Среда, 2024-06-12, 8:40 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Храмы Ковчега! Вход День Сказочника! Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: bragi  
Экскурсии
bragiДата: Четверг, 2023-12-14, 8:46 AM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1302
Статус: Offline
Экскурсия в Париж (Николина Вальд) / Проза.ру (proza.ru)

Экскурсия в Париж

Николина Вальд

В родном советском городе Одессе, следуя эдак лет 25 тому назад каждый день на работу по главной артерии приморского города по хорошо известной, не побоюсь громкого  слова, знаменитой улице Де Рибаса, которую сотни раз топтали великие люди, в том числе известный поэт из дворянской среды Александр Пушкин, я, проходя под фигурой смотрящего в туманную даль Понтийского моря Дюка де Ришелье, представляла Францию страной волшебного сказочного царства, а Париж, названный именем народности паризиев, живших всего-то на крошечном островке Л’иль де ля Ситэ, находящемся в середине крошечной по сибирским меркам и понятиям речушки Сены, был моей несбыточной мечтой. Но я, с детства запоем читавшая и перечитывавшая „невыездного“ по собственному желанию  из Франции, а позже из Парижа гениального фантазёра Жюль Верна, письменные творения неуклюжего толстяка Александра Дюма (отца), повзрослев, взялась за чтение романов покорителя женских и мужских сердец рослого и могучего красавца еврейского происхождения автора книг Лэ Руа Моди (в переводе «Проклятые короли») и множества других произведений Мориса Дрюона. К тому же следует добавить к названной когорте страдальца угнетённых и поруганных (исключая Дамское Счастье) героев Эмиля Золя, Анны и Сержа Голон, соавторов серии романов об Анжелике, прозябавшего в бедности толстяка Оноре де Бальзака, мужественной дворянки, любовницы знаменитостей, официальной жены худосочного великого композитора Фредерика Шопена, Жорж Санд (Аврора Дюпэн), хитрого и умного писателя-философа, друга Российской императрицы Екатерины Второй,  Вольтера, красочного трагика и романтика Виктора Гюго, очаровательную и плодовитую, ныне здравствующую почти столетнюю писательницу (102 романа и другие работы) Жюльетту Бенцони (Juliette Mangin), которая гораздо ближе подходит к предлагаемым историческим событиям, чем вышеупомянутые авторы, конечно же, обращалась и к справочной литературе. Ну вот, наконец, случилось! Жизнь, улыбнувшись, дала нам шанс. У меня с мужем, появилась возможность  побывать в этом удивительном городе, воспетым во все века поэтами, художниками, писателями, трубадурами и народно-мировой молвой. «Увидеть Париж и умереть!» - бородатая поговорка замкнутых в ограниченно-убогом пространстве советских граждан.
Прилетевшие из-за океана к нам в гости дочь с сынишкой решили присоединиться, чтобы поехать в Париж.
Случилось! Примчали, приехали. Париж-Париж, высоко паришь! Единственный негатив, который меня разочаровывал, это скороспелые гиды-экскурсоводы. Немножко расскажу.
– Перед нами гора Монпарнас, которая переводится с греческого языка как гора богов, – многозначительно и уверенно поглядывая на туристов, сказала экскурсовод. В автобусе все согласно промолчали.
– Как это гора богов? – опешила я. – На Парнасе обитали нимфы с Пегасом. Единственный бог, который был на этой горе частым гостем – известный ловелас Аполлон, который на этой горе «пас» нимф. Да и, пожалуй, у любвеобильного Зевса там изредка адюльты случались. А известные нам девять муз: Каллиопа, Эвтерпа, Эрато, Мельпомена, Талия, Терпсихора, Клио, Урания и Полигимния,  постоянные спутницы Аполлона, были дочерьми Зевса и богини памяти Мнемосины.  А та гора богов называется не Парнас, а Олимп.
– Девушка, значит, так переводится на французский язык, и не мешайте другим. Люди приехали раз в жизни, чтобы посмотреть Париж, а не слушать лекции!
Я помолчала, чтобы не разжигать спор и не мешать «озирающимся» по сторонам людям полюбоваться городом Парижем. Однако, потом, при переезде автобуса с одного места на другое, всё-таки спросила:
–  А где находится знаменитая Гревская площадь?
–  Наш водитель всё знает, и мы не потеряемся. Точно не могу сказать.
–  Вы разве не читали «Анжелику»? Там…
–  Не читала.
Нас повезли в Версаль. Мы посетили загородный особняк парижских королей, построенный по заказу Людовика ХIV – короля Солнце.

Горели в замке ярко свечи,
И залы роскошью цвели,
Жаль, эфемерна будет встреча
В раю…, где жили короли.

Когда экскурсовод в Версале заявила, что Екатерина Медичи – мать Гизов, я не выдержала:
–  Что же вы всё путаете и перевираете!?
И после этого я с жаром выдала всю историю Франции, которой я с таким вожделением зачитывалась в застойные, как в шутку тогда называли «застольные», годы моей молодости, когда кругом была сплошная серость, когда в газетах с партийным жаром клеймили некоторую часть молодёжи, не желающую ни учиться, ни трудиться на благо Родины и  интересующейся только импортными тряпками. Гневно осуждались слова одной школьницы, которая после просмотра французского фильма «Анжелика и король» пришла домой и заявила матери:
–  Мы не живём, а существуем. Дай мне пять рублей – пойду в бар, побалдею!»
После моего пылкого «выступления», экскурсовод безо всякой обиды сказала моему мужу:
–  У вас не жена, а живая энциклопедия!
Не знаю, что было бы, но у девушки-гида, к счастью, оказался лёгкий, не скандальный характер.

Парк близ Версаля высшей марки
Туристов взоры восхищал,
Когда-то в этом славном парке
Король и двор его гулял.

Потом нас повезли на площадь Согласия (Place de la Concorde) и в Дом инвалидов (Hotel des Invalides). Мы провели ночь в двухместном номере отеля.
На следующий день экскурсия в Лувр.  Мне говорили, что в этом дворце висит картина Леонардо да Винчи – Джоконда. И что к ней лучше не подходить, так как от неё идёт такая сильная энергетика, что может запросто разбить семейные пары. Мне всегда казалось, что я обладаю паранормальными, сказать проще, резервными способностями и просто не развивала их дальше, однако, иногда могу сосредоточиться, настроиться и что-то почувствовать. Так вот, подойдя к этой картине, я вообще никакой энергетики не почувствовала. Но зато чуть дальше я почувствовала живую картину, которая излучала сильные флюиды. Я спросила нашего экскурсовода. Оказалось, что Мона Лиза в зале не висит, а вместо неё…копия, а настоящая хранится под замком в хранилище. А на картине, от которой я почувствовала сильную энергетику, художник нарисовал свою возлюбленную.
Нас возили по Елисейским полям, познакомили с Мулен Руж Moulin Rouge, садом Тюильри, знаменитой Триумфальной аркой, воспетой в романе Э.М.Ремарка.
Перед походом на Монмартр начался дождь, мы надели дождевики и поднялись на гору.

Устроил группе дождь погоню,
И на Монмартре отыскал,
Откуда чудом на ладони
Во всей красе Париж предстал!...

Сначала мы посетили роскошную Базилику Сакрэ-Кёр, её архитектуру и внутреннее убранство, потом прошли на площадку, где расположились со своими творениями художники. У меня раздулись ноздри от вожделения. Десять лет я провела в Одесском Горсаду среди местной художественной элиты. Мы все были членами клуба непрофессиональных художников, и во времена Перестройки мы не хныкали, а чтобы выжить выставили свои изделия на продажу. Я была художником-прикладником, то есть народным умельцем: вышивала, шила кукол в русских и украинских национальных одеждах, плела женские украшения из бисера. Мой муж натягивал и грунтовал холсты, на которых дочери  рисовали картины, покупал заготовки детских балалаек, пасхальных яиц, шкатулок, которые они расписывали, а он потом лакировал. Утром перед своей работой муж приводил меня в Горсад, расставлял стол стенд, потом бежал на работу, а вечером после работы забирал меня домой. Дома я строчила на швейной машинке заготовки для кукол, а в Горсаду выполняла ручную работу. Приезжавшие в Одессу иностранные туристы фотографировали меня за работой, а затем покупали изделия. У меня ещё была одна хитрость, Я говорила, что балалайки расписывают мои дочери. Покупатели удивлённо смотрели на меня, а когда я показывала фотографию взрослых дочек. Их удивлению не было предела и всё продавалось на ура. Откуда они могли знать, что мои «дочери» младше меня… на десять лет. Когда я вышла замуж за их папу я стала мамой и бабушкой одновременно.
– Ты самая первая бабушка в нашем классе! – воскликнул мой одноклассник, когда увидел меня в среде художников, во время посещения Горсада.
Но их удивительное сходство со мной сомнений не вызывало.
Я с вожделением слушала рассказы одной одесской художницы, расписывавшей матрёшки о поездке её подруги в одну французскую деревню. Там сдаются домики для художников и умельцев со всего мира на туристический сезон. В этих домиках нужно жить и работать на виду у приехавших туристов. Тогда они  покупают у мастеров понравившиеся им изделия. Её знакомая тоже шила кукол. А однажды, у одного  из мастеров порвались брюки, которые он попросил зашить английскую мастерицу, но получил в ответ отказ, так как у неё каждый час отмеряется в долларах. А русская кукольница ему тотчас же зашила, за что была приглашена им на барбекю. Где находится эта фантастическая деревня моей мечты, до сих пор не ведаю.
Мои воспоминания прервали слова нашего экскурсовода:
–  На Монмартре выставляют свои полотна только парижские художники. Иногородних они в свою среду не допускают.
–  Позвольте возразить! – опять заспорила я. – Один из наших коллег,  имевший возможность посетить Париж повёз на продажу свои пейзажи с видами моря. Чтобы таможня к нему не придралась он их оставил недописанными, а для неграмотных таможенников эти недописанные творения были нечто вроде хлама. А уже на Монмартре художники, узнав откуда он прибыл, помогли ему с подрамниками и рамками.
–  Это было когда-то, а теперь по другому! – заспорила со мной экскурсовод. – Я жена русского посла и мы живём в Париже.
Но во время следующей экскурсии мы оказались на площади, где русские художники продавали свои сувениры – палех, матрёшки, балалайки, хохлому, пасхальные яйца. Увидев своих русских коллег, я вступила с ними в разговор, но мой муж меня оттащил, чтобы снова не бередить мои воспоминания. Так как в настоящее время, в связи с новыми жизненными обстоятельствами наша творческая деятельность закончилась. Только на стенах нашей квартиры всё ещё висят недопроданные картины, и последняя балалайка, а в шкафу: русские и украинские костюмы, коллекция изделий из бисера, кукол, хохломы, матрёшек и вышивок, в память о былом. Иногда меня просят со своей коллекцией выступить на каком-нибудь вечере. И я, развесив на стендах свои работы, облачившись в народный костюм рассказываю о народных традициях, пою песни, и могу даже сплясать, если требуется.  Но в последние годы и на это уже упал ажиотаж. Никому ничего не надо. А я сижу за компьютером и выливаю в стихи и рассказы всю свою творческую энергию.
Нас предупреждали экскурсоводы не брать дарственных роз у предлагавших их туристам чернокожих жителей Парижа, так как потом они потребуют за это деньги, а если не получат, то могут даже ударить по лицу. Когда «цветочники» начали приставать к дочери с просьбой принять цветок, купить набор открыток, а она отказалась, они полюбопытствовали, откуда она такая. Когда она ответила «Раша», они пулей смылись от нашей группы.
Потом Поездка в Нотр Дам де Пари (Notre Dame de Paris) –Собор Парижской Богоматери.
Около Собора Парижской Богоматери я увидела двух пожилых французов. Один из них кормил воробьёв, другой голубей, и не просто эти птички стаями садились на их руки. Увидев мои удивлённые глаза, один из них дал мне кусочек хлеба. Я раскрыла с хлебом ладонь, и тут же голуби облепили мою руку. Я была в неописуемом восторге. После дочь с внуком захотели перекусить в забегаловке небольшого кафе недалеко от Собора. Это было не чувство голода, а просто желание отметится в парижском кафе. В это время в кафе зашла большая собака с ошейником. Дочь погладила её и отдала ей свой гамбургер. После того как мы вышли из кафе и дошли до конца квартала, собираясь пересечь дорогу,  оглянувшись назад мы увидели, что собака  идёт за нами следом, с явным желанием, чтобы мы её усыновили. Пришлось вернуться в кафе и попросить официанта, чтобы он о ней позаботился, так как с собой мы её явно взять не можем, так как нас с ней не пустят ни в автобус, ни через границу.
Дальше следовала поездка к знаменитой Эйфелевой башне, а потом в парижские небоскрёбы – Ля Дефанс (La Defense).
Нам экскурсовод, еще в автобусе перед въездом в Париж, рассказала о группе румын, которые подбегали к подъезжающим к Парижу машинам с туристами с остро-наточенным гвоздём, и с угрозой поцарапать им стекло машины, доят с них по 5 франков у перекрёстков. И вообще, держите уши остро, так как Париж наводнён ворами и мошенниками, которых из-за демократии власти не могут привлечь к ответу.
Во время нашего путешествия по Сене мы это испытали. Пока наша группа находилась на палубе катера перед выходом и любовалась живописными берегами Сены, наш водитель вышел на секунду из ожидавшего нас автобуса, чтобы проверить и протереть задний номер, запачканный грязью, и протёр его. Когда он вернулся в автобус, обнаружил, что дверца открыта. А вернувшаяся группа узнала о пропаже денег у водителя, мобильника у экскурсовода и сумочку у пассажира на переднем сидении, в которой были ключи и пластмассовая карточка для визита к врачам.
Но после двух дней парижского рая с небольшой группкой из нашей туристической группы случилась история. Наши экскурсоводы нам говорили, что если мы заблудимся в Париже, нужно подойти к любому французу и сказать ему «У-у», и он тогда нас отведёт в отель. Даже приводили пример одной склерозной дамы, которая потерялась в Париже, но после трёх дневного посещения Рима, возвратившись в Париж, её нашли.
Один шустряк из нашей группы накануне отъезда предложил пойти ночью к Эйфелевой башне и насладиться её ночными красотами в огнях. Собрав группку таких же умников, он повёл их к Эфейлевой башне. А когда, налюбовавшись её красотами, они захотели вернуться в гостиницу, то, увы, не могли найти к ней дорогу. Они ходили до утра по ночному Парижу, и каждому встречному говорили «У-у». Но никто их не понимал. Тогда «зачинщик» попробовал объясняться на русском, немецком, идише и его тоже никто не мог или не хотел понимать. Пока наконец-то измученные горе-путешественники наткнулись на болгарина, который понимал русский, и тот отвёл их в гостиницу, от которой они находились в трёх остановках пути.
Чтобы не удлинять и не загромождать рассказ о нашей поездке в вожделенную для всех романтиков столицу мира, сделаем паузу.


Сообщение отредактировал bragi - Четверг, 2023-12-14, 8:47 AM
 
bragiДата: Суббота, 2024-05-18, 1:48 PM | Сообщение # 2
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1302
Статус: Offline
Экскурсия в Лондон (Николина Вальд) / Проза.ру (proza.ru)


Экскурсия в Лондон

Николина Вальд

Весной, мы решили посетить Лондон. Историей английских королей я интересовалась не меньше, чем французскими монархами. Но в этот раз нашим гидом оказался старец – 79-летний провожатый, которого дедом называть язык не поворачивается, так он был очень активный, даже чересчур. Мы ехали от русскоязычного экскурс-бюро «Галерея-Райзен», находящгося в городе Кёльне, которое, набрав в Кёльне группу туристов, заезжала за остальными туристами и гидом в столичный город Дюссельдорф.  Нам предстояло провести ночь в автобусе, с которого мы, доезжая до Ла-Манша, пересаживались вместе с автобусом на паром, чтобы встретить рассвет на границе города Лондона. Все попытки «покимарить» ночью в автобусе у меня закончились неудачами, так как гремели магнитофонные музыкальные записи, под которые наш гид всю дорогу во весь голос бубнил с водителем. А за нами на сиденье оказалась одна немолодая чета из города Бонна.  Эта престарелая «красотка» всё время ныла своему мужу о болячках, неудачах, обидах на гида, который называл нам довольно крупные суммы за экскурсии, о которых в бюро-райзен нас не предупредили. Да и автобус обещали большой с туалетом, а дали такой маленький, что еле ноги помещаются. А теперь ещё придётся в Лондоне платить за каждое посещение туалета. Потом её нытьё обернулось в мою сторону за то, что я опустила своё сидение. Но тогда уж я ей выдала, что, если ей мешает моё опущенное сиденье; то пусть опустит своё. А мне она своим нытьём мешала вздремнуть. Ночью нужно спать, чтобы утром были силы для экскурсии. С таким её настроением нужно было сидеть дома и смотреть экскурсии по цветному телевидению, а не разъежать туристами.
– О, господи! – запричитала хнычкаущая дама, затем, правда, замолчала.
Когда мы подъехали к переправе Па-де-Кале и вышли, чтобы таможня проверила наши документы, я сказала экскурсоводу, чтобы он в ночное время немножко поумерил свой пыл и оставил его для экскурсий, посколько ночью мне хочется немножко вздремнуть. Мы заплатили деньги за экскурсию не для того, чтобы выдохлись во время первого посещения Англии. Гид недовольно промолчал.
Перед посещением таможни он нас предупредил, чтобы мы с англичанами не шутили, а чётко объясняли, что мы из Германии. В одной из его прошлых групп, туристы пробовали шутить, что они русские. Тогда таможники устроили им «шмон» по полной программе и продержали туристов чуть ли не полдня. На намеченный паром мы опоздали, а всё потраченное время было посчитано как экскурсионное.
Мы естественно вели себя тихо, спокойно. На паром мы, наконец, попали. А там я прилегла на кожанное кресло и чуть-чуть подремала. А вот утром, когда мы уже мчались по дороге в Лондон, я заснула, так что даже голос гида, который вёл нашу первую экскурсию, не мог меня разбудить.
Первая наша экскурсия началась с Гайдпарка. Парк как будто- бы небольшой живописный остров посреди многолюдного Лондона. На входе в парк висела необычная табличка: «Животных кормить». И как только мы вошли в парк к нам навстречу кинулись серые белки, которые полезли по нашим карманам в поисках лакомства. Потом к нам подбежали утки, лебеди-пеликаны, журавли.

Гайдпарк

Надпись видим мы в Гайдпарке, удивленье до сих пор:
Всех  животных в этом парке разрешил кормить надзор.
Утки, белки, пеликаны, гуси, цапли ого-го
Чернобелые бакланы не боятся никого.

Шарят  белки по карманам, ищут что-то повкусней,
Для них семечки,  орешки от смеющихся гостей .
По берёзам и по ёлкам, белки дома, на коне –
Скачут серые плутовки: «Это мне, и это мне!

Хлеб не нужен, ешьте сами иль  кормите голубей,
Мы в карманы лезем сами, нам орехов повкусней».
Эх вы, белки шалунишки,  шубки, серые штанишки,
Хвост пушистый, глаз шальной, дух весёлый озорной.

И в Гайдпарке лебедь первым возглавляет весь приход,
За супругом благоверным лебедь белая идёт.
Пруд,  деревья, небывалый парк заоблачных красот,
Впечатлений воз немалый, чувств восторженных полёт!

Для меня, звериной мамы, это было таким взрывом эмоций, что все остатки сна от меня улетучились. Потом было посещение королевского парка, дворца.

Королевский каприз

Лиловая фиалка перед дворцом росла,
С улыбкой солнца тёплого окрепла, расцвела.
Мир красотой Гармонии объял цветущий сад –
Пленил воображение волшебный аромат.

Со свитою придворных король в саду гулял,
На строй фиалок нежных суровый взгляд упал.
Предстала перед взором волшебная краса,
Которую отправили на землю небеса.

Он, наклонившись, бережно собрал её в букет,
Вручив не королеве, в расцвете нежных лет,
А подарил красавице, прелестнице одной,
Что было непочтительно пред свитой и женой.

Но королю супруга преподала урок –
Сглотнув обиду молча, ни ревность, ни упрёк:
С рассветом приказала, красотам вопреки,
Очистить от фиалок круг замка цветники.

К вечеру нас привезли в гостиницу, где мы съели, привезенную с собой еду, и, приняв душ, заснули мёртвым сном. Утром в столовой был шведский стол, я набрала в сумку хлебных изделий, в надежде на посещение других парков, где можно будет покормить животных.  Наша следующая экскурсия была в Вестминское аббатство. Мы на десять минут опоздали в автобус, и наш экскурсовод предупредил всех, что если в будущем кто-то из группы будет опаздывать, то автобус больше ждать не будет и уедет по новому маршруту.
И вот нас завезли в Вестминское аббатство. Там нам вручили по телефону-переводчику, который мы повесили на шею и вошли вовнутрь. По всем территориям его многочисленных залов находились гробницы с прахом английских королей и известных политических деятелей и учёных, том числе, великого учёного Исаака Ньютона, независимо от национальностей и вероисповидания.
Некоторые гробницы были двойными. И что меня поразило – это двойная гробница двух королев, двух сводных враждующих сестёр Кровавой Марии и Елизаветы Первой. Мать Марии Екатерина была сослана в монастырь за то, что не смогла родить наследника. Матери Елизаветы, обвинив её в измене, отрубили на плахе голову. И их взаимную ненависть унаследовали дочери, вплоть до того, что во время правления Марии кровавой, Елизавета находилась в Тауэре. А  их прах упокоен в гробницах уложенных одна на другую. Даже после смерти им не дают возможности расстаться.
Мы с мужем долго блуждали по лабиринтам аббатства, рассматривая гробницы, а по висящему у нас на шее переводчику узнавали историю очередного праха.  Меня это начинало угнетать. В аббатстве находился туалет для туристов. Так как меня жизнь научила посещать его, когда есть возможность, а не когда желание появится, я решилась его посетить вместе со своими соседями по автобусу.  Когда мы подходили, нам сообщили, что он платный.
– Опять платить, мало им дорого билета, который мы оплатили! – заныла опять наша соседка.
Я отошла взять деньги у мужа, так как из-за моей природной рассеянности в дороге он мне не доверял ни деньги, ни ключи. Но, увы!  Туристические группы всё прибывали и прибывали, и из-за большого скопления людей и мрачной, нагнетающей обстановки королевского кладбища у меня начала кружиться голова, я потеряла ориентир и не могла найти ни своего мужа, ни членов нашей группы. Я не на шутку перепугалась. Меня начали одолевать тревожные мысли: автобус уедет, не дождавшись меня, как пообещал наш экскурсовод.  Английским языком я не владею, значит останусь бомжевать, пока меня полиция не заберёт, и неизвестно куда определит. Вход для туристов в аббатство был с одной стороны, а выход с другой. Я кинулась к входу и выбежала на улицу. В это время в аббатство входила новая группа русских туристов. Я кинулась к ним:
– Русские!?
– Вы не из нашей группы, – холодно ответил мне руководитель.
Я прекрасно знала, что ездят на такие экскурсии только обеспеченные люди из России, которым не знакомо чувство меркантильности и сострадания к ближнему. И помощи от них нечего ждать. Тогда я увидела около входа полицейского.
Я подбежала к нему и произнесла только две известные мне фразы:
– Раша джёмени! Ду ю андестенд?!*
Увидев на моей шее аппарат-переводчик, он сразу понял обстановку. Аппарат с шеи он у меня снял, а меня подвёл к одному аббату, и тот, добродушно взяв меня за руку, начал водить меня по аббатству, пока я не увидела молодую супружескую пару украинцев из нашей группы и, пожав на прощание руку аббату, подбежала к ним.
– За туалет можно было не платить, мы им сказали, что у нас нет при себе денег. Плата, которую они требуют не официальная, а что-то вроде пожертвования.
А мой муж, в это время бегал по всему аббатству и разыскивал меня, прекрасно зная, что я могу бегать одна по лесу и легко найти дорогу домой, умею вступать в контакт с лесными духами, а в человеческой толпе у меня заклинивает голову, так что начинаю терять ориентир. Поэтому по базарам и крупным супермаркетам он ходит со мной, а я только объясняю, какие мне нужны продукты, для задуманного накануне блюда, а сориентироваться не могу, так как у меня в толпе начинаются спазмы сосудов и головные боли. Меня с мужем как-то раз пригласили на конференцию, которая проходила в полуподвальном помещении и, после нескольких часов, у меня начали резко сжиматься сосуды, чуть ли не до потери сознания. Муж меня вывел на воздух, и я, сбросив босоножки, прошлась босая по сырой земле, вступив перед этим с ней мысленно в контакт. Через десять минут, когда мы вернулись в зал, я была бодрой и здоровой.
После моего приключения муж вывел меня на воздух и все страхи, терзавшие меня минуту назад, сразу улетучились. А экскурсовод сказал, чтобы я больше так не переживала, так как моё отсутствие заметят, и не бросят одну в чужой стране на произвол судьбы.
Потом мы поехали на экскурсию в Тауэр. По парку ходили довольно крупные вороны, которых в замке держали на дотации, так как они считались его хранителями. Я любительница ворон, даже немножко понимала их язык. Я зашла на газон и уселась на корточки около одного из них. Он начал мне что-то рассказывать, а потом подошёл его товарищ. Муж крикнул, чтобы я немедленно покинула газон, так как туристы уже начали меня с воронами фотографировать.

Замок Тауэр

«Плету и день и ночь раздумий горьких нити» -
изменённая цитата Роберта Деврё

Душа казнённой королевы
По замку бродит в ночь луны,
Душа, застрявшая во чреве
Жестокосердной тишины.

Всю ночь по тауэру бродит
Кого-то ищет в забытье,
Усердно ищет – не находит,
С луной спешит в небытие.

Назавтра поиск повторится…
Расскажет тот, кто был в цепях,
Кто был казнён, как говорится,
Кровавой Мэри второпях.

По лабиринтам бродит леди,
Не может в вечности уснуть.
Девятидневной властью бредит
Неупокоенная суть.

А что случилось, что же было
В незримых правилах судьбы?
Дочь короля по Темзе плыла –
И зрела Мэри для борьбы.

Косматый боцман после пьянки:
«Ей якорь в глотку!» – изрыгнул.
«Джейн Грей – простая самозванка.
– На трон Марию!» – намекнул.

Виват! Джейн Грей на эшафоте, –
В животной страсти рок суров.
Пришла кровавой Мери рота –
Катились головы врагов.

«Виват!» Три раза ворон чёрный
Джейн накануне прокричал.
И жить* остался, увлечённый
Работой дерзкой палача.

Страна в огне, скрип гильотины,
На троне дочь – огонь в груди!..
А путь назначил ей рутинный
Сам чернокнижник доктор Ди**.

Когда кровавая Мария
Отбыла «милостивый» срок,
В своей холодной эйфории
Исполнил долг жестокий рок.

Поведал Эссекс перед казнью,
Пока палач точил ножи,
Очаг британцев не погаснет,
Покамест чёрный ворон жив,

Погибли тысячи от злобы,
От дел безбожных подлецов.
В палате лордов те ж особы,
Потомки пакостных отцов.

Под сводом крыш невиноватых
Вдруг сердце гулко застучит –
Беззвучный призрак бородатый
Спешит поужинать в ночи.

Застряли души меж мирами,
Остановился их полёт…
В груди горит раздумий пламень,
А разум искренности ждёт.

В доспехи воин облачённый
При жарком солнце и луне
Сидит на вечность обречённый
На в небо рвущемся коне.

* Вороны в Тауэре живут с 1553 года
** Доктор Ди был съеден в тюрьме сокамерниками

После посещения дворца мы прошлись по набережной и нас повезли в национальный музей. Экскурсовод предложил за дополнительную плату поход по ночному Лондону, только в том случае, если половина группы даст своё согласие. Но начал накрапывать дождь, становилось зябко, а многие из нас легко оделись, в надежде на солнышко и больше половины группы отказались от предложенной экскурсии.
На следующий день состоялась экскурсия в Оксфордский университет, в котором обучались многие знаменитые учёные, студенческий городок и пригородные парки. Меня поразило, что в этот университет принимают только имевших хорошие оценки и знания, что даже сам принц Чарлз не мог устроить в него своих сыновей наследных принцев, за плохие оценки в колледже.
В нашей группе был мой земляк и ровесник, который всё время, как многие одесситы, пытался перед нами выставить свою значимость. Однажды, когда я просто разговаривала с экскурсоводом, вспоминая о роковом наркотике, на который были посажены немецкие солдаты во время Второй Мировой Войны. Он тут же влез в разговор, показывая что он тоже знает о мазях. Я не выдержала и сказала:
– Специальными наркотическими мазями ведьмы натирают свои виски перед полётом на шабаш.
– О ведьмах не надо!
– Я живая ведьма перед тобой. В лесу набираю силу и могу кое-что продемонстрировать.
Его, как по команде, сдуло от меня подальше в конец группы. И больше он не путался у нас под ногами.
В группе был ещё один мой ровесник, который смотрел на меня добродушным взглядом, и пытался вспомнить, откуда он  меня знает. И тоже сфотографировал меня с королевскими воронами на память. Я тоже чувствовала в его взгляде что-то знакомое.  Когда экскурсовод назвал его фамилию, она мне тоже показалась знакомой. И только уже по прибытии домой, когда я отоспалась, вспомнила. В детском саду, когда я уже была в старшей группе,  у нас был маленький мальчик, которого старшие по возрасту и высокие по росту дети пытались третировать. Но он как маленький петушок всегда кидался в драку, вступаясь за свои законные права, очень любил свою маленькую новорожденную сестричку, а за мной бегал с важным видом и кричал, что когда выростит, женится только на мне. Но теперь в этом рослом, богатырского телосложения мужчине трудно было узнать того малыша.
А когда мы возвращались домой, наш гид опять трещал всю дорогу, но это уже было по пути к дому, и я знала, что уже дома смогу, наконец-то, отоспаться. По дороге нас пересадили в ещё более маленький автобус, мои соседи-нытики быстро побежали садиться на первые места. А мы сделали для себя вывод –
больше не ездить на экскурсии от Галереи-Райзен.


Сообщение отредактировал bragi - Суббота, 2024-05-18, 1:50 PM
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню
***Царства Мудрости. Поэма атомов
.. на форуме  на сайте

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет

Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Constanta, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные издатели: ivanov_v, Шахерезада
....... - .. Раздел: Наши Пиры - Вход _ИМЕНА Авторов -Вход ...
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега