Каталог файлов 
Главная » Файлы » Авторские книги » Электронные книги

Прозелень
[ ] 2012-12-29, 8:49 PM

Настоящая публикация является первой книгой предполагаемой дилогии. Прозелень – не есть роман-фэнтези, и, тем более, не сказка. Не есть она и роман-притча, мистический триллер или эзотерическая аллегория, хоть читатель и может с лёгкостью усмотреть в ней элементы всего вышесказанного. Сам же автор видит в Прозелени провозвестие Новой Эры в развитии человека, человечества и всего живого на планете, развитии, неумолимо подчиняющемся эволюции Космоса в целом, со всеми ведомыми и потаенными сферами его Бытия. В наших силах жить по его законам, творя и умножая красоты и гармонии в себе и в мире, либо преступить их и пуститься по пути к погибели. У нас ещё есть время, хоть его и остаётся всё меньше.    


Прозелень вынашивалась десятилетиями, а воплощаться в письме стала с 2004-ого года, в великом трепете и чуткости. Полностью идея романа раскроется по окончании второй книги, коя ждёт ещё своего часа. Быть может, наступит и он.

       А ещё, я свято верю в то, что Грю существует, как существует и её земля. Существует и ждёт.

Книга первая. Сумеречная зона

часть первая

Облупленный жестяной щит, дребезжащий под собственной кособокостью, гласил:

 «Внимание! При переходе в сумеречную зону рекомендуется не облокачиваться на повседневное! Ваше дальнейшее продвижение есть функция отсутствия привязанностей». 

Ниже и значительно более мелкими буквами стояло:

« из чего вовсе не следует, что вам рекомендуется опираться на неповседневное, неожиданное и/или странное. Помните: ваша единственная опора – ваша собственная фантазия».

И, уже совсем крохотными буквами: 

«Дирекция, служба охраны, безопасности и таможенного надзора снимает с себя всю и всяческую ответственность за всё да или не-случившееся в Зоне, а так же, за нанесение телесного, умственного, духовного и прочих возможных ущербов».

- Да, - протянул я, - впечатляет.

Вокруг густели сумерки, особенно, где-то сбоку слева. Туда я и свернул. Вскоре дорогу мне перегородил полосатый шлагбаум, рядом с которым притулилась такая же полосатая

Будка таможенника

а около нее стоял и он сам – статный и усатый, вылитый прусский сержант начала века. Не успел я сообразить, какого же именно, как «сержант» стал во фрунт и рявкнул по-прусски:

- Стой! Граница! Куда прёшь?! Бумаги!

«Бумаги? – подумал я. – Какие бумаги?!». Я стоял перед ним босиком, в пижаме, закутанный по причине ночной прохлады в бумазейное одеяло. В общем, каким был в постели, таким и предстал. Или я всё еще в постели?

- Бумаги! Живо! – опять рявкнул таможенник. – Ходят тут всякие ночами, всё в Зону норовят,… а бумаг – шиш!

Бумаги… так-так… и тут меня осенило.

- Вот, - я слегка приоткрыл одеяло, демонстрируя и его и пижаму под ним, - бумаги. Всё одеяло - из бумазеи. И пижама тоже.

Жандарм-полицай-таможенник внимательно осмотрел моё одеяние, а одеяло даже пощупал пальцами-сосисками. Наконец изрёк:

- О! Бумажное озеро*! Изобретательно! Крайне экстраординарно! – тон его при этом в корне изменился: то была смесь почтения, даже, преклонения (если бы устав разрешил ему снять фуражку, он, несомненно, так бы и сделал) и, вместе с тем, задумчивой растерянности таможенника, поставленного в тупик более изворотливым, чем он сам, контрабандистом, мол: «Ишь, чего придумал, мерзавец! Такого ж и в артикуляре-то нет.. Это какой же пошлиной обложить прикажите?».  

- Так-так, бумазея, значит, - соображал он по-прусски: неспеша, но очень основательно. Наконец он, видимо, пришёл к решению и вполне, оказывается, для меня приемлемому. – Ладно, изобретатель (10% почтения, 90% - презрения), - топай в Зону, коли приспичило. Смотри, не утони в озере! – схохмил он, и очень обрадовался собственному юмору.

- Sehr witzig**, - ответил я в том же духе, чем почти испортил себе пропуск. – А там… что?

- В Зоне-то? А хто ж его знает… У каждого своё.

- У каждого – своё?

- Ага. И каждому – своё, – добавил он веско, посуровевшим тоном и неотрывно глядя на меня.

И тогда я понял, из какого же он века.

- Aufwidersehen im See***, - не удержался я от парфянской стрелы. 

И, как можно более независимо, но без лишних проволочек, повернулся к Зоне передом, к нему задом и, следуя его совету, не роняя достоинства, прошмыгнул под шлагбаум и потопал в то, что называлось

Сумеречная Зона


На счет зоны – не скажу, не знаю, но сумерки здесь стояли вполне основательные. Такие долго копить надо, чтоб получить оттенок эдакой-то насыщенности. Ну а в сумерках что? Как бы это вам объяснить подоходчивее… в сумерках было брожение. Думаю, в основном, от бродящих бродяг, вроде меня. Но не только. Бродили - и при том, совершенно самостоятельно – и элементы пейзажа, а также, неодушевленные предметы искусственного происхождения, как то: комод, фонарь, теннисная ракетка или одинокая дамская туфля. Они проплывали, покачиваясь, в неопределимой близости от меня. Но, помимо них, сумрак бродил и сам по себе, или – сам собою. Впечатление было, словно объемистые мешки, набитые чем-то полужидким, тяжело перекатываются где-то на периферии зрения, выдавая свои передвижения еще более темными очертаниями. Всё это – при полном беззвучии. Ни холода, ни тернистости почвы я тоже не ощущал, несмотря на босые ноги. 

Но вот прямо по курсу вырисовалось пятно, цвета лимонной пыли. Клочья тьмы редели по мере приближения, и вот уж моему взору открылся верстовой столб-указатель. Полосатый, как шлагбаум, он ощерился целым лесом стрелок, указующих во всех возможных (и менее возможных, например, вверх и вниз) направлениях. Столб венчала деревянная конструкция наподобие шляпки гриба, а на ней – надпись:

«Роза ассоциаций»
__________________________________________________________________________________________
 * See (нем) - озеро
** Sehr witzig - очень смешно (нем.)
        *** Aufwidersehen im See - до свидания в озере (нем)
______________________________________________________________________________________________

«Какая уж тут роза, - подумал я, - одни шипы». Я стал изучать надписи на стрелках. Все они, действительно, были «ассоциативными». «Ассоциация справочников и стрелочников» - гласила одна. «Ассоциация грузовиков и грузчиков", «Ассоциация сирен и русалок» (с эмблемой полицейской машины), стрелка, указующая вниз, под углом, эдак, градусов в 70, сообщала: «Ассоциация чертей и чертежников» (ассоциативно я всегда ненавидел черчение). В том направлении, из которого пришёл я, указывала стрелка, гласящая: «Ассоциация таможенного недосмотра, будочников и будущих булочек». Строго в зенит нацелилась стрелка с надписью «Ассоциация светильщиков, небесников и звездочей». Маленькая стрелка, повернутая под очень странным углом, приглашала в «Ассоциацию безвинно одурманенных, беспричинно следственных и безоговорочно охаянных».
Категория: Электронные книги | Добавил: Танец
Просмотров: 232 | Загрузок: 56
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]