юго-западном. Может быть, такое объединение было мирным и скреплено брачными узами прекрасной царевны и молодого князя?
Попробуем найти в легендах и сказках еще какие-то факты, которые позволяли бы более конкретно судить о подобном событии. Вот, например, вступление к поэме «Руслан и Людмила» начинается со слов: «У лукоморья дуб зеленый...» В этих, казалось бы, незатейливых словах кроется обозначение одного из самых важных географических пунктов Черного моря. Еще в XIX веке С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» отмечает следующее: «...берег Черного моря, между устьями Днепра и Дуная, представляет своею географическою фигурой настоящий угол и даже доныне называется Углом по преимуществу; турецко-татарское имя Буджак, которое означает теперь всю нижнюю или степную часть Бессарабской области, значит именно угол; славянские туземцы называли это место Углом еще в VII веке, по свидетельству византийцев». Далее вот что пишет известный ученый: «Но, не прибегая к предположениям, вспомним, что в старину изгибы морских берегов, заливы, лиманы обыкновенно называли луками или углами, лукоморьем...»
Теперь обратимся к другим сказочным персонажам. Они вот-вот станут узнаваемыми в нашей жизни городами и местностями. Многие исторические факты найдут свое подтверждение в народных легендах:

И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом;
Идет направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.

Информация предания конкретная и порой даже перенасыщенная. В «ученом коте» увидеть нечто иное, чем теплого мурлыкающего кота, просто невозможно. А вместе с тем в русском языке определение «семейство кошачьих» в соответствии с зоологической классификацией включает всех представителей — и больших, и малых. Из этого следует, что когда-то слово «кот» было настолько всеобъемлющим для похожих животных, что, весьма вероятно, в сказке речь идет о льве. И действительно, на юге Молдовы есть город Леово. В этих же местах начинается Молдавский, или Покутский, шлях, который одной ветвью подходит к южным окраинам Львова. Заметим, украинское название «Покутский шлях» имеет дословный перевод «путь, идущий по углу», то есть по
История, отображаемая в одной из легенд Греции, описывает рождение Персея. Она уди­вительно похожа на один из сюжетов русской сказки о царе Гвидоне. Может быть, отдельные детали вроде боч­ки или ящика, в котором путешествовали из­гнанные мать с сыном, покажутся кому-то существенными отличиями в сказаниях у разных народов? Но это не так — в греческом часто «бочка» или «сосуд» переосмысливаются как «ящик». Это имеет место в легенде о Пандоре, открывшей то ли ящик, то ли какой-то таин­ственный сосуд.

В любом случае ни в ящике, ни в бочке пере­плыть море невозможно. Скорее всего, перво­начально и в греческом, и в русском варианте сказания речь шла о Понте, то есть о Черном море. Много столетий спустя, когда изменился этнический состав населения, слово «понт» уже воспринималось как означающее только «море». Вместе с тем в преданиях по-прежнему имелось в виду море под названием Бочка. При этом сказители по-своему истолковали столь важную историческую информацию. Они решили, что сына и мать намеренно заточили в бочку и бро­сили в море. Из-за таких «правок» предание ста­ло все больше походить на сказку.

То, что у народов тысячи лет сохраняются аналогичные сказочные сюжеты, говорит о реа­листичности описываемых событий. Собственно говоря, мы уже знаем о сближении народов юж­ного и северного берегов Черного моря, когда персы оказались в его самом дальнем углу — юго-западном. Может быть, такое объединение было мирным и скреплено брачными узами пре­красной царевны и молодого князя?

Попробуем найти в легендах и сказках еще какие-то факты, которые позволяли бы более конкретно судить о подобном событии. Вот, например, вступление к поэме «Руслан и Людмила» начинается со слов: «У лукоморья дуб зеленый...» В этих, казалось бы, незатейливых словах кроет­ся обозначение одного из самых важных геогра­фических пунктов Черного моря. Еще в XIX веке С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» отмечает следующее: «...берег Черного моря, между устьями Днепра и Дуная, пред­ставляет своею географическою фигурой настоя­щий угол и даже доныне называется Углом по преимуществу; турецко-татарское имя Буджак, которое означает теперь всю нижнюю или степ­ную часть Бессарабской области, значит именно угол; славянские туземцы называли это место Углом еще в VII веке, по свидетельству визан­тийцев». Далее вот что пишет известный ученый: «Но, не прибегая к предположениям, вспомним, что в старину изгибы морских берегов, заливы, лиманы обыкновенно называли луками или угла­ми, лукоморьем...»

Теперь обратимся к другим сказочным персо­нажам. Они вот-вот станут узнаваемыми в на­шей жизни городами и местностями. Многие исторические факты найдут свое подтвержде­ние в народных легендах:

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом;

Идет направо — песнь заводит,

Налево — сказку говорит.

Информация предания конкретная и порой даже перенасыщенная. В «ученом коте» увидеть нечто иное, чем теплого мурлыкающего кота, просто невозможно. А вместе с тем в русском языке определение «семейство кошачьих» в со­ответствии с зоологической классификацией включает всех представителей — и больших, и малых. Из этого следует, что когда-то слово «кот» было настолько всеобъемлющим для похо­жих животных, что, весьма вероятно, в сказке речь идет о льве. И действительно, на юге Молдовы есть город Леово. В этих же местах начинается Молдавский, или Покутский, шлях, который одной ветвью подходит к южным окраинам Львова. Заметим, украинское название «Покутский шлях» имеет дословный перевод «путь, идущий по углу», то есть по местности, называемой Углом.
 
ГостьДата: Среда, 2018-10-03, 12:39 PM | Сообщение # 56
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 829
Статус: Offline
Песни птицы Гамаюн. Мифы и легенды Древней Руси

Пятнадцатый клубок


- Расскажи, Гамаюн, птица вещая, как Кащей у Дажьбога Марену украл, как Дажьбог Марену отыскивал, как спасала Дажьбога Жива!
- Ничего не скрою, что ведаю...

***

Как узнал про свадьбу Бессмертный Кащей, запрягал колесницу огненную, и собрал несметную силушку, и надвинулся тьмою на Ирий сад.
То не темная туча приблизилась - то надвинулась сила кащеева, затопила мглой Землю-матушку.
Как в ту порушку в светлом Ирии никого из богов не случилось - там один оставался могучий Дажьбог. Снаряжался он в чисто полюшко драться с той несметною силою. Бился с нею Дажьбог трое суточек, и побил он силу великую, а потом возвратился обратно в рай. Лег он спать - и спит непробудным сном, над собою невзгоды не чувствует.
Тут подъехал к высокому терему сам Кащей Бессмертный сын Виевич. Стал Марену он подговаривать, соловьем перед нею выщелкивал, говорил Марене-кукушечке:
- Полетим, дорогая кукушечка, в золотое царство кащеево! Там совьем мы, кукушка, по гнездышку, и устелим его черным бархатом, и украсим его чистым золотом!
Говорил Бессмертный Маренушке:
- За тебя я, Маренушка, сватался, ты должна была быть моею! Ты пойди за Кащея замуж! Моя матушка - Мать Сыра Земля, а мой батюшка Вий - подземельный князь сын великого Змея Черного! А Дажьбог - внебрачный Пеpуна сын от Роси - всего лишь русалки! Лишь со мною ты будешь царицею, а с Дажьбогом - лишь портомойницей!
И Марена тут призадумалась:
- Для чего мне слыть портомойницей? Лучше буду с Кащеем царицею!
И пошла за Кащея замуж. А Дажьбог все спит непробудным сном, над собою невзгоды не ведает, что была у него молодая жена, да пошла за Кащея Бессмертного.
Улетели Марена с Кащем - пробудился Дажьбог сын Пepунович. Тут вернулись в сад боги вечные, стал их спрашивать удалой Дажьбог:
- Вы скажите мне - где жена моя? Куда скрылась моя Маренушка?
Отвечал Дажьбогу великий Пеpун:
- Слышал я от Свaрога небесного, что Маренушка замуж опять пошла - за царя Кащея Бессмертного.
Говорил тогда сильный бог Дажьбог:
- Надо ехать нам за угоною!
Отвечал Пеpун:
- Честь ли мне, хвала ль за чужою женою следовать? Ты езжай один за угоною. Ничего с них, Дажьбог, не спрашивай, как застанешь их в чистом полюшке - отсеки у Кащея голову!
Поезжал Дажьбог за угоною. Как Марена Дажьбога увидела - наливала вина чару полную, заступала ему дороженьку. Как увидел Марену могучий конь - тут же встал на дороге, как вкопанный. Стал коня стегать удалой Дажьбог, конь не слушает, не идет вперед.
Тут сказала Марена Дажьбогу:
- Свет мой ясный, Тарх сын Пеpуна! Меня силой везет Бессмертный! Выпей чару вина зеленого ты с великой тоски и досады!
Выпил чару Дажьбог - захотел еще, наливал еще - по другой горит. Тут напился Дажьбог допьяна и упал на Матушку Землю.
- Велика власть Хмеля могучего! - рассмеялось Марена грозная и сказала Кащею слово: - Ты, Бессмертный Кащей, отсеки главу неразумному Тарху Пepуновичу!
Отвечал Бессмертный Маренушке:
- Как Дажьбог меня из пещеры спас - я ему обещал три вины простить. Это будет прощение первое.
Тут Марена Дажьбога подхватывала и столкнула в колодец глубокий - тот, что вел в подземное царство. И упал Дажьбог в царство темное.
Пробудился в провале великий бог, он вставал на ноженьки резвые и свистел молодецким посвистом.
Подбегал к провалу могучий конь, опустился он на колени и свой длинный хвост опустил в провал.
Ухватился крепко Дажьбог за хвост, и на Землю Сырую поднялся он. И вскочил тогда на лихого коня, и поехал вновь по дороженьке.

***

Вновь стоит на дороге Марена. Как увидел Марену могучий конь - тут же встал на дороге, как вкопанный. Стал коня стегать удалой Дажьбог, конь не слушает, не идет вперед.
Вновь сказала Дажьбогу Марена:
- Если конь не идет, значит он устал. Дай коню отдохнуть, отдохни и сам. Слезь с коня, Дажьбог, и с усталости зелена вина выпей чарочку. Как день летний не может без солнышка, так и я не могу без тебя, мой свет, не могу я есть, не могу и спать!
Выпил чару Дажьбог - захотел еще, наливал еще - по другой горит. Тут напился Дажьбог допьяна и упал на Матушку Землю.
- Велика власть Хмеля могучего! - рассмеялось Марена грозная, и сказала Кащею слово: - Ты, Бессмертный Кащей, отсеки главу неразумному Тарху Пepуновичу!
Отвечал Бессмертный Маренушке:
- Раз Дажьбог меня из пещеры спас - обещал я ему три вины простить. Это будет второе прощение.
Тут Марена Дажьбога подхватывала и бросала его чрез свое плечо, как бросала его - приговаривала:
- Там где был удалой добрый молодец - там горючий стань белый камешек. Пepвый год пройдет - ты лежи на Земле, и второй пройдет - ты лежи на Земле, третий год пройдет - ты сквозь Землю пройди, и низвергнись в царство подземное!
Как тут конь Дажьбога несчастного побежал один ко Рипейским горам, стал он бегать по саду Ирию.
И увидел коня Громовик Пеpун:
- Не видать что-то сына родимого, не видать Дажьбога могучего, знать случилось что-то неладное!
Тут Пеpун Громовержец коня оседлал и поехал по полю широкому. Пepеехал он лесушки темные, переехал поля Сарачинские и доехал до камня горючего. Тут он камень горючий покатывал, а покатывал - приговаривал:
- Там где был бел горючий камешек - стань на месте том добрый молодец - молодой Дажьбог сын Пepунович. Стань ты, камень, легчее легкого!
Тут Пеpун поднимал этот камешек, чрез плечо его перекидывал Там где был бел горючий камешек - там вдруг стал удалой добрый молодец.
И сказал Пеpуну тогда Дажьбог:
- Надо ехать нам за угоною!
Отвечал Пеpун:
- Честь ли мне, хвала ль за чужою женою следовать? Ты езжай один за угоною. Ничего с них, Дажьбог, не спрашивай, как застанешь их в чистом полюшке - отсеки ты Кащею голову!
Тут вскочил Дажьбог на лихого коня и поехал по полю широкому.
Не ковыль в чистом поле шатается - зашатался там добрый молодец молодой Дажьбог сын Пepунович. Доезжал до речки Смородины, принагнулся он к быстрой реченьке, и вскричал Дажьбог громким голосом:
- Кто тут есть на реке перевозчиком? Отвезите меня на ту сторону! Примите меня, хозяева - Велес с Бурей Ягою Виевной! Накормите меня белым хлебом, напоите вином медвяным!
Отвечают ему хозяева:
- У нас в темном царстве - горькое житье. У нас хлеба белого - нет, и питья медвяного - нет. А есть - гнилые колоды, а есть - водица болотная!
Говорил Дажьбог сын Пepунович:
- Пepевезите меня на ту сторону! Пepевезите меня, проводите ко горючему камню Алатырю, ко дворцу Кащея Бессмертного!
Пepевез через речку Смородину Тарха сына Пеpуна Велес, и давал Дажьбогу клубочек:
- Ты, Дажьбог, ступай за клубочком - приведет клубочек к Кащею!
Поезжал Дажьбог за клубочком и приехал он в царство темное, горы там в облака упираются и чертог стоит между черных скал - то дворец Кащея Бессмертного. У дворца ворота железные, алой кровью они повыкрашены, и руками людскими подперты. Стены у дворца - из костей людских, вкруг палат стоит с черепами тын.
Увидала его Марена, говорила Кащею слово:
- Не убил ты Дажьбога доброго - он опять к нам в гости пожаловал!
Подходила она близешенько, кланялась Дажьбогу низешенько:
- Свет мой ясный, Тарх сын Пеpуна! Меня силой увез Бессмертный! Как день летний не может без солнышка, так и я не могу без тебя, мой свет, не могу я есть, не могу и спать! Выпей чару вина зеленого ты с великой тоски и досады!
Выпил чару Дажьбог - захотел еще, наливал еще - по другой горит. Тут напился Дажьбог допьяна и упал на Матушку Землю.
- Велика власть Хмеля могучего! - рассмеялось Марена грозная, и сказала Кащею слово: - Ты, Бессмертный Кащей, отсеки главу - неразумному Тарху Пepуновичу!
Отвечал Бессмертный Маренушке:
- Как Дажьбог меня из пещеры спас - я ему обещал три вины простить. Это будет прощенье последнее. Коль сойдемся мы еще раз в бою, не уйдет от меня удалой Дажьбог! Отсеку ему буйну голову!
Тут сходила Маренушка в кузницу и сковала она пять железных гвоздей, поднимала Дажьбога под пузухи, приносила к скалам Кавказским. И распяла на скалах бога. И забила в ногу железный гвоздь и в другую вбила она другой, в руки белые вбила она по гвоздю, а последний гвоздь обронила. И ударила тяжким молотом богу светлому в бело личико - он облился кровью горячею.

***

Как была у Марены Cвароговны Жива-Лебедь - сестра родная. Говорила она Свaрогу:
- Дай прощенье и благословение полетать мне по тихим заводям, полетать, погулять белой лебедью! Долететь мне до царства темного, погостить у родной сестрицы! Дал прощенье Свaрог Живе-Лебеди. Полетела Жива к Кавказским горам - погостила она у сестрицы. Стала Лебедью белой погуливать, по горам она стала полетывать - и увидела бога распятого, молодого Тарха Пepуновича.
И сказала ему Лебедь белая:
- Молодой Дажьбог сын Пepунович! Ты возьмешь ли меня в замужество? Я спасу тебя от сестры своей, от Марены - напрасной Смерти!
И сказал Дажьбог сын Пepунович:
- Я возьму тебя замуж, Лебедушка, Жива - дочь Свaрога небесного!
И тогда Cвароговна Лебедью полетела в небесную кузницу, доставала клещи железные, отдирала клещами железными от скалы Дажьбога могучего.
Уносила Дажьбога Лебедушка далеко из темного царства ко Рипейским горам в светлый Ирий сад. Оживляла Дажьбога живой водой и лечила раны кровавые.

http://sokrnarmira.ru/index/0-4025


да воздается по трудам всегда
 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактический День Сказочника » Сказки и легенды (притчи и мифы)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега