Понедельник, 2017-10-23, 7:14 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 13 из 16«12111213141516»
Модератор форума: Александр2, Танец 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Библиотека Галактического Ковчега » Книги серии "Сказки Галактического Ковчега"
Книги серии "Сказки Галактического Ковчега"
ФлораДата: Суббота, 2015-09-12, 10:02 AM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
Тема перемещена в Библиотечный раздел из раздела КАЛЕЙДОСКОП СКАЗОК



Дорогие друзья!

В канун дня рождения Творческого Союза "Серебряная Нить"
начинаем печать серии книг


"Сказки Галактического Ковчега".

Не остановит время бег,
Летит в неведомые дали
Наш Галактический Ковчег -
В мир, о котором мы мечтали.

И нас Серебряная Нить
Связала дружбою единой.
В дороге будет нам светить
Луч  от звезды неугасимой.

И на раздутых парусах
Ковчег летит к заветной цели.
Несём поэзию в сердцах,
Минуя призрачные мели.
Александр Мецгер)



Предварительные названия формируемых сборников:

Серебряный клубочек  - книга издана - заказать
Серебряные кружева  -  книга издана - заказать
Звездная карусель - книга издана - Читать тут - для дошкольников и младших школьников
Серебряные перезвоны - книга издана - Заказать


Детям фантазёрам - для среднего и старшего школьного возраста

Тайны морские - для разных возрастов

Звёздные путешествия - для среднего и старшего школьного возраста

ПРОСЬБА АВТОРАМ  УКАЗЫВАТЬ НАЗВАНИЕ СБОРНИКА ДЛЯ КАЖДОЙ ПУБЛИКУЕМОЙ В ТЕМЕ СКАЗКИ!
Под текстом указывайте и ссылку

Прикрепления: 0797624.jpg(62Kb)


сирень
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:41 AM | Сообщение # 241
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
1. Звездная карусель - для дошкольников и младших школьников

Елена Грислис

СКАЗКА О КРЫЛАТОЙ ПРИНЦЕССЕ.

1. Страна кейннар.

Давным-давно в предгорьях Гималаев
Раскинулась чудесная страна.
В ней жили благородные кейннары –
Не птицы и не люди – нимфы сна!
В прекрасном городе Суваннаконе,
Который назывался Золотым.
Король сидел, склоняясь на балконе,
И любовался царствием своим.
Он видел с высоты большого замка
Леса, поляны, горные цветы.
И гладь вдали озерную, что ярко
Пленяла первозданностью мечты.

Тот мир причудлив был и древен.
Слетались стайкою на озеро лесное
Семь птиц-кейннаров – дочерей-царевен...
И среди них красавица Манора.
Девицы, сбросив перышки, резвились
В воде прозрачной и, взойдя на яр,
В волшебном танце весело кружились…
Тот танец ослепительных кейннар
Могли лишь видеть звезды ненароком
Всего один раз в месяц – в полнолунье.
И зрелись лица поднебесным оком,
Не понимавшем юности безумье!

Король не ведал то ни сном, ни духом –
Ни бед, что предстояло испытать…
Считал наивно главною заслугой,
Что заменил собою детям мать.
Не понимал: томятся не с безделья
И не от стужи сохнут столько дней
Семь дочерей – не дивных птиц-царевен,
А семь прекрасных девушек… людей!

2. Сон в лунную ночь

А в это время в родовых поместьях
Охотился анкальский принц Сутон.
И, оказавшись рядом с королевством,
Забрел случайно в град Суваннакон.
Блуждая пО лесу и не найдя дороги,
Дошел до острова лесного... и устал.
Испытывая тщетные тревоги,
Решил устроить на сосне привал.

Проспал весь вечер и проснулся ночью.
Заметил, что луна была кругла.
И, отражаяся в воде проточной -
В круг золотой тянула и влекла.
Кого же?! Разбудило принца пенье
Высоких и сладчайших голосов.
И он увидел с крайним изумленьем
Семь дев, но в оперенье кейннаров.
На берегу сложив одежды перья,
Одна краше другой пустились в пляс.
Сутон дивился празднику веселья...
Летел как вихрь стремглав за часом час.
Волшебница-луна им улыбалась
И, глядя с затаенною тоской,
Под звуки песнопений в такт качалась,
Завидуя той радости людской.

И затаив в волнении дыханье,
Смотрел царевич с дерева на бал.
Он видел тел прекрасных колыханье,
Но все казалось только сном... он спал!
Как будто наяву увидел деву,
Которой равных не было нигде.
Она казалась принцу королевой -
Подобно лучезарнейшей звезде.

Но вот рассвет забрезжил над землею.
Сутон протер глаза... царевен нет.
Лишь стая птиц кружилась над водою,
Даря волнам прощальный пируэт.

3. Похищение Маноры

Вернулся принц в свою державу.
Но не спешил он во дворец
(Хоть дома ждал его отец,-
Из головы не шли кейннары!)
Зашел в сторожку к другу он -
Вел речь про град Суваннакон:
Как заплутавшися в лесу,
Забрел в чужую полосу.
Там много света и покоя
И есть там озеро лесное.
Луна над озером сияет
И свет на глади преломляет.
На берегу зеркальных вод
Кейннары водят хоровод,
На время сбросив оперенья.
А каково их песнопенье!

И тайну сердца приоткрыл,
Когда он другу говорил:
"Охотник Бун, мой старый друг!
Пойми мою печаль и радость:
Я видел семь сестер-подруг,
Но думы об одной - мне в тягость!
Могу ли птицу я любить?!
Не знаю... Но хочу словить...
Одну, что сердцу приглянулась -
Души моей крылом коснулась".

Ему ответил мудрый друг:
"Среди людей ищи подруг.
А птице клетка непригодна!
Она привыкла жить свободно:
И петь и думать и летать.
Отнять у ней ту благодать
Всевышний даже Сам не вправе.
Всяк служит, но своей державе!"

Но принц все думал о Маноре.
(Охота пуще, знать, неволи!)
И, места не найдя с тоски,
Готовит с другом он силки:
Велит веревку взять покрепче
И собираться в путь далече.
Уж через месяц тут как тут -
В кустах хоронятся и ждут!
Луна взошла в небесной тверди.
Но светит диск - подобен меди
С небес задумчиво глядит...
И лишь таинственно молчит.

А ровно в полночь шум раздался...
То птиц косяк с небес спускался.
И, перья сбросив на песке,
В неведомой досель тоске,
В озерной глубине ныряли -
Волшебств луны не замечали.
(Невозмутимо строгий вид
Был тучкой грозовой сокрыт.)

На берег вышли семь красавиц,
И обнаженных граций танец
Заставил все забыть вокруг.
Но шепчет Бун: "Не спи, мой друг!
Ты не во сне и не в похмелье!
Смотри на кейннаров веселье,
Но помни: мы поймать должны
Манору, что наводит сны."

Как только девушки, резвясь,
Кустов коснулись, изловчась,
Сутон прозрачную веревку
На плечи бросил. Вскрикнув тонко,
Манора в сторону качнулась...
На ней веревка затянулась!

Царевны страшно испугались.
Одевшись в перья, вдаль умчались,
Оставив к счастью иль позору
На берегу сестру Манору.

4. Неоконченная свадьба

Сутон из-за кустов выходит -
Без чувств красавицу находит.
Добычу на руки берет,
Друг оперение несет.
Все спешно двинулись к столице
Своей земли из-за границы.
Царь, беспокоясь, сына ждал
И всех с радушием принял.

Манора плакала, стенала...
О доме отчем вспоминала.
Но принц так клялся ей в любви,
Что все страдания прошли.
Он приручил свою жар-птицу!
Как будто ключевой водицы
Ей дал напиться друг-жених.
Настал желанный счастья миг!
Отец их чувством тронут был,
С слезой на брак благословил.

В столице свадебку играли.
Жених с невестой танцевали...
Но не венчаньем завершился
Их брачный танец, что искрился.
Отец вошел с тревогой в зал:
На землю Анкалы напал
Враг из соседней стороны
Без объявления войны...

Не размышляя ни минуты,
На времена военной смуты
Принц войско крупное берет -
В поход на недруга ведет.
Невесте плачущей сказал:
"Вернусь живым - продолжим бал!"
В душе Манора голосила,
Но спешность жениху простила.
Знать, поняла: война пришла -
Из дома счастье унесла.
Предчувствие не обмануло:
Её на слезы все тянуло,
А весть с далеких рубежей
Не приходила много дней.

И, как назло, один астролог -
Известный лицедей-гипнолог -
Пытался доказать царю,
Что дело движется к нулю.
Охватит скоро, мол, содом
Столицы мирной быт и дом.
Потерпит войско пораженье,
А рабство принесет мученье.
Считал причиной всех несчастий
Сутона призрачное счастье.
"Лишила Анкалу покоя -
Манора - чудище лесное.
С тех пор и на стране проклятье.
Нам надо сжечь её и платье!"

Царь Анкалы доверчив был.
И сына, и народ любил,
Но верил, избегав дознанья,
Он только в сны и предсказанья.
Правитель слабый горевал,
О свадьбе скорбно вспоминал...
Но, покорясь жестокой доле,
Он не искал Маноре воли.

5. Спасение принцессы

Наутро разожгли костер
И зачитали приговор.
Властители в руках злодея,
Не зная смысл его затеи,
Смотрелись со стены дворца,
Как два бессмысленных юнца.
Не понимали - лжец помочь
Хотел себе, пристроив дочь:
Заполучить в зятья Сутона
И править царством вне закона.
Сказал: "Мне звезды указали
На ту, с которой нет печали.
Её увидите Вы сразу,
Когда огонь сожрет заразу.
С ней будет счастлив принц Сутон,
То для страны - вражде заслон".

...Манора встала у костра,
Воскликнув гордо: "Я сестра
Тех, кто привык к свободой жизни.
А Вы спешите к страшной тризне.
Позвольте облачиться мне
В наряд из перьев. При луне
Я танцевала с упоеньем...
Хочу исполнить перед тленьем,
Сорвав с души обмана глянец,
Последний и прощальный танец".

В ответ астролог: "Нет! Казнить!"
Безвольный царь не знал, как быть.
Но тут в царице мать проснулась,
И сила против чар вернулась.
Преодолев гипноз ужасный,
Подумала, что не напрасно
Манора крылья попросила.
"О, пусть минет её могила -
Тот страшный роковой костер -
Предательства семьи позор!" -
Подумала, воспряв царица.
И, взором обведя все лица
Зевак и праздных ротозеев,
Сказала властно: "Поскорее
Исполнить просьбу я велю
Маноры. А не то - казню!!!".

Все опустились на колени,
Дрожа от страха, словно тени.
Злодей же стал страшнее зверя...
В свое спасение не веря,
Манора низко поклонилась.
В наряд из перьев облачилась
И поплыла вокруг костра...
Была просчитана игра:
Вот в танце быстром закружилась,
Метнулась птицей вверх... и скрылась!
Летит она в страну кейннар,
Где свет свободы - Божий Дар!

6. Бегство на Памир

Манора над землей летела,
А горю не было предела.
И вдруг как будто бы сквозь сон...
Родимый град Суваннокон.
Она в безумье клекотала,
Когда к ногам отца упала.
Сестер любимых обняла,
Рассказ печальный повела...
"Не жить мне больше на чужбине.
Сутон забудет даже имя
Той, кто его любил как день,
Оставив вслед разлуки тень."

Отец и сестры горевали,
Манору встретив, и решали,
Как боль и страх преодолеть.
Отец промолвил: "Улететь...
Людей жестокие скрижали
Кейннарам светлым не понять.
И от беды и от печали
Вам надо, дети, улетать.
Забрав с собою птичье братство,
Устрою на Памире царство!"

Презрев соседей и Сутона,
Бежали из Суваннакона
В ущелье горного Памира,
Где защищала Крыша Мира.

Памир их встретил как своих.
Три дня не умолкал лишь крик
Всполошной птичьей канители:
Неслись гостям нежданным трели!

Ну, а потом, пришло согласье.
Несли кейннары Мир и Счаастье!

7. Победа и поражение

А Анкалы земную весь
Вмиг облетает чудо-весть:
Преодолев в боях невзгоды,
Принц возвратился из похода.
Победа на семи ветрах
Летела, прогоняя страх.
Сутон в доспехах на коне
В богато убранном седле
Со свитой подъезжал к крыльцу -
Вез дань царице и отцу.
(Враги с позором отступили
И контрибуцию платили).

Его родители в слезах
Стояли, растерявшись в прах!
Они как будто онемели
И говорили еле-еле...
Принц понял, что случилось горе.
Преодолев всех тягот море,
Не ожидал услышать вести
О "зле" любимой и "возмездье".

"Коварный предсказатель врал,-
Царь в оправдание сказал.
- Мне сон приснился, что вороны
Склевали весь запас зерна.
Тот, обвинив во всем Манору,
Предрек, чем кончится война.
Сказал, что наслала проклятье
Манора и грядут "объятья"
Ужасной смерти или плена.
Чтоб избежать меча и тлена,
Нам нужно сжечь её и платье -
Лишь этим устранится горе
Грядушей смерти иль неволи.

С ума от страха мы сошли.
Костер для казни разожгли.
Но в танце бешенном последнем
Манора взмыла ввысь победно!
Теперь мы видим: этот сон
На пораженье обречен.
Преодолев сражений беды,
Наш сын приносит в дом победу!"

Сутон все слушал и молчал,
Но тут во гневе прокричал:
"Ты о победе говоришь?!
Трусливый царь... Мать, что молчишь?"

"Мой сын, верни назад Манору.
Не дай торжествовать позору!
Несправедливость надо смыть -
Пусть кровью, деву - возвратить!" -
Произнесла в волненьи мать,
Дав приказанье страже: "Взять
Астролога - виной всему!
И голову рубить ему!"

Сын возразил: "Победы день
Не омрачит убийства тень.
Злодея в шею прогоните...
Не в Анкале его обитель!
Я боле не желаю крови,
Я полечу к своей любови...
Пусть отопру и неба створы -
Я возвращу любовь Маноры!!!" -
Воскликнул с жаром наш герой.

Охотник Бун сказал: "Постой!
Бери с собой её кольцо.
Оно лишь на одно лицо.
Никто носить его не сможет
И опознать её поможет.
Возьми в дорогу обезъяну,
Что знает всех путей изъяны.
И ешь лишь то, что ест она.
Длинна дорога и трудна.
Ведь ты идешь в страну кейннар,
Где мир свободный - Божий дар!"

8. Кольцо верности

Дошли до Анкалы злой слухи,
Что пуст сосед Суваннакон:
Что разбежались даже слуги,
В лесах не слышен птиц трезвон.

В сопровожденье обязъяны
Пустился принц в далекий путь.
Семь лет и месяцев порану
Спешил за ней... куда-нибудь!
Но поводырь был друг надежный:
От встреч с врагами охранял
И явствами лесов таежных
Сутона каждый день питал.
И вот однажды так устали,
Что разлеглися на привале -
На берегу у горных вод.
Как вдруг... Чу!.. Гомон... хоровод?!
Спускались к брегу девы-птицы,
Неся кувшины для водицы.

Сутон, как прежде, ждал в кустах
И слушал человечьих птах.
И главной темой разговора
Была избранница Манора.
Уже семь месяцев и лет
Среди людей Маноры нет.
Путь очищенья долгим был
И стер воспоминаний пыл.
Через седьмицу - омовенье -
О принце полное забвенье.

И тут Сутон кольцо берет -
В кувшин украдкою кладет.
И, снова спрятавшись за куст,
Подумал горько: "Мир мой пуст,
Когда не станет в нем подруги..."
А между тем ее прислуги
Подходят к деве чередой,
Чтоб окропить святой водой.
Льют воду... "О, мое кольцо!.."
Бледнеет юное лицо.
Схватила, сжала в кулаке:
Принц рядом... ведь кольцо в руке!


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:42 AM | Сообщение # 242
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
9. Суд Веры

Но слуги вновь ее торопят.
Убранство во дворце наводят...
И вот наряжена принцесса:
Камений редкостных подвеса
Украсила павлиньи перья.
Сверкающие оперенья
Слепили и ласкали взор.

А суд кейннар свой приговор
Готовит. И судья - отец -
Вершит истории конец.
Манора встала перед ними
И в окружении сестер
Вслух произносит принца имя...
О похищенье разговор
Ведет и тут же добавляет:
"Был добр и предан мой Сутон!"

Отец был поражен безмерно.
Его натянутые нервы
Не вынесли её признанье,
Остановив суда дознанье.
Такой ответ ошеломил.

Король с ехИдцею спросил:
"Неужто предан? Наш дворец
Не захотел искать юнец.
Добраться до седьмого небе,
Достичь Луны, и звезд, и Феба
И не пытался тот храбрец!"

Она свое: "Отец, отец...
Хочу вернуть себе венец!.."

Отец с усмешкой: "Он - далеко.
Да и тебе лететь высоко".

"О, нет! Принц здесь, на берегу
У горных родников. А-у-у-у!!!" -
Кричит, не слушая царевна.

И крик, прорезав эхом стены,
Дошел до озера Ион,
Где затаился наш Сутон.

И принц, заслышав крик Маноры,
Пошел, переползая горы,
И очутился у дворца,
Послав вперед себя гонца -
Ту обезъяну, что могла
Найти пути, избегнув зла.

10. День длиною в жизнь

Пройдя во двор, минуя стражу,
В мир, что природою отлажен,
Дивились красоте его...
Дворец предстал из ничего!
Светла в нем крыша - купол неба.
А стен уступы - горы Феба,
Который в вышине сиял
И птиц лучами согревал.
И в этот призрачный дворец
Вошел герой наш наконец.

Сутон с невестой рядом встал
И слово верное держал:
"Я шел сюда семь долгих лет,
Семь месяцев и свой обет
Исполню я на день седьмой.
Ты приказал порвать со мной
Путем обряда омовенья?!.."

"Он смоет с дочери мученья
И даже память о стране,
Где казнь вершилась. Горе мне!-
Король короной сотрясал
И в гневе горько восклицал.
- А ты и впрямь, принц, благороден.
Зачем же предал при народе
Отец твой, "свет" решив казнить?!
Предательства семьи не смыть!"

Колена воин преклонил.
Вину признав, он говорил:
"То так, но все же до конца
Нельзя винить во всем отца.
Астролог применил все чары,
Чтоб нанести семье удары.
И за измену, как изгой,
Он ищет смерть в стране чужой".

Король смягчился, гнев угас,
Прошел его терзаний час.
К Сутону голову склоня,
Он размышлял, произнося:
"Астролог долго жить не будет.
Склюют его не птицы - люди.
Мне ж нужно знать, в чем твой обет?"

"Сегодня день - на сотню лет!
Я в этот день хочу сказать:
Союз двух душ - не разорвать!
Манору лишь могу любить -
Огонь сердец не погасить!
Любви не знаю выше я -
Она навек жена моя!
К тебе пришел за разрешеньем.
Знай, жизни это продолженье!"

11. Крылья любви

С слезой, скатившейся на миг,
Король поднял глаза на них.
И, больше не играя в прятки,
Решил задать судьбы загадку.
"Был свыше дан мне знак один.
Коль хочешь взять, анкальский сын,
Ты в жены дочь мою Манору...
Узнай её! Что мнится взору?!"

И видит, как сквозь сон, наш принц
Вновь хоровод прекрасных птиц -
Хор изумительных красавиц
В семь голосов... А перьев гянец
Горел, сиянием объят.
Как будто в тысячи карат
Брильянты радужно сверкали
В просторном меж утесов зале!
Как ослеплен, не видя лица,
Сутон искал свою жар-птицу.
И вдруг у суженой кольцо
На пальце молнией блеснуло.
Седьмое чувство подтолкнуло...
И он открыл ее лицо!

Король, поверив в святость чувства,
Сказал без ложного искусства:
"Держава солнечных кейннар
Приносит Вам свободу в дар!"

Манора счастлива была
И в унисон произнесла:
"Здесь птица не найдет покоя.
Не стать и нимфою святою.
Любовь, как крылья за спиной,
Ведет влюбленных за собой.
Они даны мне для того,
Чтобы любить его... его...
Позволь же нам соединиться.
В любви - свобода вольной птицы!"

Неделю в замке пировали.
Сутон с Манорой угощали
На свадьбе птичий горный мир,
Которым славен был Памир.
Поднявшись полетели вместе -
Не люди - птицы! И невеста
Гордилась, завершая круг:
Крылатым стал ее супруг!

Апрель 2012

http://www.proza.ru/2012/07/20/426 Елена Грислис

Геркулесовы проказы. Юмореска

Как преданья говорят,
Много тысяч лет назад
Во дворце Амфитриона
Родился предивный сын -
Величайший исполин.
От Алкмены он родился:
Та красивицей слыла,
И , пока муж с войском бился,
Сына Зевсу родила.

В ревности, не зная меры,
К детке змей послала Гера.
Превратился в Лаокоона
В колыбели он своей,
Задушив двух страшных змей.

Прямо скажем, он с пеленок
Необычный был ребенок!
Рос, учился, понимал
Все премудрости наук.
Но особенно свой дух
Изнурял в военном деле,
Чтоб враги грозить не смели.

В те поры и в тех краях,
Поселяя в людях страх,
Жил опасный людоед.
Натворил он много бед.
Царь Тиринфа Эристей
Дал Гераклу порученье:
"Коль непрошенный злодей,
Лев немейский, шлет мученья...
Истребить того совсем -
Плод Ехидны и Тифона!
Чтоб забыли слово "съем"
Греции мужья и жены".

Кровожадный хищный след
На земле тиран оставил
И в предверии побед
К Геркулесу шаг направил.
Но...завидя только тень,
Бросился напрополую!
Богатырь же вышел в сень
Той пещеры, где воюя
Палицею и стрелой,
Стал душить того рукой.
Обнял так, что лев, немея,
Задохнулся. Люд страны
Не поверил... это сны!

Геркулес над ним стоял,
Не стесняясь, шкуру снял
И, примерив на себя,
Стал носить её любя.
В честь победы люд в долине
Состязанья учредил.
Духа праздником отныне
Игр немейский сладок пыл!

Вслед за львом шипит в болоте
Гидра... головами водит,
Выползая на людей,
Поедая без затей.
Чтоб отнять у той охоту,
Геркулес придумал что-то:
Взял головню из огня
(Уж, рубить леса - до пня!)
Он ей головы осек,
Раны огнивом прижег.
Стрелы в тело погрузил:
Ядом желчи окропил,
Чтобы насмерть без тревоги
Бить, кто станет на дороге.

Вот проходят дни, часы
Бренной жизни. И весы
Стали медленно клониться
До беды... Две страшных птицы
Живность смели воровать
И людей всех поедать.
Клювы словно из железа,
Перья - бронзовы навесы.
А потом их тьма покрыла
Солнца жаркое светило...

Геркулес не растерялся -
В одночасье он собрался,
Взяв на озеро с собой
Барабанов медных бой.
Колотил он в барабаны!
Птицы Марса точно пьяны
Ошалели. Веселей
Он крушил их до костей!
(К луку взяв еще дубинку,
Чтоб погладить падшим спинку).
Так народ он спас от зла -
Смерти страшного костра.

Все дивились на героя.
Царь трусливый Эристей
Поспешил похвастать вволю
Перед Авгием. Затей
У того премудрых много.
И от скуки попросил,
Чтоб очистили конюшни,
Скотный двор от грязи... Сил
Не жалея, как и прежде,
В предприимчивой надежде,
Геркулес прорыл арык
Два каналов. Напрямик
Через всю конюшню, споря,
Воды весело текли -
Грязь навозную несли.
(Геркулеса не задели
Самолюбия почти).

Призывает Эристей,
Чтоб на остров Ерифей,
Геркулес отчалил верный.
Гериона три главы
Угрожали в те поры -
Стерегли коров священных...
А двуглавый пес Арфо
Охранял клад Гериона
С пастухом Евритионом,
Как когда-то гад руно.
Царь добыть то захотел
И Гераклу назначенье
Приготовил вновь в удел:
"Привезти в Микены стадо,
А врагов разить - так к ряду!"

В путь отправился Геракл
Через Африку, где страх
Странников, всегда незванных,
Сковывал незримой тайной.

Курс держа на край земли,
Вдоль пролива и на запад,
Богатырь забил столбы -
Каменных отточий лапы.
Этот памятник заветный
До сих пор в воде стоит
И о силище несметной
Геркулеса говорит.

Наконец добрался он
До седого Океана.
Гелиос златой дал челн,
Чтоб коров доставить рьяных.
К острову Геракл приплыл,
Пса забралом уложил,
С пастухом Евратионом
Насмерть бился... и в награду
Из владений Гериона
В челн повел коровье стадо.

Чу!.. вдруг слышны рыка звуки.
Гнал за стадом, как шайтан,
Шестилапый, шестирукий
Трехголовый великан.
Сшиблись!!! Берег обагрен
Кровью деспота-урода.
В глаз стрелой злодей пронзен.
Все тела скатились в воду!

Тех голов отныне нет.
Геркулеса ж смелый след
Устремился на быка,
Что на Крите грел бока.
Из глубин лазурных вод
Выходил он... и народ
Разбегался и роптал:
Тот постройки разрушал,
Виноградарей труды...
Люд валил на борозды.

Геркулес набравшись сил
За рога быка схватил.
Усмирив, запряг его
В плуг. Вот только и всего!

Тут история подходит,
Столь прелестна и мила,
Что перо мое не водит
По бумаге. Жду звонка:
Сердце нежное подскажет,
Как писать. Бог путь укажет.

Вижу греческий дворец,
Где веселье и венец
Празднуют свою победу.
Сам Юпитер наконец
Стал супругом. Свадьбу эту
Украшала, как звезда,
Вся Юноны красота.

Дом подарками был полон.
Но один из них, увы,
Стал предтечей той борьбы,
Что воспета уж не раз.
И доселе жадный глаз
Тянет к яблокам златым...
Сад Атлантом был храним.
На плечах его широких
Свод держался, и гигант -
Меж землей и неба оком -
Был куратор и гарант.

Увидав в саду героя,
Вмиг смекнул, по чьей тот воле.
Понял: яблоки - заказ,
Жаждет злата царский глаз.
И как только раскусил
В Геркулесе ту же мощь,-
Поднабраться свежих сил
Захотел, пускай на ночь.

Но хитрей Геркулесовы проказы!
Поручив твердь неба к разу,
Страж передохнуть был рад
И - за яблоками в сад
Сам пустился. Но из сада
Ловкий грек унес награду!
(Передав тому опять
Небо звездное держать).

Геркулес огни и воды...
Все прошел! Ему свободу
Запретить решил Плутон.
В царство огненное он
Пригласить решил беднягу,
Где Цербера три главы
Вход в ад сущий стерегли.

Трехголовый дикий пес,
К Ахерону он отнес
Уж не мало из людей,
Что попали в мир теней.

Страшной пасти не боясь,
Геркулес накинул вхрясь
На три шеи мощный трос...
Пес смирился, но унес
Не победу наш герой -
Стража к входу в мир иной.

Но решил, по Воле Бога
Все оставить. И в дорогу
Пса не брать.
Ведь мир людей -
Жизнь... не царствие теней!

2002

https://www.stihi.ru/2011/06/19/6883 Елена Грислис


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:43 AM | Сообщение # 243
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
2. Детям фантазёрам - для среднего и старшего школьного возраста

Елена Грислис

Сказка о говорящем цветке

1. Рождение Фати

Жила в Заире мать одна.
Была же так она бедна,
Что обретала ветхий кров
В лачугах местных батраков.

Имела тайну эта мать:
Лишь в сорок вздумала рожать -
Никто не ведал от кого -
Ребенка. Счастья своего
От проходящих не скрывала.
Те помогали, чем попало:
В сарай убогой хлеб несли
И дочь прелестную пасли.

ФатИ - так звали ту дочурку,
Стремглав неслась в свою конурку...
Как обезъянка выбегала
И от людей снедь принимала.

И вот пришла пора взросленья.
Фати, как роза, расцвела,
И мать, мечтая без стесненья,
Сказала ей: "Пора пришла
Царю, Фати, тебя сосватать.
Не бойся бедноты своей!
Шаман нарек: в дворца палатах
Родишь ты семерых детей".

2. Сказочное сватовство

Пошла к царю с девицей мать.
И говорит: прошу принять
Красавицу-мулатку ФАти.
Возьма её в свои палати!"

Вдовы безграмотный язык
Был так похож на рысий рык.
С трудом царь понял смысл затеи,
Спросив: "Вы люди или звери?!
Смеюсь! Ты довела до слез
Столь первобытной прямотою.
Но я ведь царь! Могу всерьез
Прельститься дочки красотою".

Пред ним предстала молодица.
Царь в красоте знал толк, и лица
Наложниц прежних потускнели,
Былые игры надоели.

Покорствуя Господней Воле,
Царь пожелал другую долю:
С Фати связав судьбу свою,
Он захотел создать семью,
Чтобы наследник подрастал,
И царский трон в веках стоял.

"Красавица женою станет", -
Изрек решение свое
(А мать деньгами он одарит,
Чтоб справила себе жилье).

З. Роковое предсказание

Царь проводил дикарку-мать,
А слугам повелел молчать.
Та, оставляя дочь, сказала:
"Хоть я впервые увидала
Достаток - чувствую тревогу..."

К тому ж, судьбу узнал шаман.
Дал предсказание в подмогу:
"Царь не поддайся на обман!
Любить Фати одну ты волен,
С ней будешь счастлив и доволен:
Душою нежной покорит
И семерых детей родит.
Но вы расстанетесь в то лето,
Когда поверишь ты наветам.
А мать до дня не доживет ,
Когда погибнет дочь, умрет.
Но не ищи, царь вновь невесту!
ФАти в цветке должна воскреснуть.
Вернутся дочь и сыновья,
И будет вновь с тобой семья".

Мать бормотала на прощанье,
Царь не поверил в предсказанье.

4. Месть наложницы

Едва успев остепениться,
Собрался царь в большой поход,
Сказав, чтоб юная царица
Поберегла себя и плод.
А, чтоб не мучили печали,
Просил: "Чтобы гонца прислали,
Когда родится у неё
Дитя - наследие мое".

Фати одна в дворце осталась,
Не ведая, что с мужем сталось.
А рядом коршуном глядит
Наложница и вслух корит:
"Ты в дом царя вошла случайно,
МенЯ любил он до сих пор.
Ведь он не твой - мой муж желанный!
Ты принесешь ему позор!!!"

Так невзлюбила молодую,
Что на беду её большую,
Решила грех на душу взять -
В глазах царя оклеветать.

Фати, что мужа все ждала -
Семь деток кряду родила.
От тяжких родов тех устала,
В глубокий обморок упала.

Младенцев злыдня вмиг схватила
И по воде в челне спустила,
Сказав: "Поглотит их река -
Уйдет на дно моя тоска".

А вместо кинутых детей
Несет к ней черных семь камней.
В постель к роженице кладет...
Не оглянувшись, прочь идет.

Но зря надеется змея -
Женой не станет у царя!

5. Козни и изгнание

Лишь время тяжких родов спало,
Фати в постели увидала
Семь черных и больших камней.
Не стало женке добрых дней!

Мулаточка от жути воет.
Никто её не успокоит.
Злодейка коршуном глядит
И как всегда во всем корит:
"Ну что, я правду говорила -
Проклятьем для царя ты здесь.
И мать напрасно ворожила...
Те семь камней - то духов месть!"

Фати в смятенье воздыхала,
А та в презренье продолжала:
"Вот я из княжеского рода.
А в чем, скажи, твоя порода?..
Чем заслужила жребий свой,
Став не наложницей - женой?!
Наш царь-то,видно, как ослеп -
Настолько вид твой был нелеп:
Рванинкой во дворец пришла
Как мать-дикарка продала.
Царь в ослеплении женился...
И вот позор семьи открылся!"

И спешно с красного крыльца,
Вся полыхая дикой местью,
Злодейка шлет к царю гонца,
С печальным и срамным известьем.

Царь возвратяся с донесеньем,
Счел наказать жену гоненьем,
Крича во гневе: "Уходи!
Стоишь ты камнем на пути!"
В уме царь бедный повредился -
Попал он словно в мир камней:
Сам будто в камень превратился
И не было вокруг людей.

6. Соперница женой не стала...

Наложница женой не стала,
И лишь держала опахало,
Старея быстро от злобы -
Завистливой пустой судьбы.
Соперница зря ликовала,
Ведь радость мести - свет теней!
Шли годы... и она узнала:
Растут в поселке семь детей.
Как в помраченье вспоминала
Тех плачущих детишек малых,
И челн, плывущий по реке,
Что таял в смутном далеке...

Вмиг поняла, что царь услышит
И ей тогда не сдобровать.
Она в смятенье еле дышит:
Царь повелит казнить, прогнать?..
"Пусть я служанка, не жена, -
В тревоге ведьма размышляла. -
Детей тех погубить должна,
А то - отнимут опахало.
Раскроет тайну кто-нибудь -
Царь из дворца укажет путь!
Пусть буду просто я слугою -
Та доля лучше, чем с сумою
Убогой нищей в свет пойти.
Прочь, дети, с моего пути!"

7. Спасение царевичей и превращение Фати

Тот челн увидела рыбачка -
Вдова и добрая чудачка.
Царевичей взяла к себе...
Уж десять лет назло судьбе
Росли и были как родные.
Заброшены в края чужие,
Не знали, что отец их - царь,
Заира гордый государь.

Не ведали, что мать родная
С котомкой из дворца ушла
И, перейдя уделы края,
В лесу дремучем умерла.
Ее зверье похоронило.
Могилу лапами отрыло
И закопало красоту -
Заира свет и доброту.

А через год на этом месте
Большое дерево взошло
С цветком красивым, как невеста,
Пленившая царя чело.
Фати в цветок преобразилась
Каких не видывал и свет.
В нем жизнь прекрасная таилась
И говорила смерти: "Нет!!!"

8. В рыбачьем поселке

А мы продолжим разговор
О братьях и сестре... свой взор
Поэт к поселку направляет,
Где детский смех и плач витает.
На берегу стоит хибара
Когда-то ушлых рыбаков,
В ней семь подростков утром рано
Встают и покидают кров.
В челне приплыло то «наследство» -
К жилищу старенькой вдовы,
Которая уж впала в детство,
Снося лишенья и хулы.

Когда ж прибыли эти дети,
Смирились, сжалились соседи,
Не стали деток разлучать,
А помогали поднимать.

У дома девочка сидит
И вдаль мечтательно глядит...
Идет служанка по дороге,
Одевшись странницей убогой.
С клюкою к хижине спешит.
Вот подошла и говорит:
«А как зовут тебя, малышка?
Ты словно маленькая мышка.
Но вижу, ты совсем грустишь.
Открой, что в сердце ты таишь?»

«Катумби я. А лет мне десять.
Я ненаглядных братьев жду.
Они пошли рыбачить вместе…
Ни мать, ни я – их не найду!..»

Тут странница ей говорит:
«Я знаю, почему грустит
Твое сердечко. Верь, что в нем
Вновь радость возгорит огнем.
В поселке погощу три дня…
Получишь помощь от меня!»

9. Злой умысел или живые игрушки для Катумби

И вот шесть братьев появились
И на глазах злодейки мылись
У родника вблизи ручья,
Резвясь и радостно крича.
«Какие сильные ребята, -
В «уме» со злом произнесла. –
Была б у власти и богата –
Им люто головы б снесла!»

Сестрице ж ласково сказала:
« Я вижу ты грустить устала.
Пусть братья принесут из леса
Детенка кобры. Интересы
Твои займет живая тварь:
Хошь приласкай, а хошь – ударь…»

Катумби обратилась к братьям:
«Пойдите в лес дремучий - ратью,
Найдите кобру, обманите…
Ее детенка принесите».
Сестрица братьев донимала,
Злодейка руки потирала.
И думала: «Те не вернутся –
На жало смертное наткнутся».
Но кобру братья отогнали –
Детеныша сестре отдали.
Но та из жалости опять
К норе снесла его, где мать.

Злодейка пуще восхотела
Убить царевичей умело –
В когтищах львицы беспощадной…
К сестрице пристает нещадно:
«Я вижу, ты опять грустишь.
Катумби, что с собой творишь?!
С утра все братья на рыбалке…
Ты ж не имеешь даже прялки!
Возьми пушистую игрушку, -
Не будешь плакать ты в подушку.
Я подскажу, где львенка взять,
Как на охоту выйдет мать».

Сестрица просит снова братьев:
«Пойдите в лес дремучий – ратью,
Найдите львицу, отгоните…
Детеныша ко мне несите».
Сестрица братьев донимала,
Злодейка руки потирала
И думала: «Те не вернутся –
На когти острые наткнутся».
Но львицу братья отогнали,
А львеночка сестре отдали.
Но та из жалости опять
В лес унесла его, где мать.

10. Благословение рыбачки

Но пуще прежнего бунтует
Злодейка, а в глаза - воркует:
"Катумби! Ты опять в тоске?
Я знаю, дело в том цветке!
Растет цветок в краю далеком,
Цветет на дереве высоком.
Всю скажет истину в ответ...
Попробуйте добыть тот цвет!"

Шесть братьев собрались в дорогу:
"СестрЫ здоровье бьет тревогу
И можно ль нам о том молчать?!
Благослови!", - просили мать.

Та слышала о цвете чудном,
Что по-французки говорил.
Слыхала мать, что тот корил
Цареву волю в мире блудном.
"Да, знать, цветок тот не простой,
А с человечьей головой.
И вдруг он скажет моим детям
Про то, что неизвестно в свете?
Ведь я не знаю, от кого
Семь деток. Мало ли чего?
А вдруг их мать от горя стонет,
Отец несчастный слезы ронит?"

Когда ж Катумби заболела
Тоскою, - мать сказало смело:
"Ищите сказочный цветок.
Благословляю на Восток!"

11. Неожиданное гостеприимство

И вот уж отроки в дороге:
Блудили по лесу в тревоге,
Пустыней знойной долго шли –
Семь суток маялись в пути.
В котомках всю еду доели…
Но нет конца… и еле-еле
До хижины одной добрались.
«Ну, что, немало поскитались?..-
Услышали у входа глас. –
Я покормлю ребята Вас!»

«Чей это голос, кто же он?»
Войдя подумали, что сон:
Увидев вправду без лукавства
Стол и на нем такие явства!

Переглянувшись, все садятся.
Едят… едят… не наедятся!
«Кого должны благодарить?
Скажи, хозяин, как нам быть?!»-
Сказали наши братья хором.
И вдруг откуда-то их взорам
Предстала дряхлая старуха
С горбом огромнейшим до уха..

«Что… некрасива?.. Знаю, знаю..
Зато кормлю и помогаю.
А самобранку мой отец
Отдал, предчувствуя конец.
Сказал, что буду я сыта.
Не тронет оспа и нужда…
Но лишь с условием таким:
Кто б ни зашел – был приютим".

12. Наставления доброй старухи

Старуха доброй оказалась.
И обо всем спросить пыталась:
«Куда вы, отроки, идете?..
Зачем пустынею бредете?..»

И братья молвили в ответ:
«Мы ищем дерево и цвет.
Цветок волшебный не молчит,
А правду людям говорит.
Больна тоскою год сестрица –
Воды не хочет уж напиться.
Вот мы и ищем для неё
Ответ: в чем горюшко её?
Возможно, сказочный цветок
Откроет правду, как пророк».

«Вы ищете большое чудо.
Цветок откроет вам: откуда
И почему тоска пришла,
Зачем в ваш дом она вошла.
Но знайте, этот цвет заветный
Хранит чудовище одно.
Уж десять лет, как плод запретный,
Свирепо сторожит оно.
Хоть победить зверюгу надо, -
С ним вряд ли справитесь ребята.
Я ж дам вам снАдобье в подмогу
И три бутылки-тыквы. С Богом!

Хотя… еще совет примите:
Как подойдете, то потрите
Лицо и руки зельем тем…
На древо лезьте и затем
Цветок невиданный сорвите.
С ним слезете… тогда бегите!
Ну, а волшебные бутылки
Помогут вам уйти от свинки».

Старуха, помоляся Богу,
Так пошутила на дорогу.

13. Чудесный цветок и его просьба

А шестеро уже в пути
И тщетно силятся найти
То чудо-дерево с цветком,
Что говорило языком.

И вот поляна, где цветок
Алел… и каждый лепесток
Сиял на утренней зарнице.
Он осветил детишек лица
И произнес: «Меня сорвите,
К царю Заира отнесите.
Там расскажу, кем я была,
Кого любила и ждала.
Ведь оттого Катумби плачет,
Что зло смеется над удачей.
Но тайну эту отворю
Лишь во дворце. Судьбу мою
Я вам, о дети, поручаю…
На подвиг вас благословляю!»

Семь дней-ночей, как миг, проходят.
В кустах дозор шесть братьев водят –
За чудищем-свиньей следят,
Кабан не спит – они молчат.
Вот наконец заснул зверюга.
Тут мальчики трут лица, руки…
Подходят к дереву тихонько
И ввысь взбираются легонько.

Прочнее нет любви на свете!
Стремясь к заветному цветку,
Не зная правды, эти дети
Шли к матери, как к роднику.
Один достиг уже макушки
И бережно сорвал цветок.
Как драгоценную игрушку
Передавая вниз. Восторг
В душе шесть братьев испытали
И с облегчением узнали,
Что чудище пока что спит.
А это значит – путь открыт.


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:44 AM | Сообщение # 244
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
14. Нападение свиньи и спасительные
бутыли

Пошли с поляны тихо, мирно...
Неся, как Божий дар, цветок.
И, древу помахав картинно,
Промолвили: "Прощай Восток!"

Проходит несколько часов.
И вдруг... от птичьих голосов
В тревоге небо содрогнулось
И твердь небесная качнулась.
"Спасайтесь! - прокричали птицы,-
Погоня близко. Вихрем мчится
За вами страшная свинья.
Она растопчет вас, друзья!"

Ребята дрогнули, но вскоре
Бутыль из тыквы смяла горе.
Брат бросил первую бутыль -
Возрос кустарник. Словно пыль,
Кабан вмиг растоптал его.
И мчался дальше. А в него
Летит уже бутыль вторая!
Возникли заросли сизаля.
Но и сквозь дебри продралось
То чудище, что вслед неслось.

И вот - последняя бутыль...
Равняет жизнь и смерть как быль!
Меж ними - озеро широко,
В которое сошел далеко
То ли кабан, то ли свинья...
Освободились сыновья!

Тот в ярости воды хлебнул,
Пошел ко дну и утонул.

15. Обманутый царь

Ценнее то на этом свете,
Что достигается с трудом.
Как лепестки - царицы дети -
Свой клад добыв, заносят в дом.

Рыбачка старая встречает
С Катумби и благословляет:
"Скажи нам говорящий цвет
Кто мои дети... дай ответ!"

Но цвет молчит. Их ждет дворец
И злом обманутый отец.
Царь всех строптиво оглядел,
Но цвет вдруг за сердце задел.

"Вы говорите, он - живой? -
Тряхнул владыка головой. -
А что сказать он может мне...
И есть ли правда на земле?!

Почти двенадцать лет назад
Жену имел и был богат
Её небесной красотой.
Тот образ и теперь со мной...

Но обманулся я в мечтах...
И красота рождает прах!

Родив ужасных семь камней,
Жена упала в мир теней.
Никто о ней с тех пор не слышал.
Такой конец жизни вышел!"

Не понял царь, что эти дети
Дороже всех на белом свете!
Что камни - злая чья-то месть.
И тут цветок приносит весть.

16. Семейная радость

Цветок раскрылся и сказал:
"А ты детей, муж, не узнал?!
Ты присмотрись, они - твои!
Развеяны той злобы дни.
Ведь семь камней - причина розни -
Наложницы-злодейки козни.
Она те камни положила
Взамен детей. То правда, милый!

А я от горя умерла...
В цветке воскресла... и жива!!!
Поверишь мне и стану я
Опять навек жена твоя!"

Царь понял все и вскрикнул громко:
"Узнал я голос дорогой!"
Детишек в щеки чмокнул звонко...
К цветку склонился головой:
"Красавица... голубка... выйди!..
Вновь плотью женской обретись,
В Фати-царицу превратись -
И из цветка ко мне вернись!"

Вмиг лепестки цветка упали,
И вышла, вырастая с мала,
Смешная девочка Фати,
Сказав дочурке: "Подойди".
Катумби так разволновалась,
Что от избытка чувств смеялась.
Прижавшись к маминой груди,
Пролепетала: "Ты... Фати?.."

Жена перед царем стояла
И прежней красотой сияла.
Поверь, читатель мой, что счастье,
Дух возрождает как причастье!
Семья сплотилась наконец -
В том всей истории венец.
И зло наказано, ей-богу!
А автору опять в дорогу...

июль 2004 г.

http://www.proza.ru/2012/07/14/978 Елена Грислис

Сказка о великой любви

Глава 1. ВСТРЕЧА ХУАН СЯО С ПРЕКРАСНОЙ ЮАНЬ.
УСЛОВИЯ ДЛЯ ЖЕНИХА.
.

1. На берегу большой реки…

На берегу большой реки
В деревне жили бедняки.
Был среди низ батрак Хуан –
Работал он у дяди Ван.

Он поутру кормил свиней,
Индюшек, уток и гусей.
И как-то прилетел во двор
Огромный ястреб – враг и вор.
Он курицу большую сцапал
И с нею полетел на запад.
Летел недолго… наконец
В сад опустился пострелец.

Хуан за ястребом бежал
И сад чудесный увидал:
Цвели под солнцем хризантемы
Покрыты утренней росой,
Но стал на время глух и нем он,
Сраженный девичьей красой.

В саду красавица гуляла.
И в дуновеньях ветерка
Вся дивной свежестью сияла.
Бутон прекрасного цветка!
Те очи были так глубоки,
Как воды славной Хуанхэ.
А взгляд прямой и ясноокий
Зрел Хуан Сяо вдалеке.

2. Они увидели друг друга…

Они увидели друг друга
И полюбили. Пел Хуан:
«Моя желанная подруга –
Одна прекрасная Юань».

Решив жениться, посылает
Сватов к невесте дорогой.
Её отец, про бедность зная, -
Не хочет знаться с голытьбой!
За дочь потребовал подарок,
Каких не слыхивал и свет:

«Есть десять кирпичей и ярок
Их золотой манящий цвет.
Среди обычнейших плодов
Есть мера золотых бобов.
Один подарок много стоит –
То жемчуг, что в воде не тонет.
Три красных волоса достанешь –
Вот и тогда супругом станешь!»

Хуан не слыхивал об этом.
И где дары те отыскать?
У мудреца решил совета
Просить, чтоб тайны разгадать.

3. Пошел он к городу Пекину…

Пошел он к городу Пекину
И видит: строится стена.
Но, лишь воздвигнется махина,
Внезапно рушится она.
Пришел в деревню он обратно
И слышит – вишня хоть цветет
И глазу было то приятно –
Плодов селянам не дает!

Пообещал он горожанам,
Что выяснит у мудреца:
Какой причиной иль обманом
Стена качается, дрожа?!

Пообещал он и селянам…
А дальше видит: дед стоит.
С ним дочка юная немая
О свадьбе грезит и грустит.
«Уж сколько лет слезами рдеюсь!
Возьми совет у мудреца:
Ведь вылечить я дочь надеюсь.
Ты пожалей меня, отца…»

Ответил юноша: «Старик,
Я хвастать, право, не привык.
Я путь держу через утесы,
Моря, пустыни и торосы.
Но, если, страх одолевая,
Я к мудрецу все ж попаду,
Излечится и дочь немая –
Исправит он её беду!»

Глава 2. СТРАНСТВИЯ И ИСПЫТАНИЯ

1. Идет Хуан через преграды

Идет Хуан через преграды,
Не ожидая и награды,
Ветрами буйными гоним,
В пустыне жаждою томим.
И, наконец, он прибыл к морю.
Как трудно плыть в его просторе!
Но вдруг он видит черепаху.
Та просит пожалеть беднягу:

«Уж столько лет плыву, плыву –
Не опущусь на дно морское.
Поверь, китаец, это горе.
Живу, как сплю…и наяву!
Садись на спину, брег оставлю
И океан переплыву.
Там к мудрецу тебя доставлю.
Ты расскажи, как я живу».

Вновь обещал помочь Хуан.
И, переплывши океан,
Пришел к жилищу мудреца,
Страшася близости конца.
Всем помощь в бедах он просил.
И черепаху не забыл!
А о себе сказал лишь кратко,
Смахнув рукой слезу украдкой.

2. «Не бойся, помогу тебе!»

Монах обрек себя в затворство.
Он был суров, но благородство
Увидел в скромном бедняке:
«Не бойся, помогу тебе!

Стене мешают кирпичи
Не обожженные в печи.
А кирпичи те не простые
И не из глины – золотые!
Ты под фундамент загляни…
Там и заложены они!

А не приносит плода вишня –
В ней мерка золотых бобов.
Ты загляни под корневища –
Второй подарок уж готов!

Девице говорить мешают
Три красных волоса в косе.
Пора заговорить настанет,
Когда их выдернешь ты все.

Ну, а большая черепаха –
От солнца с угольной спиной –
Получит новую рубаху
И дно морское под собой.
Она погрузится в пучину
И панцирь пожелтеет вновь,
Когда раскроешь ей причину,
Что прячет в горле как любовь».

Сменив тревогу на веселье,
Хуан благодарил отца
(Он так назвал его с похмелья,
Устроив пир у мудреца).
Конечно, это просто шутка!
Поэт за все благодарит,
Порой слагая прибаутки,
Но стих тем явственнее звучит!

3. Дары отдал отцу скупому...

Увидев черепаху снова,
Хуан сказал: «Вези назад!
Приплыв, открою я основу
Твоих мучений и преград».
Добравшись, пасть рукой раздвинул,
Жемчужину из зева вынул…
И черепаха как должно
Вмиг опустилася на дно.

А тут старик его встречает,
Чья дочь тоскует и стенает.
Три красных волоса горят
На голове. И их подряд
Хуан со смехом вырывает.
Девица молвит – не рыдает!
Его в сердцах благодарит.
Хуан за пазуху глядит:
К жемчужине добавив волос,
Он к вишенке в цветах спешит.

И слышит вновь досады голос:
«Она цветет, но не плодит».
Хуан с усердием копает,
У корневищ ища бобы…
И мерку золота снимает.
На ветках – алые плоды!
Так вишня проявила чудо,
Освободившись из-под спуда.

А вот уж город на подходе,
Где развалилась вновь стена.
О ней судачат при народе:
Наверно, Богу не нужна!
Проведав тайных бед ключи,
Хуан изъял те кирпичи –
Жгли золотом стены основу!
Дары отдал отцу скупому.

Глава 3. РАЗЛУКА ЛЮБИМЫХ

1. Муж заказал портрет…

А тот отдал ему Юань.
«Теперь я муж, - сказал Хуан.-
Я драгоценными дарами
Любовь от бед отгородил –
Я оттеснил их кирпичами,
Которые отец просил.
Отдал жемчужину и волос
И мерку золотых бобов,
Чтоб слышать, милая, твой голос,
Иметь с тобою общий кров.
Прости, Юань, не шутка это.
В том смысл – одну тебя люблю!
Перо художника, поэта
Пусть воспоет любовь мою».

Муж заказал портрет. Звездою,
Светясь в шелках на полотне,
Юань сияла красотою,
Что не увидишь и во сне.
Её глаза дышали страстью
Огромной пламенной любви.
И всякий покорялся власти,
Тех чар, что сеют жар в крови.

2. По всей стране сатрапы рыщут…

Однажды муж работал в поле,
С ним как всегда – жены портрет.
Вдруг ветер налетел…и, воя,
Взметнулся, мглой закрывши свет.
Портрет летел… и через поле
Достиг роскошного дворца.
Сам император поневоле
Над ним склонился у крыльца.
Поднял портрет, сказав: «Живая
Красавица на мир глядит.
Ее я видеть сам желаю.
Она пленяет и пьянит».

Указ гласил: «Ищите диву,
Что на портрете обрелась –
Неописуемо красива.
Не сыщете – казню всех вас»!

По всей стране сатрапы рыщут –
В дворцах и княжеских дворах.
И вот достигли пепелища
Лачуги. Их объемлет страх!
Не верят, что в простой хибаре –
Не с богачом, а с бедняком –
Живет увиденная ране
Краса и любит мужнин дом.

Придворные хватают диву,
Ведут насильно во дворец.
Хуан, рыданьями теснимый,
Прощается: «Ну, все, конец».

3. Но он не знал Юани силу…

Но он не знал Юани силу,
Не ведал мудрости жены.
Она нагнулась неспесиво
И прошептала: «Не казни
Хуан себя за это горе.
Тебе я преданной была.
И переплыть готова море,
Чтоб ждать до гроба, как ждала».
Еще сказала тайно мужу:
«Изнанкой выверни наружу
Баранью шубу и иди
В ней во дворец, смеясь в пути.
Затем мое уж будет дело».

Сказав, жена ступила смело
Со стражей за родной порог.
Хуан обмяк и занемог,
В горячке девять дней метался,
И месяц в силе укреплялся,
Когда в ненастный жизни день
Отец жены принес женьшень.

Глава 4. ЛЮБОВЬ, КОТОРОЙ НЕТ СИЛЬНЕЙ.

1. А во дворце Юань грустит…

А во дворце Юань грустит
И императора дразнит.
Он, хоть полцарства посулил,
Шелками, золотом покрыл, -
Её тоски не понимает,
Лишь слезы деве утирает.
Юань такую власть имела,
Что императора презрела.
Он, под влияньем дивных чар
Стал агнцем, сотворив обман.

Доверил слугам свою тайну:
«Я жду её ответ желанный,
Тоску стараясь заглушить.
Когда она начнет смеяться –
Женою станет называться.
А без царицы мне не жить».

Коварство изувера зная,
Все поклоняются Юани,
Но вот придумать не могли,
Чем скрасить тягостные дни.
Раз приглашали к ней артистов –
Заезжих трюкачей, флейтистов.
Но даже клоуна наряд
Не смог развлечь. Глаза горят
Святою пламенною страстью
К Хуану Сяо – одному!
Судьбы жестокие напасти
Лишь разожгли любовь к нему.

2. Смешной нагрянул молодец…

Она ждала… и, наконец,
Смешной нагрянул молодЕц.
В бараньей шкуре он стоял
И, вида не подав, сказал:
«Ну что – смешно, императрица?!
Или тебе нужна жар-птица,
Чтоб ослепила все вокруг
И подняла упавший дух?!»

Услышав смех притворно звонкий,
Не дожидаяся утех,
Хотел уйти шутник в сторонку…
Но вдруг вопрос её: «Где мех?
И почему так носишь шубу?
Похож ты в ней на лубу-бубу
Или безрогого козленка…
Ха-ха-ха-ха!.. Смешно и только!»

С ней император в такт смеётся
И хочет странника прогнать.
Юань насилу удается
Его остановить… сказать,
Чтобы не гнал того бродягу.
«Примерь-ка сам его рубаху.
В ней сможешь рассмешить меня.
Тогда увидишь – я твоя!»

3. Юань шута определила!

Царь в благодарнейшей надежде
Тотчас меняется одеждой
С тем балагуром-чудаком –
Сам в шубе становясь шутом.
А тот, - на время облачившись
В расшитый золотом наряд
И с ним в царя преобразившись,-
С владыкой стал похож как брат.

Вдруг император спохватился:
«Зачем у трона эта тень?!»
Но поздно... Прозвенели птицей
Слова царицы Юань Мэй:
«К сей императорской фамилье
Я, как жена, принадлежу:
Ведь я смеюсь над всем отныне,
С тоскою прежней не дружу.
Но как сей шут посмел явиться
И смехом довести до слез?
Или царицею родиться
Возможно, на смех – не всерьез?!
Эй, люди!.. Наглеца схватите –
Империи дом осквернен.
И… голову ему рубите!» -
Сказала слугам сев на трон.

* * *

Юань шута определила!
Вор-император был казнен.
Хуан как муж её любимый,
На царский трон был возведен.
И стала править всем Китаем
Любовь, которой нет сильней:
Великолепный Хуан Сяо
С женой прекрасной Юань Мэй!

2012 г.

http://www.proza.ru/2012/07/25/28 Елена Грислис


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:50 AM | Сообщение # 245
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
3.Тайны морские - для разных возрастов

Елена Грислис

ПОД КРЫЛЬЯМИ ЭОЛА.
Лирическая поэма

Легенда о Фиксе и Гелле. Пролог

Бог всех ветров - Эол могучий -
На шумных крыльях прилетел,
Шурша в Беотии кипучей
Сухой листвой лавровых древ.
Здесь Геликона вдохновенье -
Таинственной горы всех Муз
И Гиппокрена ключ нетленный,
Струёй скрепляющий союз.

С любовной прихоти Эола
Родился там прекрасный сын,
Царь Афамант - страны привольной
Единовластный властелин.
Эол хотел любви небесной
Для сына счастию взамен.
И животворных туч навесы
Вдруг посетили Орхомен.

Нефела-тучка над землею
Лишь светлым облаком прошла,
Пролив слезинки пред грозою,
Двух чудных деток родила.
Кудрявый Фрикс, дочурка Гелла
Так были кротки и свежи,
Как дождик ласковый мгновенный,
Небес прозрачных миражи.

Но под ударами ненастья
Нефела-тучка уплыла,
Уйдя от хохота и страсти,
Что Ино по Земле несла.
Едва её увидев в Фивах,
Вдруг сна лишился Афамант.
Царевны вид - мечты красивой -
Стал верхом всех его услад.

И мачеха предстала детям,
Изгнав Нефелу навсегда.
И стало горестно на свете
Двум ангелочкам, а беда
Была уже не за горами.
Ино коварство припасла...
Чтобы излить его с годами,
Детей как жертву берегла.

От засухи случился голод,
Так урожай был невелик!
Дельфийских старцев, словно молох,
Совет донесся напрямик:
"Царь Афамант, проси прощенье,
Нефелу-тучку успокой.
Пусть дождик даст без промедленья.
Народ Беотии - с тобой!"

Ино, предав людей безбожно,
Купила щедростью жрецов.
И правду заменила ложью:
"Фрикс должен быть убит отцом!"
Великолепный сын Эола
Рыдал, одежды разодрав,
И молвил роковое слово:
"Священный прорицатель прав!.."

Уж жрец занес над головою
Кривой ножище... "Фрикс, держись",-
Блеснула пылью дождевою
На небе тучка - мать и жизнь.
Слепящий свет прорезал воздух,
И звон послышался с небес.
То белым облачком на гору
Спустилась от Нефелы весть.

Под звуки лиры лился голос:
"Вот овна чудное руно.
Хватайтесь за горящий волос.
Не бойтесь, не сожжет оно".
Усевшись на спину барана,
Брат и сестрица поднялись,
Летя над жертвенником странным
И прославляя жизнь.
Их охранял Эол могучий,
Который так внучат берег,
Что разгоняя темны тучи,
Дорогой светлою сам лег.

Вдруг Гелла покачнулась вниз,
Разжав слабеющие руки.
Фрикс зарыдал. Судьбы каприз...
И смолкли ласковые звуки
И голос боле не звучал,
А, с шумными волнами споря,
Европу с Азией связал,
Где вздох и слезы Геллы моря*.
А опечаленного Фрикса
Судьба к Эету занесла.
И обездоленного принца
Колхида цепко стерегла.

А овна бедного заклали,
В дар богу Зевсу принеся.
И на раскидистом платане,
Слепя, горела шкура ся.
Её стерег дракон ужасный
В священной роще, а Арес
Грозил войной смортоопасной
Тем, кто вступал в страну чудес.

Лишь воспевал поэт со страстью
Предмет любви из века в век,
Как будто впрямь сулил все счастье
Золоторунный оберег.

_________________________

* Море Геллы(Гелеспонт) - древнее название пролива Дарданеллы. - прим. автора.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРГОНАВТОВ

Глава 1. Исповедь Кентавра

По горной дороге прибрежной
Шли двое усталых людей:
Кентавр, весь седой, потускневший
И юноша с златом кудрей.

Рука на загривок упала
И гладила шею отца.
А барсова шкура свисала
На мощную спину тельца.
На том перекрестке, у камня,
Сомкнулись мгновенья судеб.
Раскрыта глубокая тайна
Рожденья Язона и бед.

"Рожден не Кентавром Хироном,
Кто спас твою жизнь и взрастил.
Ты Кретея внук, сын Эсона,
Которого Пелий сгубил.
Твой дед был царем фессалийским.
В любви и делах знал он толк.
Построил у моря - тут близко -
Прекрасный богатый Иолк.
И сыну родному Эсону
Он трон, умирая, вручил.
Но пасынок Пелий присвоил
Престол, а Иолк покорил".

Язон, задыхаясь от горя,
Решился за род отомстить,
Иолк под короной Эсона
В Фессалии вновь возродить.
Сердечно простившись с Кентавром,
Что правду ему рассказал,
Пошел по тропинкам и скалам
К реке за крутой перевал.

Увидев старушку с сумою,
Сказал: "Я тебе помогу!"
Как мать её обнял рукою,
Пройдя через брод к берегу.
Уже выходя из потока,
Заметил - сандальи-то нет!
К тому ж, словно шуткой жестокой,
Старушки простыл даже след.
Но голос откуда-то рвался,
Прибрежной волною звенел.
И в шлеме лик белый являлся
С совой и сумой легких стрел.
"О, милый Язон, не печалься,
Не нищенке ты помогал,
А с мудрой Афиной общался
И милость богов всех снискал".

Глава 2. У Пелия

А Пелий тем временем правил,
Иолк покоривши себе.
Душою кривил и лукавил -
В ней не было места вине.
Её позабыл и вельможа
В обмен на богатство и блуд.
И только лишь жрец осторожно
Смотрел: а в сандальях ли люд?

О, тут не до шуток престранных!
Ведь Пелию тот предсказал:
"Когда-то какой-нибудь странник
Придет без сандальи - пропал.
Знак грозный, опасный, смертельный,
Что дни твои, царь, сочтены.
Ведь правит судьба безраздельно
Тобой и короной страны".

Но Пелий был мудр, нетрусливым.
Увидев сандалью одну
На юноше бедном, красивом,
Решил испытать он судьбу.
Как гостя желанного встретил
Язона с улыбкой благой
И лестью восточной приветил,
Коварство прикрыв простотой.

Тот всю ему правду доверил:
"За царством в Иолк я пришел,
Чтоб смыть навсегда и отселе
Тот давний отцовский позор".
Жреца предсказанье проверив,
Царь думал: "Наивный простак!"
Но юношу лживо заверил,
Что царство отдаст просто так!

Назвал лишь условье благое:
Достать золотое руно!..
В Колхиду отправится вскоре
Прекрасный корабль "Арго".

Глава 3. Арго

Строитель славный - Арг могучий
Мечты Язона воплотил.
Скрепив корабль смолой пахучей,
На воды моря водрузил.
Ладьи чудесней нет на свете -
Сосновый островок "Арго"!
В нем греки, как большие дети,
Пустились в путь - искать руно.

Здесь баловни любви громадной,
Кто удостоин славы всей:
Тезей с героем Мелеагром,
Геракл с Теламаном, Анкей.
Крылатые сыны Борея
Суровость Севера несли.
А Зевса-лебедя, робея,
Улыбкой теплой потрясли.

Там был Линкей глубокоокий
И мощный Мопс.
Тифей под парусом широким
Руль нес.
Ну, а еще... Орфей мятежный,
Не меч берущий, а струны
Кифары пламенной и нежной,
Звучащей дивно в такт волны.

Глава 4. Отплытие

Еще цикад не смолкли звуки,
А листья лавров так влажны,
Уж тянет ласковые руки
Эос* румяная. Сыны
Садятся на корабль сосновый,
Который скоро уплывет,
Оставив берег незнакомый.
И сменит день зари уход.

И вот гортанно кормчий крикнул.
Все весла опустились вниз
И засверкали в солнца бликах,
Подобно взмахам крыльев птиц.
Как чудная морская птица
Иль лебедь, двинулся "Арго",
Скользя под радужной зарницей
В волнах свободно и легко.

А волны превратились в струны
И голос - в золото лучей.
Плывет корабль семиструнный,
Поет божественный Орфей!

___________________________

*Эос (гр.) - богиня утренней зари.

Глава 5. Слезы Херсонеса

Уйдя от берегов туманных,
Корабль море пересек.
Увидев бухту в час нежданный,
Спокойно прибыл в городок.
Страну, где долионы жили,
Царь юный Кизик охранял.
В покоях гости ели, пили,
Но дух тревоги там стоял.

Тьма шестируких великанов
С горы кидалась на людей.
И те боялись их изъянов,
Повадок бешенных зверей.
И, находясь в дворце прекрасном
И слушая рапсодов хор,
Язон предвидел ненапрасно:
Враг нападет, разя в упор.
Отведав явства, развлекались.
Но, лишь забрезжился рассвет,
Все в дальний путь засобирались.
И вдруг... вдали коварный след.

Геракл повел сраженье стоя.
Свой верный лук схватив пред тем,
Осыпал шестируких с моря
Дождем из мелких колких стрел.
Клич боевой издав парадно,
Достав походный щит и меч,
В бой полетели Бореады,
Разя противников до плеч.
Оставив берег великаний
С частями тел в песке сыром,
"Арго" продолжит путь свой дальний
За драгоценнейшим руном.

Уже плывет ладья благая
И царство Кизика во мгле...
Эол, ветрам повелевая,
Вспять гонит странников - к земле.
И тут трагедия вершится.
Нежданный гость - не великан -
Во тьме чудовищем глядится.
(Таков оптический обман!)
Ночная закипела битва.
Кто враг, кто друг - не разобрать.
Дружина Кизика разбита.
Кто уцелел - решил бежать.

...Когда Селена* потускнела
И свет прорезался во тьме -
Крик отрезвления несмелый
Раздался в мертвой тишине:
"Язон, Язон, что ты наделал!..
Зачем ты Кизика убил?"
А волны вторят неумело:
"Ты дружбу здесь похоронил".
Так аргонавты совершили
Судьбой заказанный визит.
И странной тризной завершили...
А брег слезами их омыт.

________________

*Селена - богиня Луны.

Глава 6. Невероятные приключения

И вот опять белеет парус,
Купаясь в розовой заре,
Пути таинственного ярус
Жизнь постигает на челне.
На огнесветной колеснице
Из волн морских, блестя, встает
Великий Гелиос* и лица
Встречают радостно восход.

Уж с ними нету Геркулеса -
В Мизии сей утерян след.
Ушел отчаянный повеса
В пучину подвигов и лет.
Ему назначен жребий странный:
Вернуться в Грецию служить
У Эристея. Для забавы
Двенадцать подвигов свершить**,
Величие и слава коих
Века и тлен переживут
И восхитят потомков боле,
Чем гнев богов, титанов труд.

Но все ж, вернемся к экипажу
Команды смелых моряков,
Стоящих день и ночь на страже,
Разящих скопища врагов.
Вифиния из помнит лики,
Где смелый юный Полидевк
Сразил кровавого Амика
Ударом кулака навек.
Однажды яростная буря
Корабль носила по волнам.
Но спел Орфей - в морской лазури
Тишь-гладь наперекор ветрам.

Во Фракии вновь приключенье
Невероятное ждало.
Там прорицатель на мученья
Был Зевсом обречен давно.
Финей - так звали бедолагу,
Что Апполоном ослеплен.
И навещали там беднягу
Лишь гарпии с плохих времен.
Как только явства выносили
К столу, где сиживал Финей,
Летели с выси все гарпии,
Как птицы с головой людей.
Столь удивительно прекрасной,
Что, удивленье не сдержав,
Глядели юноши в лик ясный,
Девичий стан едва не сжав.
Опомнившись, скользили оком
С прелестных лиц - какой обман!
Как по иронии жестокой
Лишь зрели птичий жалкий срам:
Их крылья с мертвенным отливом
И запаха могильный смрад.
Когтей терзающий порывы
И хохота полношный ад.

Вмиг уничтожив снедь, гарпии
Взметнулись вверх с ударом крыл.
Рты утирали не впервые...
Но час расплаты наступил!
Зет и Калаид - Бореады -
Орлами кинулись на них.
Но появленье Ириады
С Олимпа пыл уняло их.
Отныне Зевс указ назначил -
Гарпиям больше не летать!
Спасибо, Зевс! Финей-вещатель
Обрел у гроба благодать.

________________

*Гелиос (греч.) - бог Солнца.

Глава 7. Благодарность Афины

Вновь по просторам Пропонтиды*
Бежит таинственный "Арго",
Наперекор ветрам Фемиды
Скользя свободно и легко.
Сам Зевс и Посейдон - два брата
Путь продолжают и торят.
И, обойдя судьбы ухабы,
Кораблик бережно хранят.
Еще Афина наблюдает,
Язона помня с прошлых лет.
И зоркий глаз её встречает
Того, кому дала обет
За ту сыновнюю услугу,
Которую явил он ей,
Перенеся как мать, подругу
За перевал через ручей.
И эта мизерная помощь
Жизнь сохранила не одну,
Разверзнув скал зловещий пояс,
Который вел корабль ко дну.

В тумане плыли Симплегады**.
А между ними - моря гладь.
Но вдруг коварные громады
Сходится стали, клокотать,
Вздымая вверх морские брызги,
В пучине яростно крутясь.
Но, расшибаясь с диким визгом,
Вдруг расходились, не сердясь.

Увидев мира содроганье -
Каких чудес в нем только нет!
Герои, затаив дыханье,
Искали трепетно ответ:
Как плыть вперед без опасенья,
Что их теснина не сомнет,
Исполнив грозное решенье -
Всех упокоить в бездне вод.
Бедой утесы надвигались...
И озаренье снизошло:
Поможет голубь! Белый парус
Не ляжет камушком на дно.

Пушинкой белой упорхнула
Из клетки птичка-голубок.
В ущелье живо проскользнула,
Зовя корабль на Восток.
Финея мудрого вещанье
Язон на деле оправдал,-
Поверив в птицу мирозданья,
Повел за голубем штурвал.
А мрачное ущелье алчет
"Арго", как щепку, поглотить.
В теснине смяв до самой мачты,
У скал плавучих схоронить.

Но вдруг в тумане, в брызгах пены
(Иль наяву или во сне?)
Афина-мудрость с ликом белым
Предстала дивом на корме.
Рукой дотронулась легонько,
Вмиг отодвинув мрак скалы,
И растворилася тихонько
В эфире, передав дары
Победы, жизни и свободы.
Плыви смелей, корабль "Арго",
Через ущелья и невзгоды
В волнах спокойно и легко!

______________________

*Пропонтида - мраморное море.
** Симплегады - мифические скалы, плавающие у входа в Понт, которые, сталкиваясь, расплющивали проходящие корабли.


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:52 AM | Сообщение # 246
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
Глава 8. Черное море

Оправившись от бурь смертельных,
Взрывая воду как песок,
Летит вперед корабль священный
По морю Понта на Восток.
Здесь воды синие пустынны -
Ни островка, ни маяка.
Покрыты тайною незримой
Стран неизвестных берега.

На том краю бурливой бездны
Есть тьма неведомых племен,
В обличьи нестерпимо мерзком
Дошедших до больших времен.
Собачья пасть кинокефалы,
Гиперборея дикий вид
Раскроют сумрачные нравы
И нелюдей звериный быт.
Но не одно псоглавых царство,
Есть племя древнее людей -
Жизнь амазонок сладкогласных,
Воительниц глухих степей.

Корабль бежит, уж видны мели.
Ветров нагорных перезвон
В ветвях качающихся елей
Всем дарит радостный трезвон.
И аргонавны ликовали
Вдали завидев островок.
Но час беды они не знали.
И весть, что нес с собой Восток.

Там Фрикса* дети находились,
Враз из Колхиды убежав.
Но их ладьи о риф разбились,
На этот островок напав.
Затем большие злые птицы
Над ними начали летать.
И четверо печальных принцев
О смерти стали вспоминать.
От медных крыльев стимфалидов
Летели перья, как стрелы.
И ждали жертв в местах открытых
Медноупорные орлы.

Доспехи вмиг надев, не споря,
Шитами заслонясь от них,
Стояли насмерть все герои,
И птиц растаял в небе крик.
Клин улетел совсем отселе
От корабля и островка.
"Арго", сойдя с песчанной мели,
Уж плыл под ропот ветерка!

_______________________________

*Фрикс — сын Афаманта и первой его супруги титаниды облаков Нефелы.Чтобы спасти своих детей от ненависти второй жены Афаманта Ино, Нефела послала им волшебного золоторунного овна, который должен был перенести их в Колхиду. Во время бегства Гелла упала в воды пролива, получившего имя Геллеспонт («море Геллы»; современные Дарданеллы). Фрикс добрался до Колхиды, где принес волшебного барана в жертву Зевсу Фиксию и повесил руно на дубе в роще Ареса. - прим. автора.

9. Прибытие в Колхиду

Двадцать ночей и дней проходит.
В лазури весело кружась,
Дельфины в плясках хороводят
И с кораблем вступают в связь.
Резвясь, подталкивают лихо,
За борты головой держась.
В сей сказке жизни нету мифа,
А вся природы ипостась:
И белых облаков сиянье,
И синь безбрежная везде...
Мы постигаем мирозданье,
Взирая ввысь, склонясь к воде.

Уж солнце близилось к закату,
Тень пробежала по волнам.
Вняв духу теплых крыш, крылато
Поплыл корабль к берегам.
Их встретил стон огромной муки.
Как будто горы, мать-земля
Исторгли тягостные звуки.
И не взойдет опять заря.
И хриплый клёкот стону вторил...
Орел гигантский вдаль летел,
Махая крыльями до долу.
А клюв из бронзы так блестел!

И каждый день терзала птица
Плоть иссеченную до тла.
Как кровожадная тигрица
Те раны страшные пасла.
То Прометея* наказанье
За ту великую любовь, -
Богам всевидящим дерзанье.
Как и сейчас - огонь и кровь!
Титану боги не простили,
Что он людей им предпочел,
Дав удивительные силы
Уйти от дикости. Орел
Стал местью Зевса-Олимпийца
За тот похищенный огонь,
Вошедший в быт, работу, лица
Людей, постигнувших агон.
Агоны - это состязанья
Не только в беге и борьбе,
А Возрождения дыханье
На первобытной той земле!

Величье, жертвенность титана
Язон с героями постиг,
Омыв слезой печальной раны,
Над цепью голову склонив.
Но Зевса и богов решенье
Нарушить им не суждено:
То Геркулеса назначенье...
Как кораблю - искать руно!

_____________________________________

*Прометей - в древнегреческой мифологии титан, защитник людей от произвола богов.
За похищение огня Зевс приказал Гефесту пригвоздить Прометея к Кавказскому хребту.

Глава 10. Нежданный гость

Дворец над морем - сон Поэта.
В блистанье мраморных колонн,
В нем жили дочери Эета
И сын прекрасный Фаэтон.
Здесь Халкиопа и Медея -
Царевны две, два лепестка.
Как смех и клятвы чародея,
Его коварная рука.

Вот дочь Эета Халкиопа -
Сам свет любви и доброты.
В неё влюбился и глубоко
Изгнанник Фрикс. Его мечты
Венчала свадьба с Халкиопой.
Царевна счастлива была.
От доброты души широкой
Четыре сына родила.*
На острова Аретиады
Попали юноши одни.
Без Фрикса** и любви отрадной
Бежали горестные дни.

И вдруг... окутана туманом,
Из волн морских в рассвете дня
Летит, минуя рифы, скалы,
В Колхиду утлая ладья.
В ней дети Фрикса находились.
Увидев деда, обнялись.
А мать слезами закатилась,
Спустившись к их одеждам ниц.
К Эету вышел гость нежданный,
Приплыв на корабле "Арго"
С одним единственным желаньем
Забрать заветное руно.

Царь обнял ласково Язона
И посмотрел на всех людей.
Узнав, что это сын Эсона,
Так понял смысл благих затей,
Что на пиру в роскошном зале
Кричал ему: "Обманщик, вор!..
Ты хочешь завладеть делами,
Навлечь беду, а мне - позор?!
Я гибели предам жестокой
Тех, кто замыслил все отнять.
За царством вы пришли, а ока
Лишитесь - некому пенять!"

Уже Теламон приподнялся,
А Клитий тетевой звенел,
И Мелеагр за дротик взялся...
Язон спокойно пил и ел.
Вперил орлиный взгляд в Эета
И молвил: "Царь и чародей!
Дороже всех корон на свете,
Твоих пределов и земель
Мне то, что волею жестокой
Похитил Пелий много лет.
Вернуть назад Иолк далекий -
Мой долг и родовой завет.
Но лишь одно руно поможет
Мне трон Эсона возвратить.
Обманутый народ, быть может,
Из тлена рабства возродить".
Но убедить - себе дороже
Язону стало: царь есть царь!
В мозгу волшебника-вельможи
Засел лишь трон да господарь.

Беседе трепетно внимала,
Прикрыв восточные глаза,
Из темноты большого зала
Непопедимая краса,
Которая судьбою свяжет
Не только юного царька,
А мир вокруг себя обвяжет
Её мятежная тоска.

___________________________

* Фрикс женился на Халкиопе, дочери Эета и в этом браке родилось четыре сына: Арг, Мелан, Фронтис и Китисор. - прим. автора.
**Эет убил Фрикса, т.к. знамения предсказывали царю опасаться смерти от пришельца, потомка Эола. - прим. автора.

Глава 11. Медея и Язон

Как дать портрет колхидской девы
В каноне чистой красоты
Поэту на пустотах мели
И лишь пасущему мечты?
Но ведь на то его значенье,
Чтобы писать былинный вздор,
Меняя краски и теченья,
И внять богов немой укор:
"Ты подменяешь правду жизни
Ненужным лепетом и сном".
Приму я с неба укоризны.
Но так хочу своим трудом
Восславить красоту Эллады
(В которой не живу, увы),
Но дух героики, бравады
Мне подарили греки, Вы!
Люблю в Вас высоту желаний
Триумфов или показух.
Всю жажду почестей и знаний,
Неотразимо гордый дух.
Гармонии живой дыханье
В музыке, танцах и стихах.
Всех снов пленительных звучанье,
Смысл мирозданья на устах.

Златых кудрей несметный ворох,
И строен, словно Аполлон...
В Колхиде принят будто ворог
Грек достопамятных времен.
И здесь любимца не оставят
Олимпа боги в бороне.
Уж ждет и любит, не лукавит
Эета дочь. В волшебном сне
Ей виделся Эрот прелестный,
Что Афродитой порожден.
Божок достал колчан свой тесный,
И дух Медеи был сражен.
Конец стрелы пронзил ей сердце,
Огнем и кровью обагрил.
И стала жечь, подобно перцу,
Тоска любви - безумства пыл.
Увидев юношу Язона,
Огонь прорвался из груди.
Вмиг поняла она без слова,
Что свадьба будет впереди.

Глава 12. Предзнаменование

Эет решил пойти на хитрость,
Совсем Язона погубить.
"Чтоб взять руно, близ речки быстрой
Ты подвиг должен совершить.
Ты вспашешь бронзовым оралом
Над Фазисом* заросший луг.
В постромы запряжешь упрямых
Быков медокопытных двух.
Потом ты поле сам засеешь
Драконьим зубом, - но взойдет,
И жатва тучная поспеет
Врагов... и бой произойдет.
Когда урок исполнишь смело,
Руно расстанется со мной.
Погибнешь в битве неумело -
Поплачут боги над тобой!"

Язон задумался глубоко
И на корму главу склонил.
И вдруг в дали небес широкой,
Блистая взмахом белых крыл,
Над морем голубь показался.
То Афродиты чудный дух
Из волн неведомых поднялся,
Гоня смятенье и испуг.
За ним стремглав летел стервятник.
И тот, спасения ища,
От коршуна скользнул украдкой,
Забравшись в пазухи плаща.
Не расчитав удара силы,
Стервятник замертво упал,
Разбившись вдребезги. А милый
Дух Афродиты ликовал!

"Язон! Счастливое знаменье", -
Вслух прорицатель Мопс вещал.
Победа ждет и восхожденья
Золоторунный пъедестал!

_______________________________

*Фазис - др. греч. название р. Риони, главной реки Колхиды.- прим. автора.

Глава 13. Чародейка

От Афродиты наставленье
Медея жадно приняла -
Пронзенная стрелой влеченья,
Свиданья тайного ждала.
Хотела властью роковою
Его от гибели спасти.
И, в храме тьмы-Гекаты* стоя,
Заклятья клала на пути.
И колдовала над снодобьем
Одной лишь ей ведомых трав.
Мастики не было подобной
В пределах мира и держав.

Их встреча так была похожа
На жизнь и смерть - глаза в глаза!
Лишь Бога властью из прохожих
Нас выделяют небеса,
Даря великое желанье,
Соединяющее двух,
Сливающее в мирозданье
Порывом страсти плоть и дух.
Тоской, надеждою и болью
Полны огромные глаза:
Так ночь колхидская с любовью
Луч постигает в небесах.
И, видя темные глазницы,
Голубоокий Апполон
Внимал заклятьям черной жрицы,
Как чародейки всех времен.

И, в водах Фазиса омывшись,
В хитон весь черный облачась,
Сам в колдуна преобразившись,
С Гекатой он вступает в связь.
Ей в жертву принеся барана,
Обмазал агнца медом пчел;
Медеи мазью причиндалы
И тело бренное натер.
И ноги сделались столбами,
Налившись, стали словно медь.
А руки - цепкими клещами -
Железом принялись гореть!
Скрепив целебною мастикой
Все члены, как смолой "Арго",
Язон мечтал сразиться лихо,
Забрать Медею и руно.

А косы черною короной
Лежат на милой голове
Колхидки, страстью окрыленной,
Пришедшей как в волшебном сне!

____________________________________

*Геката - древнегреческая богиня мрака, ночных видений и чародейств. - прим.автора.

Глава 14. На поле Ареса

Горят доспехи золотые,
Блистая в утренней заре.
Ногами медными впервые
Язон шагает весь в броне.
Пересекая дико поле,
Берет железный плуг с ярмом.
Входя в пещеру, поневоле
Он закрывается щитом.
Навстречу славному герою,
Рога из меди наклонив,
Ревут во тьме драконов двое.
А из ноздрей - огонь и дым.

С щитом Язона - раз и снова -
Быки столкнулись: пыль столбом!
Рассеялись... уже второго
Венчает бронзовым ярмом!
Запряг, прикрикнул на строптивых
И уколол концом копья.
На поле Ареса впервые
Браздой ложится колея!..

Вот вспахан луг. И незамедля
Уж тащит короб наш Язон.
Дракона зубы - семя вепря -
В ложбины сам бросает он.
И к вечеру взошли оттуда,
Подняв покровы всей земли,
Как в старой сказке, - ниоткуда -
В руках с копьем богатыри.
Плечо к плечу из недр поднялся
Их тесный нерушимый строй.
Звериный рык оттуда рвался,
Победный вой...

Они пошли стеной, лавиной
На удалого смельчака.
Но спаяна железной силой
Его отважная рука!
Подняв высоко над собою
Обломок каменной скалы,
Швыряет метко над землею,
Растроив грозные ряды.
Вся тьма набросилась на камень,
Крича: "Сокровище мое!!!"
Их настигает, словно пламень,
Язона меч, разит копье...

Переведя дыханье, стоя,
Окинул взглядом аргонавт
Разломы меди, лужи крови...
То сгинул в Лету страшный ад!

Глава 15. Госпожа удача

Не отдыхая ни минуты,
Язон с Медеею вдвоем
Спустились от картины жуткой
К дракону - прямо за руном!
Медея страстно колдовала,
К Гекате свой направив зов.
И та в угоду ей послала
Того, кого не терпит взор.
Посмотрит и заснет глубоко,
В забвенье позабыв про мир.
Гипноса сон - земного бога -
Пусть прославляет наш кумир!

Гипнос дракону маков брызнул,
И звезды глаз погасли вдруг.
Потом мальчишески присвиснул,
Язона вызывая в круг
Той рощи, что была обвита
Огромным зубчатым хвостом.
В морщинах чешуи изрытой
Селились твари, строя дом.

Язон увидел с отвращеньем
Три ядовитые главы.
Взял меч, рубя ожесточеньем
Три раза жуткие скалы.
Они на берег откатились
И пролежали у воды,
Как валуны, в которых крылись
Гримасы жути и беды.

Забился хвост, ломая ветви
Дубов столетних, а песок
Пронзили когти в час предсмертный.
В агонии дракон заглох.
Так в роще Ареса священной,
Разбитой в щепки, жил давно
Сей гад невиданный и древний,
Что верно сторожил руно.

А между тем Язон уж мчится
К платану, голову сломя.
На нем загадочно искрится
Руно... так золотом горя!
Затем Медею дорогую -
Удачи редкой госпожу -
И, обнимая и целуя,
Ведет к родному багажу.
Кто трижды утопал спасенный,
Тот оценил свой клад навек.
Ведь дал то счастие влюбленным
Золоторунный оберег!

30 января - 23 февраля 2000 г.

http://www.stihi.ru/2011/06/23/4398; http://www.stihi.ru/2011/06/24/5009.... Елена Грислис


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:57 AM | Сообщение # 247
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
4. Звёздные путешествия - для среднего и старшего школьного возраста

Елена Грислис

Тайна планеты По

Я опускаюсь вглубь веков.
Легенды тлеющий огарок
Ведет по лабиринтам снов
Где блеск обманчивый так ярок.
Я вижу маленький народ,
У африканских пальм сидящий,
Зрю верований их оплот
В тысячелетья уходящий.
Догоны тайны берегли,
Храня рисунки в скальных нишах.
И только избранных они
Пускали в иллюзорность мифов.

1. Сириус и По

Вот Сириус – планета грез…
Сияет гордо и надменно
В купине красно-белых гроз,
Сверкающих попеременно.
Вокруг звезды планета По*
Проходит спутником по кругу
И говорит: «Сиги толо**
Будь для меня отцом и другом.
Я для тебя зажгу огни
Планеты, пламенно кипящей,
И смогут сжечь ее лучи
Рутинный мир, внизу лежащий».

2. Завет Сириуса

Ответил Сириус скорбя:
«Я – свет тройной Звезды.
Был красным, бури разнося…
Седым стал – от беды,
Пришедшей как небесный шквал,
Перевернувший мир.
Ты – белым карликом вмиг стал,
Невидимым как дым.
Вот почему прошу: не тронь,
Вовек земную гладь!
Пусть не сожжет ее огонь –
Убийству не бывать!»

3. Миссия спутника

«Прости», - ответил кротко По, -
Что далеко зашел.
Ты сердцем светлым высоко,
В металле – я … тяжел! ***
Я попытаюсь населить
Земные темные остроги,
А солнцу весело светить
Поручат праведные боги».



4. Планетарный Ковчег

От слов По к делу приступил,
Спустив ковчег людей пре-древних.
Змей Хоммо их надеждой был,
А Лис - враждой ночей бессменных.
Ковчег спускался восемь лет
В глухую темноту,
И рой причудливых комет
Сопровождал мечту.

5. Первые пришельцы

Существ прибывших странный лик
Представил ценный груз.
И Бога-солнца ясный диск
Сей осветил союз.
Лис суш и хаос нес с собой...
Земную чашу оживляя,-
Змей Хоммо влагой дождевой
Наполнил твердь до края!

6. Исчезновение По

А спутник животворный По,
Исполнив свой обет,
Еще раз вспыхнул глубоко
И скрылся в бездне лет.
Лишь деревянный брат-крылан,
Как старый монумент,
Сплетает правду и обман
Две тыщи долгих лет.

***

Планеты тронулись с орбит,
Увидев свет земной,
Но мирозданье сохранит
Ту тайну под луной.


Ноябрь 1999

____________________________
Примечания автора.

* Планета По – так догоны в мифах называли спутник Сириуса. Открыт наукой в конце 19 века под названием Сириус В. Относится к разряду звезд «белых карликов», представляющих шары вырожденного газа огромной плотности.

** Сиги толо – главный компонент тройной звезды Сириус. Ярко горит, т.к. светит более, чем 10,5 тыс. раз сильнее солнца и в 10 тыс. раз сильнее Сириуса В (планеты По).

*** «В металле – я… тяжел!» плотность вырожденного газа Сириуса В так велика, что 1 см в квадрате весил бы на Земле тонну.

http://www.stihi.ru/2012/11/02/6835 Елена Грислис

Сказка о бедном флейтисте
1. Встреча с пришельцем.

В селенье японском меж сопок
Жил бедный флейтист одиноко.
За труд получая иену,
Стоял до темна музыкант.
Кормила маэстро не сцена,
А данный от Бога талант.
Звали кудесника - Санта.
Он так вдохновенно играл,
Что звуки, подобно бельканто*,
С земли уходили в астрал.

Однажды маэстро заметил,
Как мчатся к земле облака.
В их сине-лиловом отсвете
Увидел он тень старика.
Пришелец из облака вышел,
Единственным глазом моргнул.
«Маэстро, тебя я услышал! –
Сказал тот и тихо вздохнул. –
От звуков на сердце теплеет.
Как будто живые цветы
В эфире растут… луг пестреет…
Ты даришь любовь и мечты!
Прими же, друг Санта, в подарок –
Мою ненаглядную дочь,
Чей облик прекрасен и ярок…
Как луч, прогоняющий ночь!»
Таинственный гость, попрощавшись,
Куда-то мгновенно исчез;
На облаке вновь оказавшись,
Уплыл в поднебесную весь.

2. Дуэт.

Визит взбудоражил маэстро.
Он молча ходил дотемна,
А ночью играл в темпе престо**
И билась из сердца струна.

И вот появилась О-Ката,
Как с белого облака, дым.
И вторя игре музыканта,
Пропела сопрано*** живым:
"Я дочь неземного царя,
Не знаю земные уменья.
Ты слышал с небес песнопенья?
Пою в голос с флейтою я!
Ты небом повенчан со мною.
Мы вместе осилим нужду.
Мы будем плясать под луною
И петь о любви в высоту!"

Округа пришла в удивленье:
Поет молодая жена,
А флейта ей вторит в доверье.
И в мире есть Он и Она!
Но... месяц медовый не долог.
Настал черный день роковой:
То зависти подленький молох
Стал рушить союз, как разбой.

Все чаще галдели селяне:
"Какую красавицу взял!
А сам сирота... грош в кармане...
За что только Бог счастье дал?!"
"О-Ката, как солнце, сияет,
Поет лучше флейты его..."
"...Он лучше в дуете играет!"
"...Откуда она и чего
Ей делать в убогом предместье?
И девушки наши грустят..."
(Одни остаются невесты -
Жениться на них не хотят!)

3. Коварный князь.

А вот и остров, где сидит
Князек и слугам говорит:
«Я правлю уж пятнадцать лет.
Все есть. Вот только чуда нет!»

Слуга один в ответ сказал:
«О, ваша светлость, есть нахал,
Который топчет высоту –
Небесный свет и чистоту.
Зовут его флейтистом Санта.
Он беден, но не без таланта.
С ним делит участь нищеты
О-Ката –символ красоты.
Она из солнечного царства
Переселилась в государство
Они дуэтом выступают
И подаянья принимают.
К ним люд простой благоволит,
Хоть всяк по-своему корит».

Князь призадумался глубоко
И говорит слуге: «Далеко
Езжай и привези мне Санту.
Скажи, что заплачу таланту.»
А про себя смекал «угодник»,
Коварный льстец и греховодник:
«Под видом мецената муз
Разрушу творческий союз
Двух породнившихся сердец.
Жену ждет княжеский дворец!
Мне станет верною рабой,
Век будет доживать со мной».

Гарцует Санта на коне –
В богато убранном седле.
Как именинника везут
И к князю во дворец ведут.

Тот озабоченно глядит
И с трона гостю говорит:
«Ну, здравствуй, знаменитый Санта.
Я слышал, твоего таланта
Никто не может превзойти.
Награду хочешь обрести?!
Жена твоя умна, красива,
Поет и пляшет словно дива.
Я сохраню небесный цвет
И сберегу на много лет».

Тут Санта вспыхнул как огонь
И закипела в жилах кровь.
Он, ощутив злодея путы,
Хотел наброситься на плута.
В негодованье взор мутился…
Но вовремя остановился.
Сказал ему: «Милейший князь,
Мне непонятна мыслей связь!
Вы говорили о награде,
А перешли к моей О-Кате?!
Что Вы решились предлагать?!»

«За золото её продать!
Я знаю, что ты беден очень.
Сам понимаешь, брак непрочен:
На подаянья не прожить, -
Семью на них не прокормить.
Ты нищий. Я – озолочу!
За красоту втройне плачу!
Житья не будет вместе вам», -
Отрезал сумасбродный хам.

4. Первое испытание. Веревка из пепла.

Флейтист стоял, почти качаясь,
От хамства князя сотрясаясь.
Но не хотел дерзить в ответ,
Тому ответив твердо: «Нет».

Тогда и князь остановился,
Боясь молвы. Но не смутился!
Сказал он с хитрецой опять:
«Приказ мой должен выполнять.
Ты видишь, силу не вменяю.
Я споры мигом разрешаю.
Но я ведь князь, а ты бедняк.
Мне отказать не просто так!
Оставлю я тебе жену,
Когда исполнишь вещь одну:
Совьешь из пепла ты веревку
И сложишь бабочкою тонкой
Узлом завяжешь, а к утру
Снесешь изделье ко двору».

Добрался музыкант домой
И был на вид едва живой.
От горя тайно он стенает,
С женой разлуку ожидает.
О-Ката тихо подошла
И мужа нежно обняла.
«Что, муж желанный, что случилось?
Какое горе приключилось?
Неужто плохо ты сыграл,
Когда пред князем выступал?»

Весь сотрясаясь как от боли,
Ей Санта рассказал о горе.
О-Ката стала на колени
Сказав супругу: «Лишь мгновенье…
И ты получишь, что желаешь!
Меня от рабства ты спасаешь!!
Моей любви не победить –
Не растоптать и не убить!!!»
Затем взяла жена веревку…
В соленой вымочив воде,
Сложила кольцами так ловко
И закрепила их в узле.
Поднос желанный нагревает.
Веревка тлеет – не сгорает!
Приняв затем желанный вид,
На блюде бабочкой лежит.

5. Второе испытание. Барабан-самогуд.

Приехал Санта в тот же день
На остров к князю. Пепла тень
Чернела бабочкой на блюде.
Дивился князь, дивились люди.
Веревку князь в сердцах схватил.
Вертел в руках что было сил.
Сказал с ехидцею: «Есть чудо
Мудреней этого. Ты люду –
Не мне – способность докажи:
Свою сноровку покажи.
Достань, флейтист, нам барабан,
Чтоб сам гудел и всяк был пьян.
Добудешь чудо-самогуд, -
Жена избегнет княжьих пут».

В дорогу Санта вмиг собрался.
Он был подавлен и терялся.
А, возвратившись, вновь горюет.
О-Ката плачет и целует.
Ничком в постели муж лежит.
Потом привстал и говорит:
«О-Ката, милая моя!
Ну, как дожить с тобой до дня,
Когда никто не сможет нам
Чинить беду то тут, то там.
Опять дал мерзкий князь приказ, -
Чтоб барабан привез тот час.
А инструмент-то не постой…
Он сам гудит». «О, муж, постой!..-
Вскричала мудрая жена.-
Задача эта не трудна».

Взяла О-Ката барабан
И с боку оттянула кожу …
Внутрь завела шершней тревожных,-
Чей нрав был и сердит и рьян.
Готово! В стенки барабана,
Как ненавистного капкана,
Те твари грозные стучат
И оглушительно гудят!

А Санта уж опять в пути.
У князя силится найти
Он окончательный ответ,
Который устранит от бед.
Князь любопытным оказался.
Найти причину он пытался:
Как барабан тот сам гудит,
Да так, что потолок дрожит?
Сказал он слугам: «Что, оглохли?
С боков сдерите кожу, рохли!..
Раскрою тайну в том обмане,
Что притаился в барабане!»

Как кожу сняли, слышат: жжу…жжу…
Рой шершней вылетел наружу!
Те стали жалить всех подряд…
Их шум утих, а все шумят!

6. Гнев князя.

Когда же злых переловили,
Князь отдышавшись, словно в мыле,
Сказал: «Пустое дело, Санта.
Оно не стоит и таланта!
Возьму в служение жену.
Отдашь ее – бери казну!»

Ответ, как приговор, звучал.
Тут бедный Санта воскричал:
«Князь! Не губи ты жизнь мою!
Открою тайну: дочь свою
Отдал царь солнечного царства,
А не земного государства.
Тесть из галактики увидит
Того, кто дочь его обидит.
Побойся Бога, старый князь
И не толкай царевну в грязь».

Князь был разгневан не на шутку.
Он не поверил бедняку,
Сказав: «Подбрось-ка эту «утку»
Какому-нибудь дураку!
Что говоришь мне небылцы?!
Давай, я заплачу сторИцей:
Оставлю у тебя жену,
Дам титул знатный и казну, -
Когда в то царство попадешь,
К владыке с просьбой подойдешь.
Проси его письмо писать
И ставить царскую печать.
Вот лишь тогда тебе поверю.
А не исполнишь – в яму к зверю
Отдам тебя на растерзанье.
Лжецу воздам я наказанье!»

К жене приехал горемыка.
Слов не найдет – не вяжет лыка.
Он на постель ничком упал…
Казалось вовсе умирал.
О-Ката сразу поняла:
«Беда и впрямь в наш дом пришла.
Ты должен все мне рассказать,
Чтоб помогла тебе опять.
Итак, я слушаю твой сказ:
Что хочет князь на этот раз?»

Ей муж с тоскою передал,
Что князь в гордыне приказал.
Жена сказала чуть не плача:
«Да, не легка моя задача!
Не бойся, и на этот раз
Сыщу спасение для нас!»

Во двор О-Ката утром входит
И черным веером обводит
Круг над своею головой.
Вдруг гул и свист… перед собой
Увидела большую птицу.
Сказала Санте: «Не синица,
То птица-феникс прилетела.
Садись на черны крылья смело –
Та понесет тебя в края,
С которых не видна земля».


Сел Санта и поднялся в небо –
В мир ослепительного Феба,
Где правил, избежав коварства,
Владетель солнечного царства.
В небесном золотом дворце,
Сияя в праведном венце,
Жил одноглазый великан -
Ее отец. Настолько рьян...
Что даже огненного черта
Сам победил! Казалось, мертво
Того цепями приковал
И Царство Веры основал.

7. В гостях у небесного царя.

Небесный царь был удивлен
И не на шутку поражен –
(Ведь кроме поднебесных сил,
Никто к владыке не входил.
Дано лишь дочке было знать
Как в Царство Солнца попадать).
Ведя маэстро во дворец,
Не понял сей визит отец.
«Знать, что-нибудь стряслось с О-Катой», -
Подумал царь, войдя в палаты.

На золотом подносе рис
Белеет, словно снег искрист;
К нему приправы подают.
Кругом доверье и уют.
«Зять, кушаний моих отведай,
Ну, а потом про жизнь поведай –
Что дочь премудрая творит.
А то душа моя болит!»

Вслед Санта начал свой рассказ…
Краснел от гнева тестя глаз:
«Я князю напишу письмо.
С печатью царскою... Оно
Заставит вора отступить –
Ведь я могу с небес убить!
Как не послушает меня –
Не проживет злодей и дня!»

Царь написал свой приговор,
Сказав: «Поплатится, как вор,
Тот князь, коли разлучит вас,
А не исполнит мой приказ.
Тогда он глуп… ведь кроме хлеба,
Есть Бог – закон Земли и Неба.
Получит бумеранг злой князь,
Коль предпочтет благому – грязь».

Ушел от гостя царь небесный
В покои своего поместья,
А Санта молча доедает
И от усталости зевает.
И вдруг…за стенкой слышит стон –
Цепей железных слабый звон.
Он открывает дверь в покои
И видит – цЕпями прикован
К стене, как к стойлу, великан.
Как зверь ревет, попав в капкан.


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 9:59 AM | Сообщение # 248
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
8. Ошибка Санты.

Как только Санта подошел,
Тот застонал: «Зачем пришел?
Чтоб посмеяться надо мною?
Я знаю все. Но не со мною
Сам Бог. В гордыне презирал
Того. Кто в гневе так попрал.
Ты пожалей меня, беднягу.
Дай риса чашку, водки флягу».
Рогами крупными сотряс,
И искры сыпались из глаз.
Ведь дьявол огненным тот был –
Из рта огонь и дым валил.

Маэстро пожалел «беднягу»:
Дал рис ему, спиртного флягу.
И видит – дико тот смеется,
От радости дрожит и рвется.
Сказал: «Послушай, ты глупец!
Твоей истории конец.
Меня Бог Вечный покорил.
Ты ж мне, врагу, пути открыл.
Прощайся мысленно с женой –
Ей быть, растяпа, не с тобой.
На острове Кэкэгасима
О-Ката станет жить красиво.
Ей будут чертенята петь.
Тебе ж останется дудеть».

Вмиг, как истертые подковы,
Слетели с дьявола оковы.
Закончил черт свой монолог
И…испарился! Лишь дымок
Остался серный от него.
Тут царь проснулся: «Ты кого
Опять на землю отпустил?!
Наверно, ты его кормил?..
Черт набирает войска силу,
Когда оказываешь милость.
Ах, добрый Санта, бедный Санта…
Да ты и впрямь не без таланта!
Такого зверя отпустил!..»

«Отец, он впрямь голодным был!
Не быть мне больше подлецом –
Черт пригрозил плохим концом…»

«Ну, договаривай, не медли,
Чем черт грозил тебе намедни?»

«Сказал, что будет жить с О-Катой
В своих чертогах и палатах.
Тот остров далеко лежит.
Никто его не покорит».

«Кэкэгасима. Знаю, знаю…
Туда мой глаз не достигает.
Чертей и бесов то предел.
Я ж охраняю свой удел».

Услышав от владыки «нет»,
Зять горько выдохнул в ответ:
«Жену обязан защитить!
Я должен с нею рядом быть.
Мне птицу черную зови –
На крыльях полечу любви!»
На перья черные взобрался
И вскоре дома оказался.

9. На пути к огненному острову.

Но опоздал наш бедный Санта!
Все двери настежь … музыканта
Ждет путь нелегкий и опасный
На чертов остров. Жди напасти!
Берет любимый инструмент
И, в маску старика одет,
Плывет на паруснике вдаль.
А путь его торит печаль!

Уже в неделю он в дороге.
Гнетут его одни тревоги,
Что не найдет О-Кату здесь.
Не знает Санта, где осесть.
Раз подплывает к людоедам…
Пиров ужаснейших победы
Он видит и дрожит от страха.
Но нет в нем ощущенья краха!
С отвагой продолжает путь? .
И ветер бьет навстречу в грудь!
Дельфины кружат над водою,
Акулы мчатся чередою.
Пыхтит вдали огромный кит.
«Сюда, сюда», - он говорит.

Казалось: на краю земли
Две пальмы ветхие росли.
Что это? Остров иль гора
Краснеет в пламени костра?!
Маэстро вышел…никого!
Взял в руки флейту. «Пи-ро-ро…» -
Играл от всей души крылато.
И тут… сбежались чертенята!
Тихонько чертенят спросил:
«Где бесы, дядьки пепелище?
Меня сам огненный чертище
На остров адов пригласил».

«Ой, ой, сюда, сюда, пришелец!
Теперь на гору, черноделец.
Ее по тропке перейдешь,
Внизу пещеру ты найдешь.
Там будет дядька принимать:
Хвалить и к «ЧЕРТУ» ПОСЫЛАТЬ.
Желаем всласть наизголяться.
Апчхи!.. Апчхи!.. Начертыхаться!..»

10. В чертоге Князя Тьмы.

Презрев бесовскую химеру,
Добрался Санта до пещеры.
Надвинул маску старика.
Он стал похож на рыбака,
Который далеко ходил,
Чью лодку шторм не пощадил.

Под этой маской, зная меру,
Вошел герой в чертог-пещеру.
Там содержал чертяк О-Кату
В красивых огненных палатах.

У входа в зал муж флейту взял
И тихо-тихо заиграл.
А пленница, услышав звуки,
Вздохнула горестно от муки.
Вдруг через сон: «Играет Санта!
Такого нет в других таланта!!!»
Небесная краса очнулась
И поняла, что жизнь вернулась!

Рогатый зверь к нему спешит:
«Старик, играй, жена велит.
А я устрою всем пирушку.
Нам приготовь, О-Ката, кружки.
Я угощу гостей вином,
Чем подниму вертеп вверх дном!»

И собрались в пещеру черти
Мастей различных и цветов.
Все танцевали пляску «смерти»
И дик был рев их голосов.

Шутливо синие кричали:
«Людишки мелкие устали.
Их крошим, как капусту, мы.
И нет пределов Князя Тьмы!»

А красные горели жаром:
«Мы делаем кругом пожары.
А хочется людей взрывать,
Чтоб погибала Божья рать!»

И выли желтые ехидно:
«Все топим… но подчас обидно.
Хотим фантазии занять
У вас – как надо убивать?!»

Гремела адовая свора!
И не заметила, чур, вора.
Старик, который им играл,
С О-Катой был таков… пропал!
А черти уж не вяжут лыка.
В глазах – причудливые блики.
От пьянки головы вскружились,
Рядами на пол повалились
И дали мощно храпака.
Вертеп дрожал до потолка!

11. Побег.

Тут Санта, выбежав с женой,
Срывает маску с бородой.
Супруги к паруснику мчатся,
Чтоб с диким островом растаться.
Остановилась вдруг О-Ката:
«Но нам не плыть – лететь уж надо!
В пещере не стоят гробницы,
Но есть большие колесницы.
Железной палицей ударишь –
Вмиг в небо синее воспрянешь!
Их прячут будто бы иголку.
Пойдем… то сзади – на задворках».
К пещере чертовой подходят
С другого края и находят
Ту палицу и колесницу.
Удар…и взмыли в небо птицей!

Летит, летит быстрее бури
Кибитка в утренней лазури.
В ней бедный музыкант сидит
С небесной девой. Чудный вид!
Все благо – нет вокруг страстей.
Супруги ждут спокойных дней.
Флейтист устал уж от поэта,
Но протестует нерв сюжета
И заставляет вновь плести
Перипетии на пути.

Кэкэгасима - остров скрылся.
А Санта весям все дивился:
«Ах, сколько в мире островов!
Как много дивных уголков!
И как многообразна жизнь…»
«О, муж любимый, помолись!» -
О-Ката в страхе закричала,
Чем размышления прервала.

За ними гнался сам злодей
Со сомном бесов и чертей!
На колеснице те летели…
Такой большой! Но еле-еле
В ней помещались. От испуга
Сидели на плечах друг друга.
Черт огненный их всех ругал
И колесницей погонял:
«Проспали, пьяные вы черти!
Ишь, танцевали пляску «смерти»,
А в Царствии, где Бога нет,
Жизнь восстает, смеясь в ответ?!
Но я ведь самый главный черт
И отдаю словам отчет:
Двум беглецам не ускользнуть, -
Людского счастья краток путь!
Эй, колесница, так лети,
Чтоб искры сыпались в пути!!!»
И огненный стелился след
За тем, кто враг людей, друг бед.

Но тут О-Ката вещь достала
И ею быстро замахала.
И черный веер белым мнится…
Так хочется спастись! Кружится
Над ними птица-великан –
Грозит врагам святой крылан.
Те стрелы огненны пускают
И копья страшные метают.
Но птица вещая закрыла
Собою беглецов… грозила:
Мол, если не отстанут черти –
Им не уйти от верной смерти.

12. Чудо спасения.

Над птицей дьявол гоготал.
Но миг… и мести час настал!
Ракетой птица взмыла в небо
По воле всех богов и Феба:
Летит навстречу и орет,
Машину вражью клювом бьет!

Под натиском огромной птицы
Перевернулась колесница,
Все черти канули на дно
Без звука…как в немом кино!
Чертей оставив под водой,
Наш Санта полетел с женой
Из островного государства
К владыке солнечного царства.

В объятьях оказались дети
Миролюбивого отца.
Тому дороже всех на свете
Была О-Ката. До конца
Он не надеялся на чудо –
Что дочка будет спасена.
И вот, как будто из-под спуда,
Явилась в Божий свет она.

Дал в благодарность на прощанье
С печатью высшей письмецо.
В нем содержалось назиданье
Для князя: чтоб имел лицо
Достойное такого сана...
К супругам впредь не приставал.
А то – воздаст ему «осанну»****,
Да так, что упадет нахал!

…Князь, прочитавши, не поверил:
«Какой подлец письмо заверил?!
Печать подложна у подонка…
Стрепня, пустая бумажонка!»

И бросил князь на пол с пристрастьем
Бумагу от небесной власти.
Вдруг ярко вспыхнуло письмо.
Он топчет – вновь горит оно!
Уж пламя утварь пожирает.
Минута… и дворец пылает!
Напал на князя дикий страх:
«Все скоро превратится в прах!...
Прошу прощения, супруги…
О, Санта! Впредь твоей подпруги –
О-Каты - я не пожелаю,
И тестя гнев я оправдаю!»

Лишь князь в испуге отказался –
Огонь погас, как и начался.
А молодым – опять дорога.
Дорога к дому. Прочь тревога!

16-31 августа 2004 года

_____________________________________

*Бельканто - прекрасное пение, отличающееся мелодичной связанностью и колоратурными украшениями.
**Престо - очень быстро.
***Сопрано - самый высокий женский голос.
**** Осанна - восхваление, возвышение.

http://www.proza.ru/2012/08/15/342 Елена Грислис


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 10:00 AM | Сообщение # 249
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
Сказка о счастливом городе

А наверное есть этот город!
Ищут люди потерянный рай.
Скажет старец: я тоже был молод,
Жизнь рекою текла через край!..
Внук, послушай о городе сказку –
Мой рассказ в назиданье пойдет.
Древней Индией предан огласке
Рамананды за счастьем поход.

Глава 1. СЕМЕЙНЫЙ СПОР

Жил когда-то в большом Брахмапуре
Злой и жадный до денег Раджа.
Он был вор, лиходей и ханжа…
Всюду сеял раздоры и бури.
Но берег и лелеял злодей
Дочь свою от вражды и людей.
Лилавати стремглав подрастала
И в пятнадцать невестою стала.

Что сказать о девице? Краса!
Да такая, что ранит глаза!
И примета: под родинкой бровь
Как под розой, что дарит любовь.
Буйным цветом цвела Лилавати!
Тростниковой фигуры изгиб
Не скрывался под складками платья
И дарил восхищения миг.

Женихи каждый день в Брахмапур
Приезжали. Их тканей пурпур,
Блеск даров будоражил отца.
Дочь же глаз не вела на ловца.
Лилавати, закрывшись сидела,
Женихов и смотрин не хотела,
А отцу говорила уныло:
«Сватовство богатеев постыло…
И напрасно хлопочут раджи –
Душу я не продам за гроши.
Я мечтаю о городе Счастья,
Где добро воссияло над властью».

Алчный князь дочь свою не ругал,
Но пустые мечты отвергал:
«Помоги мне, любимая дочка,
Трудно править страной в одиночку,
Нужен мне мой приемник – мой зять,
Чтобы вместе страной управлять.
А тебя я никак не пойму!..
Ты не грезишь дитя наяву?!»

«Нет, айя* в детстве мне говорила,
Что есть город на свете счастливый.
Нет в нем каст – нет рабов, нет господ…
Все вольны, вольно дышит народ.
И в мужья лишь того изберу,
Кто дорогу осилит к нему».

Злой раджа прохрипел ей в ответ:
«Но таких городов в мире нет!
Люди бедные всюду страдают.
Суд не станет казнить богача.
Лишь властители горя не знают.
Люд простой – раб послушный бича».

А затем кровожадный раджа,
На пути все от гнева круша,
Приказал тайно в синее море
Сбросить десять рабов и изгоев.
«Заглушу этой тризной терзанье:
Жертва эта – богам воздаянье
За дальнейший триумф и успех».
Но с небес вдруг послышался смех:
В ад Радже нет вернее дороги –
Злую жертву не приняли Боги!

Глава 2. СВАТОВСТВО НА ЗАКАЗ

Дикой злобой своей насладясь,
Наконец успокоился князь.
И решился себе сам помочь –
Выдать замуж строптивую дочь.
Слух пронесся по весям и странам –
Ищет весь Брахмапур жениха.
Все глашатаи бьют в барабаны
И кричат, будто дуют в меха:
«Наш великий раджа возвещает!..
Кто из вас видел Счастия град,
Тот избранником дочери станет,
Что дороже казны и наград.
Пусть жених во дворец приезжает.
Лилавати давно его ждет!
Побеседовать с каждым желает
И кого-то в мужья изберет».

Вот однажды к дворцу подъезжают
Трое всадников – три жениха.
Их с радушьем к княжне провожают,
Что к подаркам и лести глуха.
Первый князь был владетель угодий,
Коих нет на земле плодородней:
Рис и хлопок росли с давних пор,
А плоды – круглый год на подбор.
А второй князь командовал войском.
Выступая с подчеркнутым лоском,
Ловелас и тупой командир
Был одет в генеральский мундир.
Третий князь правил древним Цейлоном
И имел жемчугов миллионы:
Это было наследство отца.
И богатство росло без конца.

И предстала красавица с лирой
Трем жестоким, богатым кумирам.
И они, затаивши дыханье,
Преклонили колена в признанье.
Никогда и нигде не видали
Красоту, что царила в том зале.
Но княжна в чувство их привела,
Когда странный вопрос задала.
«Почему этот город счастливым
Называется? В чем существо?!
Неужели за то, что красиво
Там живут поколенья давно?!
Кто ответит на этот вопрос
Мужем станет моим. И всерьёз!!»

Тут, заметно смутясь и краснея,
Перед нею встает первый князь.
Заикаясь, заметно робея…
Попадает лицом прямо «в грязь»!
Рассуждает: «Тем счастлив народ,
Что не знает труда и забот».
Лилавати вся вспыхнула гневом:
«Тем сказал, князь, мне все о себе.
Будь я даже самой королевой,
Я пошла б супротив той судьбе».

Лилавати гостей привечает
И загадку свою повторяет:
«Почему край счастливым зовется
И прекрасно в нем людям живется?!»
Генерал ус покручивал браво:
«Завоевывал город державы,
Чем и счастье себе добывал…»
Про себя дева мыслит: нахал…
Лжец без чести и жлоб недостойный!
Но непросто меня обмануть...
«Я даю свой ответ непреклонный:
Лишь отказ. И держи дальше путь!»

Князь Цейлона, дрожа от волненья,
С виду гордым казался и мненье,
Как знаток, свысока предъявил:
«Вместо трав там жемчужины с «минг»**,
А дома все стоят золотые.
В том богатстве смысл счастья поныне».
Лилавати лицо исказилось,
И презренье на нем отразилось.
«Все, что сказано – сытая ложь!
Этот город на вас не похож?!
Вы так толсты , богаты и сыты
И свое признаете корыто,
Что с позиций огромной казны
Выдаете счастливые сны?!»
Знатный князь, побледнев, покачнулся,
Но не спорил с княжной, развернулся
И пошел за другими из зала.
Побоялся худым стать и малым!

Лилавати гостей проводила,
А при встрече с отцом говорила:
«Замуж я, хоть убей, не пойду!
Деньги, власть всем приносят беду.
Я найду город самый счастливый,
Где добро воссияло над силой».
И отец, слыша отповедь дочки,
Не сомкнул глаз три темные ночки.

Глава 3. СЛОВО РЫЦАРЯ

Та история славой дурной обросла.
Дочь раджи уж невестой былой не слыла.
Рассуждали везде и искали ответ –
Почему этот город затмил белый свет?
Все гадали вокруг: или слишком умна,
Или просто она головою больна.

Но внезапно приехал к ней... бедный жених.
Говорит: «Я готов сочинить песню, стих
О тебе Лилавати. Люблю
Всей душою твой образ… Скорблю,
Что не знаю дороги в тот город,
Где любой из людей здрав и молод».

Тут впервые гордячка-краса
Подняла в изумленьи глаза:
- Кто ты, чувства чьи пОлны любовью?

- Рамананда, из касты я воинов.

- Смог меня быстро так полюбить?

- Нет, княжна, я не в силах забыть
Чар твоих, что уж год наблюдаю.
Слыша пенье - себя забываю!
За оградой балкон, как ладья,
Где поет соловьем жизнь твоя!

- На балконе на лире играя,
Дивный город, как сон, вспоминая,
Пребываю в другом измеренье…

- Встречи миг дарит нам провиденье!

- О, не надо мне сердце смущать,
Рыцарь... Город хочу увидать!
Вот сейчас я с тобой говорю,
А в душе город Счастья творю.

- Не сердись на меня, о, принцесса!
Я не лжец, не случайный повеса,
Не могу я любовь осквернить
Ложью подлой. Но знаю, как быть!
На рассвете наш край я покину
И поеду искать город дивный.
Как найду – моей станешь женой,
Если нет – быть тебе не со мной.
Не увижу тебя никогда,
Хотя это для сердца – беда!

Воин встал, поклонился и вышел,
А вослед каркал ворон на крыше.

Рамананда взял меч, лук и стрелы
И покинул родные пределы.
Шел и видел на улицах детства
Всё раджи Брахмапура «наследство»:
Здесь в канавах бездомные "жмутся";
Там, в полях, от усталости гнутся.
Всюду нищие или рабы…
Не уйти от жестокой судьбы!
Даже дети у стен умирали,
Старцы гибли в нужде и печали.

Поворот…Встречный нищий брахман***
Говорит Рамананде: «Ты пьян?
Словно ищешь потерянный рай.
Ты дорогу, прошу, выбирай».

«Ах, отец, я тебя не заметил,
Мысль держу в голове: я в ответе
За любовь и за слово свое,
Что давал, покидая жилье.
Я такой же бродяга, как ты.
Говорят, быстро вянут цветы,
Если их не полить – обмануть.
Потому и держу этот путь!
Лилавати я слово давал,
Что найду жизни бренной причал
В редком городе – дивном раю.
Путь к нему неустанно торю».

Но брахман покачал головой:
«Я лишь странник – бесправный изгой.
В моей жизни немало «чудес»:
В ней то голод, то холод, то бес…
Бьюсь я тщетно о злые сердца!
Путь тернистый пройду до конца.
И дороги другой я не знаю:
Я пройду по тропинкам печали,
Чтобы в жизни иной – встретить рай.
Ты ж тропу свою сам выбирай!
А дорогу укажет отшельник...
Уж пятьсот лет живет сей молельник».

Бедный странник светло улыбнулся,
Поразмыслив, рукою коснулся
Рамананды крутого плеча.
«В добрый путь», - произнес он, шепча.

Глава 4. ВСТРЕЧА С БУДДИЙСКИМ ЛАМОЙ
И ПРЕОБРАЖЕНИЕ РАМАНАНДЫ

Рамананда отправился в горы.
Труден путь!.. И равнины просторы
Вспоминал он, когда сапоги
Износились и спали с ноги.
Кровь сочилась из стертых ступней,
Орошая зубрИны камней.
Но он вверх продирался и шел,
Как выносливый горный козел.

Наконец, показалась пещера.
Воин рухнул у входа…лишь Вера
И отшельника-ламы**** молитвы
Жизнь его сохранили для битвы.
Тот их Будде***** с земли возглашал –
Жизнь бойцу сохранить умолял.
Все прикладывал к резаным ранам
Трав целебных душистых отвары.

Бедный юноша бредил во сне.
Но в сознанье пришел. В тишине
Раны все на ступнях затянулись,
И глаза в мир опять распахнулись.
«Сверху» путь на земле был открыт
По ходатайству старца молитв.
(До сих пор лишь избранники ждут
Просветления вечных минут).

Напоследок отшельник сказал:
«Что имел я от Будды –отдал.
Обещай верить мне до конца.
Так дерзай! И при виде ловца
Вспоминай Просветленного Будду:
Не отдайся богатству и блуду!
Моя миссия кроется в том…
Ты ж иди, но своим, сын, путем!

Ту дорогу укажет мой брат .
Он - аскет, как и я – не богат.
Ты шалаш его в джунглях найдешь.
И, когда в скит с молитвой придешь,
То задашь брату главный вопрос.
Встреча близко. Но бойся угроз:
Тигр свирепый в пути нападет,
И змея, что в кустах стережет.
Но спасет, сын, тебя – провиденье.
Будда видит детей своих рвенье!»

Рамананда был рад предсказанью –
И пути и судьбы оправданью:
«О, учитель, спасибо тебе.
Дал мне силы в дальнейшей борьбе.
Я до брата сей глас донесу,
Честь свою и невесты спасу».

Глава 5. ПОБЕДА НАД ТИГРОМ И ЗМЕЕЙ

Будды Дух управлял смелым сыном,
Когда тот по тропинкам звериным
Брел и дрался сквозь джунглей остроги,
Чтоб найти земляные пороги.

Тут увидел он тигра следы
И почувствовал близость беды:
«Где тот враг, что листвою прикрыт?..
Видно он, как и воин, не сыт!
Что ж... дорогу мне сам преградил,
Чем смертельную схватку сулил."

Наконец, показался злой царь –
Тех дремучих лесов государь.
Но увидев во тьме смельчака,
Меч, который схватила рука,
Тигр попятился, грубо ворча…
Рамананда ж, схватил сгоряча,
Зверя страшного прямо за хвост!...

Встал над ним, расхрабрясь, в полный рост…
А когда тот поднялся, рыча –
Уложил его наземь сплеча.
Меч свой острый из ножен достал,
И, когда кровожадный нахал
Отступил, чтобы снова напасть –
Прыгнул сзади, оскаливши пасть –
Воин вмиг развернулся. Разит
Тигра в сердце… царь джунглей убит!

Не успев меч вложить в ножны свой,
Воин встретился с лютой змеей.
Та, обвив тремя кольцами тело,
Задушить Рамананду хотела.
И шипела в лицо, яд пуская:
«Отрекись от любви и от рая.
Я за это тебя отпущу.
А откажешься – я не прощу:
Вмиг расстанешься с жизнью своей!
Или ты не знавал силы змей?»

Рамананда, стоящий без сил
Под змеиной кольчугой, спросил:
«Ты не знаешь, убийца, любви,
Что сильнее и яда в крови?!
СтОит воину отречься, любя,
Он тот час превратится в червя.
Пусть умру и растаю во мгле,
Зная… есть рай любви на земле!»

Воин спасся, не подняв руки:
Он почувствовал: вражьи тиски
Ослабели…и злая змея
Улеглась по примеру «царя».

Защитил Рамананду мангуст,
Что следил, мирно прячась за куст.
Но поняв намеренья змеи,
Он права защитил, как свои.
В бой рванулся бесстрашный зверек…
И вцепился ей в спину как мог!
(Да и то: неповадно той ползать
У семейной норы. Что за польза?!)

Две победы пришли неслучайно.
Это тайна небес – Бога тайна!
Рамананда стал Будде угоден –
Путь пред ним оказался свободен!

Глава 6. ОТ ЛЕСНОГО ШАМАНА К ЛЮДЯМ МОРЯ

Вот и скит, где отшельника брат
Обитал, гостю редкому рад.
«Я семьсот лет на свете живу.
Моя юность на «том» берегу.
А когда-то, как ты, был я молод,
Поднимал меч дамасский и молот
И о городе счастья мечтал…
Но попасть в лучезарный астрал
Не стремился. Стал жить как изгой.
Независимость – вот моя роль!

Я зверюшек люблю – не людей –
И прохладу тенистых ветвей.
Правда эта далась нелегко –
Духи джунглей парят высоко.
Но я смог смысл заветный понять
И природа решила – принять!
С этих пор слышу я голоса.
Просветленье мне дарят леса.

Ты ж ступай и спроси рыбаков,
Как найти счастья вечный альков.
Путь тори свой сейчас к океану,
Что таит и силки и обманы.
Меч достань и рукою сожми,
А другой – факел крепко держи.
И иди, невзирая на ночь,
Лишь вперед, чтоб невесте помочь».

И отправился славный наш воин
Из чащобы к прибрежным районам.
По пути вел сраженья мечом…
Всех сразил, всё ему нипочем!
Но пустым оказался тот путь…
Рамананде пришлось лишь вздохнуть
При ответе трудяг-рыбаков:
«Мы не знаем таких городов!».

Опечаленный витязь побрел
По дороге, где старый осёл
Вез в деревню свою колымагу.
Как мне жаль и его и беднягу!
(Верный друг воз везет рыбака;
Рыба – хлеб, что накормит века.
Почему же так тягостен зов?
Видно, труден и жалок улов).

Пропустив колымагу вперед,
Рамананда идет и идет.
Вдруг, застыв в охватившей тревоге,
Стон услышал в кустах при дороге.
Дед седой, умирая, стонал.
На расспросы едва отвечал.
«Царь рыбацкий – владетель Уштала
Тайну града хранит. У причала
Мою лодку найдешь, чтоб доплыть.
Не забудь и меня схоронить».

Воин старца в хибару отнес.
(Сквозь замшелый от старости тес
Просочились янтарные росы –
Дома ветхого горькие слезы…)
Схоронил. И побрел до причала.
Час, другой…уже лодку качало.
Плыл в страну, где рыбацкий жил царь –
Всей прибрежной страны государь.


Все времена и сроки - в моих руках
 
17sad63Дата: Пятница, 2015-12-11, 10:00 AM | Сообщение # 250
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 468
Статус: Offline
Глава 7. В ГОСТЯХ У ЦАРЯ РЫБАКОВ

Вот и остров зеленый лежит
Между волн, как загадочный кит.
Гость нежданный к нему подплывает…
Вдруг огромная рыба ныряет
И хвостом о борта лодки бьет –
Будто речь перед казнью ведет:
Что, мол, ищешь, чужак в сей стране?!
Лишь мгновенье… и лодка на дне!
Но ведомый божественной силой
Рамананда не канул в пучину.
Всплыл с глубокого дна мореход.
Вплавь добрался до суши. Вперед!

… Рыбаки, обогрев, накормили
И одеждой сухой наградили.
Проводив же пловца без дознанья,
Поспешили рыбачить, как ранее.
Царь был добрым, участливым малым:
«Ты попал, воин, в сердце державы.
До меня доберется не каждый.
Чужестранец здесь был только дважды.
Ты же третий. Но, право, не знаю,
Как добраться до счастья и рая.
Наш народ в бурях, штормах живет.
По рожденью рыбак… им умрет!
Ты на нас не пеняй – мы просты.
Наши души грубы, но чисты.
Не хотим мы другую судьбу
И не ждем рай в ответ на борьбу.
Тут завидовать нечему, брат:
У кого есть улов, тот богат!»

«Спорить дальше с судьбой нету сил.
Как мне быть? – Рамананда спросил.
Ведь я должен тот город найти.
Слово дал и хочу соблюсти».

«Ты мне нравишься, рыцарь из снов.
Я простак и не знаю тех слов.
И тот город, которых здесь нет.
Попроси в храме Вишну****** ответ.
Я ж корабль соберу дорогой.
Путь на остров держи, но другой, -
На Гаконде сей светоч стоит,
Озаряя тот путь, что закрыт».

«Я молюсь несравненному Будде
И к нему лишь взываю о чуде», -
Отвечал витязь с пламенной верой.
И Господь отплатил той же мерой!

Глава 8. ДЕРЕВО ЖИЗНИ

Так и вышло – не дал Бог пути!
Долго плыли…как вдруг впереди
Показалось огромное древо,
Что тянулось со дна, как из чрева.
Ствол широк – не объедешь в три дня!
А плоды… таких нет у царя!
Разве финики это? То "дыни",
Что на фиговом дереве ныне.
С океана до неба растет.
В это трудно поверить…цветет!

Вдруг поднялися волны-цунами.
И накрыли корабль с моряками.
Судно в сторону резко кренилось
И, как камень, на дно опустилось.
Рамананда ж схватился за сук
И взобрался на дерево. «Ух-х!!!» -
Перевел наверху он дыханье,
Ощутив облаков колыханье.
А внизу океан бушевал
И чудовищный страх нагонял.
Волны черные в буре крутились,
С диким воем о дерево бились.

Ну, а к ночи орлы прилетали
Рассказать о трудах и печали.
«Где наш царь? – клекотали они. –
Мы считаем часы, словно дни».
Наконец все увидели птицу,
Что летала вчера за границу.
И, когда прилетела назад,
Рассказала собратьям про град:
Тот счастливый и праведный город,
Где любой человек свят и молод.
Прибавляла еще: «Не шучу!
Завтра утром опять полечу.
Там повсюду покой и уют
И красивые песни поют».

«Ну, - смекнул про себя смелый воин.-
Этот город и Будды достоин!
Просветленный, о, дай мне ответ:
Попаду в этот город иль нет?!»
Вдруг какая-то мощная сила
Подняла, на орла усадила.
Полетел тот ни свет ни заря.
(Знать, гость Будде молился не зря!)
А орел не почувствовал даже
На спине своей царской поклажу:
Был во власти другого царя,
Кому служат и ночь, и заря!

Глава 9. ГОРОД МЕЧТЫ

Уж над островом кружит орел,
Где приют и гнездовье обрел.
Приземлился на сказочный луг.
Воин слез и увидел подруг,
Что водили, кружась, хоровод.
А над ними сиял небосвод!
Широко пели песни косцы;
Рядом в поле трудились жнецы,
Собирая зерно налитое.
Все дышало теплом и покоем.

Рамананда на город смотрел…
Но алмазов не видел; не зрел
Из листов золотых каждый дом.
Понял лишь – город славен трудом!
Вот торговец везет на базар
Горьким потом добытый товар.
Ну, а справа рабочий кладет
Кирпичи… новый дом создает.
Землемер вымеряет шаги.
Пекарь вкусно печет пироги.
Здесь сапожник, кузнец и столяр
Свой используют опыт и дар.

Только не было нищих, рабов
И людей, не имеющих кров.
«Где надсмотрщики и бедняки?
Я не вижу просящей руки!
И несчастных, больных нету тут,
Хоть провел и немало минут, -
Размышлял озадаченный воин.-
Царства Будды сей город достоин!»

Вот подходит к нему горожанин.
«Я земли этой добрый хозяин.
Впрочем, я здесь такой же, как все.
Все равны и нет места нужде.
Столько риса, пшеницы мы сеем,
Столько хлеба, скота мы имеем,
Что не знаем голодную смерть.
Нет и золота, есть только медь».

Вслед идет к Рамананде матрос,
Чтоб узнать у него – в чем вопрос.
«Неужели у вас нет князей?
Нет придворных и их королей?!» -
Рот раскрыл в изумлении гость,
Поедая плодов сочных гроздь.

«Не понятен и мне сей вопрос, -
Произнес в удивленье матрос.-
Ты правительницу, может, ищешь?
Вон хибара – её пепелище.
Не живет уж давно во дворце,
Поменявшись от горя в лице.
Дочь-младенца похитил злой ворог.
И дворец с той поры ей – не дорог!
Мать печали, противница смеха…
Ох, боюсь, ты ей будешь помехой.
Но мне надо закон соблюсти –
К ней я должен тебя провести».

Глава 10. СЧАСТЛИВАЯ ПРИМЕТА

Странный гость у дверей просидел дотемна.
Наконец ввечеру показалась она.
Лоб царицы до глаз был прикрыт покрывалом,
Но глядели на мир две открытые раны.
Рамананда сказал, что его занесло в этот край:
«Я дал слово узнать: на Земле есть ли рай?
О невесте моей знает солнце и даже луна.
На заре соловей пропоет, как прекрасна она.
Этот город счастливых просила она разыскать.
Та мечта с детских лет заменила ей мать».

Тут царица в ответ: «Век бы слушать тебя!
Сам поешь соловьем, Лилавати любя.
А красавиц других разве ты не встречал?
Неужели из всех так прекрасен «астрал»?
Говоришь, будто с неба её занесло?
Ты рискуешь, жених, с смертью споря назло!..»

«Дочь раджи краше солнца. Над бровью её
Лепесток дивной розы греет сердце мое!»
«Что сказал, Рамананда?.. Еще повтори!..
Если шьешь небылицы – навеки замри!!! –
Закричала в сердцах безутешная мать. –
Ту же родинку-розу я могу показать!»
Сорвала с головы покрывало царица.
Рамананда вскричал: «Одинаковы лица!
О, я понял! Ты мать, что рассталась с любовью?
Вижу вновь лепесток дивной розы над бровью!»

«Да, о дочери весть ты сегодня принес.
И хочу разрешить жизни трудный вопрос.
Лет пятнадцать назад Брахмапура раджа
Город мой осадил. Страшной злобой дыша,
Он подъехал ко мне с намереньем одним:
«Город счастья захватим – народ полоним!»
Превратить из свободных в рабов всех людей
Захотел в одночасье жестокий злодей.
Но сказал: «Если дочку оставлю себе,
То исчезнет и повод к дальнейшей борьбе».
Рабству поданных я предпочла с ней разлуку.
Выбор сделан, но как мне унять мою муку?!»

Рамананда, ей глядя в лицо, отвечал:
Благороднее Вас матерей не встречал.
Жизнь отдать я готов, чтоб вернуть Вашу дочь.
Снаряжайте корабль! В Брахмапур еду в ночь!»
«Тыщу воинов в путь, о спаситель, я дам!
Тридцать дней с ними плыть к тем враждебным брегам.
Если вдруг мою дочь Лилавати вернешь,
То рабою своей ты меня назовешь!»
«О, великая мать! Твоя жертва не знает границ!
В твоем городе я видел много счастливейших лиц.
Я свободы твой дух в Брахмапур принесу.
Как жених и твой зять Лилавати спасу».

После сказанных слов на колени встает.
И согласье на брак мать с надеждой дает.

…В океана волнах тридцать дней напролет
К Брахмапура брегам судно с войском плывет.
Нет на нем жемчугов и ковров дорогих –
В трюме тыща солдат ждут отмщения миг.
Рамананды приказ умеряет их пыл:
«Дам особый сигнал, что час битвы пробил.
Вы услышите крик – громкий клекот орла.
Это знак боевой, что минута пришла.
О грозящей беде возвестит этот зов.
Вмиг хватайте мечи и разите врагов!»

Наконец к берегам тот корабль пристал.
В бухте малой нашел под укрытьем причал.
Рамананда оттуда пошел во дворец.
Ждал развязки герой. Скоро сказки конец!

Глава 11. ИСПЫТАНИЕ ЛЮБОВЬЮ

Не узнал воин наш Лилавати!
Вся бледна, а красивое платье
Обвисало на хрупких плечах,
И тоска поселилась в очах.
Рамананда увидел, что взор
У невесты от страха мутиться:
«Неужели опять ложь…позор…
И мечте долгожданной не сбыться?!»

Но почувствовал он, что княжна
Его тоже в душе полюбила:
Так грустна и как будто больна…
«Мое сердце тебя не забыло, -
Он услышал желанный ответ.-
Год прошел, как тебя, воин, нет.
Но поверь, Лилавати ждала
И пора нашей встречи пришла.
Помнишь наш роковой уговор?
Твой неверный рассказ – мой позор!»

Воин правду ей ту рассказал,
Что уж знал ее кармы астрал.
«Этот город зовется счастливым,
Потому что нет нищих и сирых.
Нет голодных, бесправных, рабов.
Ах, побольше б таких городов!
Нет ни тюрем, ни пыток, ни розни.
И сосед не чинит вред и козни.
И еще этот город зовут
Словом древним и праведным – ТРУД».

«Дважды выдержал ты испытанье.
На делах доказал, что мечтанье –
Не болезнь своевольной княжны.
Оказалися вещими сны!
Я тотчас расскажу все отцу,
А потом мы пойдем и к венцу».

Рамананда все слушал, смутясь.
Лишь сейчас понял он, не сердясь,
Что поездка в тот град сохранила
Честь и имя принцессы любимой.
Отговаривать деву не стал,
Хоть сказал: «Я немного устал,
И нельзя ль без отцова согласья
Нам отправиться в город за счастьем?!»

Только он произнес те слова,
В гневе страшном кричит голова,
Что следила из щелки с тех пор,
Как жених завязал разговор.
Подсмотрел и подслушал раджа
Их беседу и, тяжко дыша,
Прохрипел: «Кому хочешь помочь
Увезти навсегда мою дочь?!
Стража верная, вора схватите!
Задержите его и свяжите!»

Лилавати отцу поклонилась
И слезами в тоске закатилась:
«Ты не понял, отец, бедный воин,
Не руки моей – сердца достоин!
Он нашел город самый Счастливый,
Где, казалось, росла всем на диво.
Он принес долгожданную весть,
Что тот город особенный есть!
Там взошла родовая звезда
И зовет нас уехать туда».

Но раджа в гневе был непреклонен.
Так смертельно задел его воин!
Маска треснула на лицедее –
Зашатался сам трон под злодеем!
И от страха решил дать команду –
На рассвете казнить Рамананду.

А когда наступил судный день,
Лилавати вели, словно тень,
Ну, а связанный ложью герой
Шел в последний и праведный бой.
К морю синему стража пришла
И к утесу бойца подвела,
Чтобы сбросить с обрыва в пучину.

«Я нашел твоей смерти причину», -
Закричал ненавистный раджа.
И, от яростной мести дрожа,
Слез с слона и взошел на утес –
Разрешить до конца свой вопрос.

Но вдруг клекот орлиный раздался.
Рамананда над смертью смеялся!
С корабля тыща смелых солдат, -
Тыща юных и сильных ребят –
Налетели, как вихрь, с мечами
И расправились вмиг с палачами.
Рамананда стоял пред раджой
И сказал: «Враг людей – враг и мой!!!
Я узнал твою тайну палач…
Так иди ж, вор, на дно, вечно плачь!»

Зло с добром в смертной схватке столкнулось
И в последний момент… захлебнулось!

На корабль Рамананда вознес
Лилавати. Беспомощных слез
Дева юная здесь не сдержала –
Об отце утонувшем стенала.
Тут герой не сдержался – открыл
Тайну рода, что тот утаил.
И, узнав, что раджа не отец,
Она в чувство пришла наконец.

Город принял счастливых влюбленных.
А над бровью сиял удивленно
Розы дивной живой лепесток,
Что помог утопить в счастье рок!

Декабрь 2004 г.

___________________________________________

* Айя(инд.) – няня.
** Минг (инд.) - земляной орех.
*** Брахман – жрец древнейшей религии Древней Индии, проповедующей Культ Брахмы - бога-миротворца.
**** Лама - монах у буддистов-ламаистов.
***** Будда (инд.) – просветленный. Основатель одной из мировых религий - буддизма.
****** Вишну(инд.) – один из высших богов в Брахманизме: Бог-хранитель.

http://www.proza.ru/2012/08/15/342 Елена Грислис


Все времена и сроки - в моих руках
 
ТанецДата: Пятница, 2015-12-11, 1:07 PM | Сообщение # 251
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1948
Статус: Offline
Дорогой Александр,  огромное спасибо за сказки
Елены Грислис, они прекрасны и мудры!

 
ФлораДата: Понедельник, 2015-12-14, 6:28 PM | Сообщение # 252
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
17sad63, спасибо! Чудесные сказки!

сирень
 
Александр2Дата: Суббота, 2015-12-19, 4:08 PM | Сообщение # 253
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Эти сказки попросил выставить мой хороший знакомый, писатель из Ейска. Сказал, что можете их использовать в своих книгах. Выставляю по его просьбе:

Анатолий Власов.       Город Ейск Краснодарского края

Где живёт бегемот 

Заблудился бегемот
На лесных дорожках.
Тяжело нести живот
На коротких ножках.
 Но в лесу ведь бегемот
Не живёт!
Ох, простите, почему-то
Я его с медведем спутал!
 Шёл в пустыне бегемот
От жары не зрячий.
Исцарапал весь живот
О песок горячий. 
Но в пустыне бегемот
Не живёт!Ох, простите!
Что за чудо?
Спутал я его с верблюдом! 
Лезет в горы бегемот,
Что тут удивляться?
Только тянет вниз живот.
Как бы не сорваться!!
 Но в горах ведь бегемот
Не живёт!
Ох, побьют меня, однако!
Бегемота спутал с яком.
 Плыл по речке бегемот,
Гнал волну старательно,
А огромнейший живот
Был как плот спасательный. 
Ясно нам–в воде живёт
Бегемот
!А тому, кто нас в стихах
С толку сбить пытался,
Скажем дружно: «Ха, ха, ха.
Только зря старался».

 Про мартышку 

Проказница мартышка,
Зажав банан под мышкой,
Качаясь на лиане,
Рассматривала книжку.
А в книжке той весёлой
Шёл Буратино в школу,
И на большой поляне
Стоял цирк Шапито. 
А в цирке, ну делишки!
Такая же мартышка,
Качаясь на лиане,
Рассматривала книжку.
 А в книжке той весёлой
Шёл Буратино в школу
И так же на поляне
Стоял цирк Шапито. 
Мартышка удивилась:
«Когда же это было?».
И очень огорчилась:
«Не помню, все забыла». 

На опушке у ручья

 На опушке у ручья стоит избушка.
Чья? -- Ничья.
Как ничья? Ведь у избушки,
В перевёрнутой кадушке,
От трудов ночных устав,
Сладко спит щеночек Гав.
Хвост поджав и выгнув спинку,
Спит он с кошкою в обнимку.
Кошка лапкой чешет брюшко
И ему мурлычет в ушко.
Гав, её прижав к стене,
Улыбается во сне.
Коль охранник спит в кадушке,
Значит, кто-то есть в избушке.
Любопытно поглядеть,
Кто там, волк или медведь?
Может тигр полосатый,
Может заинька усатый?
Или добрые овечки
Спят в углу за теплой печкой?
Подкрадёмся по дорожке
И заглянем внутрь в окошко.
Только надо ловким быть,
Чтоб щенка не разбудить.
Он известный забияка.
Вмиг устроить может драку.
И придется без оглядки
Удирать во все лопатки. 

Про Аню и Ваню

А у Ани в сарафане
В маленьком кармашке
Леденец лежит для Вани
В белой промокашке. 
Но Ванюша ничего не подозревает
И Анюта без него
Целый день скучает.
 Разобидевшись вконец
И, уйдя за баню,
Аня съела леденец
И забыла Ваню.

 Про сестричку

 У моей сестрички
Ниточки-косички
И фигурка стрекозы.
Ножки тоньше спички. 
У моей сестрички
Длинные реснички,
Васильковые глаза,
Голос райской птички.
 У моей сестрички
Щечки – две клубнички.
Лучшие подружки
Гаечки-синички.
 У моей сестрички
Бусы из бруснички.
А на ножках у неё
Туфли-черевички.
Вот она какая,
Самая родная! 

Кот малыш

 Есть у нас огромный кот,
Должен вам признаться,
Он не курит и не пьет,
И не лезет драться.
Любит он лежать в тени
И царапать ранец,
До чего же он ленив-
Просто тунеядец!
Не обидит даже мышь.
Мы зовём его Малыш. 

Дождик

По асфальту за окном
Ходит дождик босиком,
Пузыриться в лужах-
Я ему так нужен! 
Вождь без племени не вождь,
Без меня и дождь не дождь.
Ручеёк без корабля,
Как без зёрнышка земля. 
Мама, мама, отпусти!
Видишь, дождик загрустил-
Одному ему невмочь
Должен я ему помочь.
Ждёт меня он на лугу
Красить радугу-дугу. -

Как-то шел по перелеску
 

Как-то шёл по перелеску,
Собирал грибочки.
На  суку увидел леску
С рыбкой на крючочке. 
Рядом скрипочка лежала
И смычок без дела
И тихонечко брюзжала:
«Ох, тоска заела». 
Подошёл я тихо к рыбке
И спросил беззвучно:
«Может Вам  сыграть на скрипке?
Вам висеть не скучно?» 
«Скучно,-рыбка говорит,
– И ужасно больно.
Вся губа огнём горит.
Все, с меня довольно!». 
Быстро рыбку снял с крючка.
Вышел тропкой к полю
И в прохладу ручейка
Отпустил на волю.
 А чтоб боль прошла скорей,
Встал спиной к закату
И сыграл на скрипке ей
«Лунную сонату».

Дятел

 Дятел, санитар лесной,
Час трудился над сосной.
Головой кивал, кивал,
Всю прослушал, простучал.
Всех жучков и короедов
До единого извлёк.
Очень славно пообедав,
Он уселся на пенёк.
Чтоб немного отдохнуть
И опять пуститься в путь. 

Азовская тарань 

Вздохнула мама: «Господи, ну Вова!
Куда ты снова в этакую рань?»
И он ответил: «Мама, жди улова,
Иду ловить азовскую тарань». 
Вчера я накопал червей у будки,
Из тюля сшил вместительный садок
И, выдернув перо у нашей утки,
Я смастерил отличный поплавок. 
Потом его, привязывая к леске,
Два раза палец уколол крючком.
Зато теперь при всем парадном блеске
Я выгляжу заправским рыбачком. 
А если вдруг удача улыбнётся
И на камнях не оборву крючок,
То, может быть, глядишь и попадётся
Зубастый, как тигрёнок, судачок.

 Зинка

Почему у Зинки
На щеках румянец?
Почему сверкает 
Серебром платок? 
Почему снежинка,
Свой, танцуя танец,
Тая, оставляет
Тонкий холодок? 
На аллеях парка
Зябко даже ёлке.
Ветер снег утюжит,
Щиплется до слез. 
Почему ей жарко
На весёлой горке?
Потому что дружит
С Зинкой Дед Мороз!  

Тонкой веткой на снегу

 Все что вижу, все что слышу,
Все что знаю, как могу
Я рисую, я рисую  
Тонкой веткой на снегу. 
То пушистого утёнка, то собачку, то крота,
То метрового слонёнка, то усатого кота.
 То весёлую мартышку-
Рот от смеха до ушей,
То одну воришку-мышку
Ловят ровно сто ежей. 
Если б это все в альбомах
Рисовал я и чертил,
То давно бы папу с мамой
До копейки разорил. 

Грач 

Едва метелей стихнет плач
И март запахнет первой почкой,
А на полях крикливый грач
Уже давно чернеет кочкой. 
Не испугавшись встреч с зимой,
Ни злых штормов, ни бурь, ни гроз
Он первым прилетел домой
И на крыле весну принёс. 

Рыжий Толька 

Рыжий Толька ходит гордый,
Колесом крутая грудь.
Взгляд решительный и твердый
-Тронь попробуй кто-нибудь. 
Он сегодня очень смелый,
Горе Толькиным врагам…
Ведь поднял он нынче левой
Сразу целый килограмм.


Сообщение отредактировал Александр2 - Суббота, 2015-12-19, 4:38 PM
 
MгновениЯДата: Суббота, 2015-12-19, 4:45 PM | Сообщение # 254
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 12122
Статус: Offline
Александр2,  спасибо большое, но и ссылку поставьте, пожалуйста.

Сфера сказочных ссылок
 
ФлораДата: Суббота, 2015-12-19, 5:18 PM | Сообщение # 255
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
Александр2, прелесть стихи!
Скоро буду формировать сборники.
С теплом,


сирень
 
Александр2Дата: Суббота, 2015-12-19, 5:20 PM | Сообщение # 256
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
У него нет компьютера, поэтому меня и попросил выставить. Он их никогда не выставлял и нигде не публиковал.

Сообщение отредактировал Александр2 - Суббота, 2015-12-19, 5:20 PM
 
ФлораДата: Суббота, 2015-12-19, 6:22 PM | Сообщение # 257
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1585
Статус: Offline
Александр2, включу обязательно!

сирень
 
ОблачкоДата: Воскресенье, 2015-12-27, 2:25 PM | Сообщение # 258
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 311
Статус: Offline
В сборник "Детям фантазёрам"

Часы для Иришки   

Однажды Лиза, поднимаясь по лестнице домой, - лифт в тот день не работал - заметила на ступеньке какой-то блеск. Наклонившись, она увидела хорошенькие часики с браслетом. Корпус часов украшали искрящиеся голубые камушки. Браслет был тоже весь в камушках, тоненький и небольшой в диаметре - явно на детскую руку. Лиза стала вспоминать, кому из девочек в их подъезде они могут принадлежать. Но припомнить так и не смогла.

Дома она показала их маме. Мама посоветовала:

- Напиши объявление и повесь на дверях подъезда. Жильцы прочитают, может, и отыщется хозяин. 

Девочка так и поступила. Написала объявление и кнопочками прикрепила к дверям подъезда. 

Но за часами в тот вечер никто так и не явился.

- Сейчас уже поздно: десять вечера! Все давно по домам сидят. Завтра прочитают и придут за часами, - успокоила мама расстроившуюся девочку…

В тот вечер Лиза быстро заснула. Но спала не крепко и скоро проснулась от едва уловимого звона. Звуки доносился явно со стороны стола, на который она положила часы... 

Девочка приподняла голову с подушки и увидела там голубоватое свечение. Она приподнялась повыше, - над часами появилось светящееся голубое облачко. Облачко быстро увеличилось, из него на стол вышла крошечная девушка, спрыгнула на пол, подросла и стала ростом, примерно, с Лизу. Странное свечение стало медленно гаснуть.

Лиза смотрела как заворожённая. Конечно, она испугалась, но всё это было так чудесно, что страх скоро прошёл. И, когда светящееся облачко совсем растаяло, нащупала над головой шнурок ночника и включила свет.

Перед ней стояла красивая девушка в голубом сверкающем платье и таких же туфельках. За спиной её дрожали нежные голубые крылышки: она явно не ожидала, что девочка проснётся… 

Лиза залюбовалась удивительной ночной гостьей.

- Ах! Кто ты? – спросила восхищённая девочка.

- Я – фея Элия, из страны Голубой Мечты!

- Из страны Голубой Мечты? – с недоверием переспросила девочка. – Разве такая страна существует? 

- Да, Лиза! Это самая прекрасная страна на свете!

- А почему Голубой Мечты, разве мечта не может быть другого цвета? – не унималась Лиза.

Фея рассмеялась:

- Конечно, милая девочка, мечта может быть любого цвета! Но люди почему-то уговорились свою самую желанную, заветную мечту называть голубой, поэтому-то и наша страна так называется!

- Как здорово! Что же вы там, всё время мечтаете?

- О, нет! Мы исполняем мечты! Хотя любим при свете звёзд иногда и помечтать!

- Так, значит, в стране Голубой Мечты все - феи и волшебницы?

- Вообще-то, да! Мы - помощницы нашей главной феи и королевы ФЕлии. 

- А что же ты делаешь у нас? – продолжала допытываться Лиза.

Фея немного помолчала. Потом ответила:

- Видишь ли, девочка, в наше волшебное зеркало мы видим, о чём мечтает каждый ребёнок! И всегда обсуждаем между собой, пора ли исполнять ту или иную мечту…  И вот сейчас я прилетела, чтобы исполнить мечту твоей подружки - Иришки. Она давно мечтала о таких часах… – Элия показала на часики на столе. – А вчера она пожалела бездомного щенка и уговорила маму взять его домой. Теперь она заботится о нём. Мы посоветовались и решили, что пора уже исполнить мечту такой доброй девочки! Ведь завтра у неё - день рождения!

- Она меня пригласила! – радостно сообщила Лиза.- Я ей тоже приготовила замечательный подарок! Но это пока секрет!

- Да, да, нам это известно... – кивнула Элия. – И вот сегодня ночью я должна была тихонько положить часы ей под подушку. Утром она бы их обнаружила и очень обрадовалась бы. Но я случайно их обронила! – Элия грустно вздохнула. - Ах, иногда я бываю такой рассеянной! 

Фея расстроенно покачала головой, но тут же улыбнувшись, продолжала:

- Спасибо, Лиза, что ты повесила объявление на дверях вашего подъезда. Я прочитала его и поняла, что часы нашла ты. И вот, я здесь! За это мы с Фелией можем исполнить любое твоё желание! 

- Значит, я прямо сейчас могу загадать желание, и вы его тут же выполните?! – обрадовалась Лиза. 

- Не всё так просто, девочка! Мне необходимо представить тебя королеве Фелии, ведь это особенный случай: не так часто девочки находят и возвращают фее её потерю! Таков порядок, мы не можем его менять. Тебе придётся полететь со мной в страну Голубой Мечты!

- Хорошо, сейчас я оденусь, но вдруг мама войдёт и увидит, что меня нет? Она будет волноваться, а ведь у неё больное сердце! – Девочка печально вздохнула.

- Не беспокойся, Лиза, твоя мама сейчас крепко спит. Но если она даже войдёт в комнату, то увидит тебя спящей в своей кроватке! Я это устрою! Но сначала нам необходимо положить часики под подушку Иришке!

Фея взяла девочку за руку, что-то прошептала, и в то же мгновение они очутились в Иришкиной комнате. Луна светила в окно и было видно, что Иришка крепко спит...

Элия тихонько положила девочке под подушку часы. После этого взмахнула волшебной палочкой, - в то же мгновение в открытую форточку с едва слышным звоном вплыло светящееся голубое облачко. Фея три раза дотронулась до себя и до Лизы, вновь что-то прошептала, они уменьшились, сели на облачко и… исчезли.

…В это время проснулась Лизина мама. Обеспокоившись, хорошо ли девочка укрыта - ведь совсем недавно она болела простудой - вошла в её комнату… Убедившись, что всё в порядке и дочка крепко спит, мама поправила одеяло и вышла.

А Элия с Лизой тем временем летели над ночными улицами и были уже далеко от дома…

В свете луны и уличных фонарей, они видели внизу редких прохожих: с поднятыми воротниками и зябко ёжась, те спешили по домам.  

Навстречу им по воздуху вдруг промчался весёлый паровозик с голубыми вагончиками и, приветствуя, громко загудел. За ним пробежал медвежонок, крепко прижимая к себе бочонок, доверху полный мёдом, пролетела весёлая стайка цветочных эльфов с золотыми коронами на головках и крошечными сабельками на боках. А следом, страшно темнея глазницами и гремя костями, пробежал скелет…

- Это сны спешат присниться тем, кому они посланы феей волшебных снов, – объяснила Элия изумлённой девочке. – Царство Волшебных Снов далеко, совсем в другой стороне, нам не по пути! - она махнула куда-то в сторону.

Фея крепче взяла Лизу за руку, - они поднялись выше. Девочка видела, что они  уже вылетели из города и теперь летят над лесом. За ним – Лиза это знала точно - должно было быть небольшое озеро… 

Но вдруг небо под ногами затянулось голубыми светящимися облаками. Облака нежно зазвенели, и фея с девочкой нырнули под них, а, вынырнув, вместо озера Лиза неожиданно увидела внизу яркие огни. Они вспыхивали, мигали и крутились на фасадах и куполах красивых зданий. 

Немного опустившись, на одном из ярко освещённых домов девочка прочитала: «Фабрика живых кукол», на другом – «Кукольные домики и сервизы», на третьем – «Сборка велосипедов», на следующих: «Самозаводящиеся КамАЗики», «Воздушные не лопающиеся шары», «Волшебные часы», «Крутые смартфоны», «Смеющиеся динозавры» и так без конца.

- Это фабрики по исполнению желаний детишек! – объяснила Элия. - Но только добрые дети могут надеяться, что скоро получат именно ту игрушку, о которой мечтают!

- Вы что же, передаёте эти игрушки Деду Морозу, чтобы он клал их детям под ёлочку? – Лиза была явно сбита с толку. 

- Бывает, и Деду Морозу! Есть много способов исполнения желаний! Мы, феи, умеем это устраивать! – Элия понизила голос, хотя вокруг, в небе, никого кроме них не было. – Ну, например, вдруг к родителям, откуда ни возьмись, является хорошее настроение, и они спешат купить велосипед, о котором сын давно мечтал. Причём в магазине выбирают именно тот, который сделан на нашей фабрике. Или кто-то дарит девочке в день рождения давно желанную куклу… Иногда мы кладём подарки и под подушку! Как Иришке! Но все наши секреты я не могу тебе раскрыть, Лиза!

- А если кто-нибудь пожелает не игрушку, а, например, чтобы сестрёнка выздоровела или чтобы котёнок перестал хромать, ну… или что-то в этом роде? – допытывалась девочка.

- В таком случае без нашей королевы Фелии не обойтись! Она ведь добрая волшебница и всегда помогает хорошим детям! Ну, вот мы и прилетели, - сказала фея, опускаясь у дивного дворца из сияющих голубых кристаллов. 

Они зашли внутрь. На голубом сверкающем троне сидела прекрасная Фелия - королева страны Голубой Мечты. С её голубой короны струился искрящийся голубой шлейф, окутывая волшебницу нежной дымкой.

- Здравствуй, милая Лиза! – ласково приветствовала девочку Фелия.- Мне известно обо всём, что случилось! Мы, феи Голубой Мечты, благодарим тебя, что ты вернула часы Элии. Можешь загадывать любое желание, мы его исполним! 

Лиза замялась, а потом робко обратилась к королеве: 

- Не знаю, сможете ли вы это исполнить, но я бы очень хотела, чтобы моя мама выздоровела и никогда не болела! Это моё самое большое желание! Когда мама весёлая, всегда так хорошо!

- О! Ты добрая и заботливая девочка! – Фелия одобрительно покачала головой. – Именно поэтому мне легко исполнить твоё желание!

Она три раза взмахнула волшебной палочкой с лучащейся звёздочкой и что-то прошептала.

Вновь раздался мелодичный звон, и у Лизы на сердце стало радостно, будто случилось что-то очень, очень хорошее, чего она так долго ждала.

Фелия улыбнулась:

- Я исполнила твоё желание, Лиза. Когда вернёшься домой, сразу в этом убедишься!

Но тут Фелия опечалилась и горестно вздохнула.  

- Что случилось, королева Фелия? – забеспокоилась фея Элия.

- Ах, наше волшебное зеркало, в которое мы видим мечты всех детей и исполняем их, украл по указанию злой волшебницы Зловреды Тринадцатой ужасный ПереплЮка. Теперь Зловреда в своём Зловредном королевстве видит в волшебное зеркало, о чём мечтает тот или иной ребёнок. Но вместо исполнения мечты посылает к нему Переплюку. 

- А кто же такой этот Переплюка? – спросила изумлённая девочка. 

- Переплюка - это злой карлик, - объяснила расстроенная Фелия. - На голове у него колпак. На ногах – большие ботинки. Несмотря на маленький рост, у него 41 размер обуви и очень большой нос! Переплюка может увеличиваться и уменьшаться, как хочет. И может жить везде, даже в стене или за плинтусом. Появляется он тихо и неожиданно со спины, и этим часто пугает детишек. Как только ребёнок начинает плохо себя вести, Переплюка потирает руки и засучивает рукава. «То-то сейчас будет потеха!» - радуется он.

- Если ребёнок капризничает, - взволнованно продолжила Элия, - то стОит Переплюке засмеяться и хлопнуть в ладоши, ребёнок начинает капризничать сильнее, если топает ножками, то топает громче - так, что даже ботиночки слетают. Если в школе хулиган дёргает девочку за косичку, то Переплюка дёргает за вторую. Когда спорят два друга, он обязательно одного из них толкнёт, и начинается драка.

- Вот этот Переплюка - главный помощник злой волшебницы Зловреды Тринадцатой в Зловредном королевстве! – заключила Фелия.

- Значит, теперь мечты у детишек не будут сбываться? А вместо этого они будут капризничать, топать ножками и драться? Что же теперь делать?! – Лиза была не на шутку напугана.

Добрая волшебница задумалась, потом сказала:

- Есть только один выход: нужно обезвредить Переплюку, чтобы он не смог больше строить свои зловредные козни детям. А мы тем временем постараемся вернуть волшебное зеркало. Без зеркала и Переплюки Зловреда Тринадцатая не страшна! Сможешь ли ты нам помочь, Лиза?

- Но как это - обезвредить? Связать верёвкой? – девочка была в недоумении.

- Смотря по обстоятельствам, Лиза! Может быть, придётся связать верёвкой, а может, как-то по-другому. Сейчас трудно сказать! Главное, чтобы ты очень хотела нам помочь! И тогда у тебя всё получится!

- Я очень, очень хочу помочь!

- Ну, тогда сейчас Элия проводит тебя домой. Ты сразу же ляжешь спать, ведь уже поздно. А завтра будешь действовать! Утро вечера мудренее!

… Через пятнадцать минут Лиза была уже в своей постельке… 

А следующее утро оказалось для неё самым счастливым в жизни! Больная мама, как и обещала Фелия, выздоровела! 

Весёлая, радостная девочка как на крыльях помчалась в школу. Правда, в этот день на уроках она была не очень внимательна: всё время думала, где же ей искать этого Переплюку? И как лучше обезвредить? Хорошо, что ни на одном уроке её не вызвали к доске и не было никакой контрольной. 

После уроков Лиза ненадолго задержалась на школьном дворе поболтать с подружками. Нужно было обсудить новый Иришкин наряд. Ведь сегодня на свой день рождения она пригласила весь класс… 

Двое мальчишек в это время затеяли недалеко от них драку. Дрались они со злобными лицами, оба раскраснелись, и никто не хотел сдаваться: тумаки так и сыпались. Вдруг один из них обо что-то споткнулся, упал и разбил себе нос, даже капелька крови показалась.

- Это не честно, подножку подставлять нельзя! – закричал он и с ещё бОльшим ожесточением набросился на товарища…

И тут Лиза увидела, что за спинами драчунов вертится какой-то третий мальчишка в колпаке и огромных ботинках: подзадоривает, толкает то одного, то другого. Вот он - и Лиза это видела совершенно ясно - подставил подножку второму мальчику, тот упал, а сам он уменьшился и юркнул под скамейку.

- Ты чего? Нет, ты чего? – опять накинулись друг на друга драчуны.

Лиза заглянула под скамейку и увидела, что этот третий хихикает и довольно потирает руки. Теперь она его хорошенько разглядела...

«Это же Переплюка! Фелия его так и описывала!» - мелькнуло в голове у девочки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ...


Наталья Детская
 
ОблачкоДата: Воскресенье, 2015-12-27, 2:29 PM | Сообщение # 259
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 311
Статус: Offline
Часы для Иришки
(продолжение)

Сомнений не было. Но как его задержать и обезвредить? В портфеле у неё была верёвка. Лиза сказала маме, что нужно для урока физкультуры, и та дала ей новую бельевую верёвку. Но как его связать? Попросить подружек или мальчишек помочь? Но те ничего не поймут, а объяснять сейчас нет времени… Да и вряд ли они поверят…

Тем временем, пока Переплюка под скамейкой возился со своими длиннющими развязавшимися шнурками, мальчишки помирились. Переплюка хотел было вновь их поссорить, но они уже обменялись жвачками и хохотали, обсуждая новую игру «Смеющиеся динозаврики», которою вчера одному из них подарили. Переплюка махнул рукой. «Ладно, других поссорю!» - услышала Лиза, как он пробормотал себе под нос.

Скоро все разошлись по домам. Лиза осталась во дворе одна. Переплюка сидел под лавкой, видимо, отдыхая перед очередной дракой. Ведь через десять минут начиналась вторая смена…

Тут у Лизы в голове быстро созрел план действий: «Я этого Переплюку заговорю, отвлеку, даже чем-нибудь вкусненьким угощу, а в самый подходящий момент подкрадусь сзади и свяжу, а иначе ничего не получится!» Она снова наклонилась и посмотрела под скамейку:

- Тебе не скучно здесь сидеть одному?

Переплюка усмехнулся:

- Не скучно, а очень даже хорошо! Видела, какая была потеха? Это я устроил! Он опять довольно потёр руки и засучил рукава повыше:

- Скоро новую устрою!

- А давай дружить! – предложила Лиза.

- Я дружить не умею и даже не знаю, что это такое!

Он вылез из-под скамейки и сразу стал такого же роста, как Лиза.

«Как это у него получается, так уменьшаться и увеличиваться?» - подумала девочка. Ей стало немного страшно, но вида она не показала.

- Гм… Дружить - это значит, например, беседовать, ты мне расскажешь о себе, я тебе - о себе! Потом я угощу тебя чем-нибудь вкусненьким!

И, хотя она прекрасно знала, как его зовут, но, чтобы Переплюка ни о чём не догадался, спросила:

- А как тебя зовут? Меня - Лиза.

- А зачем тебе? – подозрительно спросил Переплюка и покосился на девочку.

- Ну, когда с кем-то дружишь, обязательно нужно знать его имя! Иначе, как же я к тебе буду обращаться?

- Переплюка! - нехотя ответил тот.

- Я никогда не слышала такого имени, - искренно призналась Лиза. - Почему тебя так зовут?

- Потому что, когда я грызу семечки, умею дальше всех плевать шелуху. Я всех переплёвываю! – Он хихикнул. – Это очень интересно. Особенно, когда эта шелуха попадает на новое платье какой-нибудь девчонки-задаваки. Она начинает злиться, оглядывается, кто это сделал. А я прячусь, и она думает на какого-нибудь мальчишку, начинает его обзывать, а он дёргает её за косичку. Тогда я дёргаю девчонку за вторую косичку, и она ревёт. Ох и интересно!

Тут вдруг Переплюка сморщился и стал трясти рукой.

- Ох, болит! Вчера та-ак дёрнул за косичку, что палец чуть не вывихнул…  до сих пор болит.

- Ну-ка, дай посмотрю!

Палец, действительно, был опухший и красный - он, явно, нарывал.

- Да тебя нужно лечить, – озадачилась Лиза. – Придётся к нам домой идти. У нас в аптечке есть всякие лекарства: йод, зелёнка, бинты! А иначе придётся палец отрезать!

- Отрезать?! – испугался Переплюка. – Отрезать нельзя! Как же я без пальца буду за косички дёргать?

- Тем более, придётся идти к нам домой!

- Ну, вот! Сейчас твои родители начнут спрашивать: кто да что?

- Гм… да, папа у меня строгий, но сейчас он на работе, а мама - очень добрая! Я ей скажу, что ты мой товарищ, на уроке физкультуры палец ушиб!

- Ладно, - нехотя согласился Переплюка. - Пойдём к тебе домой! Чтобы палец не отрезать!

«Ага! Вот половину дела уже и сделала! – довольно думала по дороге Лиза. – Теперь дома при первом удобном случае я его свяжу!»

…Ох, и вкусно запахло пирогами, едва мама открыла двери!

- Мамочка, как хорошо, что ты выздоровела! – радостно воскликнула Лиза, бросаясь к разрумянившейся красивой маме.

«А пироги кстати, - тут же подумала Лиза, - Переплюку угощу, всё же он, наверное, проголодался!»

- Ну-ка, мыть руки и к столу, пока пироги тёплые! – весело скомандовала мама.

- Вот ещё, руки мыть… - проворчал Переплюка. – В жизни своей руки не мыл...

Но, делать нечего, поплёлся за Лизой мыть руки. Проходя мимо кухни, Переплюка с удовольствием втянул аромат свежих пирогов. «Никогда меня Зловреда Тринадцатая пирогами не угощала, только сама ела!» - с обидой вдруг подумал Переплюка.

А усевшись за стол, Переплюка сообщил, что ничего в своей жизни кроме морковных котлет и рыбьего жира ещё не ел. Ему так понравились мамины пироги, что он потом еле из-за стола встал.

После пирогов мама осмотрела Переплюкин палец, смазала какой-то мазью и забинтовала:

- К завтрашнему утру пройдёт!

А потом они пошли в Лизину комнату, и Лиза стала показывать Переплюке свои игрушки. Больше всего ему понравился заводной Винни-Пух. Он его заводил снова и снова: Винни-Пух взлетал на своём голубом шарике, облетал всю комнату и вновь садился на пол около Переплюки.

- Лиза, ты забыла свой портфель в коридоре! – напомнила мама.

Лиза тут же вспомнила, зачем она Переплюку привела домой, но подумала, что вязать пока не время, свяжет она его попозже...

Скоро пробило три часа. Пора было идти к Иришке на день рождение.

- А вы идите вместе! – предложила мама и надела Переплюке на шею нарядный галстук-бабочку.

Переплюка даже залюбовался собой в зеркало.

- А что же я подарю? – неожиданно сам для себя вдруг спросил он. - У меня ничего нет...

Лиза вынесла большую коробку.

- Здесь настоящая живая кукла! Я знаю, Иришка о такой давно мечтала! Мы с мамой вчера купили её в магазине. Мы подарим эту куклу вместе.

- А ты преподнесёшь ещё девочке цветы! – сказала мама, подавая Переплюке чудесный букет роз. – Ей это будет очень приятно!

- Я ещё никогда никому не дарил цветы, - прошептал смущённый Переплюка, но взял букет, и они отправились на день рождения.

По дороге Лиза решила, что свяжет Переплюку после Иришкиного дня рождения: "А то сейчас только всё испорчу!"

А у Иришки уже собрался почти весь класс!

Лиза с Переплюкой поздравили Иришку и подарили ей говорящую куклу. А Переплюка преподнёс имениннице чудесный букет роз.

- Ах, я давно мечтала именно о такой кукле! – обрадовалась Иришка, бережно прижимая её к себе. - Спасибо, Переплюка, мне никто ещё не дарил розы! – вдыхая дивный аромат, прошептала зардевшаяся девочка и чмокнула Переплюку в щёку.

Тут к Переплюке подскочили мальчишки, дравшиеся утром на школьном дворе:

- Давай знакомиться! Я – Вася!

- А я – Юра!

Переплюка, совсем уже позабыв, как он их утром ссорил, радостно сообщил:

- А меня зовут Переплюка!

- Классное имя! А давай меняться!

- Давай!

И они тут же обменялись, не глядя, чем попало.

Иришка взглянула на свои новые часики с переливающимися камушками-самоцветами и сказала:

- Кажется, все пришли!

- Тогда, дорогие гости, прошу к столу! – пригласила Иришкина мама.

И все сели за большой праздничный стол. От такого количества вкуснятины у Переплюки даже глаза разбежались, и он тихонько признался Лизе, что у него завтра тоже день рождения. И тут же погрустнел:

- Мне никто никогда не устраивал дня рождения и не дарил подарков! А я так всю жизнь мечтал иметь одноколёсный велосипед, потому что вообще-то больше всего хочу быть клоуном в цирке!

Лиза вспомнила про верёвку в портфеле, и ей стало почему-то ужасно стыдно, она даже покраснела до ушей. Девочка задумалась, а потом сказала:

- Ребята, завтра у Переплюки день рождения! Приходите все к нам в гости! Мы будем вас ждать!

По дороге домой Переплюка заявил  Лизе, что никогда больше не вернётся в Зловредное королевство к Зловреде Тринадцатой. Потому что с Лизой и со всеми ребятами ему гораздо лучше!

Лиза с облегчением вздохнула.

«Как хорошо, что я Переплюку так и не связала, - подумала девочка. – Оказывается, он такой славный! Во всём виновата злая волшебница Зловреда Тринадцатая. Это она кормила его морковными котлетами с рыбьим жиром, чтобы он был противным и вредным! И совсем о нём не заботилась. Вон, какие шнурки у него обтрёпанные!»

На следующий вечер мама с Лизой устроили Переплюке замечательный день рождения! Наготовили много вкусностей, и много всяких замечательных подарков получил он от ребятишек. Лиза подарила Переплюке чудесный спортивный костюм, мама - удобные красовки 41 размера без противных шнурков. А папа, скоро возвратившийся с работы, - настоящий одноколёсный велосипед!

Феям в стране Голубой Мечты в этот же вечер удалось перехитрить Зловреду Тринадцатую и вернуть своё волшебное зеркало. Едва взглянув в него, они  увидели, что Переплюка не строит больше детям зловредные козни, а мечтает стать клоуном в цирке!

…Утром папа развернул газету и прочитал первое, что бросилось ему в глаза:
«Цирковое училище набирает учащихся на курс клоунады».

- На курс клоунады? Я мечтал об этом всю жизнь!

И Переплюка помчался сдавать экзамены. Его приняли, потому что он оказался очень талантливым и даже умел уменьшаться и увеличиваться по своему желанию. К тому же у него был замечательный  нос картошкой! А ведь это главное условие, чтобы стать настоящим смешным клоуном!

Зловредное же королевство с тех пор постепенно пришло в упадок, потому что Переплюка - главный помощник Зловреды Тринадцатой - к ней так и не вернулся. А скоро оно и вовсе исчезло. Что стало с самой Зловредой, точно не известно. Поговаривают, будто, в конце концов, она попала на Северный полюс и там превратилась в ледышку. А когда началось потепление, просто растаяла!

http://www.proza.ru/2015/12/26/1484


Наталья Детская

Сообщение отредактировал Облачко - Воскресенье, 2015-12-27, 3:40 PM
 
LegacyДата: Воскресенье, 2015-12-27, 3:02 PM | Сообщение # 260
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 511
Статус: Offline
Ой, Натик! У тебя столько энергии, что пишешь сказки.
А я что-то совсем сникла. Или это простуда сказывается....
Ты такая молодец! Так держать!


Не понимаю, где живу, в реале или параллельном мире...
Здесь я - Наталья, а там - Сказочница.
 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Библиотека Галактического Ковчега » Книги серии "Сказки Галактического Ковчега"
Страница 13 из 16«12111213141516»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега