Вторник, 2017-10-17, 5:00 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 3 из 5«12345»
Модератор форума: philmore, nasto-0-8, Сударушкалана 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Турниры и Конкурсы » Дебют рассказов - Эта странная Душа (конкурс проекта Серебряная Нить)
Дебют рассказов - Эта странная Душа
MгновениЯДата: Понедельник, 2014-11-17, 4:58 PM | Сообщение # 1
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 12078
Статус: Offline

Содружество Серебряная Нить и Галактический Ковчег
открывают в декабре 2014 г. Пир на весь Мир -


о котором можно узнать в разделе -

Пир на весь Мир!




Дорогие друзья!

1. Содружество "Серебряная Нить" объявляет конкурс -

_________________________"Дебют Рассказов - Эта странная Душа"_________________

2. Проект "Галактический Ковчег" объявляет конкурс -
___________________________"Ярче Солнца - Свет Души"________________

_______________У авторов будет возможность публикации в отдельной книге.

Ведущая Конкурса - писательница Вера Линькова
Дизайн обложки и графика - Галини Иордамиду (Ники)


Свои конкурсные работы публикуйте в этой теме и обязательно (!) присылайте, пожалуйста,
по указанному адресу: serebryanaya.nitb@mail.ru

*********************************************
Друзья, по итогам проведенного конкурса были
изданы две книги!

Связанные темы Турниров:



Ждем Ваши Рассказы в этой теме, Друзья!

Для Гостей
Логин - Гость
Пароль - 12345
и подписывайте ваши сообщения, указывайте ссылки на ваши мастерские, если есть!
При вашем желании можно продлить конкурс и издать третью книгу.


Сфера сказочных ссылок
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:33 PM | Сообщение # 41
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Оксана Шей Мар

Цветок вишни
Отрывок из фэнтези «Когда зацветут вишни»


Гбаро и лестница


За чертой города, куда Фуфи-Юфи привёл Варю, господствовала тьма тьмущая. Повисшая в воздухе густым туманом и растекшаяся по земле тягучим киселём, она, потеряв бдительность, крепко спала. Фонарик покачивался и поскрипывал в руке девочки. Как только розовый отблеск заглянул тьме в лицо, та скорчилась от ужаса и поспешила отползти как можно дальше. Смешавшись с воем ветра, тьма злобно зашипела “А это ещё что за наваждение? Откуда здесь взялось это светлое безобразие? Прочь, прочь отсюда! Ненавижу!”

В непроглядном мраке фонарик казался сейчас Варе спасательным кругом в океане. Сжавшись от страха и холода, девочка прислушалась. Но тьма на этот раз уступила право голоса ветру, а тот смело трепал полы тоненького плаща гостьи и играл со светом. Кто-то спешил на огонёк, грузно ступая по земле. И вот из тьмы показался огромный ботинок, а потом и его хозяин — высокая худая фигура в длинном плаще и шляпе предстала в размытом облаке. По дороге сюда Варя слышала, как Фуфи-Юфи несколько раз назвал Гбаро великаном. Тогда она не придала этому значения, но сейчас подумала о том, что кот хорошо знал, о чём говорил.
— Сторож Гбаро? — с надеждой обратилась к незнакомцу Варя, попятившись немного назад.
— Кто здесь? — послышалось в ответ.
— Это я, Варя. Я ищу сторожа Гбаро.
Наклонившись как можно ниже, фигура почти сложилась напополам, и её тёмные глаза стали пристально разглядывать чужеземку.
— Сторож Гбаро к твоим услугам! — улыбнулся человек. — Это что же тебе вдруг понадобилось на окраине страны снов?
— Мне нужно увидеться с Хранительницей Дзиной. Это очень важно! Правитель Аф Огдаш рассказал мне о вас.
— Ах, вот оно что! К сожалению, сейчас это невозможно.
— Невозможно? — растерялась Варя. — Но почему?
— Видишь ли, чтобы попасть к Хранительнице Дзине, тебе необходимо взобраться на небо, перелезть на другую сторону луны, а там спуститься на землю, — прямо к мысу Теней.
— Взобраться на луну? — совсем сникла Варя. — Но как туда взобраться? Я не птица, летать не умею.
— Вижу, что не птица. Взобраться к луне можно по небесной лестнице, сторожем которой являюсь я. Только я её потерял. Это всё тьма. Она водит меня за нос, спрятала от меня лестницу.
— Может, мы поищем её, — протянула Варя фонарь Гбаро, и лицо великана озарила улыбка.
— Волшебница из лунной легенды принесла мне фонарь! — радостно воскликнул он.
Ослеплённая светом, тьма недовольно поморщилась и, как дикая кошка, резко отскочила от Гбаро. Бессильная противостоять яркому пятну, она уступила и выдала хозяину пропавшую лестницу. Лестница находилась в нескольких шагах от него, тонкая и грациозная, обвитая ползучими лианами и необычными цветами, устремлялась в небо. Поддавшись чудесному волшебству- преображению, из- за тучи показался жёлтый лунный серп, и замерцали яркие звёзды.
Гбаро ликовал.

— Это очень старая лестница, — сказал он Варе, нежно прикасаясь к пропаже. — Она — единственная кратчайшая дорога к звёздам. Но прежде, чем ты поднимешься к ним, тебе придётся оставить мне свой фонарь. Я не сойду с этого места и буду освещать тебе путь.
Оставить Гбаро один на один с кромешной темнотой Варе казалось ужасным. Не удивительно, если он снова потеряет свою лестницу. Но даже если чудом найдёт, то потеряет ещё раз, а потом ещё раз и так будет длиться бесконечно. Коварная тьма с удовольствием станет играть с ним в прятки, а он, беспомощный, будет обнимать её руками в бесполезных поисках. Больше всего, в чём нуждался сейчас Гбаро, это лучик света.
— Я согласна отдать вам фонарь, — решительно сказала Варя и, ухватившись за лестницу, поставила ногу на нижнюю перекладину.
— Я знаю, что этот фонарь ты несла в подарок, — остановил Варю жестом Гбаро.

Он засунул руку в нагрудный карман своей серой рубахи, и в следующий миг на его раскрытой ладони сверкнуло что-то алое.
— Это сердечко создала природа из редкого камня- самоцвета. Я бы охотнее отдал его тебе за твоё доброе сердце. Не смотри, что сердце каменное. Оно живее живого, наполнит любовью того, кто нуждается в ней и обогреет любое сердце. Хранительница Дзина будет рада такому подарку.
— Какое милое! — взяла Варя сердечко у Гбаро и поднесла поближе к лицу, чтобы рассмотреть.
— Это сердце досталось мне в наследство от бабушки. Она не раз приговаривала носить его у самого сердца до тех пор, пока я не встречу волшебницу из лунной легенды.
— Из лунной легенды?
— Согласно лунной легенде однажды на окраину страны снов придёт волшебница. Она взберётся по небесной лестнице к звёздам и коснётся луны. Не каждому суждено увидеть её, но тому, кто станет сторожить лестницу, не избежать встречи с ней. Признаться, я никогда раньше не верил в легенды. Чтобы проверить их правдивость, я стал сторожем. Потом солнце покинуло нас, повсюду воцарилась тьма, а я потерял свою лестницу. Кто знает, случилось ли бы всё это, если бы не твой фонарь. Теперь я точно знаю, что всё было не напрасно. Уж если оживают прекрасные легенды, это к добру.

Варя сжала сердечко в ладошке и задумалась.
— Однако не всегда стоит верить историям, которые тебе рассказывают люди, — продолжил Гбаро, а Варя, очнувшись от грёз, удивлённо посмотрела на него. — Непременно найдутся те, кто захотят тебя обмануть. Только сердцем можно почувствовать и раскрыть обман. Будь осторожна! Если тебе для чего-то понадобилась Хранительница Древних Земель, значит, что-то случилось, нехорошее случилось...

На прощанье Гбаро пожал руку девочке. Его ладонь была мягкой и тёплой, как и его проницательные лучистые глаза. Варя осторожно стала взбираться по лестнице, прикасаясь пальцами к цветам и стараясь не оглядываться. Нежное розовое мерцание с земли освещало лестницу и струилось до самых звёзд. Это Гбаро высоко над головой держал фонарь, провожая к Серебряной королеве волшебницу из лунной легенды.
Звёздный веночек

Бледно-жёлтая луна приветствовала гостью с Земли из-за дымчатой медовой завесы. Оказавшись по ту сторону молчаливой красавицы, Варя среди звёзд обнаружила серебристый шатёр. Оттуда очень вкусно пахло, — корицей и яблоками. Не скрывая любопытства, девочка осторожно заглянула внутрь и удивилась. На чёрном, словно сама ночь, диване, сидела Серебряная королева с веером в руках. Чайный столик был накрыт на две персоны, а в тёмно- синих фарфоровых чашках остывал чай. Серебряная королева сразу почувствовала гостью, поднялась и вышла навстречу.
— Не желаете ли с дороги чашку чая со звёздами? — улыбаясь, жестом руки пригласила она девочку к столу.
— Ещё горячий, но уже можно пить, — заметила она. — Звёзды придают чаю привкус прохладного черничного мороженого, а мёд с корицей добавляют сладости заходящего солнца. Уверена, что чая со звёздами ты на Земле никогда ещё не пила.
В чашке и в самом деле мерцали и подмигивали звёзды. Опасаясь, как бы не проглотить звезду, Варя сделала небольшой глоток, на что Серебряная королева рассмеялась. Какая же это была вкуснятина! Прохладные звёздочки таяли во рту, как мятные конфетки, а аромат корицы напоминал о зиме и рождественских праздниках.
— Мне всё это снится, — закрыв глаза, произнесла Варя.
— Вполне может быть. Ты же в стране снов, — согласилась Серебряная королева. — Сегодня та ночь, когда древняя легенда стала явью. Волшебница с Земли взобралась на небо и сейчас пьёт со мной чай со звёздами. А ведь, признаться, с Земли у меня в гостях ещё никто и никогда не бывал.
— Я не волшебница, — смутилась от слов королевы Варя. — Я всего лишь ищу мыс Теней и несу подарок для Хранительницы Дзины.
— Конечно, все скромные девочки так говорят. Но всё-таки ты волшебница и оказалась здесь не просто так.
— Вот и Гбаро так говорил, — вспомнила Варя и достала из кармана плаща подарок великана.
Увидев в руке гостьи сердечко, Серебряная королева вскрикнула и закрыла глаза рукой.
— Откуда у тебя звезда Милайль? — с удивлением спросила она.
— Этот камень в виде сердца мне дал сторож Гбаро.
— Если бы ты знала, что это за камень, — вздохнула королева. — Это упавшая с неба звезда Милайль, звезда любви. Давным-давно на земле существовал город, в котором жили великаны, — добрые люди с большими сердцами. Однако из- за высокого роста они не нравились маленьким и злым людям из соседнего города. Однажды в город великанов пришла большая беда. Чёрный порошок, рассыпанный ночью колдуном по земле, поселил в сердцах жителей злобу и равнодушие. Звезда Милайль очень хотела помочь великанам. Каждую ночь она светила им ярким светом и рассказывала о силе любви. Но люди не смотрели на небо. Звёзды раздражали их. И тогда Милайль совершила чудо. Сорвавшись с неба, она упала у подножия высокой горы и превратилась в маленькое волшебное сердце из драгоценного камня. Утром его нашла одна девочка. Родители девочки очень удивились находке. Как только они взяли сердце в руки, их лица озарил свет. Впервые за долгое время они обняли ребёнка. Мать девочки напекла вкуснейших пирогов, а отец смастерил во дворе качели для всей ребятни. О необычном сердце вскоре прослышал весь город. Люди приходили посмотреть на чудо-ка мень, не догадываясь, что держат в руках звезду любви. Вскоре повсюду расцветали улыбки и пели великаны. Колдовству пришёл конец. Ты, наверное, догадалась, кто была эта девочка, и как потом сердце оказалось у Гбаро, — подмигнула Варе Серебряная королева.
— Бабушка сторожа Гбаро! — едва сдерживая слёзы, произнесла Варя.
— Бабушка Гбаро, — грустно повторила Серебряная королева. — В одной древней легенде сказано, что однажды на небо поднимется волшебница с Земли и принесёт с собой упавшую звезду любви. Сегодня та самая волшебная ночь, когда легенда ожила. Милайль послужила во имя добра на небе и на земле и снова вернулась в свой родной дом.
От невероятных и удивительных историй у Вари кружилась голова. Она ещё раз взглянула на подарок Гбаро и с радостью в глазах протянула королеве сердце. Девочка поняла одну важную вещь. Эта звёздочка любви, совершившая большое путешествие, должна принадлежать Серебряной королеве в память о прошлом.
Серебряная королева с трепетом и благодарностью взяла звезду в руки. Ради памяти счастливых дней, ради талисмана, который дарит всему живому любовь, ради Милайль она бы отдала все свои звёзды.
Не раздумывая, королева сняла с головы звёздный веночек.
— Это подарок для Хранительницы Дзины, — тихо прошептала она.
Спускаясь по шлейфу воздушного платка, Варя любовалась таинственной красотой звёздного неба. Сверху её провожал загадочный взгляд луны и, полные света, глаза Серебряной королевы. На голове у волшебницы с Земли сиял веночек со звёздами, — последний подарок из страны снов.
Прощайте, удивительные легенды! Прощайте, жители страны снов: малышка Юсса и рыбак с рыбачкой, отшельник Агру Бо и принцесса Лайясс, правитель Аф Огдаш и кот Фуфи-Юфи, сторож- великан Гбаро и хозяйка ночного неба — Серебряная королева... Вы навсегда останетесь в сердце волшебницы из весенней легенды, а также морской, солнечной, лунной и земной. Но и вы тоже — всегда будете помнить доброту её сердца...
(Украина. Днепродзержинск)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:34 PM | Сообщение # 42
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Ираида Трова

Приключения Деда Платона

Дед Платон с лихвой покуролесил по разным краям, а на старости лет осел в Сибирской деревне. В чужих краях хорошо, конечно, а лучше родной сторонушки ничего нет! Семьи дед так и не нажил – все на потом откладывал. Из хозяйства кот один, как без кота–то? Мыши спать не дадут, окаянные, так и норовят то по шторам лазить, да чашками громыхать.
Не зря же говорят: «седина в бороду – бес в ребро» – влюбился Платон, да только зазноба та на пятьдесят четыре годка моложе: двадцать один год красавице. Хоть ему и семьдесят три, а в душе–то молодым себя ощущает: в зеркало глянет, а душа внешности не соответствует.
Так и сохнет «паренек» наш по молодке, которая аж на другом краю деревни проживает. На дню несколько раз на ее улицу заглянет, уж больно хороша Мирослава: лицом и бедрами кругла, и грудь – глаз не отвести, как подушка взбитая, так и манит щекой прижаться.
– Здравствуйте, дедушка Платон! Как здоровьице? – Мирослава, подняв полное ведро воды, словно плывет через ров у колонки.
У Платона тоже поплыло перед глазами:
– Здоровье – хоть сегодня жениться! Пойдешь за меня? – бравый ухажер поглубже напялил шляпу на лысину.
– Все шутишь, дед Платон! – хохотнула красотка и, зачерпнув ладошкой водицы из ведра, брызнула тому прямо в лицо.
– Ух, кровь с молоком! – дедулю аж тряхануло, он несколько минут провожал лукавым взглядом красу–девицу, а затем, вытерев рукавом пот, стекающий из–под шляпы по лысой голове, отправился восвояси. Невесть откуда взявшийся ветер сорвал головной убор и понес вдоль по улице вниз к реке.
– Куда? Куда! – кричал дед и резво бежал следом, но поймать пропажу так и не успел: шляпа уже важной уточкой плыла посереди реки.
Расстроенный ухажер повернул к дому:
– Вот, выходная шляпа спортилась, придется теперь, как рядовому пенсионеру, шапку напяливать.
Шустро поднявшись по пригорку и совсем не запыхавшись, вдруг резко тормознул: что–то теплое и липкое шмякнулось ему прямо на лысую башку. Он брезгливо и резко смахнул предполагаемую птичью какашку с лысины под ноги, но та и не собиралась отлипать от руки. Зеленого вида скользкий холодец растянулся на пальцах, а потом вдруг резко сжался, превратившись в перламутрово–зеленый шарик. Удивленный Платон поднес находку к носу:
– Надо же, пахнет леденцами, прямо запах из сопливого детства! – сказал и, недолго думая, озорно запихал находку в рот. – Жвачка, что ли? Каким–то бзиком воняет! – дедуля сплюнул сюрприз, свалившийся ему на лысину, но тот ловко завис на руке и опять принял форму зеленоватого шарика. Платон сунул его в карман штанов:
– Авось пригодится!
Когда ходок за невестой вернулся домой, котяра спал, свернувшись колечком на крыльце.
– Спишь, дармоед! Так тебе мыши и хвост отгрызут, – дед Платон, нащупав в кармане шарик, инстинктивно запихал в рот сверкая вставной челюстью. И вдруг, как–то обмякнув, шлепнулся на крыльцо рядом с рыжим питомцем. Резко отпрыгнув в сторону, дедуля вдруг понял, что он не человек, а... Кот! Рыжий, рыжий кот – точная копия своего Нахаленка.
– Вот влип, – перепуганный Платон, мяукнув, сплюнул шарик, но тот, прильнув к лапе, только преобразился в первоначальную перламутровую форму. – Да отлипни ты, скотина!
От таких воплей Нахаленок, проснувшись, подскочил и зашипел на невесть откуда взявшегося рыжего пришельца. И в то же мгновение Платон выпрямился на ногах, приняв в свой истинный образ.
– Надо же, какое чудо со мной сверсталось! – дивился он, аккуратно заворачивая волшебную жвачку в носовой платок. – Кому скажи, не поверят, да и зачем говорить? От такого подарка на старости лет грех отказываться, отобрать могут.
Весь следующий день шустрый пенсионер разрабатывал план, как преобразившись котом, побежит к любимой зазнобе в окно подглядывать. Еле дождался вечера.
Наконец, полностью созрев, опустился перед лакающим из миски котом на четвереньки:
– Была не была! – сказал и запихав зеленую массу в рот начал тщательно разжевывать ее фарфоровыми зубами.
Но чуда не произошло, не считая того, что Нахаленок подвинулся, уступив место у чаши хозяину.
– Вот те раз! – жуя резину, ухмыльнулся Платон. – Вот тебе и концерт по заявкам!
А кот, умывшись решил подремать у печи.
И вот тут–то все и началось: вместе с уснувшим Нахаленком к Платону пришло преображение. Он снова ощутил себя молодым котярой полным сил, и, не теряя времени, ринулся к возлюбленной, сообразив что чудодейственное свойство теряется с пробуждением оригинала.
Ах, какая удача: рыжий кот–оборотень застал свою кралю моющейся в бане! В приоткрытую щель из двери он с восхищением разглядывал все прелести деревенской красавицы: «Хороша! Богиня, сошедшая с небес!»
Укутанная в полотенце, раскрасневшаяся Мирослава легкой походкой выскользнула из предбанника, протягивая нежную горячую ладонь навстречу коту:
– Кыс, кыс! Ты чей такой, красавчик?!

Платона вдруг затрясло, и он понял: все, конец! Нахаленок просыпается. Резво отскочив за угол и преобразившись в человека, осторожно вынул изо рта зеленую слизь вместе со вставной челюстью.
– Дед Платон! А Вы что тут делаете? – удивленная красотка подняла черную как смоль, бровь на пенсионера.
Мужчина засуетившись, спрятал за спину выпавшую челюсть вместе с прилипшей к ней массой:
– С легким паром! – поприветствовал он, другой рукой прикрывая провалившийся рот.
– Ну, Платон – Плутон, подглядывать за молоденькими девушками мастак? Вот я тебе! – засмеялась она и, сорвав с себя полотенце, отшлепала бедолагу по голове и плечам!
Платон в оцепенении даже не прикрывал голову:
– Ах, какая картина! - наконец пролепетал он смахивая комара с широкого как аэродром носа.
Неожиданно опомнившись и сообразив, что стоит оголенной, пусть даже перед пожилым мужчиной, девушка ринулась прочь к дому, наспех прикрыв грудь полотенцем, сверкая не только голыми пятками.
Счастливый отходняк Платона длился сутки. Потом, напоив кота сонными каплями, охотник до приключений отправился к заветному дому рыжим четвероногим красавцем. Полдюжины юных деревенских особ тискали кота сидя на скамейке, передавая с рук на руки.
– Чей такой?
– Да это деда Платона!
– Надо же, весь в хозяина: такой же прилипучий! – вымолвила Мирослава, усаживая счастливого мурлыкающего кота к себе на грудь и целуя в носик! – Тебе везет больше чем твоему хозяину!
Пенсионер ощутил себя на седьмом небе.
После бурных объятий на груди у любимой, Платон, подтянутый и очень прилично приодетый, явился к Мирославе с букетом роз, привезенных из райцентра. Голову украшала роскошная широкополая черная новенькая шляпа.
– Мирослава, мне без тебя житья нет! Выходи за меня! Весь свет повидал, а такую, как ты, не встретил!
– Да неужто, ты, это всерьез? – красавица брызнула смехом. – А деток я от твоего кота заводить буду?
– Смеешься ты зря: я еще о–го–го! Есть порох в пороховнице.
Платон прочитал возлюбленной стихи собственного сочинения и затем затянул песню:
– Жил- был художник один...
– Кто бы мог подумать, романтик... – впервые поглядев на него по- новому, взяла Мирослава букет и выпроводила влюбленного.
– Годы, годы… кабы их сбросить? – и тут Платона как стукнуло: – кот котом, а не попробовать ли и в какого-нибудь помоложе преобразиться?
Выскочив во двор уже затемно, он устремился к соседям. Сосед, хоть и женатый, но молодой, а это – главное!
Посуетившись под окнами, наконец разглядел того заснувшим перед телевизором: – вперед! – и в ход пошла волшебная жвачка: – получилось!
Красавец, хоть и в одном трико, зато какие мышцы! Платон уверенной моложавой походкой ринулся к желанной Мирославе. А та шла навстречу по улице, лузгая семечки и ловко перепрыгивая лужицы.
– Может к реке прогуляемся, поговорим, – молодая рука преобразившегося Платона нежно легла на шею девушки. – Мне о многом надо тебе сказать... – улыбка из натуральных желтых зубов растянула лицо ухажера.
Крепкая пощечина отрезвила пылкого молодого мужчину в ответ:
– Я с женатиками не вожусь!
И тут до Платона дошло:
– Вот оно что, я же в образе!
Больше экспериментировать с волшебной находкой ему не хотелось. Молодец, деваха, верной женой будет!
Каждый вечер он продолжал петь серенады под окном любимой и заваливать букетами, один роскошнее другого. Удивительно, но Мирослава перестала его прогонять, усмешки сменились звонким смехом, а однажды она поцеловала его в щечку. По деревне поползли разные слухи про них, и один слух даже такой, что Платон – миллионер.

– Это правда? – спросил однажды, появившись на пороге его дома, отец Мирославы, сорокапятилетний мужчина.
– Да, я действительно люблю Вашу дочь.
– Да нет, это правда, что ты – миллионер?
– Шила в мешке не утаишь...
На домашнем совете родители Мирославы решили: если Платон дочери люб, противиться их браку не будут.

Мирослава вышла замуж за Платона и что удивительно, прожила в браке с ним счастливых двадцать семь лет, родив ему двух сыновей. Платон даже внука в школу отправить успел, прежде чем отошел в мир иной.
Что же случилось с необыкновенной волшебной жвачкой? А кто ее знает?! Счастливый муж выкинул ее вместе со вставной челюстью за ненадобностью, надеюсь, Вы догадались по какой причине.

(Новосибирская обл.)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:35 PM | Сообщение # 43
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Лина Орлова (Галина Буклага)

Снежинковая история


(Возможно, эта сказка для взрослых)
Однажды зимним вечером шёл по улице прохожий. Шёл к себе домой и радовался, что наконец-то закончилась рабочая неделя.
И снег шёл. Обычный зимний снег, падающий с неба лёгкими снежинками. Снежинки летели и радовались, что их отпустили упасть на землю.
Они с восторгом кружились и напевали простую песенку:
Ле-тим! Ле-ле-тим!
Ле-тим! Ле-ле-тим!
Две подружки Оснежка и Снежка, взявшись за ручки- лучики, медленно порхали и звонко пели:
Везеньице-везенье!
Устрой нам приключенье!
В жизни мы летим лишь раз.
Подари нам звёздный час!
- Ой, мы, кажется, приземлились, - сказала Оснежка, радуясь, что подружка рядом.
- А мне кажется, что это ещё не земля, - ответила Снежка.
Прохожий почувствовал, что на его усы попали снежинки, и смахнул их.
Но снежинки не упали. Мужчине показалось, что он слегка поцарапал палец...
- Странные снежинки- царапки, даже не тают, - подумал он, рассматривая на ладони ледяные узоры.
Подружкам было любопытно, что же будет дальше. Похоже, везение их услышало… Но своя судьба в своих лучах…
- Снежка, держись!
- Хорошо, Оснежка!
Прохожему почудилось, то ли тихо бренчат бубенцы, то ли негромко звякают леденцы…
- Странный снег… Искусственный что ли? Снежинки вроде холодные, а не тают? – бормотал мужчина.
Он сжал ладонь с льдинками, а другую протянул навстречу падающим парашютикам. Те касались руки и тут же превращались в капельки…
Постояв немного, прохожий разжал ладонь и осторожно дыхнул. Всё-таки не тают…
- Оснежка, что это?
- Нас пытаются растопить. Снежка, не волнуйся.
Прохожему опять послышался бубенцово-леденцовый звон.
- Надо взять отпуск и отдохнуть. От работы уже в голове звенит, - подумал мужчина, осторожно заворачивая снежинки в носовой платок.
Дома он осторожно вытряхнул снежинки на зелёное кофейное блюдце, поставив на всякий случай его на прохладный подоконник.
- Красивые создания! Кто вы, снежные незнакомки? – проговорил вслух мужчина, насыпая кофе в кофеварку.
- Оснежка…
- Снежка…
Мужчина почему-то не удивился. Видимо, он совсем разучился чему-либо удивляться…
- Так вы ещё и разговариваете? Вот откуда бубенцово-леденцовые звуки. А я уж подумал, что в голове моей звенит… Ну, рассказывайте о себе, раз судьба нас свела.
Снежинки, весело позвякивая, поведали о своей жизни.
Жили они в Снежинковом дворце, построенном давным-давно Матушкой- Зимой.
Снежка была зимней снежинкой. А Оснежка родилась поздней осенью. Сударыня- Осень не очень-то жаловала преждевременный прилёт снежинок. И вместо радушного холода встречала их сдержанным теплом. Снежинки от такого приёма безвозвратно таяли. Но некоторые как-то умудрялись сохраниться.
Сердилась Сударыня-Осень, усаживала упрямых посланниц Зимы на сухие, опавшие листья. Сильный Ветер поднимал листья с изгнанницами высоко- высоко в небо и стряхивал их там на облака.
Зима-Матушка радовалась осенним снежинкам, называла их оснежками, забирала к себе во дворец и оберегала до первых снегопадов.
В Снежинковом дворце очень серьёзно относились к воспитанию барышень- снежинок.
Искусные мастера создавали для воспитанниц неповторимые кружевные образы - узорчатые пластинки, невесомые пушинки, лучистые звёздочки, хрустальные столбики, озорные ёжики, радужные призмочки. Каждая снежинка выбирала себе свой образ.
Барышни-снежинки постигали искусство воздушного танца падения. Их обучали танцу приземления. Водили с ними хороводы, вились цепочками в танце создания земного снежного покрывала. В назначенный час каждой предстояло станцевать всего лишь один раз в жизни короткий небесно- земной танец!
Снежинкам рассказывали, что некоторые из них могут не долететь до земли, что могут случиться самые неожиданные приключения. Каждая проживет свою снежинковую историю…
Матушка- Зима время от времени облетала земные просторы и решала, когда устроит очередной выпускной снежинковый бал.
И вот час настал. Оснежка, Снежка и много- много других снежинок стали выпускницами. Они вылетели из дворца…
Снежинки, падая на Землю, верили, что каждая из них неповторима и удивительна... Многие их них хотели спокойно, без приключений упасть на землю, превратиться в снег и пролежать положенный срок до Весны, сверкая кристалликами на солнце.
Но некоторые, как Оснежка и Снежка, мечтали о приключении...
Мужчину развеселила их восторженно- беззаботная, милая болтовня.
- А почему вы не таете, как другие снежинки?
- Это тайна Оснежки, - улыбнулась Снежка.
- Осенние снежинки, которым удалось продержаться до зимы, особенные. Но это не моя тайна, и я не могу её раскрыть. Скажу только, что это очень мирная тайна, - с улыбкой продолжила разговор Оснежка.
- А как же ты, Снежка? Ты же зимняя снежинка?
- Я просто очень- очень захотела! – скромно ответила Снежка.
- Возможно, каждая из снежинок неповторима и удивительна. Вы летите с неба на землю один единственный раз и превращаетесь в снег или лёд… И вас больше нет. Шёл снег и прошёл… В это время шёл я… Мы с вами случайные прохожие в этом зимнем мире.
Люди, по сравнению со снежинками, живут много зим. Снег становится для них обыденным явлением, как и многое другое, повторяющееся время от времени в человеческой жизни. Дети ловят снежинки ртом, слизывают их с ладошки, кусают снежки, лепят снеговиков, радуются сугробам и одетым в лёд лужам, прудам и речкам… Катаются с восторгом на санках, лыжах, коньках…
Взрослея, человек начинает ворчать на выпавший снег. Снег приходится разгребать лопатой, разбивать лёд на дорожках у дома, тащить санки с детьми, менять шины у автомобиля…
Вот и мне завтра опять надо будет разгребать снег вокруг своего дома…
Оснежка со Снежкой очень огорчились. Им во дворце об этом не рассказывали. Говорили о людях совсем немного... Но снежным подружкам понравился этот человек. Хотя им показалось, что из него бы не получилось осенней снежинки. Сударыня- Осень его бы растопила…
- А почему в Вашем дворце так скучно? Где остальные жители дворца?
- Были жители. Ушли… - мужчина кивнул на большую фотографию жены и дочки, висящую на стене.
- Какие необычные образы! – сказала заинтересовано Оснежка.
- На наш снежинковый взгляд – чудесные образы! – добавила Снежка.
- Так, барышни- снежинки, уже поздно. Пора отдыхать. Договорим завтра, - довольно сухо оборвал разговор хозяин дома. Он молча допил кофе, выключил свет и ушёл.

Снежинки ещё немного пошептались в тёмной кухне. Затем сомкнули свои лучики и выпорхнули в открытую форточку…
Утром мужчина зашёл на кухню и первым делом посмотрел на подоконник. Там стояло пустое, сухое блюдце…
- Упорхнули… В чём мирная тайна этих двух маленьких снежинок, которых я невольно обидел? Я для них образ, не умеющий удивляться. Я для них ПРОШЁЛ, как для меня ПРОШЁЛ вчерашний снег… Вот и в своей семье я стал безучастным прохожим. Разучился слышать серебристые колокольцы в голосе жены. Во мне перестали звучать хрустальные звоночки дочери. Я даже не услышал набата захлопнувшейся за ними двери нашего дома. Нашего дворца…

Мужчина был серьёзным, деловым человеком. Человеком своего времени, умеющим договариваться, быть лаконичным, гибким, для дела – жёстким. Для дела? А вне дела? Каким он был вне? Он забыл… Две волшебные снежные незнакомки словно осветили лучистой радостью закрытые закутки его сердца. Две льдинки оставили там тёплый, искристый свет и исчезли… А были ли они на самом деле?
В комнате дочери он нашёл цветные карандаши, взял из лотка принтера чистый лист бумаги… Как же давно он не рисовал… Мысли и образы танцевали разноцветными линиями по белому бумажному полотну, превращаясь постепенно в двух женщин – большую и маленькую… А вокруг них в вальсе порхали лучистые снежинки… Голубые и синие…
Что за наваждение?
За окном светало. Послышался стук. В стекло кто-то бросил снежок…
Мужчина подошёл к окну и не поверил своим глазам…
На улице стоял мальчик, снежинки медленно падали на его детскую варежку… Пушинки, ёжики, иголочки, пластинки, пирамидки, хрустальные звездочки… А он смотрел на них и боялся дышать… А ну как они исчезнут, растают… И больше не прилетят, не упадут… именно вот такие… неповторимые…
Это же я в детстве… Да это просто сказка какая-то !
И опять послышался бубенчиково-леденцовый звон…
Мужчина обернулся и увидел стоящих в прихожей серьёзную жену и улыбающуюся дочь. Они стряхивали снег со своих шапок…
- Мои милые, Оснежка и Снежка… Вы вернулись!
Дочь рассмеялась. Жена невольно улыбнулась:
- Как ты нас назвал?
- Оснежка и Снежка! – повторил смущенно мужчина.
* * *
- В этом дворце теперь звучат серебряные колокольцы… Да! И слышны хрустальные звоночки! - шептал под окном снег, искрясь на солнце…

(Великий Новгород)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:36 PM | Сообщение # 44
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Елена Шмелёва

Звёздная история

В скальный грот на отвесном берегу реки никогда не заглядывало солнце. Это холодное и мрачное место уже давно никто не посещал. Правда, рассказывают, что однажды туда прилетали светлячки ― огромное множество! Откуда они появились, никто не знал.
Маленькие существа, размером не больше комарика, умели летать. Днем они парили над гладью реки в лучах солнечного света и впитывали энергию солнца, а вернувшись в грот, ярко светились.
Конечно, один светлячок мог осветить лишь небольшое пространство вокруг себя, но когда их собиралось много, становилось светло, как днём.
Именно тогда в гроте появилось еле заметное радужное свечение.
- Что это? Откуда? - Недоумевали светлячки.
Они принялись летать, внимательно изучая всё вокруг, и вскоре обнаружили, что свет исходит от камней, которыми покрыто дно грота. На камнях лежало столько пыли, что свету трудно было пробиваться сквозь неё.
Светлячки тут же взялись за работу. Они принесли воду с реки, смыли пыль с камней, и оказалось, что это вовсе не камни, а разноцветные кристаллы. Осталось только отшлифовать до блеска их идеально ровные грани. И вот уже во множестве маленьких зеркал заиграл свет и отразился на стенах и на своде грота.
Ах, как же это было красиво! Луч света, попадая в кристалл, пробегал по нему, играя разноцветными огоньками. Будто загоралось множество переливающихся радужных звёзд.
Происходящее вызывало у светлячков восторг. Они веселились и кружились вокруг своих любимцев.
Постепенно любовь превратилась в поклонение. Светлячки стали обращаться к каждому кристаллу не иначе как “Моя Звезда”.
Теперь звёздные кумиры никогда не оставались в темноте. Светлячки летали на речку по очереди. Никогда не забывали принести воды, чтобы лишний раз протереть и без того сияющие грани кристаллов.
А что в это время чувствовали Звёзды?
По началу, они испытывали благодарность и признательность своим спасителям. Окружение влюбленных поклонников будоражило и переполняло эмоциями. Вот уже забыты долгие годы забвения. Звезды блистали!
Так бы бесконечно и продолжалась эта счастливая история, но…
Как-то одна из звёзд, любуясь красивым радужным бликом, отразившимся на стене от её грани, надменно произнесла:
– Посмотрите, как совершенен созданный мной блик! Пожалуй, тут нет мне равных…
– Почему ты так решила? - Возмутилась другая. - Если бы я не отбрасывала на тебя свой свет, ты выглядела бы, как тусклый фонарик.
– О чём вы спорите, подруги? - Возразила третья. – Вы бы уже давно потухли, не будь меня с вами.
Ах, что тут началось! Каждая из звёзд старалась затмить собой другую. Они тужились изо всех сил, показывая своё превосходство друг над другом.
А светлячки не замечали этого соперничества. Они, влюбленные в своих кумиров, летали вокруг, светились от счастья и аплодировали.
А звезды всё не унимались. Они устроили соревнования, кто из них ярче и краше.
Со стороны это выглядело очень красиво, светлячки любовались этим удивительным фейерверком и всё кружились, кружились вокруг.
И в этот момент одна из Звёзд воскликнула:
– Ох, как меня раздражают светлячки! Они всё время мельтешат перед глазами!
– Да…, – заметила другая звезда, – они мне тоже мешают.
И тут произошло нечто…
Все кристаллы впервые за долгое время вдруг выразили единодушное мнение: оказывается, “во всех их неудачах виноваты светлячки!”
“Оставьте нас в покое, назойливые мухи!” - визжали Звёзды.
Светлячки, конечно, были шокированы такой неблагодарностью, но они очень любили своих кумиров и потому уступили. Последний раз покружились над кристаллами и навсегда покинули грот.
Вы спросите: что стало со Звёздами?
Они по-прежнему живут в гроте. Правда, их давно уже никто так не называет. За долгие годы, грани кристаллов потускнели и вновь покрылись пылью. В темноте этого не видно.
Правда, иногда в грот залетает ветер, и тогда кристаллы начинают перешептываться.
О чем? Неизвестно. Может, сетуют на судьбу, а может, спорят, кто же всё-таки был самым эффектным в той, прошлой жизни.
Но это уже никому не интересно.

(Казань)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:37 PM | Сообщение # 45
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Соколова Наталья

Ноктюрн или Сказка, написанная шепотом


Он – яркий Свет, она – беспросветная Тьма. Эти двое любили друг друга давно и безнадежно. Они не могли быть вместе. Никто и подумать не мог, что между этими двумя может возникнуть Любовь.
- Любимая! Я так тоскую, когда не вижу тебя. Ну, почему ты от меня убегаешь?
- Я не убегаю. Я плачу, и тогда начинается звездопад.
- Я могу быть с тобой рядом, обнять только один раз, в сумерках, когда Свет и Тьма сливаются. Но только на час. Мне этого мало! Я хочу быть с тобой!
- И я жду мгновенье, чтобы обнять тебя, прижаться к тебе и никуда не уходить. Мне тебя очень не хватает. Но судьба распорядилась, чтобы мы никогда не были вместе.
Она заплакала. Он погладил ее по голове и прошептал:
- Не плачь, любимая! Мы что-нибудь придумаем. И больше никогда не расстанемся…
- Но кто так пожелал, чтобы мы никогда не были вместе?
Никто не знал ответа на этот вопрос. Некому было раскрыть тайну. Свет и Тень отсчитывали последние секунды своего ежедневного разового Счастья, как внезапно зашелестела листва, и прилетел вечный бродяга Ветер.
- Горюете? А вы найдите старую ведьму Гризеллу. Уж она-то должна знать, как помочь вашему горю. – Сказал и улетел, посеяв надежду.
- Прощай, любимая, - прошептал Свет. – Мне пора уходить за Солнцем.
- Прощай, мой Свет. Я пойду следом, чтобы вновь встретиться с тобой на перекрестке, - выдохнула Тьма.

Свет целый день расспрашивал, где живет ведьма Гризелла. Но никто не знал. Казалось, эта загадочная особа была лишь мифом, призрачным туманом Вселенской памяти.
Тьма расспрашивала ночных существ, надеясь, что ведьма - порождение Мрака. И ее надежда оправдалась. Старая ночная хищница Серая Неясыть показала дом колдуньи.
Тьма постучала и тихо вошла в дом, наполнив собой пространство маленькой хижины. Ведьма подняла глаза и быстро зажгла свечу, стараясь прогнать непрошеную гостью.
- Не бойся меня, Гризелла, - тихо произнесла Тьма. – Помоги нам со Светом. Мы не можем жить друг без друга. Но и вместе мы быть не можем. Ветер сказал, что только ты знаешь, как нам подсобить.
Гризелла задумалась. Она долго сидела и смотрела перед собой, погрузившись только в ей ведомый мир. Она будто оцепенела. Одни открытые глаза ворочались из стороны в сторону, напоминая, что старуха жива. Наконец, она вернулась в реальность.
- Я помогу вам, - проскрипела ведьма.- Вы будете вместе. Только плата за волшебство будет велика. Захотите ли вы расстаться со своим бессмертием и стать людьми? Ты, Тьма, знаешь, где меня найти. Поговори со Светом. И еще. И ты, и Свет должны найти пару стариков, которые вот- вот должны умереть. Они – ваш проходной билет. Как найдете, приводите их сюда.
В наступивших сумерках Свет и Тень решили, что они пойдут на этот отчаянный шаг. Она найдут двух умирающих стариков и тогда ведьма им поможет.
Их поиски увенчались успехом. Свет нашел старика, одиноко умирающего в своей маленькой каморке. Некому было сообщить о его смерти. Он был совсем один. И в одном шаге от смерти он увидел Свет.
- Ты так прекрасен, - прошептал старик. – Ты пришел за мной?
- Отчасти ты прав, - ласково произнес Свет, - я пришел за тобой. Ты хочешь быть мной?
- Если это возможно. – У старика загорелись радостью глаза.
Свет взял старика за руку и бережно перенес в хижину Гризеллы.
В то же самое время Тьма нашла умирающую старушку. Старушка горько плакала: ее дети и внуки совсем о ней забыли и не приходили проведать. Они бросили ее на произвол судьбы лишь только получили деньги, а саму бабушку поместили в Дом Презрения.
Тьма, получив согласие старой леди, привела ее к ведьме. Как раз в сумерках.

Гризелла велела влюбленным взять стариков за руки и произнесла заклинание:
“Свет лунный разрушит
Проклятья оковы!
Пусть старая, старая
Жизнь будет новой!”
Ведьма произносила заклинание, посыпая присутствующих лунной пылью, которую она веками собирала. И чудо свершилось!
И свет наполнил старика. И тьма наполнила старушку. И стали они вечно молоды.
Новорожденный Свет помахал рукой новорожденной Тьме и поспешил за Солнцем. А Тьма спешила за Светом, чтобы успеть встретиться с ним в сумерках и поделиться новостями. И так будет вечно.

***
…Солнце вставало, освещая землю своими животворными лучами. С их первым появлением просыпались птицы, возвещая о приходе нового дня.
А если вы выйдите из дома в это время суток, то сможете увидеть двоих, купающихся в лучах восходящего солнца и страстно целующихся. Они никогда не расстаются. Они всегда вместе…

***
… Ведьма Гризелла, усмехнувшись, поспешила вновь собирать лунную пыль, зная, что придет время, и пыль ей снова понадобится…

(Амурский край)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:38 PM | Сообщение # 46
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Светлана Васильева

Работа для ангела


Я не ангел, я только учусь. И всего месяц работаю в Отделе исполнения желаний.
На стажировку я летел такой счастливый: представлял, как буду исполнять самые сокровенные, самые заветные желания...
Облако, на котором находился офис, оказалось небольшим, но светлым, и всюду сидели принимавшие пожелания ангелы. Крылья их были аккуратно сложены, и я тоже сразу подтянулся, правда, так волновался, что перышки, точно от ветра, сами собой поднимались и пушились. И вечно они пушатся не вовремя!
— Ни во что не вмешивайся, — строго предупредил старший ангел, — только смотри.
Я благодарно кивнул, настроился на волну ближайшего от меня ангела и…
Очутился в баре. Мужчина в темно-сером костюме никак не мог решить: водку заказать, коньяк или виски? От напряжения он даже вспотел.
«Бедненький! И как ему помочь, если я не пробовал ни того, ни другого, ни третьего…»
Хорошо, что дежурил опытный ангел: ни одно перышко не дрогнуло на его крыльях, когда он отправил едва различимый импульс.
— Вам, как тысячному посетителю… — почувствовав, что теряет клиента, объявил бармен.
«Класс!»
Этот ангел специализировался на покупках, поэтому после бара мы перенеслись в магазин, где одна очень милая дама уже три часа примеряла платья; потом в салон связи, где очаровательнейшая юная особа никак не могла выбрать смартфон…
А на следующий день я даже немного испугался, но ангел, крылышки которого заметно отливали серебром, меня успокоил:
— Люди ведь не ангелы! Когда они желают кому-нибудь лопнуть или провалиться сквозь землю — они просто нервничают. И ни в коем случае не путай желание с мечтой! Исполнить человеческую мечту — хуже, чем оставить ангела без крыльев…
Третий ангел рассматривал взаимоисключающие желания: ну, когда один из супругов хочет дочку — другой сына; кому-то из гостей в комнате жарко — кому-то холодно…
А что творится во время выборов! Или на концерте! Или на футбольном матче… Просто перья дыбом! Я так разволновался, что меня даже отпустили пораньше домой…
На четвертый день старший ангел показал мне желаниетеку. Ужас, некоторые люди вообще не знают, чего хотят! А еще бывает, желания меняются чуть не каждую минуту! Только, как мне объяснили, это и не желания вовсе. Вот и приходится дежурить днем и ночью, следить, а вдруг оно появится — единственное настоящее. Такое, чтоб с удовольствием захотелось исполнить…
Всякий раз, когда генеральный ангел залетает к нам в офис, он напоминает, что надо верить и не отчаиваться: настоящее желание не перепутаешь и исполнять его легко и приятно!
Вот бы поскорей попробовать! Наверно, мне не хватает ангельского терпения! Но ведь я пока еще не Ангел — я только учусь…

СОСЕДКА

С Верой Николаевной мы обычно «здрасте» — «до свидания», а тут звонится в дверь:
— Свет, может, зайдешь? А то накрыла поляну…
Мне не жалко: муж на работе, сын у бабушки. Зашла — стол накрыт, никого нет.
«Гостей ждала, а они не пришли?»
Ошиблась…
***
— Голову задурили этим концом света, просто ужас какой-то ! Сначала фильм «2012-й»: я когда на улицу вышла, аж, земля под ногами качалась, но вроде забылось, отошло, а потом это все началось…
Не то чтобы я верила, но было как-то неуютно: живу-то одна, и оставаться один на один с «концом света» казалось страшноватым. Знакомому одному сказала — ржет:
— На миру и смерть красна?
Ему хорошо — у него семья. Хотя, слава богу, дети выросли. Раньше все переживала, что внуков нет, а теперь подумала, может, оно и хорошо, маленьких-то особенно жалко…
Еще, блин, подумала, ясно дело, если будет, как в кино, даже и париться нечего, а вот, если пойдет по словам тибетского ламы…
Лама этот говорил, на две недели пропадет всякая связь, электричество и отопление. Советовал уезжать из города, запасаться продуктами, питьевой водой и дровами…
— Свет, ты же помнишь, люди блокаду пережили — девятьсот дней! Так что ж, две недели не потерпеть? Блокада, ты ж знаешь, у нас, у ленинградцев, в крови…
Задумалась. Дачи у меня нет — ехать некуда. Прикинула, сколько воды набрать и что надо купить себе и кошке. Это я могу без мяса потерпеть, а она ведь не поймет. Печки тоже нет: ну, не заказывать ведь буржуйку, как в блокаду, — что люди подумают? Решила так: свечек накуплю, бомжпакетов всяких и буду воду в турке греть и разводить. А кошке консервов…
Составила список — пошла в магазин. Дело к Новому году, а я упаковку свечей покупаю!
— Бытовых? — у продавщицы аж челюсть отвисла, а руки прям сами к декоративным тянутся.
— Бытовых, — говорю. И покраснела. Показалось, все на меня смотрят. В общем, на этом мои покупки и закончились.
Ладно, думаю, времени еще полно, успею…
Сразу скажу, так и не собралась, а вчера еду с работы — дома, хоть шаром покати! В «конец света» и верю и не верю, только вдруг захотелось стол праздничный сделать: шампанское, салаты, горячее… Накупила всего!
Ты не поверишь, первым делом, как домой зашла, воды набрала: три канистры по шесть литров и ведерко семилитровое — вон, погляди, в ванной стоят! И пошла готовить…
Сварила картошку, рис, открыла горошек, горбушу консервированную, мясо у меня тушится… Пока готовила, всю жизнь свою вспомнила — и плохое и хорошее.
— Да нормальная у меня была жизнь, Свет, нормальная! И чего всегда не хватало?
Кошка вокруг ходит. Тот лама тибетский говорил, чтоб за животными наблюдали: у них чутье, они, мол, подскажут, что делать! А она спокойная такая: никуда не рвется, не орет — только жрать требует. Ну, и я успокоилась…
***
Для чего на самом деле была нужна истерия с концом света, не знаю: версий много. Только Вере Николаевне она явно пошла на пользу: в квартире убралась, занавески постирала. Может, теперь и пить втихаря.

( Санкт- Петербург)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 6:39 PM | Сообщение # 47
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Николай Романецкий, Светлана Васильева

Я буду…

Я знал, что меня должны убить. Это было не удивительно. Желающих наказать меня подобным образом было как минимум двое.
У одного я увел женщину. Точнее, если говорить правду до конца, — супругу. Олег был моим другом и женился на моей бывшей девушке. То есть, это они думали, что девушка — бывшая. Я же думал иначе, поскольку любил ее еще с седьмого класса. Одна беда: был я невысоким тщедушным шкетом. При росте в… Впрочем, замнём для ясности. Про таких говорят: метр с кепкой… Все, что я умел, — бренчать в компании на гитаре. Правда, голосом обладал неплохим. Так, по крайней мере, утверждали друзья. Однако в глазах моей любимой это умение являлось невеликим достижением. А конкурент был конкретно спортивным пацаном. Такой непременно должен стать достойной опорой в жизни. И в конце концов стал. Избранниками девушки чаще всего называют именно подобных. И девушек можно понять.
Однако лет через десять, когда я успешно закончил университет и сделался бизнес-аналитиком в одной компании, занимающейся информационными технологиями, все изменилось. Она развелась с Олегом и стала моей женой. А он перестал быть моим другом.
Банальная история… И он… Чёрт, как же его?..
Я почему-то уже не помнил, как его зовут. Моего-то бывшего друга…
Второму я перешел жизненную дорогу в родной компании. Как в таких случаях выражаются, подсидел своего непосредственного начальника. С помощью сплетен принялся создавать вокруг него обстановку ненависти, а когда он, устав бороться с коллегами по работе, ошибся, я сумел очернить его в глазах руководства так, что оступившегося уволили…
На самом деле все было совсем не так. Моего начальника сшиб с занимаемых позиций мой коллега по работе, метивший в мое кресло, но понимавший, что меня убрать не удастся. Оставалось сдвинуть человека вверх по административной лестнице и таким образом освободить себе место. И с помощью тех же сплетен сделать главным виновником в случившемся — меня.
Говорили, что после увольнения мой бывший начальник запил; что, приняв стакан-другой, грозился мне глаз на ж…пу натянуть и телевизор сделать… Правда, так и не собрался.
Что ж, может, ситуация изменилась? Имени этого человека я тоже не помнил. Зато хорошо помнил, что через несколько лет умер. От неизлечимой болезни. От… Впрочем, и на сей раз замнем для ясности.
Перед самой смертью друг, с моей помощью лишившийся жены, пришел навестить умирающего и сказал: «Жаль, Игорек, что ты не увидишь, как она снова вернется ко мне. А она непременно вернется. Тебе же — поделом!» У меня уже не было сил отвечать. И он понял это, не докатился до торжествующей улыбки. Просто сказал: «Каждому воздастся!» И ушел. И если он был прав, мне воздалось… Или это у меня паранойя? Болезненная фантазия…
Я обратился вовне.
Вокруг было темно и тихо. Точнее, не совсем тихо — какие-то звуки жили поблизости, но откуда они брались, понять было невозможно. Однако темнота существовала — конкретная и однозначная. И не в том дело, что глаза мои были закрыты. Если есть свет, это поймешь и с закрытыми глазами… А еще было тепло и хорошо. Так хорошо, как не должно быть умершему. Наверное, я все-таки жив… Вот только здоров ли?
Может, крыша съехала?..
А потом до меня донесся голос. Он звучал вовсе не в ушах, а… Я и сам не мог сообразить, откуда он доносился. Будто голос жил внутри меня, как мое собственное порождение. То ли языка моего, то ли все той же фантазии…
— Ты наказан, — сказал голос равнодушно. — И сам знаешь — за что. Быть тебе уродом! Без правого глаза и правой руки. С заячьей губой и синдромом Дауна. Стоит ли таким жить вообще?
Конечно, таким жить не стоит! В Древней Спарте с подобными поступали решительно — в пропасть, и вся недолга! А в наше время таких надо изымать из материнского лона… Вот только знать бы заранее, кого носит будущая мама!..
А потом я узнал голос. Он был мой.
Да, фантазия, судя по всему, пошла вразнос. Ее требовалось немедленно остановить. Хотя бы с помощью старой доброй человеческой логики…
— За что же я наказан? — спросил я. — Разве я совершил преступление? Тогда судите меня. Прокурор, адвокат, свидетели… Десять лет в лагере особого режима.
Голос должен был отозваться на мою тираду смешком. Во всяком случае, я бы усмехнулся, произнося следующие слова…
А слова были такие:
— Наказания без преступления не бывает. Разве ты не знаешь эту истину?
Эту истину я знал. Ее время от времени выдавал телезрителям Глеб Жеглов из фильма… А вот название фильма я тоже не помнил…
— Вряд ли тебя стоит тянуть дальше. Смерть станет твоим спасением от мучений, которые ты причинишь не только себе.
Я хотел спросить: «А кому еще?», но слов не нашлось…
Если подходить логически, голос был прав: без правого глаза и правой руки, с заячьей губой и синдромом Дауна не стоит жить.
И я спрятался в теплой и доброй темноте.
Потому что мне стало страшно. Конкретно и однозначно…

* * *
— Игорь бы понял…
Этого не надо было говорить — что угодно, только не упоминать имени второго мужа. Олег, точно врезался в стену на бегу, тяжело дыша и не в силах вымолвить ни слова.
Да, говорить этого не стоило…
О том, что беременна, Ася узнала три месяца назад. А вскоре выяснилось: у «плода» синдром Дауна, плохо развита правая верхняя конечность — в общем, с абортом посоветовали не тянуть, но…
Сначала она заболела, и пришлось пересдавать устаревшие анализы, потом куда-то подевался паспорт. Нашелся через неделю в ящике вместе с другими документами, где смотрели уже, наверно, раз пятьдесят. По дороге они с Олегом попали в аварию, а когда, наконец, добрались до консультации, Ася вдруг поняла, что аборт делать нельзя.
— Сомневаюсь я насчет Игоря, — наконец, через силу выговорил Олег и вдруг сорвался: — И вообще бред! Полный бред! «Препятствия», «под защитой судьбы»! Ты сама-то хоть соображаешь, что говоришь? Или у тебя с этим ребенком окончательно съехала крыша?! Можешь не воображать, твой драгоценный Игорь…
— Никакой он не мой, и не…
— …сказал бы то же самое! При всей своей малахольности! — все-таки перекричал Олег и кричал еще долго, припоминая Асе все ее грехи за шесть лет их совместной жизни, самым тяжким из которых, естественно, был ее уход к Игорю…
Ася не перебивала. Обидно. Очень обидно и очень больно. Одиннадцать лет ждала она ребенка, честно говоря, уже и перестала ждать — и вот на тебе!
Рожать нельзя! Собралась делать аборт, но и здесь все пошло наперекосяк — странно все как-то пошло. Заморочки, недоразумения, необъяснимые, нелогичные. Каждая справка доставалась чуть ли не с боем!
Сначала Ася злилась — потом заметила определенную закономерность: точно кто-то мешал, оттягивал. Конечно, не сразу, не вдруг — все сложилось в тот момент, когда они угодили в аварию.
А Олег продолжал бушевать.
Ну как ему объяснить? Как? Игорь бы понял: он всегда обращал внимание на подобные, как он говорил, знаки. А Олег… он ни во что такое не верил и не понимал.
— Ну, малышка, ну, солнышко… — принялся вдруг уговаривать Олег, поняв, что криком ничего не добьется. — Думаешь, мне не жалко? Думаешь, я бесчувственный? ОН ведь будет мучиться! Ладно мы — ЕМУ будет плохо!
А если врачи ошиблись?
Мысль появилась совершенно внезапно — и будто подтверждая, ее в первый раз толкнулся ребенок…

* * *
Я знал, что кем-то наказан. Но кем и за что — не имел ни малейшего понятия. В детстве, бывало, папа давал мне трепку за различные провинности. Он не был героем Афганистана. Но купил как-то на городской барахолке новенькую форму десантника. И когда я чудил, папа вытаскивал из брюк десантный ремень и смачно прикладывался им к моей заднице. Он бил не сильно, и я плакал не от боли, а от обиды…
Ну не понимал я, почему после школы нельзя поиграть с мальчишками во дворе в футбол, а непременно надо бежать домой, чтобы меня накормили… Папа своего добился — я перестал играть в футбол. Только от гитары он меня отвадить не смог, хотя и считал, что на гитарах играют лоботрясы и хулиганы. Но тут ему даже десантный ремень не помог…
Впрочем, других ребят поколачивали еще и за двойки. Меня судьба спасала — я учился даже без троек… Наказывали же за то, что у меня шило в заднице. Так говорила бабушка… Однако сейчас не было никакого шила в заднице. И наказывать меня получалось совершенно не за что.
Я лежал в теплой доброй темноте. Было хорошо, хоть и тесно. Теснота не мешала мне шевелить руками и ногами. Вернее ногами и рукой. Потому что она была одна: другой руки я у себя не находил. И потому старался не шевелить и той, что имелась. Почему и сам не знал — просто делалось страшно. Но когда я двигал ногами, они ударялись во что-то мягкое. И тут же мне становилось намного лучше. Как будто я такими движениями делал очень хорошее и правильное.
Это чувство приходило откуда-то снизу, из-под ног. Хотя иногда мне казалось, что под ногами вовсе не низ, а верх.
И можно было двигать ими, раз за разом. И хорошесть шла раз за разом, все сильнее, как будто лучше от моих движений становилось не только мне, но и еще кому-то … И все-таки я знал, что наказан. Но знал и то, что смерть мне уже не грозит.

* * *
— То есть, как ушел? — словно желая увидеть доказательства, Лерка растерянно оглядела кухню.
— Как-как? Собрал чемодан и…
— Из своей квартиры? — ужаснулась подруга, и, видимо, поняв свою оплошность, быстро добавила: — Он же тебя любит! И ты его…
Прежде Ася и не сомневалась, но вчера, когда Олег укладывал вещи, молча смотрела и думала, что вот, сколько раз уходила сама — теперь, наоборот, уходят от нее. И больше никаких эмоций.
— И ты так спокойно об этом говоришь! Подожди! — не собиралась сдаваться Лерка. — А что если он специально: ну, чтобы ты одумалась?
— Я не буду делать аборт! Понимаешь, не буду!
— Аська, но ведь он прав.
Вот и Лерка туда же…
Ася не удивлялась: бывает, что ты в чем-то уверен — просто знаешь! — зато другим невозможно ни объяснить, ни доказать. Момент истины. Игорь бы понял… Поразительно, но каждый раз, как она начинала думать о будущем ребенке, вспоминался Игорь.
«Человек, Аська, может все! Если решил твердо — получится стопудово! Я тоже сначала не верил. А потом как-то раз сказал себе: она будет со мной — и больше не сомневался…»
«Он совершенно здоров! Он совершенно здоров…» — твердила про себя Ася, и каждая раз в ответ приходило ни с чем не сравнимое ощущение восторга.

* * *
Мне было очень тесно. И чтобы избавиться от этой тесноты, я дергал ногами и руками. И всякий раз мне становилось очень хорошо. Но мне уже совсем не хотелось жить тут. Не должен я был тут жить, меня ждали в другом месте. И я знал это, и мне опять было хорошо.
А потом вокруг началось шевеление.
Это было хорошее шевеление — меня давило и дергало, и пихало куда-то, вперёд головой, и я знал, что так и должно быть. А еще я знал, что потом мне надо будет громко-громко закричать… Но именно потом — сейчас было нельзя. Сейчас я еще не мог дышать. Но когда я выйду из этой тесноты, я непременно закричу! И буду совершенно здоров!.. Я буду совелсенно здолов… Я буду совелсенно… Я буду… Я… Я-а-а-а-а!..
(г. Санкт-Петербург)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:06 PM | Сообщение # 48
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline

Седова Мария

Птица и Человек


Жила маленькая птица. Жила она как все, в своем птичьем доме, именуемом Лес, среди таких же птиц, как она. Занималась своими птичьими делами, как и положено приличной птице. Не будем углубляться в описание всех птичьих дел, потому что сказка совсем не об этом...Когда дела заканчивались, и у птицы появлялось свободное время...нет, она не спала, она улетала в город, просто так, покружить над улицами, крышами домов, посмотреть на городских птиц. Но в основном ее привлекали люди...такая была у нее странность. Однажды она сидела себе спокойно на ветке в каком то городском парке, и разглядывала ворон..как вдруг почувствовала на себе взгляд, обернувшись, она увидела глаза...большие, но птичьи глаза...Человек смотрел на птицу, и улыбался. Нет, не потому что у человека были глаза, как у птицы...нет, но в них было все птичье. Определенно. Птица даже заморгала от неожиданности ... этого не может быть. А человек подмигнул и сказал совершенно по- птичьи:- Эй, красавица, хочешь орешков? Птица замерла.
- Спасибо...ответила она.
- Да на здоровье, сказал человек, и ушел.
Не будем вдаваться в дальнейшие описания произошедшего переворота в маленькой головке маленькой птички...Потом, спустя много времени они гуляли под деревьями, и там и сям... человек и птица на его плече. Разговаривали на птичьем языке, а может на человечьем, но это уже было совершенно неважно. Птица уже не могла вспомнить, где она проводит больше времени...в лесу или в городе, и кто она теперь...может, человек?? А может, этот удивительный человек все -таки птица...? Нет, это невозможно... - Возьми меня к себе, однажды сказала птица.
- Куда я возьму тебя...мой дом не лес, - ответил человек,и отвел взгляд.
- Там где ты, там и дом, -посмотрела на него птица. Ты - мой Лес.
- Если уж на то пошло, то я - не твой лес, сказал человек и улыбнулся.
- Согрей меня, мне холодно! - попросила птица.
И человек взял её в руки, и прижал к груди. И птица услышала колокол... - сердце человека, и постепенно согрелась.
Солнце садилось.
- Мне пора, сказала птица, - скоро ночь , и я не найду дороги.
- Лети...- вполголоса ответил человек. А ночью ему снился сон, где он был птицей, большой и сильной. Он летал над лесом, опускался на ветки самых высоких деревьев, падал вниз, и у самой земли взмывал вверх, парил, и купался в солнечном свете, и ему было хорошо и свободно.

Волшебник

Жил был волшебник. А волшебником он был потому, что его окружало все то, о чем он думал... Просто думал, мечтал, желал, и даже боялся. Настолько, что и стены в его жилище были легким отражением его мыслей... Не говоря уже о людях и других странных существах, появляющихся в его жизни. Стоило ему о ком-то подумать, как тот появлялся, рано или поздно. Ему самому не раз приходило в голову, а не является ли он сам воплощением чьей-то мысли?
Но дни шли за днями, образуя круг. Он понимал, что это уже не волшебство, а колдовство. Заколдованный круг, заклинание из повторяющихся мыслей, слов и дел. Заклинание, созданное им самим, именуемое Жизнь.
- Кто я..? Однажды спросил он сам у себя. - Волшебник. Ответил он сам себе, и посмотрел на себя со стороны. - Я больше не хочу колдовства... прошептал он. -Ты свободен, сказал он опять сам себе, и налил воду не в стакан, как он обычно это делал, а на пол. И у его ног заплескалось море. - Я свободен! Сказал он, подкинув какие-то свои бумаги с воспоминаниями, которые тут же превратились в листья, и разлетелись во все стороны. Я свободен,- повторил он снова, нарисовал на стене трещину… и вышел в нее.

Дар

Жил один человек. Хороший. Добрый. Жил своими радостями и печалями. Но однажды что-то случилось с ним. Полюбил он девушку невиданной красоты. Он и раньше влюблялся, и даже думал, что навсегда... но эта любовь была особенной. Почему? Он и сам не знал. Чувствовал только, что любит. Где бы он ни находился, что бы ни делал, с кем бы ни разговаривал... Только вместо радости...вдыхал он боль и грусть полной грудью. А выдыхал... свою душу... Оттого, что любимая была далеко. Бесконечно далеко, как только может быть человек, даже находящийся на расстоянии вытянутой руки, но сердце которого закрыто. Оно когда-то приоткрылось, и он устремился туда безоглядно...не выяснив, зачем оно приоткрылось... Да и как можно выяснять, когда тебя ослепило светом... Но не всегда двери открываются принять нас, иногда они открываются, что бы посмотреть... А потом...захлопываются. И он стучал. Ведь сказано:...стучите, и откроют вам, просите, и дадут, ищите, и обрящете... И он верил. Стоял под дверью бессонными ночами, с глазами, отражающими пропасть... Писал стихи, посвящая их своей любимой... Но когда закрыто, а мы хотим оставить о себе весть, что мы делаем? ...И он подсовывал под дверь листы со стихами. Их было много... Они были красивые и грустные, как листья осеннего дерева, радующие глаз своей умирающей красотой. Да и сам этот человек стал похож на дерево, пророс корнями у закрытой двери, и ронял, ронял свои прекрасные листья... Есть такая пословица, что бог считает слезы женщины. А кто считает слезы мужчины? Как же люди привыкли приписывать богу всяческие дела, слова и выражения... Но оставим это. Вернемся к нашему человеку. Обратившемуся в дерево. Так стоял он целую вечность. Пока не облетели все листья. Пока не оцепенели все ветви. Пока холод не сковал все тело, и корни уже не смогли впитывать жизненную силу земли. Пока не пришла зима. И он уснул. Самым глубоким сном. Каким не дано спать людям. Но он мог. Ведь он уже не был человеком. И во сне он начал вспоминать себя. Живого, ходящего по огромной земле. Все свои радости и печали. И пусть печали... Они уже не казались ему такими уж печальными... Если можно так выразиться. И он стал смеяться...и смеялся до тех пор, пока не проснулся. А проснувшись, вдруг обнаружил, что все еще стоит на одном месте. Но только рядом плескалось море... - Море? А как я здесь оказался? - подумал он... Он встряхнул ветвями, на которых птицы уже успели свить гнезда, потому что пришла весна, потом выпрямился... и бросился прямо в воду. Нырнул глубоко, а вынырнул прежним. Человеком. Только глаза его теперь видели всё насквозь. А весна? Шла по земле, и пела.
( г. Москва)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:08 PM | Сообщение # 49
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Лусине Ерицян

МАЛЕНЬКАЯ СМЕРТЬ


Рассвет пробрался в комнату незаметно, как мышь.
Лили не сразу его заметила. Но почувствовала, как поползли по стенам и по ее спине длинные скользкие тени. Холодные, серые тени-призраки. Они как будто разговаривали, шипели, звали ее…
Глупости! Кажется, Лили задремала прямо здесь, сидя в неудобном плюшевом кресле, и окончательно потеряла связь с реальностью.
- Просыпайся, Лили, просыпайся,- шипели тени на стенах,- времени совсем нет…
- Это неправда! - проговорила она строго, толи им в ответ, толи просто самой себе. - Тени не умеют разговаривать!
Сказала и улыбнулась, будто пойманный на обмане ребенок. Ей вдруг стало отчего-то стыдно.
Там, у стены, напротив кресла стояла кровать. На ней лежал человек. Он спал, закутавшись в теплое темно-синее одеяло. В мертвой тишине можно было услышать его ровное дыхание, а если прислушаться- то еще и стук сердца. Лили все слышала. Даже боялась пошевелиться, чтобы не перебить ритмичную мелодию его вдохов-выдохов.
Что будет, когда он проснется и увидит ее в своей комнате? Что подумает? Что скажет? Лили мигом представила себе эту сцену:
“Это ты? Ты- здесь? Но… как ты сюда пробралась?”
“Сама не знаю… Я стояла на мосту. Хотела… Потом вдруг подумала о тебе. Ноги сами привели меня сюда”.
“Кто тебя впустил? Эмма? Ну да, конечно же Эмма! Вы же с ней теперь подруги!”
“Нет, твоя сестра тут не при чем. Дверь… кажется она была открытой… Как дела? Ты выглядишь усталым. Не выспался? Хорошо себя чувствуешь”?
“Зачем ты здесь? Чего ты добиваешься?! Мы же расстались полгода назад или даже больше. Не помню…”
“Я скучала. А ты? Знаешь, я уезжаю. Завтра. Не могла уехать не попрощавшись с тобой. Не прогоняй меня.”
“Могла бы позвонить сначала!”
“Прости, не подумала. Хотела устроить тебе сюрприз. Я очень скучала. А ты? Поговори со мной. В последний день, в последний раз.”
“Ты снова просишь меня о “последнем дне” ?! Тебе не надоело?
“Мне от тебя ничего не надо. Просто поговори. Только не молчи, прошу…”
- Времени нет, нет, нет…- снова зазвучали пятна на стенах.
-Вы лжете! - злобно зашипела Лили. Она была недовольна тем, что тени-призраки вмешались в их разговор, пусть даже воображаемый. - Я вам не верю. Я никому не верю…
Лили знала точно: времени у нее сполна. Он никогда не просыпается раньше полудня. Тем более в праздничные дни. Об этом прекрасно знали его родители и друзья и никогда не беспокоили. Так что у нее в запасе еще несколько часов. Она может спокойно посидеть подле него, понаблюдать за ним, помечтать.
- Глупые, злые тени! Вы ничего не знаете! Оставьте нас, уйдите, исчезните! Хотя бы в последний день…
Лили вдруг стало страшно.
- Поговори со мной.
Он лежал на животе, обхватив подушку сильными руками. Черные волнистые волосы ниспадали на высокий лоб. Он улыбался во сне.
- Ведь знаешь, я люблю тебя…
Лили слышала его дыхание, и ей казалось, что это и ее дыхание тоже. Возможно ли такое? Конечно возможно! Еще бывает одно сердце на двоих, одна душа на двоих, одна жизнь на двоих, одно небо на двоих…
- Слышишь? У нас с тобой одно небо на двоих. И ангел-хранитель. Нет! Когда я умру, я хочу стать твоим ангелом-хранителем. Можно?
Он спит. Он улыбается. Значит- можно. Интересно, что он видит во сне?
- Может наше с тобой небо? … Нет. Его больше нет. Неба нет… А, знаю! Тебе сниться твоя новая…, как ее там… …Черт! Забыла! Ведь Арти говорил… Ты ее любишь? А помнишь, ты когда-то любил меня. По крайней мере говорил, что любишь… Ровно год назад ты признался мне в этом, а я не раздумывая бросилась к тебе в объятия. Вроде подписала себе смертный приговор. Но смерть- это не страшно. Жизнь намного страшнее, поверь мне. Но есть мгновения, ради которых стоит жить. Вот хотя бы это, например. Сидеть перед тобой, разговаривать, смотреть на тебя… Ты меня не слышишь, но я-то тебя слышу… Как мне хочеться обнять тебя! Просто обнять и умереть вот так. Умереть… а мне ведь всего лишь 19. Вся жизнь впереди, не так ли? Ты скажешь, что я еще найду себе хорошего человека, полюблю его и буду снова счастлива. А знаешь, что я на это отвечу? Ничего! Просто рассмеюсь тебе в лицо! Я была счастлива когда-то. Пусть недолго! Пусть всего три месяца. Хотя почему же? Для меня эти три месяца – целая жизнь. Настоящая жизнь. А не то, что происходило до и после. Ведь за все свои 19 лет я по-настоящему любила только тебя. С той самой секунды, когда пять лет назад увидела у Арти дома, помнишь? Тогда я была совсем девчонка, ничего не понимала и ни о чем не думала. Для меня любовь была игра, впрочем, как и сама жизнь. Потом ты уехал. Я поступила в университет, появились новые друзья и интересы. Я взрослела, и вместе со мной взрослело то чувство, которое ты так незаметно посеял в моем сердце. Просто однажды я поняла, что жду твоего возвращения. Себя-то я не могла обманывать.
Жизнь вертела меня в головокружительном водовороте событий, бросала в бездны, возвышала до небес. Меня унижали и славили, предавали и боготворили, мне лгали и лицемерили. Я снова и снова умирала, но! - возрождалась. Потому что знала, что однажды ты придешь и спасешь меня, как в сказках, как в глупых книжках, которыми я зачитывалась в детстве. Так и случилось: ты пришел и спас меня. Но ты и погубил. Теперь уже окончательно. Всадил кол в сердце, изрезал душу на лоскутки. А такие раны не заживают. Никогда. Увы. Самая страшная гибель- это гибель от своей собственной мечты, от руки собственного бога. Это падение было самым больным из всех, что были у меня в жизни- а их было немало. Это было самое сокрушительное поражение из всех поражений- и их тоже пришлось уйма.
Когда ты ушел, со мной произошло невероятное. Клянусь тебе всеми святыми ада, такого я не пожелала бы никому из смертных на этой грешной земле! Это было медленное погружение в преисподнюю. Меня будто похоронили заживо. Каждое утро я просыпалась, ощущая себя в гробу, но все еще живой. Каждое утро я проклинала жизнь и звала смерть. Каждое утро я ненавидела небо, землю, солнце, бога, себя, но, увы, не тебя. Почему увы? Да потому что если бы я смогла возненавидеть тебя я бы выжила. Но нет, я продолжала любить назло себе, назло судьбе с каждым днем все сильнее и сильнее. Все, что бы я ни делала, было пропитано мыслью о тебе, мое солнце! С утра до ночи, с ночи до утра, каждый день, каждый час, когда ела, пила, говорила, смотрела телевизор, слушала музыку, курила, чистила зубы, готовилась к экзаменам, читала, смеялась и плакала. Боже мой! Сколько же слез я пролила- хватит на целое море. Мертвое море. Сколько слез и крови! Внутренняя боль была настолько сильной, что оглушала физическую. Все нереальное становилось реальным, а реальное вообще перестало существовать. Я видела и говорила со своей болью, вместе с ней сжигала, душила, рвала себя изнутри.
Я сходила с ума, я растворялась в воздухе, я разлагалась как живой труп! Каждый день! Каждый день! Каждый день!... А знаешь, что было самым невыносимым? Вставать утром с постели, одеваться, замазывать на лице следы бессонной мокрой ночи, и идти в институт, а там- улыбаться, при этом безмолвно терпеть внутреннюю боль, которая не отпускала меня ни на одну секунду. Эта проклятая боль до сих пор продолжает терзать до сих пор – на протяжении всех этих долгих месяцев, что я не с тобой. Я даже хотела, и не скрою, до сих пор лелею мысль покончить с собой, перегрызть себе вены! Потому что не могу больше так жить с таким страшным грузом больного сознания, тяжелых слез и мыслью о том, что мне никогда не стать прежней.
А ты… ты жил все это время в параллельном мире и ничего не знал. Я позаботилась об этом. Когда мы случайно виделись дома у Арти или в клубах, конечно я строила из себя беззаботную, сильную, счастливую девушку. Ты ведь охотно верил в мою гениальную игру, потому что тебе было все равно. Все верили. Никто не знал правды. Ни одна живая душа! Но вот сейчас я пришла к тебе с повинной, чтобы разоблачить саму себя, свою ложь и дешевую игру. Теперь мне нечего терять…
Лили замолчала. За дверью послышались шаги. Мимо. Никто не войдет- это точно. Время еще есть.
- Как я прожила все эти месяцы без тебя, сама удивляюсь! Жила и считала дни. Жила и ждала. Клянусь, до последнего ждала, что ты позвонишь, позовешь, просто увидишь, подойдешь, обнимешь и скажешь: “Ничего не говори! Прости меня. Я тебя люблю…” Но ты не звонил, не приходил. Ты все забыл! Все!
Лили не сдержалась и заплакала. Под глазами сразу же выступили коричневые пятна: так бывает, когда часто плачешь. Она вытерла слезы рукавом, тихонько шмыгнула носом и снова улыбнулась. Она просто не могла не улыбаться, глядя на его.
- Какой ты красивый! Мой! Никому не отдам… Хотя о чем это я? Уже отдала… Я знаю, ты никогда не вернешься. Прости меня! Я ведь тоже ухожу. Что нас ждет впереди, один бог знает. А может и он не знает. Но одно я знаю точно: тебя я никогда не забуду! И никогда никого не полюблю так сильно как тебя. Обещаю, нет - клянусь! Твое место в моем сердце никто не займет! Мы еще встретимся, мой родной! В раю или в аду или в следующей жизни мы снова будем вместе, я знаю… Нам нужно время. Я должна свыкнуться с мыслью, что тебя нет… нет… Я просто хочу, чтобы ты знал правду. Я по-прежнему люблю тебя, несмотря ни на что! Надеюсь, ты не очень огорчишься или смутишься из-за этого… Я не хочу, чтобы тебя хоть на долю секунды мучило чувство вины, жалости или неловкости. Все так как должно быть. Я уезжаю, я буду свободна, я взлечу на стальных крыльях высоко-высоко над городом и над своей болью… Больше всего на свете я хочу, чтобы ты был счастлив и добился всего о чем мечтаешь. Чтобы ты наконец нашел свою половину и чтобы она любила тебя так же сильно как я. Хочу, чтобы ты всегда улыбался- тебе это так подходит! Улыбка и смех продлевают жизнь, а я хочу, чтобы ты прожил долгую жизнь. Она ведь у нас одна на двоих… Боже! Как же сильно я тебя люблю! До мозга костей, до сердцевины каждой клеточки, до краев этого космоса, до бесконечности моей души. И я счастлива! Снова счастлива! Даже не знаю почему. Глупо да? Ты скажешь, я сошла с ума? Может быть. Все может быть…
И снова молчание. Лили насторожилась. Кажется, он шевельнулся. Да, он просыпается. Сердце Лили бешено заколотилось. Вот, сейчас он проснется и увидит ее! Но разве это имеет значение? Она ведь решила разорвать все связи с прошлым. Все же, впереди новая жизнь. Но сперва надо попрощаться со старой! Вот почему она сейчас здесь.
Та самая проклятая боль, которую она, казалось, оставила за дверью, вдруг снова осадила ее, проникла под кожу и ядовитой змеей поползла вверх по венам. Ее руки предательски задрожали. Ей стало страшно неловко и стыдно. Какая нелепая мысль! Зря она все это затеяла. Чем же она думала? Ей захотелось раствориться в воздухе, просто исчезнуть.
Она закрыла лицо руками и вскочила с кресла…
Он открыл глаза медленно, с неохотой. В комнате уже давно царило утро. Он лениво прищурился: от резкого света у него заболели глаза. С трудом припоминая, что было вчера вечером- кажется продолжение новогодней пьянки- он осторожно приподнялся на логти. Впервые за последние три дня дома. Голова страшно болит. В ушах- застрявший гул вчерашней громкой музыки. Мышцы нудят, кости ломят, одним словом – похмелье…
- Кажется мы вчера взяли Берлин…- пробормотал он иронично. - Черт! Как же болит голова!
Неуклюжим движением он отшвырнул одеяло в сторону и присел на кровать. Ему стоило немалых усилий сначала найти, а затем и натянуть на себя джинсы. Майку и носки он даже не пытался искать. Просто встал и босиком направился к двери.
Лили наблюдала за ним из своего убежища: в последнюю секунду она все же успела спрятаться за креслом. Она задыхалась. Будто он взял и унес с собой из комнаты весь кислород. И стыдно, и радостно, и весело, и страшно...
Хочется подбежать к нему, обнять и умереть.
Нет. Хочется выбраться из квартиры и бежать, бежать, бежать… Пока сама себя не загонит как лошадь, упасть на простуженную землю и… умереть.
Нет. Хочется броситься ему в ноги, как избитая собака, умолять, просить прощения (на важно за что), помолиться ему как богу и… умереть.
Да. Умереть. Другого способа избавиться от этой знойной боли просто нет! Она будет преследовать ее и в другом городе, в другой стране, на другой планете. Невозможно убежать от себя. Лили сама превратилась в пульсирующую рану, неизлечимую болезнь. Она сама- есть Боль.
Лили была полна решимости. Она уедет, но по-иному. Она улетит, но на своих собственных крыльях.
Но сначала надо попрощаться…
Набравшись храбрости, она вышла из укрытия и бесшумно пошла по его следам. Они вели в ванную комнату.
Шум воды. Кажется, он умывается. Ничего, Лили подождет, ей не привыкать, тем более, что дома, по-видимому, никого не было.
А может все-таки уйти, пока совсем не поздно, пока еще есть возможность… Она не успела додумать эту мысль. За секунду до того как он вышел из ванной комнаты, смелость вновь подвела Лили. Будто невидимая сила толкнула ее и она снова спряталась, на этот раз за дверь. И тут же рассердилась на саму себя: “Глупая девчонка! Хватит трусить! А ну немедленно выходи к нему или убирайся ко всем чертям!”
Звонок. Телефон. Он ищет трубку и никак не может ее найти. Ну вот, наконец - трубка валялась в зале на диване среди разноцветных подушек.
Лили пошла за ним в зал и робко остановилась на пороге.
- Алло?
Теперь она стояла позади него. Ему стоило только обернуться, чтобы увидеть ее. Сейчас, сейчас он обернется. Еще секунда.
- Алло? Кто это? Арти?!
- Эрик, ты можешь приехать? - Арти заорал так, что это услышала даже Лили.
- Зачем? - неохотно протянул Эрик,- я только что проснулся. Я не знаю, куда дел ботинки…
- Эрик, приезжай сейчас же! Лили...
- Что, Лили?
- Она… покончила с собой, Эрик!
- Что-о??!
- Бросилась с моста. Ее тело нашли сегодня утром, несколько часов назад. Эрик, она мертва, ты слышишь?
- Не может быть… Ты шутишь?
- Идиот! Разве такими вещами шутят? Приезжай к нам сейчас же! Она оставила записку. Кажется, это все из-за тебя…
- Из-за меня?! А я-то тут причем?! Мы с ней уже полгода как расстались.
- Какой же ты все-таки…- Арти не договорил. В гневе бросил трубку.
Эрик стоял с телефонной трубкой в руках неподвижно, словно превратившись в соляной столп. Глаза его впились в какую-то точку на стене. Бледное лицо ничего не выражало.
Лили по-прежнему стояла позади него на пороге столовой и, как ни в чем не бывало, улыбалась. Ведь он сейчас обернется и увидит ее, и тогда…
Шум воды. Эрик вздрогнул. Вспомнил, что не выключил воду в ванной. Резко развернувшись, он широкими шагами направился в ванную и закрутил кран. Правая рука все еще крепко сжимала телефон.
А Лили по-прежнему стояла на пороге и продолжала улыбаться. Она была свободной и легкой, как облако. Боль внезапно отступила, будто перед лицом неведомого лекарства. В голове ни единой мысли, в сердце ни единого чувства. А главное, теперь она сможет смотреть на Эрика столько, сколько захочет. Сможет заботиться о нем, стать его ангелом-хранителем, о чем и мечтала.
- Спасибо…

P.S.

"Милый Эрик!
Посвящаю тебе мою маленькую смерть. Последнюю в моей жизни…

Вечно любящая тебя
Лили"


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:10 PM | Сообщение # 50
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Лусине Ерицян (окончание)

ЛИШНИЕ

Алина Петрарке, 21 год
А что, если…
Не хочу наступать на одни и те же грабли. Но чувствую, что проживаю знакомый сценарий. И герои те же. Просто имена разные. Судьба пытается схитрить, но совпадения настолько очевидны, что я даже могу почти предугадать следующее событие в собственной жизни. Так же, как тогда – общая подруга, ее дня рождения. Потом долгое молчание в социальной сети. И опять я первая. Но разве оно того стоило?
А что, если…
Да, оно того стоило! Все, что мне не хватало, все, что я искала, мне открылось в одном единственном человеке. Неужели это возможно? Я думала, что такого человека просто не существует. Это вроде как склеить лицо из журнальных вырезок и вдруг увидеть его в толпе. Он вышел прямо из снов, воспоминаний из далекой прошлой жизни, из фантазий и робких надежд… Даже лучше, чем я себе представляла. Намного лучше, чем все, что было раньше. Я и не помню, что было и как было. Перед глазами – прозрачные, как тюль, лица, голоса, как на жеваной записи старой пластинки. Но потом все эти призраки сметает один-единственный вечер.
А что, если…
Мы гуляли по бульвару, потом по набережной, выпили чай с вафлями. Болтали без умолку. Смеялись. С ним легко и уютно. Ощущения такие же, как если бы я сидела в плющевом кресле с чашкой горячего какао, укутавшись в мягкую шаль, и смотрела бы старую черно-белую комедийную мелодраму с участием Одри Хепберн. И откуда у меня такие глупые мысли?! Сама себе удивляюсь! Дана, так же, как три года назад, говорит, что все будет хорошо, но все равно я боюсь поверить и вновь обжечься. Стараюсь не думать о плохом (да и о хорошем тоже). Но мысли сами приходят. Они будто думают меня. Я сама превращаюсь в ожидание, в сплошной оголенный нерв. Отгоняю плохие мысли, меня осаждают хорошие. Отмахиваюсь от хороших мыслей, меня снова и снова начинают пожирать плохие…
А что, если…
Прошла ровно неделя с нашей незабываемой прогулки и всего два дня с последней случайной встрече в пабе, где мы сидели с Даной. Было около девяти вечера, когда он зашел в паб со своим старшим братом, Штефаном. Мы сидели прямо у входа, и он нас сразу заметил. Мне показалось, что он изменился в лице, когда увидел меня. Не могу сказать в хорошем ли смысле. Но с нами он был очень мил, галантен и весел, даже пригласил нас на концерт. Ну, мы и пошли. Как раз у нас и сложилось две пары. Его брат славный и вроде понравился Дане, по крайней мере, они весьма мило смотрелись друг с другом. Но мы толком и не смогли поговорить, потому что на концерте было слишком шумно, да и полно незнакомых людей. Я чувствовала себя ужасно неловко. Но мне все равно было хорошо рядом с ним, чувствовать его тепло и просто знать, что в любой момент мне можно до него дотронуться, как до бесценного маленького сокровища. Пусть и не совсем моего.
А что, если…
Я так устала думать – если бы да кабы! Но почему? Почему он не пишет и не звонит мне?!

* * *
Милош Стан, 27 лет
Такое со мной впервые. Хотя нет. В тринадцать, кажется, лет я подставил пакет с солью под кран и открыл воду. А теперь эти проклятые яйца. Вместо того, чтобы сложить их в холодильнике, я сунул ячейку в шкафчик ванной комнаты! Штефан так ржал! А я, как идиот, ничего толкового не смог придумать. Сказал, что все это из-за смены часовых поясов, все никак не привыкну. Мама посоветовала мне отоспаться. И то верно. Всю прошедшую ночь я пролежал с открытыми глазами. Думал о том, что хочу остаться в Галаце. Готов забить на учебу и работу. Я и так скопил достаточно денег, чтобы открыть здесь собственное дело. А те вложения, что я сделал в Пирре… да пропади оно все пропаду. Мне ничего этого не нужно. Вот блин, как же я влип! Это просто до невозможности глупо! Один полувзгляд, одна полувстреча, 10 минут разговора, – и я уже готов поменять всю свою жизнь.
А сегодня утром я сделал нечто совершенно неожиданное для самого себя: в семь утра поперся в “Magnus Galati” и час караулил у входа. Зато увидел, как она заходит в отель. Вся такая воздушная в голубом платье… Она конечно узнала меня, несмотря на мой глупый комуфляж (дурацкая кепка Штефана и солнечные очки). Но сделала вид, будто видит меня впервые, и прошла мимо. А я продолжал стоять, как самый настоящий даун, и беспомощно смотреть ей в след. Вот возьму и назло ей сниму номер в отеле! И буду весь день просиживать в ресепшене, пить кофе и мозолить ей глаза! Что она тогда сделает? Будет продолжать меня игнорировать? Конечно! Уверен, что так оно и будет. Нет, здесь нужен совершенно другой подход. Ювелирная работа. Один неверный шаг – все! Не будет пути назад… Ну как же мне пройти сквозь эту титановую стену?! Обойти ее тоже не вариант. Если бы я знал, что у меня есть хотя бы один шанс из тысячи…
Она не отвечает на мои сообщения, делает вид, что не видит меня, тем самым намекая на то, что не собирается вступать со мной в разговор. Конечно, я знаю, в чем дело, не дурак же! Но разве в этом есть моя вина? Разве я кому-то что-то обещал? Кого-то обманывал? Это была всего лишь встреча! Я подумал – почему бы и нет?! Свободный вечер, хорошее настроение и погода в самый раз! Мне что уже нельзя заводить новых друзей? Во всем обязательно должна быть какая-то подоплека?! Это же бред! Что в этом такого?! Тем более причина была вполне себе безобидной – подробности учебы и работы в США. Откуда же я знал, что… хотя, конечно, мог бы догадаться. Наверное, я слишком долго прожил в США, где люди совсем иначе относятся друг к другу. Тут и ежу понятно, что вопросы об учебе вполне себе можно было задать он-лайн.
Ну да, я сглупил! С кем не бывает. Но ведь если бы не вся эта история, я бы так и не познакомился бы с ней. Может быть, оно и было бы к лучшему. Я вернулся бы в Пирр после каникул, закончил бы с визой, продолжил свою жизнь и карьеру и не забивал бы мозг всякими глупостями. А теперь что? Вся моя жизнь до сих пор кажется мне сплошной глупостью, бессмысленной погоней за материальными ценностями. Будто все это время жило мое тело, и только сейчас я вдруг почувствовал внутри свою душу. И страшнее всего осознавать, себя в тупике. В четырех стенах, без окон и дверей. Не могу ни уехать, ни остаться. Заперт в своем собственном теле наедине со своими собственными мыслями и чувствами… Может быть, по прошествии времени, когда все забудется, мне все же удастся достучаться до нее? Она поймет, что мы всего лишь жертва неудачной шутки судьбы и хотя бы сделает один крошечный шажок навстречу моим семимильным прыжкам?! Но сколько должно пройти времени? Месяц, год, сто лет? Мне же нужно точно знать. Я не могу сидеть, сложа руки, и просто ждать!

* * *
Дана Реген, 22 года
Это разобьет ей сердце… . Она больше не поверит никому и никогда. Если бы не эта чертова история с ее бывшей подругой Радой… Алина, конечно, никогда не признавалась мне, но я же знаю, что ей было больно видеть ее вместе с этим высокомерным псевдо-художником. И вот, наконец, когда она перестает думать о нем, появляется Милош. И все вроде бы хорошо. Они переписываются в фейсбуке, встречаются, у них много общего, да и внешне они друг-другу подходят! Но потом эта злополучная встреча в пабе… Ненавижу себя! Свое лицо, тело, язык! Мне нужно было просто встать и уйти, а не сидеть и болтать, пытаясь хоть как-то разбавить эту неловкую атмосферу за столом. Черт побери, он так смотрел на меня! И на концерте тоже. Но Алина, этого и не заметила. История повторяется! И теперь вместо этой крашеной стервы Рады – я?! Какого черта?! За что? Я хотела совсем другого. Но от этого, увы, легче не становится…
Что мне теперь делать? Я не могу просто взять и рассказать ей обо всем! И смотреть на то, как она мучается в неведении, тоже не могу… Мне больно видеть ее переживания, когда она ожидает звонка или хотя бы сообщения. Я устала лгать и говорить, что все будет хорошо. Нет, ничего хорошего не будет. Не бывает хеппи эндов. Кто-то всегда остается за бортом. Кому-то всегда приходится платить за счастье других людей. И на этот раз настала моя очередь. Я осмелилась переступить эту черту, посмела думать о ней, как о самой желанной, заветной мечте. Но это как кричать в пустоту. Никто не увидит, не услышит, не поймет. В их глазах я монстр, больной человек, которого надо изолировать от благочестивого общества, вылечить, наставить на путь истинный, отмыть меня от греха, очистить перед богом, который сам же создал меня такой…
Слов больше не хватает, слез почти не осталось. Что мне еще ей сказать? Правду? Которую? Что он вот уже сколько дней пишет и звонит мне, преследует по пятам. Или что я больше не могу быть ей просто лучшей подругой, я хочу большего и мне с каждым днем все труднее это скрывать?
Сукин сын думает, что я ничего не вижу. Конечно, я его игнорирую и не отвечаю на сообщения. Зачем он вообще дал ей надежду, согласившись встретиться? Скорее всего, Алина сначала ему понравилась, а потом он увидел меня в том баре. Может я вела себя слишком свободно и непринужденно, что дало ему повод подумать, что я более доступна? Он просто очередной пустозвон и бабник. Думает, что раз смог добиться чего-то в жизни, то может ставить себя выше других. Слава богу, его отпуск скоро закончится, и он уберется обратно в свою Америку, найдет там себе очередную дуру, и будет продолжать жить, как ни в чем не бывало, и ни разу не подумает о том, что он вообще натворил. Если честно, мне вообще плевать, что он обо мне думает и на его «чувства», о которых он мне каждый день рассказывает в безответных сообщениях. И на себя тоже плевать. Я никогда не смогу посмотреть на него, да и на любого другого мужчину так, как смотрю на Алину. Мне приходится скрывать многое. Бороться с самой собой каждый божий день, обманывать себя и всех окружающих. Я не знаю, сколько продержусь вот так, скрывая свою истинную сущность. Мне стыдно смотреть ей в глаза. Держать в себе эти два секрета. Иногда мне кажется, что я не выдержу и в один день взорвусь, скажу, нет, прокричу ей всю правду обо мне. И самое страшное, то, что я знаю, что произойдет дальше.
Это разобьет сердце не только ей…

(Армения)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:10 PM | Сообщение # 51
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Людмила Белан

Золотые монетки


Двери НИИ услужливо распахнулись, и Алексей поспешно покинул помещение. Он пятый год работал в этом институте программистом, но так и не проникся духом грядущих перемен. Генное моделирование, нанотехнологии, клонирование и прочие биологические новшества тяготили его и давили на психику. Он был на грани побега из этого, кажущегося безумным, мира будущего.
Молодой человек с наслаждением вдохнул прохладный воздух и непроизвольно вздрогнул: он ощутил едва уловимый аромат лета, затерявшийся в пряном дыхании осенних деревьев. Как зверь идущий по следу, он медленно и уверенно пошёл к цели.
И вот перед ним предстал старый заброшенный лесопарк. Здесь царила особая атмосфера: тишина и умиротворение обволокли всё его существо. Была та пора осени, когда деревья приготовились сбросить свой красочный наряд к ногам путника.
Неожиданно тишину нарушил дятел: «тук-тук...», - послышалось невдалеке. Замечтавшаяся белочка подхватилась и шмыгнула в гущу елей. И словно разбуженный обитателями леса, налетел ветер. Он носился среди деревьев, приговаривая:
- Пора, пора, пора...
Ветви, послушные команде могучей стихии, заволновались, листочки затрепетали в предчувствии полёта, и в следующий миг на Алексея обрушился золотой шквал листьев акации.
- Золотые монетки, - прошептал молодой человек, протянув к ним ладони.
Тем временем ветер закружил планирующие листья в чарующем танце, они изредка касались ладоней человека, словно приглашая принять игру ветра.
Всего несколько минут длилась эта таинственная пляска. Так же внезапно как начался, ветер утих, а на ладони Алексея остался один золотистый листочек.
Молодой человек сжал пальцы и побежал: он только сейчас вспомнил, что его ожидает Ирина. Девушка наконец согласилась поехать в горное селение к его деду. Там, среди горных вершин, он собирался сделать ей предложение.
Но вдруг его охватило неясное предчувствие: сомнение, тревога, радость переплелись в один запутанный клубок...

Алексей поднялся на пятый этаж и нажал кнопку звонка. Ирина отворила дверь и молча пригласила войти. Молодой человек, не замечая холода в её глазах, воскликнул:
- Ириша! Я принёс тебе удивительный подарок — золотую монетку из леса.
Он вложил в её ладонь листочек и, не дождавшись следующего дня, проговорил:
- Дорогая, выходи за меня замуж!

Ирина разжала ладонь и презрительная улыбка исказила её лицо.
- И это всё, чем ты можешь порадовать меня?! - с издёвкой спросила она, - я догадывалась, что ты немного ненормальный, но не до такой же степени...
С этими словами она вытолкнула молодого человека на площадку, швырнула на ступеньки листок и захлопнула дверь.
В тот же миг листочек, обернувшись золотой монеткой, зацокал по ступеням, увлекая за собой. Алексей, не успев осознать происшедшее, последовал за ней. Выбравшись из дома и призывно заблестев в лучах заходящего солнца, монетка покатилась в сторону лесопарка.
Алексей, как сомнамбула, двигался за своим необычным проводником. Очнулся он, лишь больно ударившись лбом о какую-то преграду. Перед путником возвышалась стена из листьев серебристого тополя, уложенных наподобие чешуи гигантской рыбы. Прикоснувшись к ней, он ощутил твёрдость и холод металла. Оглядевшись, молодой человек ужаснулся: кольцо из металлических листьев, зловеще побрякивая, начало медленно сжиматься, не оставляя надежды на спасение.
В то же мгновение золотая монетка приподнялась над землёй и двинулась вдоль стены, словно прощупывая её. Внезапно она вплотную приблизилась к преграде и стала стремительно вращаться, рассекая серебристую поверхность. Образовался проём, и едва Алексей проскочил сквозь него, как стена обрела прежний вид. Взору путешественника открылась величественная панорама: на фоне заснеженных горных вершин благоухала цветущая долина. Летний зной растворялся в потоках горных речушек, в изобилии стекающих с крутых уступов. Монетка-листочек скатилась с бугра и поплыла над душистыми травами. Вслед за ней Алексей пересёк долину и, приблизившись к подножию гор, в изумлении застыл: в просторной нише на циновках полукругом сидели люди.
Перед каждым лежали два огромных листа неизвестного растения. На одном из них находились засушенные лепестки, листья, травинки, на другом — картины. Не обращая внимания на пришельца, люди продолжали сосредоточенно работать — рисовать засушенными растениями.

Казалось, необычные художники пребывают в состоянии транса: они размеренно брали материал, неторопливо взирали на него, потом на картину и, найдя нужное место, медленно и торжественно водружали растение на панно.
Одно рабочее место было свободно. Алексей сел на циновку, взял лепесток и положил его на чистый лист, потом другой, третий, десятый, сотый — неведомая сила руководила его действиями.
И вот появилась картина: среди осенних деревьев силуэт девушки с голубыми глазами и золотистыми волосами, струящимися по плечам и сливающимися с восходящими лучами солнца. «Кто она, эта девушка? Ясная, как солнечный свет, до боли родная, и такая неизвестная...», - мысли сменялись одна за другой, а молодой человек продолжал увлечённо рисовать...
Алексей, увлёкшись необычным делом, не заметил как пролетел день. Уложив на панно последний лепесток, он поднял голову: невдалеке светились окна домов, слышался мирный шелест осыпающейся листвы.
Под ногами что-то сверкнуло, молодой человек наклонился и поднял золотистую монетку в форме листочка акации. Голова напряжённо загудела, намереваясь привести в порядок набежавшие мысли: золотая монетка, Ирина, златокудрая девушка, компьютерные программы, панно из засушенных растений...
Ветер усилился, листья наперебой пытались о чём-то поведать человеку, но тот в растерянности стоял среди деревьев, не в силах осознать, что происходит. Внезапно он почувствовал на лице прикосновение освежающих капель дождя, и тотчас мысли утихомирились, сознание прояснилось, мозг заработал в обычном режиме.
...Алексей вошёл в комнату и в удивлении замер: компьютер был включён, экран призывно светился. В следующую секунду на нём показалось изображение осеннего леса и девушки с золотистыми волосами. «Это моя картина. Как она очутилась здесь?», - подумал он и сел за стол.
Картинка исчезла и появилось лаконичное сообщение: «Ищите информацию про ошибану». Молодой человек допоздна просидел за компьютером, он пролистал множество сайтов, описывающих искусство составления картин засушенными растениями, просмотрел сотни картин.
Но самым удивительным оказалось то, что по мнению некоторых специалистов, картина, составленная мастером в определённом состоянии духа, способна была быть проводником для других людей в неведомые сферы мироздания. Также, глядя на такую картину, человек мог почувствовать своё место во Вселенной, осознать путь, по которому ему предстояло пройти в земной жизни.
...Выходные Алексей провёл в горах. Из поездки он привёз множество листьев, травинок, семян, мха, веточек, коры. С этого дня жизнь наполнилась новым смыслом: свободное от работы время он проводил за составлением картин. Работа в институте больше не тяготила, более того, кроме составления новых, он стремился модернизировать действующие программы.
Эти программы непостижимым образом влияли на сотрудников НИИ: под воздействием неизвестных факторов у людей менялось мироощущение, перестраивался внутренний мир. Руководители отделов изменили мотивацию исследований и разработок новых технологий. Основной целью деятельности института стали поиски точек соприкосновения элементов технического прогресса и живого мира Природы.
Прошло два года. Институт стал лидером в разработке новых, экологически приемлемых, биотехнологий.
Алексей достиг больших успехов в овладении искусством рисования растениями. Его выставки привлекали внимание не только жителей города. Приезжали ценители ошибаны из других городов и стран. За картины предлагали большие деньги, но он картины не продавал, лишь изредка дарил некоторым посетителям. Как-то осенью в выставочный зал вошла стройная девушка в спортивном костюме с капюшоном, накинутом на волосы. Она подолгу задерживалась возле каждой картины. Время работы художественной галереи заканчивалось, и посетительница направилась к выходу. Алексей, подойдя к ней, спросил:

- Какая картина вам больше всего понравилась?

Девушка вернулась в зал и остановилась возле самой первой работы Алексея, на которой был изображён осенний лес и золотоволосая девушка. Затем она повернулась к молодому человеку и откинула капюшон: солнечный свет её волос озарил картину. Деревья на ней ожили, листочки встрепенулись, и вдруг один их них оторвался от веточки и полетел вниз. В тот же миг Алексей услышал звонкий стук: возле ног лежала золотая монетка-листочек.

- Вот и нашлась моя пропажа! - воскликнул молодой человек. Он в недоумении переводил взгляд то на девушку, то на картину: на ней была изображена точная копия девушки, стоящей перед ним.

- Как тебя зовут? – наконец спросил он.

- Злата.

Алексей подошёл к витрине и, достав картину, повернулся к девушке. Но на том месте, где она несколько секунд назад стояла, лежал лишь ворох сухих листьев.
- Похоже, я действительно схожу с ума, - в ужасе прошептал молодой человек, вспомнив слова Ирины: «Ты ненормальный...».

Он выбежал из картинной галереи, сел в машину и уже через два часа был в посёлке, где жил дед. Наскоро поприветствовав старика, он отправился в горы — здесь, в родных местах он успокаивался, впитывая энергию Природы. Внезапно молодой человек замер: закатные лучи солнца осветили заросли орешника, в которых промелькнула знакомая фигура девушки в спортивном костюме. Рассыпавшиеся по плечам волосы струились золотыми прядями, сливаясь с солнечными лучами.

- Злата-а-а, - закричал Алексей, но, не услышав своего голоса, пришёл в замешательство, - Что со мной? Неужели я снова потерял голос, как было в далёком детстве после трагической гибели родителей и бабушки...

Он беззвучно шевелил губами, а женский силуэт тем временем растворялся в гуще пламенеющей растительности. Охваченный паникой, молодой человек побежал к дому. Ворвавшись в комнату, он растормошил задремавшего старика. Тот, взглянув на внука, встал, усадил его в кресло, принёс стакан воды и властно произнёс:
- Рассказывай.
К счастью, с голосом всё было в порядке, и Алексей подробно рассказал деду обо всём, что произошло с ним за последние два года. Его дед, известный в области психотерапевт, после трагедии, случившийся в семье, ушёл из клиники и поселился с пятилетним внуком в горном посёлке. Он занялся частной практикой и воспитанием осиротевшего ребёнка.
На мгновение старик задумался. Четверть века промелькнули перед ним как кадры сверхскоростного кино: реабилитация внука после перенесённого потрясения, школа,

Старик с радостью наблюдал за Алексеем и Златой.
«Жизнь продолжается», - подумал он и неслышно покинул комнату

(Кривой Рог, Украина)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:12 PM | Сообщение # 52
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Елена Громова

Палата № 11


Дарья не относилась к тем, кого сомнения не посещают. В жизни любого человека много случайностей. Сколько раз многие из нас думали «А если бы я не сделал этого, как бы сложилась моя жизнь дальше?» Ответа на этот вопрос, конечно, нет. Не зря бытует высказывание: «Главное, в нужное время оказаться в нужном месте». Знать бы это время и место! В психологии воли есть такое понятие как «борьба мотивов». Определился с целью, двигаешься в нужном направлении, вроде всё хорошо. При этом, в какой-то момент вдруг внутри начинает шевелиться червь сомнений и нашептывать: «Лучше было сделать по-другому, выбрать другую специальность или пойти работать в другое место, или переехать в другой город, или …?» Мы в каждый момент своей жизни делаем выбор, и даже если делаем это уверенно, потом могут прийти сомнения. Верно ли? И опять борьба и сомнения. Отбрасывает назад. Скажете - мобилизуй решительность и упорство? Можно, конечно, но надо ли именно на это? Или направить их, решительность и упорство, на то, чтобы повернуть всё на 180 градусов или перевернуть с ног на голову? Хорошо тем, кто единожды выбрал и всю жизнь уверен, что выбор сделал правильный. Интересно, есть ли такие люди, кого сомнения не посещают? Может это те, кто достиг выдающихся успехов в чём-то или просто счастья? Вот и Дарью одно случайное событие привело к полуторагодичной проблеме выбора и, вообще, разделило жизнь на «до» и «после». Впрочем, по порядку.
Два года назад у Дарьи появился третий внук любимый как и старшие. При рождении Дашиной доченьке сказали, что у малыша немного увеличены почечные лоханки и посоветовали через полгода сделать УЗИ почек. По поликлиникам весной, когда полно простуженных, решили не ходить и записались на УЗИ в платную клинику. Приехали туда к концу рабочего дня. Доктор посмотрел малыша, порадовал ответом. А Дарью, как говорят, «дёрнуло за язык» спросить: «Нельзя ли и мне сделать исследование моей единственной почки, поскольку я тут и очереди нет?» Доктор спросил, когда она последний раз ела, и решил, что можно посмотреть. Чем дольше он водил своей круглой штукой по ещё гладкой Дашиной коже, тем серьёзнее становилось выражение его лица.
− Что-то не нравится? − спросила та.
− На почке у вас киста, − сказал доктор, − А не нравятся мне перегородки в ней. Я настоятельно рекомендую вам с этим результатом показаться урологу. Раньше времени не волнуйтесь, но желательно не затягивать.
Доктор говорил мягко, но в каждом слове сквозила настойчивость. К сожалению, дочка стояла у кабинета и частично слышала разговор. Дарья взяла ответ, надела улыбку и вышла.
− Что-то не так? − спросила дочь, с испугом глядя на мать своими распахнутыми голубыми глазами.
− Ничего особенного, просто сказал, что периодически надо показываться урологу, − как можно беспечнее ответила Дарья, взяла малыша, и отправилась к машине.
По дороге дочь ещё попробовала расспрашивать, но у Дарьи хватило сил сохранить спокойно-беспечный вид до прощания возле их дома. Весело попрощавшись и оставшись одна в машине, Дарья поняла, что домой ехать не хочет. Не хочет рассказывать мужу и, вообще, разговаривать с кем-либо. Сидела в машине и курила. Вы замечали когда-нибудь, что стоящую на обочине или во дворе машину воспринимаешь, а человека в машине нет. Не сразу даже замечаешь, что в припаркованной с неработающим мотором машине кто-то есть. В машине Дарья себя ощущала как в скорлупе и пряталась там, когда было плохо, или надо было подумать, или просто побыть одной. Раньше, лет двадцать пять назад, если ей надо было успокоиться или подумать, она просто колесила по городу. Теперь машин стало столько, что подумать не получалось, надо быть всегда начеку, поэтому думала, припарковав машину где-нибудь.
Мысли Дарьи шарахались из стороны в сторону, не задерживаясь на конкретном. Может, забить на это исследование? Она ведь ничего не чувствует. Может, с нею, кистой этой живёт уже десять лет? Пойти на пункцию? Тронут и она зашевелится. Почка-то одна. Дальше что? Шестьдесят два года, полна сил и планов. Знать бы, сколько осталось, если решится и если не решится. Не дано узнать. Решаться надо вслепую. Жить хочется, а цепляться за жизнь и тратить её на сплошное лечение нет. Открутить бы всего час назад и не лезть на это исследование, и жила бы спокойно. Сейчас как гвоздь в мозг вбили. А может Господь подтолкнул вовремя? Дел недоделанных полно! Дом не дооформила. С этими чиновниками тоска смертная разбираться. Специально палки в колёса вставляют. Впечатление, что у них главная задача – усложнить людям жизнь и показать зависимость от них. От их решений и ошибок. Так и не попробовала напечатать свои рассказы. Даже никуда не отправила. А вдруг бы напечатали? Не верила Дарья в это «вдруг». Были бы достойны, так и в Интернете заметили бы. Не стоят, значит. Жаль, конечно! Не дал Господь такого таланта, чтобы сразу и значимо. Дал всего по чуть-чуть. Когда-то, шутя говорила, что будет работать до девяноста лет. Про себя думала, что не шутит, так и хочет. Слегла мама, опустив руки и отказавшись от жизни, хотя руки ноги двигались, сердце и прочие органы работали, а жить не хотела. Третий год Дашка я нею няньчилась. Теперь уже не то, что не хочет, а и не может. Положи надолго здорового, так и тот через два-три месяца встать не сможет. С работой пришлось расстаться. Ощущение заложника. Понятно, когда человек заболел и его поднять нужно, или облегчить страдания. А когда сам не хочет жить и ручки складывает? У Дарьи, может, последние годы или месяцы, кто знает? Коробку плетёную из газеты не доделала. Про подростковый клуб, точнее, про подростков начала писать и не закончила. Осенние пейзажи знакомым не написала. Осень, яркая осень с буйством красок, желтых, красных, терракотовых она короткая. Дальше просто голые деревья, слякоть и чернота, это рисовать уже нет смысла. В жизни и так много черноты. «О чём это я?» ─ подумала Дарья, ─ « Сейчас жалеть себя стану, что в жизни не так сложилось, как хотелось». Так и просились два извечных русских вопроса: «кто виноват и что делать?» Виновата, давно уже поняла, что сама. А вот «что делать?» ─ уже поздно спрашивать. Возможно, до девяноста ещё и можно было что-то сделать, а теперь уже глупо и думать над этим…
Неприятности люди переживают по-разному. Одни «жилетку» ищут и находят, другие напиваются, третьи плачут. Дарье же, когда очень плохо всегда хотелось сесть в тёмный угол, никого не видеть, не слышать и, главное, не вылезать. Только, позволить себе так сделать никогда было нельзя. Кто-нибудь схватится, забеспокоится, начнутся расспросы, жалость, сочувствие. Не было и нет этого угла. А, значит, надевала маску на физиономию и жила, затолкнув переживания поглубже, чтобы родных не беспокоить.
Долго сидеть в машине и мусолить свои мысли не пришлось. Начались звонки: «Ты где? Скоро приедешь?», «Тебя папа ищет, ты где?»

Полтора года сомнений. Вернее, полтора года жизни с этими сомнениями. УЗИ каждые три месяца, гомеопатия, анализы. Каждый врач настаивал на решительных действиях, на пункции. Сдалась. Пошла в онкологию. Записали на пункцию. Явилась в пятницу, как сказали. Поселили в одиннадцатой палате.
Палата на пять человек. У Дарьи странное ощущение, что она здесь совсем не к месту. Выглядит вполне здоровой. Диагноз под вопросом. Вокруг больные. Справа ─ кровать Гали. Маленькая, очень худая женщина, которая каждые пятнадцать-двадцать минут наклоняется над судном и её рвёт. Она уже не первый раз лежит здесь, перенесла операцию, выписалась, потом снова поступила. По её словам, у неё скапливается в брюшной полости жидкость и, когда становится невмоготу, она поступает в онкологию для откачивания этой жидкости. На этот раз уже откачивали, но ещё не всё, ещё раз сделают и выпишут завтра. Голос у Гали грубоватый, манера разговора резкая, с некоторым вызовом. Кому? Жизни, судьбе?
Слева лежит Оксана. Вернее, кровать её слева. Оксана общительная, подвижная женщина. У неё с диагнозом уже всё точно ─ рак прямой кишки. Она готовилась к операции. Ей предложили до операции поехать домой, если хочет, но Оксана отказалась.
− Что я там не видела? − рассуждала она добродушно. − Там мне опять по дому и хозяйству пахать придётся, а тут я хоть отдохну до операции.
Оксана приехала из села, где у неё был муж, дом, куры, козы.
− Пусть один покрутится, − продолжает она, − небось, не до водки будет.
У Оксаны трое детей: сын, отслуживший армию, дочка двадцати лет и шестнадцатилетний младший. Все дети живут в городе. Старшие на двоих снимают квартиру, сын работает, дочь учится, младший тоже учится в городе и живёт в общежитии. О детях Оксана говорит тепло и с гордостью. О муже спокойно равнодушно. После её фразы:
− Ох, и попил он моей кровушки! ─ Дарья не удержалась от вопроса:
− А зачем же тогда столько детей рожали?
Оксана рассмеялась и сказала:
− Так я же их для себя рожала. Они и есть моё счастье.

Во втором ряду коек у стенки лежала женщина, которую под одеялом и видно-то почти не было. Звали её Аней. «Анну готовят ко второй операции, − объяснила Даше Оксана, − ей сейчас тяжело». Ане ставили одну капельницу за другой. Дашу тревожило то, что никто из персонала не заглядывал посмотреть, не закончилось ли лекарство. Она напряжённо следила за Аниной капельницей, боясь закрыть глаза и заснуть. Но только думала, что пора пойти за кем-нибудь из персонала, как Галя, Оксана или ещё одна женщина опережали её. Поняла, что и медсёстры знают о заботливости больных и доверяют им. Периодически Аню спрашивали, не надо ли ей что-нибудь. Она только отрицательно мотала головой и снова отворачивалась к стенке.
Рядом с Аниной ─ кровать второй Гали. Тоже худенькая и бледная, очень приветливая женщина. Она была готова рассказать что здесь и как. Когда обход, когда обед, процедуры. Галя тоже ждала второй операции по восстановлению кишечника и удалению калоприёмника. Она так просто говорила об этом, что Дарье становилось жутко. Неужели можно так спокойно говорить про наличие на боку этого ужасного мешка, который ночью иногда как-то переворачивается, выливая содержимое?
Иногда в палату забегала санитарка, подходила к Ане, по палате полз ужасный запах. Оказывается, как Дарья догадалась позже, у Ани тоже был этот мешок и его периодически опорожняли.
Мимо открытой двери палаты проходили мужчины и женщины. Большинство из них были очень худыми, с одним или двумя мешками и тянущимися от них трубками. Мешки были повсюду. С мочой, и с кровью. Носили их тоже по-разному. Кто в руках, кто в полиэтиленовом пакете, привязанном к поясу или ноге. Люди разговаривали и даже смеялись. Дарье казалось, что все они приговорённые, а разве можно смеяться перед смертью? Это потом она узнала, что есть люди, перенёсшие операции с диагнозом «рак» пять, десять и двадцать лет назад. А в этот день внутри у Дарьи всё сжималось от ужаса и жалости. Утешала эфемерная надежда, что ей этот диагноз пока не поставлен. Терзали сомнения, надо ли было приходить, хочет ли она жить ТАК? Было почему-то, стыдно перед ними. Наверное, потому что не считала себя причастной, отделяла себя от них, хотела услышать хороший ответ, уйти и забыть. Разве можно забыть, вернее − хотеть забыть?

Дарью увели в смотровую. Там четыре раза стреляли в её единственную почку длинной спицей из специального пистолета. Было страшно и больно. Оттуда привезли уже на каталке и запретили вставать до вечера.
К Гале на соседней кровати подошла медсестра и сообщила, что её сегодня выписывают.
− А откачивать? − спросила больная.
− Узнавайте у доктора.
Галя накинула халат, опять нагнулась над судном, потом пошла искать доктора. Вернулась она с ещё более напряжённым выражением лица.
− Что доктор сказал? − сочувственно спросили соседки.
− Да, ну их! Домой еду. Только, вот, автобус наш уже ушёл.
− Позвони сыну, − посоветовала вторая Галя, − Пусть приедет.
− Не буду я звонить, в поездке он.
− Может, у тебя есть здесь знакомые, чтобы переночевать до завтра? − спросил кто-то.
− Да не пойду я ни к кому. Не хочу. В крайнем, на вокзале переночую, − с тем же вызовом ответила Галя.
Потом она звонила какой-то знакомой в свой город и выясняла, пойдёт ли сегодня рабочая маршрутка и есть ли в ней места. Оказалось, на счастье и маршрутка идёт, и место для Гали в ней есть, надо только добраться от больницы до места её отправления в центре города.
− Вызови такси, − посоветовала Оксана, − как ты дойдёшь, не зная города и в таком состоянии?
− Дойду, − твёрдо сказала Галя и стала собираться.
− Ты хоть пообедай, − почти хором проговорили женщины.
Галя посмотрела на них удивлённо-вопросительно и ничего не ответила. Собрала рюкзак, пакет и стала одеваться. Надела один свитер, сверху второй, затем толстовку. Периодически она опять наклонялась над судном и её рвало. Поймав Дарьин взгляд, пояснила: «В марте я весила 85 килограммов, а сейчас 46». Трудно было представить, что полгода назад эта женщина была цветущей пышкой 85 килограммов.
− Ты, хоть, пакеты с собой взяла? − спросила Оксана.
− Целую кучу набрала.
Галя пристроила на спину рюкзак, взяла в руки полиэтиленовый пакет-майку с какими-то вещами и пошла к двери. На пороге она остановилась и сказала с неожиданной теплотой в голосе:
− Выкарабкивайтесь. Всем желаю поправиться. Обязательно. Мне-то уж…
На последней фразе в её голосе опять появились раздражение и вызов. Галя махнула рукой и вышла.
− Как она доберётся? − спросила неизвестно у кого вторая Галя.
Вопрос повис в воздухе. Всем было тошно от одной общей мысли, не произнесенной вслух «Поехала умирать». Дарья подумала, что Гале тоже нужен тот тёмный угол, где никого не видишь, и тебя никто не видит. Впервые, после Галиных слов, обращённых ко всем в палате, она ощутила себя одной из них. Поняла, что положительного результата анализа не будет.
На следующий день к ней подошёл лечащий врач и предложил не выписывать, а отпустить домой до получения ответа гистологии. На немой вопрос, он пояснил:
− Чтобы не начинать всё сначала (анализы, запись на поступление) и не терять время. Получим анализ, позвоним.
Это ещё раз подтвердило, что надежды на положительный ответ практически нет.


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:13 PM | Сообщение # 53
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Елена Громова

Палата № 11
(окончание)

За девять дней дома жизнь вошла в обычную колею. Добавились только частые звонки родственников и друзей:
− Ты как?
− Нормально, лежу в больнице, − смеясь, отвечала Дарья.
− Ты ещё смеёшься? − спросила тётушка.
− Плакать что ли? Так ещё успеется.
− Ну, ты ─ молодец, правильно, − резюмировала та.
«Молодец, что тёмный угол нашла в собственном мозгу. Самый надёжный и самый укромный», − подумала Дарья.
Ожидаемый звонок прозвучал всё равно неожиданно. Врач предложил подойти в отделение на следующий день, чтобы поговорить.
− Анализ не показал злокачественной опухоли, но давайте лучше поговорим завтра при встрече, − сказал доктор.
Ответа дождалась желанного, спокойствия нет, по крайней мере, до завтра.
На следующий день в палате Дарью встретили как родную. Аню уже прооперировали. У Оксаны операция откладывалась на несколько дней из-за каких-то анализов. Галю перевели в другую палату. Навестив её, Дарья заметила, что та стала выглядеть намного хуже, настроение тоже упало, вставала с трудом. Пока она ещё надеялась на повторную операцию. На её место поступила Надежда, которую оперировали в области горла. Разговаривать она не могла. Рядом с нею целыми днями сидела сестра. Она с мамой жила в другом городе. Когда узнали, что Надю будут оперировать, мама сказала: «Увольняйся и поезжай к ней. Ты ей сейчас нужнее». Сестра приехала и теперь ухаживала за Надей, носила ей еду, кормила, поила и всячески поддерживала.
Обход начался, как обычно, в 9 утра. Доктор подошёл к Ане и с улыбкой спросил:
− Как дела? Ну, я вижу всё хорошо, − ответил он сам себе, − Не лежать. Вставать, вставать и расхаживаться. Прямо сейчас. Давай, давай.
Аня с трудом села на постели.
− Ходить, ходить! − настаивал доктор.
Аня сделала несколько шагов, держась за спинку кровати.
− Молодец, хорошо. Не лежать.
Выглядела она как бестелесное существо, которое отчаянно пытается материализоваться. Длинная белая рубашка, из которой торчали бледные худющие руки и ноги, и прозрачные трубки, тянущиеся к лежащим на полу мешкам с кровью и мочой. Лицо одного цвета с рубашкой и слабым подобием улыбки.
Доктор подошёл к Оксане.
− Как самочувствие? Анализ сегодня взяли?
− Всё хорошо, доктор. Анализ взяли. Вот только в штаны иногда какаю, − простодушно выдала Оксана.
Несмотря на напряжение перед предстоящим разговором, Дарья чуть не рассмеялась. «Здесь нет понятий «мужчина» – «женщина». Только больные и доктора. Бесполые существа. Правда, с чувством юмора», ─ подумала она.
− Ну, в штаны какать не обязательно, − усмехнулся доктор.
− Так это после облучения. Не чувствую.
− К сожалению, облучение попадает не только на опухоль, но и на мышцы вокруг, − уточнил доктор, − Завтра возьмём на операцию.
Доктор подошёл к Дарье.
− Гистология не показала на злокачественную опухоль, но мы считаем, что она есть и её надо удалить, − огорошил врач, − чем скорее, тем лучше. Думаем, что почку и её функцию можем сохранить.
Говорил доктор уверенно, и всё же Дарья попыталась уточнить:
− Вы не доверяете анализу?
− Не я один. Вчера был консилиум. Мы решили, что оперировать надо. Через месяц – два может быть поздно и придётся удалять всю почку.
− Но ведь она у меня одна?!
− Живут люди и на гемодиализе. Решения ждём через час. В план на операцию поставили на среду. Можете, если хотите, поговорить с заведующим отделением.
Заведующий подошёл к Дарье сам. Услышала она тоже, что надо оперировать и чем скорее, тем лучше. «Примете решение, подойдите».
Внутри у Дарьи всё кричало: «Не хочу!!! Не хочу под нож! Не хочу наркоз! Не хочу ходить с мешками! Не хочу!!! Не хочу так жить! Господи, подскажи!» Когда-то на неё очень сильное впечатление произвела смерть Веры Клейторн в фильме Станислава Говорухина по роману А. Кристи «Десять негритят». Она сама, САМА со слезами полезла в приготовленную ей петлю. Татьяна Друбич замечательно сыграла эту роль. Несколько дней после просмотра фильма, закрывая глаза, Дарья видела именно эту сцену. Ей становилось жутко, она просто цепенела от ужаса и неотвратимости того, что должно произойти. Смерть Веры потрясла. И вот сейчас она чувствовала то же самое. Нет другого пути, только эта «петля» впереди. Естественно, согласилась на операцию.

Прожить три дня до операции Дарье помогла Оксана. Её мужество, оптимизм и шутки. Оксана ─ миловидная русская женщина хохлушечного типа, живущая в карельской деревне. Брюнетка с живыми карими глазами, мягким округлым лицом. Ей за пятьдесят. Она уже пенсионерка, но работала. Жила Оксана даже не в самой деревне, а на хуторе. При этом работала на медицинском пункте санитаркой и истопником. Ей приходилось вставать в пять утра, идти километра три до работы и разжигать котёл, чтобы ко времени приёма больных помещение согрелось. После окончания приёма и процедур Оксана убирала медпункт и отправлялась в обратный путь. Всё это она делала ежедневно и всего за шесть тысяч рублей. Считала большой удачей, что несколько лет назад устроилась на эту работу и гордо говорила: «Мне как медицинскому работнику быстро нашли место в республиканской больнице». Дарье трудно было даже представить, как нелегка жизнь этой женщины. Работа, дом, дети, огород, скотина. Но у Оксаны всё поворачивалось как удача, ведь всё это помогало прокормить и выучить детей. Да и сейчас уже взрослым и самостоятельным старшим это хорошее подспорье, не говоря уже о младшем, которому каждые выходные выдаётся немало маминых заготовок на прокорм. Явно не простая жизнь Оксаны была для неё привычной, другой она не знала. Насколько эта жизнь отличалась от городской и довольно благополучной жизни Даши, она могла судить только по Оксаниным зарисовкам сельской жизни. С одной стороны было много смешного, а с другой эти рассказы вызывали чувства грусти и тоски. Например, Оксана со смехом описывала, как её соседка била пьяного мужа. Отучить пить всё равно не удавалось, так хоть злость за такую жизнь выместить. Она, соседка, долго не кормила своего протрезвевшего мужа. Он сидел и глядел на неё голодными глазами в ожидании, когда же жена смилостивится и накормит. Тогда она наливала ему тарелку супа, плевала в неё и ставила перед ним. Ел. Оксане было жалко мужика: «Ну, зачем ты так?» спрашивала она у соседки. «Глаза бы мои на него не смотрели!» отвечала та. Понятно, что эта злоба не от хорошей жизни, а от бессилия.
Оксана рассказала ещё одну историю из их деревенской жизни. Жила у них добрая, хорошая, работящая женщина. Была она слишком доброй или, как говорили в старом, любимом фильме «Простая история», была «слаба по женской части». Пользовались этим односельчане и заходили к ней, когда с женой поссорятся или просто тошно станет. Жалела она всех и рожала каждый год по ребёночку. Так десяток и нарожала. Трудно ей было, дети мал-мала меньше, денег не хватало, сил тоже. Осуждали её многие, но не все. Много лет так женщина колотилась вдвоём с матерью и оравой ребятишек. Доброты и любви у неё на всех своих детей хватало. Пришло время, когда старшие подросли и работать стали. Семья стала выправляться, из нищеты выбралась. Самое интересное, что жениться и выходить замуж дети её не спешили, и, в конце концов, семья стала самой обеспеченной в деревне. Народу много, все работают и всё в дом несут. Вот и думай осуждать ли. Может, это и было её счастье, много детей и спокойная обеспеченная старость?

Оперировали Оксану долго. Потом она была в палате интенсивной терапии и, наконец, привезли на своё место. От наркоза она ещё не отошла полностью, речь была заторможена, движения тоже. К ней подошёл лечащий врач и поставил в известность, что у неё удалили прямую кишку, матку и часть печени. «Вот сколько лишнего оказалось», − со слабой улыбкой пошутила Оксана. Затем она позвонила старшим детям и мужу. Каждому она говорила, что всё хорошо − прооперировали, и перечисляла что удалили. Опять Дарья удивилась Оксаниной непосредственности и подумала, что не сказала бы это даже своим близким. Оксана, потратив весь небольшой запас сил на относительно бодрые разговоры, повернулась к ней с измученным выражением и слабо произнесла:
− Не думала, что после операции будет ТАК тяжело.

На следующий день Дарью тоже повели в операционный блок. Раздели догола, одели в специальную, почти бумажную рубашку, уложили на каталку, вставили катетер с трубкой и пластиковым мешком, как у всех в этой больнице. Перевезли в операционную, переложили с каталки на стол, привязали ремнями руки и ноги. Она была благодарна за эту операционную рубаху. Слишком ярким было впечатление, полученное в девять лет, когда после травмы попала на операционный стол. То, что собирались удалить лопнувшую почку, тогда для Даши ничего не значило. А вот то, что положили в середине операционной совсем голой, привязали руки и ноги, а вокруг ходили люди – это было ужасно. Конечно, ходили врачи и медсёстры, но для девчонки это было неважно. Ей было очень плохо... Затем укол в вену и начинаешь проваливаться в темноту. Противное состояние, сначала всё вокруг плывёт, а потом исчезает. Исчезаешь и ты из этого мира, пока на время...

Появились звуки, но тебя ещё нет. Тела нет, только голоса вокруг. Веки не поднимались, а мозг уже работал. Начало тошнить, а во рту трубка. Голоса заняты чем-то своим. Дарьин мозг сверлила мысль, что начнётся рвота, она захлебнётся, и никто не заметит. Попыталась поднять руку, привязана. Начала стучать ею по кровати или столу, по тому, на чём лежала. Голоса не обратили внимания. Попыталась высвободить руку, кто-то подошёл. Руку отстегнули. Потянулась к трубке, чтобы вырвать её из горла, услышала: «Нельзя». Руку схватили и снова стали пристёгивать. Стало страшно, рвотные массы уже не дают дышать, сил сопротивляться нет, повернуться невозможно. И тут один голос догадался: «Её тошнит». Убрали трубку, повернули голову набок, подставили лоток и снова в небытие. Очнулась в палате. Вокруг знакомые лица. Аня уже хорошо ходит. Из привидения она превратилась в симпатичную, стройную женщину. Оксану опять оперировали, и она ещё находилась в палате интенсивной терапии. «Боже, что же там ещё вырезать?», ─ подумала Дарья и снова провалилась в сон. Проснулась, увидела дочерей. Обрадовалась приезду старшей. Её девчонки принесли фрукты в разноцветных пластиковых тарелочках, ярко рыжую игрушку-лисицу. Эти цвета сразу сделали жизнь веселее. Дальше как у всех: первые шаги с мешками, потом без них и к выписке. Оксану привезли из интенсивной терапии в другую палату. Возле неё постоянно сидел мужчина с бородкой и грустными глазами. Вид у него был удивлённо-потерянный. Это был муж. Он кормил Оксану с ложечки, поднимал на подушки повыше, переворачивал. Она совсем была не похожа на ту Оксану, которая любила пошутить. Ни округлости лица, ни блеска карих глаз. Торчащие скулы обтянуты восково-жёлтой кожей, щёки ввалились, в глазах бездна страдания. Гале стало ещё хуже, она уже не вставала. Анну и Надежду выписали в хорошем состоянии домой.
Врачи оказались правы, у Дарьи был рак. Да, она одна из них. Но, пока жива, надо жить и радоваться каждому дню! Сколько? Сколько Бог даст. Он всех рассортирует, кого ─ туда кого ─ сюда…


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:14 PM | Сообщение # 54
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline

Татьяна Домаренок

Птица счастья. Сказка для детей и взрослых


В одном очень бедном захудалом селе среди таких же, как он, бедняков жил человек. Хата у него была старая, ветхая, холодная и темная. Зимой он в ней замерзал, а согреться было не чем. У него не было денег на то, чтобы купить достаточно дров для обогрева своей хаты, да и денег на сытную еду у него тоже не хватало. Из-за такой жизни здоровье у бедняка было слабое, он часто болел. Недалеко от него, в том же селе, жили его родные – старенькая мать и младший брат – такие же бедные и больные, как и он.
Рядом с хатой бедняка стояли ветхие и старые хаты других бедняков. Все эти люди были так же несчастливы в жизни, как и он. Уныло и неинтересно текла их жизнь. Никто не приходил и не приезжал в это несчастное место. Только перелетные птицы своим щебетом напоминали о том, что где-то есть другая, может быть более счастливая жизнь.
Но вот однажды, может быть, случайно, а может быть, и нет, забрел в их село один путешественник. С виду он был не совсем стар, но и не молод. Постучался он в хату к бедняку и попросился переночевать. Тот пустил его, потому как жил очень бедно, и бояться ему было нечего. Разговорился бедняк с путешественником, пожаловался на свое нелегкое житье-бытье. Дивился всему человек. Много лет ходил он по белу свету, много разных краев повидал, но такую бедноту повстречал впервые. И тогда решил он помочь бедняку.
- Я, - говорит,- видел Птицу Счастья и знаю, где она живет. Сейчас я направляюсь в это место и когда встречусь с ней, то обязательно пошлю ее к тебе. Она приносит удачу. Раз в три дня на ее голове вырастает волшебное перо. Ты будешь срывать его, как цветок, и отдавать тому, кто в чем-то нуждается. За перо проси один золотой. Когда сорвешь последнее двадцать пятое перо, то у тебя будет двадцать пять золотых. За них ты сможешь купить себе теплый и богатый дом, чтобы потом можно было жить в нем долго и счастливо. Все это будет у тебя при одном условии. Если у тебя будет о чем-то просить близкий и дорогой тебе человек, ты не должен отказать ему в помощи, чего бы это тебе ни стоило. Но если ты откажешь, то Птица Счастья улетит от тебя и больше никогда не вернется. А ты всю оставшуюся жизнь будешь жалеть о случившемся, но уже назад вернуть ничего не сможешь.
Послушал все это бедняк и вначале не поверил путешественнику.
– Зачем, – говорит он ему, – ты отдаешь мне свою Птицу Счастья. Ведь ты так же беден, как и я, и дома у тебя своего нет?
Человек на это отвечал:
– Мне не нужен дом. Мой дом – это вся Земля. Я путешествую по ней и в этом мое счастье. Добрые люди приютят и накормят меня, а больше мне ничего не надо. Я здоров. Мои ноги приведут меня туда, куда я захочу.
Сказав это, путешественник пошел дальше своей дорогой, а бедняк остался ждать Птицу Счастья. Незнакомец не соврал – через три дня птица невиданной красоты прилетела в хату к бедняку. Был вечер, и бедняк очень изумился – настолько ярким и необычайно золотым был свет, исходящий от ее перьев. Птица была большая и чем–то напоминала павлина, только хвост у нее был поменьше. Бедняк решил, что ее нужно спрятать от чужих любопытных и завистливых глаз, и закрыл птицу в чулане. Конечно, ей там было неуютно, но он кормил ее, чем был богат, а на ночь выпускал в хату.
Через три дня у птицы выросло на головке ярко-зеленое светящееся перо. Если б бедняк был повнимательнее, то точно такое же перо он бы заметил у нее на хвосте. Но бедняк не смотрел на хвост Птицы Счастья. Его интересовала только ее головка. Он сорвал светящееся перышко с головки золотой птицы, будто сорвал волшебный цветок, и положил его в свой карман.
Наутро он обошел всех бедняков-соседей и рассказал им про волшебное перо и про то, что оно приносит счастье. Среди людей сразу же нашелся чудак, который был настолько беден и несчастен, что сразу же поверил в волшебство и купил у бедняка перо за свою последнюю золотую монету. Перо оказалось и в самом деле волшебным, потому что как только счастливый обладатель произнес свое заветное желание, оно тут же исполнилось.
Жители села, узнав про это, были необычайно удивлены. Теперь все они хотели купить такие волшебные перышки. И бедняк ровно через три дня приносил каждому желающему по ярко-зеленому светящемуся волшебному перу, а сам получал за него один золотой. Конечно, можно было брать и больше золотых, но бедняк не решался ослушаться путешественника. Тем более что двадцать пять золотых ему вполне хватало на то, чтобы купить себе хороший добротный дом. И вот когда у него, наконец, уже собралось двенадцать золотых, к нему неожиданно пришел брат и стал просить о помощи.
– Мать больна, хата холодная, есть нечего. Говорят, ты разбогател. Будь так милостив, помоги нам, – умолял его младший брат.
Задумался бедняк: «Если я отдам ему один золотой, мне не хватит остальных монет, чтобы купить новую хату. То же самое получится, если я отдам ему волшебное перо». Вот так и ушел от него младший брат ни с чем. Пожадничал бедняк, не уважил свою ближайшую родню. И только когда брат ушел, он вспомнил слова путешественника и его наказ – не обижать близких ему людей. Но было поздно. Бедняк заглянул в чулан – Птицы Счастья там не было. Только одно ярко-зеленое волшебное перо, выпавшее из ее хвоста, лежало на полу и светило, будто волшебный огонек. Огорчился бедняк, что поспешил и сделал такую большую ошибку. Вот и перо запасное было. Но ничего не поделаешь. Так и остался он со своими тринадцатью золотыми. Их хватило бедняку на то, чтобы отремонтировать старую хату и жить не в крайней нужде. Хотя, бедняк потом забрал к себе брата и мать, он всю жизнь жалел о случившемся, о том, что был когда-то так жаден.
Многие его односельчане использовали купленное ими волшебное перо только для своего личного счастья и благополучия. Но был среди них один человек, который, купив за последний золотой волшебное перо, решил, что он еще как-нибудь проживет на свете в своей старой хате, потому что здоров и силен. А помочь нужно тем, кто болен и слаб. Он разрезал перо на пять равных кусочков и отдал их своим дорогим друзьям, которые в это время были очень больны.
А когда волшебное перо вернуло им здоровье, они сполна отблагодарили верного друга за щедрость и сочувствие к их бедам. Собравшись все вместе, впятером, как родные братья, они быстро построили хороший светлый дом для своего благодетеля, а потом и для самих себя.
Вот так славный путешественник и его знакомая Птица Счастья помогли бедному селу стать богаче, а его жителям счастливее.


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:14 PM | Сообщение # 55
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Наталья Хегай

Лоскуток Вечности


Время медленно перешагнуло за Солнечным Лучом на край света. На горизонте остановилось – застыло – исчезло из поля зрения, но это был всего лишь кажущийся миг…или действительность?
Секунда застыла, забыв переступить ступеньку Вечности. Так и зависла кусочком янтаря – бусинкой, где то между прошлым и будущем…
Может быть, она залюбовалась Закатным Лучом, разукрасившим небесное голубое платье красными – розовыми – желтыми астрами? Или засмотрелась на Ромашку, раскрывшую широко свои глазки, протянувшую навстречу уходящему солнышку свои резные листочки, говоря на своём языке, который так понятен Птицам, Ветру, Небу, Звёздам – всему Вещему Мирозданию и Дальним Мирам:
- Я от всего сердца Тебя благодарю за живое тепло и проявленную заботу! В моих клетках столько жизненных токов, сколько любви в Твоих лучах! Приходи завтра! Всё земное ждёт Тебя, всё нуждается в твоих прикосновениях щедрых, безграничных, безвозмездных!
А может быть, Секунда залюбовалась парой Влюблённых в парке под клёнами? Они растворились друг в друге, не замечая ни времени, ни клёна, ни заката – они перешагнули через границу Бытия, крепко держась за руки и смотря друг другу в глаза. И в тот миг, когда Секунда застыла и перестала называться Секундой, они стали понимать язык Ромашки… язык Ветра, Солнца, Листьев и Мироздания. Они увидели друг друга в истинном своём свечении – обнажёнными и искренними, как в те мгновения, когда ещё не родилась Земля, и всё было легко и прозрачно…

- Это Любовь! – пропели Птицы.
- Это Счастье! – подхватил Ветер.
- Да будет так всегда! – подхватили Небеса.

Мимо проходил Человек, сумрачный и одинокий, спелёнатый противоречиями и интригами, даже не представляющий, что в сердечных уголках могут таится бесчисленные богатства – Любовь и Счастье… Он быстро шёл своей дорогой между распрями и непониманием, на обочинах которой росли Цветы необыкновенной красоты. Дорога плутала между серыми суетными буднями, похожими на пыль. И вдруг… случилось Чудо!- такое было в глубоком детстве, далёком и нереальном… Волна! – теплая, радужная, - непонятно откуда взявшаяся – окутала со всех сторон – обняла – приласкала! И захотелось петь, раскинуть в стороны руки – быть птицей!
«Какие бредни!» - подумал Человек. Но ощущение Безграничного Счастья так долго не отпускали его. Оно запуталось в волосах, проникло в карман рубашки, защекотало лопатки…
«Нет – нет – нет! Мне так не привычно! Да и может ли быть человек счастливым? Это утопия – миф – нереальность! Если только счёт в престижном банке, пополняемый каждые сутки!»
А в Небе пели птицы. Солнце прощалось с Землёй до следующего Утра.
А Секунда стала Лоскутком Вечности.

(31.08.2011 г.)
( г. Владивосток)


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:15 PM | Сообщение # 56
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline

Михаил Тюрин

Мастер Чистое полотно


Путешествующий по Поднебесной мастер «Птиц из сада небесного» оказался однажды в старинном городе, который не обозначен ни на одной карте. Путь его был долог, извилист, широк как разлив небесной реки по весне — в буйстве цвета радуги подобной, в пляске празднования канатоходца на тонкой нити вдохновения, протянутой над бездной меж гор волшебных двух с названием «Возможное» и «Бывшее», танце в воздухе летящего парашюта легко семени с одуванчика порывом ветром сорванного, ласки нежности на рассвете двух влюбленных со стоном невзначай отлетающего и качающегося на паутинке момента из вечности, песни птицы на ветке поющей в призыве и признании любви, влюбленной и трели извлекающей в самозабвении на все лады.
Проходя по базару в толпе то ли жителей этого города, то ли путешественников из других городов и стран - слишком цветасты были их наряды, да и речь звучала на незнакомых языках, но удивительное рядом, и соплеменники не только узнавали друг друга с первого слова, но и понимали речи других достаточно, чтобы ухватить нужный им смысл. Невидимый переводчик или сама местность, на пересечении всех троп и миров способствовала этому. Однако, не смотря на все разнообразие присутствующих, так показалось мастеру «Птиц из сада небесного», случайных прохожих там не было и у каждого имелись основания (время, место, обстоятельства) оказаться вместе с ним в этом городе.
И тут над толпой раздался глас глашатая, возвещающий о том, что Повелитель города с этой минуты объявляет о начале конкурса на звание «Мастер из снов на перекрестке миров» и должность управляющего этим странным городом с соответствующей в верительной грамотой и безграничными полномочиями и предлагающимися дарами: невестой по велению сердца, казной и складом с сокровищами из разных миров, возможностью исполнять, по согласованию, искренние желания сердечные в одно мгновение и еще многое обозначенное в верительной грамоте.
Услышав о заманчивом предложении мастер «Птиц из сада небесного» решил принять в нем участие не забавы ради, а с намерением обнаружить других мастеров и побеседовать с ними мирно и тихо за чашкой -пиалой чая, ароматной лепешкой свежей испеченной, из тандыра, и медово желтым абрикосовым вареньем распространяющего вкус терпкий, сладковатый, захватывающего в плен летнего полуденного зноя и за семь верст посылающего свое послание: вкуси блаженство спелости, красок земного рая, путника любого душа босоногая и нагая, пробующая на вкус изыски разные путешествия в края заповедные.
Послание заслужило и долю внимания сапожных дел мастера, что устроился у главного входа в палатке, оторвавшись от очередной пары обуви он поднял голову и прислушался к волне шёпота, прокатившегося по базару, как глоток холодной колодезной воды вмиг перехватывающей горло и падающей стремительно в бездну, где горит жар неугасимый и требующий своей дани ежедневной и ночной. Он также заинтересовался услышанным и только один из его подмастерьев знал, что среди тех, кто в курсе он имел прозвище «Мастер правого угла».
В самом центре базара на небольшой площадке устроил свое представление кукловод — из-за тряпичной занавеске возникали и пропадали, как по мановению, отыграв свою роль, известные толпе персонажи. Возбужденная очередным действом, она улюлюкала и смеялась над жадиной-супругом, которому наставляла рога его обделенная вниманием жена с заезжим брадобреем, веселым и бесшабашным, статным и находчивым. Замерший на секунду кукловод (а по совместительству негласному «мастер центра») быстро свернул действо старинное, собрал плату со зрителей, погрузил своих помощников в переметные две сумы и водрузив их на верблюда оправился для участия в конкурсе, который будет проводиться на главной площади только сегодня до захода солнца.
Чайханщик, ценимый городским народом за веселый нрав, способность дать мудрый совет, и оказать помощь нуждающимся провиантом и пару другой монет местных денег также был не простак - среди малозаметных людей он звался как «мастер круга». По непонятным причинам он всегда был в курсе всех дел, не только тех, которые происходили в черте города, но и в других населенных пунктах. Иногда, его посетители чайханы получали ответ на вопрос, который они не могли задать самому близкому человеку. Не раскрыв рта, с помощью чайханщика, они видели решение их вопроса, так ясно как будто им его нарисовали на волшебной бумаги и сказали смотри все очень просто. Вмиг узлы распутывались, дороги открывались, совершались дела необычайные и сердце смотрящего начинало исходить в благодарности за безмерную щедрость даров милостивого.
Тандырщик, который торговал своими лепешками у лавки посудника, быстренько устроил перерыв - сам себе начальник. Поручил смотреть за вещами помощнику, он также направился к площади. Конечно, как вы уже и догадались, лишь его собрат по ремеслу, который проживал на краю вселенной в другой стране знал, что это тандырщик по имени «Хаджимурат» звался также как «мастер огня».
Водонос, несущий полные кувшины холодной колодезной воды дабы утолить жажду путников, покупателей и продавцов на базаре, поручил присмотреть за кувшинами с водой мальчишке, пообещав купить ему немного рахат-лукума, забросил свои дела и направился на площадь. Вы догадливы, дамы и господа!
Путешествующий и подрабатывающий своим трудом водонос был, по странному стечению обстоятельств, тем самым «мастером воды», про которого на базаре всех стран ходили слухи, что по одному щелчку его пальцев, пациенты излечивались от неприятных болезней.
Да, поговаривали, что если он, что-то шептал на ухо страждущему избавления от многочисленных напастей вторгавшихся в его жизнь, то он получал благодатное разрешения от непосильного бремени. Он уходил от водоноса счастливым, словно он, побывал самолично на длани правдивого и справедливого. К тому же упорные слухи твердили о том, если водонос прошепчет одному известное ему над пиалой воды, то она приобретает чудесные свойства, в том числе влюбленным обрести или вкусить узы священного.
Между тем наш мастер «Птиц из сада небесного» оказался на площади, где с минуту на минуту должен был начаться конкурс об условиях которого обещали сообщить дополнительно. Однако, события начали развиваться самым непредсказуемым образом. Пока желающие поглазеть на конкурс и те, кто намеревался как то в нем поучаствовать, «разевали рты и пялили глаза» мастер «Птиц из сада небесного» буквально воткнулся в незаметного прохожего. Тот бросил мимолетный взгляд на него, по правил свой плащ и широкополую шляпу и скрылся в толпе как будто растворившись в воздухе.
Но за эту минуту взгляда перед мастером «Птиц из сада небесного» возникла картина запечатлевшая исполнение самого сокровенного желания его души. Описание этой картины мы пропустим, в целях безопасности, читающих эти строки и всех участвующих в сюжете этом. Потрясенный этим до самых пят и охватившей его тело дрожи, и необычными красками вмиг растворившимися и смытыми струями воды прозрачной и чистой вселенского потопа он замер.
Вокруг него внезапно образовалось пространство тишины неизъяснимой, все окружающее касалось кусками разношерстного сна и лишь увиденное потрясало его своим мановением из запредельного, прибывшего в мгновение ока и пронизывающего своей красотой, заставляющего вибрировать каждую клеточку тела в восторге, неизъяснимом блаженстве, память о котором впиталась в него как в пустыне пески поглощают внезапно хлынувшую с небес влагу, чтобы дать жизнь растениям, животным, насекомым, змеям, черепахам - оживить буйство красок и звуков вселенского масштаба.
Вдруг, его окружили люди в одинаковой одежде и с оружием. Их начальник задал вопрос не желает ли он принять участие в конкурсе. И хотя наш герой пытался отказаться, благодаря встрече с незнакомцем исполнилось его заветная мечта, и все окружающее, да и он сам потеряло всякое значение, непрошеные стражи вывели его на небольшой расстеленный в центре площади ковер. На все вопросы начальника стражников он не смог дать вразумительные ответы (участвует ли он, откуда прибыл, как зовут, куда направляется, с кем знаком в этом городе).
А так как он «засветился» стражники сделали свое дело и, оказывается теперь он автоматически является участником конкурса с не объявленными условиями.
Неожиданно, вся собравшаяся на площади толпа пришла в движения, кто-то стал возмущаться, кто кричал от непонятного восторга охватившего его, а кто то как по команде стеной двинулись на стражников с явным желанием освободить заключенного. Дабы утихомирить непонятной волнение возникшее не только на площади, базаре, но и охватившее всех его жителей, приезжих, путешественников, начальник стражи, стражники и наш герой быстро прошли, почти бегом, в главный дворец.
Наш «мастер птиц из поднебесья» оказался в гостиной, украшенной изысканными тканями и прелестными изделиями из камня. Они стояли на небольших постаментах и были доставлены из разных стран. Ему объявили о том, что он пока является первым и единственным претендентом на участие в конкурсе о дне проведения и у его условиях которого ему расскажут завтра. Оставшееся время ему предложили провести в этой гостиной.
Не успел глашатай на башне объявить о том, что настала полночь как «мастер птиц из поднебесья» очутился на базаре в чайхане за одним столом с другими- чайханщиком, водоносом, сапожником, тандырщиком «Хаджимуратом». Они с пониманием посмотрели друг на друга, громко и весело рассмеялись и с шутками, разными неприхотливыми историями стали с наслаждением вкушать свежезаваренный умелой рукой чаем, есть лепешки макая их в поставленный в чашках мед.
Оказалось, всем им довелось за прошедший день встретиться с неизвестным прохожим и подобно «мастеру птиц из поднебесья» все они увидели каждый свое — и теперь по негласному договору каждый из них, да еще с десяток людей, который столкнулись как они с незнакомцем в плаще и шляпе, будут каждый на свой манер и лад распространять, петь, танцевать, рисовать историю, которая случилась с каждым из них.
Историю о их встречи с непревзойденным, неизъяснимым, «мастером чистого листа», который осуществляет заветные мечты, создает миры, путешествует инкогнито, принимает множество обличий, является Управляющим в странном городе на перекрестке всех миров и снов.
Ведь, именно он организовал это их путешествие, даровал им различные способности, снарядил в путешествие, организовал встречу и вручил каждому послание и теперь допив очередную пиалу в этой чайхане и сыграв каждому знакомую мелодию на различных инструментах они отправятся по своим делам - вплетать разноцветные нити, создавая неповторимые узоры, и на его плаще, и на живой ткани жизни созидая завитки миров, рождающихся и смеющихся в каждом мгновении.
Надеюсь, и Вам, случалось побывать в том городе, или встретить незнакомца, легенды о котором разошлись по всем пространствам мироздания. Свои истории встреч с «мастером чистого листа» терпеливо ждут каждого из поднебесной.
У Вас появилось желание участвовать в подобном конкурсе?
Испытаний двери распахнуты! Не попадайтесь впросак!
Встречайтесь с виду неприметным и не будьте (сами поставьте себе любимый эпитет- расхожий, или любимый, или прохожий, как фраза литературная известная) с широко раскрытым ртом, глазеющим в ожидании повсюду.
Вы давно приглашены на бал, танцуйте и пойте коль музыка звучит, а если нет (совет из опыта) знать флейты отверстия чем попало забиты, пора прочистить их - теперь с вниманием дышите звуки извлекайте в созвучии с мелодией вселенской, иль в тишине побудь благодати - чайханы, странного города, которого нет ни на одной карте, и где вкушают сладости заслуженные и благостные.


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:16 PM | Сообщение # 57
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Александр Савостьянов

Попытка исхода

Что за свет, пронзающий навылет, на трепещущую
вечность вылит? Божье сердце бьется в синем свете:
бьется вне и времени и смерти»
Винсенте Алейсандре

Спустившись ниже уровня облаков, Он увидел свой космодром, но то, что открылось его глазам, поразило его до слёз. Вместо сверкающей посадочной площадки, переливающегося многоцветными огнями космического центра с параболическими антеннами на плоской крыше, и остроконечного шпиля диспетчерского пункта Он увидел: заброшенную, в многочисленных трещинах и разломах, посадочную полосу и пару развалившихся каменных сооружений. И еще одна странная деталь дошла до него: заходящее за горизонт тусклое светило в многослойной кровавой облачности смотрелось так же невероятно, как и всё то, что открылось ему внизу. Он понял, что полностью утратил контакт с действительностью, но Он хотел летать и Он хотел жить. Когда столкновение казалось уже неизбежным, Он резко рванул штурвал на себя и ушел вверх…
– Возможно, моё восприятие как бы выпало из привычного потока времени, но если бы я тогда стал выяснять, что случилось, я бы не говорил бы с вами сейчас! – Он был хмур, хотя всё вокруг сияло и блистало, как обычно. Но Он точно знал – до поры, до времени…
– О, боги! – Он был одним из них. – То, что я видел, пришло ко мне издалека. Оно всё тёмное и очень далёкое… и очень близкое…. Там нет ни времени, ни пространства, ни звёзд, ни атомов… там ничего не происходит…
– Ты видел будущее? – Раздался испуганный голос.
– У нас нет будущего среди развалин и руин, где нет ни одного кустика и ни единой травинки. Мы погибнем задолго до того, как наша звезда сожжёт всё своё ядерное топливо! – Он замолк. Мёртвая тишина была ему ответом. Светлое озарение, прямое знание, инсайт были присущи многим. Многие только и жили этим предчувствием, но кто бы мог подумать, что причиной грядущей катастрофы станет элементарное поглощение углекислоты соединениями кальция, попадающими в воздух… в результате выветривания горных пород; что концентрация углекислого газа в атмосфере планеты упадёт настолько, что большинство видов растений прекратит свое существование?..
Всё это походило на самый кошмарный сон, но Он точно помнил показания всех приборов на тот момент: концентрация углекислого газа равнялась… нулю.
Теории Вероятности Он предпочёл Теорию Относительности, и потому его мысль о колонизации других миров сразу нашла широкую поддержку, невзирая на два существенных обстоятельства: что, во-первых, таких планет – единицы, а, во-вторых, страшно уж далеки они были отсюда. Но кто не рискует…
Решили рискнуть, снарядив сразу две экспедиции. Помещённым в криостаз добровольцам предстоял очень долгий путь… На окраинах Солнечной Системы появился неопознанный светящийся объект. Окруженный мощным энергетическим полем, уверенно лавируя среди десятков тысяч астероидов и осколков комет, посланец из далёких глубин держал свой курс прямо к третьей планете Системы.
Неправильной шарообразной формы геоид с расчленённой поверхностью отнюдь не блистал совершенством. Но по своему химическому составу, составу гидросферы и атмосферы, достаточно богатой флоре и фауне, он был поистине настоящей находкой!
Суперкомпьютер дал добро, и миллионы миллиардов молекулярных роботов внедрились в забальзамированные тела вынужденных космических переселенцев, не только исправляя повреждения, возникшие при столь долгом хранении, но и омолаживая их…
– Эта земля станет нашей! – Он стоял на крутом берегу полноводной реки конца четвертичного периода. На бескрайних просторах степей паслись бесчисленные стада хоботных и копытных, а в девственных лесах и лабиринтах пещер обитали угрюмые питекантропы, хмурые неандертальцы и откровенно любопытствующие кроманьонцы, которые вполне мирно сосуществовали друг с другом и ничем не досаждали спустившимся с неба сверхъестественным божествам.
– Мне так нравится это место! – Он мечтательно прикрыл глаза. – Я хочу, чтобы именно здесь был основан наш город – первый город на этой земле. Подумай, Тот, что тут можно сделать!..
Тот думал долго и самозабвенно трудился. Тот отнёсся к проектированию как поэт, гений его эксцентричной фантазии творил чудеса в гармоничном сочетании уникальной природы и архитектурной экстравагантности, создав глобальный географический пункт, где пересекаются все пути…
– Прекрасная организация рельефа! – Он всегда гордился своим сыном, а масштабные панорамы и перспективы привели его в полный восторг. – Кажется, что эта живописная долина и этот город возникли практически одновременно друг с другом!.. Что это?
– Это наш дом!..
Дом, который построил Тот, стоял особняком. Тот поставил свой дом не на равнине, ни у подножия крутого обрыва, ни поодаль от него. Тот создал дом, который буквально нависал над водопадом, крепко вросший в скалистое основание крутого обрыва, внешне ничем не поддерживаемый, будто висящий в воздухе прямо над падающей водой…


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:17 PM | Сообщение # 58
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Три желания. Сказка-фантастика

Игорь Тушенцов


Жили-были два брата. Одного звали Алёша, другого - Коля. Однажды утром, часов около пяти, они пошли на рыбалку. Братья любили рыбачить. Поэтому с вечера накопали целую жестяную банку червей. Удочки у них тоже были приготовлены заранее. Алёше шёл двенадцатый год , Коля был на три года младше. Старший любил командовать над младшим, поэтому всё время по дороге подгонял Колю и говорил: “Пошли быстрее! Пошли быстрее!” Хотя ребятам торопиться было некуда, но всё-таки им хотелось закинуть удочки поскорее. Дорога шла через кварталы жилых домов. Все люди спали. Только птицы, воробьи да голуби, чирикали и ворковали то на деревьях, то на тротуарах и дорогах, возвещая о том, что солнце уже встало.
И вот, наконец, река. Братья перешли через вантовый мост, прошли по тропинке на пустынный пляж. Алёшка сказал: “Ну, вот Коля, мы и пришли! Здесь самое удачное место. Прошлый раз, когда мама не отпустила тебя со мной, я тут поймал целых десять пескарей и два ерша”. Коля буркнул что-то старшему брату, но согласился с ним и замолк.
Ребята насадили червей на крючки и закинули удочки. Они стали ждать подхода рыбы и улеглись на траву, что росла неподалёку. Коля поднял голову вверх и засмотрелся на небо:
- Лёха, смотри! Какие красивые облака.
- Это кучевые облака,- ответил Алёша,- мы их в школе проходили. А, вообще-то, не мешай рыбу ловить, раз уж со мной пошёл, а то я тебя больше с собой брать не буду.
Алёшка пригрозил брату кулаком. И тот умолк, наблюдая то за облаками, то за поплавком.
Клёва что-то не было, видно рыба плавала в другом месте. Так братья сидели около получаса. Вдруг Коля крикнул:
- Смотри, Лёха, самолёт!
- Что я самолётов не видел. Не мешай рыбу ловить…
Алёшка всё-таки посмотрел из любопытства на небо, и ему стало не по себе. Это было что-то необычное, закрывающее сразу полнеба. Огромный серебристый шар висел над рекой и, как казалось, над домами в городе.
- Как… Какой же это самолёт? Это наверное… Это.. Это то, о чём нам рассказывал папа… Бежим, бросай удочки, и бежим вон за тот куст.
Метрах в ста от них рос куст акации, ребята побежали за него. Они уселись за кустом, прижались от испуга друг к дружке, их колени так и впились в землю. Братья, не шелохнувшись, тихо наблюдали за происходящим.
Тем временем блестящий, как фольга, шар начал делать манёвр. Он приблизился к берегу, где сидели наши герои. Остановился. На переднем плане открылся люк, из него выдвинулись ступени. Ребята с любопытством продолжали смотреть - что же будет дальше? Из люка по необычной лестнице (ступеньки сами держались в воздухе, без боковых перекладин) сначала вышел один, потом второй, а затем и третий инопланетянин. Они, как и их летательный аппарат, были одеты во всё серебристое. Солнце так и переливалось на их костюмах.
Братья были всего в 100 метрах от пришельцев. Они могли рассмотреть их подробнее.
- Коль, смотри, у них совсем нет головы. Хотя, голова будь-то бы есть, но где же глаза, где рот, где нос. Может быть, они нам не видимы.
Коля прошептал:
- А они… Они злые или добрые?
- Это одному Богу известно… Давай посмотрим, что же будет дальше? - тихо прошептал старший брат.
Ребята замерли в ожидании, что же будет дальше. Тем временем трое неизвестных подняли с земли удочки, долго рассматривали их, молча переговариваясь между собой и делая непонятные жесты друг другу. Со стороны казалось, что разговаривают глухонемые. Затем один из пришельцев вернулся обратно в шар. Через минуту он нёс в руках небольшой предмет, в длину сантиметров 30. Он так и поблёскивал на солнце всеми цветами радуги. Незнакомец , тот что был повыше, взял предмет, поднял его над головой, и мелодичным звонким голосом произнёс:
- Люди планеты Земля! Мы знаем, что вы здесь. Возьмите эту вещь, называемую в простонародье у вас “волшебной палочкой”. Загадайте не больше трёх желаний. Напишите желания на листок бумаги. Заверните “волшебную палочку” в этот листок и выбросьте в реку на том месте, где мы приземлились. Помните - только три желания.
С этими словами все трое один за другим поднялись в шар. Лестница задвинулась, люк закрылся, и шар, издаваемый невообразимый свист, скрылся из виду.
- Коль, кажется, они улетели, - промолвил Алексей.
- Угу, - только и смог сказать Коля.
Братья выбрались из-за куста. Побежали на то место, где оставили удочки. Но удочек не было. Вместо них на траве лежал таинственный предмет. Лёшка взял его в руки. “Волшебная палочка” была такая гладкая, отполированная и словно зеркальная.
- Дай потрогать, Лёха, - сказал младший.
- Потрогай, только не обрежься. Смотри, какие острые края. Да, эту штуку нам подарили пришельцы. Только три желания… Да-а-а…
- Лёх, пошли домой. Напишем желания и сюда обратно…
- Да, постой ты. Надо всё взвесить, обдумать. А то понапишем всякую ерунду. Такой шанс даётся не каждому.С этими словами братья пошли обратно домой, не поймав ни одной рыбки, но с “волшебной палочкой”, лежащей за пазухой у Алёши.Придя домой, братья расположились за письменным столом. Мама их уже ушла на работу, и им никто не мешал.
Коля сказал:
- Лёх, а может попросим конфет, печенья, всяких сладостей, кока-колы, мороженого. Поедим вдоволь…
- Да ты что? Целое желание на такую ерунду тратить!
- А может, на море попадём? Отдохнём от души.
-Море, это хорошо. Но не то, что нужно. Покупаемся мы, позагораем. И всё. А дальше что? Надоест.
- Может быть попросим, чтобы нас на Луну, на Марс свозили на экскурсию? Интересно всё же. Посмотрим на нашу планету со стороны.
- Чего хорошего на Луне. Безжизненное пространство, да и пыли там с полметра. А на Марсе в сосульки превратимся. И Земля оттуда видна с малюсенькую звёздочку.
- А ты откуда всё это знаешь? - спросил Коля.
- Книжки надо читать и фильмы смотреть, а не “собак гонять” во дворе. Давай так сделаем. У нас всего три желания. Три на два не делится. Предлагаю: одно желание будет общим, а два других поделим по-братски. Каждому по одному желанию. Согласен?
- Согласен.
- Теперь насчёт общего желания. Ты папу с мамой любишь?
- А при чём тут это?
- Пусть они долго и счастливо живут, не болеют, нас любят. Это и будет нашим общим желанием.
- Я согласен,- ответил Коля.
Братья написали первое желание на листок бумаги. Лёшка сказал:
- А теперь у каждого из нас по одному желанию. Каждый напишет в тайне своё желание. Ты иди в тот угол, а я в этот.
Ребята разошлись по углам. Лёшка, поглядывая на брата, написал: “Пусть долго и счастливо без бед и болезней живёт мой брат Коля”. А Коля, тоже поглядывая на брата, написал: “Пусть всегда будет мой брат Лёха”.
Затем братья переписали свои желания под первым. Каждый из них поднял большие пальцы на обеих руках, что на их языке означало - всё отлично, так должно и быть.
Ребята завернули волшебную палочку в листок, на котором были написаны желания. Побежали на реку, где видели пришельцев. И кинули свёрток в воду.

(сказка-фантастика разработана в 1996 году).

- Конец.-


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:17 PM | Сообщение # 59
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Подарёнкины чудеса

Ольга Василенко Красни


Ей казалось, что она поёт, но по мнению хозяйки она была скрипучей и страшно раздражала женщину(той совершенно не хотелось смазывать "эту певичку" маслом(вот ещё... руки пачкать) и бедняжка замирала всякий раз, как к ней притрагивались. В конце концов её сняли с петель и на её место поставили крепкую дверь, заодно поменяв и деревянную изгородь на металлическую ограду. Словно от неловкости за свою невостребованность скрипунья немного покосилась, и, в конце концов, внимательно осмотренная хозяином, крепким мужичком по имени Матвей, была выставлена из сада к сараю.

Трудно было освоиться на новом месте: дразнился ветер и подтрунивало солнце... косился дождик и пугали тучи... но бедняжке было всё безразлично: она совсем не представляла себе дальнейшей судьбы. "А, будь, что будет", - решила изгнанница и смиренно затихла в уголке.

Однажды мимо двора проходил местный "чудилка"(так его называли деревенские жители). Это был старичок с удивительно лучистыми глазам, и хитроватым прищуром, сквозь который он умел ничего не пропускать незамеченным. Дед сразу обратил внимание на обнову... и ступил во двор.
Хозяева вышли навстречу гостю, давно уже привыкшие к тому, что этот чудак " постоянно что-то выдумывает". Прошлым летом он устроил в своём саду грандиозное чаепитие для всей деревни, а перед этим собирал у всех подряд старые самовары, которые люди приготовили на выброс. Сам чинил, лудил посуду... Чудак - одно слово. Правда получились очень весёлые посиделки. Люди пришли с пирогами и яствами. Благо, уборочная страда прошла и можно было отдохнуть. Столы были сооружены из пеньков, которые дед коллекционировал в своём саду с давнишних времён, и положенных поверх досок. Все пили чай по старинным рецептам( дедок и их записывал). Здесь был и капорский, и морковный, и вересковый... в общем, праздник удался на славу.
Засиделись допоздна... и всё вспоминали своих предков да их песни пели. Интересно то, что и молодые люди подпевали.
Так вот… на этот раз старик сразу, без долгих заходов, завёл разговор о калитке: что, мол, случилось... али, поломалась? А получив ответ, что, мол, просто надоел её скрип, тут же и попросил отдать ему эту "никчемную вещь". Хозяин с улыбкой тут же и дал согласие: "Да, бери, чудак-человек... только на что она тебе? Даже на растопку не хватит". Старичок хитро так прищурился и ответил:"Вот придёт время, и вы ещё не раз вспомните про неё... ну, что... пойдём, милая",- обратился он к калитке, чем вызвал опять-таки улыбки у ,бывших теперь, хозяев изгнанницы.
Все посмеялись (каждый своему) и разошлись : домочадцы в дом, а "чудак-человек" с калиткой на горбушке пошёл своей дорогой.
Наутро Матвей поделился рассказом о своей "вчерашней щедрости" с соседями, а те ему рассказали, что "чудило" уже вторую неделю собирает всякий хлам по деревне, не иначе, как собирает музей старья. На том и угомонились... на время.
А по осени пошёл по деревне слух, что мужичок - чудачок и впрямь открыл музей. Прямо в своей старой риге, которую оставил ему председатель колхоза потому, что на ремонт денег не было... да и без надобности она была теперь, коров то в колхозе больше не держали. Дедок подправил строение, обшил поперечными спилами поваленной недавно сильным ветром берёзы(на неё никто не претендовал) и покрыл морилкой, а над входной дверью и табличку приколотил... правда до поры прикрыл тряпицей надпись.
Жизнь шла своим чередом. Каждый занимался своим делом... периодически выспрашивая другу друга, как там дела у чудака продвигаются...
Наконец настал день, когда деревенские ребятишки с самого утра понесли по домам известие, что, мол, сегодня состоится открытие... Ну, кто мог пропустить возможность подивиться на новую выдумку деревенского "чудилки"? Народу собралось страсть, как много, да, почитай, вся деревня. Ждали, когда же старик явит народу чудо(он, де, давно уже обещался ). Сам всегда говорил, что никто не сможет чудо подарить людям, если они сами не побеспокоятся. Беспокоились, по всему видать...
Сорванная тряпица открыла табличку, на которой было написано обычным мелом название: "Подарёнкины чудеса"
Все немного опешили... ну, какие такие чудеса у них в деревне могут быть, о которых никто не знал до сих пор. Дело в том, что деревенька называлась - Подарёнка.
Люди стали входить вовнутрь помещения... и некоторые даже издавали удивлённые возгласы:
- Ой, бабоньки, глядите-ка - Марфина прялка-то какая нарядная... по центру, а вокруг-то, как женихи, все калитки ветхие...
- Глянь ко сюда, мужики.. это ж колесо от моей старой телеги... даже не узнать – лаком покрыто...
О! Дуга нашей лошадёнки, что я в прошлом году поломал, перевернувшись в санях, когда на масленицу детишек катал... да с колокольцами...
- Ой, и наша старая дверь от подпола...
- Да, где ж чудеса-то? Все калитки снятые со старых заборов здесь собраны...да ещё и верёвочки к ним привязаны....
Старик опять хитро улыбнулся и показал на лавки, поставленные вдоль стены. Люди стали рассаживаться. Наконец все немного попритихли, старик закрыл входную дверь и помещение погрузилось в темноту. Все давно уже привыкли к странностям чудака и потому не сильно испугались – просто ждали, затаив дыхание.
Когда глаза немного притерпелись к темноте стало заметно, что под самым потолком, всё же горела не то керосинка, не то лампочка, да такая тусклая, что свет от неё совсем чуть освещал место, к которому сходились все верёвочки. Дедок-чудачок стал резво подёргивать за них... и странные звуки, возникшие словно ниоткуда... из ничего пролились над головами в полутёмное помещение.
Что это была за музыка - никто не знал, но было ощущение, что люди перестали дышать, чтобы не спугнуть её. В ней были и какие то напоминания дедовских песен,и плачь ребёнка, и стоны любви... и дыханье ветра. То, вдруг, всхлипнет неведомая страдалица, то прозвенят колокольцы, под стук чьей-то калитки, и скрип колеса... будто и впрямь мимо конь провёз неведомого седока... и было в этом что то , прямо скажем, колдовское... дивное. А старик просто пел, песню за песней... тихо так, будто для себя одного. И песню своей матери... и песню своего отца... и песню своего деда... а может и прадеда.
Уже затихли звуки, издаваемые все этой собранной в риге "концертной бригадой", а люди почему-то не говорили ни слова... Наконец кто-то вздохнул: "Да... Время идёт.
А, ведь эту прялку Марфе ещё её отец купил на базаре... помните, когда в торгсине ещё ситчик в голубой цветочек завезли? Мы тогда все понапокупали... А Лизка Потапова нам платьев нашила. Надеть то было нечего... И ходила деревня вся в синий цветочек ".
"Да",- вздохнул кто-то в ответ...
И понеслось... люди стали вспоминать события своей жизни, казалось бы давным давно похороненные в толщах памяти. Кто-то всплакнул... кто-то начал просить у кого-то прощения за когда-то нанесённую обиду... кто-то кого-то простил.
Так они и сидели долго-долго... просто разговаривая по душам. Ведь в жизни на это зачастую не хватает времени.
"А что, ведь и вправду чудо нам подарил "чудило" то наше.
Вот захочется "поскрипеть" о том о сём - а тут есть местечко... глядишь и скрип родной калитки теплом согреет", - вымолвил кто-то...
Так и прижилось чудо то в деревне.
И что интересно: в каком бы настроении ни пришёл туда человек(а ходить стали довольно часто), удалялся из "музея" всегда умиротворённым... и вроде, как новым.
Из района приезжал корреспондент... всё выспрашивал у старика, как он это придумал, да тот только плечам пожимал, мол, и придумывать то ничего не пришлось, просто жить ему интересно. Хорошее объяснение. Потом корреспондент тот самый даже в газете печатал о "Музее скрипа в деревеньке Подарёнке". Обещался помочь в устроительстве тёплого помещения...даст Бог – и впрямь выполнит обещание.
А, деревенские понемногу сами стали приносить старику-чудаку дорогие им поветшавшие вещи, чтобы сохранить для потомков память.
И, главное - было теперь у людей место, где можно было и со своей душой пообщаться и с другими по душам поговорить.

03.12.2011


Крайцев Валера
 
Valera73Дата: Суббота, 2014-12-13, 7:19 PM | Сообщение # 60
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Статус: Offline
Ника Прус

Новогоднее приключение или поезд в будущее


Любовь – какая ж это сила!
Пришла, зажглась и душу опалила.

.......................................................

Ника быстро шла домой, звонко стуча каблучками по асфальту. Скоро новый год, и сумка ее была полна подарками для близких и друзей, но один подарок был особенный, и для кого он - знала только она одна.

Придя домой, вывернула содержимое сумки на стол и тупо уставилась на все это богатство, а мысли ее в этот момент были далеко в прошлом. Ника взяла в руки маленький сверток, который, она знала это точно, никому не будет подарен, потому что дарить его некому. Некому и все тут. Тогда зачем же она его купила, этот подарок??? Затем, чтобы терзать себе душу, вспомнить о том, что хотелось забыть? А хотелось ли забыть?

Прошлогодняя новогодняя вечеринка не обещала никаких сюрпризов, но сюрприз был, да еще и какой! Собирались посидеть веселой компанией из близких и давно знакомых друзей, только один человек в этот вечер был никому не знаком, кроме Лены, подруги Ники. Это был ее новый кавалер, с которым Лена познакомилась совсем недавно. По ее словам, этот человек ей очень нравился, и она рассчитывала на роман с продолжением. Ника ухмыльнулась:

- Конечно, рассчитывала, она ведь недавно развелась с мужем, и ей был нужен друг,- пробормотала она.

Постояв еще немного у стола, она взяла из шкафа полотенце и пошла в ванную. Медленно разделась, покрутилась перед зеркалом, осмотрев себя со всех сторон и, оставшись довольной своим внешним видом. Встала под душ. Стоя под теплыми струйками воды, Ника вспоминала тот новогодний вечер, который перевернул всю ее жизнь. Ее мысли блуждали и блуждали в лабиринтах событий годичной давности.

Да, она хорошо помнит, как впервые его увидела. Вечеринка была уже в полном разгаре, и только два прибора на столе стояли сиротливо пустыми. Время близилось к полуночи, когда раздался звонок в дверь, и Ника, на правах хозяйки, пошла встречать гостей.

Первой порог перешагнула Елена. Из-под расстегнутой уже шубки виднелось красивое новое платье, великолепная прическа очень шла ей, а глаза сияли, как две яркие звездочки.
«Как же все-таки счастье украшает женщину», - подумала тогда Ника.

Окинув оценивающим взглядом подругу, Ника перевела взгляд в глубину полутемной прихожей и увидела его, даже не его самого, а его глаза, взгляд которых был острым и пронизывающим, как кинжал. Неожиданная дрожь пробежала по ее спине, и Ника даже отступила назад перед этим взглядом, а через порог шагнул высокий стройный брюнет с военной выправкой и удивительным взглядом синих, как море, глаз. Он еще не произнес ни слова, но Нике казалось, что она его давным давно знает и даже помнит, что у него низкий и бархатистый голос.

Его мягкие губы коснулись ее щеки, Ника вновь ощутила непонятную дрожь во всем теле и, не узнавая, и не понимая себя, пошла на кухню, ощущая всей своей плотью взгляд этих глаз. Какая-то магическая сила исходила от этого человека, и Ника, никогда не терявшая присутствия духа, вдруг почувствовала, что не в состоянии управлять собой. Она машинально взяла вазу и стала наливать в нее воду. Шум льющейся воды немного привел Нику в равновесие и, почувствовав облегчение, она тряхнула головой, как бы сбрасывая с себя остатки этого наваждения.

А в это время к Елене и ее другу уже подошли другие гости, помогли им раздеться, забрали принесенные ими яства и проводили к накрытому столу. Оправившись от шока, Ника вошла в гостиную, изо всех сил стараясь не смотреть на гостя, но четко ощущая, что его взгляд всюду преследует ее. Лена ничего этого даже не заметила - она была счастлива, а счастье глаза застит.
«Да и почему она должна ревновать своего друга к ней, верной замужней женщине, у которой больше чем за 20 лет замужества не было ни единого романа на стороне», - горько усмехнулась Ника.

Вода в душе пошла слишком горячая и отвлекла Нику от воспоминаний. Выключив ее, она завернулась в полотенце, а нахлынувшие воспоминания не отпускали ее, мысли все крутились и крутились где-то там, в прошлом. Выйдя из ванной, она прошла в спальню и, взяв фен, стала укладывать свои длинные вьющиеся волосы, которыми всегда так восхищались окружающие. Но воспоминания накрывали ее, словно лавина, и она никак не могла от них отделаться.

Да, - вспоминала она, - им, как опоздавшим, пришлось произносить тост и пить штрафную. И Ника услышала его голос. Он был именно таким, каким она и предполагала. Низким, бархатистым и проникновенным. Она слушала его, но не слышала слов, а только наслаждалась звучанием и мягким тембром. Под перезвон курантов и звон бокалов пили шампанское. Кто-то включил музыку, и все начали танцевать, весело толкая друг друга. Муж схватил ее в объятия и спросил, что с ней происходит.

- Наверное, просто устала, - с милой улыбкой ответила Ника.

Все смеялись, шутили, звенели бокалы, звучали тосты, а Ника чувствовала себя как во сне:
"Да что же, черт побери, со мной происходит? Я счастливая жена, мать двоих взрослых детей - и вдруг спасовала перед каким-то там брюнетом! Ну подумаешь, красавец, ой какая невидаль, видела и лучше. Да видела, но никто и никогда не имел на нее такого влияния, никогда в жизни она не испытывала такой тяги к другому человеку. Господи, да что же это такое!" - Воскликнула она мысленно и под предлогом перемены блюд ушла на кухню, а следом за ней прибежала Елена.

- Ну, как он тебе? Правда, хорош? Ой, я влюбилась, как девчонка! - Лена поцеловала подругу в щечку, крутанулась на каблучках и, не дожидаясь ответа, упорхнула обратно.

Ника опять тряхнула головой:
«Да и правда, чего это ты раскисла? Это чужой мужчина, и ты к нему не имеешь никакого отношения. Ничего о нем почти не знаешь. Ты только радоваться должна за подругу».

Подошел супруг, нежно поцеловал и обнял ее, и впервые за много лет Ника не только не почувствовала радости от этого прикосновения, а наоборот, ее это вдруг разозлило, мол, чего это он пристает со своими поцелуями.

Муж удалился, а раздосадованная Ника пошла в ванную поправить прическу и макияж. Не успела она и свет включить, как кто-то быстро проскользнул туда за ней, быстро защелкнув задвижку на двери. В одно мгновение она оказалась в его объятиях. Мягкие теплые губы скользили по ее лицу, шее, груди, а она, словно заколдованная этими поцелуями и нежным шепотом, даже и не пыталась сопротивляться, полностью отдавшись его власти, напрочь забыв о том, что за дверью гости и муж. Все произошло настолько стремительно и неожиданно, что Ника даже не успела осознать происходящего, только чувствовала себя на седьмом небе от счастья, переполнявшего ее в этот момент. Тихий стон вырвался из ее груди.

Кто-то дернул за ручку двери в ванную и Ника, вздрогнув, вдруг поняла все, что сейчас произошло. Ужас охватил ее.
« Господи, что же я наделала! Как я могла такое допустить? Я?» - ужаснулась она.
Нежный голос еще продолжал что-то шептать ей на ухо, но она уже ничего не слышала - резко оттолкнула мужчину и приказала:

- Уходи.

- Ты уверена, что этого хочешь?

- Да.

- Тебе было плохо со мной?

- Отвратительно.

- А мне так не показалось.

- Ты привык к легким победам?

- Нет, я просто влюбился в тебя с первого взгляда.

- Неужели!?

-Я завтра уезжаю к месту службы, ты поедешь со мной?

-Ты сумасшедший?

- Мы еще вернемся к этому разговору, - сказал он и выскользнул из ванной так же быстро и бесшумно, как и появился.

Ника присела на краешек ванны, ей все еще не верилось, что все это произошло с ней, но колени предательски дрожали, на губах еще ощущался вкус его поцелуев и сладкая истома разливалась по всему телу. Ника не знала, сколько времени она просидела так, но вот дверь в ванную открылась, и голос мужа спросил:

- Дорогая, что с тобой? Я уже тебя потерял. Тебе плохо? Давление подскочило? - и он, заботливо подхватив ее под руки, повел в спальню. Достал тонометр и измерил ей давление, удивленно поднял бровь и хмыкнул:

- Нормальное. Наверное, ты просто устала с этой новогодней суетой. Полежи здесь немного и отдохни, а я займусь гостями.

Супруг уложил Нику в постель и, заботливо накрыв пледом, вышел. Ника какое-то время была еще в прострации, но вдруг разозлилась на себя:

«Чего это ты раскисла, дорогая? Ты что думаешь, если у тебя такой любящий муж, так он никогда тебе и не изменял? А с чего же это он такой внимательный и заботливый? Не потому ли, что чувствует за собой вину?»

Нам всегда легче обвинить другого, чем признать себя виноватым. Ника откинула плед и встала с постели.

«Ничего страшного не произошло, так легкая интрижка, ну с кем не бывает. И нечего себя истязать, не ты первая и не ты последняя», - она подошла к зеркалу, поправила прическу, макияж и с гордо поднятой головой вышла к гостям.

Гости, уже под хорошим хмельком, развлекались, как могли. Кто-то сидел за столом и травил анекдоты, кто-то танцевал, а вот те четверо уже разложили пульку.

Ника подошла к мужу и обняла его, стараясь не смотреть в сторону подруги и ее кавалера, но боковым зрением постоянно видела его и понимала, что он тоже следит за ней. Кто-то предложил прогуляться и зажечь фейерверки на улице, все радостно подхватили эту идею и начали одеваться. В суете прихожей Ника на мгновение почувствовала, как кто-то прижался к ее спине, и она резко двинула локтем. Даже не оглядываясь, Ника точно знала, кто это был, ее чувства сейчас были обострены до предела.

На улице зажигали фейерверки, кричали, прыгали, как дети, затеяли игру в снежки, непонятную толкотню, и Ника, поскользнувшись, стала падать, но, еще не долетев до сугроба, почувствовала, как чьи то сильные руки подхватили ее и крепко прижали к себе.

- Ты моя и будешь только моей, - услышала она знакомый уже шепот.


Крайцев Валера
 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Турниры и Конкурсы » Дебют рассказов - Эта странная Душа (конкурс проекта Серебряная Нить)
Страница 3 из 5«12345»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега