Суббота, 2021-10-16, 5:11 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Кинозал Ковчега Вход _Канал Яндекс-Дзен...Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

Модератор форума: Фeaно, Сказочница  
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Семь Морей » Золотое Царство (путешествие по золотым волнам)
Золотое Царство
СказочницаДата: Понедельник, 2021-02-01, 1:37 PM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline

Мастерские - эскизы вход 0, вход 1,
вход в Золотой Сундучок
Ковчеговцы, вы можете по-своему создать и оформить Золотое царство
на странице сайта, открыв новый Вход!


Сборник произведений о Золоте и его друзьях
(в прямом и переносном смысле, стихи, сказки, статьи и т.п.)
Прикрепления: 8313445.png(71.6 Kb) · 7343545.png(15.0 Kb) · 2221415.png(9.7 Kb)


Сообщение отредактировал Сказочница - Пятница, 2021-10-15, 11:19 PM
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:23 PM | Сообщение # 41
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Сказка. Змеелов
Вероника Ромашкина

                Идея змеелова в искусстве не нова.
                Все мы змееловы.
                И что каждый обретёт в конце концов,
                это вопрос...
                вдохновение

               

Был человек по имени Сы Чун Бо. Он занимался змееловством.
Однажды продал он редкую змею очень дорого и быстрее пошёл домой, чтобы
похвастаться перед матушкой своей удачей.

Дело шло к полуночи, людей на улице не было.
Вдруг из-за угла на Сы Чун Бо напали какие-то люди, избили его и ограбили, а
беспомощный юноша остался лежать на дороге.

На рассвете Сы Чун Бо очнулся, с трудом поднялся на ноги и поплёлся домой.
При виде него матушка запричитала, а сестра принесла воды и чистых тряпок для
перевязки.

Через неделю юноша почти совсем поправился, только одна рана на пояснице
беспокоила его.

Ещё через неделю рана начала гнить, распространяя ужасный запах. Пришлось
пригласить лекаря.

Лекарь назначил лечение травами, взял деньги и ушёл восвояси.

Ещё через неделю стало ясно, что травы не помогают.
И тут начались мытарства Сы Чун Бо. Приходил очередной лекарь, прописывал мази
или притирки, но толку совсем не было.

Рана увеличивалась и гнила, а запах стоял такой, что прохожие на улице затыкали носы.

Наступил момент, когда все врачи отказались от Сы Чун Бо.

Юноша ужасно страдал, ведь он даже не мог показаться из дому, потому что никто
не желал разговаривать с ним, все просто отворачивались от него.

Наконец, в один прекрасный день к ним в ворота постучал незнакомец. Старушка
открыла дверь.

Незнакомец сказал: - Я бродячий врач и знаю лекарство от болезни твоего сына.
Старушка пригласила его войти.

Человек прошёл к очагу, погрел над огнём руки и посмотрел на охающего юношу.

 - В пустыне есть Золотая пещера, - начал разговор незнакомец, - а в пещере
живут так называемые “золотые змеи”. Ты должен пойти туда и поймать одну из них.
Затем ты должен съесть тело “золотой змеи”, не варя его, а кожу этой змеи
повязать себе на голову. Только после этого ты излечишься.

Так сказал тот человек, затем он поклонился и быстро ушёл.

Сы Чун Бо немедля собрался в дорогу и пошёл искать Золотую пещеру.

Спустя какой-то срок юноша нашёл-таки пещеру, поймал золотую змею, снял с неё
кожу, привязал себе на косу, потом выпотрошил эту змею и съел, как и сказал ему
незнакомец.

К вечеру этого дня, когда змеиное мясо почти переварилось и напитало тело Сы Чун
Бо, он вдруг почувствовал такую нестерпимую боль, что свалился с ног и катался
по земле, крича и скрежеща зубами.

Видимо, у этих змей яд находится не только в зубах, но также всё тело их
пропитано сильнейшим ядом.

Всю ночь Сы Чун Бо трепала лихорадка, он трясся, стонал и хлебал воду из
небольшой лужицы, оказавшейся неподалёку.

Когда первый луч восхода окрасил своим сиянием дальние своды пещеры, юноша понял,
почему её называют Золотой.

Камни свода искрились и переливались всеми красками, испуская тоненькие нити
света и озаряя всё вокруг.

Тут юношу сразил такой глубокий и тяжёлый сон, что он уже не чаял и проснуться.
Жуткие образы зверей, птиц и неведомых гадов наполняли его воображение,
преследовали и мучили его.

Как он очнулся, как выполз к луже с водой, он не помнил. Зато вскоре
почувствовал, как свеж воздух, как сладка вода и как ему хочется жить в этом
удивительном мире.

Юноша взял из котомки котелок, наполнил его водой и поставил на разведённый огонь.

Потом бросил в кипящую воду голову и хвост змеи и хорошенько выварил их. Затем с
помощью тряпки остывшим отваром промыл себе рану.

Буквально на глазах рана стала затягиваться, края её сомкнулись и кожа зарубцевалась.

Сы Чун Бо остался очень доволен проделанной работой, а боль и ужасные сны скоро забылись.

И хотя радость жизни кипела в груди юноши, им овладело какое-то беспокойство,
его тянуло куда-то бежать, что-то искать.

А с руками творилось невообразимое. Руки тянули Сы Чун Бо в сторону с неодолимой силой.
Пришлось юноше подчиниться, и он пошёл в ту сторону, куда влекли его руки.

Вскоре Сы Чун Бо пришёл  к золотодобытчикам, осмотрелся по сторонам,  а руки
сами начали разгребать землю.

Юноша нашёл один крупный самородок золота и несколько поменьше.
Юноша завернул их в тряпицу и быстро спрятал за пазуху.

Ночью Сы Чун Бо тихонько покинул это место, так как была опасность, что его могут
ограбить менее удачливые золотодобытчики.

Сы Чун Бо не знал этих мест и вскоре заблудился. Ноги, а вернее руки, привели
его к старым развалинам.

Юноша, не дожидаясь рассвета, стал разгребать осыпающуюся каменную кладку под
нависшим козырьком полуразрушившейся крыши.

А руки у него просто зудели, пытаясь быстрее добраться до сокрытого в земле.
Это оказался клад из золотых и серебряных монет, которых было так много, что
унести всё враз оказалось невозможным.

Вот так юноша обнаружил не только сокровище, но и то, что его руки сами тянутся к золоту.

Явилась необходимость купить осла и небольшую повозку, чтобы забрать клад.
Сы Чун Бо не стал брать золото, ведь оно привлекает ненужное внимание, а взял с
собой немного серебра и пошёл в ближайшее селение.

Там он купил еду, одежду и, конечно же, осла с повозкой.

У небольшого ручья он спокойно поел, выкупался и переоделся в чистое, и только
потом пошёл за своим сокровищем.

Затем, как и полагается, Сы Чун Бо пришёл в большой город, купил дом, пристроил
лавку и стал торговать.

Но руки не давали покоя своему хозяину. Они зудели, чесались и тянули бедного
юношу искать золото.

Если мимо его лавки проходила женщина с золотыми украшениями, или мужчина хоть
с одной золотой монеткой, то Сы Чун Бо трясло, как в лихорадке.

Сы Чун Бо понял - так продолжаться больше не может.

Он нанял управителя, оставил на него лавку и бросился вон из города.

Руки тянули юношу к цепочке гор на горизонте. И хотя до них было весьма неблизко,
юноша наслаждался покоем.

Пока он выдерживал направление, руки не давали о себе знать, и можно было
любоваться природой, слушать щебет птах, следить полёт бабочек и просто дышать
на просторе.

На второй день пути юноша достиг каменных россыпей,  среди которых бурлила и
пенилась горная речка.

Юноша поспешил опустить руки в холодную воду. И немедленно к его рукам пристали
золотые песчинки.

Сы Чун Бо воочию убедился, что золото, буквально, липнет к его рукам.

Целый мешочек золотого песку добыл Сы Чун Бо, и даже пальцы у него заломило от
ледяной воды.

Юноша унёс золотой песок в город, и спрятал его под стеной своего дома.
Так прошло несколько лет, и чем дальше, тем всё больше руки требовали золота.

Нужно ли говорить, что в огромном доме Сы Чун Бо всё было из золота, потому что
оно всё прибывало, а девать его было некуда.

Да, вот что - Сы Чун Бо совсем забыл даже думать о своей матери и сестре.
Они так никогда и не узнали, что случилось с их сыном и братом. Для них он умер
ещё тогда, когда ушёл за золотой змеёй, и они горько оплакивали его.

А он ни о ком не вспоминал и в своём богатстве не дал никому даже миски риса…

Золотая болезнь так измучила Сы Чун Бо, что он только и думал, каким способом
обмануть свои руки. Думал, думал, да и придумал!

Он на каждый палец руки надел по нескольку золотых колец.
Это помогло, но ненадолго. Теперь ноги юноши звали его за добычей.

Тогда Сы Чун Бо и на пальцы ног надел тяжёлые золотые кольца.

Опять помогло на некоторое время. Но теперь уже колени юноши заныли и потянули
его туда, где лежало золото.

Юноша придумал надеть наколенники из чистейшего золота, затем налокотники, затем
нашейник, потом нагрудник, потом набедренники и, наконец, настал момент, когда
весь он оказался одетым в золотой панцирь.

Открытыми были лишь самые необходимые части тела.
Лишь изредка многочисленные слуги снимали с Сы Чун Бо его золотой наряд, чтобы
он мог помыться и чуть отдохнуть.

Да и то, почти сразу начинался такой зуд у него в теле, что слуги с трудом могли
удерживать его.

Два или три раза он вырывался из их крепких объятий и убегал за золотом, а по
возвращении надевал на себя ещё более тяжёлый панцирь.

Сы Чун Бо страшно исхудал и весь пожелтел, сидя в золоте день и ночь.

Однажды утром слуги пришли накормить и искупать своего господина, но, сколько ни
звали его, он не отозвался.

Тогда они сняли золотые доспехи, но не нашли под ними своего хозяина.
По всей вероятности, золото поглотило его.
 
Почему же произошло это?

Мы по своей простоте душевной полагаем, что и в богатстве нужно оставаться
человеком и не забывать делиться…

                Вера Зеленова   август 2020 г.

© Вероника Ромашкина, 2020

Источник   https://stihi.ru/2020/08/15/3486
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:33 PM | Сообщение # 42
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золото-море
Константин Бальмонт


Есть Золото-Море.
На Золоте-Море,
Которое молча горит,
Есть Золото-Древо,
Оно одиноко
В безбрежном гореньи стоит.

На Золоте-Древе
Есть Золото-Птица,
Но когти железны у ней.
И рвет она в клочья
Того, кто ей нелюб,
Меж красных и желтых огней.

Есть Золото-Море.
На Золоте-Море,
Бел Камень, белея, стоит.
На Камне, на белом,
Сидит Красна Дева,
А Море безбрежно горит.

На Золоте-Море,
Под Камнем, под белым,
Подъяты железны врата.
Сидит Красна Дева,
Под нею – глубины,
Под камнем ее – темнота.

И Золото-Море
Сверкает безбрежно,
Но в глубь опускается труп
То Красная Дева
В бездонности топит
Того, кто ей вправду был люб.
© Константин Бальмонт

Источник  https://ru.wikisource.org/wiki/Золото-Море_(Бальмонт)
Прикрепления: 6253300.jpg(120.1 Kb)
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:36 PM | Сообщение # 43
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золотая цепочка...
Корнеев Михаил

Золотая цепочка, но ведь
Просто нужно чего-то желать,
Если золото лучше чем медь-
То смогу я себя оправдать?

Я в цепях, это нужно смотреть,
Как порнуху, дурное кино,
Раз направо, налево, успеть,
Я ведь буду крутым всё равно!

Кот ходил по цепи, это кот,
Он учёный и мне не чета,
У него снова вышел Джек-пот-
А моя же барсетка пуста.

Это просто дурацкий аккорд,
Что не в рифму, а белым стихом,
Это тень респектабельных морд-
И конечно не выпитый ром.

Не устать от восточных девиц,
Конопля, это бля ничего
Только песни усталых границ,
И последний оргазм ого-го!

Цепи, цепи я ваш арестант,
Пусть спалился, теперь всё равно,
Запорол прежде время талант-
Но искрилось в фужере вино.

Дайте яда, я так тороплюсь,
В ту страну, где всё время рассвет,
А не то я быстрей утоплюсь-
Хотя смерти в помине и нет!

Свет зари - это полная муть,
И куда же бежать от себя,
Мне бы снова забыться, уснуть-
Не волнуясь и не теребя

Эту жизнь - отражение снов,
Что к чему не положено знать,
Только умер вчера птицелов-
И по-новой ему не начать!

Я в цепях, разорвать нет и сил,
Пусть из золота, мне наплевать,
Словно сырость зловещих могил-
Дай забыться скорее кровать.

Ухожу, оставаясь в золе,
Ох и ах, это просто как путь,
Я себя схоронил в лютом зле-
И теперь мне уже не уснуть.

ЛГ. 2005 г.

© Корнеев Михаил, 2019

Источник  https://stihi.ru/2019/05/03/116
Прикрепления: 4225248.gif(3.5 Kb)


Сообщение отредактировал Сказочница - Воскресенье, 2021-03-14, 7:36 PM
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:42 PM | Сообщение # 44
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золотая пыль
Андрей Дельфин Лысиков

Золотая пыль
На моих руках
Миллионы миль
В белых облаках
По траве густой
В хрусталях росы
Следуют за мной
Солнечные псы
Мама, это я
Видишь далеко
Падает звезда
В детства молоко
Серебристый лес
На краю луны
Я б остался здесь
В сердце тишины

Слёзы в зёрнах льда
Бросил — прорастёт
Знал бы я тогда,
Кто меня здесь ждёт
Бесконечный свет
Радости огня
Я нашёл ответ
АЛЛИЛУЙЯ
За невозможной высотой
Среди разбитых звёзд зеркал
Есть место и для нас с тобой
Пойдём со мной,
Я там уже бывал
© Андрей Дельфин Лысиков, 2014

Источник   https://stihi.ru/2014/12/20/2430
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:54 PM | Сообщение # 45
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золотая сосна
Вонтер Лак

Историю сосновая доска
в рисунке материнском сохраняет.
Пусть высох след коры и молока,
и лак прошёл по порам, но сияет

то птица золотая, то цветок,
то волны жизни, на ветру дрожащей,
то след от ветки, круглый как пупок,
глазок смолистый, влажный и блестящий.

Сосне не вспоминается во сне
ни боль её во мгле посмертных срезов,
ни лакировка досок на стене
для комнаты любви и полонезов.

Пусть дерево мертво, но даже смерть,
пришедшая весной от дровосека,
не прах, не тленье, а тепло и твердь,
сосновый свет на счастье человека.
© Вонтер Лак, 2020

Источник  https://stihi.ru/2020/07/03/6950
Прикрепления: 4799820.jpg(95.0 Kb)
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 10:58 PM | Сообщение # 46
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Засуха
Николай Заболоцкий


О солнце, раскаленное чрез меру,
Угасни, смилуйся над бедною землей!
Мир призраков колеблет атмосферу,
Дрожит весь воздух ярко-золотой.
Над желтыми лохмотьями растений
Плывут прозрачные фигуры испарений.
Как страшен ты, костлявый мир цветов,
Сожженных венчиков, расколотых листов,
Обезображенных, обугленных головок,
Где бродит стадо божиих коровок!

В смертельном обмороке бедная река
Чуть шевелит засохшими устами.
Украсив дно большими бороздами,
Ползут улитки, высунув рога.
Подводные кибиточки, повозки,
Коробочки из перла и известки,
Остановитесь! В этот страшный день
Ничто не движется, пока не пала тень.
Лишь вечером, как только за дубравы
Опустится багровый солнца круг,
Заплакав жалобно, придут в сознанье травы,
Вздохнут дубы, подняв остатки рук.

Но жизнь моя печальней во сто крат,
Когда болеет разум одинокий
И вымыслы, как чудища, сидят,
Поднявши морды над гнилой осокой.
И в обмороке смутная душа,
И, как улитки, движутся сомненья,
И на песках, колеблясь и дрожа,
Встают, как уголь, черные растенья.

И чтобы снова исцелился разум,
И дождь и вихрь пускай ударят разом!
Ловите молнию в большие фонари,
Руками черпайте кристальный свет зари,
И радуга, упавшая на плечи,
Пускай дома украсит человечьи.

Не бойтесь бурь! Пускай ударит в грудь
Природы очистительная сила!
Ей всё равно с дороги не свернуть,
Которую сознанье начертило.
Учительница, девственница, мать,
Ты не богиня, да и мы не боги,
Но все-таки как сладко понимать
Твои бессвязные и смутные уроки!

1936

Источник  https://45ll.net/nikolay_zabolotskiy/zasukha.html
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 11:09 PM | Сообщение # 47
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золотой ветер
Игорь Муханов

О том, что золотой ветер живёт в душе человека, окрашивая его покой красками полей и принося запахи первых распустившихся одуванчиков, я знал ещё с раннего детства. Этот ветер упруг и силён, и если бережно к нему относиться, дарит богатую находками жизнь. Именно золотой ветер оберегает душу человека, даёт ей возможность понимать религию и искусство.

Но вот случилось идти мне полем, раскинувшимся среди гор, после пирушки с друзьями. Полная луна, слепившая своим блеском, поднимаясь из-за Катунского хребта, выглядела свежей и отдохнувшей. И щедро дарила предметам тень, рассматривая меня, казалось, с каким-то странным любопытством.

Внезапно подул свежий порывистый ветер, поднимая из-под ног густую пыль, и обозначил себя на всём своём протяжении. Пылинки заблистали в лунном свете праздничной новогодней мишурой, и ветер приобрёл черты золотой трубы, в которой протекала жизнь, далёкая от жизни человека, и совершалось нечто таинственное.

Пахло молодой полынью, и этот запах приятно возбуждал, заставляя ощущать молодость и силу. На придорожных камнях трезвонили цикады, призывая своих подруг разделить с ними таинство ночи. В молодом ельнике, темневшем вдалеке, ухал и свистел филин, заявляя какому-то чужаку, что тот забрёл на чужую территорию. А я шёл дальше, размышляя о том, что душа у природы такая же тонкая и живая, как и у человека. Иначе откуда бы взяться золотому ветру, дувшему мне навстречу, когда я возвращался домой, полный светлых надежд на будущее?

Дождь ли отеческий в мае
сыплет горохом в окно?
Небо усмешку Китая
прячет в своё кимоно.
Эти таёжные страхи,
словно в жару ребятня,
скинув порты и рубахи,
прыгают в речку – в меня!

Я же теку на излуку
в сердце любимой Руси.
Изобразят мою руку
щуки, язи, караси.
Весь, от истока до устья
полон любви берегов,
трогаю небо… О, пусть я
лишь отраженье его!

© Игорь Муханов, 2020

Первоисточник:   https://proza.ru/2020/06/01/1189 



Сообщение отредактировал Сказочница - Пятница, 2021-03-26, 3:32 PM
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 11:15 PM | Сообщение # 48
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline



Золотой ветер

Иван Петрович Ветров

Пусть вращает, как диск под иголкой,
Жизни круг разлихая судьба,
Соберем дорогие осколки
И возьмем на дорогу вина.

Там любимые дальние дали,
Там в горах залегают снега…
Что я в жизни ненужной оставил?
Что нашел я – и что потерял?

Я нашел голубую долину,
Потерял темноту и покой,
Над заброшенной старой могилой
Веет ветер теперь золотой!..

Он опять мои плечи расправил –
Где-то ждут голубые снега,
И рассветы над морем встречает
Кареокая чудо-звезда!..
© Иван Петрович Ветров, 2020

Источник  https://stihi.ru/2020/05/09/1498

Миллиарды ветерков
Николай Рустанович

"Быть может, все, что было и исчезло,
что потонуло в хаосе времен,
находится не в междузвездной бездне,
а окружает нас со всех сторон".
Р. Ивнев.
_______________________________

1.

Безмолвно ли межзвездное пространство?
Я сомневаюсь, зная чувство транса,
я чувствую вселенский добрый глаз.
Межзвездный ветер
и межзвездный газ —
простор-проем чародеируют для нас,
от пыли чистят,  от межзвездной,
готовят:  чтобы ярче взмыли
мы - душами! - не рано и не поздно,
без страха атомарной пыли.

2.

Вся наша жизнь есть монолог
и беспрерывный диалог,
и в каждом монологе, диалоге —
есть кто-то, кто понять тебя не смог,
или себя в пути-дороге.
У каждого свой дальний ветерок...

Со всех сторон, из всех веков
струятся миллиарды ветерков. *)

Они безвредны для здоровья,
и, если есть оно, загробье,
то это ветерки с любовью.
Им наша встреча — изученье:
кто совершеннее и глубже,
и кто кому зачем-то нужен,
и есть ли здесь предназначенье.

И только найденная точность
способна растворить нас в общность,
в которой будет всё как искренность
и галактическая истинность.

И все мы, ставши ветерками,
начнем шептаться там,
стихами...

18 августа 2015 г.

*) Людей на Земле жило не менее 80-ти миллиардов. Не могли бесследно исчезнуть.

© Николай Рустанович, 2015

Источник  https://stihi.ru/2015/09/11/1517

Прикрепления: 3373016.jpg(64.1 Kb)
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 11:55 PM | Сообщение # 49
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Каприччио

Сергей Христовский

Неба нежно
Коснулась сирень,
Растворяется тень
В наготе,
В немоте
Начинается день...
Рассыпает солнечный луч
Золотую золу
Наших слов
И утех.
© Сергей Христовский, 2019

Источник   https://stihi.ru/2019/10/08/720

Сapriccio – каприз, фантазия, изначально – прыжок козы... Каприччио – виртуозное музыкальное произведение свободной и живой формы с неожиданными эффектами. Каприччио – жанр пейзажной живописи, популярный в XVII-XVIII веках, изображались архитектурные фантазии, в основном руины вымышленных античных сооружений. В более широком смысле – фантастические картины…

Зола
Сергей Христовский

В ночь февраль опять стучится,
Чёрное окно,
Не простить и не проститься,
Как заведено.

Прикоснусь к стакану с чаем -
Чуточке тепла,
Я тебя ещё не знаю,
Ты уже ушла...

В ночь февраль ещё стучится,
Отступает мгла,
Календарь, слова и числа -
Серая зола.

Прикоснусь к стакану с чаем -
Чуточке тепла,
Я тебя ещё не знаю,
Ты уже ушла.
© Сергей Христовский, 2018

Источник   https://stihi.ru/2018/02/22/1597

Светя другим, сгораю сам...
Владимир Высоцкий


Светя другим, сгораю сам.
А тараканы из щелей:
Зачем светить по всем углам?
Нам ползать в темноте милей.

Светя другим, сгораю сам,
А нетопырь под потолком:
Какая в этом польза нам?
Висел бы в темноте молчком.

Светя другим, сгораю сам.
Сверчок из теплого угла:
Сгораешь? Тоже чудеса!
Сгоришь - останется зола.

Сгорая сам, светя другим.. .
Так где же вы - глаза к глазам,
Та, для кого неугасим?
Светя другим, сгораю сам!
© Владимир Высоцкий

По одной из версий, последнее стихотворение Владимира Высоцкого, найденное в бумагах после его смерти, последовавшей 25 июля 1980 года, в 4 часа утра в Москве, в его квартире на Грузинской улице
Прикрепления: 2145612.jpg(80.3 Kb)
 
СказочницаДата: Суббота, 2021-02-06, 11:59 PM | Сообщение # 50
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золотые стороны. Золото и Зола

 Т. А. Новичкова. Сор и золото в фольклоре 

                «Купола в России кроют чистым золотом,
                Чтобы чаще Господь замечал».
                В. Высоцкий. «Купола»
 

      Золото с его сиянием и сор, пепел, угли, кал — отталкиваясь, эти полюса всегда притягивались друг к другу в художественном языке и обыденной речи, фольклоре и литературе. Поэтический язык последней нередко усиливал, выделял, подчеркивал те стороны этого противопоставления, которые в фольклоре находятся как бы в свернутом состоянии, поскольку любой фольклорный образ поддерживается контекстом, устной традицией, где недоговоренность неизбежна. Принято думать, что народная поэзия, ее строй, помогает более глубокому прочтению авторской, профессиональной поэзии — это так, но не менее справедливо и обратное: только в литературном языке старые как мир символы и метафоры обретают ясность и отточенность, оттенки смыслов, не свойственные гибкой, живой и не всегда внятной вне бытования устной культуре слова.
 
    Укажем лишь некоторые акценты, характерные для русской поэзии в интерпретации данной мифологемы. Как и в фольклоре, золотой мир в авторских текстах — священный, слабым отблеском его грандиозного великолепия призваны служить золотое убранство русских церквей, праздничное церковное шитье, золото куполов:
 

                И раки старые, и мраки позолоты,
                В разливе серебра — черна дыра киота
                Под восковой свечой седой протоирей
                Встал :золотым горбом из золотых дверей.
                А. Белый. Церковь
 

    Священна жизнь, священно поэтическое вдохновение, это «золотые» дары:
 

                Исполнен мыслями златыми,
                Не понимаемый никем,
                Перед распутьями земными
                Проходишь ты, уныл и нем.
                А. С. Пушкин, Езерский
 

     Но золотая чаша жизни перед смертью оказывается пустой:

                Тогда мы видим, что пуста
                Была златая чаша,
                Что в ней напиток был — мечта
                И что она не наша!
                М. Ю. Лермонтов. Чаша жизни
 

      Золотое здесь несбывшееся, невысказанное, необъявленное, свою тайну золотая чаша выдаст лишь в последние минуты жизни, тема золота сплетается с темой смерти. В смерти — залог воскресения, оппозиция «золото/смерть и «золото/жизнь, молодость» может быть стянута в одном образе:
 

                Внемлите, ловите, воскрес я — глядите: воскрес.
                Мой гроб уплывет — золотой в золотые лазури.
                А. Белый. Утро
 
             
 
    Полярность «золото»/ «прах» иногда лежит в основе замысла следующих друг за другом циклов: так за «Золотом в лазури» А. Белым был созданцикл «Пепел». Ею может быть пронизан текст, где речь идет об угратс молодости, жизненных сил:
 

Пора золотая
Была, да сокрылась;
Сила молодая
С телом износилась.
...................................
На крутой горе
Рос зеленый дуб,
Под горой теперь
Он лежит, гниет...
А. Кольцов. Горькая доля

      Золотая пора, зеленая листва обратились в изношенную силу, гниль. Сияние золотой юности гаснет в черной бездне горя:
 
                Где ты, солнце благодатное
                Золотой моей весны?
                ...............................................
                Грустно видеть бездну черную
                После неба и цветов.
                Александр Полежаев. Негодование
 

      Страна смерти — страна тьмы, где нет живого золота — золота колосьев:

 
                Знаю я, что в той стране не будет
                Этих нив, златящихся. во мгле.
                С. Есенин. Мы теперь уходим понемногу...
 

      Семантика золотого как изобильного, полного сил восходит к традиционным образам весеннего обновления природы и рождения новой жизни. Небесное золото — летний дождь — залог набухания золотого колоса осенью:

 
              «Золото, золото надает е неба!»
                Дети кричат и бегут за дождем...
                — Полноте, дети, его мы оберем,
                Только сберем золотистым зерном
                В полных амбарах душистого хлеба!
                Ап. Майков. Летний дождь
 

        «Золотое лоно» — у обетованной земли, где нет «ни деньги», «ни петли»,

            ни республики, ни короны!
            Где земли золотое лоно,
            как но золоту пишут иконы,
            будут лики людей светлы.
            Андрей Вознесенский. Витражных дел мастер. Шестой Авось
 
            
 
    Множество оттенков, которые обрела «золотая тема» в индивидуальной поэтической речи, все же не заглушают их основной тональности — утраты и надежды па воскресение, страха перед пустотой «золотой» чаши. «Пепел» просвечивает сквозь «золотую лазурь» — подобная взаимообращенность полярностей присуща и фольклору, не только литературе.

 
      Что лежит в основе амбивалентности этих образов, существуют ли какие-либо закономерности для трансформации золота — в мусор, праха — в драгоценный металл? Слишком обобщенная интерпретация этой мифологемы в свете представлений о «том свете» малоэффективна при прочтении конкретных текстов, где особость, инаковость важнее универсалий. Не стремясь к раскрытию всей проблематики, связанной в народной культуре с реализацией противопоставления «сор» / «золото», рассмотрим оба символа на фоне мотивов фольклорной и отчасти книжной древнерусской традиции, в их сопряженности с наиболее значимыми древнейшими культами: почитанием солнца и матери сырой земли. По связис солярными мифами золотые предметы, блеск сокровищ и драгоценных металлов обладают в фольклоре «остаточной» семантикой, что и сближает их символику с символикой сора, праха, до превращения оппозиции в торжество: золото вместо кала, рыбья чешуя вместо серебра в мотивах рассказов о кладах (и наоборот).
 
      Мы не задумываемся над штампами «золотой человек», «золотые руки», «молчание -золото», но уже здесь заметна двусмысленность, неопределенность: человек «золото» — это либо неоцененный, либо никуда не годный человек. Золото вершит суд, как правый, так и несправедливый: «знать золото и на грязи», «и правда тонет, коли золото всплывает», «верен, что золото в огне»; «молчанье — золотое словечко», «молчок — сто рублей», но «молчбою прав не будешь».[1] Помимо значения драгоценного металла, золотом назывался кал, прежде всего человеческий, «золотарить» — убирать отхожие места.
 
      В отношении человеческого тела золото действует благотворно, если оно частично покрывает наиболее значимые функционально, активные или пограничные участки тела: руки, ноги, поясницу, уши. В духовных стихах, сказках и былинах формулой «по локоть руки в серебре по колени ноги в золоте» отмечены святые (например, святой Георгий), избранники судьбы, царские дети или невинно убиенные; так, в былине о Дунае подобным знаком обладают чудесные близнецы, вырезанные из материнской утробы.

      Двойственное отношение к золоту как символу жизненной энергии, удачи и славы и — смерти — находим в древнерусской литературе. Вступить в золотое стремя, иметь золотой пояс (Добрыня Златой пояс), есть с золотых блюд, сидеть на золотом стуле, в золотом седле — обладать счастьем, таланом, пересесть из золотого седла в рабское — утратить его, приобрести злую долю: «корят князя Игоря, что потопил богатство на дне Каялы, реки половецкой, русское золото просыпав. Туг Игорь князь пересел из золотого седла в седло рабское».[2] Культ драгоценных металлов был дружинным культом, жены дружинников Игоря оплакивали милых лад, приговаривая, что их «ни думою подумать, ни глазами повидать, а золота и серебра и пуще того в руках не подержать!»
 
      В «Саге об Эймунде», норвежском конунге, служившем князю Ярославу, рассказывается, как Эймунд помог удержать Гардарики в борьбе против «Бурицлава» (Святополка?), избрав золото в качестве приманки для вражеской дружины: «когда наутро ждали рать (Бурицлава), велел Эймуид конунг женщинам выйти на городские стены со всеми своими драгоценностями и насадить на шесты толстые золотые кольца, чтобы их как нельзя лучше было видно».[3] Ослепленный блеском драгоценностей, Бурицлав замешкался, и это предопределило неудачный для пего исход битвы. Но можно ли вполне доверять чересчур практичному толкованию саги? Не было ли вынесение на шестах толстых золотых колец на городскую стену перед битвой актом сакральным,призванным охранить жителей города? В такой функции на городские стены в подобные моменты принято было выносить спасительные иконы. Для дружинного времени золото было не просто символом победы, но заключало ее в себе, поскольку это было время «показа и потребления богатства», «необходимо было выказать свою щедрость для того, чтобы продемонстрироватьпренебрежение к своим богатствам, унизить соперника мгновенным расточительством накопленного богатства. Человек выходит победителем и подтверждает свой статус, если он превосходит своего соперника в этих безудержных тратах».[4]
 
    Не случайно Перун, бог дружины, в рассказе о Владимировых языческих богах изображен с серебряной головой и золотым усом. Возможно, что в рамках дружинного культа золоту приписывались те же свойства, что и в земледельческих верованиях — матери сырой земле. Если предположить изоморфность культовых воззрений, связанных с землей, древнерусскому почитанию золота, то более ясным становится загадочное место из «Повести временных лет» о договоре князя Святослава с греками (971 год): как клялся я прежде греческим царям, что не пойду на их землю войною, так и теперь не буду собирать войско против нее. Если же договор будет мною или теми, кто со мною и подо мною, нарушен, то мы будем прокляты богами, в которых веруем — Перуном и Волосом и «будем златы яко же злато» и иссечены собственным оружием.[5]

    В клятве золотом могла присутствовать уверенность. в наказании за клятво-преступление путем поглощения той субстанцией, которая идентифицировалась с божеством. Таков, например, был смысл хождения но меже с дерном на голове: земля покроет, если граница будет мною нарушена; божбы землею п целование земли в доказательство своей правоты. Сравним: сохранившееся но сей день выражение «провалиться мне сквозь землю».
 
    Согласно гипотезе В. Я. Проппа, золотая окраска есть печать иного царства, он доказывал этона материале волшебных сказок.[6] Поскольку сказку Пропп стадиально помещает после мифа, то он обращается к рассмотрению символики золота в культурах более архаичных, чем русская, т. е. к традициям Древнего Египта, Вавилона, Китая, Ассирии, привлекает материалы верований и обычаев американских, африканских племен, мотивы сибирского эпоса. Затем он раскрывает содержание темы золота в античности, показывая, как постепенно золото из атрибута мира мертвых становится в Греции достоянием только праведных, в Апокалипсисе Павла золотой город — место праведников. Таким образом, сказочные диковинки — золотые дворцы, пояса, короны, туфли —и желание обладать ими объясняются стремлением к обладанию
атрибутами-посредниками между людьми и священным миром, что обеспечивает долголетие, бессмертие и т. д. (золотые яблоки, перо Жар-птицы и проч.). Сказочное золото В. Я. Пропп, кажется, склонен считать более отражением греко-визаптийского влияния, чем языческих традиций. Конечно, многие (фольклорные мотивы несут в себе христианский подтекст, но все же фольклорное, народное мировоззрение основано на языческой ментальности, свойственной устной культуре и дающей прекрасные возможности для широкого проникновения самых разнообразных элементов фольклора других народов. Фольклорный опыт древнее и универсальнее религиозного, а потом уж на его основе возможны любые межэтнические взаимообмены сюжетами, мотивами, образами.
 
      Сказка «Золотая гора»[7] почти до неузнаваемости изменила сюжет «Тысячи и одной ночи» о Хасане басрийском, сохранив в то же время сюжетный замысел и логично переведя непривычные для русского слуха образы на язык русской культуры. В «Тысяче и одной ночи» речь идет о молодом купце, попавшем в услужение к огнепоклоннику,магу персиянину, занимавшемуся алхимией и таким образом получавшему богатство и власть над людьми. Для искусства алхимии ему нужна трава с высокой горы, «которая растет в таком месте, где проходят облака и разрываются». Сам он почему-то не может достичь се вершины и посылает туда Хасана, зашив его в шкуру верблюда и препоручив доставку на гору птице-ястребу. С вершины горы Хасан сбрасывает магу шесть вязанок нужного ему растения, но неблагодарный персиянин уезжает, оставив его на горе. Прочитав похоронную молитву, Хасан бросился с горы в море и по воле Аллаха остался невредим.[8] Через год ему удалось отомстить магу: он убил его на том же месте возле горы, когда алхимик вновь привел сюда юношу, чтобы поступить с ним так же, как с Хасаном.[9]
 
    В русской сказке в роли мага выступает «семисотный купец», регулярно набиравший работников па торговой площади, все поденщики разбегаются от него, поскольку ни один из его наемников не вернулся назад. Искусство алхимии русской сказкой интерпретируется как возможность иметь все золотое: у семисотного купца раззолоченная карета и горящий как огонь золотой дворец. Золото он добывает не с помощью магии, а просто посылая работников на высокую гору копать золото, доставка происходит так же, как и в арабской сказке, с тем отличием, что юношу зашивают в шкуру ледащей клячи и на гору его возносят «вороны черные, носы железные». Так же, как Хасана, купец оставляет молодца па горе, и так же, как Хасан, русский сказочный герой морем добирается до родного города. Правда, «воля Аллаха», выручившая Хасана, в русской сказке заменена волшебным кремнем, подаренным юноше дочерью семисотиого купца — так в русской сказке вытесняется легендарная мотивировка спасения героя и вместо нее появляется чисто сказочный образ волшебного предмета. Переведены на язык русской культуры и взаимоотношения: маг-огнепоклоппик — Хасан, семисотный купец — работник. Алхимик убеждает Хасана влезть в верблюжью шкуру, обещая ему равную долю; семисотый купец просто опаивает работника сонным зельем и, уснувшего, зашивает в лошадиную шкуру. Договор и обман трактуются в русской сказке как простое насилие над героем,его опаивают, лишают рассудка. Соответственно строится и мотив мести: Хасан освобождает новую жертву и мечом поражает мага, русский юноша, хитростью вновь нанявшись к тому же купцу, поступает с ним так же, как некогда хозяин с работником: он опаивает его и оставляет умирать на горе. Последний мотив, возможно, подчинен традиции изображения наказания за грехи в образах,в которых описывается само преступление. Например, в лубочных картинках казнь уголовника(кто «голову», т.е. жизнь, загубил) заключается в подвешивании над огнем вниз головой, вора — в жжении рук и спины (так как руки крали, спина носила и т.д.). Считается, что сказка «Золотая гора» распространилась в народе через лубочные издания «Тысячи и одной ночи» вXIX веке.[10]

    Но для любой миграции сюжетов, для их проникновения в устную традицию, нужны веские основания, прежде всего соответствие сюжетного замысла не терпко-культурным, художественным и социально-психологическим особенностям этнического менталитета. В русской традиции — это восприятие золота в качестве символа избранничества, счастья и высшего суда; подобное представление сложилось еще в древне русском светском язычестве, вероятно, в рамках солнечного культа.[11] Не случайно атрибутика золотого света сопутствует, как уже было сказано выше,дружине и князю в периоды славы и побед, и,в свою очередь, сами князья именуются «солнцами»: младшие Ольговичи — четыре солнца, «солнце светится на небесе — Игорь князь в Русской земли»; [12] также и в былинах князь Владимир именуется «красным солнышком». Согласноколичественным показателям частотности образов сравнений-сопоставлений, наиболее употребительными в былинах вообще являются сближения с солнцем, светом, огнем, жаром,[13] закатсолнца — метафора смерти богатыря, мать оплакивает гибель Добрыни: «Ай давно уж закатилось сонцо красное».[14] Затмение солнца — предзнаменование утраты золотых реалий и счастья(пересесть из «золотого седла» в «рабское»).
 
    Золотая символика, дохристианская но существу, срункционируя в условиях постепенной христианизации культуры, сливалась с понятиями религиозного воздаяния и возмсддия, добра и зла. Золото в преданиях и сказках о кладах всегда связано с испытаниями героев, его получают только избранные, оно рассыпается в прах у тех, ктоне соблюдает «правил игры» с: сакральным миром, и убивает тех, кто лишен доброй доли или хочет получить сокровища в обход «воли» самого золота.Именно воли, поскольку в русской мифологической прозе золото — живое существо, клады могут обращаться в людей, растения, животных, путешествовать но земле и искать своего хозяина.
 
    Ребята рыли клад на Пасху, «откуда ни возьмись, едет татарин, тюбетейка на нем вся в золоте»: «Что делаете?» — «Роем Петров крест».Действительно, корень Петрова креста нашли, а клад нет, потому что, «когда роешь клад, не обманывай никого, татарин-то подъезжал не напрасно, это и был сам клад».[15] Золото, зарытое Стенькой Разиным, может обращатся в войско,пугающее кладоискателя: «Идет на него войско так стройно: ружья все направлены прямо на него, он бросил все и бежал без оглядки»,[16] разв году клад может превратиться в чудесный сад, кто его найдет — лакомится чем угодно, но не должен вынести ни одного семечка из сада; цыган, бессменный часовой, говорящая мера,кувшинчик-самовар на длинных ножках, белая корова или птица, наконец, сам Разин на белом коне — все это образы, которые принимает золото, скрытое в земле:

 
                Стенька Разин еретик
                Днем в могиле лежит,
                Ночью телеса наводятся —
                По свету ходит,
                Поклажи свои сторожит,
                Ходит в златой одежде,
                Имеет бранный вид.[17]
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 0:01 AM | Сообщение # 51
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline
 Т. А. Новичкова. Сор и золото в фольклоре 

   Клады — это оборотни, а оборотннчество — метаморфоза, не осуждавшаяся в языческую пору (вспомним былинного Вольгу, проникающего «хитростью» во вражеский стаи, Волха Всеславьевича или дружинного певца Бояна, поэтически перевоплощавшегося в зверей и птиц во время исполнения «славы» князьям), - позднее стало рассматриваться как бесовское наваждение, множественность кладовых ликов объяснялась дьявольским мороком, а сами образы — бесами-кладохранами. Лишь былина о Садко да некоторые величальные песни еще сохранили древнее отношение к сакральному образу золота, явившемуся в виде «рыбины-золоты перья», полученной в дар от морского царя, в былине золотая рыба — не сокровище само но себе, но счастливая доля, удача: «Дам три рыбины — золоты перья. Тогда ты, Садке, счастлив будешь».[18]
 
    Языческая по происхождению семантика золота повлияла па формирование и распространение в восточнославянском фольклоре сказочного сюжета «Поп в козлиной шкуре»: [19] поп хочет отнять найденный бедняком клад, надевает на себя козлиную или бычью шкуру с рогами, чтобы испугать его, шкура пристает к коже, даже несмотря на то, что поп вернул котелок с золотом — последний мотив напоминает о верблюжьей или лошадиной коже из «Золотой горы».[20] Казалось бы, замысел сказки — не более чем наказание за жадность, за попытку отобрать то, что тебе не принадлежит, если бы так неизменно эта сказка не  воплощала антиклерикальные настроения. Завязкой обычно служат похороны (сына, жены), для которых у крестьянина нет денег, а тот бесплатно отказывается хоронить тело. Тогда сама земля дарит мужику золото: он копает могилу и находит котелок с червонцами, после чего справляет пышные похороны и обустраивает свое хозяйство. Осуждается не просто жадность попа, осуждается нежелание священника предать тело земле без платы за это. Поп обязан но-христиански проводить покойника в последний путь, невыполнение этой обязанности, по народному представлению, повлечет наказание превращением в зверя, в «душного» козла, по легендам, это животное во времена первотворения было создано дьяволом. Перед нами та же тема оборотничсства, связанная с сакралыюстью золота, но интерпретированная в духе нравоучительных народных христианских легенд.
 
      Сюжет погони за золотом в послеоктябрьском фольклоре был использован в качестве местного предания, объяснявшего убийство попов вообще. В Сумской области был записан следующий рассказ: у бедняка умер сын, нон запросил за похороны большую сумму денег, отец сам рыл могилу и нашел сундук с золотом. Узнав об этом, местный поп «призвал к себе остальных попов», чтобы потребовать отдать находку. С помощью солдата крестьянин избавляется от них, после чего в селе «попов больше не стало. Церкви были превращены в клубы. Вместо одной маленькой школы выросло аж три. Вместо кабаков в селе Р. выросла культурная, прекрасно оборудованная столовая». [21]

    Итак, золотые предметы в фольклоре сакральны, оказывают самое непосредственное влияние на судьбы людей, и священность золота генетически восходит к языческому культу солнца. На принадлежность «золотых» мотивов к
солярному мифу обращали внимание мифологи еще в середине XIX века.[22] В преданиях и легендах о кладах речь идет обыкновенно о зарытом, погребенном золоте, которое как бы хранит в себе солнечный блеск во тьме подземного мира.
Но, по многим поверьям, подземное золото открывается глазам человека в дни календарных праздников, когда «солнце играет», т. е. меняет место, описывает круги — на Пасху, Троицу, Ивана Купалу клады «сушатся».[23] В остальное время золото принадлежит змеям, известно, что Добрыня «у лютого Змея Горынчища нашел онмногозлата-серебра». По народному толкованию, золото и драгоценные камни нужны для освещения подземного царства, отсюда же поверье, что в головах змей можно найти самоцветные камни(ср. в былинах: самоцветные камни вплетены в каличью обувь для освещения ночного пути).
 
    Хотя зарытый в земле клад — дело рук человеческих, акт сокрытия золота в недрах земли не всегда имел практическое значение сохранения богатств для будущего возможного потребления. Клад часто зарывали с заклятием на чью-либо голову, иногда перед смертью, не рассчитывая на его использование. В дружинных курганах наряду с оружием находят слитки золота, расплавленные золотые украшения, надевавшиеся на умершего перед сожжением.[24]

     Попав под землю, золото начинало жить особой жизнью, приобретая магические, оборотнические свойства и выходя на поверхность земли не только в образах разных существ и предметов,но и в виде огня, искр, свечения по ночам. «Аще бо или серебро или золото скровено будет под землею, то мнози видят огнь горящ на том месте»(из «Сказания о Борисе и Глебе»).25 Клад может достать тот, кто сам будет держать в руках огонь и читать соответствующие заклинания;26 если клад лежит под сосной, то огненные свойства приобретает дерево: ударить но сосне топором — из ствола искры летят, срубить ее невозможно.27 В той же связи — свечение «горящих», осыпающихся искрами, растении: цветущего папоротника в Иванову ночь или разрыв-травы (ср. в сказке о Хасане басрнйском: разрыв-трава растет па вершине горы, она разрывает облака,как бы прокладывая дорогу к солнцу, и потому необходима для «искусства алхимии»).
 
    Проникновение золота под землю в мифологической прозе норой объясняется непосредственно атмосферными явлениями, связанными с игрой солнечных лучей: в Новгородчине верили,что радуга — это змея, которая вбирает жаломводу из земли и выпускает ее в виде дождя. На концах радуги-змеи повешено по котелку с золотыми монетами.28

      Часто посредниками между землей и небом в «передаче» солнечной субстанции являются ящерицы, змеи или лягушки, а в древности, вероятно, волки, оборотни. По владимирским поверьям, ящерицы, сидящие на солнце с открытым ртом, сосут солнечные лучи, а это большойгрех.29 Змеями представлялись ночные светила:падающие звезды. В казачестве говорили, чтоони сосут кровь из женщин и девиц, доводя их до истощения.30 В общерусском фольклоре подобное поверье встречается в рассказах об огненных змеях-оборотнях, летающих к тоскующим вдовам и невестам.
 
    Солнечные затмения объяснялись в древне-русской литературе как результат того, что светило было кем-то «съедаемо», в «Кормчей» «съедение» солнца и луны приписывалось волкодлакам, оборотням, хотя и пояснялось, что «си же вся басни и лъжа суть».31 Пресмыкающиеся, существа, ведущие двойную жизнь, обитатели разных миров, живущие в воде, под землей и на суше, в устной традиции чаще всего выступаютв функции посредников между сакральным и человеческим мирами, тем и этим светом. Помимо змей и ящериц, непосредственное отношение к солярному мифу имеют лягушки, но терским поверьям, солнце состоит из кусочков лягушки, оно привязано к небу волосинкой, которуюБог выдернул из головы Евы.32 Проглатывание огромной, раздувшейся лягушкои посвящаемого в колдуны было обязательным моментом приобщения к искусству магии.33

      Таким образом, золото как трансформация солнечного света попадает на землю разными путями: благодаря атмосферным явлениям (радуге, соединяющей небо и землю), действиям живых существ, пьющих (съедающих) солнце; сокрытиев земле кладов является уже вторичным актом, драгоценности кладов, некогда символизировавшие славу и удачу своего хозяина, имели отношение как к миру мертвых, так и к солярному мифу. Золото, прошедшее через человеческие руки, получало дополнительную нагрузку: мотивы испытаний персонажей рассказов о кладоискателях обычно осложнены введением образов, возникших на основе представлений о том свете.
 
    Истинное, «чистое» золото — небесное. Таким золотом отмечены младенцы-избранники сзолотыми (солнечными) руками, серебряными (лунными) ногами и с сияющими звездами увисков («по косицам часты звездочки»). В величаниях золотая символика появляется как идеализирующая человека, в честь которого поетсяпесня:

                Как у месяца-луны золотые рога,
                А у солнышка очи ясные.34
 
      В скопческих песнях золото, скатившееся с небес, — истина веры, владеть золотом — обладать ею:

                У нас было, на сырой на земле
                Претворилися такие чудеса,
                Растворилися седьмые небеса,
                Сокатилися златыя колеса,
                Золотыя, еще огненныя.
 
      На колеснице батюшка-пророк, под ним конь белый, с золотыми подковами, жемчужным хвостом и позолоченной гривой, «во очах его камень Маргарит, из уст его огонь пламенем горит», с золотыми ключами он ходит но разным землям, набирая свои «полки»,— нагромождение подобных сравнений приводит к созданию чувственного, языческого образа «солнечного бога», но никак не к религиозной аллегории. Батюшка-солнце несет верующим истину — золото:

                Будешь золотом владеть
                И за батюшкою петь.35

   Мифологема чистого, сакрального золота появляется в заговорах, где заговаривающий ищет небесного покровительства; так, в заговорена добрый путь он представляет себя одетым золотой ризой, укрытым золотой нелепой. С золотом связано рождение: материнское чрево в заклинаниях — золотое кресло, а матка — золотник. Когда бабка правит живот, то шепчет: «поставлю я его на место, на золотое кресло».36
 
    Рай, где бы он ни находился, — это сад с золотыми и стеклянными домами.37 В сказке Ярославской области об обманщике, решившем хитростью обменять свою несчастную долю на добрую, присутствует рассказ о небе как нескончаемом золотом царстве: «Ты меня бросил в реку, я и покатился. Прикатился на небо, а как на небе золото — что! Я три мешка насыпал, да не унести, один только взял».38
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 0:03 AM | Сообщение # 52
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline
 Т. А. Новичкова. Сор и золото в фольклоре 

   Последняя трансформация солнечного сияния в золото произойдет в дни Страшного Суда, когда солнце и луна сойдутся вместе, остановятся на востоке и не будут светить, вся вода окажется во власти Антихриста, и на месте прежних реки озер будут лежать золото и серебро.39 С концом света и солнце, и золото утратят свои функции, так как ничего не будут значить в судьбах людей: последний суд вынесет окончательный приговор, и проблема доли, поисков жизненного пути, удачи исчезнет. Согласно эсхатологическим легендам и духовным стихам, природа пострадает не меньше грешников: земля выгорит, реки, моря и океаны принесут на своих волнах человеческие кости, из них явятся мертвые и придут на Страшный Суд. В последние дни богатства всех людей, принявших антихристову печать (по раскольничьим верованиям), обратятся в прах, пища — в лошадиный кал, питье — в мочу.40 Пепел, человеческие кости, кал, моча и обратившаяся в металл вода — все, что останется от природы и человека с исчезновением земной жизни.
 
     В Страшный день архангел Михаил осудит обладание земным золотом и обычай людей прятать его под землей, противопоставив кладам — красное солнышко; золото окажется не нужным ни матушке сырой земле, ни горнему миру.Грешники просят архангела перевести их через огненную реку в светлый рай, он отвечает:
 

Не надо мне много злата, много серебра,
А мне надо Царствие Небесное!
Это у нас было на белом свете:
Судили вы суды не по-праведному,
Ставили вы правого виноватым,
Вы брали с них много злата, много серебра,
Закладывали вы и золото и серебро
Во матушку во сыру землю —
Не наполнили вы матушку сыру землю,
Не наследовали себе Царствия Небесного!
Наполнится матушка сыра земля Божьей милостью,
Освечается красным солнышком.41

      Последняя фраза находится в удивительном противоречии с содержанием духовного стиха о Страшном Суде и объяснима только устойчивостью культа матери сырой земли в народной культуре: о Божьей милости к земле говорится в тот момент, когда
 
                Повеют ветра буйные со восточной со страны,
                Разнесутся песка желтые по край матушки земли,
                Тогда горы и вси озера позасыплются,

земля станет ровной, но разделятся грешники и праведники — между ними с громом протечетСион-река огненная.

                Пожжет река огненная все горы и каменье,
                И пожжет река огненная все леса со зверями,
                И пожжет река огненная весь скот со птицами,
                Тогда выгорит вся земная тварь.42
   
    Выгорев на тридцать, тридевять или шестьдесят (в вариантах) локот, земля, а вместе с ней все живое вряд ли оставит что-либо, кроме пепла. Все будет погружено во тьму, кроме ада и рая, подземного и небесного мира. В зареве адского пламени духовный стих различает мучения грешников, в сиянии рая — блаженство праведных. Рай всегда остается и солнечным, и золотым царством:
 
О саде предобрый
С древесы златовидными!
Не слышу предивных птиц
Пресладчайшего гласа,
Не зрю златоточных вод,
Ни же златоструйных рек...
О раю прекрасный
С цветы златовидными,
Взови к Богу вышнему,
Пролей слезы теплыя,
Дабы пакн ввел меня
Из тьмы в свет пресветлый,
На поля златовидные,
В сады благовонные.43
 

    В плаче Адама ран предстает не просто «златовидым», но живым существом, которое способно заступиться за изгнанника. Разговор Адама с раем возможен так же, как и диалог Иоасафа-царевича с пустыней, куда он хочет удалиться, или плач молодца перед матерью сырой землей, которая прощает ему все грехи, кроме одного — убийства крестового брата. Поэтические корни обращения человека к пустыне или саду-раю лежат, безусловно, в языческой традиции поклонения земле.
 
    Атрибутика сора, грязи, праха является полной противоположностью золотой символике, но именно на основе этой оппозиционности возникает ряд взаимозамен, когда отбросы, продукты распада превращаются в сокровища. Такое превращение происходит обычно не само по себе, а благодаря определенным обстоятельствам, связанным с конкретной ситуацией. Мотивы сказочной и несказочной прозы, восходящие к противопоставлению сор — золото/драгоценности, разнообразны, но все же им свойственны некоторые закономерности.
 
      Во-первых, золото, превращающееся в черепки, пепел и т.п., не обладает признаком сакральности. Сказочное золотое царство — всегда золотое, золотые руки и ноги, которыми наделены избранники судьбы, не могут превратиться в обычные, они неизменны, даже если героя превращают в дерево, — тогда на нем будут золотые и серебряные ветки или плоды. Иное дело — золото, найденное под землей или полученное от водяного, такое богатство призрачно, падаль оборачивается кладом, а клад — дохлой свиньей. Богатый человек решил посмеяться над братом-бедняком, нашел дохлую собаку и бросил ему в окно — она тут же рассыпалась золотом.44

    Драгоценности, золото и серебро часто образуются из остатков, например слезы царевны превращаются в бриллианты, самоцветные камни появляются из искр от удара копытом чудесного оленя. Вера в то, что золото может появиться из кала, остроумно обыграна в сказке о шуте, обманувшем разбойников, он продает им обыкновенную плохонькую лошаденку, выдавая ее за волшебную. Привязав к ее хвосту мешочек с деньгами, он ударяет но мешочку — деньги рассыпались, и шут объяснил: «Тише, братцы, вишь, кобыла серебром серет, а кормил бы овсом, золотом бы срала».45
 
      Наиболее часто встречающаяся метаморфоза золота — его появление из «жара», углей. В сущности, здесь даже нет особого превращения, поскольку огонь, как и свечение, один из образов всего золотого. Возможно, эта исходная параллель повлекла за собой остальные: золото из пепла, из мусора. Речная девка просит парня доставить письмо брату (ср. «Садко»: гусляр передаст поклон Ильменю от сестры Волги), брат советует парню неводом выловить из реки мусор, сложить его на шесть недель в амбаре — выйдут золото и серебро.

    Интересно, что здесь требуется «поминальный» срок для превращения: шесть недель сопоставимы с сорока днями. Купец невзлюбил сына за то, что тот раздавал милостыню нищим, и отправил его «за моря», сын берет с собой три мешка пепла, Николай Чудотворец в ином царстве покупает пепел за три мешка золота.40
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 0:04 AM | Сообщение # 53
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline
 Т. А. Новичкова. Сор и золото в фольклоре 

   В сказках пепел наделен даром оборотпичества так же, как и золото, но это оборотпичество, восходящее к представлениям архаического, дохристианского обычая погребения — сожжения. Из пепла, как из семени, вновь появляется то существо, которое было сожжено, в том или ином облике. Королева родила близнецов: во лбу по месяцу, на затылке — звезды. По навету злой сестры их хоронят в двух могилах, на которых вырастают два явора с золотыми и серебряными ветками. Злая соперница королевы приказывает из яворов сделать кровать, кровать сжигают, пепел съедает овца и приносит двух ягнят: во лбу по месяцу, на затылке звезды. Ягнят закалывают, а внутренности варит и съедает королева, после чего беременеет и вновь рождает чудесных близнецов.47 Нетрудно заметить, что во всей цепочке пепел, съеденный овцой, явился основной причиной вторичного рождения близнецов, сначала ягнят, затем — детей. Для вторичного рождения пепел должен быть предан земле (как и кости, из которых обыкновенно вырастает волшебное дерево), здесь — дороге. Пепел, развеянный по ветру, символизирует окончательную смерть, так уничтожали колдунов, упырей.Мертвый колдун рассказывает солдату, как с ним сладить: набрать костер осиновых дров в сто возов и сжечь так, чтобы из огня не выполз ни один червяк, пепел нужно разбросать но ветру.48
 
      В сказке «Царь-медведь», напротив, бычок-дристунок просит зарезать его, сжечь на костре, а пепел посеять на трех грядках, из одной грядки будет конь, из другой собачка, из третьей вырастет яблоня.49 Вариант: зарежьте, мясо съешьте, кости сложите в одно место н поливайте ополосками: водой после мытья посуды, из костей родятся собачки.50 Кости или ненел, преданные земле, — залог возрождения в ином качестве. В Линдозере кости староверов, предавших себя самосожжению, единоверцы собрали и сложили вамбар, вероятно, с той же целью.51 Наконец, пепел от сожженного следа — т. е. сожженную мерку следа — девицы носили с собой в качестве приворотного средства, нецел «притягивал» к ним любимых.
 
      Функции остатков, отбросов вообще широко использовались в магической практике, гаданиях, обрядах, связанных с приобретением нужных качеств, например силы и здоровья. Сучки не срубали с очепа, на котором висит колыбель, чтобы дети водились. Не мели полы, когда в доме покойник, с мусором выметешь живых. Воду после купания ребенка не выливали до восхода солнца, иначе будет «сухотка», бессонница. Не давали щепок от строящегося дома во избежание несчастья. Обмылки от обмывания покойника, как и саму воду, лили в реку или па границу владений, под одиноко стоящее дерево (ср.: пепел от сожженного дерева, выброшенный на дорогу, привел к рождению ягнят-близнецов). Пот — лучшее приворотное средство, им пропитывали соль или соленую волнушку. Пар от воды с разведенной солью и золой используется для лечения заболеваний. Оставшаяся после молотьбы солома устилает рождественский стол; на солому стаскивали умирающего; солома от разорванного русалочьего чучела выбрасывалась па пол, что должно было обеспечить плодородие, и т.д. Мотив чудесного рождения из остатков в сказках был проанализирован В. Я. Проппом,52 но и в легендах о сотворении мира мы также встречаем этот мотив: дьявол, подражая Богу, бил одним камнем о другой, и из осколков являлись домовые, лешие, русалки и прочие духи.53
 
      Осколки, сор, крошки имели значение проводников — здоровья и болезни, жизни или смерти. По связи с функцией сора особая роль в обрядах и верованиях приписывалась венику. В венике перед смертью колдун мог передать свою силу преемнику или спустить с веника свой чародейский дар в воду. Веник мог оказаться«древом жизни»: повитуха, первый раз паря ребенка в бане, садилась на полок, клала ребенка на колени, стучала обрубленным концом веника в полок со словами: «как эта береза стояла, так и ты будь здрав и невредим», затем окачивали дитя водой с веника. В таком контексте не пустой отговоркой звучит ответ на детский вопрос «откуда я взялся?» — «от березки  откатился». В мифологических рассказах веник, как сор или золото, может быть оборотнем: увидишь прядущую кикимору — брось на нее крест, утром обнаружишь его на венике. Одно из мест обитания кикиморы — угол, куда сметают мусор.54 Внешний облик этого духа малоприятен: кикимора неопрятна, безобразна, стара, нищенски одета. Во многом она похожа на Горе или Лихо, которое поселяется в домах бедных, несчастливых людей.
 
      Образ Горя в сказках и эпических песнях — олицетворение нищеты, оно подпоясано мочальцем, одето в лапти и ветхую одежду, и все же это дух судьбы, и лохмотья его платья — лишь маскарад, этот дух всесилен, в его власти довести человека до могилы или одарить золотом. Когда Горю удастся полностью разорить своего хозяина, оно, для того чтобы вновь обречь его на мучения, ведет мужика к камню, под которым клад — «яма полна золотом насыпана».55 Согласно рассказу волхвов из «Повести временных лет» (1071 год), человек произошел от небесной ветоши: Бог мылся в бане и вспотел, отерся ветошкой, сбросил ее на землю, а сатана сделал из нее человека. Сор, ветошь, очевидно, считали принадлежностью не только земного, но и небесного мира, называя кометы метлами, которыми подметают свод под Божьими стопами.56
 
      Небесный свет и отбросы, черенки и золото сменяют друг друга в свете представлений о судьбе, роке, жизни и смерти. Перед героиней северной сказки расходятся две дороги: одна золотая, другая «говенная», говенная — земная, пойти по ней — ничего не обрести; золотая ведет в лес с домами на курьих ножках, ведет к свадьбе с Иваном-царевичем.57 Сказочные мотивы, построенные на полярности золота и сора, в русском фольклоре испытали на себе влияние христианства. Угли и сор превращаются в золото в руках обиженных, нищих пли нищелюбивых людей, оно пропадает у тех, кто не соблюдает нравственных законов религии, неправедно, без молитвы хочет достичь богатства. В одном доме умер нищий. Хозяин хотел сжечь его кафтан, но он не горел, бросил в воду — не тонет. Оказалось, что под каждой заплатой кафтана зашиты деньги. Не возблагодарив судьбу, он купил на эти деньги свинью и вывел ее к реке. Посреди реки появилось огненное колесо, свинья прыгнула в него и пропала: не молился — скопил денежки.58

      Выше уже говорилось о том, что золото «объявляет» себя в крупные годовые праздники и дни, когда солнце «играет». Угли, полученные бедняком в доме, где лежал покойник, на Пасху превращаются в золото: помолившись Богу, бедняк попросил у мертвеца жару, тот встал, насыпал беремя углей и отдал мужику. Придя домой, бедняк вытряхнул угли на стол — они обернулись золотом.59 Угли, мусор и золото здесь амбивалентны в том смысле, что являются как бы зеркальным отражением друг друга: если золото находится в «том» мире, то в этом — его заменитель, черепки или угли, если есть золото в этом мире, то «там» — черепки. Например: проклятая дочь возвращается домой к отцу и приносит из мира нечистых золотую и серебряную посуду; купец узнает ее, это именно та посуда, которую он сгоряча, под пьяную руку, с нехорошими словами, кидал за порог. Черти забрали ее в свой мир, а купцу оставили черепки.60 Или: парень попадает к черту, тот предлагает ему деньги, но герой берет кулек с углями - естественно, что они в «нашем» мире обернутся золотом.61 Подобные отражения и взаимозамены касаются в основном нижнего (подземного, подводного - «иного») и среднего, земного, миров, и только горний мир подлинно золотой, священный и ясный. Золото высшей пробы есть золото души:
 
                Наши души — зеркала,
                Отражающие золото.
                А. Белый. Солнце. Из цикла Золото в лазури

© Т. А. Новичкова

Источники информации:

1. Энциклопедия культур. Т. А. Новичкова "Сор и золото в фольклоре" http://ec-dejavu.ru/g/Gold.html
 Полярность в культуре / Сост. В.Е. Багно, Т.А. Новичкова.
(Альманах "Канун". Вып. 2). СПб., 1996, с. 121-156.


 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 0:15 AM | Сообщение # 54
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Сусальный звон

Юлия Липчанская

      И снова я слышу призрачный звон – тонкий, высокий, ВОЛШЕБНЫЙ.
Он появляется ниоткуда и как-то вдруг. Это звук маленьких, нежных колокольчиков. Они стройно выводят свою мелодию хорошо отрепетированным хором мальчиков. Дирижер взмахивает своей волшебной палочкой и в этот момент все музыканты, склоняясь над пюпитрами, берут каждый свою заученную ноту. Этот звук витает в воздухе, заряжая его, сгущая и усиливая его структуру.

      И вдруг вокруг появляются они… Маленькие золотые блестки, плавно парящие в воздухе. Они заполняют пространство, рассыпаясь вокруг меня. Окутывают, то собираясь вместе, то разлетаясь в разные стороны. И вот в одном месте они начинают сгущаться, постепенно превращаясь в тонкую кисею. Это шлейф – нежный и летящий. И глубоко вздохнув я втягиваю это золотое волшебство в себя, в свое сердце. Оно наполняет меня и я свечусь им, дышу им, напитываюсь. А колокольчики все звенят и золотые россыпи продолжают сыпаться и сыпаться, заполняя все вокруг - меня, мою душу, моё сознание.

     И от этого вдруг в животе появляется мелкая дрожь. Она перерастает в трепет, потом сильнее и сильнее и превращается в порхание бабочек. Оно превращается во что-то теплое и призрачное. Оно легонько приподнимает меня... и я ЛЕЧУ….
     Вот так всегда бывает со мной. А людям очень трудно объяснить, почему я так глупо улыбаюсь и чему-то радуюсь. А все очень просто. Именно так я чувствую СЧАСТЬЕ…
© Юлия Липчанская, 2020

Источник  https://proza.ru/2020/06/12/292
Прикрепления: 9874110.gif(215.3 Kb)
 
ТанецДата: Воскресенье, 2021-02-07, 11:18 AM | Сообщение # 55
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6288
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
И вдруг вокруг появляются они… Маленькие золотые блестки, плавно парящие в воздухе. Они заполняют пространство, рассыпаясь вокруг меня. Окутывают, то собираясь вместе, то разлетаясь в разные стороны.

Спасибо за публикацию, Сказочница! Как знакомо состояние, особенно хорошо видны эти золотые звёздочки (в моём случае), возникающие  по кругу наподобие гало... движущиеся водоворотом или, в самых ярких проявлениях - Недвижимые!
Жаль, ни одна картинка не отобразит... Это внутреннее состояние, проявленное зримыми образами, не зависящими от внешней обстановки и пространства.

Золотое царство наяву...

 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 5:21 PM | Сообщение # 56
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline
Рапунцель
Сказка Братьев Гримм


   Давным-давно жили-были в далекой стране добрый человек с супругой, больше всего на свете им хотелось иметь ребеночка, и вот однажды женщина гордо и радостно сообщила супругу, что у них будет малыш.

   Дом семьи стоял у высокой стены, окружавшей прекрасный сад злой колдуньи. Никто и никогда не отваживался заглянуть туда, опасаясь накликать на свою голову беды и несчастья. Но женщина иногда любовалась из маленького чердачного окошка домика прекрасными цветами, чудесными деревьями и волшебными травами, которые выращивала ведьма.

   К сожалению, будущая мать заболела, у нее пропал аппетит, и заботливый муж уложил супругу в постель. Он бережно ухаживал за любимой, принося ей каждый день что-нибудь вкусное, но, увы, супруга ничего не ела.

   “Дорогая, ты только скажи, чего тебе хочется, и я это принесу!” — взмолился муж.

   “Мне хочется отведать травки Рапунцель, что растет в саду колдуньи”.

   Желание видеть супругу вновь здоровой и счастливой помогало любящему мужу преодолеть страх. Дождавшись наступления темноты, он перелез через высокую ограду и очутился в запретном саду. Казалось, сердце мужчины вот-вот выпрыгнет из груди – так сильно оно билось от волнения. Быстро отыскав грядку с травой, супруг нарвал зелени и поспешил домой.

   Его жене и в самом деле стало значительно легче, после того как она съела немного травы. На следующее утро молодая женщина попросила еще зелени: “Пожалуйста, милый, принеси мне той травки, иначе я не выздоровею!”

   Поздно ночью ее муж опять пробрался в сад. Но не успел он сорвать и пару стеблей травы, как откуда ни возьмись появилась старая ведьма: “А-а, воришка, попался! Как ты смеешь лазить в мой сад?”

   “Умоляю, сжальтесь! Моя жена заболела и просила принести ей немного зелени!”

   “Ну, ладно. Оставь траву себе, однако с условием: ты отдашь мне своего первенца”.

   Пришлось бедному человеку согласиться.

   Несколько недель спустя у счастливой пары родилась красавица-дочка. И в тот же день в их доме появилась старая злая колдунья. Родители умоляли старуху оставить им дитя, но та даже и слушать их не стала.

   “Назову ее Рапунцель”, — ехидно засмеялась злая ведьма, схватила малышку и унесла ее в свой дом.

   Рапунцель выросла настоящей красавицей. У нее были глаза цвета фиалок и роскошные волосы, подобные золотой пряже. Когда девочке исполнилось двенадцать лет, старуха отвела ее в дремучий лес. Там колдунья закрыла Рапунцель в высокой башне без дверей и ступеней с небольшим оконцем в единственной комнатушке на самом верху. Только одного человека могла видеть Рапунцель – гадкую ведьму, которая ежедневно навещала девушку. Она подходила к подножью башни и кричала: “Рапунцель, Рапунцель, ну-ка опусти косу!”



   Бедная девушка послушно делала то, что ей велела колдунья. Гадкая старуха, словно по канату, взбиралась по ее роскошной косе в комнатенку.

   Однажды принц, заблудившись в лесу во время охоты, услышал восхитительное женское пение. Это пела Рапунцель, чтобы не чувствовать себя одинокой. Принц подъехал к высокой башне. Спешившись, он тщетно пытался отыскать вход в строение. Смеркалось, молодому человеку пришлось вернуться домой, но на следующий день он продолжил поиски. Много дней подряд юноша пытался проникнуть в башню и увидеть певунью.

   И однажды ему повезло. Стоя в кустах и наслаждаясь дивным голосом невидимой певицы, принц увидел ведьму. Затаившись, он принялся наблюдать за колдуньей.

   “Рапунцель, Рапунцель, опусти-ка свою косу”, — приказала карга. Тут же из окна появилась дивная золотая коса, и старуха взобралась по ней в окно.

   “Так вот что мне нужно сделать, чтобы увидеть, наконец, кто это так замечательно поет!” — обрадовался молодой человек.

   Вечером, стоя у подножия башни, он сказал: “Рапунцель, Рапунцель, опусти-ка свою косу!” И несколько мгновений спустя из окна свесились сплетенные золотистые пряди. Принц тут же взобрался по ним наверх.

   Рапунцель никогда в жизни не видела мужчин. Испуганно вскрикнув, она забилась в угол комнаты.



   “Кто ты?” — едва слышно выдохнула девушка.

   “Не бойся меня, — ласково произнес принц, беря ее тонкие пальчики в свою руку. Он влюбился в прелестное создание с первого же взгляда.



   “ Я только хотел узнать, кто так прекрасно поет”. И принц рассказал Рапунцель, как он ежедневно приходил к башне, чтобы послушать ее пение. Постепенно девушка успокоилась.

   “Выходи за меня замуж, и мы покинем это ужасное место”, — предложил принц Рапунцель.

   Молодой красивый принц очень понравился девушке.

   “Я с радостью убегу с тобой, но как же мне выбраться отсюда? Ты-то можешь спуститься по моей косе, а как же я? – Подумав немного, пленница предложила: — Приходи ко мне каждый вечер и приноси с собой шелковые нити. Я сплету из них крепкую веревку, мы спустимся по ней и убежим вместе отсюда”.

   Принц стал приходить к красавице каждый вечер. Из ниток, которые он приносил с собой, девушка сплела крепкую веревку. Ведьма, казалось ничего не замечала, пока Рапунцель, замечтавшись о своем возлюбленном, не спросила как-то каргу: “А почему тебя тяжелее поднимать, чем принца?”

   “Ах, ты, мерзкая девчонка! А я-то думала, что надежного спрятала тебя! – зашипела колдунья. – А ты все это время ловко меня дурачила!”



   Она достала огромные ножницы, ухватила Рапунцель за дивную косу и отрезала ее. Затем злая старуха ударила девушку по руке и через мгновение та оказалась в какой-то долине одна-одинешенька. Вечером мерзкая карга вернулась в башню и стала поджидать принца.

   Вскоре она услышала голос юноши: “Рапунцель, Рапунцель, опусти-ка свою косу!”

   Ведьма привязала один конец косы к тяжелому стулу возле окна, а второй – опустила принцу. Принц быстро вскарабкался наверх. Но в окошке вместо прекрасной девушки его встретила старая ведьма.

   “Нет ее! Она исчезла для тебя навсегда!” — закричала карга и столкнула юношу вниз. Он упал на куст ежевики, и ее острые шипы оцарапали глаза принца. Не видя ничего перед собой, несчастный побрел по лесу неведомо куда.

   Так он скитался, печальный и слепой, по лесам и горам много лет. Больше всего на свете молодой человек хотел отыскать свою любимую! Принц спрашивал у всех, кого встречал на своем пути, о девушке с глазами цвета фиалок и короткими золотыми волосами, но никто нигде и никогда такой не видел. Однажды молодой человек попал в какую-то долину. Вдруг ему показалось, что где-то неподалеку кто-то поет.

   “Мне знаком этот голос! – воскликнул принц. – Он принадлежит моей любимой, моей Рапунцель!”

   Несчастный слепец пошел туда, откуда доносилось прекрасное пение, и вскоре нашел суженую. Молодой человек очень исхудал, его одежда превратилась в жалкие лохмотья, но Рапунцель сразу же узнала возлюбленного. От счастья и жалости девушка заплакала. Ее слезинки упали на глаза нареченного, и произошло чудо – молодой человек прозрел!

   Вместе они отправились в королевство принца и сыграли там пышную свадьбу. Слух о счастливой паре разнесся по всей земле. Мать и отец Рапунцель узнали, что их дочь стала принцессой, и их счастью и гордости не было предела!



(Илл. Trina Schart)

Источник  https://mishka-knizhka.ru/skazki-....apuncel
Прикрепления: 9769077.gif(34.0 Kb)
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 5:56 PM | Сообщение # 57
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


   Рапунцель - у нас это растение больше известно как колокольчик репчатый. Выглядит, как на фото вверху, но едят у него не цветы, а корни. В средневековой Европе рапунцель выращивали почти в каждом крестьянском огороде. Мясистые корни варили, как репу, делали гарнир. Более мелкие строгали в салат и наслаждались сладковатым ореховым привкусом.



                Солнца яркий луч,
                Путь найди во мгле.
                Я прошу верни, что так желанно мне.
                Раны исцели,
                Жизни свет пролей.
                Я прошу верни, что так желанно мне,
                Желанно мне…

Мультфильм "Рапунцель: Запутанная история" (2010)

   «Рапунцель: Запутанная история» (англ. Tangled) — американский полнометражный анимационный фильм режиссёров Натана Грено и Байрона Ховарда, снятый по мотивам сказки братьев Гримм «Рапунцель», в 2010 году. Премьера фильма состоялась 24 ноября (в России 25 ноября) 2010 года. Рапунцель является 10-й по счётудиснеевской принцессой. Это 50-й полнометражный анимационный фильм студии Walt Disney Pictures, на сегодняшний день являющийся самым дорогим фильмом подобного вида: его бюджет составил 260 млн $.Это первый трехмерный мультфильм Дисней, сделанный в классическом стиле.

   Однажды на землю падает волшебная солнечная капля, впоследствии чего появляется волшебный цветок, способный возвращать и сохранять вечную молодость и красоту. Этот цветок находит злобная и хитрая старушка, известная как матушка Готель, и использует дар солнца для того, чтобы сохранять молодость. Тем временем в соседнем королевстве случается беда — опасно заболевает беременная королева, и только волшебный цветок может спасти её от смерти. Цветок находят, и с его помощью королева исцеляется, а затем у неё рождается дочь — принцесса по имени Рапунцель, волосы которой унаследовали волшебный дар солнца.

   Но вскоре матушка Готель прокрадывается в замок, желая обрести вечную молодость, и похищает малютку. С тех пор Рапунцель начала расти под замком, в старой башне, слушая рассказы матушки Готель о том, что мир — ужасное место, и не зная, что она на самом деле принцесса. Каждый год в день рождения Рапунцель в королевстве проводился фестиваль летающих фонариков в память о потерянной принцессе. Рапунцель видела огни из окна в каждый свой день рождения и мечтала посмотреть на них вблизи.

   За день перед своим 18-летием Рапунцель просит матушку Готель отвести её к тому месту, откуда запускают фонарики, но последняя отказывает ей. В это время вор Флин Райдер, спасаясь от погони гвардейцев и королевского коня Максимуса, случайно находит башню Рапунцель и заходит внутрь. Но Рапунцель, запуганная матушкой Готель, берёт его в плен и понимает, что она не так уж беззащитна. Спрятав сумку с короной, украденной Райдером, Рапунцель обещает Флину вернуть ему сумку, если он отведёт её к фонарикам. Ему приходится согласиться, и во время путешествия с ними случается много интересных приключений:

• знакомство с разбойниками в таверне «Сладкий Утёнок»;
• встреча с Максимусом;
• спасение от погони гвардейцев и бывших подельников Флина — братьев Граббингстон.

   В результате мечта Рапунцель исполняется — она попадает на фестиваль летающих фонариков.

   В ходе путешествия Флин и Рапунцель начинают доверять друг другу.

   Флин рассказывает свою историю и открывает Рапунцель своё настоящее имя — Юджин. Между ними возникают тёплые романтические чувства. Тем временем матушка Готель находит спрятанную корону и начинает строить планы по возвращению Рапунцель. Братья Граббингстон, желающие поквитаться с Райдером, соглашаются помочь матушке Готель. Она находит беглецов и передаёт корону Рапунцель, пытаясь убедить её, что Флин всего лишь хочет вновь обрести корону, а Рапунцель ему безразлична.

   Рапунцель отказывается верить Готель и решает вернуть корону Юджину. Тогда он решает отдать уже бесполезную для него корону братьям Граббингстон, но оказывается в ловушке: Граббингстоны устраивают так, чтобы Юджин отправился в тюрьму, а Рапунцель поверила в его предательство. Они пытаются схватить Рапунцель, но Готель обманывает их и «спасает» девушку. Последней ничего не остаётся, как признать полную правоту матушки Готель насчёт окружающего мира и вернуться с ней в башню. Сам Юджин оказывается в тюрьме, и его приговаривают к смертной казни, но его спасают Максимус и разбойники из таверны, и юноша отправляется к башне Рапунцель.

   В то же время Рапунцель внезапно понимает, что она — пропавшая принцесса. Она не разрешает больше матушке Готель пользоваться её волосами и планирует сбежать, но та удерживает Рапунцель силой. Вскоре Юджин находит башню и забирается в неё, но Готель наносит ему смертельную рану в живот. Рапунцель соглашается служить матушке Готель, если та позволит вылечить Юджина силой волшебных волос. Но Юджин, поняв, что без волос Рапунцель не будет нужна Готель, отрезает ей волосы, и Готель становится старухой, приобретая свой истинный облик. Оступившись, она выпадает из окна башни. Тем временем Юджин умирает от раны, но Рапунцель удаётся исцелить его своей слезой. Юноша оживает и отвозит девушку к её настоящим родителям — королю и королеве.

По материалам Википедии

  Вот такие сюжеты о девушке с золотыми волосами. В мультфильме девушка уже не из простого, а королевского рода. Эти сюжеты адаптированы под современность и более гуманные, а оригинал  сказки в старые времена был более жестоким.


— Ну а если эта мечта сбудется, что мне потом делать?
— Когда одна мечта сбылась, ты отправляешься за новой
Прикрепления: 8370960.jpg(80.1 Kb)
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 6:07 PM | Сообщение # 58
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Золото моих волос…
Марина Цветаева


Золото моих волос
Тихо переходит в седость.
— Не жалейте! Всё сбылось,
Всё в груди слилось и спелось.

Спелось — как вся даль слилась
В стонущей трубе окрайны.
Господи! Душа сбылась:
Умысел твой самый тайный.

* * *
Несгорающую соль
Дум моих — ужели пепел
Фениксов отдам за смоль
Временных великолепий?

Да и ты посеребрел,
Спутник мой! К громам и ды́мам,
К молодым сединам дел —
Дум моих причти седины.

Горделивый златоцвет,
Роскошью своей не чванствуй:
Молодым сединам бед
Лавр пристал — и дуб гражданский.

Между 17 и 23 сентября 1922
Источник  https://ru.wikisource.org/wiki/Золото_моих_волос_(Цветаева)
Прикрепления: 3848822.jpg(83.6 Kb)
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 10:34 PM | Сообщение # 59
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline

Иллюстратор Ростислав Попский

Златовласка
Чешская сказка


Давным-давно одной страной правил старый, злой и сварливый король. Как-то раз пришла к нему во дворец торговка и принесла в корзине свежую рыбу необычного вида.
— Купи эту рыбу, король, — сказала она. — Не пожалеешь.
Король с недоверием посмотрел на рыбу.
— Не ядовитая? — спросил он.
— Что ты! — испугалась торговка. — Прикажи эту рыбу зажарить.
Как съешь её, будешь понимать разговор всех зверей, рыб и птиц. Будешь самым умным королём на земле.
Королю понравилось предложение торговки, и он купил рыбу, заплатив столько, сколько она запросила, хотя был весьма скупым и жадным.
«Буду я самым умным королём на свете и завоюю весь мир!» — думал он с радостью.
Позвал он своего слугу, молодого Иржика, и приказал ему зажарить рыбу к обеду.
— Но имей в виду, если съешь хоть один кусочек, отрублю тебе голову, — сказал король Иржику.
Удивился Иржик, к чему такая строгость, а когда принёс рыбу на кухню, поглядел на неё, ещё больше удивился. Никогда он не видел такой рыбы! Каждая чешуйка светится разноцветными огнями. Жалко чистить и жарить такую красоту.
Жарит Иржик рыбу и никак не может понять, готова она или нет. Рыба не румянится, не покрывается корочкой, а становится прозрачной.
«Как узнать, готова она или нет? — подумал Иржик. — Надо попробовать».
Взял кусочек, пожевал и проглотил — как будто готова. Жуёт и слышит тоненькие голоса:
— И нам кусочек! И нам кусочек!
Оглянулся Иржик. Никого нет. Только мухи летают над блюдом с рыбой.
«Так! — подумал Иржик. — Кажется я кое-что начинаю понимать насчёт этой рыбы».
Взял он блюдо с рыбой и поставил на окно, чтобы рыба остыла. А за окном идут через двор гуси и тихонько гогочут. Прислушался Иржик и слышит, как один гусь спрашивает:
— Куда пойдём? Куда пойдём?
А другой отвечает:
— К мельнице, на ячменное поле! К мельнице, на ячменное поле!
«Теперь я понимаю, что это за рыба, — подумал Иржик. — Пожалуй, следует съесть ещё кусочек».
Съел он второй кусок, затем разложил рыбу на серебряном блюде, посыпал зеленью и понёс королю.
С тех пор Иржик стал понимать, о чём говорят друг с другом животные. Понял он, что жизнь у них столь же непростая, как и у людей. Стал Иржик жалеть животных и старался помочь каждой даже самой маленькой зверюшке, если попадала она в беду.
После обеда король приказал подать двух верховых лошадей, и они с Иржиком отправились на прогулку. Король ехал впереди, а юный слуга — следом за ним. Конь Иржика рвался вперёд, и молодой человек с трудом его сдерживал. Вдруг конь заржал, и Иржик понял его.
— Иго-го! — ржал конь. — Давай, брат, поскачем во весь опор и перенесёмся одним махом через эту гору.
— Хорошо бы, — отвечал ему конь короля, — но на мне сидит этот старый дуралей. Ещё свалится и сломает шею. Нехорошо получится — всё-таки король.
— И пусть ломает шею, — сказал конь Иржика. — Будешь возить молодого короля, а не эту развалину.
Иржик тихо засмеялся. Но король тоже понял разговор коней, оглянулся на Иржика и спросил:
— Ты чего смеёшься, нахал?
— Вспомнил, ваша королевская милость, как сегодня на кухне два маленьких поварёнка таскали друг друга за волосы.
— Смотри у меня! — с угрозой сказал король.
Конечно, он не поверил Иржику и решил найти повод, чтобы избавиться от него.
Во дворце король приказал Иржику налить себе стакан вина. Было это вино привезено из-за моря и обладало чудесными свойствами — продляло оно жизнь старого короля.
— Только смотри, если прольёшь хоть каплю, прикажу отрубить тебе голову!
Иржик взял кувшин с вином и стал осторожно лить его в стакан. В это время в окно влетели два воробья. Летают по комнате и дерутся. Один воробей держит в клюве три золотых волоса, а другой пытается их отнять.
— Отдай! Они мои!
— Не дам! Я их подхватил, когда красавица расчёсывала золотые косы. Таких волос нет ни у кого на свете. Не дам! За кого она выйдет замуж, тот будет самым счастливым.
Воробьи вылетели за окно, продолжая схватку. Но один золотой волос упал на каменный пол и зазвенел, как колокольчик. Иржик оглянулся и... пролил драгоценное вино.
— Ага! — крикнул король. — Теперь прощайся с жизнью, Иржик!
Король обрадовался, что Иржик пролил вино и теперь можно будет от него избавиться. Король подозревал, что Иржик, несмотря на его запрет, всё-таки ухитрился съесть немного волшебной рыбы. А это значит, что он будет опасным соперником для короля.
И тут королю внезапно пришла в голову удачная мысль.
Он указал на золотой волос и сказал:
— Хорошо. Я тебя помилую, но при одном условии. Найди девушку, которая потеряла этот золотой волос, и приведи её мне в жёны. Бери волос и отправляйся.

Взял Иржик золотой волос, снарядился в путь и выехал на коне из города. Куда ехать, не знает. Отпустил он тогда поводья, и конь пошёл по самой пустынной, заросшей травой дороге.
Дошла дорога до высокого тёмного леса. Видит Иржик, на опушке горит сухой куст. А под кустом — муравейник. Муравьи бегают, суетятся, пытаются спасти из муравейника всё ценное.
Слышит Иржик, как кричат ему муравьи:
— Помоги, Иржик! Спаси! Горим!
Иржик срубил куст и погасил пламя. Муравьи окружили его, шевелят усиками, кланяются и благодарят:
— Спасибо тебе, Иржик. Век не забудем твоей доброты! А если понадобится тебе помощь, можешь расчитывать на нас — мы за добро отплатим.
Отправился Иржик дальше. Въехал он в тёмный лес. Слышит, жалобно кто-то пищит. Присмотрелся и увидел под высокой елью двух выпавших из гнезда воронят.
— Помоги, Иржик! — пищат воронята. — Покорми нас! Умираем с голоду! Мать с отцом улетели, а мы ещё летать не умеем.
Достал Иржик из своей походной сумки весь свой хлеб и оставил воронятам. Пусть кормятся.
— Кар-р, Ир-ржик! Ка-р-р! — весело закричали воронята. — Мы тебя за это отблагодарим!
Двинулся дальше Иржик. Долго ехал глухим лесом, пока не выехал к морю. Смотрит, на берегу спорят два рыбака. Попалась одному в сеть золотая рыба, а другой требует эту рыбу себе.
— Моя сеть, — кричит первый рыбак. — Значит, и рыба моя!
— А лодка чья? — отвечает ему другой рыбак. — Без моей лодки ты бы сеть не закинул!
Рыбаки кричали друг на друга всё сильнее, и дело кончилось бы дракой, если бы не вмешался Иржик.
— Бросьте шуметь! — сказал он рыбакам. — Продайте мне эту рыбу, а деньги поделите между собой.
Иржик отдал рыбакам все деньги, что получил от короля на дорогу, взял золотую рыбу и бросил в море. Рыба высунула голову из воды и говорит:
— Спасибо тебе, Иржик. Как понадобится тебе моя помощь, ты меня позови. Я приплыву.
Иржик сел на берегу отдохнуть, а рыбаки его спрашивают:
— Куда путь держишь, добрый человек?
— Да вот ищу невесту для своего старого короля. Приказал достать ему в жёны красавицу с золотыми волосами. А где её найти?
Переглянулись рыбаки.
— Ты нас помирил, а мы поможем тебе. Красавица с золотыми волосами на всём свете одна — дочь нашего короля. Вон видишь на море остров, а на острове — хрустальный дворец. Вот там она и живёт.
Каждый день на рассвете она расчёсывает волосы. Тогда занимается над морем такая золотая заря, что мы просыпаемся от неё и знаем, что пора на ловлю. Мы перевезём тебя на остров. Только вот узнать эту красавицу почти невозможно.
— Это почему же? — спрашивает Иржик.
— А потому, что у короля двенадцать дочерей, а золотоволосая одна. И все двенадцать принцесс одеты одинаково. И у всех на головах одинаковые покрывала. Волос под ними не видно. Так что дело твоё, Иржик, трудное.
Перевезли рыбаки Иржика на остров. Пошёл он прямо в хрустальный дворец к королю, поклонился ему и рассказал, зачем прибыл на остров.
— Хорошо! — сказал король. — Отдам дочь замуж за твоего короля. Но за это ты должен три дня выполнять мои условия. Идёт?
— Идёт! — согласился Иржик.
— Пойди поспи, отдохни. Мои условия непростые. Их с ходу не выполнишь.
Хорошо спалось Иржику! Всю ночь в окна дул тёплый ветер, шумел прибой, и изредка залетали в комнату мелкие солёные брызги.
Встал утром Иржик, явился к королю. Король ему говорит:
— Вот тебе моё первое условие. Носила моя золотоволосая дочь на шее ожерелье из жемчуга. Оборвалась нитка, и все жемчужины рассыпались в густой траве. Собери их все до единой.
Пошёл Иржик на лужайку, где принцесса рассыпала жемчуг. Трава на ней по пояс и такая густая, что земли под ней не видно.
— Эх, — вздохнул Иржик, — были бы здесь друзья-муравьи, они бы мне помогли!
Вдруг слышит писк в траве, будто сотни каких-то крошечных человечков возятся около его ног.
— Мы здесь! Мы здесь! Чем тебе помочь, Иржик? Жемчужины собрать? Это мы мигом!
И муравьи тотчас стали носить к ногам Иржика жемчужину за жемчужиной. Иржик едва успевал нанизывать их на нитку. Собрал он всё ожерелье и понёс королю.
Король пересчитал жемчужины и сказал:
— Всё верно. Ты выполнил условие. Завтра дам тебе задачку потруднее.
Приходит Иржик к королю на следующий день. Король ему и говорит:
— Купалась моя золотоволосая дочь в море и уронила золотой перстень. Даю тебе всего один день, чтобы ты его достал.
Пришёл Иржик к морю и чуть не заплакал. Море перед ним лежало такое синее и такое глубокое, что даже подумать страшно.
— Эх, — говорит Иржик, — была бы тут золотая рыба, она бы меня выручила!
И вдруг из глубины всплыла золотая рыба.
— Не грусти! — сказала она Иржику. — Видела я только что щуку с золотым перстнем на плавнике. Я его для тебя добуду.
Долго ждал Иржик, пока наконец не выплыла золотая рыба с перстнем.
Иржик взял перстень, поблагодарил её и пошёл во дворец.
— Что ж, — сказал король, — ловкий ты, видно, человек. Завтра приходи за последней задачей.
А последняя задача была самой трудной. Нужно было принести королю живой и мёртвой воды.
Опечалился Иржик: «Где взять волшебной воды?»
Пошёл он куда глаза глядят, дошёл до тёмного леса, остановился и подумал: «Были бы здесь мои воронята, они бы...»
Не успел он подумать, слышит над головой шелест крыльев, карканье и видит: летят к нему воронята. Рассказал им Иржик про живую и мёртвую воду.
Воронята улетели, долго их не было, а потом принесли они Иржику в клювах две фляжки с живой и мёртвой водой.
— Карр, карр, берри Иррржик! Карр!
Взял Иржик фляжки и пошёл к хрустальному дворцу. Вышел на опушку и остановился.
Между двух деревьев паук сплёл паутину, поймал в неё муху, убил и сосёт мушиную кровь. Брызнул Иржик на паука мёртвой водой. Паук тут же сложил лапки и упал на землю. Тогда Иржик брызнул на муху живой водой. Муха ожила, зажужжала, разорвала паутину и улетела. А улетая, сказала Иржику:
— На своё счастье ты меня оживил. Я тебе помогу 3латовласку узнать.
Принёс Иржик королю живую и мёртвую воду. Король сначала не поверил, но испробовал мёртвую воду на старой мыши, что бежала через дворцовую комнату, а живую воду — на засохшем цветке в саду и обрадовался.
Взял он тогда Иржика за руку и отвёл в белый зал с золотым потолком. Посреди зала стоял круглый хрустальный стол, а за ним на хрустальных креслах сидели двенадцать красавиц-принцесс, до того похожих одна на другую, что Иржик только рукой махнул. Как тут узнать, которая из них Златовласка?! На всех одинаковые длинные платья, а на головах одинаковые белые покрывала, а из-под них не видно ни волоска.
— Ну, выбирай, — говорит король. — Угадаешь — твоё счастье! А нет — уйдёшь один.
Иржик поднял глаза и вдруг слышит — жужжит что-то у самого уха.
— Ж-и-и-и, иди вокруг стола. Я тебе подскаж-жу.
Взглянул Иржик: летает над ним маленькая муха. Иржик медленно пошёл вокруг стола, а королевны сидят, потупившись. И у всех одинаково щёки зарделись. А муха жужжит и жужжит:
— Не та! Не та! Не та! А вот эта — она, Златовласка!
Иржик остановился, сделал вид, как будто сомневается, а потом сказал:
— Вот золотоволосая принцесса!
— Твоё счастье! — сказал король. — Угадал!
Принцесса вышла из-за стола, сбросила белое покрывало, и её золотые волосы рассыпались по плечам. И сразу же весь зал заполнился блеском от этих волос, как будто солнце отдало ей свой свет.
Взглянула принцесса на Иржика и отвела глаза. Такого красивого и статного юноши она раньше не встречала. Сердце у принцессы тяжело билось, но отцовское слово — закон. Придётся ей идти замуж за старого, злого короля!
Повёз Иржик Златовласку своему господину, старому королю. Всю дорогу берёг её, следил, чтобы не спотыкался её конь, чтобы холодная капля дождя не упала на её плечи. Грустное это было возвращение. Иржик полюбил золотоволосую принцессу, но не мог ей об этом сказать.
Старый король захихикал от радости, когда увидел красавицу, и приказал быстро готовить свадьбу. А Иржику сказал:
— Хотел я тебя повесить на сухом суку за ослушание. Но за то, что ты нашёл мне невесту, объявляю тебе королевскую милость. Вешать я тебя не буду, а прикажу отрубить голову и похоронить с почётом.
Наутро отрубили Иржику голову. Зарыдала Златовласка и попросила отдать ей тело и голову Иржика. Король засомневался, но не решился отказать невесте.
Златовласка приложила голову к телу, побрызгала живой водой — голова приросла, даже следа не осталось. Побрызгала она Иржика второй раз — и ожил он ещё более красивый, чем был до казни.
Увидел король Иржика и прямо-таки остолбенел. Его казнённый накануне слуга не просто ожил, но стал ещё и очень красивым! Король тут же решил извлечь из этого выгоду. Позвал палача и приказал:
— Отруби мне голову! А потом пусть Златовласка побрызжет на меня чудесной водой. И я тоже оживу молодым и красивым.
Палач немедля отрубил голову старому королю. Однако воскресить его не удалось. Зря только вылили на него всю живую воду. Должно быть, было в короле столько злости, что живая вода не смогла помочь.
Похоронили короля без слёз. А поскольку стране нужен был умный и добрый правитель, выбрал народ правителем Иржика. А Златовласка стала женой Иржика, и прожили они долгую и счастливую жизнь.
Так и кончилась эта сказочная история о том, как на добро отвечают добром, и как злой король потерял свою голову.

(Пересказ М. К. Антошина)

Источник  https://ped-kopilka.ru/semeina....ka.html
Прикрепления: 1918385.jpg(192.0 Kb)
 
СказочницаДата: Воскресенье, 2021-02-07, 10:55 PM | Сообщение # 60
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1294
Статус: Offline


Порода

   Иногда вижу на улице  йорков… Как-то в поезде ехали в компании двух очаровательных собачек, мамы и дочки, с удивительным окрасом – золото и серебро волос (у йорков не шерсть, а волосы, которые по своей структуре похожи на волосы человека), и их молодой хозяйкой, увлеченно рассказывающей о своих любимцах, призёрах разных состязаний служебных собак и выставок. Очень умные собачки, добросовестно исполняющие служебный долг (одна из них обучена находить наркотики), умеющие достойно себя вести в любом обществе. Одним словом, настоящие королевы! Удивительно, как природа рождает такую красоту?

   Блеск золота и серебра в окраске – игра генов и королевский уход!
 
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Семь Морей » Золотое Царство (путешествие по золотым волнам)
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет


Беседы Форума - Зал 1

Сказки Ковчега

Дуэты поэтов
Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Лара Фай-Родис, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные публикаторы: Сказочница, Просто_Соня
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега