Пятница, 2009-04-10, 12:55 Pm

Главная Персональный раздел Выход
You logged in as MгновениЯ · Group "Администраторы" · RSS
Небеса Книги мастеровКарта проекта
Личные сообщения
(Новых: 0)


Меню сайта

Разделы новостей

Календарь новостей
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Мини-чат
200

Наш опрос

Друзья сайта


Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
mettipsy
 Сказка о Синдбаде-Мореходе 
Вы вошли как Странник Галактики Группа "Гости"Приветствую Вас, Странник Галактики Четверг, 2017-08-24, 7:59 AM


Синдбад-мореход

-   Это  сказка,  что  красива  и  ясна,
Даже  если  не  разгадана  она,
Стоит  дорого,  порою,  целой  жизни,
В ней  за  красочным  сюжетом…  злато  мысли!
Даже  если  вы  о  ней  и  позабыли,
Но  она  хранит  в  себе  седые  были.
 
Эта  сказка  о  судьбе  для  человека,
Что таинственно  укрыта  в  крыльях  века,
Не  прочитана,  как  надо,  до  конца…
Не  востребована  силою  творца…
 
Стану  ль слово   я  напрасно говорить?
Слово  сказки  учит  думать  о  судьбе,
Слово  было  у  истока,  что  в  тебе…
Срок  придёт,  само  захочет  мир  творить…

Синдбад-мореход

Сказок  множество  в народе  о  Синдбаде Мореходе,
О  далёких  островах,  о  затерянных  мирах.
О  чудовищах  ужасных,  о  лесах,  горах  прекрасных…
Приключения  Синдбада  -  то  не  сказки  рая,  ада,
То  неведомые  были,  где  душа  и  духи  жили,
Где  бывали  сами  вы  в  чудных Далях  старины.
Может,  вспомните  чего? 
Было  то  давным-давно…
 
Так  давайте  вместе  с  вами  за  попутными  ветрами
Поплывём  туда,  где   сказка  -  величайшая  подсказка
Ваших  собственных деяний  в  Океане  вспоминаний.
Каждый  помнит  о  себе,  о  родных  и о  судьбе,
О  печалях  и  потерях,  о  глубинах  жизни,  целях,
И  о  том,  как  было больно,  да  и  радостно,  привольно,
О  сторонушке  родной,  об  игрушке  заводной,
О  подарках  в  Новый  год,  обо  всём,  но  в  свой  черёд…
 
Так  и  мы  начнём  с  начала,  от  извечного  причала,
Где  торговля  бойко  шла  каждый  день  с  шести  утра:
Крикуны,  мастеровые,  гончары  и  удалые
Моряки  Семи  морей.  Много  было  там  людей.
Одного  из  них  все  звали  аль-Синдбадом  и  вверяли
Кто  товар,  а  кто  иное,  поручение  благое.
Тот  носильщиком  трудился.  Как-то  раз  он  притомился,
Да  с  усталости  присел  отдохнуть  слегка  от  дел.
 
Выбрав лавку у калитки под акацией зелёной,
Что нависла над забором, он не скрыл своей улыбки,
А  глядел  да  восхищался  на  богатый  чудный  дом,
Улетая  ветерком…  в сказку.  Негой наполнялся…
Слышал  пенье  птиц,  стихи,  звук  лютни  и  голоса,
А  вокруг  плыла  краса  взмахом  крыльев  белых  птиц…
Восславляли  все  Аллаха  на  различных  языках,
Звёзды  зрели в небесах,  исчезало чувство  страха…

 

 

К  небу  взор  он  устремил  и  воззвал:  -  Хвала  Аллаху!
О,  творец,  о,  свет  без  мрака,  ты  мне  ясность  подарил!
О,  прости  за  все  грехи,  недостатки и  пороки,
Каюсь  я  за  все  дороги,  что в  судьбе,  за  все  пути…
Ты  даруешь,  отнимаешь…  Власть  сильна  Твоя  во  веки,
Горы  ставишь,  движешь  реки,  миром  мудро  управляешь!
Ты  достойным  даришь  блага,  недостойных  в  беды  гонишь,
Справедливо  ветром  клонишь,  награждаешь,  если  надо…
 
Из  калиточки  открытой  веял  чудный  ветерок,
Ароматный,  как  цветок,  мелким  дождиком  умытый.
Стал  Синдбад  стихи  читать  о  нелёгком-то  труде,
И  несчастной-то  судьбе.  Как о  доле умолчать.
А  в богатом  доме  этом    жил  купец,  что  знатен  был.
Мореходом  он  прослыл,  благодетелем  поэтам.
И  позвал  того  к  себе,  приголубил,  угостил,
Обо  всём  порасспросил,  что  видал  тот  по  судьбе.
Оказалось,  Морехода  все  Синдбадом  тоже  звали,
Мудрецом  уж  величали,  и  счастливчиком  похода.
 
Говорили,  много  раз  из  тяжёлых  передряг
Возвращался  сей  моряк.  Вот  один  его  рассказ…
……………

 

Синдбад-мореход и путники

О,  благородные,  кто  слушают рассказ!
Начну  историю, конечно же,  с  отца.
В  нём  чтили  честного  купца  и  мудреца.
Он  одарял  людей  столицы  много  раз.
 
Я  был  мальчишкой,  когда  умер  он,  увы,
Оставив  деньги  мне,  и  земли,  и  деревни
В  наследство  доброе…  Надеялся  наверно,
Что  я  умножу  дар  трудами  головы.
 
А  я  подрос  да  и  потратил  всё,  что  мог:
И  ел,  и  пил,  что  можно  лучшим  лишь  назвать!
И  наряжался,  и  друзей  имел  подстать
Моим  желаниям.  И  всё же  вышел  срок.
 
Я  от  беспечности  очнулся…  в  нищете…
Вернулся  к  разуму,  а денег-то  и  нет!
И  растерялся…   Следом,  вспомнил  про  совет,
Который  слышал  от  отца я  в  годы  те.
 
То  был  рассказ  о  Сулеймане.  Мир  обоим!
«…Наш  господин,  Дауда  сын,  учил  меня:
Три  вещи лучше  трёх  других  для  бытия.
Запомни,  сын,  ты  древней  мудрости  достоин:
 
День  смерти  лучше  дня  рождения.  Живой
Пёс  лучше  мёртвого,  красивейшего  льва.
Могила  лучше,  чем,  запомни,  нищета.
Живи,  мой  сын,  но  размышляй  и  над  судьбой».
 
Тогда  решение  на  ум  пришло,  как  свет.
Собрал  я  вещи  да  одежды  и  продал.
Деревни,  земли  -  тоже  следом.  Так  собрал
Для   путешествия  три  тысячи  монет.
 
Да  вспомнил  я  слова  какого-то  поэта:
«…Величье  в  жизни  достигается  трудом:
Ценой  ночей  бессонных  и  работы  днём.
На  дне  морском  ищи  свой  жемчуг  до  рассвета…
 
Ведь  без  труда  тебе  величья  не  добыть.
И  также  счастья  своего  не  обретёшь,
Когда  в  беспечности  да праздности живёшь.
Бесплодно  ты  себя  погубишь,  может  быть…».
 
Я  накупил  затем  товаров  и  вещей
Для  путешествия  морского  к  островам,
Сел  на  корабль,  да  поплыл,  скажу я  вам...
И  дни,  и ночи  плыл  я  в  обществе  друзей.

 

корабль

Мы   проходили  мимо  многих  островов.
И  продавали  кое-что,  и  покупали
Товары,  пряности,  а  многое  меняли.
Учились  разному  у  тамошних  купцов.
 
И  вот  однажды  остров  дивный  перед  нами.
Корабль  причалил.  А на острове  сады
Как  будто  райские!  Огромные  плоды
Висят  заманчиво  пред  нашими  глазами.
 
Спустили  сходни.  Все  кто  был,  сошли  на  берег.
Жаровни  сделали  себе,  огонь  зажгли.


развели костёр и стали варить пищу, третьи купались в прохладных ручьях или гуляли по острову.
Кто  стали  стряпать,  кто  стирать,  а  мы  пошли
Гулять  по  острову  без  цели  да  без  денег…
 
Я  был  средь  тех,  кто  удалился   вглубь  от  брега.
Мне  любопытно  осмотреть  любое  место,
Где  необычно,  там особо  интересно.
Когда бы  мог,  то  улетел  бы  я  до  неба…
 
Немного  времени  прошло,  собрались  есть
И  веселиться  те,  кто  был  на берегу.
Но  вдруг  хозяин  корабля,  встав  на  корму,
Как  закричал, что было сил,  лихую  весть:
 
матрос на мачте закричал

 
Спешите,  путники,  немедля  к  кораблю!
Бросайте  вещи,  сберегая  только  душу.
Быстрее  быстрого  бегите!!  Эта  суша  -
Большая  рыбина!  Я  правду  говорю!

Она  над  морем  приподнялась,  а  песок

На  ней  тогда  и  задержался,  и  сады
На  рыбе  выросли  чудесной  красоты.
Затормозилось  время  здесь  на  некий  срок.
 
А  вы  зажгли  на  ней  огонь  - она  очнулась.
Зашевелилась  и  опустится  на  дно!

Вы  все  потонете,  бросайте,  люди,  всё!     

Рыба почувствовала, как что-то жжёт ей спину, и повернулась.

И  в  самом  деле,  эта  рыба…  окунулась…
               Такого в жизни не бывает! Если б сам  
я не увидел – не поверил бы глазам…

Кто  мог,  спаслись  на  корабле.  Кто  не  успел,
Волной  огромной  поглотившись,  потонули…
И  надо  мною  волны  небо  вмиг  сомкнули!
А  я  в  беспамятстве  куда-то  полетел…

Над деревьями и цветами сомкнулись ревущие волны, корабль
 
Аллах  великий  спас  меня,  послав  корыто,
В  котором  люди  тут  стирали.  Сев  верхом,
Я  обхватил  его  руками,  как  замком.
И вот  погреб  ногами.  Стало  мне  открыто…
 
Что  человек,  спасая  жизнь,  что  дорога,
В  мгновенье  учится:  что  делать,  как  спасать.
А  волны  вверх  да  вниз  всё  начали  кидать!
Но  я  держался  храбро  так,  как  никогда!
 

Спасенье - самое труднейшее из дел, что выпадает человеку на удел…
Но в суете обычно люди забывают, что ограничен срок, а время утекает.
 
Корыто  было  деревянным,  оттого
Оно  надежную  опору  мне  давало.
И  на  спасенье  шанс  последний  обещало.
Молил  Аллаха  я…  отчаянию  назло.

Синдбад-мореход плывет на деревянном корыте
 
А  капитан  поднял  высоко  паруса,
Ведь  утопающим  не  мог  бы  он  помочь,
Да  и  поплыл  от  злого  места  быстро  прочь
Под  страшный  гул,  что  поглощал  все  голоса…
 
Когда  корабль  скрылся  с  глаз,  я  осознал,
Я  убедился,  что  погибну…  День  лихой
Провёл  я  в  море  на  корыте,  сам  не  свой.
Настала  ночь,  и  длилась  долго…  Я  не  спал.
Но лишь молил,  молил..  молитвой дать мне сил.
Спастись я жаждал, хоть несло меня волной…
 
Мне  помогли  попутный  ветер  и  волна.
Корыто  к  острову  пристало,  что  высок,
Но  я  за  ветку  ухватиться  всё  же  смог!
На  берег  выбрался  без  сил...  Плыла  луна…

Синдбад-мореход в море после кораблекрушения

Потом  в  беспамятстве  я  долго  пребывал.
Когда ж  очнулся,  от  отеков  ноги  ныли.
И  от  укусов  рыб,  почти  что  не  ходили.
Ползком  исследовал  я  местность  и  узнал:
 
Ручьи  здесь  чистые, плоды  есть!  Я  живу!
Так  много  дней  провёл  я,  силы  укрепляя.
И  постепенно  ожила  душа,  страдая.
А  я  учился  вновь  ходить,   варить  уху.
 
Одежду,  посох  смастерил,  обул  и  ноги.
И  стал  по  острову  гулять  да  увидал
Коня  огромного.  У  моря  тот  стоял
На  крепкой  привязи  к  столбу,  ища  подмоги.
 
Я  подошёл,  а  мне  навстречу  человек
Из-под  земли  возник,  да  криком  закричал!

Кто  ты,  откуда?  Как  на  остров  наш  попал?

 

 О,  господин,  -  ему  в  ответ  я,  -  труден  век…
 
Я  -  чужестранец,  а  корабль  мой  потонул.
И  все,  кто  был  на  нём,  погибли.  Но  Аллах
Так  милосерден  был  ко  мне,  что  на  волнах
Послал  корыто,  спас  от  бури  и  акул.
Я  сел  в  него.  Оно  со  мною  поплыло...
Потом  на  острове  я  этом  оказался.
Волной  подбросило  меня,  и я  остался
На  берегу.  Вот,  что  со  мной  произошло.
 
Тот  человек  в ответ: -  Пойдем!  -  схватив  меня.
И  я  пошёл.  И  опустились  в  подзем  мы,
Попав  во  мрачную  палату,  как  кроты.
Он  усадил  меня,  еды  дал  и  вина.
 
А  я  был  голоден  и  стал,  конечно,  есть.
И  ел,  пока  уж  не  насытился  сполна.
Душа  при  этом  отдохнула,  ожила,
Я  вновь  о  бедах  говорил,  что  их  не  счесть…
О  всех  делах  своих,  с  начала  до  конца.
Так  удивлялся  он  всей  повести  моей.
А  я  спросил  его:  -  Скажи  мне  о  своей.
Кто  ты,  откуда,  почему  ты  хмур  с  лица?
 
С  земли  увёл  меня  под  землю  для  чего?
А  чей  тот  конь  прекрасный  там,  на  берегу?
Кто  привязал  его  на  самом-то  краю
Земли  чудесной  и  зачем  связал  его?
 
Он  отвечал:  -  Сегодня  конюхов  здесь  много.
Мы  разошлись  по  краю  острова  Ведана.
А  все  мы  - конюхи  царя  Михараджана.
Сюда  являемся  раз  в месяц,  очень  строго…
 
В  день  новолуния  являемся  с  конями,
Приводим  лучших   кобылиц,  для  важной  цели.
Таких,  что  раньше  жеребят-то  не имели,
Наикрасивейших,  да   вяжем  их  цепями.

 

На  берегу  мы  оставляем  кобылиц,
А  сами  прячемся  от  взглядов  под  землёй,
Чтоб  не  увидел  нас  случайно  глаз  чужой.
А  жеребцы  морские…  тут  же  на  «девиц»!
Их  запах  самок  привлекает  бесподобно!
Они  выходят,  озираясь  -  никого!
Тогда  уж  вскакивают  быстро  и  легко
И дело  делают,  что  сущности  угодно.
 
Затем  слезают  с  кобылиц,  хотят  забрать,
Но  кобылицы-то  привязаны, увы.
И те шумят  да  бьют  копытами.  А  мы
Тотчас  наверх,  и  уж  тогда на них  кричать.
 
Они,  пугаясь  нас,  уходят  снова  в  море.
А  кобылицы  носят  чудо  жеребца
Или  кобылку,  что  бесценны  для  дворца.
Царь  платит  нам,  а  мы  стоим  теперь  в  дозоре.
 
Аллах  захочет,  я  возьму  тебя  с  собой.
И  приведу  затем  к  царю  Михараджану,
Да  покажу  тебе  страну.  И  ныне  стану
Твоим  спасителем,  что  послан  был  судьбой.
 
Скажу,  не  встретился б  ты  с нами,  то  погиб
В  тоске  и  умер,  и  никто  бы  не  узнал
Ни  о  событиях  твоих,  ни  что  видал.
И  не  поведал  никому б ты,  что  постиг.
 
В  ответ  я  конюха  царя  благодарил.
А  в  это  время  с  моря  вышел  жеребец
И  мощным  криком  закричал,  как  молодец.
Вскочил  на  царскую  кобылку  и  покрыл.
 
Затем  хотел  он  взять  кобылку  ту  с  собой,
Но  не  сумел,  а  та  лягаться  да  реветь!
Тогда  и  конюх,  взявши  в  руки  быстро  плеть,
Из-под  земли  взошёл  и  тоже  поднял  вой.
Тут  жеребец  и  испугался  да  сбежал
Своей  дорогой,  снова  в  море  под  волну.
Вот  привели  своих  кобылок  поутру
Другие  конюхи.  А  я  им  рассказал
 
Свою  историю  с  начала  до  конца,
Когда  мы  ели,  и  меня  все  угощали.
Потом  уж  вместе  на  конях  и  поскакали.
Да  так  доехали  до  царского  крыльца.
 
Вошли  те  конюхи  к  царю  Михараджану,
Осведомили  обо  мне,  и  он  велел
Войти  уж  мне.  И  я,  войдя,  его  узрел!
И,  поздоровавшись,  поведал  без  обману
 
Про  всю  историю  свою.  О  том,  как  я
От  корабля  ушёл  на  острове,  и  как
Зашевелился  остров.  Волны,  буря,  мрак…
И  про  корыто,  что  спасло  тогда  меня.
 
Да  как  я  плыл  и  день,  и  ночь,  моля  Аллаха,
Как  я  на  берег-то  заполз,  как  был  без  сил,
Потом  поправился  и  посох  смастерил,
Про  то,  как   конюх  спас  меня,  про  бездну  страха.
 
Царь  подивился  на  рассказ  и  так  изрёк:
  • Дитя  моё,  клянусь  Аллахом,  что  тебе

Досталось  больше,  чем  спасенье  по  судьбе.
Для  долгой  жизни,  знать,  Аллах  тебя  сберёг.
 
Затем  он  милость  оказал  мне  и  почёт:
Руководить  назначил  гаванью  морскою,
Да  переписывать  гостей  своей  рукою.
Сам  проверял  потом,  как  вёл  я  сей  учёт.
А  я  всех  спрашивал  о  родине  своей,
Надеясь  вновь  вернуться  в  солнечный  Багдад  -
Обитель  мира,  милый  сердцу  чудный  град.
Тоскливо  было  мне  без  близких  и  друзей…
 
Так  много  времени  провёл  я  на  чужбине.
Однажды  встретил  я  индийцев  средь  купцов.
Те  рассказали  про  брахманов,  мудрецов,
Что  без  вина  живут  в  прекраснейшей  долине.
 
Народ  индийский  состоит  из  многих  каст:
Семьдесят  две  их  существует  в  том  народе.
Порассказали  об  обычаях,  погоде.
Я  удивлялся  безгранично.  Скоро ль  даст
 
Аллах  вернуться  мне  на  родину,  домой!
Хотя  диковинок  на  острове  -  бог  весть!
И  если б  я  хотел  их  просто  перечесть,
То  мой  рассказ  бы  завершился  в  час  ночной…
 

 

развели костёр и стали варить пищу, третьи купались в прохладных ручьях или гуляли по острову.

Однажды  с  посохом  своим  я,   как  всегда,
Стоял  у  берега,  корабль  поджидая.
Вот  он  подплыл,   спустили  сходни,  выгружая
Из  трюма  разную  поклажу,   короба.
 
А  я  записывал  товары  и  людей.
Потом  спросил:  -  Осталось  в  трюме  ли  чего?

О,  да,  -  ответил  капитан,  -  товар  того,
Кто  утонул,  когда  мы  плыли  средь  морей.
 
Товар  хотели б  мы  продать,  дабы  вернуть
Родным  погибшего  всю  плату  за  него.
Но  как  зовут  владельца?  Как  зовут  его?
Спросил  вполголоса  я,  -  так  сдавило  грудь…
 
-  Его  зовут  Синдбадом  или  Мореходом.
Вот  тут  я  вспомнил  капитана  и  вскричал:
Да  я  Синдбад,  ужель  меня  ты  не  признал?

Мы  познакомились  с  тобой  перед  отходом,
Как  отплывали  из  Багдада,  а  когда
На  дивном  острове,  что  рыбой  оказался,
Я  задержался  и  в  воде  тогда  остался,
То  всё  же  спасся!  Помогала  мне  судьба!
И твой корабль спас Аллах, какое чудо,
Я думал, все погибли,
Всех взяла волна…

 

А  капитан  воскликнул:  -  Именем  Аллаха
Высокочтимого,  великого,  зачем
Ты  лжёшь  бессовестно  и  мне,  и  людям  всем?
Ужели  ты  не  знаешь  честности  и  страха?

- Но  почему  ты  говоришь  так,  - я  в  ответ,  -

Я ж  рассказал  тебе  историю  мою.

- Ты  хочешь  взять  товар,  ограбив  ту  семью! 

Никто  не  смог  спастись  тогда  от  страшных  бед…
 
Я  вновь  взмолился:  -  Но,  послушай  же  меня,
И  убедись  в  моей  правдивости!  И   вновь
Всё  повторил  подробно.  -  Так  спасла  любовь!
Аллах  великий  любит  всех!  Ведь  это - я!
 
Купцы,  уверившись  в  правдивости  моей,
Уж   улыбались:  -  Мы  не  думали,  что  ты
Сумел  спастись  в  той  бездне  страха,  темноты.
Выходит,  с новой  жизнью  ты  среди  людей!
 
Потом  вернули  мне  поклажу,  ну,  а  я
Из  своего  товара  взял  чудесный  ларь,
Да  преподнёс  царю  в  подарок.  Тут  и  царь
Вознаградил  меня,  сокровища  даря.
Да  отпустил  затем  на  родину  мою.
И  днём,  и ночью  помогала  нам  судьба.
Так   богачом  уж  возвратился  я  сюда.
И  вот  теперь…   я  сказки  людям  говорю...

Синдбад-мореход

Далее
Второе путешествие Синдбада-Морехода
Все сказки 1001 ночь в ритмах 

библиотека Сказок

 

Хостинг от uCoz