Воскресенье, 2021-12-05, 10:46 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Волшебные Острова Вход _ИМЕНА Авторов...Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: bragi  
Галактический Ковчег » ___Грани Миров звездных » Николина Вальд » Легенды и мифы » Библейские темы
Библейские темы
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:25 AM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2011/02/26/11092

О первой поездке в Израиль

Николина Вальд

Ступив на землю, ожидала праздник,
Но не заметила особенных картин.
Тележек  скрип, обмен валют, ну разве,
С коляской детской молодой раввин.

Дал задний ход автобус на стоянке,
Расселась группа как одна семья,
Ни споров нет, ни шумной перебранки,
Молчала ночь и все, молчала я.

А мысли плыли о далёких предках,
Проживших жизни, каждый в свой черёд,
В домах с коврами и в домишках ветхих,
В сраженьях павших и наоборот.

Как в дымке вижу сад, в цвету оливы,
Стада на склонах. Женщины в делах.
Косматый старец ищет суетливо
Им накануне свёрнутый Танах*.

И в судный день однажды обращённых
Во прах земной Гоморру и Содом,
Сад Гевсиманский к жизни возвращённый,
Марии грустный Вифлиемский дом.

Зрю Галилеи сад, сравнимый с раем,
Рог изобилья, жертвенный баран,
Походкой мерной по волнам ступая
В песчаном море вьючный караван.

Кибуцев рай, больших трудов творенья,
Столп соляной, что на вершине скал
Как памятник порокам нетерпенья
В тот судный день в горах Содомских стал.

Автобус шёл от Хайфы до Эйлата,
От Тель-Авива шумных площадей.
Добрались до спокойного Арада,
До самого морского из морей.

Солёный воздух суше, лето жарче,
Чуть серебристей смотрится луна,
Большие звёзды ночью светят ярче,
И в боевой готовности страна.

По европейским меркам рынок развит,
Сто мест святых туристами пестрят,
Не удивили жители, ну, разве,
У незнакомых мне, знакомый взгляд.

Щекотны цены, будничны заботы...
И пусть другим народам не важны,
Для иудеев нет важней субботы,
Они для связи с Господом нужны.

Сегодня жизнь, как всюду, дорожает,
Хоть экономика настроилась на лад.
Но больше всех открытий поражает
В дремучей Азии прозападный уклад.

Иерусалима человейник шумный,
Неутомимый. Яростно, как встарь,
В нём за престол сражается безумно
Всех трёх дорог негаснущий алтарь.

Грядёт Тишрей**. Дни трепета, кто грешен,
И праздник кущей, кем забыт шалаш.
Я слышу плач, мой предок безутешен –
Разрушен храм, объединитель наш.

Захваты, войны, край опустошённый,
Сожжённый Храм, одна стена – хоть плачь.
И иудей, от Бога отстранённый,
Ушёл туда ж, куда ушёл палач.

Мой предок, верно, был первопроходцем
И, не имев ни денег, ни праща,
Ушёл прохладным утром с первым солнцем,
Потомками вернуться обещал.

Был этот путь тогда для них не редок –
Вокруг разбой, опасности грозят.
Святую землю бросил юный предок
Чуть менее двух тысяч лет назад.

Я положила просьбу в стену плача:
Найти остатки рода средь камней.
Я верила – быть не могло иначе,
Господь поможет к радости моей.

Нашла плиту под пылью напоследок
В углу сокрытую стараньями Творца.
О, если б знал мой европейский предок,
Где оссуарий*** мощей праотца!

Я разгребла слой времени руками,
Сбирая слёзы в вазу на лету,
И положила по обычью камень
На солнцем раскалённую плиту.

Прощай, земля воспоминаний дальних,
Святых камней, блуждающих песков,
Двенадцати колен многострадальных,
Библейских тем и неутешных вдов.

Прощай,Эйлатский сад, видений полный,
Обетованный край, нещадный зной,
Прощай исток, хлебнувший жизни солной,
Прощай земля, в Европу я. Домой.

Лечу в ноль пять к осеннему пожару
Весёлых листьев танцам на ветру,
Где лету бабьему споём на пару
С малиновкой куплеты поутру.

*     Танах – Ветхий завет.
**   Тишрей – первый месяц года.
*** Оссуарий – выдолбленный в камне маленький саркофаг.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:26 AM | Сообщение # 2
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2010/11/20/8859


Лилит, Адам и третий

Николина Вальд

Руки, мягко месившие глину,
По подобию своему
Создавали одну половину
И другую, подругу ему.

Между кущами райского сада
В нежных красках весенней зари
Догорали минувшей отрады
Беззаботных утех фонари.

Оказались ей чужды старания
Заземлённых трудов и забот,
По душе ей сакральные знания,
По натуре – свободный полёт.

Дочь, рождённая веком неспешным
С огнекудрою головой,
Над Гееной – проклятием грешным
Пронеслась на волне огневой.

Не взошёл дух покоя и слада,
Разногласия встряли, как гвоздь,
На дорожках цветущего сада
Не нальёт виноградная гроздь.

Пролетело богемное время,
Время мерина в плуг запрягать.
Отрезвляет семейное бремя,
Начинает любовь увядать.

Скрылось солнце за чёрную тучку,
Черви в души сомненье внесли...
Появились из бездны под ручку,
А по тверди раздельно пошли.

Не смирилась с холодною глиной,
Запах обжига тягостен ей,
Труд рутинный с домашней скотиной –
Скучен мир непорочных теней!

Из объятий неполотых грядок
Её взгляд на избранника пал.
Тот, нарушив в раю распорядок,
Против воли отца взбунтовал:

«Что, отец, мне твои наставления?
Мной не в радость повелевать!
Твоя воля достойна презрения –
Я от скуки начну хохотать!»

Его очи огнём засверкали,
Дух проснулся в груди боевой.
На волне безотрадной печали
Она вскрикнула: «Только с тобой!»

Проскользнув за калитку поспешно,
Понеслась, голых пят не щадя,
По стезе каменистой и грешной:
«Я нашла тебя. Ты - мой судья!»

Лоскуток беспокойного света
Иль капризная дочь луны
Героиней пристрастно воспета
Первой драмы блажной старины.

Ныне явится в кущи с ухмылкой,
Когда май полыхает в огне,
Полюбуется юностью пылкой
И умчится на звёздном коне...

Продолжение на http://stihi.ru/2011/03/18/3960
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:28 AM | Сообщение # 3
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2011/03/18/3960

Адам и Ева

Николина Вальд

Фрагмент из Сикстинской капеллы.
Микельанджело

В одночасье поникший от горя
Благодушный Адам зарыдал.
Бог его успокоил и вскоре
Из ребра его деву создал.

Ранним утром, на солнца восходе,
Её встретил спокойный Адам.
Как теперь говорится в народе:
«Муж ей был самим Господом дан».

Среди зелени райского сада
Пролетали блаженные дни,
Под весёлый напев водопада
Беззаботно смеялись они.

Куст жасмина соперничал с розой,
На деревьях гранат полыхал,
Птицы пели, летали стрекозы,
Дух божественный в небе витал.

Птицы мягко садились на плечи,
Трель цикад заполняла эфир
И, казалось, не может быть речи,
Что гармоний нарушится мир.

Этих дней бесконечных отрада,
Благодатных цветов аромат
Отводил их от ссор и разлада –
Созревал на лозе виноград!

Догорела под сводом лучина,
И на яблоне зрелость набрал
Плод румяный, исток и причина,
Суть познания зла и добра.

В это время меж царственных лилий
Змей бесшумно на древо вползал
И, нарушив теченье идиллий,
Сладким голосом Еве сказал:

«Ты не бойся запретного плода,
Разве знанья кому-то во вред?
Обернётся к вам ликом природа,
И блаженный забудете бред.

Рай цветением благоухает,
Беззаботен, как бабочки тень,
«Завтра» снова «вчера» повторяет,
Вечность вечная это иль день?

Жизнь в раю протекает беспечно,
Округляя углы – как шары.
Кто стремится за знанием вечным,
Улетает в другие миры.

В клетке тесной нужны ль птице крылья,
Пенье страстное нужно ли ей.
Как ни буйствует рог изобилья,
В клетке песнь не поёт соловей.

Вам не ведома суетность мира,
Мир в заботах не так уж и плох,
Не напрасно старается лира
Быть услышанной через полог.

Бог из глины слепил оболочки,
Жизнь вдохнул для обыденных дел.
Так в песочнице детской совочки
Век не ведают, в чём их удел».

Кончив речь лиходей улыбнулся,
Его максима* жизнь обрела:
Разум в их головах шевельнулся,
A сердца поразила стрела.

Как сказали б сегодня потомки:
«Любопытство – порок не всегда!»
Превращаются догмы в обломки,
Сберегая мораль от стыда.

Будоражит умы плод запретный,
И в итоге конкретный исход:
Змей, сорвав чудо спелое с ветки,
Предлагает отведать им плод.

Кровью яблоко райское светит,
Подбодрил змей невинных слегка:
«Это лучший подарок на свете!»
И за ним потянулась рука...

Сделав шаг из запретного круга,
Возвращалась их жизнь на круги –
Люди вдруг застеснялись друг друга,
Догадавшись, что оба наги.

С древом жизни они распрощались,
И теперь, отказавшись от благ,
Перволюди в людей превращались,
Первых мыслей осознанный шаг.

«Не робейте!» - им змей улыбнулся,
«Жизнь в теплице – блажная труха!..»
Дивным плодом Адам поперхнулся,
Испугавшись истока греха.

Грянул гром!.. Над Эдемом сверкает
Грозных молний рассерженный блик:
«Убирайтесь навеки из рая,
Не желаем мы видеть ваш лик!

В шалаше поживёте, в изгнаньи,
Вкус полыни придётся узнать,
Будет Ева рожать в наказанье,
А Адам будет в поле пахать».

Так и стало. Адам за сохою,
Ева нитку с кудели прядёт,
Варит скудный кулеш с требухою,
С поля мужа голодного ждёт.

Овцы, козы за домом в загоне,
Полба. Труд от зари до зари...
И за хлебом насущным в погоне
Ныли терпких трудов мозоли.

Мать готовила, чуни вязала,
Дети шумно резвились в саду...
Но предчувствие сердце терзало –
Ждать им скоро большую беду.

Ева свято очаг охраняла,
Пока муж её шёл за сохой,
А над дверью входной начертала:
«ССС*, сохраните покой».

*  *  *

Память сердце тревожит. Как прежде,
Льёт свой призрачный свет сателлит.
Первомуж в небе с тайной надеждой
Ищет образ ушедшей Лилит.

* Максима - основной принцип, норма поведения.

** Снуй, Сансануй и Санглаф - имена трёх ангелов, которые отобрали тело у первой жены Адама Лилит, оставив ей дух, и взяли с неё клятву, что она не
может войти в дом,где будут находиться они или на двери написаны их имена.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:31 AM | Сообщение # 4
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2011/01/19/9616

Мать
Николина Вальд

Картинка изинтернета

Пустыня зло огнём дышала,
Вдали плясали миражи.
Она упрямо повторяла
Следов крутые виражи.

Как часто хрупкий луч надежды
В своей пучине гасит мгла!
Она рабыней стала прежде,
Чем осознать себя могла.

Не понаслышке она знала,
Её отцом был фараон.
Рабыней мать к нему попала,
И дочь рабыней сделал он.

Когда дитя открыло очи,
То увидала белый  свет,
Жестокий к павшим и порочный,
Где подневольным счастья нет.

Её не спрашивали. В горе
Беда приходит не одна,
И как товар другому вскоре
Судьбою продана она.

Его жена умом блистала,
Давала правильный совет...
Вот только матерью не стала,
И был не мил ей целый свет.

А был закон: если не может
Жена ребёнка принести,
Тогда раба младая сможет
Такое право обрести.

Вот так на небе засверкала
Звезда счастливая  в ночи,
И в руку искорка упала,
Как к саду райскому ключи.

Настал негаданно в неволе
Мгновенья сладостного час,
Хозяин ею был доволен,
Назвав любимою в тот раз.

Но разве может муж суровый
Порыв  души живой понять?
Наследник нужен в дом здоровый,
Семья должна его принять.

Жестоко было пробужденье
От пелены девичьих грёз,
Душа наполнилась смятеньем.
«Что делать дальше?» - встал вопрос.

Она бесправна, и не может
Его женою первой стать.
Родив наследника, положит,
И в стороне должна стоять.

Судьба ей снова угрожала
Права на первенца отнять.
Она в пустыню убежала,
Чтоб это право отстоять.

Куда ведёт её дорога
Сквозь раскалённые холмы?
Таких рабынь на свете много,
Не замечаем только мы.

Я эти строки написала
О том, как было дело встарь.
Мне просто очень жалко стало
По-человечески Агарь.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:33 AM | Сообщение # 5
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2019/10/19/5482


Мать и Сын

Николина Вальд

Художник Рубенс
Картинка из интернета

Старался луч немилосердно,
И раскалённый жёг песок.
Что делать мученице бедной,
Как одолеть всесильный рок?

Вокруг бескрайняя пустыня,
Гнобят барханы не шутя –
Из клана изгнана рабыня,
И на руках её дитя.

Когда дитя под сердцем билось,
Мечты сбывались в грёзах сна:
«Узрит он сына, свыше милость!..
И станет главною она».

Но счастье в угол забежало…
Рабыня-мать, муж ласков с ней,
А рядом с ним жена стояла,
Касаясь спутанных кудрей.

От слов страдала и терпела
Рабыня, горестная Мать.
Искала счастье и хотела
Счастливым сына увидать.

Отверг хозяин важным ликом
Рабыни подневольной сны,
Явился в дом со звонким криком
От Сары долгожданный сын.

Она счастливым взглядом жалит,
Насмешкой злой, острей ножа –
Пускай раба теперь узнает,
Кто в этом доме госпожа.

Объял Агарь холодный ужас:
«Что будет с ней и как служить?
Поймала взгляд холодный мужа,
И встал вопрос, как дальше жить…

Всё чаще Сара повторяла
Свои жестокие слова,
Служанку с сыном укоряла,
От слов кружилась голова.

Что юной девой ожидалось –
Рабой неопытной, чужой?
Когда дитя её рождалось,
Ей стать хотелось госпожой.

Теперь родился сын законный…
В родах жестокая  борьба –
Не замер мир пред ней в поклонах,
Не церемонилась судьба.

Взяла Агарь воды в котомку,
Пошла от распрей в терпкий путь,
Чтоб счастья хрупкие обломки
Найти в пути когда-нибудь…

Лучи палящие терзали,
Слов не вязал сухой язык,
Борьба ребёнка истязала –
Упал беспомощно и сник.

За что судьба её карала?
Рыдала, волосы рвала:
«Меня казните, чтоб не знала,
Что смерть ребёнка забрала…»

Пустыня жаром раскалённым
Жгла беспощадно. Круговерть
Вела тропою обречённых
На неминуемую смерть.

Лицом в песок, нет сил, отваги…
Но ангел чудо сотворил –
Родник! Глоток холодной влаги
Ребёнка к жизни возвратил.

Прохладным утром луч надежды
Определил судьбы исток –
Шли Мать и Сын песком безбрежным
На пламенеющий Восток…
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:36 AM | Сообщение # 6
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2011/04/22/4027

Ветхозаветная Лия

Николина Вальд

Картинка из интернета

Живуче на земле коварство,
Меняет совесть как товар,
Благословит крутых на царство,
Блажным несёт хмельной отвар.

В миру нередко строят счастье,
Перехватив чужой пирог.
Так расцветает сладострастьем
Всепобеждающий подлог.

Не часто видим дев счастливых,
Тех, что не выдались лицом.
Солдатки судеб суетливых –
Их редко встретишь под венцом!

В груди рождается тревога,
Печальной участи сестра,
Позаросла травой дорога
На огонёк её костра.

Удача ветрена, ты знала!
Как взмах прощальный, коротка.
Ты о большой любви мечтала,
Смахнув слезу углом платка.

В отцовском доме не знавала
Постыдной бедности сумы,
Но счастья ей досталось мало,
Как прочитали в Торе мы.

Красою не блистала яркой,
Мечтать любила при луне,
Ждала его с надеждой жаркой
В мечтах с собой наедине.

С рассветом коз в хлеву доила,
Ходила утром по лугам,
Траву лечебную сушила
И помогала пастухам.

Любила утренней порою
Послушать говор тростника,
Присесть на камень и водою
Глаза омыть из родника.

Привычным руслом дни бежали,
В простых заботах жизнь текла.
В семье её не понимали,
Хотелось дружбы и тепла.

Явился как-то гость желанный
Во двор отцовский поутру.
Отец сосватал в день базарный
Для гостя младшую сестру.

Жених на старшей молчаливо
Остановил прохладный взор.
Платок поправив суетливо,
Она заметила  укор.

Семь лет назад с родного края
Пришёл в чужую сторону,
Работал, рук не покладая,
И... заработал на жену.

В тот самый час отец решает
Товар свой выгодно продать:
В шатре меньшую закрывает,
Чтоб замуж старшую отдать.

Служанки к свадьбе наряжают,
Прикрыв лицо её фатой.
И только суженый не знает,
Что под накидкой скрыто той.

Невеста рада, и страдает,
И ходит кругом голова:
«Что скажет муж, когда узнает?..»
Она от страха чуть жива!

И пышность вся ей не по сердцу,
Краснеют щёки, душит стыд.
Ей сладость брака горше перца –
Катились слёзы от обид.

Душа трепещет, в сердце мука,
Пугает завтрашний рассвет,
Что завтра может быть разлука,
А слов в защиту просто нет.

И вот случилось... С зорькой рано
Раскрыт обман – на ней вина.
Стоит супруг её  венчаный,
Она – законная жена.

Подлог раскрыт, и зять взбешённый,
Когда развеялся туман,
Приходит к тестю, возмущённый,
Призвать к ответу за обман.

Но тесть ответил напрямую:
«Такому в жизни не бывать,
Не полагается меньшую
До старшей замуж выдавать.

А если, Яков, пожелаешь
Взять дочку младшую женой,
Семь лет работы, ты же знаешь,
Вновь остаются за тобой».

Судьбы улыбкой на мгновенье
Была она награждена –
Пришёл к ней час успокоенья,
Как стала матерью она.

Детей здоровых нарожала,
Хозяйство общее вела,
Но ту любовь не повстречала,
Любовь, которую ждала.

Счастливых дней досталось мало,
О них мечтала день и ночь,
Хотя до смерти ощущала,
Ничто не сможет ей помочь.

Такие судьбы не находка,
Добро и зло – одна семья.
Бредут несмелою походкой
Под свист чужого соловья.

Почти её с любовью, просто
Поклоном, нынешний еврей,
Ты, как и я, живой отросток
Святой праматери своей.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:38 AM | Сообщение # 7
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2010/10/07/1079


Юдифь

Николина Вальд

Картинка из интернета

Паутина в кустах отрешённо висит,
В середине вдова в чёрном платье сидит.
Отошёл её друг в мир печали иной,
А она теперь кличется чёрной вдовой.

Богомол тот же путь до могилы пройдёт,
Когда пару себе под листочком найдёт.
Опьянев от любви бесшабашной земной,
Час последний охотно подарит ей свой.

Что предание нам о судьбе говорит?
В Ветилуе жила не красотка Лилит,
Там Юдифь проживала счастливой женой,
Но осталась без счастия горькой вдовой.

Спит в могиле холодной любимый супруг,
Нет спасенья вдове от тревожащих мук.
Закрывает полог надоевшим сватам,
Смотрит вслед убегающим буйным ветрам.

Тучи снова сгустились, и снова борьба –
Вражьих лучников сотни пригнала судьба.
Завтра город умрёт. Быть великой беде,
Перекрыт уже жителям доступ к воде.

Управитель седой под навесом сидит,
Он живыми сдаваться врагу не велит.
Что ж, Юдифь дорогая, тебе, знать, решать,
Как осаду зловещую с города снять.

Опустила вдова свой задумчивый взгляд,
В дорогой, как на праздник, оделась наряд,
Набрала и сыров, и корзину вина.
Враг силён и коварен. Но я же умна!

Едким дымом курятся ночные костры,
Ассирийцев отряды, как осень, пестры.
Олоферн – полководец, рождён воевать,
Под началом отважного грозная рать.

«Что тебя привело в мой воинственный стан,
И каким я обязан всесильным богам?
Не видал я такой неземной красоты,
Будешь гостьей сегодня в шатре моём ты».

«Я пришла, чтоб сказать о знамении мне,
Что привиделось нынче в пророческом сне:
Ты – велик и прославлен, отважный герой,
Покоришь на рассвете мой город родной».

Заглянула в его волевые глаза,
Боевая пылала вначале гроза.
С любопытством проснулось внимание в нём,
И любовная страсть разгоралась огнём.

Ни жива с той минуты Юдифь, ни мертва,
Сотни жизней спасала сегодня вдова.
Тяжкий жребий взвалила на плечи. Ну что ж,
Прихватила с собою отточенный нож.

Сидит гостья в шатре, и в волненьи она
Наливает герою хмельного вина,
Оказался не страшен, как будто бы друг,
И в груди потеплело от радости вдруг.

«Я решил перед войском и всею толпой
Объявить тебя завтра законной женой.
И как только закончится этот поход,
В моём доме семейном нас счастие ждёт».

От вина, от любви и от радостных дум
Опьянён был героя решительный ум.
Он заснул, а Юдифь, чуть волнуясь, глядит,
Меч тяжёлый его в изголовье висит.

«Он сказал, что я завтра ему как жена...
Почему своё счастье убить я должна
И отвергнуть блаженство обещанных дней?
Нет ни друга, ни радости в жизни моей!».

И слеза по щеке покатилась горька...
Опустилась ослабшая книзу рука,
К горлу давящий ком, как злодей, подступил
И в груди опустевшей обидой заныл.

Ощутив свою слабость, отставила меч,
Захотелось опять на подушки прилечь,
Лба коснулась, стыдясь в добровольном плену,
Олоферн улыбнулся блаженному сну.

Нежно блики в оконце бросала луна,
Трижды меч подносила к постели она.
А из глаз на ковры слёз солёных река,
Щёки жаром пылали, а в сердце тоска...

Над шатром пролетела внезапно сова,
И от грёз полуночных очнулась вдова,
Слёзы вытерла живо, взяла в руки меч,
Чтоб народ свой спасти, чтобы город сберечь.

В окруженьи сородичей дни сочтены,
Все в бою беспощадном погибнуть должны.
Значит надо низвергнуть любовника в прах,
Предводитель чужой – её племени враг.

Приближалась полуночь – отмщения срок,
Подняла она с муками острый клинок,
Чтоб не жёг её душу постыдный упрёк,
Чтоб народ её доброе имя сберёг...

Голова Олоферна недвижно лежит
И немое молчанье отныне хранит.
Чтоб никто в вражьем стане увидеть не смог,
Уложила её как добычу в мешок.

С ней служанка дорогой обратною шла
И мешок полотняный в корзине несла.
Отстояла Юдифь своей Родины честь –
Принесла в Ветилую желанную весть.

Ликовали имущие и беднота
Пред вдовою открыли они ворота –
Героиней вернулась с трофеем домой,
Тем спасла Ветилую – свой город родной.

Прожила одиноко Юдифь много лет,
На всю жизнь сохранила свой вдовий обет.
Только в ночь до утра зрел всевидящий Бог
Слёзы горьких обид и терзаний клубок.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:40 AM | Сообщение # 8
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2016/04/03/7203


Сусанна и старцы

Николина Вальд

Художник Рубенс

Картинка из интернета

Царь Иудейский, в плен попавший,
С народом угнан в Вавилон.
Но люди в тех событьях страшных
Свой родовой блюли закон.

Иоаким – хозяин честный,
Сусанна – верная жена.
Но видно «пО лбу кто-то треснул!»
В глазницах мужа пелена!

Натуры праведной и честной
Сусанна как-то в летний зной
В саду купалась под навесом,
Поскольку дом считала: «Свой!»

А после, умастивши тело,
Собралась в дом супруга ждать.
Но тут такое завертелось,
Что и пером не описать!

Два судии засели в доме,
Забыв, что не хозяева.
Кипела в сладостной истоме
Блаженных старцев голова.

За ней следили оба рьяно,
Вначале прятались в кустах,
Потом, поддавшись страсти пьяной,
Явились с похотью в глазах.

Коль их не выполнит желаний,
Пусть обвиняет норов свой –
Перед судом тогда предстанет
Прелюбодейною женой.

Тут, оттолкнув прелюбодеев,
Она сказала: «Оба вон!»
Честна пред Богом я! Злодеи!..
Сполна ответите потом!»

И старцы, враз забыв о чести,
Авторитетно на беду
Оклеветав, трубили вместе,
О том, что видели в саду.

"Прелюбодействовала сдоба
С одним из пришлых молодых,
Поймать его не в силах оба –
Она ответит за двоих!"

А муж, пустив каких-то шушер
С надеждой – дом благословят.
Жене не верил и не слушал,
Знал, прав «судейский» патронат!

Ведут несчастную Сусанну
Вершить над нею суд за блуд…
Но тут пророк* попался рьяный,
Тот, что не терпит самосуд.

Сам Бог гласил его устами –
Суды все правдою решать!
И надо судей тех заставить
Раздельно сведения дать.

Поклялся первый, что, о горе,
Под древом мастики** всё зрел!
Второй – под дубом. И по Торе
О каре Божией пропел.

Пришла толпа людская в ярость –
Нет правды судьям с этих пор,
Подлоги вытеснили жалость.
Свершился Божий приговор!

Лжецов камнями забросали,
А души Дьявол в ад забрал…
От правды, скажем, пользы мало,
Коль Сатана справляет бал.

* Пророк - Будущий пророк Даниил
**  Мастиковое дерево – кустарник, из которого получают смолу-мастикс
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:42 AM | Сообщение # 9
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2011/09/06/918


Дурь
Николина Вальд

Сальватор Роза
"Блудный сын"
картинка из интернета

Блаженствует кругом несправедливость,
И верующий, как нам ни смешно,
Преступнику оказывает милость,
А в честном ищет праведное зло!

Коль не в чем каяться, тогда подавно
Собак с цепи готовы вслед пустить.
Коль не в чем каяться, гордыня равно
Грехом опутывает – надобно казнить!

Сынка наследного за дальними морями
В притонах вилась ветреная нить.
Всё промотав, он утром с петухами
Отца пришёл о милости просить.

Отец простил, блаженная отрада!
Живой! Вернулся! Чтоб забыть тоску,
Велел зарезать лучший скот из стада –
Чтоб пир устроить блудному сынку.

А старший – пахарь, непотребный парень,
Трудяга – пашет, сеет. Пахарь-вол.
В седьмом поту не зрел надежды пламень,
Наград не заслужил и в счёт не шёл.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:43 AM | Сообщение # 10
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
Мирьям (Николина Вальд) / Стихи.ру (stihi.ru)


Мирьям

Николина Вальд

Часть 1

Художник Wade Daniel Cooksey

Картинка из интернета

На Пасху маца и семейный очаг,
И Торы куплет перед каждым
О том, как с поклажей на хрупких плечах
В пустыне скитались однажды.

Не видеть событий случившихся цепь,
Что в ходе истории смято,
Пески поглотили безвинную степь,
Напомним, коль что-то изъято.

***
По камням омытым журчала вода,
И воды корзину несли в никуда.
Смуглянка босая по берегу шла,
С младенцем корзину в волнах стерегла

Мирьям молода, но довольно умна,
В народе пророчицей слыла она,
На плечи взвалилось ей много забот –
Придётся спасать свой заблудший народ.

Ждал нежных младенцев бушующий Нил,
И жертву Себек* в свой чертог уносил,
Пришла ей однажды небесная весть,
Что брата родного спасти ей за честь.

Три месяца долгих их солнышко жгло,
Узревши, что время судьбы подошло,
Решила Мирьям, согласилась с ней мать,
На Божию волю младенца отдать.

Корзинку из стеблей сухих тростника
Обмазали глиной, смолою бока,
Младенца с молитвой оставив, они
Доверились Нилу в тревожные дни.

Речная волна колыбельку несёт,
Сестричка вдоль берега молча идёт…
Прибила корзинку напротив окна
Дворца фараона речная волна.

И воля небес к ним тогда снизошла,
Царевна к реке искупаться пришла.
Велела рабыне корзину поймать,
Что было внутри, пожелала узнать.

Открыли корзинку, увидев дитя,
Решила забрать его в дом, не шутя.
К ней тут же сестра из-за пальмы кустов:
– Кормилицу можно найти вам без слов!

Малыш во дворце фараона растёт,
А мать его в хижине бедной живёт.
Душа трепетала, надежды полна,
Вещала, что воля небес решена.

Ни ветер, ни смерч, ни полуденный зной
Не смогут нарушить душевный покой.
Однако не дремлет зла чёрная рать,
И людям деяний её не унять.

Дорога пророка безмерно слепа –
Порой каменистая ранит тропа,
Наушников шёпот терзает порой,
Клевретов и прихвостней жалящих рой.

Года пролетели, ребёнок подрос,
Сестра его горе хлебнула до слёз
За острый язык, зло насмешливых дел –
Расправиться с ней фараон захотел.

Не вышло. Пришлось ей невестою стать,
Решили родители замуж отдать.
Хур-сын появился, поблёкла с лица,
И муж её выгнал с родного крыльца.

С Амрамом** и матерью год прожила,
Былая краса на порог к ней пришла.
Супруг образумился, хвост распустил
И снова хозяйкою в дом пригласил.

Не стал к ним добрее семейный удел –
Народ её лучшей судьбы захотел.
Марьям ожидала, что род будет рад –
Правление в руки возьмёт её брат!

*Себек – бог водной пучины, олицетворение разлива Нила. Почитался в Египте в образе крокодила
**Амрам и Иеховеда – родители Мирьям, Моисея и Аарона

Мириам (Николина Вальд) / Стихи.ру (stihi.ru)


Мириам

Николина Вальд

Часть 2

Художник
Anselm Feuerbach

Картинка из интернета
Повелел Б-г вечносущий
Помолиться, вместе с тем
В ночь собрать весь скарб насущный
И в Израиль родом всем!

Прошли года и близок день исхода,
Избранник божий в руки жезл берёт –
Разлад в Та-Кемете хозяев и народов,
А, значит, в путь иной народ пойдёт.

Страна, приняв Иосифа когда-то*,
Дала приют для братьев и отцов.
Теперь же с воплем и недобрым взглядом,
На волю отпускала беглецов.
* * *
Пришлось десять кар фараону узнать,
Когда он народ не хотел отпускать.
Но вот близ ворот толкотня, суета –
Открыл в ночь Та-Кемет свои ворота.

В засушливый год перебрались сюда,
Когда всё горело, исчезла вода…
Теперь поспешают потомки домой,
Взяв мощи Иосифа в торбу с собой.

Шагал впереди сам пророк Моисей,
На Родину предков в объятья скорей!
Ведёт в Иудею усталый народ
Ночною пустыней под звёзд хоровод.

Вдруг топот копыт оглушил вожака
В погоню помчались за ними войска
Идёт фараона огромная рать
Обратно в Та-Кемет ушедших загнать.

Над морем вздымает свой жезл Моисей,
И воды пред ним расступаются все.
И Божья над ним простиралась рука,
Узрел мир, как сила её велика.

И первой пошла по песку Мириам,
Подняв над собою священный тимпан,
И сёстры включились, став петь и играть,
Чтоб дух боевой средь народа поднять.

Когда мелководьем прошёл весь народ,
Ступило и войско на тот переход.
Но в эту минуту волна подошла
И в царство Осириса всех увела.

Ждала не напрасно погоню судьба,
Когда не окончена миром борьба.
И снова поёт Аллилую сестра
Во славу Господню всю ночь до утра.

В ночи ещё долго слышны голоса,
Помогут и дальше в пути Небеса,
Бог недругов сбросил, свободна стезя,
Смелее вперёд – оставаться нельзя!

По правую руку идёт Аарон,
Сестра всем готовит и тыл и заслон –
От жажды под солнцем редели ряды,
Уже не хватало еды и воды.

Пустыня и камни, горячий песок,
Народ обессилен, воды бы глоток.
Соблазном «дурила» их водная гладь,
Им виделась райских садов благодать.

«Мирьям, где добыть нам воды, укажи,
Где боги? Что делать нам дальше, скажи?»
Сквозь камни седые проник её взгляд –
Бьёт ключ под землею. И молча отряд

Подходит к указанной ею гряде,
Копают колодец, быть нынче воде!
Источник довольною кошкой урчит,
С кувшином иль плошкою каждый спешит.

Палящее солнце, полуденный зной,
Ступает устало народ роковой.
Тяжёлые кручи, сыпучий бархан,
И ломятся беды в замученный стан.

Волна недовольных несётся рекой,
Завистников стрелы готовятся в бой.
И ропщут они,  Моисею грозят:
«Давай-ка вернёмся в Та-Кемет назад!»

Моше** на Синайскую гору вступил,
Скрижали Господь ему лично вручил.
Все правила жизни указаны в них –
И акт Вечносущего. Кончен мой стих.

Срок жизни к концу подходил Мириам
Из лона Кадеша к другим берегам,
Душа поселилась средь душ семерых*** –
Червь смерти бессилен для вечно живых .

Со смертью Мирьям не закончился род,
Доныне её почитает народ,
Покроется славой деяний Заря
Строителя Скиньи, Давида-царя.

*(Прибыли в Египет 69 человек, а спустя 360 лет покидали его
уже 700 тысяч)
**Моше (Моисей) – дословный перевод: «выловленный из воды»
***Семи еврейских пророков, среди которых была Мириам,  не коснулся червь разложения


Сообщение отредактировал bragi - Вторник, 2021-03-30, 6:00 PM
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:46 AM | Сообщение # 11
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2016/05/11/4475

Моисей Часть

IНиколина Вальд

Иллюстрация моя

Фарбис

Дела давно минувших дней –
Страница жизни книги вечной,
Одной судьбы и бесконечной
Дороги суетных идей.

Чреда событий в книге той,
Как дар еврейскому народу,
Отдавших жизнь служенью роду,
Осталась в памяти людской,

В её божественных строках
Хранится память о пророке
В неувядающих веках
На полыхающем Востоке.

Отправив зрителя в истоки
Тех слов, что правду изрекли,
О днях его живые строки
Сквозь тьму веков до нас дошли.

Хоть не наследник, но достойный,
Красив лицом, высокий, стройный,
Блистал умом, владел копьём,
Пылал в сражениях огнём.
Пусть не кемиец*он, а взятый
На воспитание когда-то
Принцессой Фермутис в их дом,
Постиг науки чередом.
Но всё ж не стал достойным братом,
И называла азиатом
Его придворная среда,
Чужим считая в те года.

Клевреты – «верные друзья»,
Шепча на ушко фараону,
Что он опасен будет трону
Что доверять ему нельзя,
А уж о том, чтоб породниться,
Такое может лишь присниться,
Вслух повторяя, только он
Наместник бога –  фараон.

Ребёнок с детства был привечен,
Заботой доброй обеспечен,
Не знал он бедности удел,
Ни гнусной травли беспредел,
Но зависть – друг неблагодарный,
Вползала в дом змеёй коварной.
И в сердце поросли вражды
Посеет, вдруг, рукой умелой,
Когда ж взойдут его посевы,
Заполнят чрева без нужды.
Не отравись едок беспечный
Продуктом злобы человечьей!

Так время в происках бежало,
Давно бы в грудь вонзили жало
Вельможи, знать, при них жрецы,
Тех дел привычных подлецы,
Смертельный яд стрелы колючей,
Но ждал клеврет удобный случай.
А случай вскоре был представлен,
Когда рукою полноправной
Отправлен был в большой поход –
В судьбе наметился исход.
Вассалы с юга осмелели,
Корону сбросить захотели,
Восстали. Чтобы наказать,
И на ошибки указать,
Как пожелал Рамзес Второй,
Чтоб в Та-Кемет** вернуть покой,
Вернуть и в Нубию порядок,
Приёмный сын повёл отряды.
Не по реке, где вражий флот,
А по пустыне, чуть в обход,
Где сонмы змеек ядовитых,
И каракуртов плодовитых,
Где мух голодных миллионы,
В песках зыбучих скорпионы…
Решил разумный Моисей
Пускать вперёд дороги всей
Священных ибисов. Они
Матёрым хищникам сродни,
Кишащих гадов подобрали,
Крылами людям помахали
И важно скрылись в синих далях.

Восставших скоро разгромили,
Столицу-крепость окружили,
Вокруг стены тремя рядами,
Сам Моисей – перед дверями.
На берегу цветущем Нила
Победа к отдыху манила.
Но над судьбой не властны люди,
Судьба в заботах не заблудит!
Любовь сильней деяний ратных,
Разумных дел и дел отвратных,
Она сильней тщеславных целей.
Глаза его в окне узрели
Царевну в час их роковой –
В сердцах нарушен был покой.
Царевна Фарбис взгляд поймала,
Пожаром сердце запылало,
Любовь в её крови горячей
Вскипела и стрелой незрячей
Пронзила сердце. Заиграла
Улыбка счастья, и с гонцами
Шлёт весть разумными словами:
«Твоей женой желаю стать,
Зачем губить людей безмерно,
Тебе женой я буду верной,
Чем кровь моих кушитов*** лить,
Не лучше ль миром всё решить,
Ведь мир худой дороже ссоры!
Приди же на переговоры,
Мир долгий роду принеси –
Отца руки моей проси».

Вассал Урхия прибодрился,
Мог с Моисеем породниться
И дочку в жёны ему дать,
Да и сама принцесса крови
Желает стать женой по воли…
И мир с вассалом заключает,
В принцессе он души не чает,
Эх, чему быть – не миновать,
Не буду счастье отвергать!
Пред солнцем Ра за руки взялись,
С принцессой клятвой обменялись,
Сказав торжественный обет
В любви прожить 120 лет,
Отец и мать благословляют,
Им свадьбу пышную справляют.
Довольны стороны исходом
Устали люди от похода,
От изнурительной жары,
В тени укрывшись до поры.
Жену свою он обнимает,
С отцом на время оставляет,
Счастливым едет в дом родной,
Но в доме встретился с бедой.

Вот тут врагам счастливый случай
Представил в жизни шанс живучий:
Теперь легко оклеветать,
Унизить грязно, так сказать.
Перед правителем вселенной
Он неучтив. Одновременно
Оклеветав пред фараоном,
Что будто на кушитском троне,
Помазан будет сын приёмный,
Что Моисеем наречённый,
Теперь он в сговоре с врагами.
Казним его немедля сами,
Не то взбунтует наш народ
И власть династий отберёт,
Да и его родные братья
Заключат дружески в объятья!
А он возрос, апиру**** злостный,
На нашей ниве плодоносной.
И вот стареющий и злой
Внял слухам тем Рамзес Второй.

Прознав о плане их коварном,
Не дожидаясь казни явной,
Накинув схенти и босым
Покинул дом приёмный сын.
Теперь скиталец по пустыне
С дорожным посохом отныне
Шёл, не жалея голых пят,
Туда, куда глаза глядят…
Как быстро жизнь переменилась
Был принцем в доме, и случилось
Врагам его оклеветать!
И он теперь простым изгоем
Шагал дорогою иною.
Судьба порядком помудрила
Надеждой сладкой обольстила…
Так вышло. Видно, неспроста
Замкнул Та-Кемет ворота.

*Кемиец – египтянин.
**Та-Кемет – Древний Египет, в переводе – Чёрная Земля
***Кушиты – нубийцы
**** Апиру – еврей
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:48 AM | Сообщение # 12
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2019/05/27/6088


Моисей часть II

Николина Вальд

Иллюстрация моя

С   Е   П   Ф   О   Р   А

Усталый путник по пустыне
Брёл в жаркий день, в благую ночь,
Он как изгой последний ныне
Бежал с родного дома прочь,
Где был с младенчества взлелеян,
Обучен грамоте, но вслед
Был злобной силою развеян
Весь ареал ушедших лет.

Жар спал, пустыня на исходе,
Кивает ласково волна,
Он к морю Чёрмному* подходит,
Шумит чужая сторона.
Взмахнув широкими крылами,
Шепнула: «Дальше за холмами,
Крутые горы и поля,
Там Медианская земля,
Свой род ведут от Авраама
Прапрадеда и Медиама,
Четвёртого из сыновей,
На свет Хетурою рождённых,
Пятнадцать отпрысков хвалёных,
Мужайся духом, Моисей,
Спеши туда и непременно
Найдёшь средь них благословенный
Себе родной очаг теплей».
И Моисей спешит. Скорее!..
Песок хлестающий, надменный,
И солнце с каждым шагом злее…
Но вот земля медиамеев!

В тени прилёг он, под кустом
Стоял колодец влаги скромно
С водой прозрачной и студёной,
С тяжёлой цепью и ведром.
Набрав ведро, иссохшим ртом
Припал беглец. И долго пил,
Как всяк, кто пеклом дня измучен,
Найдя исход благополучный,
Не отрываясь и беззвучно,
Покуда жажду утолил.

Вдруг, слышит, смех весёлый рядом,
Овечье стадо двух подруг,
По сердцу старцу смех и стадо,
И вожделенной жизни круг.
Водой хотели из колодца
Пастушки стадо напоить,
Вдвоём подняли цепь, ведёрце,
Чтоб в жёлоб каменный налить.

Вдруг, подошло другое стадо,
С отарой блеющих овец,
Увидев девочек преграду
Забрал ведро у них наглец,
Свои отары подогнали,
Вонял нещадно терпкий пот,
А жёлоб с чистою водою
У двух подруг они забрали,
Смеясь нахально во весь рот.

Пастушки юные молчали,
Хватило б сил у них едва ли
Дать бородатым тем отпор.
Молчавший путник до сих пор,
Откинув резко опахало,
Узрев безжалостных нахалов,
Во весь свой рост пред ними встал –
В нём благородный дух восстал,
Нахальный слыша смеха звон,
Сказав им жёстко: «Оба вон!»
Они оправдываться стали –
И не ушли, а убежали!..
Воды в колодце начерпал
И на цепи наверх поднял,
Сам в желоба воды налил –
Овечек вдоволь напоил.
А после благостного дела
Уснул под крышей синебелой.

«Зачем вернулись вы так рано? –
Спросил отец их Иофор,
Взглянув на блеющих баранов,
И на овечек с шерстью драной
На скудном корме до сих пор.
«Нас пастухи опять прогнали,
Поить овечек не давали,
Мы так до вечера бы ждали,
Хоть мы пришли к воде заране.
Но в тот же час из-за кустов
Какой-то вышел египтянин,
Прогнал нахальных пастухов,
Воды черпнув, без всяких слов
Он напоил всё наше стадо,
С Эстер мы были очень рады
И потому пригнали рано
Своих напоенных баранов
Домой в уютную прохладу».
«Так что ж вы имя не спросили
И в дом его не пригласили? –
Воскликнул дочкам  Иофор.
– Пусть дом наш станет ему домом,
Найдёт он хлеб под нашим кровом.
Я жду, ведите его в дом».

Так Моисей теперь доволен –
Живёт в гостеприимном доме,
Его хозяин Иофор,
Священник местный и почтенный
Решил, что с гостем непременно
Он породнится, посему
Дочь в жёны отдаёт ему,
Что расцветала в эту пору –
Его красавица Сепфора.
Живёт в их доме Моисей
В довольстве полном средь друзей,
Пасёт стада на косогоре.
Жена ему рожает вскоре
Двух сыновей, и счастлив он…
Но вот однажды видит сон:
Поутру, близ горы Хорив,
Он пас отару у подножья,
К полудню стадо напоив,
Заснул, баранов распустив,
Забыв в прохладе осторожность.
Проснулся всех пересчитал
И понял, что один пропал.
Ягнёнок убежал из стада,
А значит высмотреть всё надо,
Пошёл.  Вдруг куст горящий вроде,
И Ангел говорит Господень:
«Уж нет там недругов твоих,
По ним давно слезу пролили
И в саркофаги уложили…
Теперь домой спеши, так вот:
Пророком станешь ты отныне,
Как соберёшь весь свой народ,
То проведёшь его пустыней,
Где Авраама с Сарой род
В Шумерском Уре не остался –
В святой земле обосновался.
Вернётесь снова в дом разлуки,
Скорей бери свой посох в руки
И в путь, мой сын, ступай отселе,
Ты будешь главным в этом деле
Сестра Мирьям, брат Аарон
В святых делах тебе помогут,
Но не уступит  фараон
Народу древнему дорогу…
Проявит  грозный лик обет –
С кемийцев сбросит Бог корону,
Семь грозных бед, один ответ
Держать придётся фараону».
Стоял, волнуясь, Моисей,
Совет он утром с тестем держит.
В ответ поднялся Иофор:
«Ступай, мой сын, с надеждой сей,
Доверил дело Бог. Сепфора
Со мною будет, дети тоже,
Отара есть и дом ухожен,
Болит отцовская душа,
Но дело делай не спеша,
Дела небесные свершаться,
Но должно с Богом пообщаться.
Вернёшься в дом, как час придёт,
Как завершится дел исход»…

Тянулись дни, в груди игла,
Отец и муж ушёл из дома.
Она мучительно ждала,
В ночь не спала, тоской ведома.
Палило солнце в поднебесье,
Однообразье дней чужих…
Но, вдруг, пронзило доброй песней
Души признание: «Он жив!»

И вот в час добрый весть благая
Приходит в Медиамский стан,
Уже рассеялся туман,
И близ горы Хорив светает.
Шатры стоят, огромный стан
Расположился на привале,
А предводитель – Моисей.
С отцом Сепфора, с сыновьями
В их стан торопится скорей.
А муж командует народом,
Что кочевал в былые годы
Через пустыни и моря,
Туда, где исстари края,
Приютом стали Аврааму
И вместе с ним родному стану.
С лицом счастливым Моисей,
Давно не знавший сыновей,
Свою Сепфору обнимает,
Как счастье озарило миг
Его волшебною искрою!
Не истечёт большой родник,
Святой наполненный водою.
Народ в пути, не нужен спор,
Тернист исход, и он с семьёю,
И вместе с ними Иофор
Идут песчаной колеёю.

*Чёрмное море (Ям суф) – залив Красного моря или одно из озёр в те далёкие годы между Египтом и Израилем
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:50 AM | Сообщение # 13
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2019/05/27/6131


Моисей часть III

Николина Вальд

Иллюстрация моя

И С Х О Д

Покинув край, что стал им чуждым,
Где стал изгоем иудей,
И стал Та-Кемету ненужным,
Собрав в ночи поклажу дружно,
Ушёл народ, с ним Моисей.
Шли в ночь и день дорогой пыльной,
Устали люди и стада,
Все испытания в бессилье
Стекали злобою обильной
На Моисея без стыда.

Как тяжко заживают раны,
Вокруг враги с чужого стана…
Их бередят своим мечом,
А за спиною наговоры,
Кругом завистники и споры,
Как крысы прогрызают норы,
Нет сладу с грубою толпой.
Отправить друга на покой,
Труда большого не составит,
Коль червь сомнений душу травит,
Поберегись народ честной –
Изгнать в огонь пустыни надо
Овцу паршивую из стада…
Не то погубят нас раздоры,
Народ простой, уж так дела!
И вот негаданно Сепфора,
Не пережив судьбы позора,
Однажды ночью умерла.
Печальный бродит Моисей,
Дела пророка не легки –
Не признают его в народе,
В своём отечестве изводят
Его мирские языки.
Не может счастьем насладиться
Подобно утренней зарнице –
Засветит жизнь, угаснет вновь.
И только брат с сестрой готовы
Ему от сердца помогать,
Помочь, понять, начать всё снова,
Сказать в час горький добро слово,
В сомненье чувств, оберегать.
Однажды в час, когда скорбела
Его душа, не кончив дело,
Услышал голос нежный, робкий,
До боли каверзной знаком,
Увядшей памяти раскопки –
На водах Нила  лодки, лодки,
На берегу богатый дом.

Тот голос мягкий, не в обиде
Во тьму умчались времена…
И, оглянувшись, он увидел,
Что перед ним стоит жена,
Та, с коей роком разлучённый
В неразберихе чёрных дел,
Когда клевреты с фараоном
Творили гнусный беспредел,
И языком трепали длинным –
Катились головы невинных,
В закате лет Рамзес Второй,
Имел проблемы с головой…
Любил душой он Моисея,
Но двор коварный был сильнее.
Ушёл придворный не со страху,
Не захотел, как скот, на плаху.

А кто мог Фарбис там помочь?
Ушла она из дома прочь.
Вся жизнь рассчитана была
У Фарбис, чтобы ежедневно
Искать супруга незабвенно
И ежечасно день и ночь.
И вот, как старость убелила
Их волос, всё же всем на диво
Они нашли друг друга вновь,
Но вдруг опять гроза над ними
Неслась, не глядя на любовь.
Сестра и брат их этим разом,
Как все, корили гневным гласом:
– Жену его не признавать,
Из рода Якова изгнать,
Она из племени другого,
Которым незнакомо слово,
Чьё Бог для нас изрёк тогда
В первоначальные года,
И разве только Моисею
Бог волю Божию посеял…
И снова Моисей в смятенье,
Опять грызут его сомненья:
«Что делать нынче, как же быть,
Что делать им, как поступить?
Злой Рок готов собак спустить».
Но вдруг раздался громогласный
Близ скиний голос Бога ясный:
«Стенанья быстро прекратить!
Довольно моего терпенья
Испытывать, но коль сомненья
Вам души кошками скребут,
Пусть волю Яхве слышат тут.
Довольно смертным день и ночь
Судить о чьих-то прегрешеньях
И выносить своё решенье!
Судья над вами только я,
Корить пророка запрещаю,
Не то вас смертью покараю
Всесокрушающей рукой,
Так дайте ж Старшему покой!
Он управляет вашим станом
И залечить он должен раны,
Что вы несёте постоянно
По миру злобным языком!..
О как уже мне надоели
Все ваши распри, канители,
И потому пора бы знать,
Коль я пророка выбираю,
То свою волю открываю
Ему в видениях и снах,
Разумный сдвиг во всех делах.
Пророк, услышав божий глас,
Мою вам волю передаст!»

Скрижали взял пророк в дорогу,
Сказал Аарону: «Брат, прощай…»
Он в горы шёл, чтоб слышать Бога,
Чтобы осмыслить жизнь итогом,
На самый верх горы Синай.
Явился глас с небесной дали,
Большой луны струился свет,
И на божественных скрижалях
Он узаконил десять правил,
Чтоб жить по ним сто двадцать лет.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:52 AM | Сообщение # 14
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2010/10/23/885


Иродиада

Николина Вальд

Художник В. Худяков

Благодаря этому трагическому событию, с лёгкой руки Клары Цеткин, празднуем сегодня  8 Марта – Международный Женский день. Победа двух сильных женщин над слабыми мужчинами!

Прекрасен мир. Он до заката
Благоухает и цветёт…
Но вот испорчен нашим братом,
И эта мысль меня гнетёт.

Пророк в темнице – жертва чести,
Поборник правды и святой.
В ночи пришло к нему известье,
Что он ответит головой.

Он народился, скажем прямо,
Как Илия, в жестокий век –
От дней прапрадеда Адама
Всё так же грешен человек.

Нас изменить на самом деле,
Хоть плачь навзрыд, не по плечу.
Скажите льву: «Не ешь газели!»,
Он вам ответит: «Есть хочу!..»

В своей войне с Иродиадой
Креститель дать решил урок.
Но обошла его награда –
Награду выиграл порок!

Наделена была коварством,
Умом и броской красотой.
Так, значит, быть на троне царском
Ей предназначено судьбой!

Горда, в обличье величава,
Под сводом царского дворца
Светился лик её лукавый
И будоражил храбреца.

Бал во дворце, кутят вельможи,
Солдаты римские сидят,
Смеются, вина пьют, из ложи
В зал с вожделением глядят.

На троне важно восседает
Тетрарх Антипа, именит,
Свой час рождения встречает,
Затмить светило норовит.

Хозяин, гости сыты-хмельны,
На мягких ложах возлежат,
И Саломеи с нетерпеньем
Последний танец сторожат.

С воздушной лёгкостью ступая
Босою ножкой по коврам,
Звезду востока затмевая,
Идет прелестница к гостям.

Всех покорит она в тот вечер –
Спасенья нет от женских чар!
Окутал чёрный локон плечи,
Играют бёдра, глаз пожар!

В руке тимпан – развратник властный,
Звенят браслеты под заказ,
Сирийский танец сладострастный
Приводит воинов в экстаз.

Семь Саломея раскрывает,
Танцуя, ярких покрывал.
Её глазами пожирает
Толпа мужей, пришедших в зал.

Змеёю гибкой извиваясь
Под взгляд восторженных гостей,
Затмила разум. И, терзаясь,
Зал погрузился в мир страстей.

Бесстрастный Рок печаль отметит
Во время пляски огневой:
Луна тревожным ликом светит
В окно темницы гробовой.

С довольным взглядом отчим грозный,
Ей улыбнувшись на сей раз:
«Клянусь!»  –  промолвил он нервозно,
«Любой твой выполнить наказ!»

Она искусна и умела,
Но, чуть замешкавшись в ответ,
Сказала, что она б хотела
Спросить у матери совет.

«Пусть свою голову» - внушает,
«Представит глупый Иоанн».
В минуту слабости желает
Исполнить мать жестокий план.

Испуган отчим, но не может
Он – давший клятву – изменить.
Случайным словом жребий брошен,
Так, значит, так тому и быть.

Слуга приносит ей на блюде
Усекновенную главу...
Нет в нашем грешном мире судей –
Вот так и косят трын-траву!

Закрыты очи, кровь беззвучно
Стекает струйкой на ковры.
Сгустились пагубные тучи –
Коварны щедрые дары!

Ушёл пророк – святой посредник.
Сгорели свечи. Кончен бал.
Выносят тело. Путь последний
И осквернённый идеал.

В священных водах Иордана
Правдоискатель и пророк
Крестил Мессию утром рано
И сам погиб – судьбы игрок!

Ушёл пророк – святой Предтеча –
Не заглушить о нём молву...
Ученики увековечат
Его мятежную главу.
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:54 AM | Сообщение # 15
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
Саломея (Николина Вальд) / Стихи.ру (stihi.ru)


Саломея

Николина Вальд

Автор картины Polydore Beaufaux.

Картинка из интернета

Когда зима, укрыв просторы, под плед сокрыла горный склон,
Царице* в ночь приснились горы – она отправилась в Хеврон
Полюбоваться водопадом. Но спал родник зловещим сном,
Нет ни души в горах, ни звука, молчала заводь подо льдом

Молчали воды и дремал уж под сказки зимние поток,
Льдом стала речка покрываться, обледенел её исток.
Прошла она по снежной тропке, по льду, дыханье затаив –
Летели стаи хлопьев белых, громады тёмные укрыв.

Скупое солнце вышло в небо, и луч на льдинках заблестел,
Застыл поток в холодной неге, лишь под ногами снег хрустел.
На тонкий лёд она ступила, как в нежной юности шаля,
Всё дальше, дальше… Песни пела… Заснула мёртвым сном земля.

Она – халкидская царица, Аристобулова жена,
На троне царственная львица, великолепная страна,
Супруг её Халкидой правит – богатство, роскошь взор пьянит,
Не нужно жаждать и лукавить – трёх сыновей она растит.

Халкида, мощная держава, и две Армении вокруг,
Что получил тогда от Рима Аристобул в войне, как друг.
Все блага мира к Саломее явились мигом без труда,
Но Рок не спал под вечным небом, был начеку, как никогда.

Морозный воздух, горный, чистый, унёс заботы и печаль
Деревья, иней серебристый тянули в сказочную даль.
И закружилась Саломея на тонком льду, как на коврах,
Пьянил хрустальный воздух душу, как чувства преданный тетрарх.

Лед чуть трещал, паркет зеркальный! Потанцевать! Судьбы полёт!
И дивным эхом берег дальний в последний путь её влечёт.
Так шаг за шагом к середине она бесстрашно подошла –
Лёд хрустнул, в заводи объятья царица храбрая ушла.

В объятьях смерти извиваясь, она «плясала» подо льдом,
И льдины медленно сливались, сжимая горло как серпом,
Она металась и вопила,  никто не слышал её крик –
Лишь смерть крылами обхватила её главу в последний миг.
Но обезглавленное тело в воде студёной не нашли,
Её главу на блюдце белом Иродиаде принесли.
Судьба тот танец не простила, её деяния просты –
Она им с мужем отомстила за танец** чудной красоты.

Оклеветав её супруга, на трон помазан младший брат,
Иродиада вместе с мужем туда, куда глаза глядят!
Удар судьбы, как гром небесный – войну не выиграл тетрарх,
Благополучье ускользнуло, величья дух разбился в прах.

Был оклеветан перед Римом и, посему, в опалу пал,
Теперь вдвоём с Иродиадой тетрарх в изгнанье проживал.
Мы над судьбой своей не властны, никто не свят перед судьбой,
Над каждым жребий тяготеет, а тянет жребий Рок хмельной.

*Царице Саломее в это время исполнилось 40 лет
**Сирийский танец – Известный всем как «Танец семи покрывал»
(Наградой за танец Саломея попросила отрубленную голову Иоанна)


Сообщение отредактировал bragi - Суббота, 2021-04-10, 9:47 PM
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:55 AM | Сообщение # 16
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2020/04/26/10394


Мария

Николина Вальд

Картинка из интернета

Служили господу при храме старики –
Иоаким-отец и Анна-матерь.
Бог всемогущий скрасил им деньки,
Послав на счастье дочку на закате.

Но вот тринадцать ей, она должна
В отдельном доме жить отроковицей.
Обет безбрачия довлел, но суть важна –
Закон суров, не даст ей обручиться.

Плела задумчиво Мария у окна,
Ложилась нить узорами на ткани,
Восток горел огнём, она одна –
Открылась дверь, к ней Ангел Божий в рани.

Спустился к ней архангел Гавриил,
Белели крылья огненным нарядом,
Горящий Нимб над головой светил,
Охваченный сполна духовным сладом.

В час сотворенья опустила взор,
Боясь взглянуть на странного пришельца,
Ласкала свой затейливый узор…
Ей ангел весть сказал: «Дитя под сердцем!»

Он ветку райскую держал в перстах –
Небесный знак всевластной Божьей воли:
«Дитя-Спаситель в образе Христа
Придёт на землю к людям – род их болен».

Небесный свет с чела его светил,
Фонарь горел при нём свечою нежной.
Посланник Божий дальше говорил,
Что станет Дева Матерью безгрешной.

Мария верила-не верила ему,
Подняв на гостя взор свой удивлённый:
Она помолвлена в тринадцать, потому
Ждал брачный срок Иосиф обручённый.

«Спаситель слово божие несёт
Среди людей и зла терновых кущей,
Он, приняв грех людей, безгрешным сам умрёт, –
Сказал ей гость. – Христос – Пророк грядущий!»

В венце мучительном в страданье воспарит
К отцу небесному в блаженную обитель,
Он станет всем отцом, когда взлетит
Твой сын, Мария – всех людей Спаситель!».

«Готова я путь благостно принять,
Коль сам Господь назначил путь служенья,
Согласна мучиться за это и страдать
В огне судьбы моей без сожаленья.

Благословение меж жёнами приму,
Я благодатью Божьей овладела,
Да будет мне по слову твоему!» –
На ткань легла слезинка, между делом…
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:57 AM | Сообщение # 17
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2010/10/21/244


Олива

Николина Вальд
Наше фото


Ступив на грудь горы Масличной
Спешит турист в священный сад.
Он достаёт рукой привычно
Свой спутник – фотоаппарат.

Бесстрастно щёлкают затворы,
Снимая сад в удобный час.
Туристы лезут на заборы
За снимком в профиль и в анфас.

А я смотрю заворожённо –
Морщин корявых торжество
Во пнях, веками искажённых
Маслин – свидетелей Его.

Поведай, старая олива,
Тех дней событий череду,
Как Он молился, терпеливо
Молил Отца и ждал беду.

Ты страж немой судьбы суровой
И дел давно минувших дней,
Когда, неся живое слово,
Ходил Христос среди людей.

Молился Он в саду меж вами
В последний вечер под луной,
А на рассвете с петухами
Свершился жребий роковой.

Своими буйными ветвями
Хотела ты Его укрыть.
«Не буду прятаться меж вами –
Не властен волю изменить!»

Он волей неба отказался,
Ты не смогла в беде помочь.
Сам в руки грешников предался
Сын человеческий в ту ночь.

Сказал Он:  «Чаша – моя доля,
Кровавый пот – судья и грех,
Отец, да будет твоя воля
Взять на себя грехи за всех».

Войдя угодливым холуем
С толпой и стражей в сад маслин,
Страданий чашу с поцелуем
Подал Христу заблудший сын.

Не вняв спасительным советам
Оливы мудрой в ночь времён,
Сын человеческий с рассветом
Под крики черни был пленён.

Связал пророка, как злодея,
Вооружённый легион –
Устроен грешным лиходеем
Кровавый пир на весь Хеврон.

Пророк, на казнь приговорённый,
Мученьям предан и распят,
А слуги с видом отрешённым
Срубили Гефсиманский сад.

Но было вам судьбой угодно
Вторую жизнь приобрести –
Из пней оливы благородной
Взошли повторные ростки.

Христос воскрес, всех дел итогом,
Живым, как был, в сердцах людей,
И вы вернулись к жизни с Богом
Ростками новыми из пней.

Я меж оливами бродила,
Вперед, назад. И, как в бреду,
Себе я мысленно твердила:
Всё это было... Здесь... В саду...

Он говорил с учениками,
Он тут ходил, и в ночь сию
Он тут под этими ветвями
Отца молил, где я стою.

Внезапно ветка шевельнулась
В тиши безветренного дня,
И я невольно повернулась,
Напрягся воздух круг меня.

Двухтысячлетняя старушка
Мне подготовила сюрприз,
Лозою гибкой на верхушке
Взглянув лукаво сверху вниз.

И мой до той минуты смелый
Шаг неуверенно застыл:
Передо мной в одежде белой
Стоял Христос, такой как был.

Под этой старою оливой,
Как целый мир – Христос и я.
Ладони взяв неторопливо,
Сказал: «Не бойся, дочь моя!»

Ожившей тайною горели
Икон рублёвских образа!
В лицо мне пристально смотрели
Большие добрые глаза.

«Ваш срок земной не за горами» –
Сказал участливо Господь,
«Молитесь скромно меж трудами,
Спасайте души, но не плоть.

Не впасть с молитвой в искушенье,
С ней бодрый дух пойдёт к Творцу,
Молитвы ваши для прощенья
С поклоном передам Отцу.

Мирки погрязли беспредельно
Во зле, грехах и суете.
Моя душа скорбит смертельно
За всех, заблудших в темноте.

Тщете науки окаянной
Создатель вынес приговор.
Её молитвы покаянной
Он ожидает с давних пор.

Делам коллайдера во чреве
Не уподобиться Творцу,
А клон безродный – гниль на древе –
Несёт погибель сорванцу».

Взгляд опустив, я благоверно
Внимала помыслам благим.
Его уж не было. Наверно,
Христос ушествовал к другим.

Я постояла сиротливо,
Стыдясь молчания в ответ.
Протяжно скрипнула олива,
Махнув кудрявой веткой вслед.

Не позабыть тепла надежды
В словах, что Он в саду сказал,
И складки мягкие одежды,
И вдохновенные глаза...

Века над садом пролетают,
Цветут нарядные цветы,
И ящерок, с лучом играя,
Глядит на нас из-под листвы.

Всё тот же гомон на рассвете,
Колоколов призывный звон,
А под горой тех лет свидетель
Струится ласковый Кедрон...
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 0:59 AM | Сообщение # 18
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
https://stihi.ru/2010/10/22/538


Иисус

Николина Вальд

О! Иисус! Тебя враги распяли,
Венец терновый, радуясь, сплели.
Теперь потомки тех, что распинали,
Тебя на пьедесталы возвели.

Да, ты воскрес! И, чуждый восхваленья,
Паришь в лучах над грешною землёй...
Не всякому дано узреть виденье –
Лишь чистым душам лик явится твой!

А грешникам, что храмы воздвигали,
Прикрыв злодейства именем твоим,
Убитые к отмщению взывали...
Но только Бог судьёю будет им!

При жизни скромно по земле шагая,
Своё ученье нёс в делах святых.
Врагов любил, им щёку подставляя,
Так полюбите вы врагов своих!

Не мог он думать, в муках умирая,
Что вы, распятье в бизнес превратив,
Что слёзы крокодильи проливая,
Земные муки Бога позабыв,

Забыв святых, страдающих за веру,
Презрев заветы и ученья суть,
Потворствуя обрядности без меры,
Ступаете на фарисейства путь.

Ну что ж! И ваша жизнь бежит. Не вечна!
Всё ближе смерть. Кто откупиться смог?
Мосты сжигали за собой беспечно –
И вот богатство в кандалах - итог!

Любить врага велит Христа ученье...
А кто велел еретика сжигать?
Не проще ль было разрешить сомненья,
Чем добрые заветы разрушать?

Любить врагов? Увы!.. Не научились!
А, растеряв друзей при дележе,
Друзья врагами вскоре обратились,
И смертный бой готовится уже...

Он смотрит с неба... И душа рыдает,
Кощунство видя мерзкое сие,
Как храмы лицемерием блистают,
А люди проклинают житие...
 
bragiДата: Четверг, 2020-08-13, 1:00 AM | Сообщение # 19
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 711
Статус: Offline
Мария Магдалена (Николина Вальд) / Стихи.ру (stihi.ru)


Мария Магдалена

Николина Вальд

Художник Николя Пуссен

Картинка из интернета

Из вечной Книги, знаем, Книги судеб –
Три героини грешный мир спасли,
Среди забот мирских, нелёгких будней
Они в историю библейскую вошли.

Одной Мирьям была – сестра пророка,
Другая матерью Спасителя  была,
И третья, юная звезда Востока*
Делила общие с Христом дела.

Во все века её вовсю клеймили,
Блудницей, грешницей неправедно рекли.
Новозаветные апокрифы раскрыли –
С Христом они по перепутью шли.

Ошибка вышла тут. Вердикт поспешно сказан.
Визгливых голосов согласный хор
Слепой толпы ужасен, и наказан
Тот, кому хор выносит приговор.

Изрёк Иисус: «Признайтесь сами,
Кто нынче грешников неправедно клеймит?
Скажу вам истинно, пусть первым бросит камень
Кто здесь безгрешен, и других срамит!».

С недавних пор совет опять держала
Коллегия. Учёных вышел спор.
И снова Библию до вечера листала
Судьба, чтоб вынести двуличный приговор.

Иисус Христос по прихоти распятый,
Воскрес для нас, когда прошло три дня.
Марии, спутнице безвинно-виноватой,
Явился лик его, любовь в душе храня.

Никто тогда ей сразу не поверил,
Она не знала, как им доказать.
Апостол верный, этот факт проверив,
Решил потомкам правду рассказать.

* Мария Магдалена – ученица, спутница и помощница Иисуса Христа


Сообщение отредактировал bragi - Вторник, 2021-05-11, 7:53 PM
 
ВъедливыйДата: Четверг, 2020-08-13, 10:13 AM | Сообщение # 20
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1799
Статус: Offline


Христос скорбящий - Сонет

Александр Беличенко
http://stihi.ru/2014/08/22/4344

(на фото автора картина из Ливадийского дворца, Крым)

Печальный лик, вместилище скорбей,
Где грешных душ мученья и страдания,
Своих телес жестокое заклание
Спасенья ради грешников-людей.

Покорный Агнец, Божий добродей,
На муки боли плотского сознания
Направлен, для примера покаяния,
Как человек, в кошмар земных страстей.

Спаситель взял себе людей грехи
И Человеком пал от тяжких нош,
Терпя терзанья мстительных святош.

С икон - глаза Воскресшего сухи,
Там - крепь Отца, и свет Святого Духа,
И горечь очищенья грешных - мука.


Христос скорбящий - картина киевской художницы Галины Павленко.


ёклмн&ёпрст

Сообщение отредактировал Въедливый - Четверг, 2020-08-13, 10:16 AM
 
Галактический Ковчег » ___Грани Миров звездных » Николина Вальд » Легенды и мифы » Библейские темы
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню
***Новая  Этика. Ролик к 16-летию Проекта Тут
.. на форуме  на сайте

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет


Беседы Форума - Зал 1

Сказки Ковчега

Дуэты поэтов
Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Лара Фай-Родис, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные публикаторы: Сказочница, Просто_Соня
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега