Воскресенье, 2017-08-20, 11:08 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: ognebo, Просперо 
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Михаил Просперо » Книги М.Просперо » Мистерия для Маргариты (Готовлю к печати. Выкладываю для обсуждения.)
Мистерия для Маргариты
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:36 PM | Сообщение # 21
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Ремарка у костра на берегу озера Оз
За подолом
твоим, как пёс, бежала судьба, да устала бежать, лежит на траве в тени. За
гордыней твоей звенели цепи раба, да уже не звенят, и ты от них отдохни.
За каким же
бесом ты бросила Светлый Сад? Разве он так скучен? Иль ты опять вопреки? Я ведь
тоже, когда мне стало за пятьдесят, лег в Байкал и стал волной небесной реки.
Было утро. Тихий
рассвет не проснулся еще. Было холодно. Словно орлу на ветру. Было стыдно. Как
будто крикнул "Прощён!", а Пилат и не вздрогнул. От наших молитв не
мрут.
А какой я
мастер, когда не продан товар? А задаром отдать - всё равно, как в собачий
корм. Прибежала судьба, до чего же чуткая тварь. До чего же верная. Или
наперекор?
Так безгрешна
Гретхен, ибо не я ей грех, а её надежда на плач мужчины-раба. Так горит в
Маргарите её нечаянный смех! За который убью. Как только кончится бал.
Так безмолвно
море, когда его скрыли льды. Это было. Еще восемь тысяч лет не прошло. И познал
меня холод. И вышел я из воды. И сказал Байкалу "Спаси Бо..." И
повело.
И качнуло меня
на Сарме ветра волной. И очнулся я воином между двоих костров. И шаман бил в
бубен, и плакали надо мной. И горел я в земном аду за земную кровь.
Были мы сарматы.
Буддист нам сварил прасад. Хитрый пленник знал силу пищи своих богов. И он
бросил мне горсть, и ушел я во Светлый Сад, где просыпаны зерна зла, но растет
и из них любовь.
А тебя там
сделали флейтой, послали в тростник. Воин воет воздухом в трубке из камыша! И
не песни боя и славы свистит его ученик, а такие слёзы из этой лозы читает
душа...
И так длилось
недолго. Коротких пять тысяч лет. Я почти обучился искусству - как человек
дышать. И родился снова в Байкале, истинно - как поэт. Это море многое может.
Если ему не мешать.
Но - пора. У
костра хорошо, да времени нет.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:36 PM | Сообщение # 22
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум7:«Кругом 500 отграфа Кондратьева»

Это
было за год до ухода из этой жизни Маэстро Лео. Я снимал на Ямале авторский
короткометражный фильм «Кругом-500», о так называемой 501-й стройке. В качестве
проводника хотели пригласить еще живого тогда главного инженера стройки графа
Кондратьева. Прилетели на вертолете в Старый Надым.

Где Аполлон? – спросил командир вертолета.

А, там, брошенный балок ему отдали после пожару. Санька, отведи! — прокричали с
лодки. И минут через пять нам открыл дверь внимательный старик, с очень ясным,
пронзительным взглядом.
Аполлон
Николаевич Кондратьев, он же «Граф», 1898 года рождения, «крестный отец»
пятьсот первой стройки, осуществлял проектирование и авторский надзор в
1947-1953 годах — это все я узнал о нем позже. А сейчас растерянно сказал
что-то типа «милльпардон, но не изволите ли вы... мне сказали что вы...» И так
далее, робея в духе некрасовского Ванюши в кучерском армячке — помните? — «Кто
построил сию дорогу? Граф Клейнмихель, душа моя!» Это перед тем, как автор
читателю истину самодержавного гнёта раскрывает:
«Добрый
папаша, нельзя в обаянии умного Ваню держать. Вы мне позвольте при лунном
сиянии правду ему рассказать. Труд этот, Ваня, был страшно громаден, не по
плечу одному. В мире есть царь, этот царь беспощаден...» и т.д. Советская хрестоматия
российского железнодорожного прошлого. Но что удивительно — на мой простодушный
вопрос Аполлон Николаевич отвечал вполне в духе и стиле тех еще, светских,
досоветских речей:

Руководил всем полковник путей сообщения Гроссман Сергей Сергеевич, с тем я
счастлив был дело иметь. (И далее пошел сыпать фамилиями и должностями — они
все записаны на пленке, если кому интересно, например, родственников найти —
это в музее школы № 13 города Ноябрьска хранится, здесь же отдельные пометки
приведены — прим. авт.) — В общем, нас 25 человек было в руководстве на этом
участке.
Здесь
нас прервали. Вертолетчики попросили позволения перейти в художественную
мастерскую графа, дабы, не теряя время даром, может быть купить что-либо.

Только поглядеть можете и заказать копию. Ибо всё это уже куплено, под заказ
пишу, — сухо отвечал Кондратьев. Но в мастерскую мы всё-таки перешли. Здесь
было просторнее. И я еще раз извинился, и попросил позволения, и... снова
смягчилось сердце старика. Согласился говорить в микрофоны под лампионами.
Господи, когда меня вологодская бабуся-дворянка учила всем этим манерам, как
ругал ее дед-разночинец: «Кому он эти франсезы говорить будет?» — «Молчи,
мужик», — отвечала воспитанница прогимназии, — «умел бы сказать, а уж выслушать
всяк волен». И действительно Аполлон Николаевич был весьма расположен мною к душевному
разговору.
В
его семье был главою юрисконсульт самого Государя императора. Отец дал сыну
блестящее образование — Аполлон Николаевич в ходе нашей беседы легко переходил
на английский, французский, немецкий и лукаво поглядывал на меня — успеваю ли за
мыслию? По-немецки я честно сказал, что кроме «Их бин, дубин, полено, бревно»
ничего не знаю, и старый граф весело посмеялся старой гимназической прибаутке. Оно
знал неплохо, ибо попрактиковаться успел. Перед войной четырнадцатого года
16-ти летний юноша Аполлон успел объехать спапа всю Европу и даже Африки часть
— в пределах Средиземноморского побережья. В семнадцать лет ушел на войну и
честно сражался до одна тысяча девятьсот двадцать второго года. Последнее поле
боя — полуостров Крым.
Когда
наши буденовцы разбили нашего Врангеля, Аполлон ушел на Дон. Переплыл на лодке
через Керченский пролив и попытался дойти пешком до своей невесты. Однако был
арестован некими оболдуями и отсидел полгода в ожидании расстрела. Трижды его
выводили «на балку», однако большевики к тому времени успели обюрократиться
настолько, что жизнь Аполлону Николаевичу спасала очередная комиссарская
комиссия. В конце-концов его освободили, и в том же 22-м году он обвенчался со
своей невестой, и молодая несоветская семья поселилась в родовом поместье
Кондратьевых, на Черноморском побережье Крыма, близ села Оползневое. Но счастие
в родовом гнезде было недолгим. Когда сыну Аполлона Николаевича исполнилось
четыре дня, семью выкинули на улицу, так как поместье было национализировано. А
сам юный граф был приглашен потрудиться на стройках социализма.
Аполлон
Николаевич немного бравирует, ничуть не драматизирует свою судьбу. Ему удалось
по уму и силе перейти из белой элиты в красную. Как это делается? Да что вы —
обратный процесс сегодня не наблюдаете-с? Но вот в чем вопрос — 37 лет назад
(мы встретились в 1990-м году — авт.) закончилось здесь строительство. Отчего
же он здесь? Этого спрашивать я почувствовал — не стоило. А впрочем — что же я
сам не уезжаю 33-й год уже? И все построено, и все украдено у меня и у таких,
как я — а не уезжаем... Ведь и у меня есть родственники на Черном море, да и у
Аполлона Николаевича сын в Америке, сестра во Львове, а вот живём же здесь, на
Северах. Пишет маслом граф Кондратьев по памяти копии картин Патрика Несмита.
Ужасы стройки не рисует. Я задаю дежурные вопросы, микрофон равнодушно пишет:

Главное — тогда дисциплина была в труде. Кто перевыполнял норму на 50% — тому
шел день за три. По всем статьям сокращали. Основной была 58-я статья. Кормили
лучше, чем в обычных лагерях. Сюда завезти людей и сегодня очень трудно и
дорого. Давали в день по триста грамм хлеба. Мяса, конечно, не было, но рыба
была. Так что на круг по 500 грамм полезных продуктов выходило. В выходной — по
500 грамм хлеба своей выпечки. (Кругом 500! — сказка?) Руководителям полагалось
по полтора килограмма. Смертность? А вы не были в 106-й колонне? Вот там был у
меня смертный случай. Жарко было. Разрешил людям купаться. Вода ледяная. У
одного сердце не выдержало — все-таки донный лед в реке был. Второй нырнул за
другом и тоже утонул, вот два смертных случая в мою бытность. Каждый случай
требовал исключительных объяснений перед руководством. Смертность? Да не было
никакой особой смертности. Завезти сюда людей, лошадей, чтобы губить? Зачем?
Это дорого. Социализм — это учёт. Стройка была нужна. А закрыли ее потому, что
на Волго-Донском канале потребовались дополнительные людские ресурсы.
Перебросили колонну туда. Еще при Сталине.
Да,
стройка, безусловно, была нужна. Когда я приехал на Север, наша новая железная
дорога, начатая в 70-е, только-только дошла до грузовой станции Пелей. Но
насыпь песчаная шла до самого Нового Уренгоя. Кто ее строил? — этих сведений
нет в городских архивах, да и кому интересны номера ЗК, положивших годы жизни в
эту насыпь? Говорилось в 80-е и о том, что линия между Надымом и Салехардом
будет восстановлена — ведь в 1952-53-м целый год ходили поезда, Функционировала
параллельно Северному морскому пути всесоюзная и всесезонная железная дорога...

Аполлон
Николаевич говорил не то, совсем не то, что нужно было для эфира, для разгрома
сталинизма. Он не клеймил и не проклинал.

Граф, на вас работало тысяч 10 человек?

Что вы, что вы — более 50 тысяч! И эти люди не были учтены в статистике
трудовых ресурсов края, по линии ГУИНа шел свой учёт.

А вы помните кого-либо, из примечательных заключенных?

Никого.

Лицо яркое?

Нет.

Но вы же помните мельчайшие детали на пейзажах Несмита.

Да. Вот, взгляните, холмы Шотландии.

А не желаете ли с нами взглянуть вместе на одну из колонн?

Нет, благодарствую. Много работы. Градоначальной власти заказ. Полагаю — это не
есть одно из условий предоставления мне новой квартиры, но как взаимный жест
благоприятствия расцениваю. Посему спешу исполнить заказ. Честь имею. Прощайте,
господа.
-
Прощайте. – сухо отвечал я. Вредный старик. Что я ему не так сказал? И, уже
уходя, вскинул глаза на черный квадратик над дверью – хотел лоб перекрестить,
там обычно бывает охранная икона, но это был портрет Маэстро Лео!

Простите великодушно, граф! - вскричал я, - Вы знаете князя Лео? Могу ли я
сообщить ему, что видел вас лично?
-
Останьтесь, – сказал старик. – Приглашаю откушать чаю. Но без микрофонов и
лампионов.
-
Клянусь! – горячо ответствовал я. И ни слова из дальнейшей беседы не вошло в
фильм. Но сегодня уже можно вкратце пересказать историю о смерти двух тысяч
лошадей, которую я затем нашел и в записных книжках Маэстро Лео. По тону записи
я понял, что он хотел бы рассказать об этом.



В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:37 PM | Сообщение # 23
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Ремаркакороткого полусна
Вот снова полусвет седьмого сна, на полустанке при
стальной дороге. Nights
in
White
Satin
- помнишь, Сатана? Рассвет, туман, мы от росы продрогли.
Костер бы... Нет - заброшенный костел явился мне в
желании нечетком. Как будто кто туман резинкой стер, карандашом рисует шпиль
высотки.
На сером черный. Черту кочерга. Подчеркнуто корректней
Богу свечки. Дождь мелкий. Значит - утро четверга? Всё сбудется для божией
овечки, -
-обретшей стадо, теплый хлев и хлеб. Что ты молчишь?
Пчелу отпустишь в улей? Иль видишь наперед в листах судеб, как я оттуда вылетаю
пулей?
Ужасный сон! Грудь холодна в руках, когда перед
купелию разденут - тебя. А ты не женщина, река. А по воде земной идёт младенец.

Мой Мефисто? А если он не снится? А если правду пели
у купели? А если он надеется родиться? Сильнее смерти он на самом деле?
Опять нас ловят, «You see, Venerable»? На те же, то есть, грабли...


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:37 PM | Сообщение # 24
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Иззаписок Мастера Лео - ВОЛАНДСКАЯ ОСЕНЬ – 1954
…будем
танцевать?
-
Остановите музыку! Да вы в своём уме? Какие танцы на гробу? Сталин умер.
-
Да уж…..взамен  живых и богом данных сил,
Себя средь этих мертвых стен скелетами ты окружил… А если не строго по тексту
пьесы, товарищ режиссер, ведь второй год уж без него мы продолжаем железной
поступью идти по его пути. И если мы не будем петь и смеяться, как дети, враг
может подумать, что нас можно победить.
-
Вон из театра!
-
Гражданин начальник-режиссер, но как же ЗК могут выйти вон из театра лагколонны
503..? Только приказом. Жду, вместе со всем коллективом напряженно жду.
-
Дождались. Вы лично дождались. Садитесь за печатную машинку, товарищ князь.
Пишите. Командировать ЗК. Номер свой помните?
-
Так точно. Уже напечатано. Гражданин начальник.
-
Командировать в лагколонну 501. Цель – работа в группе обеспечения ликвидации
средств конной тяги в количестве две тысячи голов.
-
Расстрелять две тысячи лошадей?
-
Цифру уточните на месте по факту. Кругом. Марш.
Всё
по плану. На всё 100 дней. И перевыполнить план рука не подымается. Сено есть.
Овёс есть. Еще бы приказ об отмене расстрела. Но его нет. Мастер Лео приносил
поутру в конюшню двадцать кусочков черного хлеба. Посыпал кусочек серой солью,
давал лошади. Потом выводил к оврагу. Всё происходило спокойно и тихо, как в
замедленном сне падали осенние листья с маленьких тундровых краснолистых
осенних осинок. Подводил к стоящему в удобном шалаше наготове рядовому Петрову.
Снимал уздечку с коня. Раздавался тихий хлопок. Лошадь сползала с обрыва. Туда,
где красные листья и гнедые пятна. Было уже достаточно холодно. Трупы не
портились. По крайней мере, здесь, наверху, этого не ощущалось. Но внизу…..
…один
раз Лео забыл снять уздечку, вернее – поглядел коню в глаза и отвернулся, заплакал,
махнул рукой, рядовой Петров в своём шалашике понял, что объект готов и
выстрелил. Подотчетная уздечка уползла вниз вместе с трупом. Пришлось осторожно
сползать по песчаному обрыву в тихое смрадное тепло на дне оврага. Лошади
закоченели, на иных был белый осенний иней, но тепло тления шло от них,
пронизывало насквозь это неживое тепло…
Больше
Лео не забывал снимать уздечку. Но световой день неумолимо поджимал сроки, уже
успевали вывести за день не более двадцати лошадей на обрыв. И провиант заканчивался.
А про ликвидбригаду как будто забыли. Людей всех вывезли на Волго-Донский
канал, в 501-й колонне остался главный инженер строительства узкоколейной
железной дороги граф Кондратьев, несколько караульных и трое ЗК. Никто никого
не охранял, так как до ближайшего жилья было 500 километров. Врача не было, и
поэтому, когда два тихих ЗК нашли аптечку и выпили всё, отдаленно пахнущее
спиртом, спасти их было некому.
После
ЧП Кондратьев с одним из конвоиров уехал на ручной дрезине по узкоколейке, на
линии искать порыв связи. Лео три дня долбил в мерзлом песке могилы. Конвоиры
за лопату браться не захотели, не царско это дело. Да и кто знает, на самом-то
деле, этих ЗК? Возьмет этот хиляк винтовку и перестреляет всех, не выдержат
нервы перед свободой. А свобода должна быть. Она рядом. И от этого было совсем
невмоготу за колючей проволокой при открытых воротах.
Вечером
зазвонил телефон. Петров переговорил по восстановленной связи, бросил трубку,
выматерился. Утром приехал Кондратьев, привез хлеб и новую директиву – отогнать
лошадей дальше в тундру и там ликвидировать. Потому что получается плотина в
овраге. А овраг – естественный обводной канна на линии железной дороги. И
теперь в паводок вода может пойти верхом и смыть насыпь.
Кондратьев
рассказывал это увлеченно, рисовал на карте схему безопасного для стройки
захоронения двух тысяч лошадей, схему организации пункта краткосрочной
консервации паровозов. Лео, всё-таки, не выдержал и спросил его:
-
Аполлон Николаевич, вы полагаете, что нам не будет освобождения?
-
Полагаю, что я не уеду из этих мест. Буду начальником дистанции. Дело моей
жизни должно жить.
-
Здесь люди не живут. Даже местные оленеводы обходят эти урманы. После
ликвидации транспортной тяги вас отзовут. Вы будете свободны.
-
Я давно свободен. Мой последний срок закончился в 1947-м. Работаю по вольному
найму.
-
Граф, но у вас же есть семья. Сын. Бывшая жена.
-
Милый Лео, они тридцать пять лет живут другой семьёй. Другой жизнью. У мальчика
хороший отчим. У жены хороший муж. Точнее - у мальчика уже свои дети. Никто
никогда не говорил ни слова обо мне моим внукам. Они наверняка хорошие пионеры,
комсомольцы. Наша семья всегда отличалась честностью исполнения гражданского
долга. Зачем им непонятный родственник из врагов народа?
-
Вы не знаете. Вы их не спросили. Вы сами вычеркнули их…
-
Простите, князь, вы забываетесь. Если бы это был не наш последний разговор, я
бы, ей-богу, пригласил вас к барьеру. А так как вы всё равно завтра уйдёте в
другую жизнь, за ещё более высокий барьер, я просто предлагаю вам выпить со
мною на посошок. Пожмем друг другу руки. И в дальний путь, на долгие года.
-
Куда я завтра? В какую жизнь? Где документ об освобождении?
-
Нет документа такового. Вы направляетесь в Саянлаг. Снова в театр. Ваш главный
режиссер уже там. Он без вас – как без рук. Не с кем ссориться творчески. Но вы
осторожней – резкая смена климата может повлиять на организм. Хотя – здесь
высокие широты, там высокогорье. А всё Сибирь единая. Даст бог… что с вами,
Лео?
-
Неужели я, как граф Монте-Кристо, навсегда стал заложником государственной
тайны?
-
Не говорите об этом больше ничего. Я помню. Но запрещено. Нельзя. Иначе и эта
мучительная, злая жизнь легко прекратится. Вы можете взять чужие документы
одного из тихо усопших алкоголиков. Они оба освобождены. Я перепишу реестр и
отчеты. Дам справку, что вы выжили после отравления алкалоидами, инвалидность
можно даже временную определить.
-
А сцена? Как только я выйду к рампе, все раскроется. А без сцены я не живу.
Смешно – даже в лагерном бараке играя на флейте и танцуя, так легко
перемещаешься в пространстве-времени.
-
А знаете, Лео! Что лучше крепкого сна помогает свободному перемещению в
пространстве и времени?
-
Что?
-
Только сон после рюмочки.
…ночью
Мастеру снился побег из рая. Или из инфернального поселения некого. Очень
хорошо там было. Много живых рыжих лошадей. Маргарита весело скакала на молодой
кобылке, шарфик развевался на ветру. Он уже почти догнал ее и… тут на стол
вскочил черный кот, но не допрыгнул, уцепился когтями за скатерть, все потянулось
со стола, рыжие фигурки лошадей медленно падали в бездонный овраг Абадонны,
медленно, как осенние листья… как легко дышится, когда летишь осенним листом…


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:38 PM | Сообщение # 25
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Реприза на полях этого эпизода
И встречаемся на
крови
И не можем не
множить зло
И венчаемся по
любви
И – за что же
так тяжело? 
 
Или я ещё не
дожил?
Или счастье моё
- не здесь?
Но ведь трезвые
люди есть
В мире праздника
сладкой лжи
 
Но я слышу ваши
шаги
Пусть туман,
пусть видеть нельзя
Но ведь можно
громко сказать:
"Брат
Иешуа, помоги!"
 
И он точно
сможет помочь
Ибо знает -
зачем болит
И кому огонёк
горит
И когда
закончится ночь
 
И зачем не спят
до утра
Над потоками
строк певцы
Безоружных боёв
бойцы
Настоящие
Мастера


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:38 PM | Сообщение # 26
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Парафразтеатрала инкогнито
…ну, что ж, пару слов, выпустить пар. МНЕ
ПОНРАВИЛОСЬ - мало? Ровно два слова. Но вы мягко намекаете взглядом, типа Иешуа
любит троицу, а Воланд – 666, а уж сколько слов говорит после репетиции труппа
о любимом главреже, об этом мизантропе, нарезающем на мизансцены великий роман,
в меру своего «НЕ ВЕРЮ!» … а?
ВАУ ВАМ. Как бывший работник театра, могу сказать на
всякие обиды следующую пару фраз. ПЕРВАЯ ФРАЗА. Это все-таки бета-версия, на
нашем жаргоне называемая генеральный прогон (три ха-ха - после первой читки).
ВТОРАЯ И ГЛАВНАЯ. Почему- то юные авторы думают, что их гениальные стихи должны
читать исключительно так, как они их задумали-прочувствовали-пережили. Но
люди-то разные. И из всего вашего объяснения поющим актерам достались только
ваши стихи. И они их поняли по-своему. И поют уже без участия романтичнейшего
автора. В этом-то и интерес. В этом главная фишка. Собственно это то, как ваши
стихи и музыка переживаются людьми. Не пожевать же ж в театральном буфете
зритель сюда приходит. И роман они все читали.
А АВТОР КТО? Конечно само наименование постановки
"Мистерия для Маргариты" как бы намекает, что эти фантазии и стихи
максимум читаются про себя, из ЖЖ, аськи, или е-мейла и типа того. Как Емеля по
щучьему велению и своему хотению. И что автор их на миру никогда не читает и, в
общем, не подразумевается оного по жизни. А вот в театре, в храме, где все не
от мира сего… Но это так – лирика. Которую очень не любил М. Булгаков. Потому
что хорошо знал театр и то, что там с ним делают. Знал и шел на нож глав режа.
Роман, прочтенный кем-то жив, а не прочтенный мертв как иероглиф. Не в рифму,
но правда. И нет единого мнения в вопросе приготовления зрелищ из духовного
хлеба. Или, можно подумать, что Шекспир В. оставил детальное руководство, как
ставить его трагедии? Ну, кроме самих трагедий.
ПРОВЕРЕНО НА ПОМИДОРАХ. На заре моей пробы
со-творчества в песнях театра, то есть показа этих песен главрежу, я получил
наставления. И дельные надо сказать. Но боже, как это по сей день обидно -
откуда он знает, как МОИ песни надо исполнять?! Он что, их написал? Кто имеет
право и переиначивать да еще менять слова! Тот и имеет. Как только я вступил на
территорию за рампой, я дал ему это право. Попробуйте и вы почувствуете, как
после этого оно - творчество - уже не только ваше, оно уже трансформировалось
через призму восприятия и воспроизведения другого человека , а это,
согласитесь, тоже творческий акт. Это… Для не профессионально творческой
личности поясню на близком всем примере. Попробуйте объясниться женщине в любви
и если эта любовь уже не только ваша, почувствуете разницу. То есть, каждый
человек, читающий ВАШИ творческие признания, имеет право воспринимать их, как
ему вздумается, и, не поверите, даже так их читать (исполнять) со сцены. Это
его акт сотворчества. Вы не согласны? Ну что же - ваше право ему их не давать.
Например, не печатать вообще. Ах, вы не это имели в виду - есть второй вариант
- принесите помидоры, если вы считаете, что ваше извращают и переиначивают. Ну
- мало ли кто там на сцене.
 
А на сцене попытка нашей инженюсыграть роль ню. Это ужасно весело!


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:39 PM | Сообщение # 27
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум 8: Эротическое буриме с Тургеневым после«Бури» Шекспира
 
Нам
предложили сыграть роли ню в фильме «Вешние воды» по мотивам, так сказать, не
школьного прочтения русского гения. Вам идея нужна или пересказ содержания? Кто-то
не писал сочинения на тему о том, что надо уметь вовремя понять, в чем твое
счастье, и не пропустить его? Времена целомудренного советского кино ушли, хотя
и тогда некие постельные сцены тоже присутствовали. Жизнь ведь не без этого,
пусть не в нашем районе. Почему не показать в комедии "Человек с бульвара
Капуцинов", хотя бы в мыле, но достаточно узнаваемо, то, что в певицах
кабаре из дикого Запада прельщает мужественного зрителя? А «Москва слезам не
верит», там это уже в нашей жизни есть. В жизни трудящейся женщины, депутата
Моссовета! Постель Алентовой с Гошей, он же Гога, при живом муже-режиссере, как
это тогда обсуждалось в бомонде Массолита!
Нам
так не жить, мы попали в постсоветский период кинематографического капитализма,
этот время женская часть российских актеров вообще старается не вспоминать. Только
когда выпьет, а это не так уж редко, так что и мы вспомним сейчас в порядке
релакса некие веселые и не очень казусы. Но, хватит прелюдий.
Заценили
нас прямо в Германии, в Висбадене, где мы заканчивали работу над эпизодами из
«Книг Просперо» у Питера Гринуэя. Мастер Лео как-то в Каннах с ним переговорил
за чашечкой кофе. Естественно, был с ними и Джон Гилгуд. По официальной версии
снять фильм по «Буре» мэтру Питеру предложил именно мэтр Джон, после их
совместной работы над «Адом Данте». И сценарий Гринуэй писал специально под
игру Гилгуда. Но рука Лео чувствуется в эпизодах. По-моему, именно Гринуэй в
интервью «Пари диманш» первым назвал Лео Мастером Масок и Королем Эпизодов.
Довольно сомнительный титул, но, - правда. Когда я принес газету, Мастер
прочел, смял и отшвырнул листок в угол. Но когда я вернулся через час, Маргоша
гладила газету через марлю утюгом, а Лео маршировал в бумажной короне и пел
по-французки «Аллён энфан де ля по три», типа того. И произнес эту фразу, я не
сразу сообразил к чему, «сомнительный титул, но, - правда».
Это
была и радость, и горе, и везение, и неудача, работа с такими сложными
мастерами. Как Лео стремился воплотить Маргариту, точно так же много лет Гилгуд
больше всего желал сделать фильм по «Буре», находя волшебный элемент пьесы
прекрасно подходящим для экрана. Он вёл переговоры с Бенджамином Бриттеном,
пытался привлечь Куросаву и Бергмана, обсуждал проект с Аленом Рене и Джорджо
Стрелером. Идея пошла в массы продюсерской элиты, в конце 1970-х он отверг
предложение Дерека Джармена сняться в его экранизации пьесы. Это было не то. Короче,
концу 1980-х Гилгуд потерял надежду исполнить роль Просперо в кино, пока после
чашечки кофе в Каннах ему не позвонил Гринуэй. Лео пригласили поставить танцы, размах
был огромный, каждую книгу предлагалось разворачивать мимам, танцующим
фрагменты древних мистерий, или имитации их. Съёмки фильма шли четыре месяца и
проходили в павильоне на окраине Амстердама, технические заморочки двух господ
«Г.» нарастали с каждым днем. Денег не хватало. Лео пошутил – мы все уйдём из
павильона даже не санкюлотами (т.е. без штанов), нас ожидает полнейшее ню.
Ню?!
Так это находка, это выход! Все духи и элементалы будут отличаться от миланских
аристократов полным отсутствием одежды. Двойная выгода. Экономия на костюмах и
бесплатная реклама со стороны защитников нравственности. И всю массовку
раздели. Честно скажу, я испугался. На съемку вышел в бумажном пакете с
разрезом для глаз. Это приняли, как поиск творческого лица. А Маргоша не
испугалась, легко вошла в коллектив, но ей было проще, она по роли полевой феи
какой-то ворох цветов носила в руках, так что ню ее было только анфас. Мастер
Лео в цилиндре и черном костюме смотрелся на фоне всеобщего ню очень
экстравагантно. Он был чуть постарше Гилгуда, который сам раздеться не
постеснялся, правда, в этом эпизоде заклинания он стоял в воде по пояс. В
фильме не боцман, как в пьесе, а именно волшебник Просперо кричит «Эй,
молодцы!.. Веселей, ребята, веселей!.. Живо! Убрать марсель!.. Слушай
капитанский свисток!.. Ну, теперь, ветер, тебе просторно, дуй, пока не
лопнешь!» Кричит он это стоя в воде по пояс, а мальчик Ариэль писает на Книгу
Воды, качаясь над бассейном на качелях. Мальчику пристроили на животик какую-то
резиновую емкость, потому что просто физически ребенок не может дать столько
жидкости, чтоб потопить корабль.
Дальше
- больше. Джон решил не только сыграть волшебника, но и прочитать текст всех
остальных персонажей. С Лео по этому поводу они рассорились, точнее Джон и
Питер подружились против Лео. И стали делать всё наперекор рабочему сценарию.
Но и так, пожалуй, слишком затянулась моя прелюдия к нашим «Вешним водам»,
которые в прокате потом будут называться как-то иначе, потому что уже вышла
версия фильма с Настасьей Кински. Ее (и Ежи Слонимского) фильм «Вешние воды»
снимался в Италии, Франции и Англии. Снимали двое сильнейших, два в одном
фильме, да! Один из лучших польских кинооператоров Витольд Собочиньский и Данте
Спинотти - итальянский и американский кинооператор (член Американского общества
кинематографистов, один из самых востребованных и ценимых кинооператоров
Голливуда, номинант и лауреат многих национальных и международных премий). То
есть, назовись и мы «Вешними», возникала бы путаница в кинопрокате, не в нашу
пользу, вплоть до возврата проданных билетов. А, возможно, переименование было
необходимо потому, что у нас от классического сюжета осталось еще меньше, чем в
Голливудской ленте. Короче, мы за две недели от и до-снялись в эпизодах «Книг
Просперо» в положенном по контракту объеме, получили деньги и перебрались на
новую площадку. Там бардака оказалось больше, чем у господ два «Г», а опыта
съемки эротики вообще ноль полный.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:40 PM | Сообщение # 28
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Маргопо рекомендации Лео перечитала все интервью с Кински, чтоб не повторяться
случайно, не скопировать то, чего не видела. Такое бывает. У нас Гогованя
написал огромную поэму о Ван Гоге, его попрекнули тем, что он недостаточно
точно перелагал «Письма Ван Гога». А наш Ванька их и не читал никогда. По
сюжетам жизни, по картинам, по каким-то обрывкам из календаря создавал свою
поэтическую роль. И придумал классические канонические тексты. Разумеется, я не
специалист-гоговед, не сравнивал сам, но письмо из редакции читал. Мастер Лео
тоже прочел тогда этот разнос и нашел замечательные слова, утешившие и
вознесшие Гогованю: «Ты просто слишком долго смотрел в глаза Ван Гогу. Не
огорчайся оценкой тех, кто смотрит только на буквы».
Марго
быстро нашла в журналах подобную, по её мнению, подсказку. «Если долго-долго
смотреть в глаза русскому человеку, то чувствуешь всю глубину непростой русской
истории, как будто глядишь в колодец времени - и это загадка...» - так сказала Настасья
Кински. Любовь и добро, которые несет в своем творчестве актриса, не могут не
отозваться в зрительских сердцах. И она осознает свою миссию: «То влияние на
публику, которым мы обладаем, надо использовать в самых гуманных целях. Если
своей работой мы поможем хотя бы одному конкретному человеку, то долг наш
исполнен». Журнал был какой-то христианский, с бесплатной раздачи.
-
И что с этим делать? Как сыграть не это? – спросила Марго.
-
Очень просто сыграть не то. Посмотри фильм с Кински. Она на самом деле сыграла
совсем не то, что сказала. Какой христианский гуманный долг? Демоническая, вечная
как сам Мир тема роковой женщины. Женщины, обладающей почти мистической властью
над мужчинами, властью, которой просто невозможно противостоять. Вот это она и
показала восхищенной публике. Менее рельефно показан ею аверс медали. То, что
за всё в этой жизни приходится платить: роковые женщины крайне редко бывают
счастливы сами и ещё реже делают счастливыми других. – так говорил Лео.
Мне
предложили роль Полозова, довольно скверную и малоценную. Но тоже ню. Где это в
тексте Тургенева, я не нашел, значит буду импровизировать. Честно сказать –
играть этого не хотелось, но ведь я почти профессионал. Потому не отказался.
Стал ждать кинопробу. Мастер Лео на съемки не пришел, у него были заказаны
телефонные переговоры по какому-то следующему контракту. Да и ему кинопробы не
требовались. Он должен был просто умереть на бульваре. Рельефный эпизод. Всё
делает на самом деле девушка, которая разговаривала со стариком, когда он уже
умер. Это сыграть легко. А вот Марго в роли роковой женщины-соблазнительницы
попотеть пришлось почти два часа. Со съемочной площадки всех удалили. И.о. Главрежа
потребовал снять сцену соблазнения по полной программе. Большую сложность вызвал
у Марго процесс подписания модель-релиза. Дело в том, что, по американским
законам, все, кто снимаются в эротике, должны подписать расписку, модель-релиз,
то есть такая юридически простая бумага, которая освобождает режиссера от
ответственности. В ней прописано, что 18 лет актрисе уже исполнилось, в ней
прописано, что права на съемку остаются у того, кто снимает. Там нужно написать
всего 3 строчки: имя, фамилию, отчество, дату съемки, дату рождения, подпись,
ну адрес и телефон. В общем, релиз-то ей заполнил я, она только подписала.
Потом
меня позвали в павильон, как опытного в западных съемках эксперта. Как
объяснить актеру задумку режиссера? Да, вот это сложно, действительно сложно. Секс,
это всем понятно. Я перед съемками прочитал одну книжонку и по памяти начал
глаголить. О том, что есть актеры талантливые, есть действительно
профессиональные актеры, которые понимают, которые сами сделают еще лучше, чем
любое объяснение. Меня прервали, сказав, что в таком случае я не был бы нужен.
Я отвечал, что есть актеры, которые вообще не актеры никакие, им просто
нравится секс, они хотят сниматься, но к актерству им очень далеко двигаться.
Сначала
я пытался объяснять словами, потом вдруг понял, что пытаюсь показывать. И показал
примерно 20 различных поз из книжечки, актеры-претенденты смотрели вот такими
глазами, чего-то понимали, но большей частью не понимали. Я не знаю, как
научить мужчину цирковым позам, это вообще сложно, плюс сама съемка любовных
сцен предполагает фантазию. Надо всё-таки вообразить любовь. Нельзя? Ладно.
Тогда здесь и объяснить сложно задумку режиссера, проще объяснить там, где нет
сексуальных сцен, вот это реально легче. Я показал претендентам какие-то
неэротические сцены, прелюдии, обусловленные сюжетом, и они начали понимать.
Видимо, вместо эрекции включился более высший эгрегор. Говорил Мастер Лео, что
есть эгрегор кинематографа, искусства. Объясняем задумки словами, действиями,
обсуждением, мимикой. Это сложный процесс. Действительно, иногда случается, что
нам, актерам, приходится мириться со своими внутренними принципами и идти на
такие жертвы. Именно поэтому режиссера и ненавидят. Но когда случается красивая
сцена, когда мы видим, что это действительно эротично, сексуально и
правдоподобно, мы начинаем любить режиссера: «Боже мой, какой ты молодец! Ты
так красиво снял! Спасибо тебе большое!».
Именно
поэтому режиссер, он такой: с одной стороны, вот здесь у него сидит чертенок, а
здесь сидит ангелочек, который ему шепчет: «Вот здесь нужно побольше», а второй
говорит: «Да-да-да, но камеру нужно поближе, и тебя потом полюбят». В общем,
они спорят постоянно, но нужно всегда компромисс находить между ними двумя, и
понимать, что этот прав сейчас, а вот этот будет прав потом. Меня внимательно
выслушали, на тираде в похвалу режиссеру прервали аплодисментами, очень вежливо
поблагодарили, и пошел первый претендент на роль. А что там дальше было, не
знаю. Открыл томик Тургенева, почитал немного. Потом начал писать буриме с
Тургеневым, эротическую, на мой взгляд, импровизацию, по теме «как хороши, как
свежи были розы». Помогает войти в роль, знаете ли. И дождь очень кстати пошел.
И написал я вот это:
…дворец дожей из
дождика сложен.  Из радуги помнящей
облака цвет, которое вдруг облекло белый свет, которое вдруг увлекло в менуэт, которое
с плачем вдруг вылилось всё же, дожди уложив в эти камушки дожей.  А был просто дождь - вот же!
- Вода! вода! - пьют
васильки, пьёт рожь. Мы бегали по лужицам и пели: «пусть нас полюбят, как
весенний дождь, который сеет радуги без цели, а просто радуясь. Ах - мы бы так
сумели - любить...»
Блаженна тяжесть
жадных струй. Дождь хлынул. Вздрагивают розы. Ужели влажный поцелуй уже и
нежность, и угроза?
Блаженный дождь
опутал дом, от мира отделил завесой. О, как неистов первый гром, как тронул
землю ток чудесный!
Блаженна тяжесть
жадных струй. Дождь только не ломает стекол. Ужели влажный поцелуй уже и
нежность, и жестокость?
Блаженна
свежесть под дождем. Вода сегодня вдохновенна: на белом платьице твоем выводит
облик совершенный.
Блажен, кто
верует дождю! Дождем - Даждь Ом -Поищешь ли имя, поющее более? Блажен, не
ведающий слов, поющий дождь… 
Неплохо
получалось, да? Жаль, не дописал, так как из павильона фурией вылетела Маргоша
в изрядно растрёпанном состоянии чувств и одеяния, уткнулась мне в плечо:
-
Уведи меня быстрее. Понимаешь, это же Тургенев, это «Вешние воды», а мы тут, как
кошки, совокупляемся! – она выразилась более просто и не для печати. Ничуть не
стесняясь меня начала стаскивать с тела какой-то латекс, видимо защитный
доспех, предохраняющий от прямого контакта. Цирк. Клоунада. Не смешно другое,
по контракту инициатива расторжения со стороны актера будет нам стоить очень
дорого. Может не хватить денежек, честно заработанных на голышом гулянии у господ
«Г». Что скажет Мастер Лео?
-
Ничего не будем делать, пока не получим заключение врача, – отвечал Лео, когда
мы встретились, наконец-то. Он только вошел и заговорил, и сразу стало легче.
Удивительная способность. – Я час назад дозвонился, в Москве уже принято
решение. Группа будет усилена специалистами по работе над классикой, главным
консультантом назначен Герасимов, а это значит, что господам дилетантам недолго
ходить по Висбадену. Нужно потянуть время. Поэтому ты остаешься Полозовым, а
для Марго мы вызовем лекаря, она в таком состоянии сейчас, что могут написать и
серьёзный диагноз. Надеюсь, честный немец не ограничится фиксацией травмы,
ушиба или сдавливания спинного мозга, что, предположительно, произошло на
съемках кинопроб. Диагностика заболеваний нервной системы предусматривает
неврологический осмотр пациента. Анализу подлежит его сознание, интеллект,
ориентация в пространстве и времени, чувствительность, рефлексы и проч. Иногда
заболевание можно выявить на основе клинических показателей, но чаще всего
диагноз требует дополнительных исследований. Попросим провести на всякий случай
и компьютерную томографию головного мозга, позволяющую обнаружить
новообразования, кровоизлияния и другие очаги заболевания. Более четкую картину
дает магнитно-резонансная томография, а сосудистые нарушения позволяют выявить
ангиография и ультразвуковое исследование. То есть две недели продержимся
легко.
-
Люмбаго! У меня в бытность службы грузчиком находили люмбаго! Можно я тоже
продиагностицируюсь? Вот, в проспекте клиники написано: «Также для диагностики
заболеваний нервной системы используют люмбальную пункцию, рентгенографию или
электроэнцефалографию». Почему всё ей, а мне хотя бы люмбаго нельзя. Вот
послушайте: «Люмбаго чаще всего встречается у мужчин в возрасте 30—40 лет.
Появляется, как правило, в момент интенсивной физической нагрузки или после
неё, провоцируется перегреванием (с потливостью) и последующим охлаждением».
Всё именно так и было. Всё про меня: «Во время приступа человек становится беспомощным,
застывает в вынужденной позе, любая попытка движения усиливает боль,
развивается спазм мышц поясничной области. Длительность боли достигает от
нескольких минут до нескольких часов и суток. В покое и в положении лежа на
жёсткой поверхности острая боль стихает». Марго, принеси мне бутербродик, у
меня приступ люмбаго, мне нужно полежать на жестокой кушетке…«Очень часто в
течение 4-8 недель или после простого лечения заболевание проходит». Мастер Лео
– но хотя бы не все восемь, хотя бы на две недели тоже, я не могу? А вот это
надо вычеркнуть из проспекта: «Бывает, что сильная боль исчезает так же
внезапно, как и появилась. В этом случае у больных возникает ощущение, что в
пояснице «что-то встало на место».
-
Господин Полозов! Ваше место на площадке. Вы будете продолжать играть роль змия
для Адамов и Ев на кинопробах, у вас это легко получается, - улыбнулся Лео.
-
То есть змей из меня получился без особых усилий?
-
А в эпизод из «Жадных женщин Климта» вы вошли как легко, помните, среди водяных
змей? Прочтите. А вы, Марго, соблаговолите сварить нам кофе и переоденьтесь, в
поликлинику вам завтра с утра, сегодня же посетим музей, экспозицию Климта еще
не увезли. Читайте же Просперо, прошу вас.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:42 PM | Сообщение # 29
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Золотаявода навсегда, навсегда, навсегда
Золотая
волна, ты укромный пергамент, ты тайное знамя
Золотая
беда укуси змия знаком, угости и истоком в инако
Нагота
не стыдна для любовниц Великих Нагов
 
Золотая
вода моё тело ласкает несмело
Золотая
волна и устами остудит и страстью и счастьем
Золотая
беда мук тантала, в лантановых лилиях - жало
Нагота
моя радует губы любовниц Великих Нагов
 
Золотая
вода неизменной богиней из пены
Золотая
волна этих плавных качаний мечтаний и страсти венчаний
Золотая
беда из мистерий артерий уходит сквозь стены и вены
Нагота
моя стала добычей любовниц Великих Нагов
 
Золотая
вода надо мной. Я заснул - ...дзен змеи водяной...
 
Да, они встретились в воде, Мастер иМаргарита. Я уже ясно представил себе эту встречу. Марго ушла из кареты
Морганы, помните? А как Мастер попал в озеро Оз? Предполагаю, он вошел в эти
воды в Швейцарии, когда навещал дом Гессе без Гессе. А до того был Ленинград,
так складываются листья осенней рукописи…


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:43 PM | Сообщение # 30
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум 9: Воландская осень-1969
…как
легко дышится, когда летишь осенним листом…
Мастер
Лео шел по Летнему Саду, а душа его летала над вольной Невой, кружилась вокруг
ангела на Петропавловской крепости. После съемок на Ленфильме, состоялось
чествование группы в Смольном – а ведь это большая честь, что был выбран именно
знаменитый колонный зал, где Ленин провозгласил свободу, равенство и братство –
после того, как тебя привселюдно по Всесоюзному радио титуловали «Королем
эпизодов» - о, этот взлет к вершинам СССР много выше приснопамятного чаепития у
фюрера! Нельзя ни вспоминать, ни сравнивать, но ведь не вычеркнуть из судьбы
этого...
Вот
и здесь, в Летнем Саду, как забудешь, что полста лет тому назад шел в
матросском костюмчике, вцепившись в руку отца-камергера, вослед за излучающим
величие Государем-Императором. Судьба-индейка, жизнь-копейка. От царя во вшивые
окопы, от фюрера на расстрел и в Сибирь на долгие года, после рукопожатия
Первого секретаря – куда?
Свобода
прошла через лагеря, равенство прошито суровыми нитками партийной дисциплины,
братство. Это много труднее. Любить не заставишь декретом о любви. И тем паче
сегодня душе радостно, ибо ничто не зря, ни муки, ни страдания. Страна
рванулась в космос – два часа назад ракета «Луна-2» врезалась в поверхность
Луны. Это значит, что в поверхность Англии, или США, или любой страны враждебного
империализма может врезаться носитель Хиросимы. В случае реальной угрозы
Красной Империи, естественно. То есть, блокированы навсегда стремления западных
мечтателей на тему возвращения имущества, национализированного Лениным. А
именно – английской Бакинской нефти, немецких земельных угодий и Донецких
угольных копей, французских железных дорог от Парижу до Пекину и протчая, и
протчая…
«Могучее
дерево легче валится ураганом, чай не тихая трава, так говорит Мессир» - тихо
шепнул некто серый за спиной. Мастер Лео оглянулся. Он шел уже по Марсову полю.
Поскрипывала розоватая мелкая щебенка под новыми торгсиновскими туфлями. Надо
немедленно записать возражения этой серой мыслишке!
Лео
присел на край скамейки, вытянул нитку, которой был зашит потайной карман в
подкладке пальто, достал клеенчатую тетрадь. Он увез личный дневник с собой на
съемки, хоть это и было опасно. Но жена, которую он только в шутку и только
дома именовал «королевой Марго», а в реальной жизни строгая бурятка
Гарма-Мэдегма, очень уж она сильно упрашивала его сжечь записи. То есть,
оставить дневники дома было ещё более опасно. Вот и лежала кармически свободная
мысль во потайном кармане.
«Чтобы
добыть свет в нахлынувшей на мир тьме, необходимо космическое углубление
сознания. Если остаться на поверхности жизни, то тьма поглотит нас. Да, сегодня
волна вынесла тебя на самый верх этой вздыбившейся поверхности жизни. Ты –
среди собирателей плодов древа, выращенного за полвека сыновьями великого
азиатского завоевателя наших дней. И теперь еще в Азии помнят
Искандера-Александра, Темуджина-Чингисхана, Тимура Краснобородого. Для истории
они – чудовища и разбойники, убийцы миллионов. Но после них на одно-два
столетия наступала мирная тишина.
Новая
надежда Азии - Ленин пришел с миром, с Брестским миром, если угодно. Но волна
новой мировой войны тихо поднялась и спокойно Сталин взял меч власти и направил
к освобождению от европейского гнета одну шестую часть земного шара. Для англоязычных
и арийских историков он чудовище, но для славян и иудеев – спаситель».
Человек
в сером пальто подошел по очень тихо скрипящей щебенке. Сел на другом конце
скамейки. Мастер Лео закрыл тетрадочку. Этого не примет ни одно издательство.
Ни здесь, ни за рубежом. Сталин-Спаситель? Так говорят открыто только малограмотные
ламы в Улан-Уде. Им Сталин подарил свободу, очистил сопки Манчжурии от
самураев. И разрешил поставить Главный дацан Советского Союза в Верхней Иволге,
рядом с Улан-Уде, в 1945 году. За вклад в победу вернул бурятам право быть
буддистами. Да уж – это сплав булатный – буддисты-снайперы, истребители
«тигров». Сам видел, сам снимал на документальную кинопленку, как красиво,
умело, по деловому - буддийское самопожертвование идет с гранатой под танк!
Серый
человек на другом конце скамейки закашлялся тяжко и затушил папироску. Вскользь
глянул на мастера Лео. Сказал с улыбкой, ни к кому не обращаясь «Счастье – как
здоровье. Когда оно налицо, его не замечаешь». Приподнял небрежно широкополую
мягкую шляпу и ушел. Мастер улыбнулся собрату, тоже освобожденному, друг друга
ЗК видят издалека, опять открыл тетрадочку, продолжил писать.
«В
1948 году Сталин открыл в Улан-Уде театр оперы и балета. Мы с Мэдегмой в 1955-м
году получили назначение в труппу спектакля «Мэдегмаша», в русском варианте «У
подножия Саян». Моя Маша танцевала одни те же роли с Салчак, которую все
ласково звали жаворонком – Солбон. Моя Маша был не только по имени, но и по
сути своей она была настоящим духом панмонголизма. Жесткая, сильная, высокая. В
закулисных рецензиях – Мэдег, манчжурская тигрица. Потому именно она и
танцевала все постановки для ЦК республики. Её монгольскую силу любили. А для
публики выходила на сцену Солбон. Её порхающую слабость любили. В оплачиваемом
вынужденном безделии моя Маша начала лечить нервы коньяком. А женщинам нельзя
пить. Особенно монгольским.
Салчак
вскоре вышла замуж за приехавшего на этюды по рериховским местам художника,
кажется Урусова, уехала с мужем в Санкт-Петербург. Благодаря ей мы вышли в примы
труппы. Сейчас я пойду выполнять миссию благодарения. До отъезда я всё-таки
обязан нанести визит вежливости нашим самым лучшим врагам в творческом
бомонде».


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:43 PM | Сообщение # 31
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
…пилиханский чай с солью и молоком, смеялись громко, может быть немного слишком.
Салчак только что танцевала в «Арлекинаде» Малого театра оперы и балета,
потому, может быть, так хохотно было. Мастер высказал несколько технических
замечаний по партитуре, критических, которые скорее прочитывались как
комплименты. Урусову не нравился монгольский чай, он извинился и ушел принять
что-то от головы и полежать. Лео встал тоже, но тут в комнату вбежала
некрасивая угловатая девочка, лет двенадцати на вид, большие глаза в круглых
очках. Поздоровалась. Сказала «Я сейчас!»
-
Это Найдантакая уже большая? – изумился Лео.
-
Да, но она скорее Надя, чем Найдан. Больше в отца. Как вы видите, князь, в ней
нет грации. Есть угловатая точность. И в то же время ощущение музыки
великолепное. Рисует балерину одним росчерком пера. И это летящая балерина!
-
Разрешите взглянуть?
-
Да вот у неё целая коробка этих балерин. Вперемешку с кентаврятами.
-
Удивительно! Может быть даже – гениально. Герман Гессе как-то пошутил: «Ах,
истинная мудрость так проста, была так давно, так точно и недвусмысленно
высказана и сформулирована! Почему же она нам доступна только временами, только
в хорошие дни, а не всегда?» У этого ребенка ясный взгляд, как будто у неё
всегда солнечные, хорошие дни.
-
Не перехвалите. Нужно много работать над техникой, чтобы дорасти до уровня. Это
ведь эскизы. Этот как на репетиции, когда без партнеров и музыки, один на один
с балетом. До реализации еще ой как далеко, и надо, чтоб до премьеры детский
полет души сохранился, как в первом чтении сценария. Да вы знаете… Найдан,
попробуй степного ханского чая с молоком, не кобыльим, конечно.
-
Да. Спасибо.. – Девочка отпила глоток соленой красноватой жидкости,
закашлялась. Улыбнулась, вытирая губы салфеткой. Взяла вторую, чистую бумажную
салфетку посмотрела на Лео, сделала несколько быстрых движений грифелем. – Мне
надо лечь спать, у меня, кажется, температура… - Снова закашлялась. У неё
появились красные пятна на щеках, как маки вспыхнули на белом. Мастер Лео
поднялся, быстро попрощался и пошел к выходу. Домработница подала шляпу.
Попросила подождать минутку, сбегала в гостиную и принесла салфетку с рисунком.

-
Просили, чтоб вы взяли с собой. - Мастер Лео положил рисунок в карман. Уже
дома, в общежитии «Ленфильма», развернул листок. Печальный кентавренок-мальчик.
Без Маргариты. Всё перед глазами поплыло, пожелтело… Переизбыток впечатлений.
Лео
позвонил Салчак, справился о здоровье Найдан. У девочки был жар, вызвали
«скорую». Но пока врачи приехали вспышка пошла на убыль. Девочка уже даже чай
допила степной, соленый, травяной, монгольский. Да вот и она сама.
-
Найдан, ты очень точно подметила, что мне одиноко сейчас без моей Мэдегмы.
-
Без Маргариты. – ответила девочка. – Я не знаю, как это пояснить, мастер Лео.
Тетя Мэдегма, нет, она не Маргарита. А вы – вы более чем кентавр, вы несете за
собой тени летящих душ тысячи лошадей.
-
Леонид, не обращайте внимания, у ребенка жар, – это мать отобрала трубку.
-
Но ведь это правда. Откуда ребенок знает о тысяче лошадей?  - Связь прервалась. И никакими звонками на
коммутатор соединиться не удалось. Может быть – мосты развели, и нет теперь
связи с островами старинного Санкт-Петербурга, затерявшимися в ослепительном
электрическом море нового Ленинграда? Что-то пророческое было в этих словах
ребенка, как будто опять подвела судьба слишком близко к истине, чтоб
ошибаться.
Здесь записи Лео прерываются.Вернее – вклиниваются какая-то вставки. Может быть черновики записки для
Маргариты?

Усталость
— одна из форм индульгенции усталости духовной. Увы, всегда разлада физической
ее базы. Ведь живет фотосинтез, извечный круг: уголь, водород и свет в зерне
хлорофилла — углевод. Творимая природой первичная “живинка”... Мы же делаем
—живое! Мы — вестники живого... Без этого мирулетучится в расходе теплоты,
которая ничего не греет и ничего не создает. Чижевский, Вернадский, Дьяков
видели Солнце. Мы живем вразреженной плазме. Солнышко — ее концентрированное
состояние.
Рерих
писал: ”Мы дети солнца, в прямом, а не переносном смысле”. Так вот этого дитятю
надо кормить. Это чудо — “био”, котороедает больше, чем получает! И чудо это в
нашей руке. Кормить зверя коня, чтобы оседлать. Иначе “пристанет”. Не
повезет...”
Финал:
“И обнаружится, что нет у потока жизни “возрастного рубежа”!Есть каждый день
новое, которое ждет твоего освоения, открытия и радости обретения.
Ваш “Л”.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:44 PM | Сообщение # 32
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Этопонятно. Это как проснуться на открытых островах, да?
 
Проснуться на открытых
островах
Просмоленных,
просоленных, прозрачных
Проснуться неожиданно
столь зрячим
Как мальчик с белой флейтой
на губах
Как шелестящий
камышовый ветер
Как волны белогривых
ковылей
Проснуться - и улыбкою
ответить
Идущим по воде и по
земле
И волны эти - ну совсем
как дети!
           
А следующую маленькую главку иззаписок Лео я точно не знаю, каким годом датировать. У Лео стоит точное число
19.09.1964. Но предыдущая запись, где речь идет о Найдан Рушевой, если не
ошибаюсь, это не позднее 1969-го. Так что пойдём дальше, вернее – вернемся
назад с интервалом в пять лет, где-то так получается по факту. Фраза-то
начальная в записях от 1964-го является финальной в записи от 1969-го. Или в
нашей мистерии время не имеет принципиального, определяющего процесс, значения?


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:44 PM | Сообщение # 33
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум10: Воландскаяосень-1964
 
…как
будто опять подвела судьба слишком близко к истине, чтоб ошибаться. Каждый из
нас лишь человек, лишь попытка, лишь нечто движущееся. Но двигаться он должен
туда, где находится совершенство, он должен стремиться к центру, а не к
периферии. …цель игры - сохранение самой игры, а значит и культуры. Однако
сохранение культуры, влечет за собой утрату субъекта. Субъект исчезает из
истории, в новой реальности нет крови, нет действительности, а есть лишь одни
идеи; у субъекта подавлена телесность; он целиком принадлежит культуре и
выполняет необходимые ей функции; в конечном итоге - субъект умирает,
поглощенный культурой.
Слишком
близко к истине, чтобы жить дальше… Монтаньола, Швейцария, 19 сентября 1964
года. Два года и сорок дней тому назад камрад Герман, если верить Семи
наставлениям мертвым, начал от НИЧТО: «Я начну от ничто. Ничто, по сути, то же,
что Полнота. В бесконечности наполненность равно, что пустота. Ничто – пусто и
полно. Вы можете сказать равным образом и иное о ничто, к примеру, что оно бело
или черно, или что его нет. Бесконечное и вечное не имеет свойств, ибо имеет
все свойства».
У
меня всегда было странное свойство ощущения друга рядом. И беспокойство – друг
ли? Просто собрат по квазистуденческим пирушкам? «Моцарт ждал меня» - сказал
ты. Но и «Пабло ждал меня» - перед тем. Мне не нравился Пабло. Мне не нравилась
поэтизация «амур-де-труа», или как там ты по-своему ни понимал декорацию эту…
Нет, даже бодхи нельзя смешивать наивность и похоть. Грезы любви и… Но ты…
Пропасть между аскетизмом и гедонизмом ты перескочил легче, чем я свою – между
империализмом и коммунизмом. Хоть ты и смеялся, что пропасти нет никакой,
просто сменилась династия держателей восточной империи. А я – монгольский
коназ, пытающий-ся (пытающий себя – дословно переводил ты с русского)
сделать-ся (сделать себя) норманнским конунгом.
Вообще
игры с языками, со смыслами индоевропейских наречий, это ли не было началом
Игры в бисер? Как ты по-детски радовался, когда я сказал, что MagisterLudi
по-русски звучит как магистр людей. Именно так! Люди – это игра Бога, словами
Сидхартхи пояснил ты. И с уважением добавил – «Ты, Леонид, идешь не первый круг
паломничества в Страну Востока».
Был
ли я тебе другом, или просто вестником из-за реки? Река Амур, затем Аму-Дарья –
это же слова любви по латыни. Просто Любовь. Затем – Любовь Арья. Аржан –
серебро по-французски. Аршан – серебряный источник на Саянах. Просто слова
рассыпались, как бисеринки с нитки разорванного ожерелья времён? Мифы хранят в
названиях рек и гор места тысячелетних стоянок людей Золотой Семьи, беглецов из
Атлантиды?
Два
года назад, получив по почте «Игру в бисер», с посвящением «Паломнику в страну
Востока», о, как я был несказанно рад! Значит, ты никогда не терял из виду
камрада Лео, хоть мы, идущие на Восток, и порастерялись в пути, ты даже точно
указал место - в ущелье Инферно. Ты ушел в Касталию. Я на войну и в лагеря.
Другая каста людей, может быть, у меня на роду написана? Твой Восток – это дети
Сидхартхи . Мой Восток – это внуки Чингисхана. Неужели люди по разные стороны
Горы – такие разные?
Почему
я тогда сразу не догадался, что это была последняя посылка от тебя, Герман? «Уж
полночь близится, а Германа всё нет» - напевал я с улыбкой, вскрывая посылку.
Жена, Гарма, строго заметила, входя в комнату: «Ты опять играешь словами, ну
хотя бы над строками Пушкина не ёрничал». Да что я такого сказал? «Всё. Полночь
близится и Германа уж нет» - сердито сказала жена. Примерно так. Я перестал
напевать, на всякий случай перекрестился, вроде бы рано, в 60 с небольшим,
заговариваться. По радио сказали о смерти Нобелевского лауреата Германа Гессе
через три дня.
Здесь,
в Монтаньола, господи! – вспомнилоось - кажется у тебя видел на латыни набросок
«Морте да Монтаньола»? Как-то так. Как старинные часы потрескивала эта строчка,
как старинные часы, когда подтягиваешь гирю.
Здесь,
в Монтаньола, меня попыталась отправить прочь третья жена Германа. Напрасно я в
дверь чуть приоткрытую говорил -«Я – Лео. Помните – паломничество в страну
Востока?» Она отвечала – «Понимаю. Вчера были Нарцисс и Гольмунд. На днях –
восьмое воплощение Сидхартхи. У нас и степной волк бывает, когда полная луна».
«Посмотрите фотоальбом в темнозеленом бархатном переплете, 1923 года. Фото на
четвертой странице. На вокзале. Мы оба в белых шляпах. У меня не сохранилось,
война всё-таки…»
Тишина.
Спустя минут десять дверь открылась. Она стояла с бархатной книгой в руках. «У
вас изменился даже взгляд. Только осанка танцующего князя, это осталось и сорок
один год спустя. Как вам это удалось?» - зависть женщины ко мне? Нечто новое…
«Я продолжаю танцевать. Ежедневно по нескольку часов. И два раза в неделю на
сцене. По полчаса. Вполсилы».
Мы
пили красный чай. По-моему Герман любил желтый. Он понимал толк в напитке
своего детства. Добавлял тычинку шафрана, он знал, как отличить кашмирский от
любого другого.
-
Вы по-прежнему снимаетесь в кино? Достигли успехов? У нас не берут в прокат
ваши фильмы, железный занавес, понимаете, да?»
-
Понимаю, да. Достиг больших успехов – король эпизодов. Лауреат. Не Нобелевский,
локальный лауреат. И теперь чаще всего эпизоды со мной вырезают из
окончательного монтажа – слишком сильно, отклоняет от основной идеи.
Импровизации не те, что нужны режиссеру. Не всегда, конечно. Кое-что остается.
Но сегодня именно так. На съемках в Восточной Германии мне предложено получить
завтра расчет и возвращаться в СССР. Гонорар 100 процентов и две недели
неожиданного отдыха. Не спрашивайте только, долго ли я пробуду здесь. Не пойму,
как я решился, без виз и всего прочего. Просто пересек границу по знакомой
тропе. Сейчас уйду, у вас не будет неприятностей.
-
Насколько я знаю, мои неприятности – безделица, по сравнению с вашим КГБ. Я
могу что-либо сделать для вас, или просто оставить вас наедине с его кабинетом
на это время?.
-
Вы – это он! Если мы можем сделать человека счастливей и веселее, нам следует
это сделать в любом случае, просит он нас о том или нет. Ведь да?
-
Не думаю, чтоб я - он, что была для него и стану для любящих людей чем-то
более, нежели Гретхен для Фауста… Он подарил мне крупную темную жемчужину,
«Арабская Маргарита». В тексте сертификата «Арабская Меритнит», но Герман мне
говорил, что это коптская версия имени Маргарита. О, это - знак Касталии, одна
из точек бисера, которой Магистр может начать Игру. Сейчас я вам принесу ее.
Или вам лучше нечто из 20-х годов? Но я почти не знаю это время из жизни
Германа. Я немного ревную его к этому времени… Пойду за Маргаритой, мне
почему-то кажется, что вы должны ее увидеть, Мастер Лео из потока Леонидов!» -
она убежала.
Открытая
книга на столе. Там, где он читал накануне встречи с НИЧТО? «Когда в мире мир,
когда все вещи пребывают в покое, когда всё в своих действиях следует за своим
началом, тогда музыка поддаётся завершению. Когда желания и страсти не идут
неверными путями, музыка поддаётся усовершенствованию. У совершенной музыки
есть своё основание. Она возникает из равновесия. Равновесие возникает из
правильного, правильное возникает из смысла мира. Поэтому говорить о музыке
можно лишь с человеком, который познал смысл мира.
Господи,
Герман! Разве музыка поддается завершению? Разве умершее солнце не становится
теплой планетой? Разве танцующая звезда не рисует на хаосе новую партитуру?
Вернулась
Надин, о, нет, её зовут Нина, или Нинон, или… Как бы не ошибться… Она явно
заинтересовалась мной, неловко. Хотя, лукавый Герман ведь в период увлечения
философией саксофониста Пабло склонил к измене мою ласковую этуальку, как же её
звали-то – звездочку французского варьете…? Так… «Узнал он и то, что человек
предпочитает пострадать и внешне покаяться, чем измениться в душе». Пусть даже
так…
-
Я заказала оригинальное распятие из тонкого серебра, и вплела туда его
Маргариту. Он любил это парадоксальное сплетение грешного с праведным. Помните,
у Гете:
Где б ни был я, в какие
бы пределы
Ни скрылся я, она со
мной слита,
И я завидую Христову
телу:
Его касаются ее уста…
Помните?
Лео
не сразу рассмотрел на скульптуре жемчужину. …странное распятие, чем-то
напоминающее меч Эскалибур. Камень, в который Мерлин спрятал меч, это же был
метеор Маргарит из потока Леонидов, да?
Но
нужно идти. Вернее – плыть домой. Версия - он взял лодочку напрокат и
заблудился, переплыл границу. Здесь это не очень строго, для курортников, людей
беспомощных в нездоровьи, скидки на соблюдение законов делаются. Просто
штрафуют тихие пограничники. И на воде не догоняют, ждут на берегу. Все тихо,
но откуда это? Ветер, вихрь крученый, настолько плотный, что этот воздух нельзя
было вдохнуть, вихрь накрыл лодочку Мастера тяжелой оловянной волной, и она наклонилась,
черпнула воду и пошла ко дну…
Вот нам и удалось свестиразрозненные записки вместе. По ключевым повторяющимся фразам. А если по
логике, то, полагаю, в воде сила Воланда менее действенна, в воде они и
разрушили запретное слово «Порознь». Не сразу, конечно, не в один день этот 19
сентября 1974 года.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:45 PM | Сообщение # 34
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум10: Ветер над озеромОз
 
Ветер,
вихрь крученый, настолько плотный, что этот воздух нельзя было вдохнуть, вихрь
накрыл Маргариту тяжелой оловянной волной, и она снова пошла ко дну. Озеро в
своей глубине было воплощением тишины и покоя, полной противоположностью
сумятице осенних вихрей наверху. Озарено было всё вокруг тихим изумрудным
светом. А по мере погружения свет не темнел, а наоборот, становился ярче,
красновато-янтарным тихий свет становился. Так насекомое себя ощущает в вечном
покое капельки янтаря, неспокойное насекомое, ждущее ювелира, который отшлифует
и оплетет золотой ниткой янтарную бисеринку, и все будут смотреть, и только
восхищаться тобой, не смея прикоснуться. Не то, что эти волны и волки
сегодняшней постыдной очевидности!
Стыд
и гнев как-то встряхнул. Не то передернуло от омерзения, не то замерзать
начала, но ведь когда замерзает человек, ему тепло, так в Книге Мертвых
написано. И от этой вспышки, от этого земного ощущения неприятного, почему-то
вдруг захотелось жить. И сразу янтарное спокойствие разлетелось, упали оковы с
рук и ног, и она закричала, и отчаянно рванулась вверх, к свету, но остатки
воздуха при этом крике неосторожно отдала равнодушной воде, а в них, в этих
пузырьках воздушных, как будто, были последние силы. Два черных лебедя
подхватили ее под руки и понесли над волчьим лесом. И вскоре она стояла уже у
райских Врат, где громкоговоритель кричал Привратнику Петру, почему-то женским
голосом:
-
Петр! Поди быстро в мой кабинет, позвони в "скорую" и на всякий
случай в милицию, вдруг не откачаем утопленницу. Да что ж это, господи такое!
Третья девчонка топится от этих чертовых волчат этой осенью. И ничего не
докажешь, не предъявишь обвинений, хоть весь город знает. Устали, товарищ
спасатель? Давайте я опять позанимаюсь. Вот-вот! Отлично, ресницы дрогнули,
переворачиваем, сейчас кашлять будет, сердце-то бьётся! Ну? - удалось...
Кашель
словно разрывал тело. Хотелось взять и вскрыть ногтями этот источник боли
внутри, и вытащить сгусток из груди, и выбросить, как это легко делала Моргана
в своей операционной на острове Авалон. Господи, господи... Книжный червячок я,
а не человек. На грани смерти сказки, прочитанные вчера, вспоминаю. Причал
качается. Я вся голая. Катаюсь по мокрым доскам. От женщины к мужчине. Стыдно?
Нет. Он совсем старик. И женщина в черном закрытом купальнике седая, старая.
Вот почему черные лебеди-то - он плыл прямо в кожаном черном пальто, она в
большом черном купальнике. Лебеди престарелые. Трясусь от смеха. Холодно. Или
от страха. Иди это остаток сексуальной дрожи, как хамовито спрашивал,
приставая, ухмыляющийся волчонок. Вон они выглядывают из-за дерева, братья
Волчаниновы. Гады. Смотрят.
-
Дайте мне что-нибудь накинуть на себя. Они смотрят! - гневно закричала на
стариков Маргарита. Но вышло как-то тонко, пискляво. Она внимательно осмотрела
свои руки, ноги, грудь. Груди были острые, твердые, еле намечнные. Руки-ноги
угловатые. Опять подросток, лет 12-ти. Потому эти старики и сумели вытащить ее.
Хотя - бабка широкоплечая, коня на скаку остановит. А, вспомнила - это же сама
директорша пансионата «У Озера», Елизавета Васильева, олимпийская чемпионка по
плаванию, гордость города. А старик, - кто?
Вот
он снимает и пытается выжать подкладку пальто, спрашивает бабку Лизавету -
"а можно разве ее мокрым пальто укрывать?", та отвечает -
"Можно, да вот уж и скорая помощь едет, сейчас санитары нам помогут".
Он поворачивается. Узнала! Этот старик ставил у нас в клубе испанские танцы,
когда были съемки фильма "У озера"! Киноартисты его звали или Князь,
или Мастер Лео. Он откликался на оба имени-прозвища. Вот это да! Стоило тонуть,
чтоб тебя на руках вынес светлейший князь, почти принц. Красивый. Жалко, что
старый...
Старик
достал из застегнутого на молнию кармана пальто полиэтиленовый пакет с
документами. Всё-таки подмокли. Кочевая жизнь приучила к тщательной упаковке
паспорта, военного билета, книжки Сбербанка. Но ныряние на глубину трех-четырех
метров упаковка не предусматривала. Да, если понадобится восстанавливать
документы, надолго в этом рабочем городке остаться доведется...
Санитары
понесли девочку, укрытую уже больничным одеялом. Она что-то говорила. Махала
руками. Машина поехала, но остановилась и задним ходом сдала. Старики подошли.
"Вы придете меня навестить?" - спросила Маргарита, жалко улыбаясь
синими губами. Ей хотелось сказать милостливо, величественно улыбаясь, но на
самом деле - а она всё еще видела себя со стороны, немного сверху, то есть
птица души еще не вернулась на дерево ее сердца - на самом деле она понимала,
что из королевы бала вдруг стала несчастной девчоночкой из рабочего поселочка.
Семья алкоголиков. Это было более чем ужасно.
-
Да, мы уже сегодня вечером придём к тебе, деточка, - ласково пообещала бабушка
Лиза. А Мастер Лео кивнул головой, взял ее руку и поцеловал запястье...! Боже
мой! Белая молния сверкнула перед глазами Маргариты, она закричала "Нет!
Не так! Не хочу!" - санитары придавили ее к носилкам и начали фиксировать
тело ремнями. "Постстрессовый синдром" - знающе определила бабушка
Лиза. И добавила привычным приказным тоном:
-
Пойдемте ко мне, товарищ спасатель, обсохнете, чаю горячего попьём у камина. Мы
как раз самовар поставили для канадца. Опять приехал фотографировать озеро.
Люблю всех, кто любит озеро. Идемте. Как звать-то вас? Где-то мы видались, за
одним столом сиживали, причем достаточно высокого уровня. Не припоминаете?


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:45 PM | Сообщение # 35
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
-Как же не припоминать? Во Дворце съездов на чествовании съемочной группы фильма
«У озера». Правда, мы с Вами сидели по разные стороны от красной дорожки. Но,
зато, как говорится, проходили по одной номинации – лучшие эпизоды, не вошедшие
в фильм. Так как и тренировка олимпийской чемпионки с рабочей молодежью, и танец
сталеваров, и еще многое, ваше и моё, щедрой сметой проплаченное, не вошло в
формат фильма для проката. Главреж Герасимов сначала сам резал, потом после
комиссии. Режиссер – это у нас тот, кто режет. – улыбнулся мастер Лео.
-
А как я им всем врезала, помните? О том, что людям будет стыдно ходить по
берегу своего озера, где мы воплощали всю фанерную бутафорию счастливой жизни.
О том, что пролечиваю людей у целебных источников, а спать кладу в немецкие
бараки, хорошо хоть остались от военнопленных, хоть и тоже фанера. О том, что
мы должны подтверждать делом построенную фильмами мечту. – Елизавета,
разумеется, рисовалась немного, ей нравились эти воспоминания. Лео подыграл ей:

-
А Первый в ходе вашего выступления врезал две рюмки водки подряд, без закуски.
На третьей жена ухватила его за руку. Честно сказать, я думал, что его удар
хватит. По Центральному телевидению нас показывали. Ну, судя по вашему
торжествующему виду, венец олимпийской чемпионки выдержал гнев Первого.
-
Это сейчас можно смеяться. А в поезде я ехала одна в купе. Люди даже не сдали
билеты, просто не сели в поезд, как мне пояснили потом, чтоб не присутствовать
при аресте. Чтоб не забрали как соучастников. Как при стальной руке бывало, и
не раз. А по приезду меня пригласили в горком. Сдала билет на проверку, при мне
в сейф закрыли. Ключ два раза повернулся. Вот, думаю, так и камеру за мной
закроют. На два оборота. Ждала недолго. На второй день привезли партбилет и на
этой же машине повезли в обком. Из Москвы пришла Правительственная почта на моё
имя. Там был утвержденный титульный список на строительство рабочего
оздоровительного комбината, только название «Сталинец» было зачеркнуто,
написано «У озера».
-
И вы теперь это всё строите?
-
Да. Уже одну пятилетку выполнила. - Они прошли по гравийной дорожке мимо
недостроенных кирпичных корпусов пансионата, вошли через калитку в маленький
домик на высоком берегу.
Огромное
стеклянное окно на всю стену. Как будто озеро – часть дома. Как будто дом –
часть озера. Даже какая-то странного вида пальма с длинными, похожими на
водоросли листьями, словно плыла ровно по середине окна.
Камин
потух, но угли еще тлели. Только брось сверху стружку, пару полешков… ну, а где
иностранец-то? Канадец подал голос из ванной, просил прощения на ломаном
русском, перемежая франкоязычными ругательствами. Он там проявлял фотографии.
Мастер Лео успокоил его на хорошо знакомом полуиспанском диалекте Васконской
Аквитании. Тот, услыхав родную речь, от удивления всё бросил и едва не вышиб
дверь, огромный такой васконец. Положил прямо на клеенчатую скатерть стола
мокрые еще фотографии.
-
Вы видите? Вы ведь тоже это видите? - спрашивал он у Лео.
-
Что, Марсик, опять змея водяного запечатлел? – прокричала из кухни Елизавета. –
Он тут на своих фотографиях вечно что-то находит. Говорит, что наш остров
княгини Веры, это остров Нагов. Это такие древние боги-змеи, говорит -
арийские. Странно – француз, ученый, а не понимает, что у нас в СССР, после
войны с немецким арийцем, это слово лучше не говорить.
-
Нон драгон! Деёсигннуар э ву! – француз словно забыл всё, что знал по-русски.
Да и зачем? Можно было говорить так, как думаешь, не подбирать слова чужого
языка. – Э ву дежавю? Вуайе дежа?
-
Дежавю, это и я знаю, это всем понятно. А что за сигнатуры он здесь видит? –
Елизавета принесла самовар, взяла одно фото со стола, поднесла ближе к окну. –
Смотрите-ка. Как будто птицы большие над нами. Мы плывем с девочкой, а над нами
птицы. Это он говорит? А причем тут сигнатура?
-
Он говорит «cygnesnoirs», черные лебеди. – перевел Лео. - Даже такие здесь
есть, на озере? Редкая птица.
-
Нет, это залетные. Мы всего в трех километрах от завода, от города. Нет, тут я
никогда не видалатаких. Хотя – больше ведь за стройкой приглядываешь, за
больными, малопьющими… Лебеди. Как знак какой-то. И вот, если приглядеться, еще
и ворон летит, словно пытается прорваться сквозь заслон лебедей, упасть на нас.
Интересная абстракция на твоих фото, Марсель. Занимательная будет книга. Ну,
давайте чай пить, - зажгла с одной спички камин и снова вернулась к столу Елизавета.

Сели
за стол. Марсель тараторил без умолку. Он рассказывал Лео, что это никакие не
абстракции, что обыкновенный немецкий роллрефлекс на пленке ЭФ-130, всё на
негативах, всё честно. Принес прошлое фото, где огромный змей, или витой лентой
серое нечто сползало по ущелью к озеру. Туман. Но фиолетово-красного оттенка.
Конечно, здесь нет того качества цветной печати, но на негативе зеленоватое
свечение четно видно.
Лео
кивал головой. Говорил с французом. Елизавета ушла мыть посуду. Надо бы поехать
к девочке в больницу. Мы обещали. Эта белая молния, вспышка между ними, когда
он поцеловал запястье ее, это было пугающе знакомо. Ну вот. Доброе утро, доктор
Фрейд. Дожился, после 70 начали девочки-подростки увлекать… Лолиты… Хотя, это
может быть, наследственное? Дед, грозный самодержец рода, гран пап-Алекс вывез
свою юную воспитанницу в Сорренто, назло всем, в котором же году от роду?
Начал
постукивать крупными каплями по подоконнику дождь. Лео вышел во двор, хотел
снять с бельевой веревки своё пальто. И не вернулся. Двое в кожанах,
ведомственная принадлежность которых не оставляла сомнения, заломили ему правую
руку за спину, нагнули и повели в «черный воронок». Он молча шел, по опыту
зная, что лучше прикинуться снулой рыбой, покорно поддаться процессу, иначе будет
очень больно. И без сопротивления так ломило спину, что синеватые пятна
поплыли, в трубу какую-то свернулся чайный стол, на котором остались сохнуть
фото француза и его документы. Спасительный страх отключил сознание, и это было
хорошо, а то ведь сердце…
 

 
Просто принять надо что-тобезвредное, валериану попить, квартиру проветрить от запаха страха….
как
пахнет страх...?
как
стынет боль в руках...?
как
тает утром свет на фонарях...?
 
как
давит на ребро несказанное слово
под
утро одиночества пустого
и
в этом нет ну ничего такого
 
нет
просто НИ_ЧЕ_ГО
изо
всего
остался
мокрой псиной пахший страх
на
глиняных ногах
 
И опять на нашей сцене кабинетследователя, какое время, таковы и летописцы, да?


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:46 PM | Сообщение # 36
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум11: Аннушка ужеупала в цемент.
Я
долго не мог решиться написать эту фразу. И Мастер Лео тоже не записал в
дневнике больше ничего об этом эпизоде. Кроме указания места действия.
"Был у следователя. А..."
А
далее по тексту протокола.. Документец этот мне продал за символическую цену в один
симпатичный старичок из бывших обвинителей Мастера Лео. Как он получил
документы строгой подотчетности, я не знаю. Может быть, работал там где-то на
уровне вахтера, ключи-то все у них, у ключников. А документ, это точная
расшифровка магнитофонной записи беседы следователя, от звонка по телефону о
том, что гражданин доставлен, до звонка по тому же телефону с командой увести
задержанного. Я только некоторые имена убрал и непечатные выражения.
Аннушка
была его лагерной любовью и жила где-то в Караганде, или в Салехарде, или ...
нет - не в Улан-Уде, там же у него была обычная театральная жена из Оперного.
Когда Лео пришлось рассказывать об этом оперу, в смысле оперуполномоченному
следственного управления, с указанием точных имен и адресов, тот только хмыкал с
завистью. Сидишь тут, паришься со всякой швалью, а этот нищий бездомный старик
в волшебной сказке закулисья, среди соцветия актрис, прима-балерин. Кто-то с
прима-балериной отдыхает, а кто и с сигареткой «Прима» за 14 копеек пачка...
Так
он и сказал, что магнитофон записал, а расшифровщик отпечатал прямо в протоколе
дознания. А что? Знания судебной психологии позволят следователю видеть не
абстрактного свидетеля или обвиняемого, наделенного правилами и обязанностями,
а живого человека. И что бы человек ни сплел, самое бредовое высказывание,
самая от фонаря попытка лжи, самый ненужный обломок горелой спички - любой
осколок подсознательного может вывести опытного дознавателя на путь
доказательного познания.
-
Ваше имя, год рождения и род занятий на бланке записаны верно?
-
Да, гражданин начальник.
-
Так сразу?
-
Такая школа.
-
Хороша школа ваша - колонна 501. А вашу жену гражданскую, точнее - лагерную, вы
в какой колонне нашли?
-
Это была спецколонна, номер не помню, проще говоря - паровозное депо. Там таких
на всей сталинской дороге между Надымом и Норильском несколько депо,  два, или три, не знаю точно, не владею
информацией. Был только там, где мне было поручено набирать женщин в
театральную труппу для Салехарда, я прибыл...
-
Это есть в Деле. Конкретно о встрече.
-
Аннушка разлила масло в депо.
-
Шутите? Банально по-булгаковски это звучит сегодня.
-
Проверьте. Так написано и в деле. Слово в слово. Тогда еще журнал не вышел с
романом "Мастер и Маргарита", писарь был не из московских
литераторов, да и в этом деле юмор запрещен.
-
Смешная фраза.
-
Меня тоже этот крик караульного "Аннушка разлила масло" - почему-то
ввел в состояние истерического смеха.
-
Курить будете? «Прима». Московская. И вот вы начали истерически хохотать. И…?
-
И вымазанный в масло и угольную пыль (он, видимо, уже поскользнулся там и
упал), караульный прицелился в меня. От этого смех сразу иссяк. Я спросил
разрешения пойти помочь убрать масло с пола депо, пока не примерзло совсем. Оно
на морозе стекленеет. И конвоиры стекленеют на морозе. Им работать нельзя по
уставу, а за это дело на полу можно было получить хорошо по шапке. Если бы
масло было вылито в канаву, его бы тихо списали. А так порча имущества налицо,
ничего не попишешь. Если до утра не уберем, выйдет на службу начальство, будет
акт и последствия. Спасибо, истинно, говорю я вам, «Прима» московская лучше
свердловской или уфимской.
-
Да. Сейчас нам чайку принесут. Вы извините ребят за то, что руки заломили,
когда везли, молодежь, неопытные.
-
Что вы, что вы, все достаточно профессионально было при задержании без нарушений
процессуального кодекса.
-
Приятно беседовать с понимающим толк в нашем деле человеком, притом не
уголовником. Редкость вы для меня. За 20 лет работы. Но давайте подробнее об
очистке советского депо от немецкого машинного масла.
-
Нам дали лохмотья для грязной работы и закрыли нас снаружи. Масло разрешили
сжечь в топке баньки для машинистов и комсостава. Мы переоделись и, уже в ходе
переодевания, как-то заметили друг друга. Голый мужчина и голая женщина спиной
друг к другу заметили… да-с. Или таковых подробностей не надо для протокола. А
что вы не пишете ничего?
-
А техника пишет. Шуршит пленка, слышите? Так что говорите, говорите, это не
впустую.
-
Да, в общем-то, на этом и всё. Как, простите за жаргон, мы «отшваркали стойло»
с помощью простых технических приемов? А именно – угольной крошкой посыпали,
затем скатывали толстые брикеты, затем их в печку начали класть где-то с
полчетвертого утра, раньше нельзя было, чтоб мороз не перестал нам помогать брикетировать,
если депо прогреется. Да и всё-то сжигать зачем? Начальство не будет рыться в
угольной куче. В общем – в четыре банька прогрелась и мы пошли мыться. Нас
открыли в пять часов тридцать минут. Подъем был в шесть утра, водные процедуры
20 минут, завтрак до семи. Далее должно было быть прослушивание актрисы, но нас
попросили поторопиться, дрезина на Салехард выходила в восемь. Мне выдали дело
и тело. И мы спали вместе всю дорогу до Салехарда.
-
То есть вы …. (здесь я удалил немедицинский вопрос следователя, понятный всем
людям нормальной сексуальной ориентации).
-
Нет, нет. Именно суть в том, что мы спали, укрывшись каким-то тулупом.
Понимаете, это очень разные вещи, если мужчина или женщина уходит, оставляя
только смятую постель. И если они спят, видят общий сон.
-
Расскажите сон.
-
Он был страшный.
-
Страшнее реальной жизни в лагколонне?
-
К реальной жизни привыкаешь. А тут пришел некто в тяжелой черной шубе и
вопрошал гневно: «Как князь князю ответствуй – что за позор на высокий род ты
накладываешь? Ты разве не знаешь, что в Личное дело з/к К-вой №1488 не внесен
образ самого человека, а записано только то, что записано? А жена – не
рукавица….» Примерно так. Поскольку я от родителей еще в гражданскую войну
съехал, непривычно было ощущать себя воспитуемым.
-
Непривычно - это одно, а страшно - совсем другое.
-
Представьте себя маленьким ребенком посреди белой огромной зимней лесотундры. И
посмотрите на себя откуда-то с высоты. Откуда и спускается эта тяжелая воронья
шуба, наощупь - как космический холод. Ребенок сжался в комочек на краю
дрезины-коляски, а черное шерстистое крыло всё ниже, ближе. А вдоль
железнодорожной насыпи - она вогнулась вниз, уходя со мной прочь от черного
крыла и из насыпи стала стальной рекой - а вдоль этой реки кишат в болоте
белоснежные крокодилы.
-
Сильно. Экспрессивно. Давайте чайку попъём. И сразу же  доскажите, будьте любезны.
-
Чай интересен на вкус. Что-то медицинское?

Простите - не сказал - это у меня заменитель сахару. Но он полезен. Себе
добавлю даже. Ясность ума восходит с чаепитием. И что же воронья шуба-то?
-
Донна Анна моя заворочалась во сне и крепко послала чернобурого. А потом
захныкала, прямо по-детски. И я во сне стал большим, теперь уже ее прижал к
себе, как ребенка. Логики перехода из ипостаси в ипостась во сне, конечно, нет.
Но и в этой антилогичности есть нечто.
-
Да, согласен с Вами. Вот, только что читал в некой литературе: " ...
совершенно то же делает фантазия во сне —мнимая причина выводится из действия и
представляется после действия, и все это с необычайной быстротой, так что
здесь, как когда смотришь на фокусника, может возникнуть неправильное суждение,
и то, что следует одно за другим во времени, может показаться одновременным и
даже в обратной последовательности. Из этих процессов мы можем усмотреть, как
поздно развилось более острое логическое мышление, строгое отношение к причине
и действию, если еще теперь наш разум и рассудок непроизвольно возвращаются в
своих функциях к этим примитивным формам умозаключения… "
-
Похоже на Ницше.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:47 PM | Сообщение # 37
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
-Совершенно верно. Чаек-то пейте, остывает. Уже не мешает привкус заменителя
сахара? Еще пару глоточков и вы ощутите настоящий дух желтого китайского чая.
Его копченые нотки. Жёлтый чай требует определённого способа заваривания,
неправильным приготовлением можно испортить чай. Заливать чай нужно мягкой,
негорячей водой, градусов 70, но при этом она должна обязательно прокипеть,
иначе будет «сырой», а крутой кипяток убьёт все запахи и полезные вещества,
также такой чай будет горьким. Заваривать предпочтительнее в стеклянном
стакане, тогда чайные почки при заваривании несколько раз вертикально всплывают
и опускаются, можно оценить «танец чаинок».
-
Вы поэт чая! Работали в Китае?
-
Да, я полюбил этустрану. Хотел привезти оттуда жену, но вы же понимаете, что
теперь мы им не братья, а ревизионисты. Как жаль, как жаль. Вы так хорошо
рассказали мне о том, как полюбили Аннушку. Ну а теперь, может быть, расскажете
мне о том, как вы ее убили? Любил-убил, поэзия...
-
Брысь.
-
Что за "брысь"?
-
Черный кот сидит у вас на краю стола и говорит мне: "Что, скотина, напился
чайку со скополамином? Теперь поговоришь под сывороткой правды".
-
Кот очень черный, как воронья шуба? Ах, не отвечайте, вот еще о
подлинномощущеии чая: "Китайская традиция чаепития — это особая философия
жизни. Время, течение которого останавливается в процессе вкушения чая, меняет
вкус самой жизни, делает ее восприятие более чутким и спокойным. Это моменты,
что позволяют выйти за пределы привычной суеты и погрузиться в мир грез и
мечтаний." Итак - погружаемся в мир грез. Прошу вас, расскажите мне о
последней вашей встрече с Аннушкой. Подсказываю - с того момента начните, когда
она пошла на вас с топором.
-
Она кричала, что я никуда не поеду, ни на какие съемки. Что можно и здесь
актрисок снимать, дешевок, ну и с... нет, не буду повторять, это эмоции на
лагерном языке. Это не важно.
-
Да уж, этакаяневажнецкая забава... 
Сидишь тут, паришься со всякой швалью, а этот нищий бездомный старик в
волшебной сказке закулисья, среди соцветия актрис, прима-балерин. Кто-то с
прима-балериной отдыхает, а кто и с сигареткой «Прима» за 14 копеек
пачка...  Не важно... Хорошо, отвечайте
по сути. Коротко о важном.
-
Она взяла топор, чтоб изрубить моё пальто. Чтоб я не мог поехать. Зима. Я вошел
с улицы. Пальто было на мне. То есть, вы понимаете, что значило в таком
состоянии порубить пальто.
-
Да. Понимаю. Пальто нашли. Судя по следам, раны были бы несовместимы с жизнью.
Но у вас ведь уже были раны, несовместимые с жизнью, еще раньше, в 1944-м? И в
лагере семь лет спустя. И так каждые семь лет с вами происходит?  
-
Как-то не подсчитывал. У нас, у актеров, столько бывает смертей на рептициях,
знаете ли... А в лагколонне, да, был такой случай. Был такой случай, да.
Извините, немного заговариваюсь. Вы, добрейший дознаватель, точно мне подсыпали
что-то в чаек. Кот не врёт. Так вот. Один вояка бросился на меня с заточенным
обломком лопаты и ударил этим копием меня в живот. Я иногда говорю во сне
по-немецки. Когда снится Касталия. Игра в Бисер. И вот вояка подслушал и
догадался, кто я на самом деле. Он на войне работал в заградотряде. Видел
десятки диверсантов, сотни своих трусов и дезертиров. Убивал их на месте. Не
каждый раз, только во время передвижения войск, то есть боя. Если идем в
наступление, или отступаем. Для него война не кончилась. Не кончится никогда.
Мы с ним разговаривали очень хорошо за два дня до того. Очень хорошо говорили.
Я предложил ему сыграть роль Степного Волка в нашей постановке. Он без грима
подошел бы, и по характеру ему привычна роль опричника. После этого разговора
он и не спал ночами. А я как раз эти две ночи был у Моцарта, мы с ним очень
веселились, ставили миниатюру по "Волшебной флейте", только Пабло на
саксофоне лабал основную тему. Моцарт просто умирал со смеху:
"wieBrötchendickFlöte!" - как булочка толстая флейта. Я не по теме
говорю уже, вы смеетесь?
-
Нет, нет, всё очень забавно. Так вы и Моцарта хорошо знали? Это интересно.
Однако вы для протокола поясните, кто есть вояка, а то некто подумает, будто
это из конвоя военный с лопатой на ЗК. Нонсенс может возникнуть.
-
Конечно же не из конвоя был нападающий. Хотя да, путано я рассказываю. И из
конвоя люди тоже играли в труппе лагерного театра. А для таких вот вояк были
специальные лагеря. Не знаю, насколько общепринят этот термин, но у нас на
501-й этих ЗК называли вояками. Их нельзя к людям, я уж теперь сам точно знаю.
После лопаты-заточки. Но на самом деле он не пробил меня насквозь. Потому что у
меня под курткой были спрятаны две половинки овальной чаши из венецианского
стекла. Зеленое стекло инкрустированное золотом. Я нашел это чудо там, где наша
узкоколейка проходила через Мангазею. На реке Таз нашел разбитый венцианский
таз. Хотел дома склеить, использовать в качестве реквизита в спектаклях. Но не
получилось. Одну половинку чаши - на животе - ее мне вояка разбил лопатой,
велика была и сила удара, и злость. А вторая половинка разлетелась от удара об
рельсы, я же плашмя упал, очень легкий был на лагерном питании. И страшные на
вид раны были с двух сторон моего тела, и на животе и на спине. Но не сквозная.
Не прокопал он меня насквозь. Это лагерный врач по визуальному осмотру записал,
без пальпации.
-
Как у вас всё красиво складывается. Значит, эти шрамы у вас не от топора
любезнейшей супруги, а от стеклянной венцианской посудины. Это проверят
специалисты. Вы отлично контролируете даже свой бред, должен сказать. Но
вернемся к вещественному доказательству, а именно к иссеченному вашему пальто.
Вот фото. Вот заключение эксперта. Кровь не определенно ваша, но группа ваша,
сделаем поточнее сравнительный анализ, или будем давать показания?
-
Будем давать.  Аннушка зацепила меня, но
чуть-чуть, рукав левый, да она в правой руке держала оружие. Я ударил ее
коротко и точно, по китайской технике, когтем тигра чуть ниже горла, она начала
задыхаться, схватилась за горло. Пока восстанавливала дыхание я убежал. Пошел к
Мэдег. Дворами проходными побежал. Она обожала меня. Я принял решение бросить
Анну и уйти к Мэдэг. Она была настоящая княжна из Гурийской ветви. Или даже из
Золотой Семьи Алан-Гоа, из Чингизидов. Но смесь с Эристави, грузинскими
князьями. Не пой, красавица, при мне... Да. Не вышло. Не вошел я тогда в ее
девичью обитель.
-
Отчего же. Черный кот дорогу перебежал?
-
Нет. Белая собака огромных размеров стояла в подворотне, через которую мне надо
было пройти. В темном провале подворотни большая белая собака. На фоне света в
конце туннеля она должна была бы быть черной. Но была белой. И я повернул
обратно. Вышел из лабиринта другим проходным двором и увидел телефон-автомат
возле кинотеатра "Октябрь". В монетоприемник была вставлена монетка.
Но не прошла. Видимо отсек был переполнен. Телефон сработал. Как она хохотала,
чертова старая дева! Еще один театральный роман рухнул, как пьяный клоун в
оркестровую яму.
-
И вы? Опять домой? Повинную голову меч не сече...?
-
Да уж, не сече... Не тот случай. Кроме того, что вызов на съемки и кошелек с
деньгами оставлены на комоде, ничто не препятствовало мне выехать на съемки.
Что я и сделал. Легко. Пошел к Шломо Алтгаузену. Он поднялся, даже не бурчал,
что среди ночи, открыл мне, посмотрел пальто, которое давно уговаривал меня
продать, для приличия еще раз проверил, действительно ли соблюдены каноны,
особенно ша‘атнез, запрет смешивать в одежде шерстяные и льняные нити. Моя вещь
была сшита в Одессе настоящим еврейским портным. Порез на рукаве делал
возможной очень приличную скидку, но Шломо, отсчитывая мне денежку, чуть-чуть
добавил сверху и лукаво сказал, что в этом разрезе есть особый шарм, он пришьет
там специальную шнуровку и очень маленькие цицес, так будет просто шикарно. И
будет это стоить уже дороже нового. И я с деньгами в одном кармане пиджака и с
документами в другом кармане пиджака, насквозь продуваемого, ушел прямо по
шпалам к вокзалу. В свете сливочной луны рельсы сияли, как умасленные...
-
И это всё, что вы знаете? Тогда я продолжу. По документам бывшее ваше пальто
продано в ателье Алтгаузена 5-го ноября. Вы находились в это время за две
тысячи километров от места убийства, съемки начались 27-го октября. Есть
фрагмент кинопленки с датой дубля. Но на пальто нет никаких "цицес" -
или что это такое, что не заметили эксперты, не отметили? И вообще - что было
на самом деле, ваша гипотеза.
-
Цицес - это такое подобие кисточки, на старинном еврейском платье по канону
позволялось очень уважаемым. Что было на самом деле? Кот что-то готов сказать,
но ему надо дать чайку тоже. Вот ведь, догадался сейчас - появился оттенок
дикой валерианы в чаищевашем. Вот кот выпьет и опять пойдет по цепи кругом.
-
Забавно! А что ж вы из моего стакана-то наливаете в блюдечко?
-
А я уж после третьего глоточка поменялся с вами стаканчиком. Поскольку по
сложению я излишне худощав, мне и три глоточка достаточно-с, дасисфантастишдля.

-  То есть вы рассказываете мне всё это на
пленку в трезвом уме и добром здравии?
-
А вы ранее никогда не испытывали на себе эффект скополаминагидробромида? Вот и
приобрели опыт.
-
Да я вас...
-
Да на меня уж на восьмом-то десятке лет замахиваться, зря вы... И, кроме того,
не в трезвом я здравии, ибо даже треть дозы для моего сложения это излишняя
нагрузка, бодает в лоб кто-то изнутри. Вот опять вижу кота. Он на шкафу.
Слышите, как он бурчит на нас - "расшумелись, как мыши, наркоши
нехорошие..."
-
Не верьте коту. Он некомпетентен. Это висяк, по его словам. По версии кота,
уважаемый упокойник, купивший от вашего Алтгаузена ваше пальто, был принят пьяной
Аннушкой в полутьме за другого и, соответственно, был незаслуженно убит. Он не
умел сопротивляться, он был бухгалтер. Но это был очень уважаемый бухгалтер. У
него была касса, общак. Потому и находится Аннушка в цементном блоке
величественной гидроэлектростанции.
-
Находится и сейчас?
-
Находилась. Была бы и поныне, если бы не радиометрическая диагностика при
госприемке этапа. Вы же не фантазируете. Вы знаете. И можете назвать имена
воров в законе, от которых получили информацию.
-
Знаете ли, мы, сидельцы, дружественны друг к другу. Но не настолько. Если меня
спросят, откуда я получил информацию, сошлюсь на тайну следствия.
Звоноктелефона.
-
Да, товарищ полковник... Есть, товарищ полковник... Но, разрешите доложить...
Есть, передать дело...
-
Это вам не лично кот Бегемот позвонил по внутреннему телефону? - (странный,
болезненный смех мастера Лео)
Тишина.Гулкие шаги по голому полу.
-
Здравствуйте, товарищи офицеры.  Мне
нужно перемотать пленку. Там впереди есть материалы по предыдущему делу.
-
Нет. Снять обе кассеты и передать пленку как есть. (эхом – «Есть Есть….»).


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:47 PM | Сообщение # 38
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Щелчок. Конец записи. И Мастер Леоушел из кабинета следователя полностью свободным, то есть и неженатым. И не
было бы счастья семь лет спустя, ну да неуместно здесь шутить, помянуть надо
Аннушку… Зайдем в церковь, свечечку поставим. Не по сценарию. Просто за упокой.
И во здравие тоже, ведь жизнь не кончается смертью одного человека, слава Тебе,
Господи!

Березовое утро,
синева. Еще хрустят морозные шаги. Уже от странной гари голова уходит в
кругосветные круги.
Березовое утро,
колдовство. И голоса каких-то громких птиц. И этот ветер тоже сам не свой,
играет жемчугами небылиц.
Березовое утро,
образа, над церковушкой отблеск золотой. А небо - словно женские глаза, такой
глубокой манит красотой - как будто льёт вино в сосуд пустой...


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:47 PM | Сообщение # 39
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
Эписодиум 12: Марина-море-Маргарита
«…золотой
мой друг, изумительное, сверхъестественное, родное предназначенье, утренняя,
дымящаяся моя душа…» - Марина шла босиком по горячей пыльной тропинке, «..за
плащом рдяным и рваным, за плащом лгущим и ждущим…» - тропинка то виляла вдоль
ручейка, то пересекала его по плоским камушкам, влажным, но не скользким.
Трещины на крутых склонах ущелья Инферно светились изумрудной, умытой, молодой
травой. Светились, хоть день был серый (окраска сна?) и ветру не было, а было
ощущение чужого Троицына дня.«…я не живу назад, я никому не навязываю ни своих
шести, ни своих шестнадцати лет, - почему меня так тянет – тянуть тебя в своё?
(Детство – место, где всё осталось ТАК и ТАМ)». Ущелье оборвалось враз, будто
обрезанное ножом поперёк. И Море вспыхнуло синим!
«…я
не люблю моря. Не могу. Сколько места, а ходить нельзя. Раз. Оно движется, а я
гляжу. Два. Слушай: да ведь это же сцена, то есть моя вынужденная или заведомая
неподвижность, моя, хочу или нет, терпимость.
А
ночью!Холодное, шарахающееся, невидимое, исполненное себя – как… (себя или
божества – равно).Землю я жалею, ей холодно. Морю не холодно, это и есть О Н О,
все, что в нем ужасающего – О Н О.
Его
нельзя погладить (мокрое). На него нельзя молиться (страшное!Так Иегову,
например бы, ненавидела, как всякую власть).
Море
– диктатура.
Гора
– божество. Гора родная. Гора умаляется до ребенка (умиляясь им). Гора
дорастает до гетевского лба и, чтобы не смущать, перерастает его.
Гора
с ручьями, норами, играми.
Гора
– это прежде всего – мои ноги… Моя точная стоимость.
Гора
– и большое тире - …….- которое заполни глубоким вздохом. Море смеет любить
только рыбак или моряк». А Море слушало крики чаек и людей, и не слышало ни
звука из другой жизни в небе и на берегу
«…к
Нему (Рильке?) не обращаюсь. Слишком большое терзание. Бесплодное. Ему не
нужно. Мне – больно. Я не меньше Его (в будущем) но я моложе Его. На много
жизней», - да, она еще не знала, что навсегда. Если не… повернуть… колесо
сансары?…
«…глубина
наклона – мерило высоты. Он глубоко наклонился ко мне…Его рост. Я его и раньше
знала, теперь знаю его на себе.
…я
не буду себя уменьшать, это вас не сделает выше (меня ниже). Это вас сделает
еще одиноче, ибо на острове, где мы родились – все – как мы.Через все
миры.Через все страны. По концам всех дорог.
Вечные
двое
Которые
никогда не могут встретиться.
Я
так скучаю по тебе, словно видела тебя только вчера».
Марина
приложила холодные руки к вискам, закрыла глаза. И увидела Врата Открывающиеся.
И… еще не сделала шаг! Не в этот раз, не в этот раз! Она побежала прочь, но не
по той тропинке, которая привела ее на берег, а прямо вверх по склону, ведь это
во сне, в легком летучем теле! Пусть даже море взволновалось и начало выходить
на берег, волна за волной, змеясь, шипяще скатываясь – не оглядывайся!«…оборот
Орфея – дело рук Эвридики! (РУК – через весь коридор Аида!) – либо слепость ее
любви, невладение его (скорей! скорей!) – либо приказ обернуться и
потерять.Все, что в ней еще любило, какой-то мысок сердца, не тронутый ядом
бессмертья – помнишь – «…с бессмертья змеиным укусом кончается женская
страсть!»?
Сон
стал желт. Марина шла по сухой степи. Здесь царил горячий ветер, ибо выдохи
холодного влажного моря остались внизу и забыты утром.«…ну вот и решилось», -
сказала он вслух, – «не полюбила».
-
Ай! Как больно! – громко вскрикнула Марина и запрыгала на одной ноге,
вытаскивая из пятки белую тонкую колючку. С этой болью стало почему-то
весело.«…я постоянно, с тех пор, как впервые не полюбила (в детстве любила, как
и любовь), порывалась полюбить его, в надежде, что может быт выросла,
изменилась, ну просто – а вдруг понравиться?»
-
Какая нелепость – эта ваша жалость! – она зажмурилась, обернулась назад, к
воображаемому страшному и великому Морю, и старательно высунула язык, повторяя
насмешливо в уме сострадательную формулу Его, Великого, …ого! – «когда-нибудь в
иксовом поколении и эта душа будет поэтом, вооруженным всем небом!»
-
Какая нелепость! Марину, выходящую из морской пены, вооружать небом?!
Маргариту, выходящую из адского огня - жалеть? В море темно и холодно. В огне
черно и жарко. Но – мужской божок – тебе ли жалеть Женщину – если она не
полюбила тебя?
И
она засмеялась во сне и побежала по горячей степи, не чувствуя ног, и сухой
ветер не поспевал за ней, и не догнал ее, укрывшуюся вдруг во влажной
придорожной роще, и открылась полночь, и весна, и …
 
Разрывая кусты
на себе, как силок
Маргаритиных
стиснутых губ лиловей
Горячей, чем
глазной Маргаритин белок
Бился, щелкал,
царил и сиял соловей.
 
Он как запах от
трав исходил. Он как ртуть
Очумелых дождей
меж черемух висел
Он кору одурял.
Задыхаясь, ко рту
Подступал,
оставался висеть на косе
 
И, когда
изумленной рукой проводя
По глазам,
Маргарита влеклась к серебру
То казалось, под
каской ветвей и дождя
Повалилась без
сил амазонка в бору
 
И затылок с
рукою в руке у него
А другую назад
заломила, где лёг
Где застрял, где
повис её шлем теневой
Разрывая кусты
на себе, как силок
(и было это
первее первой любви и проще всего на свете)
 
-
«…ты не спишь? Ты знаешь?» - сонно спросила Маргарита, устраиваясь поудобнее на
руке Мастера. – «Я была Мариной. Просто мне до страсти захотелось ощутить
Эвридику: ждущую, идущую, удаляющуюся…через глаза или дыханье? Не знаю. Если б
ты знал, как я вижу Аид! Я, очевидно, на еще очень низкой ступени бессмертия…»
-
«Спи, спи», - ласково погладил ее волосы, плечо. – «Каждая стена там - это
начало следующей ступени. Но сегодня ты пришла. И здесь мы дома. Спи».


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2015-01-07, 9:48 PM | Сообщение # 40
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2421
Статус: Offline
…насколько я владею ситуацией, этотэписодиум суть какая-то компиляция мастера Лео из переписки реальных Поэтов,
они без меня работали над письмами Пастернака и Цветаевой, что-то ставили,
какие-то этюды. Даже не знаю - допустимо ли ставить в печать то, что готовилось
на уровне домашней работы для ученика? Это китайцы в восторге, когда ученик
ставит иероглифы Мастера в ином порядке, у нас это считается почти как плагиат.
Однако в данном случае это существенно, это след Маргариты в веках между
рождениями. Уже нет Фауста. Еще не было Мастера.

Вот только в конце сна - и то - вряд лиэто булгаковский Мастер, ведь по моему ощущению - они просто УЗНАЛИ ДРУГДРУГА,
с первого взгляда. И на самом-то деле эта подборка цитат просто зашифрованное
признание пожилого читателя юной библиотекарше. И у него получилось. Какая сила
слова! Какую женщину не тронут слова из его страстного «Посвящения пресыщению
Гете»?

 
Так розы пробуждают чувствознанье
Так снег приоткрывает ясность цвета
Так кожа вспоминает осязаньем 
Сухую нитку в пальцах робкой Греты
 
Так кофе просветляет мозг усталый
Так дымный лик рисует сигарета
Так. Я не сплю. Я сбросил одеяло.
Я дома или перед домом Греты?
 
Так воет кот на лестнице пожарной
Так греет жемчуг пазуху поэта
Так странно, Фауст, мудрый дурень старый
Молиться на свечу в окошке Греты
 
Так розы пробуждают чувствознанье
Так снег приоткрывает юность цвета
Так кожа вспоминает осязаньем
До поцелуя трепет робкой Греты...
 
Ана обороте листка, тем же каллиграфическим старорежимным почерком было честно
написано в продолжение, как всегда у Лео, в некоторое отрицание предыдущего:

 
Бог его ведает тайны и нам не подаст этот свиток,
Но словно тайный огонь всё терзает меня допущенье:
А не скрывал ли венец золотой «пресыщенья» -
Боли в глазах вечно ждущего тень Маргариты? -
Хоть Мефистофель и честно сказал: "Вы умрёте
Лишь этой девы любви не познав, добрый автор, мой
Гёте..."
 
Эта записка и сейчас лежитзакладкой в моем театральном архиве, в книге Гете, которую Мастер Лео в
положенный срок вернул в рабочую библиотеку, где работала Маргарита. Недели две
спустяя тоже взял почитать книгу и нашел записку. На первой, «розовой» стороне,
рукой Маргоши была нарисована карикатура, скопирован сюжет соблазнения из
«Капричос» Гойи, то есть,  прочитана была
записочка более чем внимательно, а карикатура, это знаете ли, девичье «нет»,
которое уже шаг к «возможно»….


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Михаил Просперо » Книги М.Просперо » Мистерия для Маргариты (Готовлю к печати. Выкладываю для обсуждения.)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега