Суббота, 2017-07-22, 3:31 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 212»
Модератор форума: Руми, Vector 
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Волшебный суфизм » Сказка о царе Шахрамане и его сыне Камр аз-Замане (Серия - Сказки 1001 ночь в ритмах)
Сказка о царе Шахрамане и его сыне Камр аз-Замане
MгновениЯДата: Среда, 2014-07-09, 3:02 PM | Сообщение # 1
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Ответвление темы
Серия - Сказки 1001 ночь в ритмах

http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1344

Цитата Танец ()
Первый и пока единственный русский перевод с арабского подлинника был сделан М. А. Салье по второму калькуттскому изданию и опубликован под редакцией И. Ю. Крачковского с предисловием М. Горького в 8-ми томах в издательстве «Academia» в 1929—1938 годах


С благодарностью к переводчику и редакторам!



Хочу предложить нашим читателям ритмичный пересказ еще одной сказки сборника.

СКАЗКА О ЦАРЕ ШАХРАМАНЕ
И ЕГО СЫНЕ КАМР АЗ-ЗАМАНЕ


РЕДАКЦИЯ 2014 Г.

О РОЖДЕНИИ СЫНА ЦАРЯ 1
О ДЖИННАХ 6
О КАМР АЗ-ЗАМАНЕ 16
О БУДУР 21
ВСТРЕЧА ВОЗЛЮБЛЕННЫХ 31
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЦАРЮ ШАХРАМАНУ 36
ПОИСКИ СЫНА ЦАРЯ ШАХРАМАНА 45
ВСТРЕЧА БУДУР И КАМР АЗ-ЗАМАНА 49

О РОЖДЕНИИ СЫНА ЦАРЯ

Счастливый царь!
Послушай сказку о судьбе
Царя древнейшего, чьё имя Шахраман,
Великим, славным и богатым был султан,
Но стар, а не было наследника в стране…
И в тяжких думах он печалился не зря…
Вот как-то визирю сказал: - Боюсь, умру,
Погибнет царство, если к сроку не найду
Того, кто правил бы страной после меня…

На это визирь отвечал: - Аллаха воля!
Быть может, он свершит впоследствии и то
О чём ты мыслишь, положись же на Него,
Взмолись к Нему, в том человеческая доля…

Вот царь поднялся, омовение свершил,
Молитву в два раката с просьбою Аллаху,
Потом призвал жену на ложе, сняв рубаху,
Познал её, да в то же время сотворил…
Благодаря Аллаху дело…
Зачала
Царица сына! Так свершаются дела.
И родила в свой срок подобного луне
При полнолунии сыночка по весне!

И царь назвал его Луною всех Времён,
Что по-арабски прозвучит Камр аз-Заман!
Украшен город был, устроен славный бал,
В литавры били всю неделю. Одарён
Был каждый житель. А младенцу нянек дали,
И он воспитывался в неге и величье,
Превосходя всех соразмерностью в обличье
И красотою. Восхищаться люди стали!

Море Сказок


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Четверг, 2014-07-10, 10:09 PM | Сообщение # 2
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline

Арабская рукопись «Тысячи и одной ночи» (1300-е гг.)

Отец любил его так сильно, что расстаться
Не мог ни днём, ни даже ночью, опасаясь
Напастей всяческих, и всё же полагаясь
На провидение - судьбы нельзя бояться…

Когда царевичу шестнадцать лет прошло,
Решил женить его отец, пока жив сам.
- О, царь, - воскликнул визирь сказанным словам, -
Решенье правильно! Женить пора его!
Тут Шахраман велит: - Царевича зовите!
И тот смущённый появился пред отцом.
- Мой сын, пора тебе невесту под венцом,
Женись! - а тот в ответ:
- О, батюшка, простите,
Не склонен к браку я, и к женщинам не склонна
Моя душа, начитан я об их коварстве
И вероломстве, разрушающем все царства.
Ведь и поэт сказал о них неблагосклонно:

«…А коль о жёнах вы расспросите меня,
Скажу, что вряд ли рассудительных найдёте.
И рядом с женщиной… ума не обретёте,
И, хоть седа глава, да мало серебра…»
Другой добавил так: «Не слушайте вы жён -
Вот наилучшая покорность! Тот несчастен,
Кто полагается на них, беде подвластен,
В своих достоинствах он будет побеждён!»

Затем добавил сын: - О, батюшка, на брак
Не соглашусь я даже страхом смерти, нет!
Царь Шахраман был огорчён… Такой ответ
Не ожидал он…
А в глазах султанских… мрак…

Но из любви не стал он просьбу повторять,
Не стал гневить он сына. Ласкою, быть может,
Уговорит потом, Аллах ему поможет…
Зачем же время торопить и подгонять…

Так год минул, и хорошел Камр аз-Заман,
Красноречив, изящен… Стал он искушеньем
Сердцам влюблённым, грациозным в обращенье,
Цветущим садом для тоскующих он стал…
Его лицо смущало полную луну,
Он соразмерен был и строен, как бамбук…
Вот год ещё прошёл, и царь зовёт… не вдруг
Для разговора сына, важного ему…

- Дитя моё, - царь Шахраман сказал, - хочу
Женить тебя, султаном сделав, прежде чем
Уйду из жизни я по воле перемен!
Услышав это, сын в ответ: - Пусть огорчу

Тебя, отец… повиноваться был бы рад…
Но я прошу, молю… тебя, не принуждай
Меня жениться и печаль не умножай.
Читал я в древних книгах: женщины - то ад…

«Коль кто распутницей обманут - не свободен,
Хоть тысячу замков он построит на земле…»
Так говорил поэт, прислушайся ко мне:
«Обманут женщины и тех, кто им угоден…
Далёких, близких…
Из-за них мы горесть пьём!
Они красивы, но и красятся-то всласть,
Они коварны, и в коварство клонят впасть,
Так мы в несчастии, страдая, и живём…»

А вот другой поэт со знаком мудреца
Сказал о них: «И даже если к воздержанью
Зовёте женщину, одно лишь наказанье…
Она, что кости на земле от мертвеца…
Их речи, ласки ночью отданы тебе,
А утром руки их и ноги… не твои…
Ночуешь в сладости, с зарей уже… в пути,
А сладость дарится другому при заре…»

Услышав сына и мудрёные реченья,
Царь от любви к нему настаивать не стал,
А лишь любовь усилил. Вечером призвал
К себе он визиря:
- Опять душе мученья…
Я говорил о браке с сыном много раз,
Не соглашается со мною, дай совет.
- О, царь времён! - услышал он такой ответ, -
Пусть год ещё пройдёт…
Тогда ты дай приказ,
Но не тайком с ним речь веди, а в день суда,
Когда все визири, эмиры рядом будут,
И все войска услышат речь и не забудут.
Он устыдится отказать тебе тогда!

Вот царь обрадовался радостью великой,
И год о свадьбе с сыном он не говорил,
А к двадцати годам тот зрелым мужем был,
И совершенством стал, луною полноликой.
Сияли щеки от румянца, взгляд метал
Златые молнии, а волосы черны,
Что ночь, а мысли пониманием полны.
Подобным чуду он красавцем нынче стал!


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Пятница, 2014-07-18, 9:03 PM | Сообщение # 3
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Подобным чуду он красавцем нынче стал!

И вот день праздника, великого суда…
А во дворце - вельможи, воины, эмиры,
Пышнее вряд ли вы увидите картины.
Вот царь послал за сыном, сын пришёл туда…
Целует землю возле трона у отца,
И встал пред ним, и руки держит за спиной.
И вот отец ему, качая головой,
Слова доносит, повторяя мудреца:

- Знай, о, дитя моё любимое, что я
Велел тебе явиться нынче для того,
Чтоб пред собранием народа своего
Дать приказание тебе, тебя любя…
Не прекословь мне, а жениться обещай,
Возьми же в жены дочь любого из царей,
Чтоб я порадовался в старости моей,
Да чтоб утешился. Любую выбирай!

Камр аз-Заман невольно голову склонил,
Но тут же вверх поднял и вот… глаза в глаза!
Он смотрит пристально с безумьем, как гроза,
И юный пыл лицо огнями опалил:

- Я говорил тебе уже, что не женюсь,
Хотя б и смерть пришла с отместкою ко мне!
Но что сказать, отец великий, о тебе?
Ты стар, но ум твой… мал, я этого стыжусь!
И руки он освободил из-за спины,
Да стал размахивать уж в гневе на отца
С бесстыдством юности, насмешкой наглеца,
Утратив меру перед взглядами толпы…

Тогда царя настигла ярость всех царей,
И закричал на сына он, чем устрашил
Его и всех, кто в это время в зале был.
Да приказал:
- Схватить его! В тюрьму скорей!
Как может быть ответ таким перед народом!?
Ты в безнаказанности жил и потому
Так груб с отцом! Я научу тебя уму.
Его схватили слуги, а перед уходом
Отец добавил:
- Если б кто-нибудь другой
Такой проступок совершил, ему не жить.
Велю тебя я в башне старой заточить,
Чтоб охладился ты горячей головой…

А был разрушенный колодец в этой башне,
Но рядом с ним всё слуги чисто подмели,
Постель поставили и коврик принесли,
Большой фонарь, свечу, чтоб стало чуть поярче…
Ведь даже днём там было сыро и темно.
С разбитым сердцем и печалью на душе
Камр аз-Заман на ложе лёг и в темноте
Стал упрекать себя, что действовал грешно:

- О, прокляни Аллах всех девушек и жён,
Обманщиц скверных! Если б слушал я отца,
Не оказался б у печального конца,
Теперь навек я… в башне мрачной заточён!

Вот как он думал, а великий Шахраман,
Закончив день свой на закате, удалился
В покои царские да с визирем закрылся.
С обидой так ему: - Несчастнее я стал,
А ты причина в том, что здесь произошло!
И что же ты мне посоветуешь теперь?
- О, царь великий, я прошу, ты мне поверь,
Ведь на царевича затмение нашло…
Оставь в тюрьме, и пусть пройдёт пятнадцать дней,
Потом зови его к себе и повели
Жениться снова. Согласится - горьки дни,
Что в заточении от мира и людей…

Совет понравился царю, но всё ж не спал
Всю ночь от горечи. Так сына он любил,
Что в тот же час его всем сердцем и простил,
Да как на углях раскалённых пребывал…
Глаза же слёз пролили много. Вот, что было…

А сын тем временем, когда настала ночь,
Слуге велел зажечь фонарь и выгнал прочь,
Да стал корить себя за дерзость, сердце ныло…
Он говорил душе своей: - Моя душа,
Иль ты не знаешь, что заложник сын Адама
Своих речей и языка - обитель срама,
Иль ты забылась, языком моим греша?

Потом глаза его пролили много слёз,
И он в раскаянье изрёк слова поэта:
«Знай, смерть несёт оплошность уст, что без совета,
Оплошность ног безвредна, разве… стукнет нос,
Когда споткнется, а со временем опять
Он будет здрав». Потом молитву совершил,
Да сел читать Коран, фонарь же не тушил,
Разоблачился от одежды, чтобы спать,
Да лёг в рубахе, что из шёлка… Голова
В повязке мервской, стал подобным он луне,
Когда она бывает в зрелой полноте,
Плащом укрылся, сон вступил в свои права.

Он спал, не ведая о скрытом и не зная,
Что Провидение готовит в вещем сне,
А сокровенное хранится в глубине
Времён бессчётных, срок всему определяя…


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Среда, 2014-07-23, 1:43 PM | Сообщение # 4
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
О ДЖИННАХ

По Провидению та башня оказалась
Забытой много лет… В колодце римском том,
Что мрачным залом окружён со всех сторон,
Жила Маймуна - джинна дочь, что там осталась
Потомством Иблиса проклятого, вот так…
Когда треть ночи миновала, то она
Поднялась вверх колодца, также, как всегда,
Да свет увидела в том месте, где был мрак…

Ифритка долгий срок жила в колодце этом,
Но никогда ещё не видела того,
Чтоб свет горел тут, изумилась глубоко:
- Что за причина? Что же светится тут светом?

Она увидела вдруг евнуха в дверях,
Пройдя сквозь дверь, под покрывалом - человека
Узрела спящего, невиданного веком:
Фонарь у ног, свеча горела в головах…
Ифритка крылья опустила, сев у ложа,
Ошеломлённая красой его и видом,
Да плащ сняла с него с невольным вздохом-криком…
Лицо мерцало, щеки рделись, пахла кожа…
Волшебным мускусом!
Маймуна задрожала
В восторге сладостном: - Аллах благословен!
Нет бога выше, чем Аллах, для все времен!
Как хорошо, что я красавца увидала!

Клянусь, не буду я вредить ему, о, нет!
И никому не дам из маридов сгубить
Его красу, но как могло такое быть,
Что у колодца он, и что мерцает свет?

Потом ифритка между глаз поцеловала,
Плащом укрыв Камр аз-Замана, и, крыла
Шатром расправив, полетела в никуда,
И к небу нижнему приблизившись, устала…
Да вдруг услышала шум крыльев от ифрита,
Что звали именем Дахнаш, тот испугался,
Как под Маймуной, да в когтях вдруг оказался,
И затряслись его поджилки, честь забыта…
Он стал молить её защиты: - Заклинаю
Тебя я именем владыки Сулеймана!
Я расскажу тебе про чудо без обмана,
Но только сжалься надо мной, я умоляю!
Не причиняй мне зла, Маймуна, дочь царя!

И сердце сжалилось её на те мольбы:
- О, лжец проклятый, расскажи, что видел ты,
Да лгать не смей, а то поплатишься зазря…

- Я расскажу тебе, что видел в эту ночь,
Такой диковинки ты в жизни не видала,
И, я уверен, о таком и не слыхала!
Но разреши потом лететь мне вольным прочь!

- Клянусь я именем владыки Сулеймана,
Дауда сына, мир обоим, если ты
Солжешь сейчас, то кости сброшу с высоты,
А перья все повыдираю, зло шайтана…
А правду скажешь, то уж с миром отпущу.
Ифрит Дахнаш на это ей: - Согласен я!
Маймуна славная, царица, госпожа!
Об этом чуде я всю правду доложу!
Летал я ночью за китайскою землей
По островам, что на Семи морях стоят,
Земля Гайюра там, дворцы огнём горят
На островах, оберегая мир, покой…

О ЦАРЕВНЕ БУДУР

И видел дочку я красавицу его,
Не сотворил Аллах прекрасней красоты,
Чем лик её, её волшебные черты!
Язык немеет и в силах ничего
Сказать достойного, я только опишу
Штрихами качества: вот волосы - что ночь
Разлуки с близким, а лицо - сказать невмочь,
День восхищения представить попрошу,
Коль локон свой она распустит, в тот же миг
Четыре ночи нам явится, а когда
К луне лицом она сама обращена,
То две луны сияют, голос нежен, тих…



А нос, как меч, а щёки - алое вино,
А губы - розовый коралл иль сердолик,
А вкус - мучительный огонь, коль кто приник…
Грудь - восхищение, а разум - свет Его!
Хвала Аллаху, руки мягки и нежны,
Всё соразмерно, и не будь на них браслетов,
Текли ручьём бы с ароматами букетов!
Слоновой кости груди, спелостью полны.
Живот, что складки из египетских материй,
Парчой расшитые, а стан - воображенье,
И он покоится на бедрах - искушенье,
Всё остальное, словно действие мистерий!

Я краток был, ведь если стану говорить,
То ты устанешь слушать, дивная Маймуна,
Отец той девушки - подобие тайфуна,
Царь нападающий, что битвой жаждет жить,
Он не страшится смерти, свергнет даже ночь,
Жесток и мрачен, а зовут Гайюр его,
Владыка многих островов, но существо
Всех тех невиданных богатств - царевна дочь!

Он свёз к себе богатства всех земных царей,
Построил семь дворцов – волшебные миры!
И всё для дочери, и свёз туда дары
Разнообразные по роскоши своей.
Сребро и золото, агаты и алмазы,
Ковры из шёлка и посуда из фарфора,
Нефрит и мрамор, что достойны разговора,
И драгоценные металлы, и топазы.

Молва пошла о той царевне по градам,


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Суббота, 2014-07-26, 8:07 AM | Сообщение # 5
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Молва пошла о той царевне по градам,
И все цари желали свататься, но нет…
Она давала всем царям один ответ:
- Я не хочу мужчины… сердцу и годам!
Сама я царствую и правлю я людьми,
Зачем мне муж, который станет править мною?
И все подарки, что везли, бросала морю,
А царь держал её всё время взаперти,
Поскольку дочка заявила: - Заведёшь
Речь о замужестве, возьму тогда я меч
И, к животу приставив, кровь заставлю течь,
А острие ты за спиной моей найдёшь!

Когда отец услышал грозные слова,
То испугался за неё и заточил
В высокой башне, а царям он объявил,
Что сумасшедшею вдруг сделалась она…

Дахнаш сказал ифритке: - Я лечу к ней в ночь
Из-за любви, но ей вреда не причиняю!
Она прекрасна, и тебя я заклинаю,
О, госпожа, слетай увидеть эту дочь!
И коль захочешь, накажи меня, а нет,
Тогда мне вольную дай волею своей…
Тут опустил крыла он…
- Знай же, дуралей, - ему Маймуна отвечала, -
Меркнет свет,
Когда возлюбленный мой спит! Сегодня ночью
Его я видела! Как можешь утверждать,
Что есть краса, что самому ему подстать!
Хочу немедля убедиться я воочью!
Давай, на время мы двоих соединим,
Ты принесёшь свою царевну в этот зал,
Что здесь под нами, да чтоб мигом ты слетал!
Тогда мы тут по красоте их и сравним!



Всё так и сделали ифриты. В тот же час
И в ту же самую минуту постарались!
Так двое царственных детей вдруг оказались
Друг подле друга, не открыв при этом глаз!

Однако следует заметить, что накидка
Была на девушке редчайшей красоты,
Венецианская рубашка, тонки швы,
На рукавах… узор из слов, что вышит ниткой:

«Три вещи ей мешают в доме вашем быть:
То зависть взглядов и завистливые стоны,
Чела сиянье, драгоценностей трезвоны,
И амбры дух прекрасный, что не позабыть…
Но если скроет лик волшебным рукавом,
И, если снимет все уборы, что потом?»…

Тут стали джинны в лица вглядываться так,
Что изумления скрывать уж не могли:
Те двое были так похожи, так близки,
Как брат с сестрою!
В этом был, конечно, знак…
Дахнаш воскликнул: - Я клянусь Аллахом, чудо
Моя возлюбленная! Нет её милей!
Маймуна вслед: - О, разнесчастный дуралей,
Ослеп ты вовсе или лгать тебе так любо?
Ведь мой возлюбленный красивей во сто крат!
Да разве истину сокроешь? - тут она,
Поцеловав, его стихи произнесла:

«Взглянув в глаза твои, любой уж был бы рад!
Что до хулителя мне дело, пусть бранит,
Но колдовство твоё мне сердце разрывает,
Ведь даже меч такого счастия не знает,
Когда в сражении он танец свой творит!
Как тяжело мне бремя сладости любви,
Поверь, рубашку на себе нести… я слаб!
И только страстью я силён к тебе, узнав
Блаженство истины и нежности твои…

Но не имей я сердца, как душа твоя,
Я б не был столь же тонок. О, луна небес!
Своею прелестью ты чудо из чудес!
И не найдётся слов, чтоб выразить тебя!»

Потом добавила она слова свои,
Что были тоже, посмотрите, не плохи:

«Лгут воспевающие Юсуфа красу,
В тебе одном их сразу множество, о, да!
Страшна для джиннов я, с тобою же - нежна,
Трепещет сердце в опасенье, что умру…
Уйти стремлюсь я, убегая милых глаз
И соглядатаев, но сколь же принуждать
Себя придется? Мне уже не убежать…
Сгораю пламенем любви, связавшей нас».

В восторг пришел Дахнаш от сладости тех слов:
- Как хорошо ты описала! Я скажу
Об этой девушке Будур, и пропою
Свою касыду, что прекраснее всех снов.

«Пусть за любовь к тебе бранят они меня…
Но ошибаются невольно… Подари
Сближенье мне и тем уж душу исцели,
Что погибает, удаляясь от огня…
В слезах, влюбившись, пребываю, и они
Текут кровавыми ручьями из-под век,
И растворяюсь я в потоках этих рек
Из слёз горючих, о, красавица, внемли!

Пусть я лишусь любви, коль мысли - в темноте,
Коль зло задумаю, - пусть мне она наскучит,
А сердце призраку неверному поручит,
Остолбенею пусть тогда я в немоте…»

- А вот ещё слова, что рвутся из меня:
«Я пьян вином любви моей, и в наважденье
Танцуют слёзы глаз в великом наслажденье,
Стремлюсь к тебе, Будур, волшебница моя!
Не знаю я, о чём сильнее я страдаю:
О тех глазах, что меченосны, иль о стане,
Копьё несущем, иль сражён я волосами,
Что, как кольчуга из колец, но погибаю…

Она промолвила, когда я дознавался
У всех кочевников на каждом полустанке
О ней единственной, прекрасной персиянке,
Когда в пыли я придорожной оказался:

- В душе своей найди меня, направь же взор
Ты на меня, любимый мой, найдёшь тотчас!
И я смотрел, смотрел… до боли моих глаз:
- О, дух, ты где? Какой несёшь мне приговор?»

Услышав это от Дахнаша, джинния тоже
Сказала: - Очень хорошо! Но всё ж ответь,
Кто здесь прекраснее!
- Будур! Зачем смотреть!
- Ты лжёшь, бессовестный, и слушать-то негоже!

Вот стали криками друг друга прерывать,
Пока Дахнаш смягчил покорно речь свою:
- Пусть будет истина твоя не на беду,
Но мы не можем и в согласье пребывать…
Пусть спор наш третий разрешит!
- Согласна я! -
Маймуна вскрикнула и хлопнула в ладони,
Тут появился джинн горбатый поневоле,
С семью рогами, что любого устрашит…
Поцеловал он землю перед госпожой
Да так спросил:
- О, дочь царя, чего желаешь?


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Среда, 2014-07-30, 12:20 PM | Сообщение # 6
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
- Кашкаш, - она в ответ, - желание ты знаешь,
Спор разреши меж нами страшной головой!

Затем она ему историю с начала
Всю рассказала, и тогда ифрит вгляделся
В принцессу с принцем и надолго засмотрелся…
И подивился красоте двоих немало.
Такого зрелища не видел он ни разу:
Они, обнявшись спали, сходные прелестно
По красоте, сомненья были неуместны!
Остолбенел ифрит… ответил он… не сразу:

- Клянусь Аллахом, коли истины хотите,
То я скажу: по красоте они равны,
По совершенству, блеску, прелести - равны!
А различить по полу можно, рассмотрите…
Один мужчина и одна из них девица,
Но у меня в запасе способ всё же есть,
Что нам позволит превосходство то учесть:
Разбудим мы лишь одного. Кто загорится

Любовью жгучей к своему соседу вдруг,
Тот будет ниже красотою, чем другой!
И трое джиннов в знак согласья головой
Враз покачали. А Дахнаш мгновенно круг
Проделал в облике блохи… да укусил
Камр аз-Замана. Тот вскочил и стал ногтями
Царапать место от укуса, а глазами…
Он вдруг… блаженство несказанное вкусил,

Увидев девушку, что рядом с ним лежала!
Нежна, прекрасна, ароматна, как цветок,
Румяны щёчки, ротик - зрелый лепесток,
А грудь высокая торчит без покрывала.
Венецианская рубашка в кружевах,
На голове платок, унизанный камнями
И драгоценными, цветными жемчугами,
И ожерелье - не опишешь на словах…

Ошеломлён был ум его, природный жар
Зашевелился в нём, к соитию толкая,
И он воскликнул, сам себя не узнавая:
- Что захотел Аллах - то будет! Это дар!

Потом он руку протянул и распустил
Рубахи ворот, обнажая нежно тело,
И уж душа его под небо улетела,
И он великое желание впустил…

Будить он стал её. Она… не просыпалась:
Отяжелили джинны сон её, конечно.
Он стал трясти её: - Проснись! - она беспечно
Спала. И странным это юноше казалось…
Он так подумал: если мой отец женить
Таким вот способом желает вдруг меня,
То я наутро соглашусь - судьба моя!
Иль сам о девушке тогда начну просить!

И не пройдёт с момента этого полдня,
Как я достигну близость с чудом наяву!
Для поцелуя он нагнулся уж ко рту,
И задрожала тут Маймуна, вся кипя…

Дахнаш от радости взлетел, но в тот же миг
Камр аз-Заман вдруг устыдился:
- Подожду!
Быть может, это всё подстроено к тому,
Чтоб испытать меня! - Такое он постиг,
Что этой девушке здесь велено лежать
И соблазнять его, ничуть не шевелясь.
А уж потом отец расспросит, подивясь
На то, что сделал он.
- Мне нужно устоять!

Не то он сможет укорить:
- Так отказался
Жениться ты? А сам… её поцеловал!?
- Я удержу себя, - себе он приказал, -
В залог возьму её кольцо, - и удержался…

А на кольце с прекрасным камнем слов слова:
«Я обещание не в силах позабыть,
И сколько б времени от взора не таить,
Я целовать смогу лишь кроткие уста…
Клянусь Аллахом, не смогу покинуть я
Свою любовь и даже если перейдёшь
Ты за предел любви моей, меня найдёшь!
На этом мир стоит и вертится земля!»…

И на мизинец он надел её кольцо,
Да повернулся к ней спиною и… уснул…
Возликовала тут Маймуна:
- Лишь взглянул,
Но не притронулся, отвёл своё лицо!
Вы посмотрите, как достоинства его
Превелики! -
И с этим джинны согласились.
- Мы это видели и с этим мы смирились.
Он совершенен, но проверим и её!

Маймуна тотчас же в блоху и превратилась,
И вот она в одеждах девушки, к пупку
Проникла следом, чуть спустилась по нему,
И на два пальца ниже челюстями впилась…
А та, глаза открыв, уж села, как струна,
Да вдруг увидела красавца, что храпел,
Но совершенством был Аллаховых всех дел!
Залюбовалась на него тогда она…

Его уста как Сулейманова печать,
А щёки словно бы цветы от анемона…
Будур в безумии забыла свод закона
И начала его глазами целовать…
Да так воскликнула в душе она своей:
- Клянусь Аллахом, этот юноша чужой
Лежит в постели нынче рядышком со мной!
Позор девичеству и гордости моей!

Но всё внутри меня… раскрылось для любви,
И рвётся сердце! Если б знала раньше я,
Что этот юноша посватал за меня,
То согласилась бы, не медля. - Обними,
О, господин мой, глаз прохлада, не таись!
Она пыталась разбудить его, но тщетно…
От колдовства Маймуны спал он безответно…
Будур молила же:
- Любимый, пробудись!
И красотой моей воспользуйся сейчас,
И насладись, и поиграй со мной, молю,
Ликует тело в ожидании, люблю!
Но почему не открываешь ты мне глаз?

Тут вдруг царевич захрапел, тогда она
В душе воскликнула: - Гордишься красотой!
Своим изяществом, хоть рядом ты со мной!
Быть может, это просто… заговор отца…

Он не позволил показать, что ты не спишь?
Он клятву взял с тебя, ко мне не прикасаться,
Чтоб красотой моей тебе не обольщаться?
Ужели ты со мною… не заговоришь?
Да посмотрела взглядом вздохов без числа…
И всё внутри её огнём затрепетало:
- Похитил разум ты, - она ему сказала… -
Ну, почему не отвечаешь на слова?
Ты притворяешься? - затем она опять
Трясла его, да вдруг заметила кольцо!
Тут крик раздался, исказилося лицо…
- Клянусь Аллахом, стала я уж понимать!

Ты мой возлюбленный и любишь ты меня!
Пришёл ко мне, а я не помню ничего,
Что ты свершал… А перстень взял ты для того,
Чтоб утвердится, да и властвовать любя?
Не заберу кольцо своё, но поищу,
Что мне взамен забрать, любимый, от тебя,
И тоже властвовать, воистину любя…
Она прижалась тут к любимому плечу,
И удержаться не смогла, поцеловала,
И потянула руки, чтобы посмотреть,
Что можно взять себе, на пальчик бы одеть…
Рука скользнула к животу и… разыскала
Там интересное… А сердце… раскололось,
И страсть вскипела, так как в женщинах всегда
Сильнее страсть, чем у мужчин, во все века!
Она смутилась, как иголкой накололась…

Взяла и перстень от мизинчика его.
Затем в уста с желаньем сильным целовала,
Но ей и это показалось всё же мало,
Так не осталось мест запретных для неё…
А, утолив порыв, придвинулась к нему,
Взяла в объятья и уснула в тот же час…
Возликовала тут Маймуна в этот раз:
- Вот и решился спор наш к благу моему!

Высокомерие и гордость доказал
Нам мой возлюбленный, но я тебя прощаю, -
Она Дахнашу так, - свободу обещаю,
Хоть ты упрямство понапрасну проявлял…

Кашкаш, снесите вы с Дахнашем деву эту
Туда, где взял её марид. - И тот в ответ:
- Я повинуюсь с послушанием, мой свет!
И вот Будур уж дома, в спальне до рассвета…
В сладчайшем сне…
Как вдохновение поэта…


Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Среда, 2014-08-13, 4:11 PM | Сообщение # 7
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
О КАМР АЗ-ЗАМАНЕ

А на заре царевич сладко потянулся,
Про деву нежно вспоминая и дивясь,
Но не увидел он её, оборотясь!
И окончательно… от горечи проснулся!
Камр аз-Заман весь ритуал, что поутру
Обычно делает, свершил и, помолившись,
К слуге вполголоса уже оборотившись,
Сказал рассерженно с претензией к нему:

- Сауаб, скажи-ка мне, кто девушку забрал,
Что здесь спала со мною рядом, где она?
- Клянусь Аллахом, - тот в ответ, - но не спала
С тобою девушка! Ты сон, поди, видал?
- Злосчастный раб, ты лжёшь бессовестно, к чему?
Иль умудрён ты столь, что хочешь обмануть
Меня, царевича? - но тот не смел взглянуть,
Лишь повторял, что не понятно то уму…

И рассердился очень вдруг Камр аз-Заман,
Да стал он бить слугу, но тот не сознавался,
И вот в колодце он уж силой оказался,
Царевич пытками пытался вскрыть обман…
Вода в колодце холодна и так темна,
Что было страшно окунаться, как в могилу.
Слуга кричал и вырывался, что есть силы,
Но у царевича крепка была рука…

Вот через час, когда измучился вконец
Слуга в отчаянье, он так и произнёс:
- Я расскажу, но весь я вымок и замёрз,
Пусти одеться, дай вздохнуть же, мой мудрец!

- О, подлый раб, - воскликнул принц, - когда б ни смерть,
Что на тебя глядела пристально, ты мне
Не рассказал бы, что случилось в темноте!
Иди, обсохни! - Тот помчался словно смерч…
Да так бежал, пока к царю упал он в ноги…
…А тот рассказывал, что ночью он не спал,
Да всё о сыне безнадежно горевал,
- Быть может, были мы излишне, визирь, строги?

Боюсь, случится что-нибудь, придёт беда…
- Не бойся, - визирь отвечал, - оставь его
На месяц времени в тюрьме лишь для того,
Чтоб просветлела от безумья голова…

Вот тут слуга взмолился:
- О, султан, прости,
Но бесноватым стал твой сын! - и рассказал
О всём, что было с ним… Разгневался султан:
- Какая девушка? Он был ведь взаперти!?
Увы! У сына ум ушёл? Виновен ты, -
Вот так он визирю, - ты мне совет сей дал,
Чтоб сын в темнице неудобной пребывал!
И что случилось? Вот… нашествие беды!
Иди немедля, разберись и возвращайся!

Приходит визирь в башню, тихо вопрошает
За что слугу казнил царевич. Тот… вскипает
Да вновь кричит:
- И ты мне лжёшь? Не притворяйся!
Но чуть смягчившись, вспомнив девушку красу,
И уловив внезапно тонкий аромат
Её присутствия в себе, как миг услад,
Заговорил уже спокойнее ему:

- О, визирь, девушка по нраву мне была!
И видел я её глазами наяву,
А не ушами! Или, думаешь, я лгу!?
О, скверный старец, так куда ушла она?!
Подговорили вы её, чтобы молчала?
Чтоб притворилась спящей крепко, говори!

- О, господин, словам советника внемли!
То сон привиделся тебе, но явь настала…

Камр аз-Заман схватил за бороду его
И, навернув её на руку, стал трясти,
Да бить ногами, кулаками… - Отпусти, -
Взмолился визирь, - я скажу про существо…
Отец велел скрывать о девушке рассказ,
Но обессилел я, ведь старый человек,
И нет терпенья моего, - вот так он рек…

Остановился тут царевич, гневен глаз…

- Так почему же ты терпел все униженья,
И лишь теперь решился правду рассказать?

- Да не велел же царь мне правдой отвечать!
Она понравилась тебе? То… вне сомненья?

- О, да, понравилась, жениться я хочу!
Иди, уведоми отца теперь об этом!
Душа в любви моя, сияет белым цветом,
Ускорь женитьбу, а не то поколочу!

Тут визирь с радостью: - Конечно, хорошо!
Почти не веря, что живой уйдёт отсюда,
И, спотыкаясь от испуга и недуга,
Он поспешил к царю с опаскою, грешно…

Придя, сказал тому: - Пропал у сына ум!
И всё поведал, что случилось…
- Виноват! -
Вскричал на это царь, - казню тебя у врат
За твой совет! Ты мне ответишь, злой колдун!
Ты мне подсказывал в начале и потом…
Клянусь Аллахом, если сын мой не в себе,
То ты прибит гвоздями будешь на доске
Под самым куполом, с шутовским колпаком!

Потом, остыв чуть- чуть, пошли они вдвоём
На обезумевшего сына посмотреть…
Тот в позе мрачной продолжал ещё сидеть,
Да вдруг вскочил, как будто вспомнивши о чём…
Вот подошёл к отцу, вдруг… слёзы капать стали…
И произнёс он:
- Кто оплошность совершил,
Или отца родного словом оскорбил,
Потом раскаялся в грехе, так я… в печали!

Царь обнял сына и прижал его к себе,
И, между глаз поцеловав, простил его.
А следом визирю: - Собака, для чего
Ты лгал бессовестно о сыне нынче мне?

И вновь он к сыну обратился: - О, дитя,
Как день сегодняшний зовётся? - День субботы!
А завтра день воскресный… Новые заботы
На понедельник, вторник… уж задумал я!
- Скажи, как месяц называется у нас?
- Зу-ль-када, - тот в ответ, - Зуль-ль-Хиджже уж потом,
И Му-харрам, Сафар, Раби…
- О, радость в дом! -
Воскликнул царь и плюнул визирю он в глаз.

- Ну, расскажи дитя о том, что говорил
Слуге и визирю о девушке красивой!
Во сне её увидел, сын ты мой любимый?

И засмеялся тут царевич уж без сил:
- Не прибавляй же ничего, отец, к словам!
Я не могу насмешки больше выносить,
Душа стеснилась, сил нет больше говорить,
Но я уверен, ты прислал её к глазам!
Хотел ты страсть мою насильно возбудить?
Вот я… влюбился! И… согласен я жениться!
Зачем испытывать меня, зачем таиться?
Я без неё уж не могу, поверь мне, жить!

- Да охранит Аллах твой разум от безумья!
Воскликнул царь в ответ, - подробней расскажи,
О том, что видел или грезил ты в тиши…
Дитя, не ведаю об этом я… Колдунья,
Быть может, шутку разгадает или сам
Мне подтвердишь, что много ел ты перед сном?
Смущённый речью о женитьбе спал потом,
Умом отправившись с печалью к небесам…
О, прокляни Аллах женитьбу и того,
Кто посоветовал женить тебя, сынок,
Но я уверен, что пройдёт несчастий срок,
И будет радостно, поверь мне, и легко!

И сын в ответ подробно всё, что с ним случилось,
Порассказал отцу, и перстень предъявил!
И, призадумавшись, царь так заговорил:
- Я вижу, перстень - это весть. Так получилось,
Что в нём великое тебе уведомленье,
Но объяснить подробно всё же затрудняюсь…
Аллах решит и это дело… Я же… каюсь,
Что принуждал тебя и бросил в заточенье!


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Среда, 2014-08-13, 4:12 PM
 
РумиДата: Пятница, 2014-10-31, 1:15 PM | Сообщение # 8
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Цитата Белоснежка ()
- Я вижу, перстень - это весть. Так получилось,
Что в нём великое тебе уведомленье,
Но объяснить подробно всё же затрудняюсь…
Аллах решит и это дело… Я же… каюсь,
Что принуждал тебя и бросил в заточенье!


На это сын ему:
- Отец мой, разузнай
Об этой девушке, прошу, поторопись,
Иначе я умру с тоски, ты ж не казнись,
Когда б ни действия твои, то где мой рай?
Ведь говорится: «Как же призраку явиться
Глазам, когда не спят они, и нету сна?»
Тут он заплакал, и склонилась голова:
«Страшись очей её, волшебная зарница!
Уж не спастись, кто той стрелою поражён,
И не уйти её обманчивых речей,
И опьяняет пылкость сладостных очей,
Не убежать, коль ум их светом окружён!
О, распрекрасная, когда б щекою роз
Коснулась ты, они б заплакали дождём!
Ведь и легчайший ветерок был побеждён
Твоею нежностью, душистой негой кос…

Вот… ожерелия скорбят по лебединой,
Точёной шейке, а браслет уж онемел,
Что прикоснуться рук изящных не посмел,
Рыдает шёлк, что не измят бедром богини…
Меня казнят все за любовь - слепы глаза!
Что пользы в них, когда тебя они не зрят?
Слепые зрячему напраслину твердят,
А взор склоняет мой любовная гроза!»

Когда закончил сын касыду, визирь встал
И так царю на это диво произнёс:
- О, царь, доколе будешь ты в потоках слёз?
Ты удаляешься от дел, и в грёзы впал…
И удалился ты от войска, это вредно,
Вернись же в замок и возьми Камр аз-Замана,
Да управляй страной богатою, как надо!
Дела в порядок приведи, живи безбедно.

Назначь два дня для посещения вельмож,
Чтоб излагали все дела свои тебе,
В другие дни будь рядом с сыном, так судьбе
Угодно будет, сновиденья… не тревожь…
И берегись, о, царь, превратностей судьбы,
Ударов времени, и будь настороже!
Всё изменяется так быстро и уже
Ты не найдёшь в ушедшем прежней красоты…

Царь был советом впечатлён и озадачен,
Он испугался, что нарушится Закон
В великом царстве, величайшем всех времён.
Нашёл, что в этот раз советчик был удачен.
И во дворце, что прямо в море выходил
Стеною мощной, он устроил тронный зал,
Широкий мост дворец тот с царством единял,
А окна в море все глядели. Царь решил,
Чтоб пол был мраморным, с лазурью потолок,
Ковры роскошные лежали под ногами,
И драгоценными украшены камнями
Все кресла, столики, чтоб радоваться мог.

А трон для сына можжевеловый и ложе
Всё в жемчугах, чтоб отвлекались мысли сына
От дум тяжёлых, не болела б сердцевина
Души страдающей. Но было все ж похоже,
Что сын болезнью тяжкой болен, и печаль
В глазах селилась, и не ел он , и не пил,
Как будто дух его невольно уходил
В непостижимую, таинственную Даль…


Суфизм - религия Любви
 
ФлораДата: Среда, 2014-12-10, 8:55 PM | Сообщение # 9
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
Как будто дух его невольно уходил
В непостижимую таинственную Даль...

- одни эти слова многого стоят

Благодарю!

Прикрепления: 9197734.jpg(130Kb)


сирень
 
MгновениЯДата: Пятница, 2014-12-12, 8:02 PM | Сообщение # 10
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Флора, спасибо, прекрасная роза!


А тут можно увидеть великолепные иллюстрации ко всем путешествиям Синдбада Морехода в прозе.





и далее...
(изд."Эксмо", 2009 год, илл.М.Митрофанова)


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Пятница, 2014-12-26, 3:19 PM | Сообщение # 11
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Поздравляем, Друзья! Ждем Вас на елке - на Волшебном острове Эхо.



***

Цитата
Как будто дух его невольно уходил
В непостижимую, таинственную Даль…

...
продолжение...

Отец печалился о нём и днём, и ночью,
Не расставался с ним, дела свои верша,
Не находя ответа, мыслями греша,
И не желая признавать болезнь воочию…

О БУДУР

За годом год бегут и дней не замечают,
Влюблённый ждет того, о ком душа мечтает…


А что касается царевны, то она
Спала спокойно,



а наутро, пробудившись,
Не видя юношу и сильно рассердившись,
Так взволновалась, что совсем… сошла с ума…

Вскричала криком на невольниц.
Та, что старше,
Её спросила:
- Что случилось, объясни!
- Старуха скверная, сама скажи, рискни,
Где этот юноша прекрасный? - Та, что младше,
Ей отвечает:
- Госпожа моя, Будур!
Да что за речи говоришь ты, как возможно
Чтоб здесь мужчина спал?! - и смотрит так тревожно…
- Да это заговор, собранье глупых кур! -
Кричит царевна, ничего не понимая…
- Он лучше всех, кого я видела, где он?
А ей невольницы вторят со всех сторон:
- О, не губи нас, наши души, дорогая!
Тут быть мужчины не могло, какой позор,
Что говоришь ты так! Тут слуги и дозор!

Тогда Будур взглянула на руку свою,
И вот… увидела кольцо: - Вы лжёте мне!
Да так разгневалась, что нож в её руке,
И на невольницу кричит уже: - Убью!
Смешалось всё! Все зашумели и к царю
Немедля бросились с рассказом о беде.
- О, дочь, случилось что? Скажи об этом мне, -
Так царь уж к дочке, - ничего я не пойму…

Она в ответ ему: - О, батюшка, где он?
Прекрасный юноша, что ночью спал со мною!
Разорвала она одежды вслед рукою,
И взгляд её… совсем безумным стал…
- О, сон! -
Отец, увидев то, велел её связать,
И цепь железную на шею ей надел,
Закрыли в комнате царевну… Вот удел
Влюблённой девушки… что большего сказать?

Царь гневен стал, ведь он любил родную дочь,
Велел врачам лечить её: - А кто не сможет,
То головы лишится, пусть Аллах поможет...
Нашлись целители, и каждый был не прочь,
Ведь за спасение царевны обещал
Царь дочку в жёны, да полцарства вместе с нею!
Однако все врачи, что вызвались – «умею»,
Погибли сразу, царь головы срубал…

Вот на вратах висят уж головы врачей,
Их было сорок лучших магов, а другие
Враз отступились.
Так года пошли лихие…
Не подымал уж царь на лекарей очей…

А, между тем, царевна мучалась в любви,
А страсть её все больше, больше разгоралась,
И Ситт Будур однажды сильно разрыдалась,
И начала слагать… в безумии… стихи…

«Любовь к тебе, о, месяц - мой обидчик,
А мысли о тебе во мраке ночи -
Мучитель, что сжигает тело, очи!
Горит огнём во мне, как адов сыщик.

Предел страстей чрезмерных позади,
Мучение мои мне стали карой».
Потом она вздохнула и тиарой
Ударила о пол: - Аллах, спаси!

«Молюсь о всех влюблённых всех миров!
Да истинно стремлюсь я в их обитель,
Душа моя вам - искренний даритель,
Привет мой - караван святых даров!
Люблю страну Любви всей силой сердца,
Но всё же далека я от неё...
Мои желанья - призрак… Для чего
Кипит во мне огонь младого скерцо…»

А после этих слов… опять струились слёзы,
Царевна мучалась, глаза от слёз её
Уж не могли, как прежде, видеть, так житьё
Мученьем стало, и спасали… только грезы…
Три года в тяжести и муках протекли…
Вдруг возвратился из далёких путешествий
Молочный брат её, в ком не было известий
О тех несчастиях, что здесь произошли…

И Марзуван, так звали брата, захотел
Увидеть пленницу, обнять свою сестру:
- Быть может, я… рецепт спасения найду!
Сказал он матери, - настанет и предел…
На это мать и согласилась: - Я устрою
Свиданье вам, но лишь до завтра подожди.
Явилась к евнуху царевны: - Помоги,
Сестра молочная Будур живёт со мною,
То - дочь моя, она уж замужем, но так
Скорбит о горести царевны, что невмочь,
Пусть повстречаются сестрицы в эту ночь?
Я приведу её, ты сделай только знак…

- Ну, хорошо, - ответил евнух, - приводи.
Да только позже, чем уйдёт от дочки царь.
Ты по решёточке три раза мне ударь,
А я открою дверь, что нынче взаперти…
Когда настало время к пленнице идти,
Мать Марзувана в платье девичье его
Переодела, и накидку на лицо,
Как полагается, накинула. - Снести
Гостинец надо бы… - Тот книги взял и фрукты.
Вот и пришли, и страж обеих пропустил…
Сын в платье девушки и стража угостил,
И вот уж встретился с Будур, отдал продукты,
Да стал по книгам заклинания читать.
Взглянула тут Будур на брата… и узнала!
- О, дорогой, давно вестей я не слыхала,
Порасскажи мне, что сумел ты повидать!

- Аллах сулил благополучье мне в пути,
И я хотел опять уехать, но узнал,
Будур, прекрасная, что цепью приковал
Тебя отец, и вот не смог уже уйти,
Не повидав тебя. Сгорело сердце враз,
Всё от известия, что ты безумна стала…
Но я надеюсь, мыслить ты не перестала?
Могу ли я помочь тебе, о, радость глаз!

Будур в ответ: - Клянусь Аллахом, не безумна
Моя душа, но так сказал один поэт:
«Безумен тот, кто возлюбил любовь и свет!
Безумство в радости живёт, понять не трудно.
Но от любви отречься души не посмеют,
Хоть и в беде, страдая, в сердце сохранят
Непобедимой силы власть - любовный взгляд!
Безумна я? Убоги те, кто страсть жалеют»…

Тут Марзуван всё понял - свет любви горит!
- Ты влюблена! Так расскажи мне всё о нём,
О том, что было, что пылает вновь огнём!
Я помогу тебе, душа моя скорбит…

И Ситт Будур ему на это отвечала:
- О, брат любимый, вот история моя…
Однажды ночью я очнулась… не своя,
В последней трети ночи… села и вскричала…
Ведь я увидела прекраснейшего в мире
И наилучшего из юношей… с собою!
Подобен ветви ивы, он… лежал, не скрою,
Полуодетым, сонным призраком в эфире…

А я подумала, отец мой дал приказ,
Чтоб испытать меня, желая выдать замуж,
Ведь я отказывалась твёрдо, вышло так уж…
Что я влюбилась в это чудо… в этот раз!
Но побоялась разбудить его, ведь мог
Он рассказать потом отцу о том, что было…
И лишь кольцо на пальце память сохранило,
Кольцо его на мне, моё на нём, и срок…
Придёт для встречи, а теперь одни страданья…
Я не вкушаю пищу сна, и слёзы льются,
Как реки полные, и страсти в теле бьются,
А говорю стихами я… Вот… всё признанье…

Невольно голову склонил брат Марзуван,
Не зная, делать что, и как сестре помочь…
- Пойду по странам я, и день, и даже ночь,
Возьму в дорогу снаряженье, караван,
Да разыщу твою любовь, Аллах поможет!
Пусть исцеление твоё… в моих руках,
А ты терпи и не горюй, велик Аллах,
Ты будь тверда, он эту твердость и умножит!

Вот Марзуван с Будур простился и ушёл,
Она же вновь стихами стала причитать:
«В душе моей лежит твоя, мой друг, печать,
А путь далёк до встречи, мрак меня нашёл…

И лишь мечты навек сердца соединяют,
Сравнится ль молния со светом от свечи?
Не исчезай, будь светом глаз моих в ночи!
Любовью звёзды в небе вечные сияют!»

И Марзуван на утро следующего дня
Пустился в путь с одним великим караваном,
...продолжение следует...


Сфера сказочных ссылок
 
РумиДата: Среда, 2015-02-11, 2:16 PM | Сообщение # 12
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Цитата
И Марзуван на утро следующего дня
Пустился в путь с одним великим караваном,


И шёл он месяц, дни и ночи за туманом
Мечты Будур…
преграды, беды отводя…
Из града в град он шёл,
везде одна молва:
Все о царевне, что безумна, горевали…
Но в град Тайраб ступил он, где о ней не знали,
Иные люди и иные племена…

Тут говорили…
о царевиче безумном…
О сыне славного царя и Шахрамане,
Самом царе, что так состарился годами,
Что даже царствование стало дело трудным…
Узнал о городе царей наш Марзуван:
Он расположен на далёких островах,
По морю месяц добираться, а в песках -
Полгода следует торговый караван…

Вот Марзуван сел на корабль и отплыл.
Попутный ветер дул в тугие паруса,
А в море пели волны, словно голоса,
В них сказки новые рождались… свежесть сил.
Под шорох волн морских неведомые были
Вдруг появляются в сознании людей,
Приходят сказки про жемчужины морей,
Про див морских и рыб, что островом застыли…

Корабль доплыл туда, где правил Шахраман,
И вот приблизились уж к гавани они,
Как вдруг…
сильнейший ветер их схватил в силки,
Да прочь понёс, сокрылся остров Халидан…
Корабль погиб… Кидали волны Марзувана,
Как будто щепку, но… к подножию дворца
Всё ж принесли для избавленья и конца…
Хоть он без чувств качался в водах океана…


Иллюстрация Махмуда Фаршчияна

А в это время...
по велению судьбы
Случайно визирь у окна стоял и вдаль
Глядел на море, отгоняя прочь печаль…
Да вдруг увидел Марзувана из волны,
И тотчас понял, что погибнет человек,
Когда он сам не позаботится о нём…
Да попросил царя о милости:

- Пленён
Волнами тонущий! Хоть короток наш век,
Позволь, великий царь, помочь ему - открыть
Ворота к берегу позволь, спасти пловца…
Что с морем борется, избавить от конца…
И сам Аллах тебя захочет наградить…
Да ниспошлет он сыну радость исцеленья!
А царь на это:

- Много слушал я советов
Твоих негодных, что пловцу… мои секреты,
Хоть и узнает, будет снова невезенье…
Начнет смеяться надо мною и бедой…
А, впрочем, делай, как желаешь, но учти
Ты отвечаешь за пришельца, так иди,
А на беду спасёшь, - ответишь головой…

И визирь с дверцы тайной выбежал на волю,
Да по мостку пошёл, что в двадцать семь шагов,
И вот уже у расшумевшихся валов,
Схватил за волосы он тонущего в море…
Да в состоянии почти небытия
Он Марзувана из волны лихой извлёк,
Живот водою полон был, а ум далёк…
Глаза выкатывались, бездною глядя…
Но слуги сделали всё то, что полагалось,
Имея опыт, и спасение… удалось!

Немного времени спустя, очнулся тот,
Вот визирь дал ему одежду и тюрбан,
Да так сказал:

- Тебя похитил Океан,
Но я извлёк… и поборол круговорот…

Причина я тому, что спасся ты, друг мой,
Не стань же ты… причиной смерти для меня!

- Я не пойму, - в ответ спасённый, - что нельзя
Мне говорить или же делать, дорогой!

- Ты во дворец попал великого царя,
Но болен сын его и близок он к кончине…
Когда увидишь ты скорбящего в кручине
Царя иль сына, то молчи, себя храня…

Как Марзуван услышал это, так воспрял,
А как припомнил все рассказы о беде,
То сделал вид, что и не знает толки те:

- Порасскажи о том, уж страх меня объял…
Тот отвечал ему: - Здесь сын, Камр аз-Заман,
Сидит в постели, от безумства погибая…
Остерегайся и взглянуть, болезнь шальная,
Иначе мы погибнем оба! Так султан

Мне наказал, когда спасти тебя позволил…


Суфизм - религия Любви
 
РумиДата: Среда, 2015-02-25, 8:01 PM | Сообщение # 13
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Так султан

Мне наказал, когда спасти тебя позволил…
- Аллаха ради, - тут воскликнул вновь спасённый, -
Но расскажи о сыне царском, о пленённом
Болезнью страшною, и кто его неволил?

- Не знаю я причины, - визирь отвечал, -
Но так случилось, что хотел его женить
Царь Шахраман, да и султанство поручить
Тогда уж сыну, только сын-то… отказал…
Отец разгневался, да в башню заточил
Любимца тут же, а на следующий день,
Сын стал нелепо утверждать, что видел тень
Или же девушку… и сильно полюбил!

Да что была она прекрасна, как цветок,
Кольцо ему дала, иль сам кольцо он взял…
Да с той поры недуг царевича объял,
Причина скрыта, но, наверное, есть рок…
Случилось это уж три года как назад,
Да с той поры, дитя моё, царевич болен…
И царь великий стал бессилием неволен…
Да всё печалится, и жизни ведь не рад!

И потому, прошу тебя, дитя моё,
Когда приблизишься к царю, не подымай
Очей ни к сыну, ни к царю, а лишь внимай…
И жив останешься… нелёгкое житьё…

Подумал снова Марзуван: - Вот! Вот оно!
Что я ищу! - И вслед за визирем идёт…
А визирь сел у ног царевича и ждёт,
Что Марзуван исполнит то, что решено…

Но тот… увидел уж глаза Камр аз-Замана,
Да встал пред ним и убедился: это Он!
Потом сказал: - Аллаху слава всех времён!
Он Ей подобен, так волна для Океана
Подобна каждой набегающей волне…
Ведь те же щёки, цвет лица, как у Неё…
Я вижу, ты взволнован, в сердце - остриё!
Душа же стонет, истончаясь в полусне…

Открыл глаза Камр аз-Заман да слушать стал…
Ведь очень редко, кто осмелился б сказать
Слова царевичу - беды не избежать!
А Марзуван стихи напевные читал:

«Любовью схвачен ты, стрелами поражён?
Всё это признаки любовного страданья!
Её вином опьянены мои признанья,
Сердцами любящими мир мой окружён…

Бока Её ревную я к Её одежде,
Смотрю на чаши, что к устам она несёт,
Да им завидую: целуют нежный рот,
А я, убитый взглядом лезвия… в надежде…
Когда мы встретились, я пальцами коснулся
Её ногтей, как кровь дракона те красны!
- В разлуке красила зачем же ногти ты?
Вот воздаяние за страсть! - я ужаснулся…

Она в ответ влила в меня огонь живой,
Любви словами умножаемый обильно:
- Клянусь твоею жизнью, милый, я так сильно
Сама страдаю, что безумною главой…
Не помогла себе… когда ты удалялся!
Не краской красила я ногти, это кровь:
Рукою слёзы… утирала я! Любовь
Меня похитила, а ты… не отзывался…

Ты стал моей рукой, и… пальцами моими!
- О, если б я заплакать… раньше всё же мог,
То до раскаянья нашёл бы душу в срок,
Однако… Ты рыдала раньше… дорогими
Слезами мудрости…
Воскликнул я: - Заслуга
Всегда у первого! Бранить нельзя за страсть!
Клянусь любовью, я страдаю! Это власть
От изначального, прекрасного недуга…

И ни один поэт подобия не знает,
Арабы, персы не расскажут обо мне.
Да не казните вы Её, о красоте
Нет слов достойных! Всё в огонь Она бросает!

И коль умру я от любви, Её спросите:
- Как Ты позволила пролить святую кровь?
Она ответит вам: - Причина лишь Любовь!
Зачем от пламени вы, жалкие, бежите?»

Когда закончил Марзуван читать касыду,
Камр аз-Заман прохладу в сердце ощутил.
Вдохнул он грудью, смерть мгновенно отпустил
И стал, как раньше был…
красивым, нежным с виду!


Суфизм - религия Любви
 
MгновениЯДата: Вторник, 2015-03-10, 1:34 PM | Сообщение # 14
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline


Иллюстрация Махмуда Фаршчияна

Тут царь обрадовался радостью великой,
Хотя при виде Марзувана он решил,
Что непременно самозванца бы казнил
За непочтительность. Теперь же… речью тихой
И благосклонной он приветствовал его,
Обнял и рядом с сыном тут же усадил.
- Хвала Аллаху, что придал к спасенью сил!
- Да охранит Аллах и сына твоего!

Так отвечал спасённый.
- Ты с какой страны? - царь вопрошал,
- Да я из внутренних миров,
Что на Семи Морях, я с дальних островов,
Где семь дворцов стоят, великой красоты.

- Возможно, твой приход для нас благословенен?
- Хвала Аллаху, я принёс с собой добро!
Так Марзуван в ответ.
Царевичу ж в ушко
Он прошептал: - Крепись душою, миг бесценен!
И прохлади свои глаза от горьких слёз,
Пусть сердце сильным станет. Та, из-за кого
Страдаешь ты, пока, конечно, далеко,
Но встреча будет, и не в мире сладких грёз!
А каково ей… ты не спрашивай меня,
Ты скрыл любовь свою, прикинувшись больным,
Она же вслух явила правду всем родным.
Вот бесноватою зовут её, коря…

Ведь в заточении она, и цепь на шее!
И состояние её - прискорбный край,
Гораздо хуже, чем твоё, осознавай…
Остерегайся же страдать теперь сильнее.
Аллах захочет, помогу обоим вам! -

А царь счастливый повелел подать еды
Для гостя. Кушанья немедля поднесли.
- Поешь со мною, - обратился Марзуван
Уже к царевичу. И тот его послушал!
И подошёл к столу - невиданное дело!
А у царя душа до неба улетела:
Вот сын, иссохший, как тростник, уже покушал!

Возликовавший царь жену оповестил,
А дальше жителей дворца и крикнул клич
Чтоб город праздновал, а сам не мог постичь,
Что тут случилось, и от счастия парил…

Когда же утро наступило, Шахраман
Ушёл, и юноши остались там вдвоём…
Камр аз-Заман был тем рассказом поражён,
Подробно вёл рассказ спасённый Марзуван.

В конце сказал он: - Я сведу уж скоро вас!
Но ты лишь силы укрепляй, и ешь, и пей,
Да выздоравливай, прошу я, поскорей! -
Царь в баню юношей пустил на этот раз,
И тело вычистилось, силы укрепились.
А Шахраман устроил праздник во дворце,
Вельмож одеждой одарил, а на крыльце
Цветы невиданной расцветки появились…
Из башен выпустили тех, кто осуждён,
Всех бедных милостями тут же оделили,
Украшен город был, семь дней все ели, пили,
Дворец под флагами! Царевич - исцелён!


Сфера сказочных ссылок
 
ФлораДата: Вторник, 2015-03-10, 5:50 PM | Сообщение # 15
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
МгновениЯ! Так легко читается - сказочно, образно, зримо - словно побывала я в том дворце.
Спасибо!!!

Прикрепления: 4363531.jpg(42Kb)


сирень
 
MгновениЯДата: Вторник, 2015-03-31, 8:49 PM | Сообщение # 16
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Флора, благодарю! Вот он - царский дворец!



Шахи Зинда (дословно - "живой царь") -ансамбль мавзолеев самаркадской знати.


Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Суббота, 2015-10-17, 2:56 PM | Сообщение # 17
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
Продолжение сказки...

...Украшен город был, семь дней все ели, пили,
Дворец под флагами! Царевич - исцелён!

А двое юношей о Ситт Будур вздыхали,
И долго думали, как можно убежать,
Не соглашался царь и на день отпускать
Родного сына, а, тем более, уж в Дали…
Но вот придумали: отпустит на охоту
Всего на день и ночь одну, для укрепленья
Здоровья сына. Царь… пустил без опасенья.
- Но мы без слуг пойдём, от них одна забота!
Сказали юноши царю…
А меж собой… уже и план составлен к цели дорогой.

- Собрали вещи, впрок захватим мы еды
Да и монет. Так доберёмся до темна
К далёкой гавани, а там до корабля!
И поплывём к Семи морям… у той страны…

Вот снарядил к охоте сына Шахраман,
Простился с юношей, прижав его к груди:

- Назавтра жду тебя домой, теперь иди,
Да пусть хранит Аллах вас, радостью глазам…

Вослед добавил он прекрасными стихами:

«С тобой сближение - блаженство… выше всех,
Мученье всех мучений - то разлуки грех…
И если грех - любовь к тебе, то я пред вами…
Горю в огне Её лучей, Её огнями…
Но мой проступок превзойдёт любой иной.
Горишь ли ты Её огнями, милый мой?
Её ли жертва загорается во мгле?
Нет пытки более жестокой на земле…»

Ответил сын отцу:
- Аллах коль пожелает,
Одну лишь ночь я проведу вдали от дома.
И с тем простился да уехал от порога,
А ветер пел им вслед: «…Всего никто не знает…»

ВСТРЕЧА ВОЗЛЮБЛЕННЫХ

У дальней гавани с коней друзья сошли,
И Марзуван велел одежды снять, затем
Коня зарезал, да измазать повелел
Одежду кровью, следом бросили в пыли…

- Всё для того, чтоб царь искать уже не стал,
Решив, что сын погиб, чтоб не было погони.
Так он надежду потеряет поневоле, -
Камр аз-Заману объяснил всё Марзуван…

Не долго время шло, но сроки истекали…
Всё в путешествии шло гладко и легко,
Моря проплыли, с караваном далеко
Идут по землям неизвестным, в дальни дали…
Дней через срок добрались до той земли,
Где правил царь Гайюр и где Будур жила.
Камр-аз-Заман в волненье высказал слова:
«Моя возлюбленная, сердцу же внемли!
Сурова ль будешь ты со мною, если я
Не мог забыть тебя на день, и даже час?
Откажешь мне или увижу радость глаз?
Всё, что желаю, я найду лишь у тебя…

Коль обману в любви, пусть радости не знаю,
И коль солгу, пусть на разлуку обречён!
Вины за мною нет, я временем учён,
А, если есть вина, раскаянием вскипаю…

Судьба мне чудо дарит - ты меня бежишь,
Иль это я всегда в погоне за тобою?
Быть может, время забавляется игрою,
О, время дивное, куда, зачем спешишь?»

Тут Марзуван вскричал:
- Пришли! Здесь царь Гайюр!
Достигли острова! - Вот город перед ними,
Друзья нашли ночлег и баню посетили,
И план придумали, чтоб встретиться с Будур!

- Мой господин, - так Марзуван сказал, - ты встань
Перед дворцом, и возгласи, что ты гадаешь,
Болезни лечишь, звёзды в судьбах понимаешь,
Толкуешь сны, кричать о том не перестань,
Да позовет тебя сам царь в покои к дочке,
Чтоб излечить ты взялся девушку, иди
Смелее к ней, да там с Будур заговори!
Так разрешится всё ко благу, это точно!

Камр аз-Заман предстал гадателем всех сил!
С набором разных принадлежностей явился
Он пред дворцом, со стражей тут разговорился,
Да на всю площадь городскую возгласил:

- Я - звездочёт, писец и знающий мудрец,
Кто как искомого, так ищущего знает,
Кто с астролябией знаком и понимает
Движение времени и таинства сердец.
А где ж охотники до Знания такого?

На это жители, что слышали его,
Заговорили, зашумели: - Да ты что?!
Ни одного врача здесь нет у нас живого!
И ты одумайся, прекрасный человек!
Аллаха ради, не зови свою же смерть,
Не обрекай себя на казни круговерть!
Или тебе не дорог жизни краткий век?

Взгляни глазами на златые ворота,
Да посчитай по головам былых врачей,
Не сможешь счесть ни их, ни даже палачей.
Ужель тебе не дорога твоя глава?

Однако юноша кричал своё, как прежде,
Не обращая на советчиков вниманья:
- Писец, гадатель и магистр заклинанья!
- Глупец ты, юноша, безумец да невежда, -

Ему во след кричали люди, ожидая,
Что он прислушается к доброму совету…
- Да пожалей себя и юность ради света!
- Я звездочёт, - кричал он, им не отвечая…

Царь аль-Гайюр, услышав голос, шум толпы…
Немедля визирю задание даёт:
- Веди сюда того, кто дразнит мой народ.
И тот привёл его под вздохи суеты…


АНТОН ПИК Anton Pieck (1895-1986) - голландский живописец, художник и график
Меж рук царя Камр аз-Заман целует землю
И говорит царю такие вслед стихи:
- В тебе, о, царь великий, кладезь полноты!
Ты восемь свойств в себе собрал, которым внемлю…
Так пусть судьба всегда дарует этих слуг:
То слава, истина, и щедрость, и набожность,
И слово, мысль, и знатность, но и осторожность!
С такими слугами… бежит тебя недуг!

Царь усадил его и так сказал: - Дитя!
Аллаха ради, если ты не звездочёт,
Не подвергай себя проверке, ведь зачёт -
Твоя глава! Я говорю тебе не зря!
Мое условие: иль ты излечишь дочь
И станешь мужем ей, иль я тебя казню…
Коль ты не вылечишь, клянусь, тебя убью…
Не подвергай себя беде, уйди же прочь!

- Пусть будет так! - на это юноша в ответ.
Согласен я и знал об этом, слышал сам,
За делом добрым и пришёл к твоим глазам.
Призвал царь евнуха: - Веди, отказу нет…

Вот евнух за руку взял юношу, ведя
По коридорам, и при этом говорил:
- Не торопись на смерть идти, иль свет не мил?
Да вдруг услышал, на гадателя смотря:

«Хоть я и знающий, теперь не знаю я…
Как описать Тебя, растерян я, увы…
Скажу я «солнце», но прекрасные черты
Затмят его, ведь Ты прекрасней, чем заря!
Так совершенна красота Твоя, узнай,
Что и речистый описать её не в силе.
Смутит любого говорящего о милой,
Ведь не сравню с Тобою даже чудный рай!»

Поставил евнух к занавеске у дверей
Камр аз-Замана. Тот спросил его: - Скажи,
Какой из способов воздействует без лжи?
Могу лечить за занавескою твоей…


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Суббота, 2015-10-17, 2:58 PM
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2015-10-18, 8:51 AM | Сообщение # 18
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
Тот изумился на слова: - Когда б отсюда
Ты взялся б девушку царевну исцелить,
Твои достоинства царь мог бы оценить
По высшей мере и сказал бы «это чудо!»…

За занавескою сел юноша и взял
Калам, чернильницу, бумагу, стал писать…
И вот слова:
«Письмо, что будешь ты читать,
Знай, от того, кто от любви безумцем стал…
Кого любовь к тебе навеки погубила,
Печаль измучила, кому не дорога
Ни жизнь, ни слава, ни отцовская казна.
Кто убедился в том, что смерть… благая сила…

Кому для сердца нет помощника и друга,
Не спит ночами кто и в пламени сгорает,
Кто исхудал, и кто под пыткою страдает,
Да избавленья нет от этого недуга…

Пишу, душа моя, Тебя лишь вспоминая…
А веки… слёзы источают кровяные,
Печаль изъела все суставы молодые,
Рубаху тяжкого томленья надевая…
Я укорял любовь, терзаемый любовью,
И нет местечка для терпения во мне…
Будь щедрой, кроткою! - молюсь, любовь, Тебе,
Душа истерзана страдальческою ролью…»

А под стихами он немного приписал:
«Сердец целение - с любимым единенье,
Кто от любви сгорает - даст Аллах спасенье,
А кто солжёт - в ловушку смертную попал.

Нет лучше любящего, верного тому,
Кто с ним суров безмерно…»
Ниже подписался:
«Всё от безумного, кто рядом оказался,
Всё от влюблённого в тебя, внемли ему…
Камр аз-Заман мне имя, сын царя времён,
Что Шахраманом величают все года…
Для госпожи Будур, что избрана была!
И чьею прелестью навеки я пленён!

Знай, о, прекрасная, все ночи провожу
Я в бденье, дни влачу в смущении, больной,
Да истощённый, увлечённый лишь Тобой,
Пленённый истинной любовью я пишу…

Заложник страсти, да испытанный разлукой,
Застольник недугов, тоскою умерщвлённый.
Огня в груди не погасить, ведь я влюблённый
И обречённый, что сгорает страстной мукой…»

И на полях ещё слова он написал:
«Шлю из сокровищниц всех благ Тебе привет!
Кто дух и сердце держит крепко, Ты - мой свет!»
В конце письма ещё и это приписал:

«Тебе я перстень шлю, что в день соединенья
Я взял взамен, того, что сам носил, прими».
И положив в письмо, дал евнуху: - Неси!
А тот понёс Будур… в волненье и сомненье.


АНТОН ПИК Anton Pieck (1895-1986) - голландский живописец, художник и график.

Взяла царевна то письмо и развернула…
И, перстень на руку одев, узнала вмиг,
Что здесь возлюбленный, что он её достиг!
И что предчувствие её не обмануло!!

Затем прочла письмо, и смысл постигла сердцем.
Тут улетел предалеко от счастья ум,
И радость хлынула в неё, как мира шум,
Волна горячих вод душе дала согреться…

«Я горевала, что пришлось нам разлучиться,
Потоки слёз пролили веки от печали,
Я поклялась, что если ты пройдёшь все Дали,
То о разлуке мой язык не станет тщится…

Но налетела радость бурей на просторе,
Потоком счастья… слёзы хлынули опять!
Глаза мои, вы так привыкли горевать,
Что льёте слёзы и от радости, и в горе…»

И Ситт Будур, когда окончила стихи,
Поднялась на ноги и в стену уперлась,
Да налегла на свой ошейник, наклонясь,
И порвала… все цепи, как свои… грехи…

И занавеску скинув, бросилась в объятья
К нему, к любимому, и в губы целовала!
А страсть обоих… волшебством околдовала!
Вот так разрушилось судьбы земной проклятье…


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Понедельник, 2015-10-19, 10:26 PM | Сообщение # 19
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11659
Статус: Offline
...А страсть обоих… волшебством околдовала!
Вот так разрушилось судьбы земной проклятье…

Через минуту… речи дар вернулся к ним.
Невольным шёпотом царевич зашептал
Слова нежнейшие, каких и сам не знал…

Будур на это нежным голосом своим:

- О, господин мой, это явь или же сон?
Аллах послал нам близость после лет разлуки,
Когда надежду потеряли мы от муки,
Хвала Аллаху, что помог во встрече Он!

А евнух, видя, как она преобразилась,
К царю помчался с доброй вестью, сам не свой:

- О, мой владыка! Звездочёт наш дорогой
Уж дочку вылечил, сильна Аллаха милость!
И не вошёл он даже в комнату тогда,
Лечил за тонкой занавескою, где дверь.
Будур же… цепь разорвала, иди проверь,
Уж обнимает звездочёта дочь… сама!

Царь аль-Гайюр, услышав радостную весть,
От счастья чуть не улетел и поспешил
Увидеть чудо! Молодых благословил
В великой радости, и возгласов не счесть.

К Камр аз-Заману обратил он свет лица:

- Ты из каких земель к нам прибыл, звездочёт?
Тот рассказал всё о себе наперечёт,
И о любви своей, с начала до конца…

О том, что с ним и Ситт Будур произошло,
Да как он перстень взял её себе взамен,
И как страдал потом, как жизнь явила плен,
О всём, что было и теперь уже прошло…

Так изумился царь Гайюр:
- Нам надлежит
Об вашем чуде в Книге царства записать,
Всем поколениям полезно будет знать
О чуде вашем, что любого удивит,
Но и порадует.
Сейчас устроим пир!
Призвал торжественно судей царь для того
Чтоб сочетались браком дети, и пошло
Веселье чудное, и праздновал весь мир!

Украшен город был цветами, и семь дней
Все пировали, ели, пили, танцевали,
В литавры били, и друг друга обнимали,
И Весть летела среди всех Семи морей,
По островам, что на земле и в небесах.
Поныне сказка быль хранит о чудесах.

От покрывал царевну медленно раскрыли,
И как цветок благоухающий она
Пред женихом предстала, ласкова, нежна,
А красоту её в стихах превозносили.
Всю ночь супруги наслаждались в упоенье,
И обнимались до утра, был снят покров…
Наутро царь собрал с окрестных островов
Гостей для пира.
Месяц был того веселья!


Художница Таубе Илона


Сфера сказочных ссылок
 
РумиДата: Вторник, 2016-02-16, 8:16 PM | Сообщение # 20
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЦАРЮ ШАХРАМАНУ

Прошло ещё немного времени и вот
Сердца влюблённые немного утолили
Желания голод, дни все радостными были.
Но не бывает долго время без забот.
Камр аз-Заман во сне отца увидел в горе,
Что говорил ему:
- Дитя моё, очнись!
Как ты со мною поступаешь, постыдись!
Душой ослаб я, со своим рассудком в споре.

Наутро юный муж проснулся от печали,
И Ситт Будур к нему с расспросами о том.
Он рассказал о сновидении своём:
- Отец зовёт меня к себе, в родные дали…
Вот дочь к отцу идёт и просит разрешенья
Уехать с мужем, чтобы им не разлучаться.
Согласье царь даёт с условием, являться
Домой не реже раз в году без исключенья.

Царь аль-Гайюр всё подготовил им в дорогу:
Припасы, вещи, что нужны, гнедых коней,
Верблюдиц крепких, не боящихся камней,
Мулов и слуг, рабов и воинов немного.

Да подарил он мужу дочери дары:
Златые платья, что расшиты жемчугами,
Десяток выбранных коней, мешки с деньгами,
Да поручил хранить Будур от суеты.
До самых дальних островов их проводил.
И на прощанье, обнимая дочь свою,
Да слёз удерживая горькую струю,
Он произнёс слова, что в сердце воскресил:

«О, ты, стремящийся к разлуке, будь потише:
Услада любящих - объятья. А судьба
Всегда изменчива, несёт нас всех, вольна…
Конец объятий - то конец, ступай потише…»

А после этого с охраной он ушёл.
Камр аз-Заман с Будур пустились в долгий путь
В сопровождении рабов и слуг. Ничуть
Не опасаясь за дорогу. Так прошёл…
И день, и два, и три… Всё двигались они.
Так целый месяц. Вот однажды на ночлег
Расположились на лугу, что в пойме рек,
Шатры разбили, и поели, и легли.

Вот Ситт Будур заснула первой, а когда
Зашёл к ней муж, то увидал, что чудо спит
В рубашке шёлковой под цвет её ланит,
Из-под которой вся краса её видна,
На голове платок парчовый с жемчугами.
А ветер вдруг её рубашку приподнял,
И тотчас мраморную грудь он увидал,
Любовь и страсть зажглись желанными огнями…

Вот на одежды руку муж и положил,
Да развязал тесьму, но вдруг… глаза его
От изумления застыли… Было то
Чудесным камнем, что его заворожил…
Как кровь драконова сиял он цветом ярким,
А на оправе были чудо письмена,
Что не читаемы в любые времена…
В две строчки вырезаны символом невнятным.

Он подивился и подумал: - Эта вещь,
Должно быть, очень дорога моей жене,
Коль сохраняет эту тайну при себе…
А тайна манит и разит, как острый меч!
Ах, посмотреть бы, да узнать про существо!
Вот вышел он на свет луны, держа в руке
Заветный камень, стал смотреть уж при луне…
Да вдруг внезапно… налетела на него
Порывом птица, камень выхватив мгновенно!
Да полетела, а царевич… побежал
За нею следом, камень, верно, понуждал
Вернуть на место, что схватили дерзновенно.

С холма на холм, из луга в луг бежал он так,
Чтоб видеть птицу и догнать, но было тщетно.
Она летела ночь… и села неприметно
На ветке дерева, где был какой-то знак.
Камр аз-Заман увидел это и под древом
Тем опустился отдохнуть. Так спали вместе:
Она вверху, а он внизу с желаньем мести.
Когда проснулся, подивился странным делом…

Летела птица вновь, но только… не спеша,
Чтоб он, шагая, мог последовать за нею!
Тут улыбнулся он: - О, диво, я жалею,
Что рассердился на тебя! Ты хороша!
Нет мощи, силы, кроме вечного Аллаха!
А я последую за птицей, ведь она
Ведёт в неведомые ранее места,
Зачем пугаться и дрожать теперь от страха?

Дорогу я назад… давно уж потерял,
Хотя мне грустно без Будур теперь остаться…
Так десять дней он шёл, травою стал питаться…
И вот какой-то город вскоре увидал.
А птица вмиг взлетела, в воздухе растаяв…
- Хвала Аллаху, - он подумал, - охранил
Меня от горестей, и к людям возвратил!
Умылся он, одежды мятые поправив…

И тут же вспомнилось ему, в каком покое,
В каком блаженстве он с Будур был, а теперь…
Как утомлён и озабочен ночь и день…
И покатились слёзы горькие от горя.
Заходит он с пустынных мест уже в врата,
Прошёл весь город, оказавшийся пустым…
Да вышел к морю, и увидел рядом с ним
В ограде чудный сад: - Вот это красота!

Заметив в зелени садовника, ему
Послал приветствие, а тот: - Войди скорее!
Аллаху слава, что дорогою своею
Прошёл нетронутым сквозь город!
- Почему, -
Спросил садовника он, - что тут происходит?
Ему садовник отвечал: - Здесь магов место!
Знай, о, дитя, тут человеку… неуместно,
Но раз в году корабль к пристани приходит…

...продолжение следует...


Суфизм - религия Любви
 
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Волшебный суфизм » Сказка о царе Шахрамане и его сыне Камр аз-Замане (Серия - Сказки 1001 ночь в ритмах)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега