Каталог статей 
Главная » Статьи » Мои статьи

В зеркале драмы и трагедии. А.А. Сигачёв
Из серии «Зрелищные искусства» (в сокращении)

Полная версия - http://www.proza.ru/2012/11/22/1362

ДРАМА (греч. Drama, буквально – действие), является одним из трёх родов литературы, наряду с эпосом и лирикой. Драма одновременно принадлежит театру и литературе. Она является первоосновой спектакля, но вместе с тем, воспринимается и в чтении. Драма формировалась на основе эволюции театрального искусства, с выдвижением на первый план актёров с их пантомимой и словом, и, по сути, ознаменовало её возникновение, как род сюжетной литературы, с драматической напряжённостью действия и членением на сценические эпизоды. Драма всегда тяготела к наиболее острым проблемам и в самых ярких образах становилась народной. Драме присуща глубокая конфликтность, напряжённость действия. Драматизм доступен всем видам искусства и является важным свойством человеческого духа, пробуждаемого ситуациями, когда самое заветное желание, требует осуществления или находится под угрозой.
Исполненные драматизма конфликты, находят своё воплощение в действии – в поведении героев, в их поступках и свершениях. Драма соответствует главному принципу – единству действия, основанного на прямом противодействии героев (от завязки до развязки). Однако у Пушкина в «Борисе Годунове» единство внешнего действия ослаблено, и одновременно развёрнуто несколько сюжетных линий. И это не погоня за оригинальностью, но передача решающей роли внутреннему действию, в котором герои больше переживают конфликтные ситуации и напряжённо размышляют, нежели совершают что-либо. Следует здесь подчеркнуть, что внутреннее действие присутствует широко уже в античной трагедии и весьма характерно для Шекспировского «Гамлета».
Основной предмет поисков драматурга – значительные и яркие душевные движения персонажей на ситуацию данного момента. В прежние эпохи – от античности и вплоть до 19 века, эти свойства отвечали общелитературным и общехудожественным тенденциям. Гротеск доминировал в искусстве, форма изображения отклонялась от форм реальной жизни. Драма, в этом смысле, не только соперничала с эпическим родом, но воспринималась в качестве «венца поэзии». Драма сохраняла элементы «неправдоподобия», где явственно прослеживалось расхождение между формами реального и драматического бытия. Нередко в драмах разрушалась иллюзия достоверности изображаемого явления, и смело вторгалась в действие песенно-лирические фрагменты. В системе драматургии доминирует речевая характеристика, но текст ориентирован на зрелищную выразительность (мимика, жест, движение), на произнесение монологов и диалогов, с широким использованием театральной техники (построению мизансцен). Драма, как род литературы, включает в себя множество жанров.
Драма, как жанр сформировался в 18 веке и в дальнейшем стал доминирующим.
Распространены были также мелодрамы, водевили, трагикомедии. Позднее драма стала включать в себя лирические и документальные вставки. «Золотой век» европейской драмы (ренессансная и барочная драмы) воплотились у Шекспира, Корнеля, Расина, Мольера. В эпоху просвещения новые идеи отразились в драматургии Лессинга, Дидро, Бомарше, Гольдони, тогда же сформировался жанр мещанской драмы (средней между трагедией и комедией).
Особый интерес представляет романтическая драма Шиллера, Гёте, Байрона, Шелли, Гюго, являя собой образцы масштабных идей. В них преобладал пафос свободы личности и протест против «буржуазности». Их драматические произведения, обычно легендарные или исторические, были облечённые во вдохновенный лиризм монологов и диалогов.
В русской драматургии возобладала реалистическая драматургия (Пушкин, Грибоедов, Гоголь) и многожанровая драматургия Островского, с острым конфликтом духовного достоинства и власти денег.
Исполнение трезвого реализма и психологизма достигло кульминации в драматургии Л.Н. Толстого и в творчестве А.П. Чехова, с обязательным единством внешнего конфликта с волевой активностью героев. Динамика их драматических пьес не в событийности и боевых диалогах, а в диалогах-беседах, в описаниях душевного состояния героев, в их репликах, в раскрытии эмоциональной сложности.
В драматургии Ибсена, Шоу сосредоточилось внимание на социально-философских вопросах и нравственных конфликтах.
У истоков драматургии Горького начинается история драматургии социалистического реализма. Героика революционной борьбы передана в драматических пьесах Погодина, Тренёва, Лавренёва, Булгакова.
Социально психологическая драматургия представлена творчеством Афиногенова, Леонова, Арбузова, Розова.
Открывая для себя теорию драматургии, мы вступаем во вселенную, развивающуюся по законам, поражающих своей математической точностью и красотой. Космическая гармония, подобная произведениям Баха или Леонардо Да Винчи, строится на твердом основании теории драмы. Основной закон, которым руководствуется драматургия – это закон гармонического единства: драма, как и всякое произведение искусства, она должна быть цельным художественным образом.
Театр первых веков нашей эры - это уже самостоятельное, высокоразвитое и чрезвычайно популярное искусство. Хотя спектакли приурочиваются ко времени культовых празднеств, их развлекательная и эстетическая функции выдвигаются на первый план, а ритуальная постепенно стирается. Драматические представления давались труппами профессионально подготовленных актеров, специализирующихся, как правило, на исполнении определенных ролей. Как и труппы древних комедиантов, актерские труппы были по большей части смешанными, то есть включали и мужчин и женщин. Актеры постоянно путешествовали, переезжая из одного места в другое. Во время религиозных праздников в городе оказывалось сразу несколько таких бродячих трупп, и между ними нередко устраивалось состязание. Представления давались либо в особых театральных помещениях, либо под открытым небом.
Внешний рисунок спектакля определялся сочетанием простоты оформления и высокого уровня исполнительского мастерства. Сценическая площадка была открытой и отделялась занавесом только от артистической уборной. Поэтому знаком окончания акта служил уход со сцены всех актеров. В задней части площадки помещался музыкальный ансамбль, состоявший из небольшого оркестра и певицы или певца. Никаких декораций не было, что давало неограниченную свободу в размещении событий, позволяло переносить действие из одного места в другое в пределах акта и даже показывать два действия, параллельных во времени. Представление о конкретном месте действия создавалось репликами персонажей, а позднее и подробными описаниями.
Вообще развитая система речевых и, главное, пантомимических средств помогала актеру создавать иллюзию любого окружения и самых разных деталей обстановки.
Костюм обладал рядом отличительных признаков, которые сразу же позволяли определить характер, занятия, положение и даже эмоциональное состояние появляющегося на сцене лица. Платья были яркие, красочные.

ТРАГЕДИЯ. Трагедия (греч. tragedian), буквально - козлиная песнь. Трагедия основана на трагической коллизии героических персонажей, на её трагическом исходе, исполненной патетики. Это вид драмы, противоположный комедии. Трагедия отмечена суровой серьёзностью, изображает действительность наиболее заострённо, как сгусток внутренних противоречий. Греческая трагедия возникла из религиозно-культовых обрядов, посвящённых богу Дионису. Греческая трагедия даёт совершенные образцы законченных, органичных произведений искусства (Эсхила, Софокла.) Она глубоко потрясает зрителя, вызывает в нём сильнейшие внутренние переживания.
В трагедии главное действующее лицо (а иногда и другие персонажи — в побочных столкновениях), отличаясь максимальной для человека силой воли, ума и чувства, нередко даже нарушая некий общеобязательный и неодолимый закон. При этом герой трагедии могут или вовсе не сознавать своей вины — или не сознавать ее долгое время — действуя либо по предначертаниям свыше (напр., античная трагедия), либо находясь во власти ослепляющей страсти. Борьба с неодолимым законом сопряжена с большими страданиями и неизбежно кончается гибелью трагического героя; борьба с неодолимым законом нередко вызывает в зрителях возвышенное чувство, нечто похожее на одухотворение.
Трагедия развилась из религиозного культа; первоначальное содержание трагедий замышлялось, как сопротивление року, его убедительным и неизбежным предначертаниям, которых не могут обойти ни смертные, ни боги. Таково, например, в трагедии Софокла «Эдип». В христианском театре трагическое действие носило формы борьбы с богом; таково, напр., «Поклонение Кресту» Кальдерона. В некоторых Шекспировских трагедиях, например «Юлий Цезарь», необоримая сила рока, судьбы, в виде космических сил, принимающих грозное участие в драматической борьбе. В исторических трагедиях довольно часто изображалось богоборчество.
Главные персонажи трагедии часто одарены чрезвычайной энергией и интеллектуальной остротой. Трагический герой действует без злого намерения — это третий обязательный признак трагедии. Злодей не может быть героем трагедии. Герои трагедии отличаются сильным умом и воображением: их реплики, направленные к осуществлению их стремлений, отличаются бурным красноречием, яркой риторикой. Желания героев трагедии подкреплены убедительными доводами, глубокомысленными сентенциями.
В эпоху бури и натиска в первой половине XIX столетия в Германии выработались новые особенности в построении трагедий. В них стали придавать особое значение чувствам, которые становится руководителем к действиям («Разбойники» Шиллера). Действующие лица стали наделяется особыми чертами, увлекающими за собой массы людей на классовую борьбу.

Приложение 1.

Орфей и Эвридика
Либретто музыкального спектакля в трёх частях

Действующие лица:

Орфей
Эвридика
Нимфы
Аид
Пастухи, пастушки, обитатели царства Аида, фурии, адские духи, вакханки. Хор, хореография, пантомим.
Сюжет заимствован из античного мифа

Музыка
Музыка должна быть строго подчинена драматическому развитию спектакля. Речитативы, декламации, хоровое и вокальное пение, дуэты, пантомимы, танцы должны раскрывать свой смысл в связи с действием, разворачивающимся на сцене, придавая выразительность и единство.
Музыкальное вступление не должно быть подчинено драматическому развитию сюжета, но выдерживается в живом движении, в жизнеутверждающем начале и жизнерадостном характере.
В первой части в вокальных партиях на первом плане - рельефный мелодический образ, доминирует исключительная простота музыки с отсутствием внешних эффектов, основанная на мелодичности, гармонии, народной песенной традиции.
Вторая часть распадается на две контрастирующих части. В первой, устрашающие хоры духов и стремительными мелодиями сопровождающие демонические пляски фурий и адских тёмных духов. Этому противопоставляется нежные арии Орфея под аккомпанемент лиры (арфы и струнных инструментов), звучащая всё взволнованней. Вторая половина выдержана в светлых пасторальных тонах (флейт, гобоя и скрипок).
Третья часть вначале музыка насыщена порывистым музыкальным вступлением, развивается до напряжённого развития. Завершается драма хоровым пением с чередованием сольного пения и дуэта и музыкой, окрашенными в светлые тона, символизируют торжество любви.

Картина первая

Прелюдия

Хор
Орфей полюбил Эвридику…
Как Солнце - небесному лику,
Так лики влюблённых подходят, -
Друг с друга – очей не отводят…
Влюблённых не сводит очей, -
От глаз Эвридики своей!..
Орфей!.. Орфей!.. Орфей!.. -
Не сводит влюблённых очей!..

Ты видишь, Орфей, Эвридика
Затмила красой Неба лико!..
Весь мир затмевает красой
Твоя Эвридика!.. Так пой, -
И в лире - ты струн не жалей!..
Играй веселее Орфей!..
Орфей!.. Орфей!.. Орфей!.. -
Не сводит влюблённых очей!..

Как Солнце - небесному лику,
Подходит Орфей Эвридике…
Влюблённых не сводит очей, -
От глаз Эвридики Орфей!..
Орфей!.. Орфей!.. Орфей!.. -
Струн в лире не жалей!
Эту давнюю историю, -
Послушайте, люди добрые…

Орфей, Эвридика
Здесь много раз встречали мы зарю,
Здесь счастье нас рукой своей ласкало…
Восторженную молодость свою -
Венчать любовью Небо призывало!..

Эвридика
Здесь поэзии свет, твоей лиры привет, -
Я внимала, Орфей, без усилья…
Ключевою водой и росой молодой
Освежал ты любви нашей крылья!..

Орфей
Вдохновений полёт моё сердце берёт
От тебя лишь, моя Эвридика,
Здесь у озера муз, торжество наших уз,
Здесь любви торжество, Эвридика!..

Эвридика
Как ты славно поёшь, голос твой так хорош,
Орошает бальзамом участья…
Пусть любовь из всего создаёт торжество,
И наполнит нас искристым счастьем!..

Орфей, Эвридика
Сплетём же узоры мелодий певучих;
С небесных глубин, до пределов земли,
Придите, о Духи восторгов могучих,
Чтоб наши напевы устать не могли…
Как дождь между молний проворных и жгучих,
Мы будем блистать в золотистых цикадах,
Мы будем, как звуки поющего грома,
Как волны, как тысячи брызг водопада…

Орфей
Нас уносит за грань, в многозвёздную ткань,
В океаны бездонной лазури…
Все сомнения прочь, и печали все прочь,
Как туман от грохочущей бури…

Эвридика
Твоих песен полёт, - мне Дыханье даёт,
И любовь улыбается неге…
Звёзд играющий рой, свет и воздух с Землёй
Сочетаются в огненном беге…

Орфей, Эвридика
Вдохновенно поём, свой чертог создаём,
Будет счастье царить в нём, светлея;
Этим пеньем своим, новый мир создадим,
Эвридики, Любви и Орфея!..

Хор
Рассыпьте, как жемчуг, гармонию слов,
Одни оставайтесь, умчитесь другие;
Вас манит на небо, за ткань облаков,
Где меркнут все чары земные…
Орфей с Эвридикой – свободны во всём,
Хвалу им давайте дружней воспоём…
Орфей с Эвридикой в восторге привета,
Поют, словно гении чистого света!..
Рассыпьте, как жемчуг гармонии слов,
И музыки звуки благие…
Для нежной любови, сплетают покров,
Кропят, как посев облака дождевые…

Эвридика
Орфей, послушай… Милый друг, ты слышишь?!
Как дышит сладость нежности минувшей?!

Орфей
Я слышу!.. так зелёные холмы
Смеются миллионом светлых капель,
Когда гроза, промчавшись, отзвучит,
Встают иные сочетанья звуков…

Эвридика
Какой напев чудесный музы мира,
Царит, Орфей, твоя над миром лира!
В ней, ветров зажигающие звуки,
Как будто звёзды сыплются мне в руки…

Орфей
А там, смотри, прогалины в лесу,
Средь мхов густых, с фиалками сплетённых,
Один ручей, течёт двумя ручьями,
Они спешат, как будто две сестры,
Чтоб встретиться с улыбкой после вздохов…
И всё звончей, настойчивей звучат,
Во мгле земли в безветрии лазури…

Хор
Сколько есть светил небесных, все для вас струят сиянье,
Из лучей плетут чудесных золотые одеянья…
И богатством светлой сферы ты струишь поток огня,
Все лучи свои без меры проливают светом дня…
Сфера жизни, ты блистаешь самой светлой красотой,
Ты вкруг солнца пролетаешь изумрудною звездой;
Мир восторгов повсеместных и непознанных чудес,
Меж светильников чудесных, меж светильников небесных, -
Вы избранники небес!..

Орфей
О, куда бы ни пошла ты,
Я спешу тебе вослед,
Лишь бы ты мне улыбалась,
Лишь бы твой мне видеть свет…

Эвридика
В беспредельности пространства
Лиры я приют нашла,
Мой Орфей, своё убранство
Красоту с неё взяла…
Звук такой от лир исходит, -
Я слилась с душой твоей, -
Как влюблённая походит
На того, кто дорог ей…
Как фиалка голубеет,
Созерцая высь небес, -
Как туман речной темнеет,
Если смолк вечерний лес.
Если Солнце отблистает
И на склоне гор темно.
И угасший день рыдает,
Так и быть оно должно.

Орфей
Мы о чём с тобой сегодня станем петь?
Из чего сегодня музыку извлечь?!

Эвридика
Пусть поют нам птицы наши, что в плену,
Что в груди заполнят звуком тишину…

Орфей
Пусть же песня станет розою твоей,
Пой, мой пленник, моё сердце, - соловей!..
О, как бьёшься ты о прутья клетки, сердце,
Как ты ищешь к Эвридике сердца дверцу!..

Эвридика
Ум, над которым торжествует страсть,

Орфей
Торжествует страсть…

Эвридика
Чтоб музыкой космическою всласть

Орфей
Музыкой всласть…

Эвридика
Упиться духи звёздные могли,

Орфей
Духи могли…

Эвридика
В восторге танцевали вне земли,

Орфей
Вне земли…
Любовь царит такая у меня, -

Эвридика
Царит у меня…

Орфей
В груди живёт свидетельство огня

Эвридика
Огня…

Орфей
Сестра! Супруга! Ангел! Кормчий мой!

Эвридика
Кормчий мой!

Орфей
Ты в звёздном мире мне дана судьбой!

Эвридика
Мне дан судьбой!

Орфей, Эвридика
И ручеёк, и аромат цветка,
Чьи лепестки ещё дрожат слегка,
Как будто бы целуются во сне,
Влюблённость дарят нам: тебе и мне!..
И ветерок не громок и не тих,
Цветки колышут спутниц всех своих,
И хоры птиц, и летняя листва,
И звуки, и молчанье и слова…
Какой мне неба дар, - твоя краса,
На сердце, как медвяная роса,
Дарит мою зелёную весну.

Орфей
Люблю!

Эвридика
Люблю!

Орфей
Люблю!

Эвридика
Души красу!..

Эвридика
Люблю!

Орфей
Люблю!

Эвридика
Люблю!
Орфей
Любви весну!..

Орфей, Эвридика
На сердце, как медвяная роса,
Какой мне неба дар, - твоя краса,

Хор
Орфей полюбил Эвридику.

Орфей
Я люблю тебя, Эвридика!

Хор
Эвридика полюбила Орфея

Эвридика
Я люблю, люблю тебя, Орфей!

Хор
Какая старая история…

Орфей, Эвридика
Я люблю! Люблю! Люблю!

Эвридика
Орфей!.. Орфей!.. Орфей!..

Хор
Какая дивная история…

Орфей, Эвридика
Я люблю! Люблю! Люблю!

Орфей
Эвридика!.. Эвридика!.. Эвридика!..

Хор
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..

Орфей
Орфей и Эвридика! Орфей и Эвридика! -
Едва пропел я наши имена…
Мир, словно замирает, как будто прославляет
Нас тишиной на вечны времена…
Ты, слышишь, Эвридика?!

Эвридика
Орфей, послушай: слышишь?!
Орфей
Все сферы звёзд поют, и шар земной!..

Эвридика
Весь мир нас прославляет, И сердце замирает
От счастья, мой Орфей, любимый мой!..

Орфей
Любимая, любимая моя,
О! Как же счастлив, как же счастлив я!
Пою любовь, звени же, голос мой, -
Над всею поднебесной синевой!..
Пусть восхищённый целый мир,
Придёт, на песен этих пир;
И будет звуков звёздных рой
Принадлежать тебе одной!..
Пою любовь пред Солнцем лика
Тебе, родная моя Эвридика!..

Эвридика
Любимый мой, любимый мой!..
Орфей мой, пой! Орфей мой пой!..
Все песни в сердце сберегу,
Без них жить больше не могу!..

Орфей
Их песен я сплету венок
И возложу у милых ног…
И будут петь в венке цветы –
Мою любовь, мои мечты!..
И ветер научу я петь,
До звёзд мечтам моим взлететь!
До звёзд взлететь моей любви!
О, счастье истинной любви!..
О, птица светлая любви,
Свои восторги нам яви!..
С тех пор, когда услышал я:
«Орфей, Орфей, я вся твоя!»
И сердце я тебе отдал, -
Мой певчий бог возликовал!

Эвридика
Орфей, Орфей, любимый мой!..
Ты послан мне самой судьбой!
Сама природа вновь и вновь,
Мне шепчет про твою любовь!..
И я шепчу с природой вновь:
Бессмертны песни и любовь!..

Хор
Славьтесь, Орфей, Эвридика!
Славься торжественный день!
Природа всегда приближала, -
День торжества от Начала…
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..

Орфей
Хочешь, моя Эвридика,
Я запою для тебя,
Белое облако птицей,
Спустится с неба, любя,
Чтобы в ладонях,
В самых ладонях
Потанцевать у тебя!..
Эвридика
Может быть, это мне снится:
Песни и эта роса.
Эта волшебная птица,
Нашей любви голоса.

Может цветок этот сниться,
Что задымился росой…
В утре цветка золотого,
Лучик любой – золотой!..

Солнце, так ярко сверкает
В капельке каждой росы,
В каждой росинке играет,
Озером нашей любви!..

Радуга дивно играет
В каждой росинке любви!..
Может быть это мне сниться, -
Песен волшебная птица!..

Хор
Славьтесь, Орфей, Эвридика!
Славься торжественный день!
Природа всегда приближала, -
День торжества от Начала…
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..

Картина вторая

Хор
Недолго счастьем
наслаждался Орфей
С любимой, прекрасной
Эвридикой своей;
С Эвридикой, с Эвридикой, -
С любовью прекрасной своей!..

При сборе цветов
В долине зелёной,
Эвридика вскричала
От укуса змеёю;
Эвридики, Эвридики, -
Жизнь загублена змеёю…

Побледнела Эвридика,
Светлые сомкнула очи.
И Орфей был безутешен, -
Пел и плакал - дни и ночи…
Эвридика, Эвридика, -
Пел и плакал – дни и ночи…

Орфей
Дни юности не миновали,
Но канули, как в океан…
И жизнь – туман,
И смерть – обман,
И юность, полная печали…

К какому, Эвридика, дню,
К какому ты летишь огню?..
Какие дали, голубели,
Исполненные красоты!
Какие нам цвели цветы!
Звучали нам с тобой свирели!..

Эвридика, где цветы?
Эвридика, где свирели?
Эвридика, где же ты, -
Моя юность и веселье?..

Хор
Завяли цветы,
Умолкли свирели,
Прощайте, - мечты,
Весна и веселье…
Прощайте, - мечты,
Весна и веселье…

Орфей
Эвридика, где любовь?
Где твои лебяжьи руки?
Я с тобой не встречусь вновь,
И бессильны лиры звуки…

Хор
Завяли цветы,
Умолкли свирели,
Прощайте, мечты…
Весна и веселье…
Прощайте, мечты…
Весна и веселье…

Орфей
Не оставлю Эвридику
Я одну в подземном мире,
Я верну её на землю,
Воспою ей гимн в эфире…

В мрачном царстве душ умерших,
Упрошу царя Аида,
Чтоб вернул мне Эвридику
Мне поможет в этом лира…

Ветку нерасцветшей вербы,
Я возьму в Аид с собою,
Обращусь с призывом к небу, -
Справиться помочь с судьбою…

Воспою ей гимн в эфире…
В мрачном царстве душ умерших,
Не оставлю Эвридику
Я одну в подземном мире,

Хор
В мрачном царстве Аида,
Любителям ужасов – чары…
Ударил Орфей по струнам
Послушной своей кифары,
По струнам её стоголосым,
По струнам её вдохновенным, -
Широкой волной разнеслась
Песня Небесного мира…
В Мире Безмолвия лира -
Песней прекрасного мира,
Музыкой жизни звучала,
Данная миру, в Начале…

Очаровала Харона, -
Дивная песня Орфея,
Цербер свой бег замедлил,
Он замер и слушал Орфея…
Песней любви к Эвридике,
Песней весны счастливой,
Очаровало всё царство
Прекрасное пенье Орфея…
Склонив свою голову, слушал
Орфея бог мрака Аид.
Тантал забыл жажду и голод.
Сизиф не катил камень в гору.
Присел он на камень и слушал,
Нет пения краше и лучше…
Заслушались ей Данаиды,
Забыв о бездонном сосуде.
И даже богиня Геката
Грозный свой нрав укротила…
Закрылась Геката руками, -
Не видно, как слезы катились…
И плакал сам злой Эринний,
Всех тронул напевом Орфей.
И веточка вербы Орфея,
От песен его расцвела.
Из почек вдруг зазеленели
Листочки, даря аромат…
И был упоителен запах
От зелени свежей вербы
И струны всё тише звучали
Его стоголосой кифары,
И песня все тише, и тише, -
И вовсе она замерла,
Подобная вздоху печали,
Вокруг воцарилось молчание...
Молчанье прервал бог Аид:
«Зачем ты пришёл», - говорит…

Орфей
Я пришел в твой мир, Аид,
Лирой душу пробудить…
Тебе ли да не знать, Аид,
Как я страдаю без любви…

Аид, молю тебя и заклинаю:
Верни мне Эвридику, умоляю…
На время к жизни её верни, -
И с миром – в жизнь благослови!

Заклинаю, умоляю,
Лиру к сердцу прижимаю:
Сжальтесь, сжальтесь надо мною
Моей светлою мечтою…

Отпустите Эвридику,
Лишь на время, умоляю,
Заклинаю, заклинаю, -
Слёз жемчужины роняю…

Мы вернёмся в мир с ней вместе,
Насладимся жизнью-песней…
Жизнь, как миг единый краток,
Но в любви он - дивно сладок…

Тебе ли да не знать, Аид,
Как я страдаю без любви…
Вот я пришёл сюда, Аид,
Чтоб лирой душу пробудить…

Аид
- Я верну тебе невесту,
Заслужил её, Орфей…
Выводи бедняжку к свету
Солнца юности своей.
Но условие исполни, -
За Гермесом вслед пойдёшь, -
Эвридику за собою
Следом к свету поведёшь…
И одно ты должен помнить,
Что б ни сталось на пути,
Не смотри на Эвридику,
Коль решил её спасти…
Без оглядки с нею вместе,
Путь свой должен ты пройти,
Выводи свою невесту,
Сам из ада выходи…

Орфей
Эвридика! Вот же я.
Здесь я, рядом пред тобою.
Почему зовёшь меня?
Эвридика, что с тобою?
Эвридика, я Орфей,
Я певец твой долгожданный.
Вот я – с лирою своей,
Помнишь, я твой друг желанный?..

Эвридика
Нет, нет, нет,… Не ты, не ты.
Мой Орфей совсем другой!
Он все лучшие мечты
Пеньем и своей игрой…
Исполняет все мечты,
Мой Орфей, - не ты, не ты…

Орфей
Эвридика, посмотри-ка
На меня, - взгляни смелей…
Я всё тот же, Эвридика,
Друг твой и певец, Орфей…

Эвридика
Нет, не ты, не ты - Орфей...
Он совсем, совсем другой,
Он придёт, придёт за мной, -
Настоящий мой Орфей!
Мне не надо никого,
Жду я только лишь его…

Орфей
Эвридика! Долгожданный, -
Это я, твой друг, Орфей!

Эвридика
Мой Орфей!.. Орфей!.. Орфей! –
Где ты, друг мой долгожданный?

Орфей
Мне не веришь, Эвридика?
Но поверь мечте своей,
И спросила б, Эвридика,
Обо мне ты у людей…

Хор
Орфей, Орфей, Орфей, Орфей!
Играй и пой, певец Орфей!
Играй и пой! Играй и пой!
Твоя любовь всегда с тобой!
Орфей, Орфей, Орфей, Орфей!
Играй и пой, певец Орфей!
Играй и пой! Играй и пой!
Пусть зазвучит вновь голос твой!..
И песня пусть летит над миром,
Звучит торжественная лира
Пусть воцарится торжество
Над миром: песнь и божество!..
Играй и пой, певец, Орфей,
На лире струн ты не жалей,
Ведь столько струн, певучих струн,
На лире сердца, пой, Орфей!..

Орфей (ария)
Приди, Эвридика, в сады моей песни,
Царит в них такая прохлада…
Приди и почувствуй дыхание жизни,
Над дивными розами сада!
Меж чудных ветвей,
Поёт соловей, -
Над дивными розами сада!

Алеет закат и, туманом омыты,
Цветут мои розы, отрада…
Взошла уж Луна и калитка открыта,
Я жду тебя здесь, в розах сада…
Меж чудных ветвей,
Поёт соловей, -
С ним жду тебя здесь, в розах сада…

Приди, напои миг дыханием жизни,
Поют соловьи в розах сада!
Приди, Эвридика, в сады моей песни, -
И царствуй на радость, отрада…
Меж чудных ветвей,
Поёт соловей, -
С ним царствуй на радость, отрада!

Эвридика
Орфей, я в лицо тебя, кажется, знаю,
Такое родное лицо…
И наша любовь: птиц белая стая,
И солнца златое кольцо…
Как Солнце встаёт - в сердце любовь,
Наша любовь, как Солнце встаёт!
Нашу любовь, наша любовь!..
Как хороша, светлая новь!..

Хор
Орфей, Орфей, Орфей, Орфей!
Играй и пой, певец Орфей!
Играй и пой! Играй и пой!
Твоя любовь всегда с тобой!
Орфей, Орфей, Орфей, Орфей!
Играй и пой, певец Орфей!
Играй и пой! Играй и пой!
Пусть зазвучит вновь голос твой!..
Пойдёт она вслед за тобой,
Пусть не легка у вас дорога,
Возрадуйся, душа, и пой,
И прославляй на сердце Бога!..

Эвридика (ария)
Солнце рождается снова,
Тьма исчезает и тень,
Солнцем цветка золотого,
Нам улыбается день!..
Орфей! Орфей! Орфей!
Нам улыбается день!..

Путями земными и звёздными,
С тобою, Орфей, мы пройдём,
И ветви черёмухи росные,
Усыпят нас звёздным дождём!
Орфей! Орфей! Орфей!
Усыпят нас звёздным дождём!

В каплях росы – звёздочки радости,
Целый мир радости, в капле росы!..
Целое озеро, искристой радости,
В капельке чистой росы!..
Орфей! Орфей! Орфей!
В капельке чистой росы!..

Хор
Играй и пой, певец, Орфей,
На лире струн ты не жалей,
Ведь столько струн, певучих струн,
На лире сердца, пой, Орфей!..
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..

Скорей, скорее в путь обратный,
Спешит вон из Аид Орфей,
Едва лишь приметной, неясной,
За ним Эвридики тень
Аида миновали царство,
В ладье Харона через Стикс,
Проплыв, преграды миновали
И вот уже забрезжил свет…
И охватило вдруг волненье,
Забилось сердце у Орфея:
Уж не отстала ли она,
Совсем ему уж не слышна…
Она, быть может, в царстве теней,
Осталась бедная стоять,
Он оглянулся на мгновенье,
И сразу смог её узнать…
Его увидеть тоже рада,
Она была почти с ним рядом,
На миг лишь повстречались взглядом
Но вдруг пропала без следа…
Орфей стоял окаменевший,
Казалось, жизнь его ушла:
- О боги! Больше нет надежды
Остался сирым навсегда…

Картина третья

Хор
Прошли года, Орфей без Эвридики,
Но верен ей по-прежнему Орфей.
И ни с одною женщиной на свете,
Не смог связать бы он судьбы своей…

И вот однажды раннею весною,
Зазеленела травка молодая,
Всходило в небе Солнце золотое,
Как у Орфея - лира золотая…

Поднял певец, навстречу солнцу Лиру,
Запел, по струнам тихо ударяя,
И благозвучье дивное эфира -
Природу благодатно оживляет…

Такая сила в песне зазвучала,
Что всё живое звуками манило,
И ранние цветы очаровала…
И всех зверей в лесах заворожила…

Первая нимфа
И вдруг раздался громкий звон тимпанов,
И смех, и топот дикой пляски Раху -
Толпы Киконских женщин шалых, пьяных,
Справляющих веселый праздник Вакха.

Вторая нимфа
Всё ближе, ближе, подходя к Орфею,
И вот увидели его вакханки,
Вскричали и, как змеи зашипели,
Вот ненавистник женщин нашей пьянки!..

Хор
Все разом налетели на Орфея,
Терсами острыми они взмахнули,
И кровь ручьём лилась его алея,
И праздник Вакха тем не завершили…

И голову Орфея, и кифару
Вакханки в воды быстрые бросали,
И речка Гебра приняла кифару,
И голову несчастного Орфея…

Первая нимфа
Свершилось чудо – струны у кифары,
Несомые волной реки звучали,
Души Орфея врачевали раны,
И целый мир до слёз разволновали.

Вторая нимфа
Дриады с Нимфами все, в знак печали,
Свои густые косы распустили,
И тёмные одежды одевали,
И плачь печали, к небу возносили…

Хор
Река все дальше, дальше уносила
И голову Орфея, и кифару,
Морские волны к берегам Лесбоса
Несла печали золотую пару…

Первая нимфа
С тех пор в Лесбосе зазвучали дивно
Глава Орфея и его кифара,
И в небесах она - Созвездьем Лиры
С звездою Веги в самом центре Мира!

Хор
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..

Вторая нимфа
Сошла Душа Орфея в царство теней,
И с Эвридикою его свёл случай…
И заключил любовь в объятья гений, -
С этих пор, они уж стали неразлучны...
Хор
Славьтесь, Орфей, Эвридика!
Славься торжественный день!
Природа всегда приближала, -
День торжества от Начала…
Какая давняя история…
Какая дивная история…
Какая давняя любовь…
Какая дивная любовь!..
Конец

Приложение 2.

КЛЕОПАТРА
Т р а г е д и я

ОТ АВТОРА.

Наше плавание на теплоходе по Нилу с Князевым Н., знатоком и ценителем древней истории Египта, увенчалось неожиданным приятным сюрпризом. На теплоходе к нам подошли два араба с просьбой купить у них по сходной цене свиток древнего папируса, на котором было запечатлено описание жизни Клеопатры, одним из её современников. После долгих колебаний и сомнений, мы, в конце концов, купили у них этот свиток, который, по их словам, был найден на месте погребения Священного Осириса (Бога света в древнем Египте).
При возвращении в Москву, мы сделали визит к моему знакомому учёному египтологу, знатоку древнеегипетской письменности. Он долго в нашем присутствии рассматривал свиток древнего папируса, наконец, торжественно заявил нам, что этот свиток является жизнеописанием потомка жрецов Гармахиса, жившего во время правления египетской царицы Клеопатры, красота которой и её необузданная страсть, играли судьбами царств.
- Сразу я не могу с уверенностью утверждать, что мы имеем дело с оригинальным папирусом, - заявил он, - не исключаю, что это является более поздней копией с оригинала.
До сих пор египтолог не установил окончательно подлинности оригинала папируса. Что ж, пусть это будет маленькой загадкой; что имеем, то имеем.

Действующие лица:

Клеопатра
Гармахис – сын Аменмхета
Сет – жрец храма Исиды, дядя Гермахиса
Хармиона – служанка Клеопатры
Атуа – состарившаяся няня Гармахиса
Олимп – имя Гармахиса в изгнании
Антоний – римский триумвир, противник Октавия
Деллий – посол Антония

В сценах: жрецы, сановники, князья, солдаты, простой народ Египта, пилигримы, нищие, хор, голоса и духи.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ПЕРВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Перед церемонией коронования молодого жреца Гармахиса фараоном Египта в Священном храме Исиды. В храме скульптурные изображения на стенах Богини Исиды.

Г а р м а х и с. (Монолог. Речитатив.)
Мой звёздный час настал! Без страха и сомненья
Шагну в объятья вечности. Отечество от рабства и цепей,
Освободив. Мне предстоит изгнать из царства Птоломеев,
Египту быть свободным от ига чужеземных, чуждых нам царей.
Ведь в жилах моих кровь течёт великих фараонов,
Не зря молил Осириса, Исиду, во Славу Истины Предвечной,
На крыше портика в ночи молил душою всей самозабвенно:
Явись знамение небес, услышь мою мольбу сердечную,
Что мне навек запечатлеть всю жизнь небесной милостью…
И было дуновенье мне в лицо, и в сердце слышал голос:
«Смотри же, - вот знамение!». И лотос в руку мне вложился,
При свете месяца, мог разглядеть бутон священный,
И чудное от лотоса благоухание неземное исходило.
Но лотос, вдруг исчез, оставив в крайнем удивлении меня.
Напрасно, разве, посвящён я был в язык символов и в тайны
Сокровенные. В познанье всех законов бытия, добра и зла?
И вот теперь, я подготовлен для посвящения в мистерии,
Известные, одним лишь только нам, избранникам богов,
Не ел я целый месяц в Святилище, молясь пред алтарём,
Душа стремилась к Богу, и в грёзах приобщился к Нему.
И все земные страсти и желания забылись мною в одночасье.
Моё парило сердце в вышине небес, орлу подобно,
И надо мною простирался огромный свод небесный.
В движении процессий ярких звёзд - сияющий Престол,
И Бог небесный созерцал, судьбы летящей - колесницу.
О созерцание священное! Вкусивши вашу неземную прелесть,
Кто вновь захочет мыкаться, на этой пагубной Земле?
Ночь никогда так страстно не ожидала своего рассвета,
Влюблённое так сердце не ждало прибытия невесты,
Как ждал я этой ночью, чтоб лицезреть сиянья лик Исиды.
Но, Боже, что это было за видение - страдания Осириса?!
Печаль Исиды. Пришествие Хора, от Бога рождённого.

(Представляется видение, согласно древнеегипетским обычаям. Лодки плавали по священному озеру, жрецы бичевали себя перед святилищами, носили по улицам священные изображения, со священными знамёнами и эмблемами богов в руках.
Несли священную ладью, с хором певцов и плакальщиц).

Ж е н с к и й г о л о с.
Воспоём мы смерть Озириса и станем,
Рыдать над его поникшей головой!
Свет оставил мир и объят весь мир тоскою…
Звёзды мира с той поры исчезли
За завесой тяжкой – непроглядной тьмы!
Там льёт Исида слёзы безутешно,
Так плачьте ж вы, - огни светил,
Проливайте слёзы скорби, дети Нила!
Плачьте и рыдайте! Бог скончался!..

Х о р. (Припев.)
Мы мирно стопами ступаем в тот храм,
Где вечное счастье предсказано нам!
Воскресни, Осирис, явись к нам ты вновь -
В сердцах наших сеять и мир, и любовь!
Мы чтим твою память и этот почёт,
Тебе преклонённый народ воздаёт!

Ж е н с к и й г о л о с.
Через семь переходов мы тихо идём,
И Богу хвалебную песню поём!
Храм пуст, но он песне хвалебной внимает,
И песнь эту в тот же он миг повторяет,
Неся её в мир, где нет скорби, страданий,
Ни плача, ни слёз, ни напрасных рыданий!

Х о р. (Припев.)
Ж е н с к и й г о л о с.
О возлюбленный владыка всей Вселенной,
Отзовись на голос плачущей Исиды!
Возвратись к нам снова в свете лучезарном,
Животворным нас теплом всех согревая!
О, вернись к нам!.. Страждущие души,
Терпеливо ждут твоё явленье.
Ты скончался, плоть твоя истлела,
Но не умер дух, а в нём вся вечность,
Так явись же снова к нам Осирис!

Х о р. (Припев.)

Ж е н с к и й г о л о с. (Вдруг певица запела жизнерадостным голосом.)
Он проснулся, освободился из плена смерти!
Воспоём восставшего Осириса!
Воспоём светлого сына священной Нут!
Твоя любовь жива, Исида, ждёт тебя,
К тебе доносит всё дыхание любви.
Ты, мрачный Тифон, уходи, прочь улетай!
Час осуждения тебя совсем уж близок!
Как молния исчезает Хор с небесной высоты…

(Все склонились перед жертвенником. Светлые радостные звуки понеслись к сводам. Певица запела гимн Осирису, песнь надежды и победы.)

Ж е н с к и й г о л о с.
Воспоём священных трёх,
Воспоём и восхвалим властителя миров,
Восседающего на престоле!
Воспоём источник Истины в мире
И склонимся перед ним!
Исчезли мрачные тени!
Расправились белые крыла!
И радость поём слугам Бога! Мстительный Хор исчез,
И воцарился Свет! Свет! Свет!..

Раздались радостные крики: «Осирис, наша надежда! Осирис! Осирис!..» Народ сорвал с себя траурное одеяние, под которым оставалась надетой белая праздничная одежда. Все преклонились перед статуей живого Бога, которого держал в своих руках Великий жрец Египта, Аменемхет. Видение заканчивается.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Вначале Сепа и Гармахис, затем Хармиона.

С е п а. (Обращается к Гармахису с наставлением.)
Запомни, Гармахис, оплошность, какую вчера допустил ты,
Что в драку такую вступил, когда шествовала Клеопатра,
Никак невозможно одобрить, мы слишком уж многим рискуем,
У всех на виду оказавшись, столь красочно и откровенно.
Ты этим погубишь, Гармахис, не только одних нас с тобою,
Но и наше Священное дело – борьбу за Свободу Египта…
Прошу, всюду помни об этом. Судьба, хоть к тебе благосклонна,
В бою победил ты гиганта, но, снова прошу я, Гармахис,
Нельзя рисковать нам с тобою. Мы права на риск не имеем.

(В дверь постучали. Вошла в комнату, закутанная в плащ Хармиона).

Х а р м и о н а. ( Произносит тайный пароль)
«Да будет свободным Египет!»

С е п а.
Хорошо, Хармиона, сбрось своё покрывало, здесь ты в безопасности.

Х а р м и о н а.

(Поспешно сняла свой плащ, представ в образе молодой прекрасной девушки, служанки Клеопатры.)

Отец мой, я задержалась, нелегко было ускользнуть из дворца.
Я ушла под предлогом, что эта жара сделала меня больной…

(Осторожно посмотрела на Гармахиса.)

С е п а. (Говорит строго.)
Зачем ты так наряжена? Разве платье Египтянки не к лицу тебе?
Не красоваться тебе здесь следует, а выполнять Священный долг.
Наша миссия - освобождение Египта. Никогда не забывай этого.

Х а р м и о н а.
Не сердись, отец. Клеопатра не выносит египетских одеяний.
Я не хочу навлекать на себя подозрений той, которой я служу.
С е п а. (Подошёл к ней вплотную.)
Хорошо, Хармиона, я не сомневаюсь, что ты говоришь правду.
Помни твою клятву тому делу, которой поклялась быть верной.
Не будь легкомысленной. Отныне забудь о своей красоте;
Не привлекай на себя внимание, это может, грозит тебе бедой.
Пусть роскошь царского двора не запачкает твою чистоту,
Пусть красота твоя не отвлечёт тебя от возвышенной цели.

Х а р м и о н а. (Смутилась так, что готова была заплакать.)
Не говори так, отец. Я никогда не помышляла нарушать клятву?
Я передаю тебе всё. Заручилась доверием царицы египетской.
Клеопатра любит меня, как сестру, не отказывая мне ни в чём!
Мне доверяют все при дворе, кто окружает царицу Клеопатру.

(Закрыла лицо руками, заплакала.)
С е п а. (Говорит более мягко.)
Довольно, довольно, Хармиона. Что сказано, то сказано.
Пожалуйста, не оскверняй нашего взора одеждами блудниц.
Ты должна понять, нам сейчас не до твоей красоты, Хармиона.
Мы посвящены нашим богам и Святому делу освобождения.
Смотри, вот твой двоюродный брат и твой царь, Гармахис!..

Х а р м и о н а.

(Перестала плакать. Светлый взор её был устремлён на Гармахиса. Она склонилась перед ним.)

Я думаю, царственный Гармахис, мой брат, что мы уже знакомы…

Г а р м а х и с.
Да, ты была в колеснице Клеопатры, обмахивая её опахалом,
Когда я сражался с вероломным гладиатором нубийцем…
Х а р м и о н а. (Не скрывая искренней своей улыбки и блеска в глазах.)
Это был удачный бой, ты мужественно победил чёрного негодяя.
Я видела всё и, хотя, ещё не знала тебя, но боялась за храбреца.
Ведь это я внушила Клеопатре мысль – отрубить негодяю руку.
Если б я знала, кто боролся с ним, внушила бы отрубить голову.

(Смотрит на Гармахиса восторженно.)
С е п а. (Говорит строго.)
Довольно! Время уходит. Излагай дело и уходи, Хармиона!..

Х а р м и о н а. (Заговорила, сложив в почтении руки.)
Пусть фараон выслушает меня. Я, дочь родного дяди фараона…
В моих жилах течёт царская кровь. Я почитаю древнюю веру,
Ненавижу греков и мечтаю видеть тебя на троне отцов наших.
Для этой цели я, Хармиона, готова забыть своё происхождение,
И сделалась служанкой Клеопатры, чтобы вырубить ступень,
На которую, может твёрдо ступить твоя нога, восходя на трон.
Теперь, фараон, эта ступень сделана, мой царственный брат!
Выслушай план заговора. Тебе необходим доступ во дворец,
Чтобы изучить все его тайные выходы, насколько возможно.
Когда всё будет приготовлено, ты должен убить Клеопатру,
И с мой помощью, в этот момент мы впустим во дворец,
Наших вооружённых людей, через малые дворцовые ворота,
Они к этому моменту будут наготове, ожидая нашего сигнала.
И ворвутся во дворец, изрубят всех преданных Клеопатре.
Через два дня, изменчивая Александрия будет у твоих ног.
Все, кто принесут тебе присягу, будут полностью вооружены,
Сразу же, после Клеопатры, ты станешь фараоном Египта.
Вот краткий план, продуманный мной, мой царственный брат.
Ты видишь, хотя мой отец считает меня дурной и непригодной,
Но я хорошо знаю свою роль в драме и неплохо стану играть её.

Г а р м а х и с.
Я слышу тебя, сестра моя, пламенные слова достойно удивления,
Ты такая молодая, сумела составить такой смелый, опасный план.
Продолжай, как же я получу право входа во дворец Клеопатры?

Х а р м и о н а.
Клеопатра любит красивых мужчин, а ты, брат, просто красавец!
Утром она вспоминала тебя, жалеет, что не знает, где тебя найти.
Она мечтает о красивом, одарённом астрологе. Она сказала мне:
Тот молодой человек, победивший прославленного гладиатора,
Настоящий колдун, наверняка умеет читать будущее по звёздам.
Я ответила ей, что найду тебя. Слушай, царственный Гармахис:
В полдень Клеопатра из окон покоев любуется садами и гаванью.
Завтра, в этот час, я встречу тебя у ворот дворца, приходи смело,
Спроси госпожу Хармиону. Я устрою тебе встречу с Клеопатрой,
Сразу, как она проснётся. Всё остальное в твоих руках, Гармохис.
Она любит таинства магии, всеми ночами наблюдает течение звёзд,
Надеется научиться читать по ним судьбу, предсказывать события.
Она прогнала Диоскорида, он осмелился предсказать по звёздам,
Что Кассий победит Антония. Клеопатра послала легионы Кассию,
Но Антоний разбил Кассия и Брута. Клеопатра прогнала Диоскрида.
Теперь он промышляет знахарством, ради куска хлеба насущного
Его место свободно, Гармахис, для тебя. Мы будем работать втайне,
Под сенью скипетра царицы, подобно червю, источим сердце плода,
И он упадёт нам в руки. От прикосновения твоего кинжала, мой брат,
Разрушится, сооружённый римлянами трон. С него спадёт тень раба,
Ты, Гармахис, распустишь царственные крылья над Святым Египтом!

С е п а.
Люблю видеть тебя такой девушкой, с божественным светом в глазах!
Это моя истинная Хармиона, которую я знал и с детских лет воспитал!
Как отличаешься ты от той, наряженной в шелка придворной девицы!
Закрывай плащом придворное одеяние, уходи, довольно позднее время.
Завтра Гармахис придёт в условленный час, как ты говорила. Прощай!

(Хармиона склонила голову, закутавшись в тёмный плащ, поцеловала рук Гармахиса и, не говоря ни слова, вышла.)

С е п а.
Странная женщина! Очень странная женщина!.. Ей нельзя доверять.
Смотри, Гармахис, берегись Хармионы, она слишком своенравна.
Подобно коню, она выбирает себе тот путь, который ей нравится.
У неё много ума, много божественного огня, предана общему делу.
Она всегда будет поступать по желанию сердца, чего бы ни стоило.
В руках этой девушки наша жизнь. Что будет, если игра её ложная?
Жаль, что мы используем её, как орудие заговора. Что поделаешь.
Я, вероятно, зря сомневаюсь в ней, надеюсь, всё будет хорошо!
Но временами я боюсь за племянницу Хармиону, приёмную дочь.
Она слишком хороша, слишком горячая кровь течёт в её жилах.
Горе тому мужчине, кто сполна доверится женской преданности!
Женщины преданы тому, кого любят, любовь становится их верой.
Они изменчивы, как море! Гармахис, помни: берегись Хармионы!
Как бурный океан унесёт она тебя на своих волнах и погубит тебя,
А вместе с тобой погибнут надежды на спасение Святого Египта!..

(С улицы, за окном послышалось пение бродячего музыканта. Гармахис и Сепа подошли к окну, слушают пение.)

Так сладки певчие признанья соловья!
Что для тебя готов запеть всем сердцем я!
И песни наши, лишь поймёт, уверен в том:
Та роза чайная, в чей аромат влюблён!

Ах, роза чайная, любови аромат,
Собою сами песни на сердце звучат!
И аромат меня пьянит, и образ милый;
Блеск красоты твоей души неизъяснимый!

Дыханье песни, лишь от пламени любви,
Мерцанье всех миров в ликующей крови!
Пусть плачет сердце, на глаза падёт роса,
На зов любви стремится сердце к небесам!

Как песню радости любви на счастье ткут,
Так соловьи душистой розы нам поют.
С весною новой - среди розовых ветвей,
Песнь соловьиную поёт, лишь соловей!

Все песни радости поймёт, уверен в том, -
Лишь роза чайная, в чей аромат влюблён…
Так сладостны признанья соловья,
Что для тебя готов петь сердцем я!..

С е п а.
Красиво поёт…
Г а р м а х и с . Мне тоже очень нравится. Следует вознаградить…

С е п а. Подаяние свято, но не очень расщедривайся, Гармахис,
Не забывай о том, что нам с тобою деньга скоро будут нужнее, чем ему…

Г а р м а х и с. (Бросает через открытое окно несколько монет.)

Г о л о с (с улицы).
Да не оскудеет рука дающего, господин! Пусть сбудется задуманное!

(Гармахис и Сепа переглянулись с улыбкой.)

Г а р м а х и с. (Громко.)
Да услышит Исида твои слова, благородный песнопевчий странник!..

Источник: http://www.proza.ru/2012/11/22/1362
Категория: Мои статьи | Добавил: sigacheval (2012-11-22)
Просмотров: 350
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Хостинг от uCoz