Среда, 2022-10-05, 10:38 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Проекты Ковчега - Вход _ИМЕНА Авторов -Вход
Рекомендуем - Гимн любви. _Ковчег сияющей души - Вход. Книжная полочка - Сборники
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: milogik  
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Галактический Университет » Монадология (Новая наука Милогия)
Монадология
ТанецДата: Вторник, 2015-10-27, 1:21 PM | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6800
Статус: Offline
В развитие темы Сказочная Наука

Великий посвящённый Пифагор (6 век до н.э.), впервые дал научное определение и обоснование понятию Монады,
говоря о её сути примерно так:

Что такое душа человеческая?
Частица великой Мировой Души, искра божественного Духа, бессмертная Монада.

Но если её возможное будущее открывается в бездонном сиянии божественного сознания, её таинственное рождение относится к началам организованной материи. Чтобы достигнуть своего настоящего состояния, она должна была пройти через все царства природы, подняться по всем ступеням лестницы существования, постепенно развиваясь путем бесчисленных существований.

По страницам сайта Милогия

Автор Единой науки (милогия) - доктор философии, доктор экономики,
академик МОАЭБП, академик Международной Академии Меганауки,
академик Общественной Академии Национальной Безопасности,
Михаил Иванович Беляев

ОСНОВЫ МОНАДОЛОГИИ
1. ПЕРВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ




Фундаментальность и всеобщность свойств природных операционных механизмов, которые мы рассматривали выше, вызывают необходимость определения соответствующей терминологии, необходимость выбора универсального объекта. И такой универсальный объект имеется. Это монада - объект, известный еще из древних космических легенд Востока.

Монадология. Эта наука достаточно хорошо известна в эзотерической философии (В. Шмаков. "Закон синархии и учение о двойственной иерархии монад и множеств", Киев-MCMXCIV, "София", 1994г.). Однако и раньше, и теперь, современные ученые не спешат изучать философские аспекты этой проблемы. И в этом есть "серьмяжная" правда, т.к. прикладные науки так далеко отошли друг от друга, а философия уже давно занимается своими собственными проблемами, увеличивая объем своих собственных задач, и занимаясь, в основном, изучением своего славного прошлого, но в котором, однако, уделялось внимание и проблемам монадологии (Кант, Лейбниц, В. Шмаков, Бугаев и др.). Даже само понятие "иерархия" пришло в науку, возможно, из монадологии (иерархия множеств, потенциальная иерархия, духовная иерархия). Но для нас особое значение будет иметь в этой эзотерической философии иерархия монад, порождающая самые многообразные монадные формы и монадные кристаллы.

Иерархия монад, излагаемая на страницах сайта, не повторяет идей эзотерической философии. Эта иерархия обосновывает реальные свойствами окружающего мира, дает практический (не философский) ключ к самым сокровенным тайнам природы. Поэтому можно сказать, что иерархия монад, открывает новую страницу этой древней науки.

Монадология - это самодостаточный раздел Единой науки. Её философское значение не только в том, что она вооружает другие науки единой методологией. Монадология зиждется на фундаменте Единого закона эволюции двойственного отношения (монады) и потому монадология, характеризуя процессы ОБРАЗования "по образу и подобию", наглядно демонстрирует математические приемы и методы, используя которые Природа не задумывается над "физикой" объектов (материя, дух, сознание, разум, и т.д.).

Связанные темы:
Законы Сохранения http://kovcheg.ucoz.ru/forum/86-2353


Книгоиздательство

Сообщение отредактировал Танец - Вторник, 2015-10-27, 1:25 PM
 
НатьяДата: Вторник, 2022-01-25, 10:47 AM | Сообщение # 21
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 5224
Статус: Offline
Цитата Шахерезада ()
В каждой монаде в потенциале свёрнута целая Вселенная.


лишь стоит выйти за пределы материальности трехмерной,
и тяжесть оплывет, и тело  моложе станет и светлее
и станет взгляд зрачков бездонней, и твердью атомною корни
и тишина сойдёт молчаньем на твердь…и дверь укажет к тайнам…


небесный странник

Сообщение отредактировал Натья - Вторник, 2022-01-25, 10:47 AM
 
ТанецДата: Пятница, 2022-02-11, 6:20 PM | Сообщение # 22
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6800
Статус: Offline
фрагмент книги "Мысль изначальная"
https://proza.ru/2022/02/11/1482

Откуда Мысли?

Как на земле появляются выдающиеся мыслители, мудрецы, чьи имена сохраняет время?
Откуда берётся свет знания во мраке незнания?
Где начало у мысли, у нашего восприятия мира, где рождается цель жизни?
Вопрос стоит только там, где уже есть возможность ответа, причём необходимого. И говорит вопрос о неполноте знания. Насыщение знанием обычно временное, золотые чаши знания людей сталкиваются, проливая наполненный сосуд или меняя свою форму в процессе расширения горизонта, или углубления смысла. Но однажды эти чаши от вдохновенного взгляда неутомимого искателя просто... растворяются в Свете Знания...

Любой процесс, нечто временное, во времени, а следовательно, и для некоторой цели. Цель, очевидно, может появиться в результате появления чего-либо недостающего искателю, но и само это появление вызвано действием чьего-то желания, и так в рассуждениях можно дойти до начала, называемого… Первопричиной.

Чьё Желание было изначальным?
Ответ предельно прост..
Являясь бесформенной и всевмещающей Основой - Сутью мира, Мысль изначальная, будучи «выдворенной» из безвремения Творца – Его Желанием творчества, оставаясь вечным Желанием Бога, становится ограниченной временем жизни её проекций в формах - в мыслях мудрецов, в существе всех Великих Идей.

Процесс превращения бесформенного в образы мира – закономерный, замысленный, целевой. Влага испаряется с земли ради возвращения на землю, а дожди падают и орошают землю ради того, чтобы влага вновь устремилась в небо… Нет начала и конца кругообороту потоков Сознания, один из уровней которых представляет вода - носитель информации и даритель жизни на земле. Подобные процессы происходят и в более тонких, невидимых мирах мысли человеческой и сверхчеловеческой.

Да, это вопрос вопросов: …откуда берутся мысли? Из Источника жизни, а уж где вы его найдёте - это ваше дело.

Всё, созданное человеком или его умом, всё, созданное земной природой - временно, все знания и опыт условны и ограничены.

Исходя из Закона Сохранения Единства или первоначальной целостности, можем утверждать: есть временное, - существует и постоянное. Сотворяемое Монадой, Богом, Творцом - постоянно в переменных условиях, в границах воспринимаемых миров. Всё созданное Единством мира бесконечно, непрерывно, совершенно, а проявляется прерывистым и ограниченным, несовершенным - в нашем ограниченном восприятии.

Таким образом, мы видим, всё проявленное, воспринимаемое имеет корень в непроявленном, невоспринимаемом, которое в свою очередь имеет корень в проявленном – в нас.

Это и есть единство Монады - Суть

Сознание человека - тигель, в котором возможны, помимо привычных уму процессов, и фазовые переходы конечного в бесконечное и обратно. От аморфного состояния к кристаллическому, от разумности человеческой, биосферной к божественному прозрению и обратно. Вот почему нет завершённости мыслям и завершённых истин, нет остановки во времени движения мысли, нет окончательных знаний, теорий, систем, наук… Всё относительно... всё есть Число отношений (число комплексное, векторное, качественное... и т.д.) Существенным в мире Единства является -
Абсолют Относительности, главный Принцип Творения миров.

Каждый человек в состоянии духовного напряжения невольно подключается к более высоким уровням духоматерии, к общей Сокровищнице знаний, к вектору или фракталу Мысли изначальной ( относительно себя). Каждый берёт из неё своим инструментом ума то, что необходимо ему для реализации своей цели.
А выразить удобнее всё же средствами искусства, поскольку язык науки слишком сух, витиеват и категоричен, а потому лишён Красоты неявного, Тайны Истока Мысли...

БОЖЕСТВЕННОЕ ВИНО

Мы пьём из одного златого кубка
Божественное терпкое вино!
И впитываем знанье, словно губка.
Миг творческий откроет нам окно.

Бриллиантами во времени прольются
Те капельки, что гениям даны,
Несчастливы лишь те, что отвернутся,
Не примут эти ценные дары.
Стремительно приходят истин искры!
И гаснут… не найдя ответный вдох...
Но чаще превращаются в те мысли,
Что ценим мы и чтим во слове - Бог.

Не зря на почву добрую приходят,
И золотом во времени живут.
То Данте, то Ньютон себя находят,
То пушкинской строкою нам поют...
Мы пьём... и оживают наши души,
Мы пьём! И обретаем жизни путь,
Так свет раздвинет радугою тучи,
Так чувства не дадут душе уснуть...

Себя я превращу в вина глоточек,
Всем клеточкам энергию даря.
Кто я? О, Боже правый… много точек!
Жить запятыми... не умею я...

Представьте, что Вы узнали глубинную тайну мира о бесконечности тайн мира в Едином. Только Вам ваш путь являет эту тайну истиной. Отстаивая своё знание истины, Вы светите другим… своей непостижимой тайной. Существуют многочисленные, различные восприятия Вселенной и Бога (Высшего Разума), как же постичь Истину? Уму следует обратиться внутрь чувств сердца, в то, что называем Бог-Разум-Откровение...
Бог творит Вечность,
Вечность создаёт мир,
мир творит время,
время обусловливает становление… Бога, вечно творящего Вечность…

Сущность (суть, идея) Бога - в некотором смысле Благо, Прекрасное, Счастье, Мудрость, любовно-творческое состояние богоподобных сущностей - Знание сердца.
Сущность Вечности есть тождественность, которая недостижима вне Бога, её не найти во времени.

Сущность мира - Порядок, который устремлён к Вечности.
Сущность времени – изменение, путь перемен.
Сущность становления - жизнь и смерть.
Вот почему Бог - и есть Единство мира, порождающее всё бесконечное многообразие вариаций. Истина выраженная в словах обесценивается, выхолащивается. Экстатичная, иррациональная истина - невыразима. Истина и иллюзорность связаны, одно не бывает без другого, но польза всюду обретается - Мерой Знания.

Просветлённый человек соединяет вопросы с ответами ради Игры в творчество, совершенствования существования, он живёт по причине избытка творческой энергии, выражаемой им особым образом любви к миру.

Искатель живёт по причине недостатка знания и по необходимости поиска совершенства, обретения пути к знанию.

«Любовь - есть результат любого знанья, незнающий не любит – вот признанье…» - суфийская мудрость
https://online.pubhtml5.com/ucdb/vumq


Книгоиздательство
 
ТанецДата: Пятница, 2022-02-11, 7:35 PM | Сообщение # 23
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6800
Статус: Offline


Если вдумчиво почитать высказывания древних философов о начале мира, всюду можно распознать Монаду.
Вот и почитаем, помыслим интрасферно...

ПРОКЛ

Прокл Диадох - 410—485 гг., Новый Рим (Константинополь, Царь-Град, Византида, ныне Стамбул), неоплатоник.

Наиболее верное и простое объяснение единству мира бытия даёт платоник Прокл. Единое рассматривается Проклом как

1. бытие само-по-себе, без всякого множества и до [всякого] множества;

2.Единое, в котором уже зародилось множество, но само по себе оно остается простым и неделимым смыслом этого множества;
и, наконец, как

3. собственно объединённость Единого и многого, в которой есть не только смысл, но и перечислимость всех входящих в неё моментов.

Мои комментарии:

Первое – нулевое, отсутствие восприятия, целостность неделимая.
Второе – единичное восприятие своей целостности, разделение на внутренний мир и внешний.
Единица - Монада - Атом
Третье – восприятие внутренней и внешней множественности, численное и качественное в отношениях, до бесконечности.

Триадное развитие системы Прокла обусловлено принципом: «Любые два полярные термина имеют один или более посредника, которые более или менее подобны каждому полюсу».
Этот принцип можно представить также как частный случай более общего принципа:
«термины или понятия, различающиеся в чём-то, должны быть в чём-то схожи».
Из последней формулировки видно, что для полагания противоположных терминов необходимо существование чего-то общего между ними. Этот посредник будет являться универсалией, что делает неизбежным вопрос о его онтологическом статусе.

Для Прокла чтобы мыслить, нужно уметь различать, а чтобы было что-то различное, должно быть нечто общее.
Мышление состоит в различении и соединении. Прекращение мышления, как процесса соединения и различения – является немыслимым. Его называют Единым. Поэтому все слова и мысли о Боге (Монаде) являются мистикой или мифами, рассказывающими об основе Мира Единого.

Прокл различает три смысла 'целого', и признает все выводы из высказывания, что целое является суммой частей плюс причина его единства. По существу целое есть Монада, которая не может быть воспринята: она есть ‘целое до частей'.
Воспринятая Монада - Атом - Первочастица - в восприятии. Поскольку восприятие многоуровнево и многокачественно, уникально в каждый момент времени, можно предположить, что каждое системное время начинается с Атома, как воспринятой Монады Единства уникального мира.

Снова прихожу к выводу, что слова объяснений запутывают изначально ясный смысл...


Книгоиздательство
 
ШахерезадаДата: Воскресенье, 2022-06-12, 9:24 PM | Сообщение # 24
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 2014
Статус: Offline
фрагмент публикации
Узнай себя (Владимир Бибихин)
Семестровый курс, прочитанный на философском факультете МГУ в 1990 г.

...Задание монады быть местом целого мира. Монада собственно и есть задание вместить мир — или не сбыть­ся[38]. В этом смысле я понимаю бахтинское событие мира. В истории, в задании индивидуальности, индивида, про­стого неделимого, первое и последнее событие — то, что в ней сбывается мир. Мир как целое ее обеспечивает, а ничто другое не обеспечит.

Есть причины читать Лейбница подробнее, даже те внешние, что он был славянин, его фамилия переделана из Любенич, что он много думал о России, старательно изучал ее, видел ее серединой между Европой и Китаем, т.е., по тем временам, серединой мира, был лично знаком с Петром Первым, работал для русской дипломатии; что его ученик был учителем Ломоносова и дал хорошую ха­рактеристику его способностям. Более близкая причина в том, что монадология важная тема русской мысли нача­ла 20 века, в «неолейбницеанстве» (В. В. Зеньковский) А. А. Козлова, С. Ф. Аскольдова, Л. М. Лопатина, а также у Н. О. Лосского, у отца Андрея Белого известного ма­тематика Н. В. Бугаева и (видимо через него в годы друж­бы с Андреем Белым) у Павла Александровича Флоренс­кого[39]. Не мечтая о полноте изложения, сделаем только не­сколько выписок из Лейбница к теме узнай себя.

Монада может узнать себя или осуществиться только в мире и только через его целое. Иначе все останется лишь при тесном и теснимом отрезке, который всегда зависит от давления извне загородки, и тем неизбежнее зависит чем больше мобилизует себя. Выход монады к целому это тайна, открытая только ей. Извне монада всегда будет казаться отдельной от всего. Вбирая целый мир, она ста­новится по-настоящему простой. Кажущихся частей мо­нады, как частей тела, так много и они именно такие для того, чтобы целое стало и оставалось целым. Мнимая множественность частей обнаружится, если убрать одну; с ней отнимается и целость. Одна часть значит все. На известном полотне Репина две фигуры, царь Иван и его сын, но она не менее полна чем если бы фигур было много; больше того, и эти две подлежат счету только для искусствоведов, а по существу они составляют целое, и не для того ли их две, чтобы мы наконец впервые поняли, насколько сын и отец одно. Целость картины мы отсчитываем не с момента, когда в нее оказывается включено такое-то чис­ло предметов, — вот их изображено сто двадцать четыре, и отныне картина художественное целое, — а когда мы видим в ней то, что совпадает с нашим опытом целого. Нашим опытом целого или, как говорит Лейбниц, «пос­ледним основанием» всякой монады оказывается «выс­шая монада», мир.

От всякой монады, если она осуществляется как мо­нада, т.е. выбивается из простой множественности, а это она может сделать только бросив себя мировому целому, открывается поэтому бесконечная перспектива. Нет ни­чего такого, что было бы ей в принципе закрыто. Больше того, захват целого опережает в ней всякое постижение. Не потому что у монады есть глаза (в ней нет окон), она может видеть, а потому что монада это прежде всего от­крытость мировому целому, она становится перспектив­ной и получает возможность видеть, развивает глаза. Они странные. Окна ей не нужны, потому что она, так ска­зать, даже не на собственном теле, а на всей себе знает, что осуществится ровно в той мере, в какой притянется к целому. Она живое зеркало, т.е. выбирающий глаз, кото­рый видит сначала целое и потом, в интересах целого (весь интерес, inter-esse между ее бытием и небытием, сосредоточен для монады в мире) и в его перспективе видит уже все что видит.

Чей монада глаз? Опять же целого, потому что, це­лым извлеченный к бытию, он собственно целому же в первую очередь и принадлежит, а отдельной монаде дан на поглядение. Через все монады целое мира смотрит на себя и видит в первую очередь опять же само себя. За миром стоит Бог. Бог смотрит на мир глазами всех монад, тяготеющих, чтобы быть — иначе они не могут, — к верховной монаде. Монады это «точки зрения» Бога, с которых он смотрит ( в том же смысле, в каком, см. выше в Ригведе тысячеглазый Варуна повсюду расставил своих соглядатаев).

Считается, что оборот речи «точка зрения» идет в нашем образованном обиходе от этого словоупотребления Лейбница. Говоря: «с моей точки зрения», я должен был бы подразумевать: насколько и мне тоже дано заглянуть в тот орган зрения, который во всем — где-то на свою путях, уж конечно независимо от моих способностей зрения, — установил для каких-то своих наблюдений Бог.

Но и, со своей стороны, глаз монады, ее «точка зрения» видит, так сказать, во все стороны, Бога и мир[40].

Мы теперь яснее понимаем, почему монада не имеет и не должна иметь окон: это ей нужно для того чтобы сначала и прежде всего видеть то, что не видно — целое. Монады не обязательно только человеческие индивидуальности. Это вообще любые целые сущности. Все единства по своей сути — всеединства; единство, не осуществившееся как всеединство, остается заданием или задачей. Природные образования, например птицы, существуют и продолжаются в той мере, в какой вбирают в себя, по-своему, целое мира. В огромном большинстве не вбирают и гибнут. Поэтому когда монада без окон идет своим путем зерна, которое и заранее способно к целому и растет с самого начала в перспективе целого, то она совсем не обязательно должна воздействовать на тело, в котором она его душа. Тело, другая монада, позаботится о себе. Так все вернее будут делать одно дело. Чем чище душа в своей точке зрения верна привязанности к цело­му, чем свободнее она оставляет в покое свое тело, на ко­торое все равно не может действовать, только спутает и нарушит его, тем увереннее совпадет с телом, которое тоже растет к целому, определяется им. Окна у монад зак­рыты для того чтобы они безошибочнее могли угады­вать друг друга через целое.

Монада — mundus concentratus, un monde en raccourci, сокращенный мир, как у Николая Кузанского, кото­рый или прямо, или через Джордано Бруно на каждом шагу угадывается в Лейбнице, индивид — mundus con­tractus, стяженный мир. Способ угадывания целого, к которому тянется монада, т.е. невидимого мира (в види­мом монада не увидит целое, пока сама им не станет, а в себе потому, что она ведь целым только стремится стать), странный путь события целого в монаде Лейбниц назы­вает перцепцией, вниманием, букв. вбиранием. Мы мо­жем сказать: пониманием. Надо учесть отличие перцеп­ции от апперцепции (Монадология, § 14), отражающего восприятия вещей, с одной стороны, и от декартовского сознания, conscience, чистого фона всякого восприятия: перцепция внимательна к тому, чего еще нет. Апперцеп­ция конечно состоится в свое время при наличии простран­ства сознания, которое тоже появится. Но для начала дол­жно быть пространство как таковое. Оно развертывается тягой к угадываемому опыту целого. И хотя мы по време­ни не раньше открываем глаза чем видим вещи, мы ина­че как в свете целого не откроем глаз. Обычно мы видим в негативном свете его отсутствия. В нем развертывают­ся время и пространство и работает «логика» (Кант раз­вертывает мысль Лейбница). Вещи видятся в отсутствующем свете с риском заблуждения и ошибки. Но с самого начала иначе как в перспективе мира мы их не видим. Кроме как в целом никакой индивид не имеет опоры.

Угадывание целого происходит внезапно, par des fulgurations («Монадология» написана по-французски), вспышками молнии. Это молния Гераклита, которая дол­жна вырваться из времени и пространства, чтобы проре­зать темноту неготовой монады, дойти до нее сквозь зак­рытые веки. Через эти озарения, из-за образованности монад целым, они, каждая, отзываются во всех и «всякое тело ощущает все, что делается во вселенной; так что тот, кто все видит <не глух к тому, что до него доходит в ко­лебаниях мира>, может читать в каждой вещи все что делается везде, и даже то что было и то что будет» (§ 61). Доходит до всех всё. Не все всё прочтут, а прочтя не все­гда распутают. Больше останется в слитном.

Мир похож на машину. Отличие то, что шестеренка мельницы, часть машины не машина, а всякая часть ма­шины мира, самая малая, тоже целая машина, «по-свое­му целый мир» (§ 64). Каждая, любая частичка представ­ляет вселенную.

Опыт это ты проходит через целый мир не потом и между прочим, а сначала и в первую очередь.

17. Мы читали у Артура Шопенгауэра об открытии в другом себя, об опыте tattvam, узнавании это ты, по­няв в том же смысле загадочную однобуквенную надпись Ε на храме Аполлона Пифийского в Дельфах. Уже у Шо­пенгауэра мы неожиданно увидели в этом контексте сло­во мир: узнавание себя в другом, другого в себе, чувству­ет Шопенгауэр, каким-то образом захватывает целый мир. Мы были к этому готовы: немного больше года на­зад в этой аудитории говорилось, что человек может най ти себя только в мире и ни в чем меньше чем мир себя не узнает. Наконец, читая «Монадологию» Лейбница (две недели назад) мы явственно увидели, что индиви­дуальность, чтобы состояться как индивидуальность в том определяющем и необходимом, из чего она состоит, — в простоте, неделимости, цельности (не той, которую в своем приватном интересе требовал восстановить в себе гоголевский маиор Ковалев, заметивший свою нецелость только когда его нос стал отдельно от него ездить в эки­паже по Петербургу, служить по научной части статским советником и молиться в Казанском соборе, а той, пол­ной целости, которую в смертельной борьбе Гоголь отста­ивает в своем маиоре Ковалеве и которую потерял и не может найти в «Двойнике» Достоевский[41]), — не имеет на что опереться, кроме как на целое, в конечном счете все­ленское. Про нас скажут в этом месте, что мы подошли к проблеме всеединства или может быть соборности. Это не прояснит нашу ситуацию, а покажет ее опасность. Нам грозит скользнуть в глубокую разъезженую колею, из которой рано или поздно придется выбираться, так что лучше сделать это сразу.

Но независимо от того, сумеем мы выйти из русла метафизики всеединства и соборности или нет, мы должны признать, что возразить той мысли, на которую наводит «Монадология» Лейбница, нам по честному нечем. Да, единственное по сути не имеет себе опоры как в едином, т.е. само себя обосновать не может, на себе не стоит, сразу оказывается сбито с ног и теряет свою единственность, как только встает в ряд других. Попробуйте говорить о единственном Б, с какой стати оно единственно? Рядом с ним А, В, которым единственность принадлежит ничуть не меньше чем Б. Стало быть единственность у него не своя, а заимствованная у рода. Можно сказать А, В так, что никто не заметит, что пропущено Б. Есть языки, где нет Б; есть и такие, где нет А и нет В. Б может обосновать себя как единица только тем, что входит в алфавит языка, т.е. соседи не предполагают этого Б и сами себя не оправдывают иначе как через свою принадлежность к целому алфавита. Вне алфавита Б зависнет, перестанет опознаваться как единица и фигура, пока не встроится, допустим, в абстрактное целое знаков. Та или иная, заданная или искомая встроенность предшествует, мы только этого не замечаем, опознаваемости Б. Даже если удастся отвлечься от всех структур, Б наравне с любой вещью останется встроено в числовой ряд и его индивидуальность будет, по средневековой терминологии, нумерическая: один человек, второй, третий; он второй потому что не первый и не третий; без него останется два, с ним будет три и т.д.

Но и ничего в самом втором, что говорило бы, что без него не будет остальных, нет. Сам по себе, помимо опыта вещей, нумерический счет преспокойно мог бы остано виться где угодно. Нумерация тоже опирается на опыт множественности, данный нам в мире. Там, где этот опыт прерывается, — мы не имеем опыта бесконечно больших и бесконечно малых, — числовой ряд становит­ся проблемой и порождает парадоксы, заставляет ум шататься. При этом сам по себе опыт множественности не первичен, он не сильнее опыта (все)единства и счет один, два, три не менее проблема чем счет один, один, один.
https://omiliya.org/article/uznay-sebya-vladimir-bibihin


Сказки - жемчуга мира
Книги Семи Морей
 
БелоснежкаДата: Пятница, 2022-08-26, 3:53 PM | Сообщение # 25
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 4313
Статус: Offline
Нашла любопытные материалы, начала знакомиться...



15 окт. 2021 г.-- Серия видео лекций Казима Кемаля-ур-Рахима о гилозоике начинается с первой лекции (АМ1).Авторские видео расположены по адресу https://www.youtube.com/channel/UCpJ-...Авторский сайт с текстами всех видео лекций https://adventuresofthemonad.com/posts/


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Галактический Университет » Монадология (Новая наука Милогия)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню
***Новая  Этика. Ролик к 16-летию Проекта Тут
.. на форуме  на сайте

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет

Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Constanta, Лара Фай-Родис, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные издатели: ivanov_v, Сказочница, Шахерезада
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега