Пятница, 2021-09-24, 4:08 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

Кинозал Ковчега Вход _Канал Яндекс-Дзен...Вход
Авторы Проекты Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаГостям• [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

Модератор форума: Фeaно, Сказочница  
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Семь Морей » Золотое Царство (путешествие по золотым волнам)
Золотое Царство
СказочницаДата: Понедельник, 2021-02-01, 1:37 PM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline

Мастерские - эскизы вход 0, вход 1,
вход 2 - Главный
Ковчеговцы, вы можете по-своему создать и оформить Золотое царство
на странице сайта, открыв новый Вход!


Сборник произведений о Золоте и его друзьях
(в прямом и переносном смысле, стихи, сказки, статьи и т.п.)
Прикрепления: 8313445.png(71.6 Kb) · 7343545.png(15.0 Kb) · 2221415.png(9.7 Kb)


Сообщение отредактировал Сказочница - Вторник, 2021-09-21, 9:40 PM
 
БелоснежкаДата: Понедельник, 2021-02-08, 9:59 AM | Сообщение # 61
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3924
Статус: Offline
Сказочница, спасибо за волшебные сказки!
Стихи Цветаевой - совершенство слова звучания.  Иллюстрации удивительно хороши.



Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
СказочницаДата: Среда, 2021-02-10, 0:21 AM | Сообщение # 62
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline


Золотой стакан
Михаил Гуськов

ЗОЛОТОЙ СТАКАН

В золотом стакане плещет
Поздней осени вино,
И моя душа трепещет,
Опускается на дно
То ли этого стакана,
Где на счастье заключен
Мир волшебного обмана,
Что вином позолочен,
То ли в небо уплывает,
Где на башнях черных туч
Золотой закат играет
И горит последний луч.
Там, на облаке, я встану
И оттуда потянусь
К золоченому стакану
И, упав, не разобьюсь,
Потому что знаменитый
Мал Великий океан
И огромен мой налитый
Золотым вином стакан,
Что подруга мне подносит,
Отворив свое окно
И упасть с улыбкой просит
На спасительное дно.
© Михаил Гуськов, 2010

Источник  https://stihi.ru/2010/02/07/3973



Серебряный стакан
Михаил Гуськов

СЕРЕБРЯНЫЙ СТАКАН

В моем стакане месяц белый
Всплывает медленно со дна,
На нем плывет осоловелый
Мой взгляд, веселый от вина;
Как на дельфине белоснежном,
Что разыгрался на волне
И в опьянении безбрежном
Летит по звездной тишине,
Все дальше, в небо уплывая
Через открытое окно
И в то же время, утопая,
Он погружается на дно
Кусочком  льда, что в сердце тает
Непостижимо и легко,
И, не достигнув дна, взлетает
В ночное небо высоко,
Туда, где мне в ночи, рисуясь,
Ты блещешь, призрачно-легка,
На белом облаке красуясь
Недостижимо высока
И так близка, как будто рядом,
В моем стакане мне видна,
Откуда долгим, долгим взглядом
Ты на меня глядишь со дна.
© Михаил Гуськов, 2009

Источник  https://stihi.ru/2009/11/19/8178
Прикрепления: 6155158.gif(270.5 Kb) · 6776315.gif(379.9 Kb) · 8025908.gif(7.6 Kb)


Сообщение отредактировал Сказочница - Суббота, 2021-03-13, 6:22 PM
 
ТанецДата: Среда, 2021-02-10, 11:07 AM | Сообщение # 63
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6200
Статус: Offline
Чудо природы!  Автор - Она
Жизни Фантазия - мысли волна...



По книге "Море Ницше", часть 2
Переложение в ритмы "Человеческое, слишком человеческое"

-429-
Золотая колыбель

Свободный ум вздохнёт с улыбкой,
Когда решится сбросить с плеч...
Заботу матери и речь,
Что ощущается ошибкой.

Какой же вред от дуновенья
Порыва ветра, даже шторма?
Болезнь, потери, случай - норма
Любой судьбы, то жизни звенья.

Но по сравненью с рабством пут
Той колыбели золотой,
(Заботы матери родной)
Несчастный случай - лучший друг.

А это тягостное чувство,
Что должен ты благодарить
За материнство... Как изжить?
То молоко, как желчи русло...

P.S.

Всему своё.. Ты женской лаской
С избытком, видно, избалован...
А мне - другой путь уготован
Твоей безжалостной подсказкой...

Я к колыбели золотой
Стремлюсь всечасно, всеминутно...
К небесной ласке, что попутно
Мне дарит ветер молодой.

***

Всё то, что завершённым,
однажды, ты назвал,
И ясностью точёной, что режет, как кинжал,
Зову я... многоточьем и даже запятой,
Ведь видела воочью я обруч золотой -

Венок времён воскресный, кольцо от Соломона,
Творящее телесный мир формы небосклона...
Из первого желанья... звук мысли обручальной,
И слов земных начальный полёт... на срок познанья.
Всё то, что завершённым зовёшь ты, милый Друг,
Всего лишь звенья - волны, рисующие круг...
Прикрепления: 4991247.gif(71.2 Kb)
 
СказочницаДата: Среда, 2021-02-10, 11:56 AM | Сообщение # 64
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
Красивые мысли. Спасибо, Танец!

Цитата
Ведь видела воочью я обруч золотой - Венок времён воскресный

   А я увидела строки, заключённые в сонет, как в дорогую оправу. Есть у К. Бальмонта  "Золотой обруч" - со свойственной ему изысканностью и музыкальностью строк. Воспета осень, наполненная яркими красками и глубокими чувствами. Гармонично, многогранно. И форма подачи несёт свой потаённый смысл: сонет - высшая форма поэтического жанра. Я не  спец в поэзии, насколько понимаю, эта форма "венок сонетов" (жаль, профессионалы-поэты и литераторы не участвуют в форуме).

У Бальмонта много поэтических  золотых и серебряных россыпей...




Золотой обруч
Константин Бальмонт


1
Красивы блески царственного злата,
Добытого в горах и руслах рек.
В нем силу солнца понял человек,
В нем страсть, любовь, и бой, и гуд набата.
Чтоб клад достать, утроба тьмы разъята,
Оплот гранита жаждущий рассек.
Подземный Вий, из-под тяжелых век,
Признал и в краткодневном смелом - брата.
Не говори о золоте слегка.
Колдуют долго солнечные чары
По руслам рек и там, где срывны яры.
Власть перстня обручального крепка.
Всесильны желто-алые пожары.
Изыскан огнь осеннего листка.

2
Изыскан огнь осеннего листка,
Когда, лиясь, внедряются рубины
В белесоватый страх в листве осины
И кровь сквозит в листве березняка.
В персидских шалях липы. Нет цветка
Краснее ягод вызревших калины.
В них бусы вспева пламенной былины.
По ржавым листьям пляска уголька.
Лесная глушь - расплесканное море.
От искры искра, зыбь и цепь огней,
Многорасцветиый праздник головней.
Душа ликует в красочном просторе.
Что в дали той, что вовсе далека?
До моря путь - чрез три страны река.

3
До моря путь - чрез три страны река.
Поток весны - через пороги лета,
И осень, пред зимой, в огонь одета.
В тройном запястье тайна глубока.
Бездонный ров. Над ним лежит доска.
Пройди туда, где явь иного света,
Не торопя оправданность обета,
И, выпив радость, знай: нужна тоска.
К нам, в наших днях, должна прийти утрата.
У сердца с правдой мира договор.
Нам осенью поет о нем узор -
Кровавого разорванного плата.
И, эхом к нам идя сквозь гулкий бор,
Волнует зов минувшего "Когда-то".

4
Волнует зов минувшего "Когда-то",
Кричит "Ау!" пустынею лесной,
И помним мы, как хорошо весной,
Как вся она открыта и богата.
Мы ценим утро только в час заката.
Мы красочною тешимся волной,
Настурций увидав цветочный зной,
Когда осенней грустью сердце сжато.
И благо. Радость в боль обрамлена.
Какие бы мы были, не тоскуя?
Мы недостойны были б поцелуя.
Привет тебе - в час осени - весна.
Как камень, в воду брошенный со ската,
Люблю в весне разливы аромата.

5
Люблю в весне разливы аромата,
Веселая, она не хочет тьмы,
Секирой льдяной сшибла рог с зимы,
Поет, хоть от сугробов даль горбата.
И рухнула - из льда и снега хата,
Просыпан снег последний из сумы,
Ручьи бегут на праздник кутерьмы,
И рой сорок стрекочет воровато.
От всей земли, из каждого куска,
Дыханье разогретой жадной хоти.
Путь к радости - на каждом повороте.
С Егорья доходи до семика.
В русальных торжествах святыня плоти.
Весна, как степь, светла и широка.

6
Весна, как степь, светла и широка.
Всегда, веснуя, дух наш весь веселье.
Весна - от солнца данное нам зелье.
Весна равняет с богом червяка.
Ко взору взор, к руке идет рука.
В веснянке - хмель, в весеннике - похмелье.
Кто полюбил, тот принял ожерелье,
Где жемчуг - солнцелунные века.
О, стебель мая с завязью июня,
С июльской чашей мака! Жаркий сказ.
Весна и лето, как люблю я вас.
Но мил мне также лёт бесшумный луня.
Весна, как вспышка вещих снов, ярка.
Прекрасней осень. Смерть душе близка.

7
Прекрасней осень. Смерть душе близка.
Хотя б царем, безоблачно, беспечно,
Жить на земле я не хотел бы вечно.
На всем, что здесь, я вижу знак: "Пока".
Всегда ли мне смотреть из уголка?
Когда вверху, мостообразно, млечно,
Звездится Путь, он манит бесконечно
Туда, откуда наша глубь мелка.
Есть бег, есть взлет к иной лучистой цели,
Светлей того, что здесь светлей всего.
И тщетность ль наши свечи здесь горели?
Есть лучшее, и я найду его.
В часах, чья власть когтиста и рогата,
Что лиц милей, ушедших без возврата?

8
Что лиц милей, ушедших без возврата?
Мы были вместе. Память их жива.
Я помню каждый взгляд и все слова.
Они слышней громового раската.
Как запахом - раздавленная мята,
Сильней, чем вся окрестная трава,
Так слышен некий голос божества
В том, что любил, в твоем, что смертью смято.
Насмешкой был бы мир, все было б зря,
Когда бы жизнь сменялась пустотою.
Не на песке мою часовню строю, -
О правде воскресенья говоря.
И год, скруглившись, слушает со мною,
Как звонок светлый воздух сентября.

9
Как звонок светлый воздух сентября.
Благословеньем синего амвона
Какая тишь нисходит с небосклона,
В сознанье светят свечи алтаря.
Творец любил, творение творя.
Земля - неисчерпаемое лоно.
В селе, вдали, поплыли волны звона,
В душе поют бездонные моря.
Шуршанье листьев - музыка живая.
Спадает лист зажженный за листом,
Вещанье тихим шелестом свевая:
Разрушен дом, - в три дня восстанет дом.
И тонкий, как укол тончайшей спицы,
Хрустален свист мелькающей синицы.

10
Хрустален свист мелькающей синицы.
Он говорит, что, если мир лучист,
Он скоро будет хрупок, бел и льдист.
Ловите миг цветущей огневицы.
По зову этой милой птицы,
На ветке каждый яхонтовый лист,
Впивая луч, трепещет, пламенист.
И падают цветные вереницы.
Отдохновенье - мудрость бытия.
Но жизнь жива под мертвыми листами,
И пахнет крепким запахом, груздями.
Растет их головастая семья.
Богатство до весенней нам денницы.
В амбарах рожь. Душистый клад пшеницы.

11
В амбарах рожь. Душистый клад пшеницы.
В сарае столько сена, посмотри,
Что до весенней хватит нам зари,
Когда у ней раскроются ресницы.
Не покладали рук жнецы и жницы,
Точили косу звонко косари.
Земля богата. Хочешь, так бери.
И мед есть в ней, и воск есть для божницы.
И оттого, что там трудились мы,
Что сосчитали труд наш закромами,
Приятно нам пришествие зимы.
Нас тешит журавлиный крик над нами.
Желанен, как земная нам заря,
Весь лес, - в рубинах, в меде янтаря.

12
Весь лес, - в рубинах, в меде янтаря,
В расцветностях, которых не измерим, -
Нам выстроил, пред смертью года, терем,
Всю пышность в час прощания даря.
Не льстись своей клюкой поводыря.
Живи лишь вровень с древом, с птицей, с зверем.
В людское наше мы чрезмерно верим,
Напрасно мир и смысл его коря.
Тяжелый жернов знает путь вращенья,
Он должен свой умол перемолоть.
И в куколке, до мига воплощенья,
Всю зиму мотылек лелеет плоть.
Не сетуй же, что белою зарницей
Уж скоро глянет иней бледнолицый.

13
Уж скоро глянет иней бледнолицый.
Из мглы болот всползет седой туман,
Стремясь от нас к теплу далеких стран.
Чу, журавли подвижною станицей.
Взревет метель забытой львами львицей.
Застынет облак белых караван.
Весь мир, как Ледовитый океан,
Раскинется безмерною гробницей.
Но в час, как с вихрем бьется снег в окно,
Как хорошо в тиши нагретой, дома,
Припоминать все бывшее давно.
Крутить мечту дорогой кругоема.
И ярки звезды в ночи декабря.
Тот любит смерть, кто прожил жизнь, горя.

14
Тот любит смерть, кто прожил жизнь, горя.
Не утаил себя, как раб лукавый, -
Лелея луч внутри светящей славы,
Постиг, что спор с творцом пустая пря.
Какое счастье - расточать, беря
Из житницы, где звери, птицы, травы,
И в миг свой - боль, и в час свой - все забавы.
В деснице быть Верховного Царя.
Лишь сам себе ты облик супостата,
Когда своею краткой волей в бой
Вступить ты хочешь с Волей мировой.
Твоя хоругвь до солнца в высь подъята,
Когда ты явишь цвет цветка собой,
В красивых блесках царственного злата.

15
Красивы блески царственного злата,
Изыскан огнь осеннего листка.
До моря путь - чрез три страны река.
Волнует зов минувшего "Когда-то".
Люблю в весне разливы аромата,
Весна, как степь, светла и широка.
Прекрасней осень. Смерть душе близка.
Что лиц милей, ушедших без возврата?
Как звонок светлый воздух сентября.
Хрустален свист мелькающей синицы.
В амбарах рожь. Душистый клад пшеницы.
Весь лес - в рубинах, в меде янтаря.
Уж скоро глянет иней бледнолицый.
Тот любит смерть, кто прожил жизнь, горя.

Источник  https://ollam.ru/classic/rus/balmont-konstantin/zolotoy-obruch

Константин Бальмонт
ЛЕБЕДИНЫЙ СЛЕТ


Скликались лебеди на Лебедином Слете.
Лесное озеро, в осенний свой черед,
От звонких криков их как в час весны живет.
Но мысль прощальная в лесах, в их позолоте:

Плывут крылатые. На каждом повороте
Красавца белого – сияющий налет,
На синем зыбится, по бирюзе плывет.
Там – обруч серебра на голубом намете.

Светило осени похоже на Луну.
Испили золото июль и август знойный.
И золото вошло в сквозную пелену

Листвы, желтеющей громадой беспокойной.
Последний звучный всклик, и взвился в вышине
Весь белый полукруг, мерцающий и стройный.

Источник  https://silveragepoetry.blogspot.com/2016/02/blog-post_360.html

Прикрепления: 9886318.jpg(112.0 Kb) · 8376590.jpg(73.3 Kb)
 
ТанецДата: Среда, 2021-02-10, 12:24 PM | Сообщение # 65
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 6200
Статус: Offline
Сказочница,  СПАСИБО ЗА ЧУДЕСНЫЙ ЗОЛОТОЙ ОБРУЧ!
Каждое слово на своём месте, каждый образ живителен!


Да уж, такие у нас тут перепады высот, несоизмеримого встречи, от ритмичной философии к поэтической классике, высокому искусству, а потом снова волна увлекает в ритмы, простые речи, пульсирующие мыслью без прикрас...

Конечно, это уже не подземное солнце, а самое настоящее Светило мудрости древней Мысли...


ЗОЛОТЫЕ СТИХИ ПИФАГОРЕЙЦЕВ




Сохранились они для нас лишь в комментариях Гиероклеса и в отрывках у классиков и Отцов Церкви. Сообразно трем степеням посвящения, стихи эти разделялись на три части:

"Приготовление",
"Очищение" и
"Совершенствование".

На Семи Морях - музыкальная страничка

Стихи актуальны для молодежи любого времени, просты и, вместе с тем, мудры,
несут в себе основы знания галактической этики и счастливой жизни.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ

Следует знать, что не прост
к счастью ведущий нас путь,
Цели твоей нужен рост,
с нею в согласии будь.
Так очищение тел, мысли и чувства важно,
Чтоб избегать глупых дел, действовать смело, умно.

Прежде всего, почитай волю бессмертных Богов.
Их старшинство соблюдай в свете Закона веков.

((()))

Верен будь клятве, внимай, демонов остерегайся,
Мать и Отца уважай, добрым быть, честным старайся.

ОЧИЩЕНИЕ

Клятва - закон, сознавай. Лживости, лени беги,
Солнце душою встречай, честь, словно жизнь, береги.

((()))

С доблестным дружбу крепи, людям стремись помогать.
Мелких обид уходи, незачем зло вспоминать.

((()))

Необходимость где, там есть и возможность всегда.
Внемли ты этим словам, будут успешней года…

((()))

Всё это так и запомни. В пище умеренным стань.
Сон ограничь, час дополни делом, ворчать перестань.

((()))

Гнев обуздай и желанья. Не совершай ничего
Стыдного, гнева деянья след оставляют, клеймо.

((()))

Пусть повторяют в веках: Главный судья – это Совесть!
Тем, кто бессовестен – крах. Правда - вот лучшая доблесть.

((()))

Так и запомни, кончина неотвратима для смертных.
Всё, что в судьбе, не кручина - опыт и знание верных.

((()))

Смертным по воле богов могут прийти и страданья,
Может быть беден твой кров, трудности - лишь испытанье.

((()))

Ропот смири на судьбу и утешенья ищи
В сердце, усилив мольбу и осознанье в тиши.

((()))

Честные люди в пути меньше невзгодам подвластны.
Веры слепой уходи, многие речи напрасны.

((()))

Часто за правду обман слепо, увы, принимают.
Ты же иди сквозь туман к свету, желанному краю.

((()))

Не доверяйся тому, кто ненадёжен в делах,
Лучше дай время уму, не торопясь на словах.

((()))

Прежде, чем делать, подумай, глупость сдержи, не кипя,
Можешь забавой неумной ты опозорить себя.

((()))

Делай лишь то, что должнО и не ведёт к пораженью.
Что неизвестно, темно, остерегайся в совершенье.

((()))

Но изучай мир вокруг - жизнь твоя станет прекрасной.
Не оставляй свой недуг без излеченья, неясным.

((()))

Меру во всём соблюдай и в упражнениях тела.
Роскоши, зла избегай, зависти, дерзкого дела.

((()))

Лишних расходов беги, но и не слишком скупись.
Меру во всём обрети. Думай пред делом, трудись.

СОВЕРШЕНСТВО

Прежде, чем в сон погрузиться, вспомни о каждом поступке,
Что совершил. Не годится делать поблажки минутке.

((()))

Всё перечти ты в уме, прежде, чем очи закрыть.
И успокой в полутьме мысли, с которыми жить:
- Что я не сделал и как там или тут поступил?
Сам я себе ли не враг? Всё ли исправил, простил?

((()))

Путь обретёшь и огни для достижения цели.
Клятвы и тайны храни, веру в успех на пределе.

((()))

Будь восприимчив, усвой… всё, к чему должен стремиться,
Путь достижения твой может с божественным слиться.

((()))

Кто четверицу открыл, жизни источник наш вечный,
Тот о тебе не забыл! Ты же трудись, друг сердечный.

((()))

Так за работу берись, чтобы увидеть конец,
Мудрым богам помолись, помня единство сердец.

((()))

Всё мирозданье бессмертных в смертных чертах постигай.
Временное тает в летах, ты ж устремись в вечный край.

((()))

И о единстве Природы, и о сокрытом в веках
Думай... Веками народы мысли хранили в стихах.

((()))

Станет понятно: несчастье люди приносят себе
Сами, слепые до счастья, сами... глухие во тьме.

((()))

Путь совершенства доступен каждому, всё же не знают,
Где от страданья заступник. Так и рассудок теряют,

((()))

Злая судьба их кидает с места на место. Раздор
Следом идёт, подгоняет беды, приносит позор.
Ты ж уклонись от невежды. Зевс, твой великий Отец,
Даст пониманье, надежду, силу Природы, венец.

((()))

Высшей Природы начало в каждом присутствует, знай.
Смертное - цель увенчает, дверь к божеству отворяй.

((()))

Всё открывает Природа! Если исполнишь наказы,
То не коснутся невзгоды, светом наполнишь свой разум.
Душу от множества бедствий ты охранишь и спасёшь,
Тем завоюешь наследство - Знанье веков обретёшь.

((()))

К Истине путь - твой возничий. Знания - лучший твой друг!
Даже в эфирном обличье выйдешь за смертный сей круг.

((()))

Станешь нетленным и вечным, смерти не знающим Богом.
 
СказочницаДата: Среда, 2021-02-10, 1:18 PM | Сообщение # 66
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
К стихам пифагорейцев ещё вернусь (слышала о них немного), вспомнила о форме подачи стиха - сонете - был век Златого Сонета... А есть и более сложные (сверхсложные) поэтические конструкции – Корона венков сонетов (в собрании хранятся порядка 50 произведений, объединяющих 15 таких венков), и  Кольцо Корон венков сонетов.  Вспомнила о форме и хочу рассказать об одной Личности.



Золотая форма

   Юкио Мисима - японский писатель и драматург. Настоящее имя - Кимитакэ Хираока. Яркий представитель второй волны послевоенной японской литературы, продолжатель традиций японского эстетизма.


Родился: 14 января 1925 г., Токио, Япония
Умер: 25 ноября 1970 г. (45 лет), Ichigaya, Токио, Japan
В браке с: Ёко Хираока (1958-1970 гг.)
Родители: Сидзуэ Хираока, Адзуса Хираока
Дети: Иитиро Хираока
Рост: 163 см
Одно из прочтений иероглифа «Мисима»: «Зачарованный-Смертью-Дьявол»
Самый читаемый японский роман в мире: «критическая исповедь» Мисимы — «Золотой Храм» (1956)



Из рецензии на «Жажда смерти Юкио Мисимы» Виорэль Ломов:

—   Очень интересно, Виорэль. Большое спасибо за знакомство с такой уникальной японской Личностью как Юкио Мисима и с его творчеством. Не слышала о нём. Давно обратила внимание на то, что Великие Личности, их жизни, даются в назидание людям. Это живые книги. Искусство жить…

   Благодаря талантам и хорошему воспитанию он полюбил Красоту. Её совершенные Формы. Как Автор самого себя, создал и телесную, и духовную формы, достойные восхищения. Но, любое Произведение Искусства требует законченности. Совершенная Форма возможна лишь в холодном изваянии. Книги написаны. Книга жизни Автора тоже. Он «упаковал» себя в чарующую форму Искусства, не просто, архитектурное сооружение, а духовный сосуд, которые взволновал (и будет волновать) умы современников и потомков…

   С уважением и благодарностью за информацию,  (Вы за последнее время проделали колосальную работу! Много интересных тем, превосходный анализ авторов и их творчества)

   "Нельзя возродить разрушенное духовное творение. Можно воссоздать только чучело, в котором нет прежней души ..."  Наверное, это естественный процесс... Каждое новое творение, копия с прошлого, уже будет соответствовать духу своего времени и накапливать новую душу... Не всё так плохо... —  Ирина.

—  Спасибо душевное, Ирина, за прекрасные комментарии! «Давно обратила внимание на то, что Великие Личности, их жизни, даются в назидание людям. Это живые книги. Искусство жить…» Истинно так. Нам остается лишь «назидаться». Конечно же, можете копировать любые тексты. Всего доброго Вам! «Не всё так плохо». С уважением и признательностью, Виорэль Ломов.
09.2019г.


Жажда смерти Юкио Мисимы

Виорэль Ломов

(Выборка очерков, опубликованных в книгах издательства Вече и на портале Проза.ру)

1. Коротко о писателе

Японский писатель, трижды номинированный на Нобелевскую премию по литературе, актер и режиссер театра и кино, знаменитый культурист, мастер национального фехтовального искусства кэндо («путь меча») и карате, апологет самурайских традиций, культовая фигура середины XX в. в Японии, Юкио Мисима (настоящее имя Хираока Кимитакэ; одно из прочтений иероглифа «Мисима» — «Зачарованный-Смертью-Дьявол»; 1925—1970)  — автор 40 романов («Исповедь маски», «Жажда любви», «Шум прибоя», «Золотой павильон», тетралогия «Море изобилия» и др.), 18 пьес («Мой друг Гитлер», «Маркиза де Сад» и др.), десятков сборников рассказов и эссе. Сегодня самый читаемый японский роман в мире — это «критическая исповедь» Мисимы — «Золотой Храм» (1956).

2. Подробнее

«У мужчины жажда стать красивее совсем иной природы, чем у женщины: у мужчины это всегда желание смерти» — написал Мисима за 11 лет до своей смерти. Он родился в Стране восходящего солнца и сам стал светилом японской культуры, ослепительно-кратким и ослепительно-черным. Своей яростной жизнью Юкио доказал, что человек может всё, что захочет. За четверть века он написал более ста томов филигранной прозы, эссеистики и драматургии. И это была только часть его жизни. С его вулканической жаждой самореализации спорить некому. Он в жизни добился всего, чего хотел, даже собственной смерти. По мнению известного японоведа Д. Кина, «наиболее совершенным произведением искусства Мисимы стал он сам».

Кимитакэ Хираока родился 14 января 1925 г. в семье крупного государственного чиновника Адзуса Хираока и его супруги Сидзуэ. Семинедельного малыша забрала к себе властная и истеричная бабушка. До двенадцати лет мальчик воспитывался в аристократических традициях и полной изоляции от внешнего мира и своих сверстников. Ему запрещались прогулки и лишь изредка, как осужденному, разрешались свидания с родными. Не удивительно, что он рос бледным, хилым и болезненным.

В 16-летнем возрасте Хираока под псевдонимом Юкио Мисима написал свое первое произведение — романтическую повесть «Цветущий лес», в которой заявил, что красота и смерть — и есть сущность жизни. В 1944 г. Юкио с отличием окончил привилегированную школу, и император Хирахито вручил ему серебряные часы.

По желанию отца юноша поступил на юридический факультет Токийского университета, где изучал немецкое право. Во время учебы увлекся литературой немецкого романтизма, а позднее Т. Манном и Ф. Ницше. Надо отметить, что Юкио прекрасно знал всю классическую литературу и Востока, и Запада.

В 1945 г. Мисима из-за слабого здоровья избежал призыва в армию. На следующий год он показал два своих рассказа классику японской литературы Я. Кавабата. Тот посодействовал публикации рассказа «Сигарета» в журнале «Человек». Начинающий писатель принял участие в неформальных встречах известных литераторов О. Дадзая и К. Камэи, на которых заявил о себе как о вызывающе дерзком и эпатажном человеке.

Окончив университет, Мисима служил в Министерстве финансов. Совмещая чиновничью работу с литературной, написал свое первое крупное произведение «Вор». Через год писатель примкнул к объединению «Современная литература». Получив от издательства «Кавадэсёбосинся» заказ на роман, Мисима ушел со службы. В 1949 г. роман «Исповедь маски» увидел свет, был высоко оценен критиками и стал сенсацией из-за описания нетрадиционных отношений и апологии смерти.

Следующие два романа — «Жажда любви» и «Запретные удовольствия» имели громкий успех. После них за Мисимой закрепилась репутация мастера психологической прозы, и он вошел в обойму литературных лидеров Японии. ЮНЕСКО включило «Жажду любви» в список коллекции шедевров японской литературы.

В качестве специального корреспондента газеты «Асахи симбун» Мисима девять месяцев находился в кругосветном путешествии (всего он совершил семь «кругосветок»), откуда вернулся другим человеком. Мрамор Греции возродил в нем скульптора — он задумал превратить самого себя в живое изваяние атлета или бога. «Создать прекрасное произведение искусства и стать прекрасным самому — одно и то же» — написал он. Решив «создать из себя полную свою противоположность», как физически, так и духовно, Юкио занялся плаванием, бодибилдингом, тяжелой атлетикой, фехтованием на саблях «кэндо», каратэ и достиг поразительных успехов как в каждом виде спорта и боевых искусств, так и в «строительстве своего тела». В 1963 г. в энциклопедической статье о культуризме была помещена его фотография. Много снимаясь в фильмах и позируя для фотоальбомов, Якио стал искусным манипулятором СМИ и общественного сознания и одним из первых поп-идолов послевоенной эпохи.

В «строительстве» литературы он тоже сменил свой стиль, сориентировав его на классическую японскую традицию и на Т. Манна. «Золотой храм», увидевший свет в 1956 г., стал воистину храмом японской литературы. Это сегодня самый читаемый в мире японский роман.

Далее последовала череда творческих удач писателя — «Шум прибоя», «Долгая весна», «Пошатнувшаяся добродетель». Единственный светлый и безмятежный «Шум прибоя», на который писателя вдохновила история Дафниса и Хлои, пользовался колоссальным успехом у читателей. Многие бестселлеры были экранизированы.

В те же годы Юкио стал писать и ставить свои пьесы, исполняя в них иногда главные роли. В истории японского театра Мисима — крупнейший драматург. С 1953 г. он каждый год писал по большой пьесе, не считая одноактных. Писал за 1—3 ночи. Театр Мисимы, зачастую провокационный, — это эпатаж, завернутый в классику. Шок зрителей и скандалы «грели» автора.

В 1959 г. Мисима опубликовал роман «Дом Кёко», как альтернативу «Золотому храму», в которой он предпринял попытку отразить сущность современной эпохи. Мнение читающей публики разделилось. Одними роман был воспринят как шедевр, другими — как провал. После десятилетнего триумфа писатель попал под «холодный дождь» критики.

К этому времени Мисима был женат на Ёко Сугияма, дочери известного мастера классической японской живописи Я. Сугияма. Вскоре Мисима получил угрозы с обещанием физической расправы от правых радикалов за его прокоммунистические взгляды. Несколько месяцев дом Мисимы охраняла полиция. Это были месяцы мучительных раздумий писателя над правильностью выбранной им политической ориентации.

В 1960-е гг. произведения Мисимы стали переводить на европейские языки. Вышли новые романы «Весенний снег» и «Несущие кони» (первые две части тетралогии «Море изобилия»), пьесы «Маркиза де Сад», «Патриотизм». Трижды Мисиму выдвигали на соискание Нобелевской премии по литературе, трижды прокатывали, трижды он впадал в глубокую депрессию, не без основания считая себя достойным её претендентом. Именно его назвал лучшим японским писателем второй половины ХХ в. Я. Кавабата, лауреат Нобелевской премии 1968 г.

С детства глубоко почитая самурайский дух, писатель в 1960-е гг. заразился идеей возрождения самурайских традиций. Это отвечало его представлению о совершенном человеке, в котором этика поведения неотделима от эстетического начала. Будучи монархистом и сторонником традиционных ценностей, противником конституции, по которой Япония не имела права иметь свою армию, а только Силы самообороны, Мисима публично заявил о своей солидарности с праворадикалами, вступил в эти Силы и совершил показательный полет на истребителе. Вскоре он создал собственную военизированную студенческую организацию «Общество щита».

В 1968 г. были опубликованы «Храм на рассвете», третий том тетралогии, и пьеса «Мой друг Гитлер». Во время студенческих волнений Мисима посетил захваченный студентами Токийский университет, где принял участие в ожесточённой дискуссии о месте императора и государственном устройстве.

Свою смерть Мисима написал, поставил и сыграл. Утром 25 ноября 1970 г. он отослал редактору рукопись романа «Падения ангела» — последнего тома тетралогии. Поставив точку в литературе, через несколько часов он поставил точку и в своей жизни. Под предлогом официального визита, Якио с четырьмя членами «Общества щита» прибыл на базу сухопутных войск Сил самообороны в Итигая. Взяв в заложники командующего округом генерала К. Масите, Мисима с балкона обратился к солдатам с призывом совершить государственный переворот. Однако его призывы к самурайскому духу не были услышаны, поскольку этого духа у солдат не было, после чего Мисима покончил с собой, совершив сэппуку (харакири — это неудачно проведенный ритуал, самоубийство простолюдина), чем продемонстрировал высший полет духа и верность своему сюзерену-императору.

Смерть Мисимы вызвала всеобщее недоумение, а также мощную волну выступлений ультраправых по всей стране. «Да он просто свихнулся», — заявил премьер-министр Сато. Было ли это так, или протестом против «утраты Японией самурайского духа», или личным стремлением к смерти, совпавшим у него с ощущением конца японской культуры и распада традиционных ценностей, — нам сегодня можно только гадать. Одно неоспоримо: это был эпилог самой грандиозной пьесы, которую когда-либо разыгрывали на земле, под названием «Юкио Мисима».

Проза Мисимы свежа и сегодня. Его пьесы не сходят с подмостков японских театров, а также театров Европы и США. В России в 1990-е гг. были поставлены «Мой друг Гитлер», «Маркиза де Сад», «Парчовый барабан».

Мисиму на русский язык переводили Е. Стругова, Г. Чхартишвили (Б. Акунин), С. Ильин, А. Вялых, Т. Юркова и др.
 
СказочницаДата: Среда, 2021-02-10, 1:19 PM | Сообщение # 67
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
3. «Золотой» роман японской литературы

Литераторов издавна волновала «красота» — самая разная. От красоты детски-житейской — «Красота! Красота! / Мы везем с собой кота» (С. Михалков) до Красоты как ипостаси Христа — «Какая красота спасет мир?» (Ф. Достоевский). Романов о «красоте» несть числа, также как о «смерти». Но, безусловно, к числу самых великих из них — одновременно и о «красоте» и о «смерти» — относится «Золотой Храм». Мисима, видимо, лучше других постиг эти два понятия — Страна Восходящего Солнца и его собственная биография способствовали этому.

«Золотой Храм» — воистину «золотой» роман японской литературы. Он основан на реальном событии. В 1950 г. молодой буддистский монах сжег храм Кинкакудзи — знаменитый архитектурный памятник в Киото, чем поверг всю Японию в шок. Золотой Храм, построенный в конце XIV в. и ни разу не разрушенный за 5,5 веков, был одним из главных символов нерушимости Японской империи. В тот же день поджигатель был схвачен, признан невменяемым и на 5 лет заточен в тюрьму, по выходу из которой он покончил с собой. Имя монаха осталось неизвестным.

Мисима, считавший, что «гибель делает Прекрасное еще более совершенным», изложил в своем романе в форме исповеди историю послушника, спалившего храм. Писатель на основании своих встреч с заключенным и с администрацией тюрьмы реконструировал злой умысел монаха и детали его исполнения. Роман произвел фурор, как своей художественной стороной, так и актуальностью. Год публикации — 1956-й — стал годом социального перелома в японском обществе, в котором выросло послевоенное поколение, равнодушное к духовным ценностям своих родителей, готовое разрушить все, что ему было не по нраву, в т.ч. и все прекрасное, что сохранила история. Роман, публиковавшийся частями в журнале «Синте», а затем изданный отдельной книгой был удостоен престижной литературной премии Ёмиури.

У главного героя романа послушника Мидзогути Золотой Храм жил в его душе с детства, как символ Красоты — это внушил ему его отец-священник; и сам мальчик был предрасположен к идеализации прекрасного. Но из-за того, что Мидзогути от рождения заикался, он подвергался постоянным насмешкам и издевательствам сверстников, вследствие чего стал замкнутым и озлобленным. Желая своим обидчикам (в том числе и надуманным) всяких бед и смерти, он впустил в свою душу и Смерть. В течение многих лет Красота и Смерть боролись в душе героя.

Главных героев в романе два — послушник Мидзогути и Храм Кинкакудзи. Увидев впервые Храм, мальчик был разочарован, т.к. не узрел в старинном деревянном сооружении ничего «золотого», но затем постепенно научился видеть его красоту, стал постигать ее, пока она не стала для него сильнейшим наркотиком, который заменял ему реальную жизнь, в т.ч. и любовь к женщине. Более того, всякая попытка сойтись с какой-нибудь дешевой красавицей заканчивалась для заики фиаско — Храм не позволял юноше предаться жалким утехам плоти, как господин раба он не отпускал его более от себя. Мидзогути уже не мог отделить себя от Храма, и когда началась война, он жаждал их одновременной гибели под американскими бомбами. В эти моменты он чувствовал свое единение с Храмом, ему казалось, что он постиг суть его красоты. «Я буквально пьянел от одной мысли, что единый пламень может уничтожить нас обоих». Но война окончилась, Смерть на этот раз прошла мимо, и Храм вновь отдалился от него...

Теперь для ясности. В тексте нет подобных рассуждений о Красоте и Смерти — там все тонко и органично вплетено в поступки и мысли персонажей, в описания природы и Храма. Чтобы не портить изящные кружева Мисимы — наметим легкой строчкой основную сюжетную линию, весьма напоминающую типичную любовную интригу, где есть любовь, ненависть, смерть.

У Мидзогути в Храме и в университете, куда он поступил, были два друга — один ангел, другой демон. «Ангела» звали Цурукава, «демона» с хромой ногой — Касиваги. Цурукава подвигал послушника к благим поступкам, а Касивиги — к дурным. Ничего удивительного в том, что восторжествовал этот мелкий бес, призывавший своего приятеля к внутренней свободе, не было — ведь Мидзогути был «сам обманываться рад». И ничего удивительного в том, что Цурукава покончил с собой из-за невозможности жениться на любимой девушке — тоже не было. В мире, отвернувшемся от Бога, что бы ни говорили философы и писатели, торжествует зло, и ангелам там не прижиться. Главная «заслуга» Касивиги в воспитании послушника (именно «послушника» искусителя!) состояла в том, что он «возвел святотатство в ранг священнодействия». Подтолкнув Мидзогути к мысли о том, что вполне можно прожить и без Прекрасного, лишь бы только обрести внутреннюю свободу, он подтолкнул его и к решению сжечь Храм. Не без долгих колебаний заика шел к этому, и роковую роль тут сыграли строки из буддийского трактата «Риндзайроку», звучавшие из уст Касиваги: «Встретишь Будду — убей Будду, встретишь патриарха — убей патриарха, встретишь святого — убей святого, встретишь отца и мать — убей отца и мать, встретишь родича — убей родича… Лишь так достигнешь ты просветления и избавления от бренности бытия». Для буддизма важно не быть ни к чему привязанным. Если Красота убивает, не будь ее рабом. И послушник формально поступил как буддист, но не как веривший в Бога. Он пошел более коротким путем — вместо того, чтобы убить в себе привязанность к вещному миру, он решил этот мир (а он для монаха весь был сведен к Храму и его красоте) убить сам. Запасшись мышьяком и ножом, чтобы покончить с собой, Мидзогути сжег Храм, но на суицид у него душевных сил уже не осталось. «На душе было спокойно, как после хорошо выполненной работы. Еще поживем, подумал я». Это конец романа. От себя можно добавить: спокойно, как на пожарище. С храмом сгорела и душа Мидзогути, и все его душевные терзания.

На русском языке «Золотой Храм» есть в переводе Г. Чхартишвили (Бориса Акунина) и Н. Ломановой.

Роман экранизировался дважды. Классическим стал фильм режиссера К. Итикава «Пламя» (1958). В 1976 г. Ё. Такабаяси снял картину «Золотой Храм». Тогда же композитор Т. Маюдзуми создал одноименную оперу.

P.S. Золотой Храм Кинкакудзи был восстановлен в первозданном виде, что можно, конечно, рассматривать как неуничтожимость прекрасного — но только со строчной буквы. Нельзя возродить разрушенное духовное творение. Можно воссоздать только чучело, в котором нет прежней души. Именно это произошло с Золотым Храмом. (Да разве не то же самое происходит сейчас и в новодельной России?) Японцы не раскрыли миру имя своего Герострата, и не надо. Его имя — Мидзогути. Мисима, наверное, единственный, кто в гибели Кинкакудзи увидел символ Японии, отвернувшейся от Золотого Храма и перебежавшей к золотому тельцу, и понял, что нет той Японии, для которой Храм был не просто архитектурным сооружением, а духовным сосудом. Писатель прозрел это за 14 лет до собственной гибели. В 1970 г. Мисима в знак протеста против сползания японского общества к западным ценностям и в защиту национальных традиций предпринял отчаянную, заведомо обреченную на провал попытку государственного переворота и после неудачи, как настоящий самурай, покончил с собой, сделав себе сэппуку.

© Виорэль Ломов, 2019

Первоисточник:   https://proza.ru/2019/09/12/717
 
СказочницаДата: Среда, 2021-02-10, 1:50 PM | Сообщение # 68
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
Цитата Танец ()
И о единстве Природы, и о сокрытом в веках Думай... Веками народы мысли хранили в стихах.

К Истине путь - твой возничий. Знания - лучший твой друг! Даже в эфирном обличье выйдешь за смертный сей круг.


Прочитала с интересом. Вечная мудрость! Конечно, далеко не каждый  стремиться к совершенным знаниям и формам, и в этом своя прелесть :))

Цитата
Да уж, такие у нас тут перепады высот, несоизмеримого встречи, от ритмичной философии к поэтической классике, высокому искусству, а потом снова волна увлекает в ритмы, простые речи, пульсирующие мыслью без прикрас...

Конечно, это уже не подземное солнце, а самое настоящее Светило мудрости древней Мысли...
Танец

Аннотация

   Да, в Теме часто всё происходит стихийно, непредсказуемо в какую сторону унесёт...  Я аннотацию к золотой теме написала - подземное солнце. А как лучше назвать? Может, "свет мудрости мысли"? Или, "путешествие по золотым волнам мудрости"? Или, традиционно назвать - сборник произведений.

С улыбкой,
 
БелоснежкаДата: Среда, 2021-02-10, 4:29 PM | Сообщение # 69
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3924
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
Юкио Мисима - японский писатель и драматург. Настоящее имя - Кимитакэ Хираока. Яркий представитель второй волны послевоенной японской литературы, продолжатель традиций японского эстетизма.

Цитата Сказочница ()
Мисиму на русский язык переводили Е. Стругова, Г. Чхартишвили (Б. Акунин), С. Ильин, А. Вялых, Т. Юркова и др.


Теперь понятно, откуда такое замечательное знание Японии, японских национальных традициях и обычаях у Бориса Акунина, - близкое знакомство с замечательным автором... Оба они замечательны!
Гении притягивают друг друга, примагничивая своими талантами и нас, читателей...

Цитата Сказочница ()
«Золотой Храм» — воистину «золотой» роман японской литературы. Он основан на реальном событии. В 1950 г. молодой буддистский монах сжег храм Кинкакудзи — знаменитый архитектурный памятник в Киото, чем поверг всю Японию в шок. Золотой Храм, построенный в конце XIV в. и ни разу не разрушенный за 5,5 веков, был одним из главных символов нерушимости Японской империи.


Ириночка, огромное спасибо за знакомство с японским писателем и Виорелю благодарности за неустанную просветительскую творческую работу!



Относительно Золотых стихов - есть во Вселенной Пифагор тема - Золотые стихинаставления Пифагора и эхо

Цитата Сказочница ()
...подземное солнце. А как лучше назвать? Может, "свет мудрости мысли"? Или, "путешествие по золотым волнам мудрости"?


"Путешествие по золотым волнам" - вполне подходит, ведь в теме не только о мудрости, но и другие направления освещаются.

***

Да вот вспомнился Золотой челнок Фридриха Ницше...
тоже по книге Море Ницше, то есть, в ритмичном изложении:)

ПЛЯСОВАЯ ПЕСНЬ

О, Жизнь! В глаза твои взглянул недавно я.
Сверкало золото в ночи прекрасных глаз...
И стало тихо в сердце, словно в первый раз
Оно желаньем возгорелось от Огня...

И золотой челнок по волнам тёмных вод,
То появляясь, то ныряя, звал меня...
А ноги в пляс рвались, желанием горя,
И ты, смеясь, звала меня в свой хоровод.

Своими маленькими ручками едва
Ты к кастаньетам прикоснулась, и ожили
В безумной пляске ноги, в небо воскружили,
И устремился я к тебе, но ты… слегка...
Лукавым взором поманив, уж оттолкнула!
Зашелестели кольца локонов твоих.
От ярких змей отпрянув, я и сам затих...
Остановилась ты, головкою кивнула...



Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Среда, 2021-02-10, 4:31 PM
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-11, 5:37 PM | Сообщение # 70
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
Цитата Белоснежка ()
"Путешествие по золотым волнам" - вполне подходит, ведь в теме не только о мудрости, но и другие направления освещаются.
*** Да вот вспомнился Золотой челнок Фридриха Ницше...



   Путешествие по золотым волнам... Спасибо, Белоснежка! С удовольствием прочитала Золотой челнок Фридриха Ницше. Самобытный великий Мыслитель! Мало, конечно, знакома с его творчеством, но его мысли, с которыми встречалась, - чудесны! Жить ради Жизни! Ну чуточку Познания всё же не помешает - это весело и интересно. И пусть женщины не ревнуют друг к другу. Они любимы!


Жизнь ради познания есть, пожалуй, нечто безумное; и все же она есть признак веселого настроения. Человек, одержимый этой волей, выглядит столь же потешным образом, как слон, силящийся /стоять/ на голове. Фридрих Ницше
Прикрепления: 2387558.jpg(63.3 Kb)
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-11, 10:51 PM | Сообщение # 71
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
Пока мужчины, сильные духом, думают о совершенных формах и познании, девушки порой мечтают и живут суетными и праздными заботами, наряжаясь, танцуя,  влюбляясь в новое платье нового дня...



Золотое платье
Кузмин Михаил Алексеевич

   В одном из городов Сирии жили две девушки. Конечно, в этом городе жило гораздо больше девушек, но так как для нашего рассказа нужны только эти две, то мы и говорим, что жили две девушки. Обе они были христианки, а в то время, к которому относится наша история, в Сирии жили и язычники, и евреи, и разные такие христианские секты, которые на христиан даже и похожи то не были. Император тогда был тоже христианин и все чиновники были христиане; у них были настроены красивые церкви и их никто не гнал и не преследовал, как бывало, а наоборот, при случае они сами теснили и язычников, и евреев, и своих же братьев-сектантов. Одна из этих девушек называлась Мара, а другая Дада. Мара была немою от рождения, слепа, горбата и хромала на правую ногу. Она была очень добра и считалась богатой, потому что дядей ей приходился самый богатый в городе торговец коврами, человек бездетный и уже преклонного возраста. Дада же была писаная красавица. Она отлично пела, танцевала и одевалась в пышные платья, на которые тратила все свои деньги, потому что она вовсе быта не так богата, как Мара, и у неё не было бездетного дяди. В ту пору город и его окрестности постигла засуха. Напрасно епископ, всё духовенство и весь народ ежедневно молили о дожде, — ни одного облачка но показывалось на посеревшем от зноя небе, и каждый день солнце всходило так же безжалостно, как и накануне. Однажды епископу не спалось, и он до утра ворочался на своей мягкой постели. Вдруг он услышал легкие шаги, и к нему в комнату вошел высокий мальчик. Епископ думал, что ото кто-нибудь из его слуг, и рассердился, зачем тот входит без спроса, но лицо пришлеца было ему незнакомо.

   Епископ спрашивает:

   — Чего тебе? Как ты сюда попал?

   А тот ему в ответ:

   — Я пришел пособить твоему горю. Вы напрасно молитесь о дожде: Господу нужна жертва. Если у вас в городе найдется девушка, которая добровольно откажется от суетных удовольствий: от пения, танцев, пышных одежд и богатства, тогда Господь смилостивится и пошлет вам дождь. А пока вы и не трудитесь напрасно, всё равно ничего не будет. Ты уж мне поверь, потому что я — Божий ангел.

   Ангел исчез, а епископ записал на бумажке всё, что он слышал, чтобы не позабыть, повернулся на другой бок и спокойно заснул. А на другое утро но всем площадям, церквам и базарам читали объявление от епископа, где городские девушки приглашались на добровольную жертву. А потом это объявление развесили по видным местам, и народ с утра до вечера читал его и рассуждал между собою. Дошло всё это и до Мары, и она написала письмо к епископу, где она ему предложила, что готова отказаться и от пения, и от танцев, и от богатых одежд и от своего наследства в пользу городского бедствия. Епископ сделал второе объявление, в котором всех оповестил, что вот нашлась такая добродетельная и святая девушка, которая готова помочь своим согражданам. В назначенный день все собрались в соборную церковь, и так как было большое скопление народа, то не только соборная площадь, но и прилегавшие к ней улицы и переулки были наполнены толпою. Из дальних деревень пришли полуголые пастухи, у которых весь скот пал от пеклого жара, чтобы посмотреть на добродетельную Мару. Один монах написал длинные стихи вроде акафиста, где всё время повторялось: „радуйся, дождеводительница!“

   Мару привезли на белых мулах, и весь народ по её дороге становился на колени и благословлял ее, а горбатая девушка, ничего не видя слепыми глазами, улыбалась и плакала. Епископ и городские начальники долго не могли придумать, какую церемонию устроить, чтобы закрепить Марино отречение. Если бы она постриглась в монахини, было бы, конечно, очень просто, по девушка в монахини идти не собиралась, а хотела сделать только то, что велел ангел, ни больше, ни меньше. Тогда решили, что после торжественного молебна прочтут вслух такую бумагу, где всё сказано по пунктам, а Мара ее подпишет и поцелует крест на том, что слово её крепко.

   После церемонии народ долго не расходился, думая, что сейчас же хлынет дождь, а некоторые упорные ждали и до следующего утра, расположившись, как цыгане, под открытым небом и устроивши шалаши в предохранение от ожидаемого дождя. Так как думали, что первые капли его будут целебны, то вытащили на улицу же больных и калек, которые стонали и охали. Ловкие продавцы тут же раскинули свои палатки с хлебом, луком, вяленой рыбой и печеными яйцами. Но дождя так и не было и на другой день не было, и на третий тоже. Все понемногу разошлись но домам, больных и калек уволокли тоже с собою, Мара плакала от огорчения, но всего неприятнее было епископу, потому что стали говорить, что никакого ангела ему не являлось, а всё это он выдумал из головы. Чиновники же говорили, что наверно что-нибудь не так сделали, оттого ничего и не вышло. Одни уверяли, что девушка должна была сначала поцеловать крест, а потом подписать бумагу, другие — наоборот. Так все перессорились между собою, а дождик всё не шел. Епископ совсем сон потерял. И вот однажды ночью, когда он, во время бессонницы, читал Ефрема Сирина, опять к нему пришел тот же мальчик. Епископ отложил книгу и говорит ему:

   — Что же ты со мной делаешь? Ведь это называется прямо подводить. Ты войди в мое положение. Я же, человек почтенный, епископ, с твоих слов пообещал людям дождь и девушку такую нашли, а засуха всё продолжается. Ведь про меня будут говорить, что я, как старая баба, пустым снам верю, а потом народ баламучу. Ведь это что же такое? Теперь, что б ты мне ни сказал, я тебе не поверю.

   Ангел рассмеялся и говорит:

   — Нерассудительный ты человек, хоть и епископ. Что я тебе говорил? Я говорил, чтобы девушка отреклась от суетных забав, а разве можно отречься от того, чего не знаешь? Я ничего про Мару не говорю, она девушка добрая и хорошая, да ведь она слепая, немая и хромая. Платьев своих она не видит, ей всё равно, хоть в рогожку ее одень, петь она не может, танцевать тоже, а что до дядиного наследства, так это тоже дело темное: старик может еще десять лет прожить и двадцать раз завещание изменить. Ведь это выходит отрекаться от того, что тебе не нужно, и отказываться от того, что тебе не принадлежит. Это всё равно, как если бы ты сказал: „отказываюсь от римского престола и отрекаюсь от своих старых сапог“. Римский престол тебе никто предлагать не собирается, а старые сапоги тебе не нужны. Отречься можно от того, что любишь, а Мара всего этого и полюбить не могла, потому что не знала. Есть у вас в городе девушка Дада вот если бы та отреклась, было бы другое дело.

   Епископ подумал и говорит:

   — Всё это прекрасно, но боюсь, не вышло бы какой фальши. Опять я в дураках останусь.

   А ангел ему отвечает:

   — Будь спокоен, — и сам исчез.

   На другое утро епископ призвал к себе Даду и, заперевшись в отдельном покое, всё ей рассказал и просил помочь горю. Дада сначала отказывалась исполнить его просьбу, но как она была девушка рассудительная и сердечная, то в конце концов согласилась, добавив только, что это ей будет очень трудно. Епископ обрадовался и говорит:

   — Это-то и хорошо, дитя мое, что трудно. Этого-то нам и нужно; а что касается увеселения, так ведь это всё суета: немножко на земле потерпеть, тогда на небесах получишь райское блаженство, ангельское одеяние и сладкое пение.

   Дада улыбнулась и сказала:

   — На это я не рассчитываю, отец; во-первых, ко дню моей смерти я буду, может быть, уже старухой, а во-вторых, если мне и дадут ангельское одеяние, так некому будет на меня смотреть. Я девушка простая и грешная. Мне нравится, чтобы на меня любовались, и мне радостно, когда другим весело, глядя на меня. Я твою просьбу исполню, но я рассуждаю так: если уж пришел такой случай, что мне нужно отказаться от вещей, которые я люблю, так я буду любоваться ими на других и радоваться этому, потому что всё это я очень люблю. Никакой моей заслуги тут нет, а просто Бог дал мне глупое сердце и мне жалко, что люди томятся и болеют от жары, я ты, отец, беспокоишься. Если я могу чем-нибудь помочь, я очень рада, потому что мне и самой жара надоела. Райского блаженства я не ищу. Я не святая; святые, те в пустыне живут и питаются кузнечиками, как Иоанн Предтеча, а я девушка мирская, неученая и веселая. Ты меня прости, если я что не так сказала.

   Епископ ей отвечает:

   — Конечно, ты рассуждаешь не совсем правильно, но поступаешь по доброте и справедливости. Это тебе зачтется. Иди с миром.

   Он благословил Даду и девушка ушла к себе в дом. Было решено не делать никакой церемонии, а чтоб Дада келейно, только в присутствии епископа и духовенства отреклась от любимых ею увеселений. Решили так, потому что боялись, чтоб не вышло опять неудачи, как прежде с Марой. День был особенно жаркий; с утра всё небо посерело от пыли и пекла го зноя; само солнце было в каком-то дыму, потому что поблизости горели леса. Наконец, солнце совсем скрылось в густой мгле и стало темно, будто во время затмения. Собаки выли, а голуби, как слепые, тыкались во все окна. Дада надела простое платье, нарядные же отдала своей подруге, а когда отдавала, то целовала их и плакала, приговаривая:

   „Прощайте, мои друзья, теперь вы будете украшать другую, а Дада будет только смотреть на вас; не будет Дада петь песенок, не будет плясать и резвиться, за то пройдет эта противная жара, от которой никому не хочется ни петь, ни танцевать, а все бродят, как сонные мухи“.

   Даде прочли ту же бумагу, что и Маре; она подписала ее и устно подтвердила свое обещание, поцеловав на этом крест. Не успела оно сойти с амвона и хор кончить своего пения, — как все услышали шум на площади, а сторож на всю церковь закричал:

   — Братия, чудо, дождь пошел!

   Все бросились к выходу: и народ, и певчие, и сам епископ поспешил, переодевшись, так что о Даде даже позабыли.

   И, действительно, из черно-желтой тучи с шумом лил проливной дождь, но, несмотря на ливень и удары грома, вся площадь и все улицы были полны народа, вышедшего посмотреть на чудо. Никому не было известно, что Дада исполнила то, что велел ангел, а епископ от радости всё перезабыл.

   Когда дождь прекратился и перекинулась через уходящую тучу огромная радуга, то с радуги опустилась золотая лестница и но ней сошел ангел и сказал:

   — Что вы смотрите и дивуетесь? Я обещал вашему епископу открыть небесные воды, если Дада отречется от мирских забав. Отречься можно от того лишь, что любишь, а не зная, не любя, стрекаться нечего. Не всякому дано отречение, но не горюйте, бойтесь скорей того, как бы не уподобиться людям, которые имеют глаза и не видят, имеют уши и не слышат, имеют ноздри и не обоняют. Любите Божий мир, потому что он — Божий, и не бойтесь любить его, потому что трусов Господу не надобно! Будьте щедры и не рассчитывайте всё на вершки, потому что ни аршинников, ни скряг, ни скопцов Господу не надобно! А когда придет время, у сильных Бог спросить отречения. Бог благ и милостив. Он справедлив и не наложит ига неудобоносимого, а пока ждите и любите Божий мир, славя Господа, а то впадете в гордость или в скудость сердечную.

   Ангел говорил очень громко, и слова его разносились, как звук трубы, так что Дада услышала их из церкви, в которой ее забыли, и вышла на порог посмотреть, что случилось. Ангел поднимался, уже по лестнице обратно на радугу. Увидав Даду он обернулся и сказал:

   — Ты, Дада, не гордая и щедрая сердцем, ты много любишь, и потому Господь тебя выбрал, а вот тебе одеяние, которое никогда не износится.

   Тут он наклонился и зачерпнув пригоршней остатки дождя, которые дрожали на радуге, плеснул в Даду. И тотчас её платье из холщевого сделалось золотым, на нём были затканы цветы, бабочки и олени, а там, куда попали мелкие брызги, засияли самоцветные камни, которые горели и переливались ярче радуги.

1914

Источник текста: Кузмин, М. А. Собрание сочинений. -- СПб.: Издание М. И. Семёнова, 1914. --- Т. IV: Покойница в доме. -- С. 148--155.

Источник   https://ru.wikisource.org/wiki....28ВТ%29



Золотой фонд

   
Прикрепления: 5088772.gif(334.6 Kb)
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-11, 11:19 PM | Сообщение # 72
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline


Золотой лоскуток для принцессы

 «А у принцессы приключилась незадача с платьем. У портных обнаружилась нехватка куска уникальной ткани для её наряда. И так и сяк крутится-примеряется платье, но на самом интересном месте не сходится весь покрой... Стали было припудривать обстоятельства, пришпиливать дикие розочки там, где не хватает ткани, но так и сяк выходит ерунда. Прибить бы этих портных, выгнать бы за все пределы главного технолога по свадебному платью, да что толку?

   Кусает губы принцесса: видит, что накануне её торжества фортуна отвернулась от неё.

   Принцесса плачется своей новой сподручнице Марте, которую уже успела полюбить. Марта сообразила, что её лоскуток точно подойдёт для платья принцессы. Приносит она свой кусочек золотой ткани; тащат под руки бледного дизайнера, угу, колдуют, смотрят и видят. Как всё теперь чудесно выходит!

   Через часок платье для принцессы готово. Её наряд стал символом элегантности и нового очарования. Успех вернулся в руки принцессы - её свадьба обернулась счастливым королевским союзом. А Марта стала той девушкой, которая способна открывать двери для удачи в доме.»
© Copyright: Кристен, 2008


Вот так золотой лоскуток простой девушки помог мечте и счастью принцессы. А как он попал ей в руки читайте у Кристена в сказке "Лоскуток Для Принцессы".
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-11, 11:37 PM | Сообщение # 73
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline


Золотое слово
Константин Бальмонт


Осень обещала: «Я озолочу»
А Зима сказала: «Как я захочу»
А Весна сказала: «Ну-ка, ну, Зима».
И Весна настала. Всюду кутерьма.
Солнце золотится. Лютик — золотой.
Речка серебрится и шалит водой.
Родилась на воле, залила луга,
Затопила поле, стёрла берега.
Там, где не достала, — лютик золотой,
Жёлтый одуванчик, — будет и седой.
Осень обещала. Помогла Весна.
Ну, Зима пропала, хоть была сильна.

Источник https://rustih.ru/konstantin-balmont-zolotoe-slovo/

Прикрепления: 1518098.jpg(124.7 Kb) · 0552040.gif(144.5 Kb)
 
СказочницаДата: Пятница, 2021-02-12, 0:06 AM | Сообщение # 74
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline

Эта женщина выткана золотом...

Максим Мацкевич

Эта женщина выткана золотом,
Шумом ветра и лунным светом,
Жаром лета и зимним холодом,
Композитором и поэтом.

Эта женщина создана радостью,
Лаской любящих, грустью ждущих,
Наслаждением тайной сладостью,
И испугом, в ночи идущих.

Эта женщина сделана верностью,
И предательством бывшими близкими,
Старых храмов седою древностью,
И земными поклонами низкими.

Эта женщина вылита звездами,
Ярким взглядом и детскими смехами,
Полевою травой и розами,
Неудачами и успехами.

Эта женщина слеплена песнями,
Тишиной, громовыми раскатами,
Грубой правдой и лживыми лестями,
И стихами, и пьяными матами.

Эта женщина скрашена ласкаю,
И забытою современностью,
Долгожданного счастия  маскою
И губами, и любящей ревностью.

Эта женщина скрыта открытостью,
Всей душою наружу спрятанной,
И беспечною деловитостью,
Царской мантией не залатанной.

Эта женщина собрана феями,
В жёсткий  мир поцелуем отправлена,
Не увиденная лакеям,
Никому она не представлена.

Эта женщина взмечтана многими,
Злыми, жадными, похотливыми,
Да лжецами, душою убогими,
Человечками торопливыми.

Эта женщина вспета Мужчинами,
С восхищеньем смотрящих подругами,
Непонятнейшими причинами,
Бескорыстнейшими услугами.

Эта женщина вспоена росами,
И туманами сизокрылыми,
Океаном, речными плесами,
Грозовыми дождями пытливыми.

Эта женщина вымыта нежностью,
И пушистыми тучками белыми,
Пьяной, липкой, хмельною безбрежностью,
Винограда гроздьями спелыми.

Эта женщина вскормлена сказками,
И пузатыми обещаньями,
До предела двуличными ласками,
Непредвиденными прощаньями.

Эта женщина вынесла многое,
Слыша крики мечт умирающих,
Роковое решение строгое,
Трепетанье сердец страдающих.

Эта женщина будет счастлива,
Забываясь в объятьях любимого,
И в судьбе, родного, участлива,
Так всегда ей необходимого.

Эта женщина стала единственной,
Как судьбою было обещано,
И судьба ее будет истинной,
Эта женщина, эта женщина...
© Максим Мацкевич, 2009

Источник  https://stihi.ru/2009/07/09/5523


Прикрепления: 8406512.gif(33.1 Kb) · 6542979.png(354.7 Kb)
 
СказочницаДата: Пятница, 2021-02-12, 0:23 AM | Сообщение # 75
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline


Золотые нити Судьбы

Нити судьбы
Надежда Мунцева

Во дворце высоком, во краю далёком, сидели девы вечно молодые, прекрасные, светом живые.

У окон дворца сидели, из кудели пряжу  пряли, песни весёлые пели.

У одной кудель чисто изумруд была, так же прозрачна и зелена.

У второй красно-кораллово кудель была, как огонь она цвела!

А у третьей серебрилась пряжа на прялочке, и облако серебристое кудели всё вокруг светом светозарным освещало.

У ещё одной золото чистое на прялке, как солнышко светилось, да золотой, мягкой нитью на веретено быстрое ложилось

Так вот и трудились девы вечные, пряли нити судьбы.

Нити пряли, да в клубки собирали.

И нам людям, тем, кто свою судьбу сам творит клубочки волшебные отправляли!

А уж мы-то сами, ковёр свой ткали, нитью изумрудной здоровье рисовали, серебряной душу поднимали, кораллово красной огня из сердца добавляли, золотой свои желания писали.

Те пряхи и по сей день в том дворце живут, песни поют, да пряжу жизни прядут.

Ты к ним пойди, да тех нитей у них испроси!

Они ведь любых цветов пряжу тебе спрядут! Синей сини из облака наберут, бирюзы из моря окияна начерпнут, оранжевой попросишь, и это они посмогут!
Нет для них невозможного, нет для них запретного!

Всё видят, всё смогут, всем кто помощи попросит песню счастливую споют!

А ты уж те нити забирай, и ковёр своё радостный создай!

А на ковре, что хочется тебе то и выплетай!

И от пыли серой почаще ковёр свой очищай!

Во дворце высоком, во краю далёком пряхи по сей день живут, песни радостно поют, для людей нити судьбы плетут.

© Надежда Мунцева, 2014

Источник https://stihi.ru/2014/11/23/9147

Стихи Золотые нити Судьбы
Симонова Галина Александровна

Золотые нити Судьбы,
Как утро нового рассвета,
И как полет ночной звезды
По небу бархатного лета.
Где остались мы с тобой,
И звезды в небе нам сияли,
Где моря ласковый прибой,
Нам волны о любви шептали.

Золотые нити Судьбы…
Как странно в жизни происходит!
Золотые нити Судьбы,
Любовь приходит и уходит.
И болит душа, болит,
Но только сердце свято верит --
Все повторится наяву,
И снова нас любовь согреет!

Золотые нити Судьбы
Переплелись у нас с тобою,
Душа с душою говорит
О том, что важно нам обоим.
Судьба дает еще нам шанс
Исправить все свои ошибки,
И в тишине ночной звучат
Мои слова, мои молитвы!
© Симонова Галина Александровна, 2015

Источник  https://stihi.ru/2015/03/26/3484

Золотая Нить

тонкая, как мысль
золотая Нить
глубоко звенит
внутри
Звуком белым
трогает Душа нить
- Любить!
просит Небо
© bolsun

Первоисточник:  http://www.sunhome.ru/poetry/zolotyie-niti

Ажурные стежки
Светлана Доля

Светящей Искрою
В горенье – чистою,
Молило сердце о любви...
Парить вновь птицею
С крылами быстрыми,
Где шепчут ласковые дни...

Сияй зарницею
Вновь  над столицею,
Идя по лезвию души...
Любовь сторицею,
Да вереницею
Дарить из сердца поспеши...

Ведь ты воистину
Паришь Жар-Птицею,
Рисуя паттерны в тиши,
Чтоб серебристая
Нить шелковистая
Плела ажурные стежки...

23.04.2019

Поэтический отзыв от Татьяны Хакиной,
Благодарю Автора!

Берегу, наша Фея, твою шелковистую нить!
Без неё я теперь не смогу обходиться...
Чистоту и Любовь я готова навеки хранить!
И уверена: Истина в новых стихах повторится...

Поэтический отзыв от Дорошенко Зои,
Благодарю Автора!

Плела ажурной нитью яркою,
Рисуя яркие моменты.
Искрою пламенной и жаркою
Дарила миру сантименты..

Поэтический отклик от Александра Полуева,
Благодарю Автора!

Ты говори мне обо всём
И прочь обиды!
Мне кажется,когда вдвоем,-
Часов не видно!
И мотылёк одной свечи
Для нас с тобою!
Ты говори, но не молчи!
,,И будут двое!..,,
Ты говори мне обо всём
Вдвоём смелее!
Одной дорогой мы идём
И так светлее!

© Светлана Доля, 2019

Источник  https://stihi.ru/2019/04/23/396

Нити Золотые
Светлана Доля

Нити золотые
Солнцем налились,
Сказку сотворили
В радуге зарниц..

Заплели сюжеты
Музыкой живой..
В золоте букеты
Дарят мир, покой..

Нити золотые
Солнцем налились,
Закружились вихрем
Под названьем жизнь..

Искры так сияли,
Чудеса творя..
Нежно исцеляли,
Искренне любя..

Нити золотые
Солнцем налились,
Сказку сотворили
В радуге зарниц..

22.04.2019

Чудесный поэтический отклик от Анны Кусковой 2,
Благодарю Автора!

Золотые Солнца нити,
Их любите и цените,
Шлёт оно свои лучи,
Что светлы и горячи.
Всё живое согревают,
Урожаи созревают,
Всех даров его не счесть-
Там где Солнце, счастье есть.

Поэтический отклик от Вероники Фабиан,
Благодарю Автора!

Нити золотые
С неба вниз струятся,
Истины простые
Сообщить стремятся:

Вы любите Землю!
Окружайте лаской!
Бой с ней неприемлем!
Сделайте прекрасной!

Поэтический отклик от Светланы Светловой-Ягодиной,
Благодарю Автора!

Божественные нити золотые
струятся из Истока всех Начал
и этот свет, лучи его святые,
как в колыбели душу мне качал.

Душа внимала солнечному свету
и музыке, струящейся с небес.
Любовью заполнялась вся планета
и снова Дух Божественный воскрес.

Поэтический отклик от Олега Парабина,
Благодарю Автора!

Нити в золоте кружились,
солнце освещало путь
души наши подружились,
стала новой жизни суть...

© Светлана Доля, 2019

Источник  https://stihi.ru/2019/04/24/444


«Одежды поэта – его стихи, отмечающие «души движенья» на фоне Жизни золотой нитью. Судьба – дорогая парчовая ткань, которую человек всё время видит только  с изнанки с золотыми бессмысленными узелками...»
© Елена Азейнштейн «Из моей тридевятой страны»
 
ШахерезадаДата: Пятница, 2021-02-12, 8:52 AM | Сообщение # 76
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 495
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
Светящей Искрою
В горенье – чистою,
Молило сердце о любви...
Парить вновь птицею
С крылами быстрыми,
Где шепчут ласковые дни...




Цитата Сказочница ()
Душа внимала солнечному свету
и музыке, струящейся с небес.
Любовью заполнялась вся планета
и снова Дух Божественный воскрес.






О, Феникс сердца моего

Эхо Руми
Художник Cunde Wang

О, Феникс сердца моего!
Не верь обманным ликам масок,
Храни премудрость древних сказок
В себе!
И воскрешай Его.
О, Феникс сердца моего,
Тебе космические Дали
Времен доверили скрижали,
Как Безвремения зерно,
Как света млечного гумно!

О, Феникс сердца моего,
Прорви завесы дней без света,
И одари лучом сонета
Наш мир и звездное плато.
Добудь златое мне Руно!

Пусть разгорится пламя мысли,
И рифмы вальсом затанцуют,
Пусть так художник нарисует,
Чтоб сказкой стали формы жизни
С фонтаном сердца в нежной выси.

И миг раскроет существо
Загадок вечных и прекрасных.
Под гимн певуний сладкогласных…
Да будет в радости легко,
О, Феникс сердца моего!

Златое Руно на форуме -
___Золотое Руно - Галактика
Игорь Титченко Художник Ковчега
Тема: Волшебная музыка в твоём дом...

МгновениЯ Феано автор проектов Сотворчества
Тема: Интрасферное восприятие

Михаил Просперо автор Страны Мир Огненный
Тема: Мой Дзен на Яндексе

Виталий Иванов Модератор форума
Тема: 2018 ГК_Книга 4. Восприятие ...

Виктор Ковалев автор теории Мироздания Одина
Тема: Сталин и другие

Александр Сигачев писатель, автор Страны Юность
Тема: Старинные Русские Песни


Золотое Руно на Волшебном Острове - Золотое Руно 1    http://sseas7.narod.ru/goldfl.htmЗолотое Руно       http://sseas7.narod.ru/zol.htm


Сказки - жемчуга мира

Сообщение отредактировал Шахерезада - Пятница, 2021-02-12, 9:22 AM
 
ШахерезадаДата: Пятница, 2021-02-12, 11:40 AM | Сообщение # 77
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 495
Статус: Offline
Торжественно плывёт к закату солнце,
И тонет в синедонных облаках
Души,
как в заколдованном колодце,
Чтоб утром
мир приветствовать в шелках
Зари волшебной
- мудрости сердечной,
Подаренной Сенекою векам!

Не увлекись приманками беспечно,
Беги за солнцем
по златым строкам.

Письма Сенеки [ 1 2 3 4 5 ]

День поводья держит, вечер
Ослабляет негой слов,
Мягко падает на плечи
Дум невольничьих улов…

Что ни строчка – то событье,
Пир поэта огневой:
Искромётное наитье,
гений мысли с тетивой.

Что ни образ – кистью Бога,
Возглас ангела в плоти…
Непроста к звездам дорога:
Бездны… смерти на пути…

Но идут по ней бессменно,
Вдохновляя всех вокруг,
Сто творцов своих Вселенных,
Образуя вечный Круг…

Рифма к ритмам, слово к слову,
Золотятся реки духа,
Мир даря первоосновой -
Откровениями слуху…



Сказки - жемчуга мира
 
ШахерезадаДата: Среда, 2021-02-17, 9:25 PM | Сообщение # 78
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 495
Статус: Offline
Цитата Сказочница ()
Божественные нити золотые
струятся из Истока всех Начал
и этот свет, лучи его святые,
как в колыбели душу мне качал.






Я - та, чьим духом дышат звёзды,
И та, в ком птицы всех времён
Летят домой со всех сторон,
Я та, чьи взгляды злато-грозы!

И та, чей голос - ветерок
С напевом сладостной лютни,
И та, кого так ждут они -
Спешащие на голосок...

Я колос зёрен золотых,
Течение бурное реки
И океан мирской тоски,
И небо вихрей озорных...

Войди в меня, как в храм души
Вошёл однажды пилигрим,
Что был смятением гоним,
А нынче празднует в тиши…

...Пир духа.


Сказки - жемчуга мира

Сообщение отредактировал Шахерезада - Среда, 2021-02-17, 9:28 PM
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-18, 0:10 AM | Сообщение # 79
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline
Как много увлекательных тем, стихов! Волшебных островов! Берегов! Мы в каждой теме форума последовательно рассматриваем, излагаем объекты и явления того или иного царства, а понимание сути? Понимание сути без целого восприятия, без других тем-царств невозможно. То и дело, из каждого пункта-сообщения идут многочисленные ответвления и смысловые связи ко всем другим. Нет первого или последнего «царства» (части). Есть смысловой объём. С первого прочтения мало что понимаешь, возвращаешься вновь и вновь - с радостью Встречи… Спасибо всем!
 
СказочницаДата: Четверг, 2021-02-18, 8:36 AM | Сообщение # 80
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1274
Статус: Offline


Золотистого меда струя из бутылки текла
О. Э. Мандельштам


Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела.
«Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем», — и через плечо поглядела.

Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
Сторожа и собаки, — идешь — никого не заметишь.
Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни,
Далеко в шалаше голоса — не поймешь, не ответишь.

После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
Как ресницы — на окнах опущены темные шторы.
Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

Я сказал: «Виноград, как старинная битва, живет,
Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке,
В каменистой Тавриде наука Эллады, — и вот
Золотых десятин благородные, ржавые грядки».

Ну, а в комнате белой как прялка стоит тишина.
Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала.
Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, —
Не Елена, другая, — как долго она вышивала?

Золотое руно, где же ты, золотое руно?
Всю дорогу шумели морские тяжелые волны,
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.
1917

Источник  https://wysotsky.com/0009/416.htm#002




Золотое руно - это предмет из древнегреческой мифологии, золотая шкура, которая осталась от одного священного барана. В мифах древней Греции - символ богатства и благополучия. Миф о золотом руне отражает историю ранних связей между Древней Грецией и Кавказом. По преданию, золото на Кавказе добывали, погружая шкуру барана в воды золотоносной реки; руно, на котором оседали частицы золота, приобретало большую ценность.

Одиссе́й - персонаж греческой мифологии, царь Итаки, сын Лаэрта и внук Автолика, отличавшийся умом и хитростью. В «Илиаде» Гомера присутствует как ключевой персонаж. Образ Одиссея стал отражением эпохи освоения греками морских просторов. Ситуации, когда воины отправлялись в плавание на своих кораблях и их связь с родными на долгое время оказывалась оборвана, нашли в истории о странствиях Одиссея свое мифологическое воплощение. О приключениях героя и о его пути домой, к жене Пенелопе, писали Гомер («Илиада», «Одиссея»), Еврипид («Гекуба», «Киклоп»), Софокл («Аякс», «Филоктет») и прочие авторы.
Прикрепления: 6424120.jpg(58.1 Kb) · 0866209.jpg(65.6 Kb)
 
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Семь Морей » Золотое Царство (путешествие по золотым волнам)
Поиск:


Друзья! Вы оказались на борту сказочного космолёта
"Галактический Ковчег" - это проект сотворчества мастеров
НАУКА-ИСКУССТВО-СКАЗКИ.
Наши мастерские открыты гостям и новым участникам,
Посольские залы приветствуют сотворческие проекты.
Мы за воплощение Мечты и Сказок в Жизни!
Присоединяйтесь к участию. - Гостям первые шаги
                                                   
Избранные коллекции сотворчества на сайте и главное Меню

Все Проекты Библиотеки.
 Сборники проектов

Город Мастеров

Галактический Университет


Беседы Форума - Зал 1

Сказки Ковчега

Дуэты поэтов
Главная страница
Все палубы Форума 
Главный зал Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут! . . ... ......
..

Лучшие Авторы полугодия: Просперо, Лара Фай-Родис, ivanov_v, Натья, Въедливый, bragi
Самые активные публикаторы: Сказочница, Просто_Соня
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега