Понедельник, 2024-06-24, 8:04 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Храмы Ковчега! Вход День Сказочника! Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

Модератор форума: Фeaно, Сказочница  
Жемчужное царство
БелоснежкаДата: Четверг, 2019-02-21, 6:11 PM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 6346
Статус: Offline
ЖЕМЧУЖНОЕ  ЦАРСТВО
Карта путешествий по царству:
Начало
Продолжение
Презентация авторских сказок


ИЗБРАННОЕ
Избранное Жемчужного Царства
Галерея Жемчужного Царства

«...Эта жемчужина Писания глубоко сокровенна.
Она совершенно не подлежит широкой огласке.
Но какой смысл в этом сокровенном таинстве, если, хоть раз в тысячелетие
не приоткрывать крышку сакрального сосуда и не напоить нектаром,
хоть одно из миллиона удачливое сердце».

Надпись на глиняной дощечке Шумеров


****

Жемчужные сказки в стихах и прозе, а также стихи и композиции, где встречаются жемчуга...
Вход гостям свободный - логин Гость, пароль 12345

Жемчужное Царство - на сайте Сказки Феаны

И. И. Шафрановский «Поэтическая коллекция драгоценных камней» (самоцветы в русской поэзии) http://geo.web.ru/druza/page-28.html


Прикрепления: 7639624.jpg (82.0 Kb)


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Четверг, 2019-02-21, 6:48 PM
 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 0:49 AM | Сообщение # 401
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Жемчужный дракон
Скандалист


Тропа извилиста, порочна, скользка опасная стезя,
Ступая, будь же осторожной, не стоит рисковать зазря,
Во тьме громоздких лабиринтов внутри мистической горы,
Не разум властвует - инстинкты, закрой глаза и не смотри.

На камнях много разной скверны, но чистый воздух говорит,
Что есть отдушины наверно, и значит треснул монолит,
В местах, где тьма разбита светом - поляны, дикие цветы,
Здесь разум дружит с вольным ветром, а гордость с чувством высоты.

Сними же обувь, следуй шагом, не торопись и не шуми,
Жди там, где свет воюет с мраком, равно как демоны с людьми,
Он выйдет сам, он любопытный, последний редкий экземпляр,
В жемчужной коже первобытной еще не ведавшей загар.

Дракон!!! не бойся, он младенец, но и притронуться не смей,
Его родитель - отщепенец особых матовых костей,
Итог почти что невозможен, как ветви сакуры в снегу,
Дракон во мне! и мной же брошен! и я его же берегу!
© Скандалист https://www.chitalnya.ru/work/1331883/

Прикрепления: 0343893.gif (155.5 Kb)
 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 1:03 AM | Сообщение # 402
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Сказка о трех королевских сыновьях и драконьем жемчуге
Автор: Голинченко Екатерина


Когда-то так давно, что и упоминаний об этой истории почти не сохранилось, правил одной страной благородный и мудрый король, и не было прекрасней и богаче этой волшебной земли высоких гор, чистых рек, полных рыбы, зеленых лесов, полных птиц и животных, золотистых полей, богатых урожаем. Но и ему, как и любому смертному пришлось познать печаль, когда его любимая жена умерла, сделав его вдовцом, которому предстояло растить троих сыновей.
И он любил своих детей и заботился о них, став им и отцом и матерью в одном лице, стараясь растить их, прививая им лучшие человеческие качества, сколько сам разумел.
Когда же стал король чувствовать, что стареет, что слабеть стал духом и телом, то призвал к себе своих соколов любимых и говорит им:
— Растил я вас, словно прекрасные цветы, защищал от всех бед и невзгод, ни в чем не знали вы ни отказа, ни недостатка. Теперь же я стал стар и вынужден искать поддержки у вас. Хотел бы я быть уверенным в вашем будущем, что выросли вы достойными людьми. Жизнь во дворце не была для вас отягощена тяжелой работой, но я хотел бы, чтобы вы выбрали себе ремесло по сердцу и, выбрав в учителя лучших в профессии, обучились бы достойному делу.
И старший сын выбрал воинское ремесло, и отправился постигать эту науку у лучших из живущих воинов. И возвратился он только тогда, когда превзошел своих наставников и не стало ему равных в умении владеть всеми известными на ту пору видами оружия, а также — сражаться и без оного.
Второй сын выбрал купеческое дело, и покинул отчий дом в поисках достойных учителей и не возвращался, пока в совершенстве не освоил его. Теперь он стал баснословно богат и мог купить и продать весь мир.
А младший из братьев решил посвятить себя ювелирному делу и вскоре слава о его мастерстве и безупречном вкусе разнеслась далеко за пределы окрестных земель и не вернулась оглушительно и громко — гораздо раньше, чем вернулся сам третий королевич.
Когда собрались все трое сыновей, поведал тогда им отец, что совсем ослаб за последнее время, и только одно средство в мире может помочь ему — три волшебные жемчужины — белая, розовая и самая редкая в мире — черная, что среди прочих сокровищ находятся в далеком заброшенном замке, и стережет которые страшный дракон, дыхание которого было пламенем. Кто добудет их, то и унаследует трон.
И вот первый королевич вызвался добыть для батюшки, возглавив огромный отряд самых храбрых и умелых королевских рыцарей, заодно избавит те земли от ненавистного чудовища и принесет в доказательство отцу голову поверженного зверя.
Да только потерпел неудачу старший сын и вернулся домой без трофеев, с большим трудом сохранив выделенное ему войско, сам чуть не погибнув под испепеляющим пламенем огнедышащего дракона.
Тогда средний сын заверил любимого родителя, что уж он-то непременно доставит ему эти чудодейственный диковины — уж за его-то несметные богатства наверняка можно купить, если не всё, то уж лекарство от недуга он точно достанет, обманет, если нужно, наврет с три короба, всё, что угодно пообещает — но сторгуется, а там будет видно.
Но и средний королевич вернулся ни с чем — не удалось ему речами сладкими да богатствами сулимыми соблазнить дракона — что мог он предложить тому, чьих сокровищ не счесть было?
И вот младший сын отправился за спасительным лекарством для отца.
Только повел он себя совсем не так, как старшие его братья — для начала выразил почтение хозяину замка, представился, что, дескать, королевич он, странствует он в поисках лекарства для умирающего отца и зарабатывает изготавливая ювелирные изделия и продавая их.
Уважительность, искренность и доброта юноши пришлись по нраву дракону — и сумел он то, чего не сумели до него его братья: он был приглашен в замок и предложил ему дракон поработать три дня и продемонстрировать своё мастерство, изготовив из трех самых больших драгоценных камней из его коллекции искусные украшения — если они придутся по нраву требовательному хозяину замка, то можно будет потом и продолжить разговор о магическом жемчуге.
Не испугался парень работы, а припомнил все наставления мастеров, что учили его, и приступил к сотворению из камня шедевров, что могли бы удовлетворить самый изысканный вкус.
Трудился он весь день, а к ночи глаза сами начали слипаться — и тут он услышал прекрасное пение, поднимающее дух и придающее сил. Точно второе дыхание открылось, и завершил мастер первое задание — большой перстень с рубином в золотой оправе.
Когда отдавал работу, спросил юноша. Что это за чудесное пение он слышал — и ответил тогда дракон, что это была его первая жемчужина — розовая, подобно рассвету, и имя ей — Мария.
На второй день изготавливал королевич серьги из камней аквамарина в серебряной оправе. И снова он к ночи валился с ног от усталости, и снова услышал он песню— только в этот раз она была сладкой и обволакивающей подобно пению сказочной сирены, придавшее ему сил.
И снова спрашивал он, что же это была за волшебная песня, и ответил дракон, что это — его вторая жемчужина — белая, как пена морская, и имя ей — Марина.
И принялся королевич-ювелир за третий заказ — кулон с чистейшим бриллиантом в оправе из белого золота. И опять повторилось всё то же — он устал теперь гораздо сильнее, чем первые два раза, и снова он услышал песнь — но была она в этот раз простая, но вдохновенная: о просторах родных да о людях близких и любимых.
И в третий раз спросил он, когда принес выполненную работу, что это за песня звучала и придавала ему сил? И ответил дракон, что это — последняя, третья его жемчужина — темная, подобно небу ночному, и имя её — Маргарита.
И спросил тогда дракон, какая из песен понравилась мастеру больше всего.
Ответил королевич, как сердцем чувствовал — первая песнь хороша была, да только больше марш напоминала, вторая — тоже хороша по-своему, только уж слишком сладка была, а третья песнь напомнила ему песни, что пела у колыбели мать — она более всех за душу взяла.
И попросил дракон явиться свою младшую дочь, и увидев её темные очи, её статную фигуру, покорен был королевич её красотой, и когда его спросили, люба ли ему девица, он сразу ответил, что ещё не встречал ни кого прекраснее, кроме матушки, разве что.
Вторым вопросом было — согласен ли он взять её в жены и быть ей любящим и верным супругом? И снова звучал утвердительный ответ юноши.
И превратился тогда дракон в статного и могучего короля в богатых одеждах, и рассказал о том, как в наказание за свою жадность был превращен в дракона, и что доброта и бескорыстие королевича помогли ему осознать, что же было его главными сокровищами на самом деле, и развеять проклятие.
И снарядил король-дракон большое посольство со щедрыми дарами и богатым приданым, и возвратился младший сын к королю с невестой, её отцом и старшими сестрами и богатыми подношениями.
От такой радости старый король быстро пошел на поправку и ещё достаточно лет прожил, чтобы научить и передать правление государством своему наследнику.
Старшие королевские сыновья были поражены красой и изяществом сестер невесты, и каждый получил вместе с женой не менее щедрое приданое, и старший брат был назначен главнокомандующим и правой рукой молодого короля, а средний брат — главным казначеем и советником.
Вот так удивительно закончилась эта история, и как жаль, что не сохранилось о ней упоминаний ни в одной летописи — и нам остается только гадать, была ли она на самом деле или это всё только выдумка.
_________________

Первоисточник:   https://writercenter.ru/library....75.html

Прикрепления: 8184821.gif (15.4 Kb)
 
ШахерезадаДата: Среда, 2020-11-04, 11:59 AM | Сообщение # 403
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 3911
Статус: Offline
Приходят нежданно под гул Океана
Герои из сказок звучаньем пиано,
И жемчугом строчки стихов украшают,
И вечные тайны свои открывают…

((()))

Царство Жемчужное – звёздные россыпи
В бархате тайной купели небесной,
Души парящие, судеб вопросами
Нас увлекают в мир неизвестный…

Радостью, скорбью, чудес вдохновением,
Древней историей, мифом народа
Вечного, цельного в тайне творения
Новорождённой звезды небосвода…

*


ВОДЫ ВРЕМЁН

Сам Океан приподнялся,
Чтоб встретиться взглядом
Нынче со мною,
А люди вскричали:
– Потоп!
Сердце храните, не верьте надежности строп.
Лучше ль пожары и смерчи? Пусть смерть будет рядом...

С мерой идите и с-мерть победите с-миреньем,
С миром творите, сметая сумятицу чувства,
Пусть между нами безмерное небо искусства
Чистого духа…
Вне слова и смуты сомненья.

Реки замедлили бег и взмолились:
– Примите
Воды времён в океаны, моря и озёра!
Вновь к Океану направила я свои взоры,
Мы ниже всех,
…я на дне твоём жемчуг…
Берите!

Космический телескоп НАСА/ЕКА «Хаббл» (Hubble Space Telescope) делал снимки планетарной туманности NGC 6818 и раньше, однако в этот раз был использован особый набор светофильтров для получения изображения этого восхитительного украшения ночного неба во всей его красе. За это удивительное сияние, так хорошо видимое на этом снимке, планетарная туманность NGC 6818 получила неофициальное название «Туманность Жемчужина» (Little Gem Nebula).


Сказки - жемчуга мира
Книги Семи Морей
 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 2:48 PM | Сообщение # 404
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
Китайские легенды о жемчуге делятся на два типа - в одной версии виноваты драконы, в другой - луна. Китайская легенда о происхождении жемчуга говорит о том, что перламутровые белые камни есть ни что иное, как части самой луны. Ночью, свет луны попадает на воду и под воздействием невиданной человеку магии, лунное вещество обретает плотность, затекает в распахнутые раковины и там формируется в округлый камень жемчужины.
Цитата Шахерезада ()
Сотворчество мастеров Лунная дорожка [ 1 2 3 4 5 ]

Много чудесных произведений в подборке. Спасибо всем авторам! Добавлю и в Жемчужное Царство со страницы 2 

Лунный лик
Алексей Ачаир


Ночь высокая жемчужна;
все пустынно и мертво.
Ничего тебе не нужно
от меня и моего.

Белый диск луны в оправе
звезд, каменей и лучей.
Если сердце жить не вправе,
то не вправе течь ручей.

Смолкни ветер! – пусть неслышно
ляжет ночь, погаснет свет.
Как же все-таки так вышло,
что тебя со мною нет?

Время позднее, ночное
никнет, крепом шелестя.
Сердце у тебя – ручное
И покорное дитя…

Феи в дар приносят людям
ясный ум и честный взгляд.
Что ж, и мы послушны будем,
раз нам феи так велят.

Присмиревшие, как дети,
мы оставим баловство.
Я и ты, и кто-то – третий –
не имея ничего!

Ты не можешь. Я не нужен.
Кто-то взял на стороне –
из оправы горсть жемчужин
и – ударил по струне.

Только нота. Волны звука.
Все – в порядке. Снова – тишь.
Одиночество и мука.
Это – счастье, – говоришь?

«Я не вправе, я не вправе
Быть твоею и ничьей!..»
И заплаканный в оправе –
Лик луны в плену лучей.

4 февраля 1941
Алексей Ачаир (А.А.Грызов 1896-1960)

Об Авторе:
Прикрепления: 9013471.gif (14.1 Kb)
 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 2:57 PM | Сообщение # 405
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline

'Лунная Жемчужина', автор Shirou_Ashiya

Дарю тебе жемчужину Луны
Ирина Львовна Ашомко

Дарю тебе жемчужину Луны.
Она, мерцая, свет прольёт на сны.
Тебе подарит море волшебства.
Окрасит нежностью любви слова.

Дорожки лунной чудо - серебро
разбудит в сердце нежность и добро.
Подарит к сновидениям ключи.
Любую грусть поможет излечить.

Жемчужина - твоя. И до зари
носи её в душе. С собой бери
в мечты и сны. А утром вновь рассвет
подарит миру солнца яркий свет.





Из непонятых ошибок
Из загаданных желаний
Моря и души глубины
Породили грусть жемчужин.
Он в короне властелина,
В ожерелье скромной девы,
И в величии матроны.
Жемчуг царствует повсюду.
Вдохновенья и интриги,
Красота и расставанье,
Ход времен неумолимый
В тихом шорохе жемчужин.
Степанова Е.



 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 4:12 PM | Сообщение # 406
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
ДАР ВОДЫ - Эхо Руми
Автор: Феана


- На улице мистики! Эй, выходи! -
В окошко он мне прокричал.
- Отстань, я больна, да и ночь впереди!
И что же он мне отвечал...
- Да хоть и умри! Здесь присутствует Бог!
Тебя воскресит Он. Пришел уже срок...


Луна все та же, но Вода... уже не та,
В которой нынче Суть ее отражена...


Продолжение:  https://sites.google.com/site/ehorumi/rumi-1/rumi-3

Прикрепления: 4577752.jpg (93.9 Kb)
 
СказочницаДата: Среда, 2020-11-04, 5:09 PM | Сообщение # 407
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Максимилиан Волошин,
LUNARIA, ВЕНОК СОНЕТОВ,
1913


ВЕНОК СОНЕТОВ
1
Жемчужина небесной тишины
На звездном дне овьюженной лагуны!
В твоих лучах все лица бледно-юны,
В тебя цветы дурмана влюблены.

Тоской любви в сердцах повторены
Твоих лучей тоскующие струны,
И прежних лет волнующие луны
В узоры снов навеки вплетены...

Твой влажный свет и матовые тени,
Ложась на стены, на пол, на ступени,
Дают камням оттенок бирюзы.

Платана лист на них еще зубчатей
И тоньше прядь изогнутой лозы...
Лампада снов, владычица зачатий!
2
Лампада снов! Владычица зачатий!
Светильник душ! Таиниица мечты!
Узывная, изменчивая - ты
С невинности снимаешь воск печатей,

Внушаешь дрожь лобзаний и объятий,
Томишь тела сознаньем красоты
И к юноше нисходишь с высоты
Селеною, закутанной в гиматий.

От ласк твоих стихает гнев морей,
Богиня мглы и вечного молчанья,
А в недрах недр рождаешь ты качанья.

Вздуваешь воды, чрева матерей,
И пояса развязываешь платий,
Кристалл любви! Алтарь ночных заклятий!
3
Кристалл любви! Алтарь ночных заклятий!
Хрустальный ключ певучих медных сфер!
На твой ущерб выходят из пещер,
Одна другой страшнее и косматей,

Стада Эмпуз; поют псалмы проклятий,
И душат псов, цедя их кровь в кратер,
Глаза у кошек, пятна у пантер
Становятся длиннее и крылатей.

Плоть призраков есть ткань твоих лучей,
Ты точишь камни, глину кирпичей;
Козел и конь, ягнята и собаки

Ночных мастей тебе посвящены.
Бродя в вине, ты дремлешь в черном маке,
Царица вод! Любовница волны!
4
Царица вод! Любовница волны!
Изгнанница в опаловой короне,
Цветок цветов! Небесный образ Иони!
Твоим рожденьем женщины больны...

Но не любить тебя мы не вольны:
Стада медуз томятся в мутном лоне
И океана пенистые кони
Бегут к земле и лижут валуны.

И глубиной таинственных извивов
Качания приливов и отливов
Внутри меня тобой повторены.

К тебе растут кораллы темной боли,
И тянут стебли водоросли воли
С какой тоской из влажной глубины!
5
С какой тоской из влажной глубины
Все смертное, усталое, больное,
Ползучее, сочащееся в гное,
Пахучее, как соки белены,

Как опиум волнующее сны,
Все женское, текучее, земное,
Все темное, все злое, все страстное,
Чему тела людей обречены, -

Слепая боль поднятой плугом нови,
Удушливые испаренья крови,
Весь Океан, плененный в руслах жил,

Весь мутный ил задушенных приятий,
Все, чем я жил, но что я не изжил -
К тебе растут сквозь мглу моих распятий.
6
К тебе растут сквозь мглу моих распятий
Цветы глубин. Ты затеплила страсть
В божнице тел. Дух отдала во власть
Безумью плоти. Круг сестер и братий

Разъяла в станы двух враждебных ратей.
Даров твоих приемлет каждый часть...
О, дай и мне к ногам твоим припасть!
Чем дух сильней, тем глубже боль и сжатей..

Вот из-за скал кривится лунный рог,
Спускаясь вниз, алея, багровея...
Двурогая! Трехликая! Афея!

С кладбищ земли, с распугни трех дорог
Дым черных жертв восходит на закате -
К Диане бледной, к яростной Гекате!
7
К Диане бледной, к яростной Гекате
Я простираю руки и мольбы:
Я так устал от гнева и борьбы -
Яви свой лик на мертвенном агате!

И ты идешь, багровая, в раскате
Подземных гроз, ступая на гробы,
Треглавая, держа ключи судьбы,
Два факела, кинжалы и печати.

Из глаз твоих лучатся смерть и мрак,
На перекрестках слышен вой собак,
И на могильниках дымят лампады.

И пробуждаются в озерах глубины,
Точа в ночи пурпуровые яды,
Змеиные, непрожитые сны.
8
Змеиные, непрожитые сны.
Волнуют нас тоской глухой тревоги.
Словами змия: "Станете, как боги!"
Сердца людей извечно прожжены.

Тавром греха мы были клеймленны
Крылатым стражем, бдящим на пороге.
И нам, с тех пор бродящим без дороги,
Сопутствует клеймленный лик Луны.

Века веков над нами тяготело
Всетемное и всестрастное тело
Планеты, сорванной с алмазного венца.

Но тусклый свет глубоких язв и ссадин
Со дна небес глядящего лица
И сладостен и жутко безотраден.
9
И сладостен и жутко безотраден
Безумный сон зияющих долин.
Я был на дне базальтовых теснин.
В провал небес (о, как он емко-жаден!)

Срывался ливень звездных виноградин,
И солнца диск, вступая в свой притин,
Был над столпами пламенных вершин,
Крылатый и расплесканный - громаден.

Ни сумрака, ни воздуха, ни вод -
Лишь острый блеск гранитов, сланцев, шпатов.
Ни шлейфы зорь, ни веера закатов

Не озаряют черный небосвод, -
Неистово порывист и нескладен
Алмазный бред морщин твоих и впадин
10
Алмазный бред морщин твоих и впадин
Томит и жжет. Неумолимо жестк
Рисунок скал, базальтов черный лоск,
Строенье арок, стрелок, перекладин.

Вязь рудных жил, как ленты пестрых гадин,
Наплывы лавы бурые, как воск,
И даль равнин, как обнаженный мозг...
Трехдневный полдень твой кошмарно-страден.

Пузырчатые осыпи огня
Сверкают в нимбе яростного дня,
А по ночам над кратером Гиппарха

Бдит "Volva" - неподвижная звезда,
И отливает пепельно-неярко
Твоих морей блестящая слюда.
11
Твоих морей блестящая слюда
Хранит следы борьбы и исступлений,
Застывших мук, безумных дерзновении,
Двойные знаки пламени и льда.

Здесь рухнул смерч вселенских "Нет" и "Да".
От моря Бурь до Озера Видений,
От призрачных полярных взгромождений,
Не видевших заката никогда,

До темных цирков Mare Tenebrarum -
Ты вся порыв, застывший в гневе яром.
И страшный шрам на кряже Лунных Альп

Оставила небесная секира.
Ты, как Земля, с которой сорван скальп, -
Лик Ужаса в бесстрастности эфира!
12
Лик Ужаса в бесстрастности эфира -
Вне времени, вне памяти, вне мер!
Ты кладбище немыслимых Химер,
Ты иверень разбитого Потира.

Зане из сонма ангельского клира
На Бога Сил, Творца бездушных сфер,
Восстал в веках Денница-Люцифер,
Мятежный князь Зенита и Надира.

Ваяя смертью глыбы бытия
Из статуй плоти огненное "Я"
В нас высек он; дал крылья мысли пленной,

Но в бездну бездн был свергнут навсегда.
И остов недосозданной вселенной -
Ты вопль тоски, застывший глыбой льда
13
Ты вопль тоски, застывший глыбой льда!
Сплетенье гнева, гордости и боли,
Бескрылый взмах одной безмерной воли,
Средь судорог погасшая звезда.

На духов воль надетая узда,
Грааль борьбы с причастьем горькой соли.
Голгофой душ пребудешь ты, доколе
Земных времен не канет череда.

Умершие, познайте слово Ада:
"Я разлагаю с медленностью яда
Тела в земле, а души на луне".

Вокруг земли чертя круги вампира,
И токи жизни пьющая во сне -
Ты жадный труп отвергнутого мира!
14
Ты жадный труп отвергнутого мира,
К живой земле прикованный судьбой.
Мы, связанные бунтом и борьбой,
С вином приемлем соль и с пеплом миро.

Но в день Суда единая порфира
Оденет нас - владычицу с рабой.
И пленных солнц рассыпется прибой
У бледных ног Иошуа Бен-Пандира.

Но тесно нам венчальное кольцо:
К нам обратив тоски своей лицо,
Ты смотришь прочь неведомым нам ликом,

И пред тобой, - пред Тайной глубины,
Склоняюсь я в молчании великом,
Жемчужина небесной тишины!
15
Жемчужина небесной тишины,
Лампада снов, владычица зачатий,
Кристалл любви, алтарь ночных заклятий,
Царица вод, любовница волны.

С какой тоской из влажной глубины
К тебе растут сквозь мглу моих распятий,
К Диане бледной, к яростной Гекате
Змеиные, непрожитые сны.

И сладостен, и жутко-безотраден
Алмазный бред морщин твоих и впадин,
Твоих морей блестящая слюда - Лик

Ужаса в бесстрастности эфира,
Ты вопль тоски, застывший глыбой льда,
Ты жадный труп отвергнутого мира!
1913



Венок сонетов "Lunaria" привлекает нас к размышлению о том, как неоднозначны, порой даже непостижимы характеры людей, каким глубоким и таинственным образом связаны они с другими творениями этого мира - планетами, морями, растениями. В творчестве символистов часто было показано, как живет и дышит вся вселенная, как единый организм.

Цикл из сонетов 1913 года назван "Lunaria", не в последнюю очередь потому, что Диана - богиня Луны. В отличие от сонета 1907 года "Диана де Пуатье", данный цикл лишь легким намеком, не прямо, а косвенно обращен к образу этой исторической фигуры.

Образ владычицы ночного неба тонкими намеками переплетается с образом фаворитки 16 века, носящей имя богини Луны. Ведь обе они - символы красоты, женственности, очарования, но в то же время и символы ночи, таинственной власти, смерти, мрака, ужаса.

В этом поэтическом произведении превалируют черные и белые краски, - как известно, бывшие цветами Дианы де Пуатье, которые она, истовая католичка, носила в знак траура по своему мужу. Но это не мешало ей делать все возможное, чтобы стать у власти в качестве возлюбленной дофина Генриха, позже ставшего королем. Поэтому образы крови, яда, пурпура, багрянца (символы жестокости, властолюбия, стремления к обогащению) тоже пронизывают весь цикл.

Волошин называет Луну "владычицей зачатий", и это, кроме всего прочего, и намек на то, что фаворитка Генриха заставляла его посещать также и жену, дабы у той родился наследник. Поэтому во многом именно благодаря Диане у Екатерины Медичи, долго бесплодной (муж ею пренебрегал, слишком увлеченный своей любовницей де Пуатье) наконец-то начали рождаться дети.


Диана де Пуатье

Форма венка сонетов, взятая символистами у Петрарки и его последователей, позволяет Волошину ярко воплотить его замысел - показать в смутных, размытых символах столь же запутанный, скользкий, изменчивый, но интригующий облик первой французской дамы, столь схожей в его понимании с самой Луной.



Максимилиан Волошин, поэт, художник, литературный критик и искусствовед.
Годы жизни:  28 мая 1877 - 11 августа 1932


Нет теплоты близости в дальнем сиянии, но много заманчивости, много новых путей – того, что тоже нам нужно. Н.К. Рерих
 

Прикрепления: 4144129.gif (14.9 Kb)
 
ТанецДата: Четверг, 2020-11-05, 6:19 PM | Сообщение # 408
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6917
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
И сладостен и жутко безотраден
Безумный сон зияющих долин.
Я был на дне базальтовых теснин.
В провал небес (о, как он емко-жаден!)

Срывался ливень звездных виноградин,
И солнца диск, вступая в свой притин,
Был над столпами пламенных вершин,
Крылатый и расплесканный - громаден.

Какие сильные образы!!

Настоящая лунная мистерия! Впервые её читала, благодарю, Сказочница, за Волошина!
Его дивный замысел вполне реализован был.

"Дар воды" - это маленькое четверостишье по сюжету Дж.Руми!
Ему посвящены на форуме несколько тем, а в Библиотеке несколько книг переложений по Руми.
Самая старая книга Долгое Эхо Руми, подготовлена на Проекте ВОПЛОЩЕНИЕ Светланой Халиловой (Фатьма), спасибо ей огромное за помощь в оформлении книг и Читальных залов, создание новых Проектов и сайтов!


Книгоиздательство
 
СказочницаДата: Четверг, 2020-11-05, 10:06 PM | Сообщение # 409
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Все качества жемчуга, которым находят применение магия, целительство, гинекология и погребальная обрядность, обусловлены тройственным символизмом этого минерала – символизмом воды, Луны и женщины.

«В Индии жемчуг – панацея от всех болезней: им лечат кровотечения, желтуху, безумие, отравления, глазные болезни, туберкулез и другие недуги. В европейской медицине он применялся в основном против меланхолии, эпилепсии и сумасшествия; как видим, большая часть этих болезней – «лунные» (меланхолия, эпилепсия, кровотечения и т. д.). Антитоксические свойства жемчуга не имеют иного объяснения; Луна излечивала любые отравления. Но ценность, которую жемчугу придавали на Востоке, исходит главным образом от его способности возбуждать любовь, поднимать плодовитость и оберегать, как талисман. Положенный в могилы рядом с покойниками, он объединял их с космологическими силами, содержащимися в нем самом, – Луной, водой, женщиной. Другими словами, он возвращал мертвых к жизни помещением их в сферу космического ритма, в высшей степени циклического, включающего (наподобие фаз луны) рождение, жизнь, смерть, новое рождение. Когда мертвеца покрывают жемчугом, он вступает на «лунную» стезю; у него есть надежда вернуться в космический круговорот, потому что он наделен всем могуществом Луны, рождающей живые формы.»
© Мирча Элиаде «Очерки сравнительного религиоведения»


Действительно, сила воды, Луны и женщины очень велика…
 
СказочницаДата: Четверг, 2020-11-05, 10:17 PM | Сообщение # 410
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline


Серебряным лучом...
Михаил Тищенко

Серебряным лучом луна вошла в квартиру -
лучом кинопроектора богов:
диван, рояль, ковер, халат, инжира
рассыпанная горсть и часослов
(на столике в густой тени букета
пионов у раскрытого окна),
пылинки серебра в потоке света,
из сада - запах трав, и - тишина.

Там, за стеною, спит наверно, кто-то,
и скомкана под телом простыня,
горчит во рту, пульсирует аорта,
сознанье - далеко за гранью сна.
Недвижны тело и  квартира... Кистью
художника высвечивает луч
предметы, словно тайный, мудрый мистик
им водит, прячась в занавесах туч.

Момент покоя, мира, где сознанье
не искривляет вещи и тела
и где всё соответствует названьям,
расставлено по полкам и углам.
И где душа свободна и всесильна,
не зная ни короны, ни креста,
и серебро в луче луны не пыль, а -
мгновения в космических часах.

18.10.2017

© Михаил Тищенко, 2017
Первоисточник:   https://stihi.ru/2017/10/18/3634
 
СказочницаДата: Пятница, 2020-11-06, 0:19 AM | Сообщение # 411
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline

Ирина Сушельницкая. Автопортрет "Мысли"


Ирина Сушельницкая. Одесса - жемчужина у моря


Ах, Одесса, жемчужина у моря,
Ах, Одесса, ты знала много горя,
Ах, Одесса, любимый милый край,
Живи, моя Одесса, живи и процветай.
Ах, Одесса, не город, а невеста,
Ах, Одесса, нет в мире лучше места,
Ах, Одесса, прекрасный милый край,
Живи, моя Одесса, живи и процветай.

Любимые и родные города,  места - жемчужины в ларце памяти.

Николай Сивенков. Сочи - жемчужина России http://kovcheg.ucoz.ru/forum/86-2644-127883-16-1598691078
 
ТанецДата: Пятница, 2020-11-06, 8:09 PM | Сообщение # 412
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6917
Статус: Offline
Сказочница, а хорошо бы все коллажи собрать в авторскую коллекцию и добавить в Жемчужную Галерею!
Интересные работы, конечно, со стихами и сказками рядом они на своём месте, но и в самостоятельной коллекции могут быть не менее востребованы. Надо бы опробовать наш фотоальбом, созданный для этих целей?
http://kovcheg.ucoz.ru/photo/


Книгоиздательство
 
СказочницаДата: Суббота, 2020-11-07, 0:16 AM | Сообщение # 413
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Цитата Танец ()
Надо бы опробовать наш фотоальбом

В фотоальбоме три альбома. Попробовала загрузить в два альбома "Жемчужное царство"  и "Коллажи" картинки. (Не спец я в таком сервисе, тренируюсь). Вроде всё нормально загружено, только всё подряд идёт, не видно из какого альбома.
 
ТанецДата: Суббота, 2020-11-07, 10:17 AM | Сообщение # 414
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6917
Статус: Offline
Сказочница, с почином!
И я тоже впервые опробовала, но не понимаю, почему показывает всё подряд, а не по альбомам... В настройках Админа вроде нормально. Пока других загрузчиков нет, все коллажи автора Ирины Петал.  Если появятся другие авторы фотоколлажей, попробуем вместе разобраться с настройками кодов, сама не пойму...


Книгоиздательство
 
СказочницаДата: Суббота, 2020-11-07, 10:15 PM | Сообщение # 415
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Попробовала добавлять картинки в разных режимах: обычное добавление, мультизагркзка.

Я в кодах сайтов и их администрированию не специалист, поисковик на вопрос о проблеме мне выдал https://www.ucoz.ru/qa....альбоме, очевидно подобные проблемы есть и на других сайтах.
 
ТанецДата: Воскресенье, 2020-11-08, 9:48 AM | Сообщение # 416
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6917
Статус: Offline
Сказочница, спасибо большое!
Действительно, можно разобраться.
cool


Книгоиздательство
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2020-11-08, 11:18 PM | Сообщение # 417
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
В картинной галерее появилась чудесная картина худ. Кацусика Хокусай "Ловцы жемчуга"



Ныряльщицы ама - умирающая легенда

Одни женщины покупают жемчуг в ювелирных бутиках, а другие, рискуя жизнью, достают его со дна морского. Ама - женщины в Японии, которые добывают жемчуг.

Согласно легендам, «женщины моря» появились в Японии более двух тысяч лет тому назад. Ама не каста типа амазонок. Они, как правило, были либо женами, либо дочерьми рыбаков и начинали свою морскую карьеру с помощи мужьям и отцам. Когда те уплывали на лодках в поисках рыбы, женщины отправлялись ловить осьминогов, лобстеров, устриц. Охота эта была чрезвычайно трудной. Чтобы вернуться не с пустыми руками, нужно было не только хорошо плавать, но и уметь ловко нырять. И еще продолжительное время находиться в холодной воде без ущерба для здоровья. Оказывается, это под силу именно слабому полу. Поскольку в женском организме  -  по причине его физиологических особенностей  -  больше жировых тканей, чем в мужском.

Так, современные ныряльщицы могут опускаться на глубину до 25 м и проводить под водой до четырех минут! Причем сегодня, как и прежде, ама не используют для погружения никаких специальных приспособлений вроде кислородных масок. Их дайвинг по-прежнему абсолютно «натуральный». За давностью лет несколько изменился только внешний вид  -  одежда для ныряния. Когда-то это были лишь набедренные повязки, сегодня же «женщины моря» нередко надевают костюмы белого цвета. Считается, что он отпугивает акул.

На охоту ама выходят дважды в день: утром и днем. Каждая ловля длится час-полтора. Но сейчас главная добыча ныряльщиц не морепродукты для стола, а абалоны, так называемые морские ушки, моллюски, которые образуют природный жемчуг. Цена его, понятно, много выше, чем искусственного или культивированного жемчуга.

Неудивительно, что в лучшие времена, расцвет ама пришелся на 60-е годы прошлого века, опытная ныряльщица могла заработать за сезон, длящийся с марта по сентябрь, порядка $80 тыс. В те времена это ремесло даже увековечили в одном из фильмов о легендарном агенте 007. В картине 1967 года «Живешь только дважды» Джеймс Бонд в исполнении Шона Коннери встречается с очаровательной «женщиной моря» (и одновременно его коллегой — агентом секретной службы Японии) по имени Кисси Судзуки.

В отличие от представителей многих других профессий ама не выходят на пенсию. Во всяком случае, на полуострове Сима, что в префектуре Миэ. Если приехать туда сегодня, можно познакомиться с охотницами на жемчуг, которым уже далеко за семьдесят.

Сегодня профессия ама умирает. Виной тому - целые плантации искусственного жемчуга, доступного и дешевого. С развитием искусственного разведения моллюсков-жемчужниц и выращивания в них жемчуга цены на него упали, и теперь ама занимаются преимущественно сбором водорослей, из которых производят агар-агар. Популярность трудной профессии сильно упала. В Японии осталось буквально несколько человек, которые все еще регулярно погружаются под воду.


Ама - ныряльщицы за жемчугом

Нырнула за жемчужиною ама...
Ирина Науменко

Нырнула за жемчужиною ама...
Вскрывая створки, верила упрямо:
не может ей сейчас не повезти!
Пустою раковина оказалась,
а море рядом то ли засмеялось,
то ли заплакало: прости...прости...

Солёная вода сбегала с тела,
дышала так, как будто бы свистела...
Идти вновь в море или не идти?
И – вот опять шагнула к кромке водной:
с судьбой поспорить, если той угодно –
жемчужину свою должна найти!
© Ирина Науменко, 2013
Первоисточник:   https://stihi.ru/2013/01/28/12594


Современные ловцы жемчуга

Ныряльщица за жемчугом
Непринцесса


Верная скупости, старая ама,
щуря глаза от колючего ветра,
гладит прохладные точно слеза
перлы - богатство химер океана.

Солью разъедены, бледностью выцвели
сети морщинок - коралловой ветвью.
Под амальгамой зеркальных глубин
канула юность в ракушках, в песчинках ли...

Солью когда-то так больно сжигало
солнцем любимое, нежное тело.
В сердце одном, не ужиться  двоим,
в море - отверженным воли немало.

Смерть облачается в платье ныряльщицы,
шею украсила жемчугом белым,
нить завязала, слегка торопясь,
словно девичьими тонкими пальцами...
© Непринцесса, 2011
Первоисточник:   https://stihi.ru/2011/01/30/8745



Ныряльщицы ама... яс

Цунами Сан

кожа прозрачна,
стройные ноги длинны
женщин-амфибий

хрупкие ама
ищут ракушки на дне
жемчуг на счастье

зелени скользкой леса
прячут моллюсков
вдох над волною и вновь
рыбки - в пучину

АМА — профессиональные ныряльщицы. Первые упоминания о японских ама можно обнаружить в китайских хрониках, относящихся к концу III в. до н.э. Их автор, побывавший вместе с моряками в одной из рыболовецких деревушек на острове Кюсю, описывает странных, с его точки зрения, людей, добывавших себе пропитание, ныряя в глубины за морскими животными, моллюсками, съедобными водорослями. Китайцев поражало почти сверхъестественное мастерство ама, нырявших на несколько десятков метров с острогой и умудрявшихся там загарпунить рыбу.

Несмотря на свою довольно опасную работу, а может быть, именно благодаря ей, ама, как правило, довольно жизнерадостны, решительны, не страдают типичными для японских женщин комплексами приниженности. Японские психологи приписывают это тому, что они занимают в своей семье не подчиненное, а лидирующее положение.
© Цунами Сан, 2010
Первоисточник:   https://stihi.ru/2010/01/20/2071

.

Фоско Мараини
 – итальянский фотограф, антрополог, этнолог и писатель. В 1954 году с небольшой съёмочной группой он побывал на японском острове Хегура, который славится женщинами-ама. По словам Мараини, за то время, что он провёл на острове, на ныряльшиц ни разу не нападали акулы. Местные объяснили ему, что акулы хорошие, и они знают, что нельзя нападать на молодых женщин, которые работают, чтобы прокормить свои семьи.

Мараини снял фотографии, в которых задокументировал повседневную жизнь на острове, у воды и под водой. Свои фотографии в 1960 году он опубликовал в книге под названием «Остров ныряльщиц» (L'Isola delle Pescatrici). Её неоднократно переиздавали в Италии, затем в Штатах, Японии, Германии, Великобритании и Швеции.

См. фото https://volshebnayakofeinya.blogspot.com/2018/07/blog-post_28.html?m=1




Микимото Кокити (Микимото Кокити, 10 марта 1858 - 21 сентября 1954) – японский предприниматель.




 
СказочницаДата: Воскресенье, 2020-11-08, 11:35 PM | Сообщение # 418
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline


Корейские хэнё


На корейском языке «хэ» означает море, а «нё» – женщина.

Возникновение ныряльщиц хэнё уходит корнями в далекие времена. В 17 веке хэнё уже были достопримечательностью острова Чечжу, привлекая богатых мужчин их Сеула. До 19 века хэнё считались государственными крепостными, должны были отдавать большую часть улова властям в качестве дани. В колониальное время на острове установились капиталистические порядки и женщины хэнё неожиданно разбогатели, продавая местных моллюсков в Японию. Именно тогда сформировался гламурный образ юной и прекрасной хэнё. Это привело к тому, что в до 40-х годов самые красивые девушки стремились стать хэнё. В 60-е годы был настоящий бум этого промысла.

Чечжу с незапамятных времен слыл островом, где «много ветра, много камня и много женщин». С бедного острова Чечжу мужчины сбегали в Сеул или Японию, женщины же оставались, потому что занимались промыслом и могли обеспечить себя пропитанием. Ни один мужчина не стал хэнё, вероятно, из-за низкого статуса и традиций. Хэнё в Корее теперь скорее туристическая достопримечательность. Молодые девушки не хотят идти по стопам своих матерей. Младшей хэнё на острове уже 45 лет, а ныряют бабушки до 90 лет. Корея пытается сохранить этот промысел, проводя различные акции. На острове действует музей хэнё, в котором за 4 месяца бесплатно можно обучиться нырянию.

Культура ныряльщиц-хэнё была внесена в список культурного наследия  ЮНЕСКО как отображающая самосознание корейцев и культурную идентичность острова Чечжу и символизирующая преемственность поколений через передачу опыта и знаний.

Что объединяет японских ама и корейских хэнё?

Несмотря на все различия, ныряльщицы ама и хэнё обладают отличным здоровьем, именно поэтому они продолжают свое ремесло до глубокой старости. А еще у них рождаются крепкие малыши. Оказывается апное (ныряние на задержке дыхания) и небольшая глубина тренируют не только беременную женщину, но и ребенка в утробе. Благодаря ныряльщицам прошлого, стало известно, что фридайвинг очень полезен для подготовки женщин к родам.

Подробнее о хэнё https://vostalk.net/xenyo-zhenshhiny-rusalki-s-ostrova-chechzhu/




Культивированный жемчуг в Китае и Японии

Это сложно представить, но искусству культивирования натурального жемчуга не менее 800 лет! Первыми культивировать жемчуг начали китайцы еще в 13 веке. Они обнаружили,



 
СказочницаДата: Воскресенье, 2020-11-08, 11:59 PM | Сообщение # 419
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
Жемчужный паук
Автор:  Тагеев Борис Леонидович


Год: 1929

Борис Леонидович Тагеев (писательский псевдоним Рустам-Бек); 1871—1938 — русский военный журналист и писатель, востоковед, путешественник.

Жемчужный паук.
Японский рассказ Б. Рустам Бек Тагеевa.




I. Жемчужина О-Таки.

Над морем пронесся пронзительный свисток. Шесть японок, дремавших вповалку на джонке, зашевелились, лениво потягиваясь. Лежавшая у самой кормы вдруг вскочила. Прищурив от слепящего солнца узкие глаза, она крикнула:
-- Вставайте! Такеда-сан свищет, не слышите! Бамбука захотелось?
Напоминание о бамбуке произвело свое действие. Одна за другой японки начали подниматься. Они оправляли сбившиеся во время сна белые куртки и подтягивали узлы холщевых повязок, плотно обхватывавших голову. В длинных парусиновых штанах они походили на молодых японских матросов.
-- На других джонках уже начали работу, -- указала на море вскочившая первой девушка.
-- Откуда у тебя столько прыти берется, О-Таки-сан? -- засмеялась ее подруга.
-- С рассвета до полудня ныряла, потом считала раковины, пока мы спали, и все тебе нипочем.
Улыбаясь смотрела она на О-Таки и думала: "Какая она красавица1 Отчего я не такая? И кожа-то у нее не желтая, а золотистая, а волосы будто воронье крыло. Ножки маленькие, прямые, а когда плывет, так не отличишь от лягушки".
-- Ну, чего ты на меня уставилась, О-Мацу-сан?
-- Я любуюсь тобой, О-Таки-сан. Твои глаза расходятся стрелками, словно распущенные крылья ласточки. Такие только на рисунках рисуют.
О-Таки засмеялась. Сунув в рот указательные пальцы, она надула щеки и свистнула. Подруги последовали ее примеру. Воздух наполнился оглушительным свистом. Так японские ныряльщицы расправляют легкие перед спуском в воду. Этот обычай существует у японских водолазов с очень древних времен. Чем сильнее и продолжительнее свист, тем дольше человек может пробыть под водой, -- говорят они.
Девушки засуетились. Сбросив с себя куртки и штаны, они торопливо надевали большие уродливые очки, вправленные в резиновые полумаски, не допускающие воду к глазам и плотно прикрывающие уши. В этих очках миловидные японки походили на сказочных морских чудовищ.
-- Скорее, скорее! -- торопила ныряльщиц О-Таки, с беспокойством глядя на приближавшуюся шлюпку. На носу шлюпки стоял коренастый японец в голубом кимоно и широкополой соломенной шляпе. Помахивая тонкой бамбуковой тростью, он крикнул:
-- О-Таки-сан! Разве для того я назначил тебя старшей, чтобы ты мне устраивала беспорядок? Пять минут просрочено сверх положенного часового отдыха. За это твоя джонка отработает лишние пятьдесят минут. -- Он говорил улыбаясь, словно сообщал ныряльщицам приятную новость.
О-Таки швырнула в море деревянную шайку, остальные девушки сделали то же. Затем с громким свистом одна за другой стали бросаться в воду. Джонка сиротливо покачивалась на волнах. Японец не отрывал глаз от морской поверхности. В одной руке он держал золотые часы, в другой -- бамбуковую трость.
Прошла минута. Вот над водой мелькнула желтая рука. За ней показалась уродливая голова в очках, другая, третья. Желтые женские тела, прорезывая зеленоватую воду, всплывали на поверхность. С ловкостью рыб проносились ныряльщицы между качающимися на волнах шайками, вытряхивали в них из небольших мешочков черносерые раковины и снова исчезали в морской глубине.

О-Таки появилась возле кормы шлюпки. Лодочник едва не задел ее таранным веслом по голове. Она ловко увернулась и, нырнув, проплыла под самой поверхностью воды. Вытряхнув в шайку из мешочка добычу, ныряльщица перевернулась на спину и заломила руки под голову. Она отдыхала.
-- О-Таки-сан! -- крикнул Такеда.
-- Хаай [Хаай -- слышу. Так откликаются японцы]. -- Девушка легла набок и поплыла к шлюпке.
-- Почему ныряльщицы спускаются без груза? -- спросил синдо (подрядчик).
-- Здесь неглубоко, Такеда-сан, не стоит. Мы и так легко добираемся до дна.
-- Это непорядок. Камней вам жалко, что ли?
-- Соодес [Соодес -- слушаю]. -- Девушка поплыла к джонке.
Такеда знал, что ныряльщицы не любят пользоваться камнями в неглубоких местах. Он сам когда-то пробовал спускаться на дно с зажатым между коленями камнем. На другой день после этого он едва передвигал ноги. Однако Такеда упорно стоял на своем. С грузом ныряльщица скорее достигала дна, а потому у нее оставалось больше времени для сбора раковин.
Такеда окликал появлявшихся из воды ныряльщиц и приказывал:
-- Спускаться с грузом!
Через некоторое время все шесть японок собрались в джонке. В кормовой ее части лежала груда камней. О-Мацу выбрала большой плоский камень и зажала между коленями. Лицо ее выражало досаду. Она подошла к борту, грузно бухнулась в воду, за нею попрыгали подруги.
Такеда смотрел на часы. Больше полутора минут ныряльщицы обычно не оставались под водой. Несмотря на то, что в своих уродливых очках они все казались на одно лицо, опытный синдо прекрасно отличал каждую. Он аккуратно записывал в блокноте сколько времени каждая находилась под водой.
Прошло две минуты. Пять ныряльщиц уже были в джонке. Они переводили дух и выбирали камни. О-Таки все еще не возвращалась. Такеда следил за секундной стрелкой, то-и-дело взглядывая на море. Он мысленно подсчитывал: "Уже две с половиной минуты, как она под водой".
Еще десять секунд, и подрячика охватило беспокойство. Мелькнула мысль: "Не случилось ли что-нибудь? В эти места, в особенности в октябре, приплывает много осьминогов". О-Таки считалась одной из лучших ныряльщиц на жемчужных промыслах в бухте Овари. К тому же она была красивая крепкая мусмэ (девушка). Недаром ею гордились рыбаки поселка Тобо. "Беда, если пропадет".
Но вот японец облегченно вздохнул. Словно кусок меди что-то блеснуло под водой. Оставляя серебристый след пузырей, перед джонкой вильнуло тело ныряльщицы. Вынырнув, она уцепилась рукой за борт. Девушка тяжело дышала, жадно захватывая ртом воздух.
Такеда не сводил с нее глаз. Его карие зрачки улыбались. Три минуты и две секунды! Ни одна ныряльщица так долго еще не оставалась под водой.
-- Давай руку, О-Таки-сан! -- раздались голоса с джонки.
Девушка с трудом перевалилась через борт, подхваченная ныряльщицами. В правой руке у нее была затиснута большая продолговатая раковина. Она показала ее подругам.
-- Дайте нож. Такая огромная и старая, наверное в ней большая жемчужина.
-- Не трогать! -- крикнул Такеда.
Шлюпка ткнулась бортом о джонку, в один прыжок Такеда был возле ныряльщицы:
-- Что принесла?
О-Таки протянула ему раковину:
-- В ней большая жемчужина, данна-сан [Данна-сан -- господин].
-- Ты почем знаешь? -- рассмеялся синдо.
Девушка молча улыбалась, Такеда вырвал из ее рук нож и привычным движением разжал крепко стиснутые половинки раковины. В белой чаше раковины поблескивала огромная круглая жемчужина. Такеда молча смотрел на жемчужину и думал: "Такой крупной я еще никогда не видал. Вот хозяин то будет доволен".
-- Откуда ты знала, что в этой раковине большая жемчужина? -- спросил Такеда, пытливо глядя на О-Таки.
Улыбка не сходила с губ девушки. Она низко поклонилась синдо и молчала. Такеда засмеялся, потом, приняв деловой вид, сказал:
-- Так и быть, на этот раз штраф с вас снимается.

II. Где родится жемчуг.

На юге главного острова Японии Хонсю, на полуострове Ямато, находится провинция Айсэ. Полуостров Ямато очень живописен. Громадные горные хребты, которые тянутся с севера на юг, преграждают путь холодным ветрам, а теплое течение Куро-Сиво [Теплое течение Куро-Сиво берет начало у Филиппинских островов и, проносясь мимо острова Формозы, огибает с востока Японию. Часть этого течения устремляется и в Японское море и почти достигает берегов Восточной Сибири] -- Гольфштрем Азии -- обогревает полуостров. Поэтому климат Ямато резко отличается от климата остальной части острова. Здесь не бывает сильных холодов, и склоны гор и долин покрыты богатой растительностью [В Японии 168 видов деревьев, то-есть в два раза больше, чем в Европе]. Здесь сосне не приходится грезить о прекрасной пальме: они растут почти рядом. Листья столетних дубов вечно зелены и никогда не опадают. Японский кедр достигает огромных размеров. Среди рододендронов, гардений и азалий раскинулись кипарисовые рощицы. Клен и бамбук встречаются повсеместно на полуострове. Особенно красивы кленовые леса осенью, когда их листья окрашиваются в ярко багряные тона. Во время заката и восхода солнца они кажутся пылающими. Мандариновые рощи унизаны желтокрасными плодами. В садах зреют абрикосы, сливы, персики и завезенные из Китая якуро и бива. Весной красуется пышным белым нарядом знаменитая японская вишня сакура. Еще листья не показались из почек, а вишня уже сплошь покрыта цветами.
Отлогие песчаные берега южной части полуострова изрезаны множеством маленьких бухт. Разбросанные вдоль побережья вечно зеленые острова представляют природную дамбу, о которую разбиваются гигантские валы прибоя. Между островками по глади зеркальных вод словно горделивые лебеди скользят джонки.
На берегу бухты Овари, в пяти километрах от Ямадо -- главного города провинции Айсэ, конечного пункта железной дороги, приютилось селение Тобо. Селение утопает в густой зелени садов. Строений не видно. Только блестит черепица крыш, да кое-где высоко поднимаются тори [Тори -- ворота из двух столбов с перекладиной, указывающие путь к буддийскому или шинтоистскому храму]. С давних пор бухта Овари славилась особого рода мелкими устрицами. Они не только употреблялись в пищу, но ценились потому, что в их раковинах находили жемчуг.
Сбором жемчуженосных устриц занимались исключительно женщины поселка Тобо. За раковинами нередко приходилось спускаться на глубину до тринадцати метров. Мужчины не выдерживали такой тяжелой работы и, уступив ее женам и дочерям, занялись рыболовством. Жемчуг, вылавливаемый в бухте Овари, был мелок и малоценен. Его скупали для вышивок только китайцы. Европейцы и американцы никогда не заглядывали в этот забытый уголок Японии.
Полуостров Ямато считается колыбелью населения страны Восходящего Солнца. Его горные племена ведут свой род от первых завоевателей японских островов. Кто были эти завоеватели, достоверно не известно.
Но вот лет двадцать назад о полуострове Ямато заговорил весь промышленный мир. На выставке в Париже, в Лондоне и в Нью-Йорке появился необыкновенной величины жемчуг. Родиной его была бухта Овари. Больше всего взволновало западных ювелиров то, что жемчуг этот был искусственно выращенный. Подделкой его назвать было нельзя. По своим качествам он ничем не отличался от настоящего. Японские жемчужины из Овари были живые, полновесные и чрезвычайно ценные.
Утверждали, что тайну выращивания жемчужин открыл японский рыбак Ко-кичи Микимото. Но это не верно. Уже 2000 лет назад искусство выращивать жемчужины было известно китайцам. В 1761 году англичанин Линней привез из Китая этот секрет и тщетно старался продать его в Англии и в Норвегии. Над ним смеялись и в конце концов признали его шарлатаном. Он поехал в Россию, где за 500 червонцев продал свою тайну прибалтийскому купцу Багге.
В старину Россия была очень богата жемчугом. Русские боярыни гордились своими жемчужными монисто. Иностранцы приезжали в Москву покупать отборные жемчужины. В Архангельской, Олонецкой, Новгородской, Псковской, Волынской, Ярославской, Вятской, Казанской, Симбирской и Пермской губерниях водилась, да и сейчас водится, пресноводная жемчужница. Позднее в Восточной Сибири и в Туркестане были также найдены раковины, содержащие жемчуг. В свое время жители этих губерний занимались ловом жемчужниц.
Царское правительство не обращало внимания на развитие жемчужной промышленности. Мало-по-малу она заглохла [В 1760 году было вывезено русского жемчуга на 181 520 руб., а в 1870 году всего лишь на 1 505 руб.]. Русское барство стало покупать главным образом индийский жемчуг. В особенности ценился персидский, который вошел в моду, когда на короне персидского шаха появилась самая большая жемчужина в мире [Эта жемчужина была найдена в Персидском заливе в XVII веке. Она весила 126 карат (карат=0,205 грамма) и оценивалась в 1 600 000 франков].
За последние десятилетия жемчужный промысел в бухте Овари широко развился. Кокичи Микимото культивирует в год три миллиона раковин, из которых каждая сотня в среднем содержит 26 круглых жемчужин стоимостью по 200 долларов. Нет ничего удивительного, что в течение нескольких лет этот рыбак сделался миллионером. Он взял концессию у японского правительства почти на всю бухту Овари. Лишенное лучших рыболовных участков, население разорилось, и волей-неволей рыбаки шли на службу к жемчужному пауку. В конце концов он прибрал к рукам все рыбацкое население бухты. Старики, женщины и дети -- все теперь работали на Микимото. А он все шире расставлял свои тенета.
Маленькое селение Тобо превратилось в красивый городок. Появились школы, больницы, электрическое освещение и телефон. Универсальные магазины нового предприятия снабжали тысячную армию рабочих и служащих всем необходимым. Хозяин на этом предприятии неимоверно наживался.
Микимото был человек "либеральных воззрений". Он не посягал на свободу совести рыбацкого населения, широко открыл двери христианским миссионерам и не без задней мысли выстроил на свой счет два христианских храма. За это духовные отцы призывали своих прихожан к почитанию хозяина и повиновению ему как благодетелю.
Жемчужный паук не терпел никаких рабочих организаций. Он с гордостью говорил:
-- Генри Форд в Америке, а я в Японии не признаем этих нелепых нововведений. Между нами только та разница, что Форд уменьшает число рабочих часов и увеличивает количество рабочих, а я не делаю ни того, ни другого. Закон дает мне право заставлять работать рыбаков с восхода до заката солнца. Так пусть они поступают по закону, как подобает каждому японцу.
-- А как же насчет страхования жизни рабочих? -- спрашивали его агенты страховых обществ.
Микимото возмущался:
-- Страховать, кого? Ныряльщиц? Да если вам придется выплачивать премию за каждую утонувшую ныряльщицу, то ваша компания скоро треснет по всем швам. Одни осьминоги и акулы сколько их пожирают!..
Вечером, когда джонки с ныряльщицами приставали к берегу, их всегда встречал сам хозяин. Утомленные девушки выстраивались рядами. Не торопясь, инспектора начинали осмотр. Они заглядывали ныряльщицам в рот и ноздри, шарили в одежде. После окончания осмотра ныряльщиц отпускали домой...
Сумерки так сгустились, что едва можно было разобрать человеческие лица. Грузная фигура Микимото в сером хаори (верхнее платье) резко выделялась среди его приближенных.
-- Необыкновенной величины жемчужина, данна-сан! -- Такеда, низко кланяясь, подошел к хозяину и протянул ему находку О-Таки. Тот вынул из кармана электрический фонарик и внимательно осмотрел жемчужину:
-- Хороша! Это нашей культуры. Кто нашел?
-- Дочь рыбака Иевато Маццуро, О-Таки-сан.
-- Завтра до выхода на работу приведешь ее ко мне. -- Микимото повернулся и пошел к ожидавшему его на дороге автомобилю.
 
СказочницаДата: Понедельник, 2020-11-09, 0:00 AM | Сообщение # 420
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1740
Статус: Offline
III. Допрос.

Легкий стук в раму переплета, заклеенного белой бумагой. Один из щи-тов-сиодзи прихожей большого японского дома беззвучно сдвинулся в сторону. На пороге появилась маленькая миловидная японка в слегка накрахмаленном синем кимоно. Талию ее перетягивал широкий шелковый оби (пояс), завязанный на спине огромным плоским бантом. Она опустилась на колени, вытянула перед собой на татами [Полы японских домов застланы большими плетенками из тонкой рисовой соломы, натянутыми на квадратные деревянные рамы. Они лоснятся и выглядят как паркет. Это и есть татами] руки, накрыв одну ладонь другою, и пригнулась к ним головой:
-- Охайо гозаримас [Доброе утро]. -- Кланяясь, она окинула взглядом посетительницу. В ней она сразу узнала местную рыбачку. -- Кто вы?
Девушка стояла согнувшись, с прижатыми к животу руками:
-- Мое имя О-Таки-сан, я дочь рыбака Иовато Маццуро из Тобо.
Она улыбнулась и поклонилась в пояс. Служанка приподняла голову и, опершись руками о блестящий татами, оставалась на четвереньках. В этой позе она походила на маленького красивого зверька.
-- Вам кого нужно?
-- Такеда-сан -- синдо велел мне притти сюда.
-- Вы очень поторопились, О-Таки-сан. Хозяин еще спит.
Служанка снова припала головой к татами, затем встала и задвинула сиодзи. Девушка поклонилась и, постукивая деревянными гэта, пошла по дорожке к выходу. У калитки она столкнулась с Такедой. Они поздоровались. Оба улыбались, кланялись и характерно сопели.
-- Спит еще Микимото-сан, -- засмеялся Такеда. -- Хорошо быть богатым! Подождем в саду. Такого сада ты, наверное, еще не видала. Ему больше трехсот лет.
Японец вынул из рукава кимоно пачку папирос и направился к садику. Неуклюжей утиной походкой девушка робко последовала за ним. Они вошли на горбатый мостик, сложенный из двух каменных плит. Он был переброшен через журчащий поток. Отсюда открывался живописный пейзаж. Старый сосновый лес покрывал склон горы. Справа, срываясь с каменного обрыва, падал горный поток в озеро. Берега его зеленели бархатными лугами, терявшимися в кленовых рощах. Среди одного из лугов стояли три развесистых столетних дуба. Верхушки их поднимались над землей не больше чем на полметра. Маленькие мандариновые деревья были покрыты крошечными золотисто-оранжевыми плодами. А дальше тянулись густые заросли азалий и лавровых кустов, над которыми поднимались лучеобразные листья пальм. Весь этот живописный уголок занимал площадь не больше пятнадцати квадратных метров. Девушка с восхищением смотрела на прекрасный ландшафт.
-- Да, наши садовники чудодеи, -- сказал Такеда. -- Никто кроме них не знает тайны выращивания таких маленьких деревьев. Ни европейцы ни американцы не в состоянии создать подобного волшебства.
Они пошли по плотно убитой и усыпанной мельчайшей галькой дорожке. По обеим сторонам ее сидели две громадные зеленые лягушки. Они мерно дышали, вздрагивая белым горлом и раздувая широкие бока, и равнодушно щурили золотистые глаза на проходящих. В конце дорожки поднимались тори. Возле пруда подрядчик и девушка остановились, наблюдая золотых рыбок. Маленький синий зимородок, плаксиво щебеча, пронесся над водой. Огромный серый паук, величиной с чайную чашку, шевеля мохнатыми лапами, старательно плел паутину в тени, между двумя кустами азалий.
Владелец жемчужных промыслов жил в небольшой усадьбе. Деревянные постройки, напоминавшие коробочки, были разбросаны среди зелени садов. Домики соединялись между собой длинными крытыми коридорами. В каждом доме имелось несколько комнат. Только одна стена в них оставалась неподвижной, все же остальные были раздвижные. Они состояли из рам, оклеенных бумагой. Когда эти сиодзи раздвигались, внутренность всего дома открывалась как на ладони.
Потолок и все деревянные части построек были сделаны из полированного темного дерева. Внутренние картонные перегородки -- фусума -- были оклеены бумагой кремового цвета с золотым бордюром. В капитальной стене каждой комнаты имелась широкая ниша. В таких нишах на полу стояло по вазочке с веткой цветущего фруктового дерева или хризантемой. В глубине на стенке висела продолговатая картина, изображавшая японский пейзаж, одного из многочисленных буддийских богов или же рыб, зверей и птиц. В некоторых из комнат стояли ширмы, затянутые золотой бумагой. Мебели не было видно. Маленькие столики для письма, низенькие лакированные табуреточки для еды, матрацы для спанья, квадратные или круглые плоские подушки для сиденья, даже медные жаровни -- хибати, служащие зимою и пепельницей и печкой, -- все это было спрятано в специальных стенных шкафах рядом с нишей.
Комнаты сияли чистотой. Воздух был легкий и свежий, так как помещения проветривались постоянным легким сквозняком. Японцы никогда не входят в свои жилища в обуви. Пол их комнат служит им постелью, столом и сиденьем. Вся жизнь японца под кровлей дома проходит в ползаньи и лежании на полу. И так живут в Японии все, начиная с микадо и кончая бедняком. Вся разница в обстановке бедных и богатых заключается в качестве материала, из которого выстроен дом или сделаны мебель, посуда и одежда.
Послышалось несколько ударов в ладоши. Такеда засмеялся.
-- Вот и хозяин проснулся. Подождем.
Они присели на корточки на двух больших камнях. Отсюда можно было видеть, что делалось в доме, сиодзи которого поползли в разные стороны. Молоденькая служанка появилась на пороге соседнего домика. Она проворно спрыгнула на землю, сунула босые ноги в деревянные гета, перебежала дворик и, сбросив с ног обувь, вскочила на узкую терраску, окружавшую домик хозяина.
-- Охайо гозаримас. Хорошо спали, данна-сан?
-- Очень хорошо, благодарю.
Упитанный грузный японец с коротко
остриженной головой и выбритым лицом, потянувшись, поднялся на ноги. Он снял с себя ночное кимоно. Возле террасы на земле стояла бочка, наполненная почти горячей водой. Тучное тело Микимото погрузилось в нее. Просидев в ванне несколько минут, он вылез. Служанка стала обтирать мокрой тряпкой [Японцы после ванны обтираются не сухой, а мокрой тряпкой] его рыхлое волосатое тело.
-- Давай одеваться. Где Такеда-сан?
Когда синдо и ныряльщица подошли к дому, комната была уже приведена в порядок. Посредине ее стоял старинный бронзовый хибати (таган) с золой и горячими древесными угольками. Возле него лежали две квадратные шелковые подушки. На одной в утреннем кимоно сидел хозяин, другая предназначалась для посетителя.
-- Ирашай гозаримас [Войдите, пожалуйста].
Такеда сбросил гэта и вполз на четвереньках в комнату. И хозяин и гость долго стояли на четвереньках, упершись головой в татами. Они сопели, бормотали обычные приветствия и наконец уселись, поджав ноги. Микимото протянул подрядчику пачку папирос:
-- Привел ныряльщицу?
Такеда движением головы указал на скромно стоявшую возле дома девушку. Хозяин смерил ее взглядом и пригласил войти. О-Таки робко вошла и, отвесив земной поклон, уселась в углу. Служанка принесла лакированный поднос с двумя чашками. Мужчины пили чай, курили и вели долгую беседу.
Вдруг Микимото поднялся, прошел в соседнее помещение и вернулся оттуда, держа на ладони большую круглую жемчужину. Он показал ее девушке:
-- Это ты нашла? Где?
-- Не знаю точно где. Посчастливилось, вот и нашла... -- О-Таки засмеялась. Ее щеки загорелись ярким румянцем.
Японец сдвинул брови:
-- Не может быть. А почему ты так была уверена, что в раковине есть жемчужина, да еще крупная? Ты, наверное, знаешь место. Высмотрела?
Он поднял с полу половинку раковины и внимательно ее осмотрел. Она действительно была от устрицы одной из самых ранних культур. После землетрясения все они исчезли, так как рельеф морского дна сильно изменился.
-- Раз ты нашла одну, там, наверное, есть и другие. Ты должна мне их добыть, слышишь!
О-Таки сидела с низко опущенной головой. Она понимала, какую трудную и опасную задачу возлагал на нее хозяин. Отказываться же не было возможности. Уже два года она тяжелым трудом содержала родителей. Ее отец работать уже не мог: он страдал суставным ревматизмом. Мать находилась в последней стадии чахотки, а когда-то она считалась на промыслах лучшей ныряльщицей. Десять лет тяжелой работы в море унесли ее железное здоровье. Когда О-Мацу перестала выполнять установленную норму, ее рассчитали. Шестнадцатилетней О-Таки пришлось бросить школу и заменить на промыслах мать.
Девушка тяжело вздохнула. Она вспомнила друга детства, молодого рыбака Накамуру. Только накануне она получила от него письмо из далекой Камчатки. Он уехал туда на заработки после землетрясения, когда чудовищная волна смыла дом его родителей. "У меня никого кроме тебя не осталось на свете, О-Таки-сан, -- говорил он, прощаясь с девушкой. -- Жди моего возвращения, мы поженимся и будем вместе работать"... "Поскорее бы возвращался Накамура-сан!" -- подумала девушка и, подняв голову, робко взглянула на хозяина.
-- Ты поняла меня, О-Таки-сан? -- Микимото пристально поглядел на девушку.
О-Таки ответила земным поклоном.
-- Так ступай домой. Пока ты будешь таскать таких же устриц, как эта, я буду платить тебе вдвойне. Скажи отцу, что я подумаю и о нем. Ревматизм -- это пустяки, он поработает у меня в лаборатории. Сайнора гозаримас [До свиданья].
Когда стих шум удаляющихся гэта, Микимото нагнулся к уху подрядчика:
-- Не выпускай из вида этой девчонки. Она напала на клад. -- Он разжал руку. Огромная жемчужина нежно розовела на его желтой ладони. -- Ведь это целое состояние, Такеда-сан! Мы должны их иметь все до одной. Слышишь!

IV. Снова на родине.

День угасал. Солнце медленно опускалось в море. Весь небосклон был охвачен алым заревом, и только восточная его сторона погружалась в сумерки. Сквозь легкую мглу, застилавшую небо, виднелся месяц, безжизненный и бледный, словно отхваченный ножом кусок репы. По грунтовой дороге, поднимавшейся в гору между сплошными стенами старого кленового леса, шел молодой японец. В левой руке он нес небольшой дорожный чемоданчик. На правом бедре болталась перекинутая через плечо кожаная сумка. Он шел без кепки, заткнув ее за пояс. Поднявшись на вершину холма, путник сел на большой, поросший мхом камень и взглянул вверх. Озаренные закатом гиганты-деревья казались пылающими. В чаще ветвей отрывисто свистал соловей, и уныло, глухо стонала сова. Маленький заяц перебежал дорогу. Он на мгновение остановился возле кустов, навострил уши, беспокойно повел мордочкой и юркнул в зелень.
Японец взглянул на часы и подумал: "От Ямада до Тобо всего пять километров, а я в час сделал только половину. Видно, разучился ходить, после того как проехал почти три тысячи километров на пароходе и в вагоне".
Он встал и начал бодро спускаться под гору. Внизу темнел густой бамбуковый лес. Сердце путника сильно забилось. Он узнал родные места. В лицо пахнуло свежим ветерком.
-- Бамбук! Бамбук! -- прошептал путник. -- Три года я тебя не видел.
Свернув с дороги, он вошел в бамбуковые заросли. Кругом поднимались ровные, словно выточенные из желтой кости, суставчатые стволы. Неба не было видно. Оно скрывалось за мелкой листвою, шелестящей высоко над головой. Окидывая восторженным взглядом стройные бамбуковые колонны, молодой человек думал: "Можно ли себе представить Японию без бамбука? Жилища, обувь, мебель, посуда, водопроводные трубы, лодки, письменные принадлежности -- словом все необходимое делается из него. Бамбук эластичен и красив и по прочности не уступает металлу".
При воспоминании о вкусных молодых бамбуковых побегах у Накамура защекотало в желудке. Молодой вареный бамбук в белом мучном соусе на ряду с маринованными корнями лотоса и редькой считается в Японии одним из самых лакомых блюд. Японец прибавил шагу и вышел на опушку. Два старых рыбака проходили мимо по тропинке.
-- Ком бава [Добрый вечер].
Прохожий согнулся и, просопев, ответил на приветствие. Он пристально вглядывался в рыбаков. Вдруг он вскрикнул:
-- Судзуки-сан! Вот неожиданная встреча!
-- Накамура-сан, ты ли это? Когда приехал? -- Рыбаки радостно улыбались.
-- С поездом в шесть часов. Прямо из Аомори [Аомори -- порт на северном берегу острова Хонсю]. Всю Японию проехал в поезде с севера на юг, больше тысячи километров сделал.
Все трое уселись на корточки. Накамура вытащил из-за пазухи кимоно пачку папирос. Рыбаки прошипели в благодарность и закурили.
-- О-Таки-сан получила твое письмо из Петропавловска, -- сказал Судзуки. -- Она рассказывала, что ты работаешь у русских на промыслах. Ну, как там? Холодно, говорят.
-- Холодно и темно. Солнце светит только в летние месяцы.
-- А работа, поди, тоже тяжелая? -- допытывался рыбак.
-- У наших плохо. У русских лучше. Я служил у частного рыбопромышленника.
-- Ну, тогда понятно, что тебе хорошо жилось.
-- Плохо ты понимаешь, Судзуки-сан, -- рассмеялся Накамура. -- Не будь краевого совета большевиков, шкуру бы с меня снял русский арендатор, как с доброго тюленя.
-- Что же сделал этот совет для рыбаков?
-- А вот что: теперь на русских промыслах все рыбаки работают по коллективным договорам. Рабочий день -- восемь часов. Кроме праздников, установлен еженедельный день отдыха. Заработная плата выдается по расчетным книжкам, а продукты закупает выборный артельщик.
-- А как же работают у подрядчиков?
-- Никаких синдо между хозяином и рыбаками нет.

Старики недоумевающе покачивали головой. Судзуки пробормотал:
-- Вот так так! А у нас говорят, что большевики хуже диких зверей.
-- Кто это говорит? -- Накамура нахмурился. -- Наши газеты, которым за это платит Ре-Сун-Сан-Куликай [Союз рыбопромышленников]. Но не долго им осталось морочить вас. В Хаккайдо уже образовалась федерация рыбаков. Еще в прошлом году их насчитывалось больше пятидесяти тысяч. Нам в Овари тоже надо сорганизоваться. -- Накамура встал. -- Идем, а то уже поздно. Я хочу застать Иовато Маццуро. -- Он не сказал, что считал минуты, когда наконец увидит любимую девушку.
Судзуки засмеялся:
-- Опоздал ты, Накамура-сан. О-Таки-сан вот уже с неделю как переехала в Ямадо.
Кровь бросилась в голову молодого японца.
-- В Ямадо. К кому? Вышла замуж?
-- Не знаю. Только за ней приезжал в автомобиле хозяина синдо Такеда-сан и увез ее. Маццуро-сан тоже ушел в Ямадо. Говорят, он устроился на службу к Микимото-сану. Дома осталась одна О-Мацу-сан.
Накамура прибавил шагу. Он больше не проронил ни слова.
Вот и Тобо. Новенькие домики сверкали белизной. Вдоль широкой улицы горели электрические фонари. Пахло водорослями и рыбой.
Возле игрушечного домика-коробочки, приютившегося под развесистой сосной, рыбаки простились с Накамурой. Сквозь бумагу задвинутых сиодзи просвечивала лампа. Накамура постучал. Сиодзи раздвинулись. У порога на коленях стояла О-Мацу -- мать подруги его детства О-Таки. Накамура почтительно ее приветствовал.
-- Накамура-сан! Ирашай гозаримас! -- радостно воскликнула она и уткнула голову в татами.
Дом Иовато Маццуро состоял из двух комнат, разделенных подвижными фусума. В нише висела картинка, изображавшая красного морского таи (карпа). Это был один из рисунков, сделанных Накамурой, когда он еще учился в местной школе. Скромный чугунный хибати стоял посреди комнаты. В соседнем помещении на полу был постлан матрац с зеленым одеялом. В головах стоял низенький деревянный шкафик с валиком, обмотанным тонкой бумагой [Японки, чтобы не портить прически, спят на таких валиках, служащих вместо подушки. О них опирается только шея]. О-Мацу, видимо, собиралась ложиться спать.
На сердце у молодого рыбака скребли кошки, но, верный японскому обычаю, он улыбался:
-- Маццура-сан здоров?
-- Аригото гозаримас [Очень благодарна]. Он наконец устроился. Микимото-сан сделал его сторожем лаборатории.
-- А О-Таки-сан как поживает? -- Улыбка не сходила с губ молодого японца.
-- О-Таки-сан уже два года работает на промыслах.
Тень беспокойства пробежала по лицу молодого человека, но он овладел собой и улыбнулся. О-Мацу закашляла, прижимая к груди ладони.
-- Я уже не могу работать, Накамура-сан, грудь болит. Жить стало нечем, пришлось послать О-Таки-сан в море... Ей посчастливилось, Накамура-сан. Дней десять назад она случайно напала на место с устрицами, в которых оказались большие жемчужины. Я учила ее, как по наружному виду узнать раковину с крупным жемчугом. Секрет этот достался мне от матери. Теперь О-Таки-сан очень хорошо зарабатывает.
Накамура нахмурился. Карие зрачки его загорелись. На выдающихся, сожженных солнцем скулах вспыхнули красные пятна.
-- Я хорошо заработал на Камчатке, О-Мацу-сан, -- сказал он. -- Приехал я сюда, чтобы просить Маццура-сана и вас отдать мне в жены О-Таки-сан. Я не хочу, чтобы она оставалась ныряльщицей. Мы найдем с ней другую работу. Скажите пожалуйста, где О-Таки-сан?
-- Она живет с отцом в лаборатории в Ямадо, -- отвечала О-Мацу.
Накамура почувствовал облегчение. Он мысленно решил на рассвете отправиться на промысловую пристань.
-- Вы, наверное, голодны, Накамура-сан? -- О-Мацу поднялась. -- У меня есть жареная каракатица и рис. Покушайте и отдохните. Я приготовлю вам постель. Вам ведь негде остановиться кроме гостиницы.
Верная японскому этикету, она не вспомнила о родителях рыбака, погибших во время рокового наводнения. С матерью Накамуры она была очень дружна.
Снаружи доносился шум морского прибоя и заунывное гудение выброшенных на берег больших раковин. Под налетавшими порывами ветра сиодзи выстукивали дробь.
Надвигалась буря.
 
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню
***Царства Мудрости. Поэма атомов
.. на форуме  на сайте

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет

Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Constanta, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные издатели: ivanov_v, Шахерезада
....... - .. Раздел: Наши Пиры - Вход _ИМЕНА Авторов -Вход ...
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега