Суббота, 2019-02-23, 11:47 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Читальный Зал № 1 - Сотворчество
Авторы ПРОЕКТЫ Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаПервые шагиПомощьПиры [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Руми, Vector  
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Волшебный суфизм » Притчи о познании, знании и учениях
Притчи о познании, знании и учениях
MгновениЯДата: Суббота, 2018-10-27, 10:28 AM | Сообщение # 61
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 14546
Статус: Offline
Ода Дао
Издательства «Буквика», "Серебряная Нить"



МУДРОСТЬ КИТАЯ
 

Во все известные времена, в знакомых и незнакомых нам странах особое почтение люди испытывали к мудрецам, накопившим в своём сознании свет знания жизни и её бесконечного проявления в различных формах. Именно по этой причине тысячи лет живут, не теряя своей красоты и ценности, труды наиболее проникновенных философов, Авторов Времени. Поэтому их труды переиздаются, многократно переводятся с одного языка на другой, обрастают комментариями и дополнениями… Мудрость никогда не иссякает.
Посиди покойно, друг, поймёшь и ты,
Сколь в делах обычных много суеты…
Помолчи, хотя б немного и поймёшь,
Сколь пусты слова, которые речёшь…

Если Вы позволите себе при прочтении книг древних мудрецов или даже их вольных переводов ощутить в сердце любовь к Авторам мудрых мыслей, Вам откроются горизонты новых истин, не вмещающихся в форму слова, но именно ощущающихся! Так можно ощутить волшебный аромат фиалки или непостижимую красоту хризантемы… Да ведь, сколько бы слов мы ни сказали, не сумеем передать полноту ощущений… от внезапно вспыхнувшего чувства или захватывающего вихря восприятия образов мира… Ценность философских и поэтических трудов древних Авторов состоит в том, что оформленные в искусное слово мысли являются своеобразным катализатором для творчества любого человеческого ума, способным ускорить процессы понимания нами окружающего мира и раскрыть неизвестное для его осмысления…

«Слова одухотворённых людей, что утонченное эхо Дао… Слова мудрых людей просты, а слова достойных - ясны. Речи заурядных людей многословны, а речи низких - суетны…». (Из древнекитайской мудрости)

В первой части книги - Ода Дао – переложение трактата Лао-зцы. Во второй части - Мудрость древнего Китая - собраны фрагменты новых ритмических версий из сочинений известных древнекитайских Авторов, а так же эхо фрагментов трактата «Книга Перемен» - И-Цзин.
В третьей части - старинные китайские притчи и сказки в стихах, хранящие вековую народную мудрость.
Открыть книгу -
http://online.pubhtml5.com/tqtb/wcxf


Сфера сказочных ссылок
 
ВсадникДата: Понедельник, 2018-12-10, 1:27 PM | Сообщение # 62
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 183
Статус: Offline
Cказка о мышином полотне

Дмитрий Зотов 07

Туман, что ночь для путника. Дорога,
Меняя прихотливо очертанья,
Ведет порой в места совсем иные, 
Чем те, куда он шел по ней. А в море,
Не видя лун и солнечного круга,
Легко уплыть в азарте рыбной ловли
Так далеко от берега, что остров
И вовсе может скрыться. Мудрено ли,
Что жители всего архипелага
К туману относились как к помехе
В делах привычных. Оставаясь дома,
Они пережидали, как ненастье,
За окнами клубящиеся тени.
И уж совсем несладко приходилось
Ночной порой на острове Хоране,
Когда туман скрывал из вида луны
И застилал знакомые созвездья.
Тотчас все проторенные дороги,
Ведущие обычно к нужной цели,
Волшебными внезапно становились.
Кто знает, где тогда блуждали люди,
Которые, внезапно исчезая,
Порою возвращались через годы,
Как им казалось. А на самом деле,
Едва верхушек гор касалось солнце
И таяла туманная завеса,
Пропавший находил себя в том месте,
Где был застигнут белым наважденьем.
Он брел домой, но в сердце начинали
Звучать слова, обрывки странных песен.
И наступал черед воспоминаний.
Их разноцветный камушек ложился
Где надлежало быть ему в мозайке.
Со временем чудесные рассказы
Все множились. Одна из тех историй
Случилась с пастухом Капу Дадашем.
Он ночью возвращался с дальних пастбищ
В свою деревню. И когда туманом
Укрыло все, не очень испугался.
А ждать решил, куда его отправит
Теперь волшебной ставшая дорога.
Меж тем вокруг повеяло прохладой.
Туман чуть поредел. И стало видно,
Что все деревья странно изменились.
Капу Дадаш себя увидел рядом
С огромною отвесною скалою,
С подножия покрытой изумрудной
Пушистою и мягкою травою.
Капу Дадаш внимательней вгляделся.
И понял вдруг: гора – обычный камень,
Поросший мхом. Деревья – это травы.
А сам он, оставаясь на дороге,
Уменьшился и стал величиною
С ладонь ребенка. Меньше также стали
Его одежда, посох и котомка.
Вдруг позади себя пастух услышал
Какой-то странный шелест. И внезапно
Под ним легла струящаяся лента
Тропы чудесной. Вся переливаясь,
Она бежала в глубь зеленой чащи.
Капу Дадаш последовал за нею.
Спустя немного времени, он  вышел
На ярко освещенную поляну.
К пологому холму тропа стремилась.
В котором был, украшенный камнями,
Покрытыми затейливой резьбою,
Вход в подземелье. И туда нырнула
Тропа, что привела Капу Дадаша.
И он опять последовал за нею.
Подумав: «Раз есть вход, то есть и выход».
Сначала темнота его накрыла.
Лишь слабое свеченье под ногами
Позволило немного оглядеться.
Он понял, что идет по коридору
И в глубь холма спускается полого
По каменным восьмиугольным плитам.
А звук шагов рождал в его глубинах
Нескоро затихающее эхо.
Пастух шагал и думал: «Как некстати
Он, возвращаясь с пастбищ отдаленных,
Не взял с собой ни факела ни свечки.
Они сейчас бы сильно пригодились.
Но нет, так нет». И тут пастух споткнулся,
Увидев, что его предстало взору.
Пред ним ворота были городские,
Точь в точь, как наверху, но много меньше.
Как будто те, кто строил этот город,
А после жил в нем, ростом ненамного
Своим превосходил Капу Дадаша,
Который был сейчас не больше мыши.
Пастух вошел в открытые ворота.
За городской стеной белели башни.
Поодаль шли дома. Их кровли были
Покрыты красноватой черепицей,
А стены разукрашены узором
Причудливо сплетаюшихся  линий.
Но тишина, объявшая весь город,
Была не просто сонной тишиною,
Которая обычно наступает
С приходом ночи. Гулко раздавались
На мостовой шаги Капу Дадаша.
Но не в одном окошке свет не вспыхнул.
Не скрипнули ворота. И собаки
Или другие стражники покоя 
Ночного не откликнулись на эту,
Казалось, оглушительную поступь.
Приблизившись к домам, пастух увидел
Почти у всех распахнутые двери.
И под какие кровли ни входил он,
Нигде не отыскал он и намека
На то, что здесь хоть кто-нибудь остался
Из местных обитателей. Пустынным
Лежал пред ним красивый этот город.
Капу Дадаш в раздумье возвратился
К воротам городским: «Вот бы узнать мне,
Кто этот город выстроил? И где же
Все жители его? Что побудило
Их, бросив все, дома свои покинуть?»
Но прежде чем пройти через ворота,
Пастух решил еще полюбоваться 
На дивный город. А когда он снова
К  воротам повернулся, то увидел,
Как дверца, что была в одной из башен,
Невидимой рукою отворилась.
Внутри вели куда-то вверх ступени.
Капу Дадаш решил по ним подняться.
И вскоре оказался в помещенье,
Что было предназначено для стражи.
Сейчас оно, однако, пустовало.
Лишь на столе, который, как казалось,
Сработан был из черного базальта,
Лежала флейта, холодно мерцая
Неяркою кометой в темном небе.
Капу Дадаш не в силах удержаться
Взял флейту в руки. И едва успели
Пролиться в ночь чарующие звуки,
Одна стена, где не было проема
Оконного, внезапно осветилась, 
Молочным, нет, почти жемчужным светом.
И перед ним, как в древнем храме Айдан,
Во всем великолепии волшебном
Вдруг потекли прекрасные картины,
Рассказывая о произошедшем.
… Богиня САймач чудный плащ имела.
Он соткан был из столь воздушных нитей,
Что, если бы богиня вдруг решила
Его подбросить в воздух ранним утром,
Он к вечеру бы лишь земли коснулся.
Прекраснее наряда трудно было
Представить. И на всем архипелаге
Завидовали ей другие боги.



Но, видно, нет предела совершенству.
И САймач  новый плащ себе решила
Сшить, чтобы было в чем покрасоваться
На празднике лесном у храма Айдан.
Сначала предстояло сделать пряжу.
А после полотно из пряжи выткать.
Такое, чтоб прозрачностью своею
Оно напоминало летний дождик.
Сперва богиня к людям обратилась.
Но грубыми их руки оказались,
Для тонких, и почти неощутимых,
И видимых едва волшебных нитей.
И Саймач позвала мышей на помощь,
Пообещав им щедрую награду.
На зов ее хвостатые малютки
Явились. И работа закипела.
Так быстро лапки их перебирали
Волшебный пух и сотканную пряжу,
Что всем, кто заставал их за работой
Казалось, будто взялись мастерицы
Играть на музыкальных инструментах,
Невидимых для глаз. Бежало время.
Ждала богиня тщетно плащ свой новый.
И не могла дождаться. Но терпенью
Пришел конец. Она к мышам отправясь, 
Заброшенной нашла свою работу.
А мыши, оказалось, надышавшись
Пыльцой волшебной вперемежку с пухом,
Вдруг начали умнеть. И, бросив дело,
Порученное им когда-то САймач,
Сочли, что их обычные жилища
Теперь их недостойны. И решили
Себе они построить целый город,
В котором бы вольготно разместилось
Их мудрое прославленное племя.
Но САймач им сказала, вся пылая
От праведного гнева: «Неужели
Вам, глупые малютки, непонятно,
Что, если перестану вам давать я
Волшебный пух, с которого слетает
Пыльца и умножает ваши мысли,
Вы снова поглупеете?» Но мыши
Не в силах были скрыть свою гордыню, 
И дерзко отвечали, что теперь уж
Не нужно им ничьих чужих советов.
Они всему сумеют научиться
И без пыльцы волшебной. Недосуг им 
Ни ткать ни прясть, Их ждет чудесный город.
Они спешат скорей в него вселиться.
И заживут спокойной, мудрой жизнью.
«Упрямство ваше – это лишь начало
Оскудеванья разума»,- сказала
Богиня. И немедля удалилась.
Спустя непродолжительное время
Пошла на убыль бойкость мыслей. Мыши,
Забросив город свой, вернулись в норки.
Туда же утащили и остатки
Волшебного плаща. Одни лишь тени
Хранят покой пустых и гулких улиц.
                19.01. – 20.02.2003г.

© Copyright: Дмитрий Зотов 07, 2010


Путь открыт и цель ясна!
 
ТанецДата: Среда, 2019-01-16, 3:54 PM | Сообщение # 63
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2942
Статус: Offline


Чудо королевского дервиша

Сказки Суфиев
Два дервиша бродячих как-то вышли
К лесной поляне, где сидел мудрец –
Суфийский мастер королевской ниши,
Чье имя Ибрагим, а мысль - венец.

В духовных разговорах вечер длился,
Да ночь пришла. Сказал им Ибрагим:

- Прошу отведать ужин! - и явился…
Прекрасный стол с едою всем троим!

- Ты сколько лет был суфием, хозяин?
Спросил один из двух его гостей.

- Два года, - тот ответил...

- А нельзя ли услышать о способности твоей?

Подобного я не достиг за годы,
За три десятилетия пути,
И спутник мой идет через невзгоды,
А сколько предстоит их впереди…

Вопрос повис на капельке тумана,
Хозяин благосклонно промолчал…
В молчанье нет и капельки обмана,
А кто об этом думал, замечал…

Когда же ужин был почти закончен,
Из леса вышел Хидр - суфийский гид.
В плаще зеленом, обликом отточен,
Все замерли, и ждали редкий миг,

Где мудрости немного даст бессмертный
Присутствующим за его столом,
Но только уходя на путь безмерный,
Хидр коротко сказал гостям о том,

Что путь дается каждому по вере.

Пожертвование - срок определит
Для каждого этапа. Это - мера,
Что всех по справедливости дарит.

- Вы двое, от надежд на безопасность,
От жизни лишь обычной отреклись,
А Ибрагим, презрев былую властность,
Отринул султанат и мыслит ввысь!

Удерживаясь всякий раз от платы
За жертву от былого короля,
Он в дервишском плаще, где суть заплаты –
Начинка неземного пирога...

Но вам награда в том, что отреченье
Само способно удовлетворить,
А путь дается всем для обученья
Тому, какою верой нужно жить.

© Copyright: Сказки Суфиев,
 
Галактический Ковчег » ___Созвездия Таинственных миров » Волшебный суфизм » Притчи о познании, знании и учениях
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега