Четверг, 2017-08-17, 6:30 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Руми, Фатьма 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактические Пиры » Пир - Древняя Греция и Пифагорейское наследие
Пир - Древняя Греция и Пифагорейское наследие
РумиДата: Пятница, 2010-01-15, 1:55 PM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline


Пифагорейское наследие - перенесено в тему Пифагорово Море
- раздел Семь Морей.

Генеалогическое Древо Богов




ИСКУССТВО ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ


Искусство Древней Греции, сыгравшее важнейшую роль в развитии культуры и искусства человечества, было определено общественным и историческим развитием Греции, глубоко отличным от развития стран и народов Древнего Востока. В Греции, несмотря на наличие рабства, огромную роль играл свободный труд ремесленников, — до тех пор, пока развитие рабовладения не оказало на него своего разрушительного действия. В Греции сложились в рамках рабовладельческого общества первые в истории принципы демократии, давшие возможность развиться смелым и глубоким идеям, утверждавшим красоту и значительность человека.

Греческие племена, населявшие самую южную часть Балканского полуострова, многочисленные острова Эгейского моря и узкую прибрежную кайму малоазийского побережья, перейдя от первобытно-общинного строя к классовому обществу, создали небывалую по своему богатству и многогранности культуру, изобразительное искусство и архитектуру.


Связанные темы:
Пир Семи Мудрецов - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-1800
Звёздный Храм - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-1735
Пир во Храме Орфея - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-1228
Прикрепления: 1097612.jpg(34Kb)


Суфизм - религия Любви
 
РумиДата: Пятница, 2010-01-15, 1:55 PM | Сообщение # 2
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
В цветущую пору развития греческого общества сознание свободных граждан было проникнуто чувством гражданской ответственности, характеризовалось непосредственным переплетением личных и общественных интересов. Право гражданства было великой честью, непременным условием для существования действительно достойного человека.



Так, свободнорожденный афинянин в день своего восемнадцатилетия торжественно включался в списки граждан; при этом он произносил клятву: «Я не посрамлю священного оружия и не оставлю товарища в битве, буду защищать и один и со многими все священное и заветное, не уменьшу силы и славы отечества, но увеличу их; буду разумно повиноваться существующему правительству и законам, установленным и имеющим быть принятыми; а если кто будет стараться уничтожить законы или не повиноваться им, я не допущу этого и буду бороться с этим против него и один и со всеми; буду также чтить отечественные святыни. В этом да будут мне свидетели боги».

Одной из важнейших привилегий и обязанностей гражданина была защита отечества с оружием в руках: полисы постоянно враждовали друг с другом, правда, объединяясь в случае нападения на Грецию общего врага (так, например, было при войнах с Персией и Македонией). Еще большее значение имело право каждого гражданина участвовать в управлении государством. В ряде наиболее демократически организованных полисов, например в Афинах, некоторые общественные должности замещались ежегодно в порядке жеребьевки. В пору своего расцвета греческий город-государство почти не знал особого сословия чиновников. Высшим законодательным органом было собрание всех граждан полиса.

Искусство Древней Греции во многом было связано с религиозным культом. Не следует, однако, забывать, что и сама греческая религия при этом являлась одной из форм общественной государственной деятельности. Каждая община имела своего бога-покровителя, олицетворявшего единство общины. Боги эти (как, например, Афина Паллада, покровительница Афин) занимали вместе с тем свое особое место в общегреческом сонме богов, обитавших на Олимпе. В Греции отсутствовала специальная каста жрецов, подобная той, которая существовала в Египте или государствах Двуречья. Лишь при некоторых общегреческих святилищах существовали немногочисленные жреческие организации. Так, большое значение имел Дельфийский оракул, как своего рода олицетворение идеи культурного и народного единства политически разрозненной Греции (но еще большее значение в этом отношении имели олимпийские игры).

Религиозные воззрения греков в значительной мере сохранили свою связь с народной мифологией и не превратились в систему строго установленных догм, сковывающих всякое самостоятельное проявление мысли и творчества, как это было, например, в средневековом христианстве. Античная мифология, особенно в пору своего сложения и развития, не сводилась к системе религиозных представлений. В античных мифах-сказаниях, сложившихся еще в конце доклассового общества, была воплощена в наивно-фантастических и художественно наглядных образах вся совокупность представлений греков о действительности.1

Гениальная догадка и наивное заблуждение, правда и вымысел здесь тесно переплетались. В мифологических воззрениях древних греков содержались зачатки истории и философии, а не только религии. Мифологический характер мышления во времена перехода от первобытной общины к классовому обществу определялся тем, что человек далеко еще не подчинил себе силы природы; законы развития общества тем более не могли быть им научно поняты, поэтому его представления носили подчас фантастический характер. Но вместе с тем развитие художественной фантазии, воплощение самых общих представлений о природных и общественных силах в наглядных конкретных образах-олицетворениях способствовали расцвету искусства. Само сознание имело поэтически-образный характер.

Изображения на греческих монетах, маленькие статуэтки, ювелирные изделия, также художественно ценные сами по себе, часто интересны и тем, что сохраняют нам более или менее приблизительные копии несохранившихся памятников монументального греческого искусства.

Большое значение при изучении греческого искусства имеют также письменные свидетельства древних авторов, описания памятников искусства и упоминания о них в древнегреческих и древнеримских литературных произведениях, стихах, философских трактатах и т. п. Наибольшее значение в качестве источников истории греческого искусства имеют "Описание Эллады" Павсания, «Естественная история» Плиния, «Картины» Филостратов, старшего и младшего, «Описание статуй» Калли-страта, «Десять книг об архитектуре» Витрувия.
Из статьи - Ю. Колпинский


Суфизм - религия Любви

Сообщение отредактировал Руми - Пятница, 2010-01-15, 2:18 PM
 
РумиДата: Пятница, 2010-01-15, 2:13 PM | Сообщение # 3
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Для культуры эллинизма характерны два важнейших момента: во-первых, широчайшее распространение греческой культуры по всем областям эллинистического мира, в результате чего к лучшим достижениям классической Греции в области науки, литературы и изобразительного искусства оказались приобщенными народы и племена, населявшие грандиозную по размерам территорию эллинистического мира - от Сицилии на западе до Средней Азии и Индии на востоке, от Боспорского царства в Северном Причерноморье до Нубии в экваториальной Африке.

Второй важнейший момент - объединение элементов греческой культуры с местными, главным образом восточными культурными традициями. На основе переработанных эллинских и древних местных элементов ряд народов, входивших в состав эллинистических государств, создал свою собственную культуру, слившую эти элементы в своеобразном новом качестве.

Походы Александра Македонского

Большую роль в распространении греческой образованности сыграло сложение общегреческого языка (койне). Широчайшее распространение койне в государствах эллинистического мира было доказательством неразрывной связи культуры этих государств с передовой для того времени общеэллинской культурой. Египтянин Манефон и вавилонянин Берос создают труды по истории своих народов на греческом языке. На этом же языке писал свои исторические и литературные работы царь Армении Артавазд П.

Значительную роль в развитии культуры эллинизма играли большие города. Для этого времени характерно широкое развитие градостроительства: старые города перестраивались, а в важных стратегических и торговых пунктах основывались новые. Столица Египта Александрия и столица государства Селевкидов Антиохия выросли в огромные по тому времени города, насчитывавшие по нескольку сот тысяч жителей. Центром эллинистической культуры была Александрия с ее музеем (в котором объединялись и научные учреждения) и библиотекой, где хранились сотни тысяч рукописных свитков. Крупными культурными центрами были также Пергам, Сиракузы, Родос и другие города.

Наиболее значительными в эпоху эллинизма были успехи естественных наук и математики. Один из величайших ученых древности, Архимед, работавший в Сиракузах, автор многих замечательных трудов по различным вопросам математики и механики, открывший основной закон гидростатики, создал также ряд механизмов, сыгравших большую роль в совершенствовании строительной и военной техники того времени. Греческий астроном Аристарх Самосский первым высказал идею о вращении земли вокруг солнца и вокруг своей оси. Ученик Аристотеля Теофраст заложил научные основы ботаники. Исключительную роль в развитии точных наук сыграла александрийская школа, представителями которой были математик, астроном и географ Эратосфен, давший поразительно точное для того времени определение окружности земли, математик Эвклид, оставивший систематическое изложение основ геометрии, астроном Гиппарх, автор обширного звездного каталога. Расширение кругозора привело к созданию трудов по всемирной истории (сочинения Полибия и Диодора Сицилийского).

Для эллинистической философии в целом был характерен поворот к проблемам этики, морали и религии. Наиболее полно эти новые устремления отразили школы Эпикура, стоиков и киников. Материалистическая линия в развитии эллинистической философии, представленная школой Эпикура, сыграла большую прогрессивную роль. Общефилософские взгляды Эпикура, его естественно-научные воззрения и по существу атеистическая трактовка вопросов религии оказали огромное воздействие на дальнейшее развитие материализма и атеизма. К концу эпохи эллинизма материалистическая линия философии шла на убыль, и особое развитие получили идеалистические учения, например стоическая философия, проповедовавшая фаталистическую покорность судьбе, а также мистические направления, рост которых был естественным следствием того кризиса, в котором очутилось античное общество в период позднего эллинизма.

Для религии эллинистической эпохи чрезвычайно характерно распространение мистических культов, в том числе синкретических греко-восточных божеств например, культа Сараписа, объединившего в себе черты египетских богов Аписа, Осириса и греческих Зевса, Посейдона и Аида).

Основные проблемы общественной жизни, узловые вопросы этики и морали, которые решались в литературе эпохи классики, в частности в драме, перестали волновать эллинистических писателей. На смену монументальным трагедиям Эсхила и Софокла и ярким сатирическим комедиям Аристофана пришла лишенная глубокого идейного содержания комедия нравов, крупнейшим представителем которой был Менандр. В поэзии преобладающее место заняли камерные жанры - Эпиграмма, идиллия, буколика, элегия. Обычное назначение эллинистической литературы, особенно позднего периода, - развлекать читателя, заполнять его досуг. Глубокого отражения общественных противоречий действительности того времени эллинистическая литература почти не знает. В отличие от литературы изобразительное искусство эллинизма оставило замечательные памятники, в чрезвычайно яркой форме выражающие специфические черты этой эпохи.

из статьи - Н. Бритова


Суфизм - религия Любви

Сообщение отредактировал Руми - Пятница, 2010-01-15, 2:14 PM
 
РумиДата: Суббота, 2010-01-16, 6:26 PM | Сообщение # 4
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Эволюция есть закон Жизни.
Число есть закон Вселенной.
Единство есть закон Бога.

Глава I

Греция в шестом столетии до н.э.

Душа Орфея пронеслась подобно сияющему метеору по грозовому небу рождающейся Греции. Когда он погас, казалось, что мрак окутал ее снова. После целого ряда революций фракийские тираны сожгли книги Орфея, опрокинули его храмы, изгнали его учеников.

Цари Греции и многие города, дорожившие своей разнузданностью более, чем порядком и справедливостью, вытекающей из чистых учений Орфея, последовали за ними. Решено было изгладить самое воспоминание о нем, уничтожить его последние следы, и это было выполнено в такой степени, что через несколько столетий после его смерти часть Греции сомневалась даже в его существовании. Тщетно посвященные охраняли его традиции в течение более тысячи лет; тщетно Пифагор и Платон говорили о нем, как о богочеловеке. Софисты и риторы не признавали за его именем ничего иного, кроме легенды о происхождении музыки.

И в наши дни многие ученые отрицают категорическим образом существование Орфея. Они ссылаются главным образом на тот факт, что ни у Гомера, ни у Гесиода не встречается его имени. Но молчание этих поэтов объясняется слишком ясно запретом, под которым находилось имя великого посвятителя у местных правительств. Ученики Орфея не переставали стремиться к сосредоточению всякой власти в высшем авторитете дельфийского храма и не уставали повторять, что всё несогласия между различными государствами Греции следовало подчинить решению совета Амфиктионов. Такое подчинение стесняло одинаково и демагогов, и тиранов.

Гомер, который получил свое посвящение, по всей вероятности, в святилище Тирском, и мифология которого является поэтическим переводом теологии Санкониатонской, иониец Гомер мог легко быть неосведомленным относительно доричеца Орфея, предание которого сохранялось тем в большей тайне, чем более его преследовали. Что касается Гесиода, родившегося вблизи Парнасса, он должен был узнать в святилище дельфийском и имя Орфея, и его учение, но посвящавшие его имели полное основание требовать от него молчания.

Тем не менее, Орфей продолжал жить в своем творении. Он жил в своих учениках и даже в тех, которые отрицали его. Где же искать силу его творчества? В чем сохранилась его живая душа? В военной ли олигархии Спарты, где наука презиралась, где невежество было возведено в систему, и грубость нравов требовалась как выражение мужества? Или в беспощадных мессинских войнах, когда спартанцы преследовали соседний народ до полного его уничтожения, и когда эти греческие римляне, предвещая Тарпейскую скалу и кровавые лавры Капитолия, сбросили в бездну героического Аристолина, защитника своей родины? Или же в буйной демократии Афин, постоянно готовой перейти в тиранию? Или искать. его в преторианских стражниках Писистрата, или в кинжале Гармодиуса и Аристогитона, притаившегося под миртовой веткой? Или в многочисленных городах Эллады, великой Греции и Малой Азии, двумя яркими типами которых являлись Афины и Спарта? Искать ли его во всех этих демократиях и тираниях, ревнивых, завистливых и готовых растерзать друг друга?

Нет, душа Греции не там. Она в её храмах, в её мистериях и в её посвященных.

Она в святилище Юпитера на Олимпе, Юноны в Аргосе, Цереры в Элевсисе; она царствует в Афинах с Минервой, сияет в Дельфах с Аполлоном, который освещает своим светом все храмы, – вот где центр и жизнь древней Греции, её мозг и её сердце.

Там поучались поэты, переводивши для непосвященных высокие истины в животрепещущие образы, и мудрецы, распространявшие те же истины в тонких диалектических построениях. Дух Орфея живет везде, где просвечивает душа бессмертной Греции. Мы находим его и в состязаниях поэтов и атлетов, и в играх дельфийских и олимпийских, которые были созданы преемниками Орфея для мирного слияния двенадцати греческих племен. Мы прикасаемся к его духу и в трибунале Амфиктионов, который был не что иное, как собрате посвященных; собрание это являло собой высший третейский суд, собиравшийся в Дельфах, и благодаря ему Греция снова обрела свое единство в период героизма и самопожертвования.

Между тем, орфическая Греция, черпавшая свою духовную жизнь в чистом учении, хранившемся в храмах, и душою которой являлась пластическая религия, а телом – верховный суд, сосредоточенный в Дельфах, – эта Греция находилась начиная с седьмого века, в большой опасности.

Дельфийский порядок потерял свое обаяние; исчезало уважение к священной территории. Это произошло оттого, что великих вдохновителей более не стало, и умственный и нравственный уровень храмов понизился. Жрецы продавались господствующей политической власти, и в самый мистерии начала с этих пор проникать порча. Общий вид Греции изменился. За старинной царской властью земледельческой и священнической, в одном месте последовала обыкновенная тирания, в другом месте – военный аристократически строй, в третьем – анархическая демократия. Храмы сделались бессильными и не могли предотвратить грозящее разорение; они нуждались в новой поддержка. Обнародование эзотерических учений становилось необходимо. Чтобы мысль Орфея могла жить и развертываться во всем своем блеск, было необходимо, чтобы наука храмов перешла к мирянам. И она начала проникать под различными покровами в сознание гражданских законодателей, в школы поэтов, под портики философов. Последние испытывали такую же потребность, для своего учения, какую Орфей признал для своей религии, в двух различных доктринах, в одной – открытой для всех и в другой – тайной, которые передавали бы одну и ту же истину, но под различными формами и в мере, приспособленной для степени развития их учеников.

Эта эволюция дала Греции её три великие века художественного творчества и умственного блеска.

Источник - "Великие посвященные" Э. Шюре


Суфизм - религия Любви
 
MгновениЯДата: Пятница, 2010-01-22, 3:27 PM | Сообщение # 5
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
В книге "Великие посвященные" Э. Шюре очень поэтично и исторически точно, во взаимосвязи друг с другом описываются судьбы
Великих Посвященных планеты Земля.
Рекомендую читать ее не спеша, возвращаясь к тем местам,
которые отзываются в сердце, а при чтении вы убедитесь,
что таких мест в книге не мало.

Подробнее в теме Огонь-Орфей

***

Софокл (ок. 496 — 406 до н. э.)

В трагедиях этих драматургов (трилогии в это время уже не писали) мировой порядок нарушен безвозвратно. После всех страданий и мучений героев хору остается только констатировать наличие в мире высших сил, непонятных и неподвластных человеку, творящих свою справедливость («Антигона» Софокла, «Вакханки» Еврипида). Здесь слышится отголосок тяжелых событий истории Греции в конце V в., породивших пессимизм и веру в неизбежность слепой судьбы.

Трагедия Софокла «Антигона» кончается гибелью героини и ее близких — жертв тирании царя Креонта. Дерзостная самонадеянность его в споре с Антигоной, живущей по законам кровного родства, преподанным самими богами, наказывается высшей справедливостью.

Креонт остается жив, но он раздавлен нравственно своим полным одиночеством. Царь Эдип, мудрец, некогда отгадавший загадку Сфинкса, освободитель Фив, умный и добрый правитель («Эдип-царь»), борется с судьбой, пославшей ему испытания и сделавшей его невольным убийцей отца и мужем собственной матери.

Эдип верит в свою невиновность и наказывает себя сам, выкалывая глаза, чтобы не видеть позора, когда тайна его рождения открыта, а преступление доказано.

Софокл — мастер перипетий, т. е. резких переходов от одной ситуации к другой, от счастья к несчастью, от незнания к знанию. Эдип с радостью принимает весть о смерти своего отца в Коринфе, так как видит неправоту оракула, предсказавшего ему убийство отца. Но он приходит в ужас, когда вестник разъясняет ему, что коринфский царь был приемным отцом Эдипа, следовательно, предсказание оракула должно исполниться.

Герой Софокла надеется на свои силы и врожденное благородство. Эдип умирает в презрении и одиночестве, но торжество правды после его смерти (трагедия «Эдип в Колонне»), признанное богами, только поднимает героя в глазах общества и делает его не гордецом, а мучеником.
источник

СОФОКЛ - ГИМН ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

Хор о человеке, «Антигона».

Сила Природы в дивных стихиях.
Дух человека превыше всех сил!
Под завывание вьюги мятежной
Он в море жизни опасной вступил.

Волны вздымаются грозною силой,
Струг неприметный плывет да плывет.
Землю, почтенную в славных богинях,
Вечно обильную Мать бережет,

И утомляет усердьем своим…
В пажити бороздах из году в год
Тянет свой плуг, словно мул запряженный,
Тянет усердно. Всему свой черед!

Птиц беззаботных стаи бессметны,
Множество видов, пород средь зверей,
Рыб и чудовищ морских, что без счета,
Всех подчиняет он власти своей:

Сети искусно разумный сплетает,
Каждому виду ловушку свою:
Зверю пустынному, дикому - ямы,
Плеть густогривому другу коню.

Силе его покоряются все:
Пойманный зверь, затаившийся вор,
Тур втроесильный и конь быстроногий,
Хищник пустынный и царь белых гор.

Разумом, мыслью своей управляя,
Речью владея, копьем убежденья,
Дух человека к всеобщему благу,
К цели своей устремлен, без сомненья.

Стражу он выставил: кров от дождя,
Ярый огонь ото тьмы, холодов,
И от грозы защитит он себя.
Дух благородный живет без оков!

Только одна неизбежна, как встарь.
Неотвратима судьбы круговерть.
Недугов бич посылает без счета,
Что прерывает грядущая смерть.

Мудрый искусно судьбу направляет
Сам, и свободен от тщетных надежд.
Зло и добро, осознав, принимает
И одаряет советом невежд.

Клятву, дочь Истины, чтит неуклонно,
Власть всех богов и законы страны.
Дух благородный силен, но законно
Будет отвержен погрязший во лжи.
Если порок этот в сердце вгнездится,
Станет безродным, отверженным он.
Дверь перед лживым везде затворится,
Так утверждает верховный Закон.


Сфера сказочных ссылок
 
РумиДата: Воскресенье, 2010-01-24, 3:30 PM | Сообщение # 6
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Еврипид(ок.480 — 406 до н. э.)

В трагедиях Еврипида человеческие страсти поистине безграничны. Они разрушают счастье человека («Медея», «Ипполит») и направлены «а удовлетворение чисто личных стремлений. Но они могут иметь благодетельный характер, способствовать благополучию целого государства.

Так жертвует своей жизнью дочь Геракла Макария («Гераклиды») или Менекей («Финикиянки») ради спасения родного города. Так с радостью, сменившей оцепенение страха, юная Ифигения идет к жертвеннику («Ифигения в Авлиде»). Она украшена цветами и яркими лентами, она просит не носить темных траурных одеяний.

Смерть Ифигении спасет жизнь тысячам греков, так как сама богиня Артемида дарует им всем победу.

Патетика героического самопожертвования в трагедиях Еврипида была крайне необходима Греции V в. до н. э,
Великий драматург родился на Саламине, в день знаменитой победы греков над персами в морском сражении, 23 сентября 480 до н. э., от Мнесарха и Клейто. Родители оказались на Саламине в числе других афинян, бежавших от войска персидского царя Ксеркса. Точная привязка дня рождения Еврипида к победе является приукрашением, которое часто встречается в рассказах античных авторов о великих. Так в Суде сообщается, что мать Еврипида зачала его в то время, когда Ксеркс вторгся в Европу (май, 480 до н. э.), из чего следует, что в сентябре он родиться никак не мог. Надпись на Паросском мраморе определяет год рождения драматурга как 486 до н. э., причем в этой летописи греческой жизни имя драматурга упоминается 3 раза — чаще, чем имя любого царя. По другим свидетельствам дата рождения может быть отнесена к 481 до н. э.

Отец Еврипида был уважаемым и судя по всему богатым человеком, мать Клейто занималась продажей овощей. В детстве Еврипид серьёзно занимался гимнастикой, даже выиграл соревнования среди мальчиков и хотел было попасть на Олимпийские игры, но был отвергнут по молодости. Потом занимался рисованием, без особого, впрочем, успеха. Затем стал брать уроки в ораторском искусстве и литературе у Продика и Анаксагора и уроки философии у Сократа. Еврипид собирал книги в библиотеку, а вскоре сам стал писать. Первая пьеса, «Пелиад», вышла на сцену в 455 до н. э., но тогда автор не победил из-за ссоры с судьями. Первый приз за мастерство Еврипид завоевал в 441 до н. э. и с тех пор вплоть до смерти создавал свои творения. Общественная активность драматурга проявилась в том, что он участвовал в посольстве в Сиракузы на Сицилии, видимо поддерживая цели посольства авторитетом писателя, признанного всей Элладой.

Семейная жизнь Еврипида складывалась неудачно. От первой жены, Хлоирины, имел 3-х сыновей, но развелся с ней из-за её супружеской неверности, написав пьесу «Ипполит», где высмеивал сексуальные отношения. Вторая жена, Мелитта, оказалась не лучше первой. Еврипид снискал славу женоненавистника, что давало повод шутить над ним мастеру комедии Аристофану. В 408 до н. э. великий драматург принял решение покинуть Афины, приняв приглашение македонского царя Архелая. Неизвестно точно, что повлияло на решение Еврипида. Историки склоняются к мысли, что основной причиной явилась если и не травля, то обида ранимой творческой личности на сограждан за непризнание заслуг. Дело в том, что из 92 пьес (75 согласно другому источнику) только 4 были отмечены призами на театральных состязаниях при жизни автора, и одна пьеса посмертно. О популярности драматурга в народе говорит рассказ Плутарха про страшное поражение афинян на Сицилии в 413 до н. э.:

Из 92 пьес, приписывавшихся Еврипиду в древности, можно восстановить названия 80. До нас дошло из них 18 трагедий, из которых «Рес», как считается, написан более поздним поэтом, а сатирическая драма «Циклоп» представляет собой единственный уцелевший образец данного жанра. Лучшие по оценке древних драмы Еврипида для нас потеряны; из уцелевших увенчан был только «Ипполит». В числе сохранившихся пьес самая ранняя — «Алкеста», а к более поздним принадлежат «Ифигения в Авлиде» и «Вакханки».

Предпочтительная разработка женских ролей в трагедии была нововведением Еврипида. Гекуба, Поликсена, Кассандра, Андромаха, Макария, Ифигения, Елена, Электра, Медея, Федра, Креуса, Андромеда, Агава и многие другие героини сказаний Эллады представляют собой типы законченные и жизненные. Мотивы супружеской и материнской любви, нежной преданности, бурной страсти, женской мстительности в сплаве с хитростью, коварством и жестокостью занимают в драмах Еврипида весьма видное место. Женщины Еврипида превосходят его мужчин силой воли и яркостью чувств. Также рабы и рабыни в его пьесах не являются бездушными статистами, но имеют характеры, человеческие черты и проявляют чувства подобно свободным гражданам, заставляя зрителей сопереживать. Лишь немногие из уцелевших трагедий удовлетворяют требованию законченности и единства действия. Сила автора прежде всего в психологизме и глубокой проработке отдельных сцен и монологов. В старательном изображении душевных состояний, обычно напряженных до крайности, заключается главный интерес трагедий Еврипида.
источник


Суфизм - религия Любви
 
РумиДата: Понедельник, 2010-02-01, 8:37 AM | Сообщение # 7
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline

Древним грекам были известны различные виды искусства. Всемирно прославлены их величественные храмы, трудно назвать человека, который бы не восхищался пропорциями в рисунках на греческих вазах. Но особенно было присуще эллинам пластическое воплощение чувств. Даже в сложных архитектурных сооружениях греков прежде всего выступает их пластическая основа. Философское понимание мира приобретало тогда особенную пластическую конкретность в мифологических образах, в метких афористических высказываниях. Менее всего была свойственна эллинам отвлеченность мышления, захватившая позднее сознание их европейских потомков. Слова Л. Н. Толстого о Гомере вполне приложимы к памятникам эллинского искусства вообще: "Это вода из ключа, ломящая зубы, с блеском и солнцем и даже с соринками, от которых она кажется еще чище и слаже".

Недосягаемой вершиной воспринимаются творения классических скульпторов - Мирона, Поликлета, Фидия, или прекрасные здания афинского Акрополя. Однако не менее значительные памятники были созданы и в другие периоды эллинской культуры. Различают несколько этапов в истории древнегреческого искусства. В крито-микенский, или эгейский, период (III-II тысячелетие до н. э.) достигает расцвета не только искусство мастеров критского государства, но могучей силой оказывается творческая активность ахейских племен на Балканском полуострове. От XI до VIII века до н. э. продолжается период, называемый условно гомеровским, характеризующийся широким распространением керамики и мелкой пластики геометрического стиля. Архаическая эпоха, приходящаяся на VII-VI века до н. э., была временем возникновения самостоятельных городов-государств на Балканском полуострове и бурного развития искусства. Классический период охватывает V и IV века до н. э. В его пределах различают раннюю классикy - первую половину V века до н. э., высокую классику - третью четверть V века до н. э. и позднюю классику - IV век до н. э. На поздний период греческого искусства III-I веков до н. э. - эпоху эллинизма - приходится сильная эллинизация культуры народов, живших в бассейне Средиземного моря.

Греческое искусство было далеко не однородным в различных областях античного мира. Художники ионической школы, работавшие в городах Малой Азии и на островах Эгейского моря, создавали памятники, непохожие на те, что появлялись в мастерских дорических городов - Аргоса, Сикиона, Спарты. Своеобразные художественные произведения возникали в среде аттических скульпторов, вазописцев и зодчих. Эти отличия были свойственны мастерским, по существу близким территориально друг к другу. А между тем памятники эллинского искусства можно найти в различных районах Европы, отделенных десятками тысяч километров: в Испании и Средней Азии, в Африке и на северных берегах Черного моря.

Древние греки создали в полном смысле слова новую культуру.

Им были знакомы достижения науки и искусства народов Востока - египтян, финикийцев, ассирийцев, и все же они пошли своим путем как в области новых социально-политических образований, так и в отношении художественно-эстетических взглядов на мир.

Культура и искусство эллинов всегда привлекали внимание людей, для которых они были уже историей. В средневековье, в эпоху Возрождения, в столетия нового времени художники видели в искусстве древних греков прекрасный образец, неиссякаемый источник чувств, мыслей, вдохновения. Во все времена человек со свойственной ему пытливостью стремился проникнуть в тайну совершенства древнегреческого искусства, разумом и чувством стараясь постичь сущность эллинских памятников.

"Надобно переселиться в век Гомера, сделаться его современником, жить с героями и царями-пастырями, чтобы хорошо их понимать. Тогда Ахиллес, который на лире воспевает героев и сам жарит баранов, который свирепствует над мертвым Гектором, и отцу его, Приаму, так великодушно предлагает и вечерю и ночлег у себя в куще, не покажется нам лицом фантастическим, воображением преувеличенным, но действительным сыном, совершенным представителем великих веков героических, когда воля и сила человечества развивалась со всей свободой... Тогда мир, за три тысячи лет существовавший, не будет для нас мертвым и чуждым во всех отношениях".

Эллину был чужд ограничивающий способности узкий профессионализм.

Прославленный скульптор мог построить храм, написать ученый трактат, создать прекрасную фреску. Умение выражать чувства различными художественными способами - в архитектуре, скульптуре, живописи, поэзии, музыке - было свойственно человеку этой далекой от нас эпохи в большей степени, нежели в последующие века европейской истории. Насколько глубоко люди того времени сознавали свои возможности и ценили высокое значение искусства и силу художника, создавшего из грубого материала волнующие произведения, свидетельствуют строки древнего поэта Овидия:

"То, что названье теперь носит статуй работы Мирона,
Грубых бесформенных тел некогда груда была.
Чтоб получилось кольцо, надо золото прежде расплющить;
Ваша одежда была шерсти нечистым комком.
Камень нетесаный стал теперь изваяньем Венеры,
Что выжимает власы, выйдя нагая из волн".

источник


Суфизм - религия Любви
 
GalinaДата: Среда, 2010-02-03, 5:18 PM | Сообщение # 8
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 55
Статус: Offline
Скрытый смысл знакомых слов и фраз

Это серия небольших рассказов о том, как с течением времени менялся смысл знакомых нам греческих слов и понятий

Дактили - древние колдуны

Дактили – демонические существа, жившие во Фригии (Малая Азия) на горе Ида. Древнейшие мифы повествуют о том, что когда Рея рождала Зевса, то муки были так сильны, что она вдавила пальцы в землю и из нее выросли Дактили (daktilos – по гречески означает «палец»): пять женщин из ее левой руки и пять мужчин из правой. Сестры-дактили поселились в Самофракии, где своими магическими заклинаниями приводили в немалое изумление местных жителей. Некоторые древние историки пишут также, что они были первыми учителями Орфея - фракийского поэта, музыканта, прорицателя и учредителя мистического учения, называемого орфическим.

Горгона Медуза

Горгона Медуза была дочерью морских божеств Форкия и Кето, и внучкой Геи, отождествляемой с землей и Понта, отождествляемого с морем. Но родилась она вовсе не страшным чудовищем, а прекрасной морской девой. Настолько привлекательной, что колебатель земли Посейдон решил возлечь с ней. Но место для этого выбрал не совсем удачное – храм Афины.

Эгида воительницы Афины

Эгида представляет собой круглый щит из выделанной козьей шкуры, натянутой на раму. Само же название «эгида» уходит корнями в далекие века и приводит нас в древнюю страну Ливия, раскинувшуюся на Африканском материке к западу от Египта, откуда это слово и попало в Элладу.

Виновна ли Пандора?

Известный фразеологизм «ящик Пандоры» сразу напоминает нам некий ларец, открывание которого повлекло за собой беды и несчастья человечества. И, конечно, виновата в этом была прелестная Пандора, чье имя стало нарицательным у многих поколений.
Но справедливости ради следует рассказать эту историю с самого начала, дабы часть вины в человеческих несчастьях взяли на себя и другие участники древних преданий.

ссылки на сайте Королевство Монсальват

 
РумиДата: Суббота, 2010-02-06, 8:03 PM | Сообщение # 9
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
Древнегреческий гороскоп

Древние греки верили, что по звездам можно определить свою судьбу. Но поскольку созвездия, которые все мы знаем в их современном виде, в стародавние времена таковыми не являлись, - расположение звезд на небосводе со временем меняется, - у древних греков был свой гороскоп, привязанный к древним греческим богам. Все временные рамки греческого гороскопа в точности совпадают с традиционными, потому что римляне строили свою зодиакальную систему, ориентируясь именно на знания древнегреческих ученых. Однако, в отличие от римского гороскопа, который "грешит" строгостью и даже некоторой суровостью, астрологическая система символов, созданная в Древней Греции, настолько пронизана поэзией и ощущением праздника, что кажется, будто она действительно была создана с одобрения веселых, красивых и властных богов. Каждому времени, каждому месяцу покровительствовал свой бог.

(21 марта — 20 апреля) — Сова
(21 апреля — 20 мая) — Голубь
(21 мая — 21 июня) — Лира
(22 июня — 22 июля) — Черепаха
(23 июля — 23 августа) — Орёл
(24 августа — 23 сентября) — Ларец
(24 сентября — 23 октября) — Шлем
(24 октября — 22 ноября) — Волчица
(23 ноября — 21 декабря) — Гончие
(22 декабря — 20 января) — Светильник
(21 января — 19 февраля) — Павлин
(20 февраля — 20 марта) — Дельфины

Читать подробнее


Суфизм - религия Любви
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2010-02-28, 1:18 PM | Сообщение # 10
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
Quote (sigacheval)
Согласно Пифагору, Солнце, Луна и планеты располагаются на небесных сферах и совершают вместе с ним круговое вращение. Как и все движущиеся тела, вследствие трения об эфир, они издают звуки, которые соединяются в музыкальное гармоническое созвучие. Чудесная "мировая музыка" или "гармония сфер", - не только украшает жизнь во Вселенной, но и является божественным началом единения планет в единой семье

sigacheval, благодарю вас!

Взгляды пифагорейцев разделял и выдающийся мыслитель

АНАКСАГОР


А.Ф. Лосев

АНАКСАГОР из Клазомен (ок.500–428 до н.э.) – древнегреческий ученый и философ, около тридцати лет жил в Афинах. Был близок к кругу афинского политика Перикла и своими идеями оказал воздействие на греческое просвещение второй половине 5 в. до н.э. и мировззрение софистов. В 430 был обвинен в безбожии за утверждение, что солнце является раскаленной глыбой. Благодаря заступничеству Перикла казнь была заменена изгнанием, и последние годы жизни философ провел в г. Лампсаке на Мраморном море. От сочинения Анаксагора О природе сохранились фрагменты (в основном благодаря выпискам, сделанным в комментариях неоплатоника Симпликия).

Анаксагор утверждал:
Целью жизни является теоретическое познание и происходящая отсюда свобода.
И он же говорил:
Ничего нельзя узнать, ничему нельзя научиться, ни в чем нельзя удостовериться: чувства ограниченны, разум слаб, жизнь коротка.

Я в этот мир пришел,
чтоб видеть Солнце.
Анаксагор

Гимны Солнцу сотворяются в теме Град Солнца.


Сфера сказочных ссылок
 
atanДата: Вторник, 2010-04-06, 6:48 PM | Сообщение # 11
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 724
Статус: Offline

http://www.greekroman.ru/img/gallery/narcissus01.jpg

Нарцисс

По мотивам легенд и мифов древней Греции
в изложении А. Куна.
……………………………………………………………..

Автор:
Сын Лаврионы* и Кефиса**
Жил славно с именем Нарцисс(а).
Нарцисс, красивый, молодой
Доволен был своей судьбой.
Однажды в лес чужой забрёл –
Он разговор с собою вёл…
В лесу дремучем заблудился.
И чей- то голос ему мнился.
Слова за ним что повторял.
Про нимфу Эхо он не знал.
Ей наказание дано –
Лишь вторить. Что? Да, всё равно.
Влюбилась в миг она в него.
Сказать не может ничего.

Нарцисс:
Я самый гордый и красивый.

Эхо:
Красивый…

Нарцисс:
Я самый умный и счастливый.

Эхо:
Счастливый…

Автор:
Вдруг Афродита*** появилась –

Афродита:
Тебе та нимфа не приснилась.

Эхо:
Приснилась…

Афродита:
Любовь я нимфы тебе шлю.

Эхо:
Шлю…

Нарцисс:
Я нимфу эту не люблю.

Эхо:
Люблю…

Нарцисс:
Я заблудился. Лес густой.

Эхо:
Густой…

Нарцисс:
Как возвратиться мне домой?

Эхо:
Домой…

Афродита:
Лишь нимфа выведет тебя.

Эхо:
Тебя…

Афродита:
Но выйти сможешь, лишь любя.

Эхо:
Любя…

Нарцисс:
Дорогу сам найти смогу.

Эхо:
Смогу…

Нарцисс:
Вот, лишь за ствол тот забегу.

Эхо:
Бегу…

Нарцисс:
Ручей бежит среди дерев.

Эхо:
Дерев…

Нарцисс:
Кто в нём, прекрасней всяких дев?

Эхо:
Дев…

Автор:
Нарцисс влюбился сам в себя.
Не спит, не ест, себя любя.
Хотел свой лик поцеловать,
Чтоб ещё больше воспылать.
Лицо в воде лишь охладил
И понял – сам себя любил!
Но разлюбить уже не мог.
А приговор богов всех строг –

Афродита:
Коль не полюбишь никого,
То не получишь ничего.

Эхо:
Ничего…

Автор:
Себя не в силах разлюбить,
Не стал Нарцисс наш вскоре жить.
Пришли все нимфы тлен забрать
И дань последнюю отдать.
Но вместо тела лишь цветок
Там цвёл красивый – бел и строг.
Нарциссом все его зовут.
А вот легенды всё живут…

Прикрепления: 2614672.jpg(17Kb)


Сообщение отредактировал atan - Вторник, 2010-04-06, 6:52 PM
 
MгновениЯДата: Пятница, 2010-08-20, 7:21 PM | Сообщение # 12
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
фрагмент "Метаморфозы" Овидия

Quote
375 О, как желала не раз приступить к нему с ласковой речью!
Нежных прибавить и просьб! Но препятствием стала природа,
Не позволяет начать; но - это дано ей! - готова
Звуков сама ожидать, чтоб словом на слово ответить.
Мальчик, отбившись меж тем от сонмища спутников верных,

380 Крикнул: "Здесь кто-нибудь есть?" И, - "Есть!" - ответила Эхо.
Он изумился, кругом глазами обводит и громким
Голосом кличет: "Сюда!" И зовет зовущего нимфа.
Он огляделся и вновь, никого не приметя, - "Зачем ты, -
Молвит, - бежишь?" И в ответ сам столько же слов получает.

ОДА ЭХО

Предисловие

Можно ли Слову быть понятым
без предисловья?
Нужно ли Мысли стремиться
в безмерный простор?
Эхо звучит в глубине, высоте! Пустословье -
Хором шумит, заглушая души разговор…

Мира начало положено звуком Желанья
Грани зеркальной, удвоившей образ Творца.
Главный Закон Сохраненья основ Мирозданья
Образом в образе, зеркалом мира венца.

Именем в имени, знаком в означенном ролью,
Ядрышком в сердце и семенем в бремени лет
Эхо поет и рождает, и учит любовью,
Снова и снова звучит его вечный сонет.

…Случайному слушателю кажется, что каждая из птиц исполняет самостоятельную мелодию, однако при ближайшем рассмотрении, эта песня на самом деле оказывается дуэтом, в котором две птицы попеременно подхватывают и развивают мотивы друг друга.
Песня каждой пары неповторима, она не передается потомству. В каждом поколении новые пары создают собственные оригинальные мелодии для брачного ритуала… Ф. Капра – Паутина жизни.

Много воды утекло в безначальное Нечто…
Быстро сменяются зори, одна за другой…
Путь мой кружится спиралью витой бесконечно,
Звездам оставив свой маленький след золотой…

Сказки надежно хранятся в веках и народах,
Вечны сюжеты, чем старше, тем крепче вино,
Боги пируют, встречая друзей в небосводах.
В метаморфозах души… золотое зерно.

((()))

Движется, движется, кружится мир осиянный,
Образов полон и связей, и кружев волшебных,
Музыка нимфами правит, и танец престранный
Мысли и чувства танцуют на нитях блаженных.

Девы плетут хороводы, Юпитеру взоры
Нежно бросая и страстью века наполняя,
Столь же ревнива точеная ликом Юнона,
Что об изменах супруга терзаясь, пеняла

На разговоры прекраснейшей нимфы… О, Эхо!
Жалок удел твой удваивать звук окончанья,
Местью богини ты стала ристалищем смеха
Сонма богов… над любовью земного звучанья…

Все же поэты твоими устами глаголят,
Голосом горним чеканя в невидимых нивах
Образы чувства. Твоя несравненная доля
Их вдохновляет и та, что жестоко ревнива.

Ты же, любовью смутившись, истаяла телом,
В каменных сводах, высоких ущельях скрываясь,
Даришь надежду и манишь запретным пределом,
В шалости вечной слезами души умываясь.

Эхо мое, несравненное Эхо созвездий
Древних сказаний и сказок алмазных и точных,
Сердцу маяк ты, сокровище, нет интересней
Дела - удваивать звуки божественно мощных

Од и поэм, возвышающих дух и сознанье
К ликам богов, сотворяющих миру сюжеты
Лирой веков, увлекающей в даль Мирозданья
Мысли, звучащие Эхом великих поэтов.

Послесловие

Это ли новость, что мир информации с-ложен?
Гарью кипит, заливая смолою сердца,
Липкой похлебкой питает ленивого. Ложен
Тот, кто забыл, что он Эхо речений Творца!

Движется, движется, кружится мир осиянный,
Образов полон и связей, и кружев, потоков,
Музе откройте сердца, ее рифме престранной,
Эхо - суть зеркало ваших корней у истоков.

Сын Эхиона один не воспринял речений
Старца пророка, Нарцисса вещавшего кару.
Будь же умнее, читая времен поученья,
Эхо сильно Вневремением… истинным даром.

Звук – отраженье, и образ – миров отраженье.
Все – отраженье друг друга, и мысли, и чувства,
В мире природы единое пре-ображенье,
Метаморфозы и в образах мира искусства.

Публий Овидий звучанием Эхо являлся,
Также Гомер величайший, живущий в веках…
Кто же поэтом рождается, кем обучался
Гений, пророк, запечатавший море в строках?

Эхо нежнейшее сказками учит легко!
Неуловимо, невидимо и бесконечно
Эхо времен, хоть и кратко, но так глубоко!
Невыразимо и в тот же момент человечно.

Слово творит, многословие - мир разрушает.
Слово сильно, что начало поет у конца…
Древние сказы Вселенными мир украшают.
Не забывай, что ты Эхо речений Творца!

((()))

Как происходит рождение талантов, гениальных открытий, постижение истин? Так и происходит, внезапным звучанием откровений Эхо, повторяющей окончание фраз тысячелетних идей. Каждый переоткрывает мир заново, ибо нет возможности достаточно и достоверно отразить каким бы то ни было способом свое уникальное знание мира. Сколько бы мудрецов ни излагали свое знание, каждое неповторимо и не может быть воспринято тождественным образом. Лишь единицы достигших глубинного знания умеют так его выразить, что в попытках понять его многие идут по следам и узнают в них свой мир. Чем богаче язык выражения знания, тем более сложно понять суть и наоборот, чем проще язык, тем проще суть, но она есть категория бесконечно емкая и творчески необъятная.



Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Четверг, 2012-01-26, 10:46 AM | Сообщение # 13
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
Золотое Руно



Давным-давно в Греции, между двух синих морских заливов в глубокой долине, отгороженной высокими горами от всего остального мира, лежала страна Беотия.
Под синим небом её высоко вздымалась вершина Геликона, таинственной горы, где между тёмных рощ, над звонкими струями ключа Гиппокрены обитали богини искусств — музы.

Далеко внизу, блестя подобно зеркалу, раскинулось светлое Канайдское озеро. Берега его поросли таким камышом, из которого выходят самые лучшие, самые звонкие и певучие флейты; сюда по ночам, говорили люди, приходил порою сам бог лесов, великий Пан, чтобы срезать тростинку для своей божественной свирели.
Озеро ласково шуршало в пологих берегах, окруженное пашнями, лугами и виноградниками, потому что жители Беотии были искусными земледельцами. И совсем близко к его воде, отражая в ней свои храмы и башни, дома и ворота, стоял на одном из озёрных берегов беотийский город Орхомен.



Фрикс и Гелла

В те времена, о которых пойдёт рассказ, владыкою Орхомена был счастливый царь Афамант, сын бога ветров Эола.
Крылатый отец царя Эол днём и ночью носился над морями и над сушей во главе своего воздушного воинства. Он любил своего сына Афаманта и помогал ему. Он хорошо знал, что именно может принести счастье пахарям-беотийцам.
Острыми мотыгами разрыхляли они тучную, горячую землю Беотии, дожидаясь урожая. Больше всего на свете они боялись засухи. Больше всего в мире радовал их крупный, тёплый дождь, омывающий посевы, сладким соком текущий из земли в тяжёлые виноградные гроздья.
Вот почему, когда царь Афамант был ещё очень молод, буйный бог ветра Эол принёс на своих шумных крыльях в Орхомен тихую и нежную пепельнокудрую девушку, богиню животворных туч и лёгких облаков Нефелу.
Была прекрасна Нефела-облачко. Светлым туманом окутывали её стан волнистые мягкие волосы. Большие влажные глаза смотрели с задумчивой лаской — как смотрят звёзды сквозь лёгкую дымку неба… Афамант полюбил Нефелу. Он женился на ней. И до поры до времени тихо и счастливо потекла их жизнь.

Богиня дождей и туманов сроднилась с трудолюбивым беотийским народом. Часто выходила она на крышу царского дворца и долго оставалась там, распустив волосы, подняв кверху покрытые золотыми запястьями руки. Стоя так, высоко над городом, она произносила таинственные заклинания.
Тогда отец Афаманта Эол, звеня крыльями, вылетал из своего жилища. Ветер начинал свистать в ветках беотийских сосен, шуршать сухой листвой лавровых деревьев и маслин. Звонкие кузнечики и цикады прекращали стоголосое пение. Юркие ящерицы забивались в щели. Смолкали птицы. Горные орлы опускались в ущелья. Они знали: скоро хлынет животворный дождь.
А Нефела всё пела свои вещие гимны.
И по приказу царицы со всех сторон начинали стягиваться к лугам и нивам Беотии её сёстры-тучи. Отягощённые влагой, собирались они вверху, клубились, громоздились. Сверкала далёкая молния, гремел глухой гром.
И вот уже первые капли дождя прыгают по горячим камням; вот дети, разевая маленькие рты, ловят их прямо на язык; плодовые деревья вздрагивают омытыми листьями; и усталые крестьяне радостно подставляют под тёплый ливень запылённые головы. «Спасибо Нефеле, царице туч! — говорят они. — Теперь у нас будет хлеб и наше кислое, освежающее усталых, вино: дождь идёт!»
Бог Эол часто влетал по ночам то в узкие окна, то в широкие двери Афамантова дворца.
Он склонялся над колыбельками, где спали его внуки Фрикс и Гелла. Он шевелил кудри Фрикса, целовал светлый лобик Геллы, веял на них могучим дыханием и, скользнув в царскую опочивальню, шептал на ухо спящему сыну:
— Афамант, Афамант, люби Нефелу-тучку! Береги Нефелу-облачко! В её руках — жизнь и счастье твоей страны.
И пока Афамант слушался мудрых советов, всё шло хорошо.

Но случилось так, что однажды поехал он в главный город Беотии, в семивратные Шивы, к гордому фиванскому царю Кадму. Здесь, на пиру в пышных царских покоях, пленила его взор дочь Кадма, темнокудрая Ино.
Ино была смелой, пылкой, говорливой девушкой, а жена Афаманта Нефела ходила неслышной поступью, говорила тихо, улыбалась робко.
Ино часто и звонко смеялась — Нефела-тучка чаще плакала светлыми слезами умиленья.
Ино была всегда весела, как солнечный зайчик, — Нефела нередко становилась тихой и грустной, словно её милые сёстры, бесшумные дождевые облака.

И вот Афамант полюбил весёлую, бурную Ино. Он прогнал прочь кроткую Нефелу, а темнокудрую дочь Кадма взял себе в жёны. Афамант полюбил её, она же не любила никого, кроме самой себя. А больше всего возненавидела мачеха детей Нефелы, мальчика Фрикса и девочку Геллу. Ей не понравилось, что Афамант оставил их при себе, когда Нефела удалилась от него в жилище богов, на далёкую снежную гору Олимп.

Время шло. Фрикс и Гелла стали подростками, и мачеха начала бояться их: ей всё чаще приходило на ум, что, сделавшись взрослыми, они могут отомстить ей за свою мать и погубят её.
Тогда она решилась на коварное дело, чтобы не допустить этого.

Она хорошо знала, что теперь царю Афаманту и беотийскому народу нечего ожидать помощи от обиженной Нефелы-тучи. Облака давно уже обходили по небу беотийские пределы. Дожди стали редкостью. Всюду клубилась пыль, и землепашцы не знали, стоит ли им бросать семена в накалённую солнцем сухую землю. Ино же собрала женщин-орхомеянок и подучила их ещё сильнее иссушить на солнце те зёрна, которые собирались сеять их мужья.
— Надо проучить гордую Нефелу! — дерзко смеялась она. — Нефела думает, что без её заботы вы погибнете! Это ложь. Молитесь богу солнца Аполлону, и он пошлёт вам великий урожай!
Так и сделали орхоменские женщины. Сухие, тощие зёрна легли в сухую, горячую землю, и из многих тысяч семян не взошло ни одно.
Страх обуял беотийцев. Голод грозил их стране. Тщетно молили они небо, чтобы оно послало им освежающий дождь. Напрасно уговаривал многокрылый Эол горестную Нефелу позабыть свою обиду: богиня далеко обходила землю, ставшую ей ненавистной, и горькие слёзы её лились над чужими, дальними краями.
Что было делать людям? Афамант, придя в отчаяние, решил отправить самых мудрых старцев в священный город Дельфы: пусть вещие жрецы Аполлона научат их, как надо поступить, чтобы избежать голода и смерти.

Послы отправились в путь и достигли Дельфийского храма.
— Царь Афамант, — сказали им жрецы, — должен вымолить прощение у Нефелы-тучи. Он должен выполнить всё, что только она ему велит сделать.
Но коварная Ино не позволила передать мужу эти страшные для неё слова. Далеко за стенами города, там, где в тени священной масличной рощи белела статуя бога Гермеса, она, переодетая простой женщиной, встретила Афамантовых послов. Она напоила их дорогим вином. Она осыпала их пышными дарами. Она подкупила их. И, придя в царский дворец, седобородые послы слукавили перед Афамантом.

— О царь! — сказали они ему так, как их подучила Ино. — Чтобы избавить твой народ от бедствия, голода и смерти, ты должен принести в жертву великим богам своего сына Фрикса. Отведи мальчика на священную гору и заколи там над жертвенником. Пусть его кровь брызнет вместо дождя на беотийскую землю. Тогда боги простят тебя, и эта земля принесёт людям великий урожай.
Горько заплакал царь Афамант, услышав эти слова. С криком отчаяния разорвал он свои царские одежды. Он бил себя в грудь, ломал руки, прижимал к себе любимого сына. Но за стенами дворца уже бушевала толпа народа. Исхудавшие от голода люди смотрели сумрачно. Бледные матери поднимали на руках и показывали несчастному царю своих голодных детей.
И царь Афамант решился.
— Пусть один мой сын погибнет, если его смерть спасёт многих! — прошептал он, покрывая голову полой своего хитона. — О Нефела, Нефела! Страшно карают меня боги за мою вину перед тобой. Страшно моё наказание, Нефела! Сжалься над нами!
Прошла ночь, полная тоски и плача. И вот на высокой священной горе, под густолиственной смоковницей собралась на рассвете следующего дня кучка людей. Было тихо, и небо ярко синело. Но странно: над самой вершиной горы с утра стояло в голубом небе лёгкое, светлое, сияющее облачко.
Всё было уже готово для жертвоприношения. Белый камень, обагрённый кровью бесчисленных барашков и тельцов, вымыли ещё с вечера. На медных треножниках зажгли в курильницах зёрна душистого ладана. Принесли широкогорлые сосуды с водой. Старый суровый жрец, держа в правой руке острый и кривой нож, протянул левую. Он безжалостно схватил за кудрявые чёрные как смоль волосы плачущего, дрожащего мальчика, связанного белым полотенцем.



Мальчик закричал в ужасе. Светлокудрая Гелла, его сестра, с отчаянным воплем бросилась к брату.
Жрец грубо оттолкнул её, но вдруг…
Вдруг над горой раздался словно удар грома. И жрец, и все, кто пришёл, чтобы видеть, как будет принесён в жертву царский сын Фрикс, вздрогнули и закрыли глаза руками. Ослепительный свет прорезал воздух. Послышался лёгкий звон, точно невидимая рука перебрала золотые струны огромной лиры. Белое облачко, сияя всё сильнее, налетело на гору, окутало смоковницу, жертвенник, людей и унеслось. А на голых камнях, рядом с дрожащими Фриксом и Геллой, остался овен, барашек, но не простой баран, а золотой. Длинное нежное, но тяжёлое руно его сияло, точно пламя. Золотые рога закручивались крутыми завитками. Широкая спина лоснилась и горела.

— Дети мои! Дети мои, Фрикс и Гелла! — раздался нежный голос из улетающего облачка. — Скорее! Не медлите! Садитесь на спину этого овна. Я спасу вас, о мои дети!

Торопливо, не думая ни о чём, не боясь уже ничего, Фрикс и Гелла схватились руками за пышные пряди золотого руна. Тесно прижавшись, обняв друг друга, они уселись на широкую спину барана. И в тот же миг он, разбежавшись, поднялся с горы в воздух.

Под ним остался страшный белый камень, трава вокруг которого была бурой и жёсткой от пролитои над ней крови. Под ним мелькнули белые черепа и кости убитых здесь во славу богов животных. Старый жрец и другие люди в страхе лежали там внизу, на земле, закрыв головы одеждой. Подальше, под горой, желтели и белели постройки Орхомена, темнели лесистые долины, серебряными лентами извивались речки, расстилались поля и леса. А волшебный овен нёсся над этой страной, поднимаясь всё выше и выше.
Вот впереди, на дальнем горизонте, залегла тёмно-синяя бесконечная гладь. Она поднималась всё выше и выше, сливалась с небом. То было море. Крепко вцепился тогда в золотые рога овна юный Фрикс. Полными восторга и изумления глазами всматривался он в невиданное зрелище, поддерживая другой рукой испуганную, дрожащую сестру. Он уговаривал её не бояться, показывал ей то на облака, плывущие навстречу, то на мелькающие внизу горы и долы Греции, то на многовёсельные ладьи с красными и белыми парусами, ныряющие в синих морских волнах. Но девочка не слушала его. Великий страх охватывал её всё сильнее и сильнее. Всё её тело дрожало, руки трепетали и не могли держаться за золотое руно, глаза закрывались от ужаса.
И наконец, в тот миг, когда овен покинул берега Греции и понёсся уже над вечно плещущим тёмно-синим морем, слабые пальцы Геллы разжались. Лёгкое тельце соскользнуло с пылающего золотыми отблесками бока овна. Как пушинка, мелькнула она в голубой бездне и с лёгким всплеском упала в шумные воды. И тотчас же волны сомкнулись над ней, вечно бегущие вдаль, вечно рокочущие волны моря…

Чудный овен не остановился ни на миг. Точно ничего не случилось, он легко нёс вдаль горько рыдающего Фрикса. А то море, которое скрыло навек слабое тельце испуганном дочери Афаманта, люди стали называть с тех пор морем Геллы, Геллеспонтом.
Посмотри на карту Греции, начерченную учёными людьми. Между Европой и Азией ты увидишь узкий пролив. Теперь его зовут Дарданеллами, но это и есть Геллеспонт…

Всё быстрее и быстрее нёсся по воздуху волшебный золотой овен. Он пролетел над другим великим проливом, Босфором, пересёк Евксинский Понт, который люди зовут теперь Чёрным морем, и наконец, тяжелея от усталости, начал опускаться на далёкий берег, над которым во мгле сияли, подобно белым и розовым облакам, величавые горы Кавказа.
Сюда, на берега горной реки Фазиса, в таинственную заморскую страну Колхиду, где царствовал тогда сын бога солнца волшебник Эет, принёс чудесный овен своего опечаленного седока.
Эет заранее знал о том, что это когда-нибудь случится. Известно было ему также и то, что золоторунный овен приносит счастье стране, в которой он пребывает.
Поэтому обрадованный царь ласково принял в своём дворце Фрикса.

— Я воспитаю тебя, как родного сына, о Фрикс, внук Эола! — сказал он. — Но никогда не позволю тебе покинуть пределы моего царства. Овна же твоего надлежит принести в жертву великому гонителю туч, всемогущему Зевсу. Так надо сделать!
Так и было сделано. Овна закололи, а пылающее горячим блеском золота руно повесили на огромном, раскидистом платане в священной роще бога войны Ареса.
Роща эта шумела своими ветвями на берегу Чёрного моря. Высоко над ней вздымались вершины снежных Кавказских гор. Со всех сторон её окружали скалы; охранять же единственный путь к руну Эет приставил ужасного огнедышащего дракона; и днём и ночью ни на миг не смывало чудовище страшных и зорких глаз, сторожа такую драгоценность.
Прошло немного времени, и по всему свету прошёл слух о великом чуде. Все стали говорить про волшебное руно, вечно сияющее, как жар, в тёмной роще на берегу Чёрного моря. Дошёл этот слух и до далёкой Беотии. И царь Афамант, умирая от старости, завещал своим потомкам во что бы то ни стало добыть и вернуть в Грецию это приносящее счастье руно. «Вот отчего, — говорили люди, — зависит, будут ли счастливы внуки и правнуки Афаманта».


Сфера сказочных ссылок
 
ФeaноДата: Среда, 2012-02-01, 4:36 PM | Сообщение # 14
Хранитель Ковчега
Группа: Администраторы
Сообщений: 1828
Статус: Offline
Пифагорейцы признавали бессмертие души и ее постепенное очищение (катарсис)
посредством постижения музыкально-числовой структуры космоса.



● Берегите слезы ваших детей, дабы они могли проливать их на вашей могиле.

● Беседу следует вести так, чтобы собеседников из врагов делать друзьями, а не друзей врагами.

● Благоразумная супруга! Если желаешь, чтоб муж твой свободное время проводил подле тебя, то потщись, чтоб он ни в каком ином месте не находил столько приятности, удовольствия, скромности
и нежности.

● Боги, говорят жрецы, скоро раскаялись, что сотворили человека. Мы равномерно им ответствуем: человек раскаялся, что сотворил богов.

● Будь другом истины до мученичества, но не будь ее защитником до нетерпимости.

● Будь повелителем самого себя: царствуя и благоуправляя собою, ты будешь иметь превосходное владычество и самую важную должность.

● Веди жизнь единообразную, если желаешь иметь смерть спокойную.

● Веди жизнь умеренную и трезвую, если желаешь быть независимым.

● Во время гнева не должно ни говорить, ни действовать.

● Воздержи себя от убийства животных: пролитие крови оных привело людей к неистовству проливать кровь подобных себе.

● Воздержись от употребления вина: оно есть молоко, питающее страсти.

● Говори мало, пиши еще менее.

● Гостеприимство крайне безрассудно, если его оказывать дурным людям.

● Гражданин без собственности не имеет отечества.

● Делай великое, не обещая великого.

● Дурные надежды, как дурные путеводители, ведут к дурным поступкам.

● Если не можешь иметь верного друга, будь сам себе другом.

● Повинующийся разуму повинуется богам.

● Если спросят: что есть древнее богов? Ответствуй: страх и надежда.

● Если спросят: в чем состоит благополучие? Ответствуй: быть в согласии с самим собой.

● Если спросят: что есть добродетель? Ответствуй: любомудрие, употребленное в действие.

● Если хочешь пережить самого себя и быть в почтении у потомства, то оставь после себя добродетельное семейство и хорошую книгу.

● Жизнь подобна театру: в ней часто весьма дурные люди занимают наилучшие места.

● Знай, что никакое притворство долго скрываться не может.

● И в словах своих, и делах избегай всего банального и привычного.

● Из двух человек одинаковой силы сильнее тот, кто прав.

● Измеряй свои желания, взвешивай свои мысли, исчисляй свои слова.

● Истинное отечество там, где есть благие нравы.

● Истину полезно видеть нагую. Ложь пусть покрывает себя одеждой.

● Какое бы ни постигло тебя несчастье, удержи себя от слез: храни оные для пролития о несчастии других.

● Молчи или говори то, что лучше молчания.

● Мудрый! Будучи обязан жить среди простого народа, будь подобен маслу, плавающему поверх воды, но не смешивающемуся с ней.

● Мудрый! Если ты желаешь возвестить людям какую-либо важную истину, облеки оную в одежду общего мнения.

● На верность твоей собаки полагайся во всякое время, а на верность жены только до первого случая.

● На поле жизни, подобно сеятелю, ходи ровным и постоянным шагом.

● Народы! Старайтесь прежде иметь добрые нравы, нежели законы: нравы суть самые первые законы.

● Научитесь познавать людей: познание людей удобнее и нужнее, нежели познание богов.

● Начало есть половина всего.

● Не будь одним из тех, кои кажутся мудрыми только в своих сочинениях.

● Не будь членом ученого общества: самые мудрые, когда они составляют общество, делаются простолюдинами.

● Не возвещай истину на местах общенародных: народ употребит ее во зло.

● Не делай выговоров твоей жене при твоих детях.

● Не избирай себе другом живущего несогласно со своею женою.

● Не исполняющий должности отца семейства не может быть ни законодателем, ни градоуправителем.

● Не пекись о снискании великого знания: из всех знаний нравственная наука, может быть, есть самая нужнейшая, но ей не обучаются.

● Не поднимайте пыли на жизненном пути.

● Не почитай знания за одно с мудростью.

● Не просите у богов ни дождя, ни вёдра: боги не принимают в сем участия. В Природе все управляется неизменными законами.

● Ни к золоту ржавчина, ни к добродетели позор не пристанут.

● Никогда не советуйся с теми, у кого лоб гладок, они никогда не размышляют.

● Никто не должен преступать меры ни в пище, ни в питии.

● Ничему не удивляйся: удивление произвело богов.

● Огорчающий ближнего едва ли сам избежит огорчения.

● Одинаково опасно и безумному вручать меч и бесчестному власть.

● Одному только разуму, как мудрому попечителю, должно вверять всю жизнь, в особенности юность.

● Одну каплю здравого разума предпочитай целому кладезю учености.

● Поле свое обрабатывай собственными руками, не оставляй его возделывать твоим невольникам: для земледелия необходимы руки свободного человека.

● Порядок да будет твоим божеством! Непрестанно воздавай ему сердечное служение: порядок есть союз всех вещей. Сама природа через него существует.

● Предоставь жрецам исследовать естество богов; ты же занимайся познанием человеческого сердца.

● Прежде всего научайся каждую вещь называть ее именем: это самая первая и важнейшая из всех наук.

● Прежде всего не теряй самоуважения.

● Прежде всего прочего удерживай язык свой.

● Старайся исследовать вещи, находящиеся вблизи тебя, затем, прежде чем заснуть, спроси себя: «Что я сделал?»

● Прежде чем станешь говорить, дай время созреть твоей мысли.

● Природа едина, и ничего нет ей равного: мать и дщерь себя самой, она есть Божество богов. Рассматривай только Природу, а прочее оставь простолюдинам.

● Пристанью для корабля служит гавань, а для жизни - дружба.

● Просыпаясь утром, спроси себя: «Что я должен сделать?». Вечером, слушая и сохраняя молчание, ты сделаешься мудрым, так как начало премудрости есть молчание.

● Смертный! Когда несчастье станет стучаться у дверей твоих, отвори ему их с веселым лицом, не дожидаясь, чтобы оно постучалось к тебе в другой раз: сопротивление раздражает его,
покорность делает безоружным.

● Собака есть изображение друга.

● Совесть да будет единственным твоим божеством.

● Старайся прежде быть мудрым, а ученым, когда будешь иметь свободное время.

● Статую красит вид, а человека его деяния.

● Строго накажи твое дитя, виновное в убийстве насекомого: ибо с этого начинается человекоубийство.

● Сыщи себе верного друга; имея его, ты можешь обойтись без богов. Избери себе друга; ты не можешь быть счастлив один: счастье есть дело двоих.

● Тело свое не делай гробом своей души.

● Упившись вином, не приступай к святому делу деторождения.

● Хорошие и красивые люди живут на земле не для того, чтобы отдыхать и развлекаться, а чтобы помогать своим ближним.

● Человек! Не делай другим животным того, чего не хочешь, чтоб они делали тебе.

● Человек умирает в опьянении от вина; он беснуется в опьянении от любви.

● Что бы о тебе ни думали, делай то, что считаешь справедливым. Будь одинаково равнодушен и к порицанию, и к похвале.

● Шутку, как и соль, следует употреблять с умеренностью.

Золотые стихи на Семи Морях


Единство - Закон Богов
 
БелоснежкаДата: Воскресенье, 2012-02-12, 7:28 PM | Сообщение # 15
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
● Прежде всего научайся каждую вещь называть ее именем: это самая первая и важнейшая из всех наук.



Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
MгновениЯДата: Суббота, 2012-03-03, 7:19 PM | Сообщение # 16
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
Каким образом виделось начало мира древними поэтами? Мы уже проследили ход мысли
великого посвященного поэта Орфея в его теогонии, а теперь хочется напомнить тут о теогонии
Гесиода.

Классика о начале мира



На этом рисунке представлена Теогония Гесиода, греческого поэта,
жившего между девятым и восьмым веком до Рождества Христова.

В начале существовал лишь вечный, безграничный, темный Хаос. В нем заключался источник жизни всего мира. Все возникло из безграничного Хаоса — весь мир и бессмертные боги. Из Хаоса произошла и богиня Земля-Гея. Широко раскинулась она, могучая, дающая в своем благодатном лоне жизнь всему, что живет и растет на ней. Далеко же под Землей, так далеко, как далеко от нас необъятное, светлое небо, в неизмеримой глубине родился мрачный Тартар — ужасная бездна, полная вечной тьмы.

Из Хаоса, источника жизни, родилась и могучая сила, все оживляющая, — Любовь-Эрос. Начал создаваться мир. Безграничный Хаос породил вечный Мрак-Эреб и темную Ночь-Никту. А от Ночи и Эреба произошли вечный Свет-Эфир и радостный, светлый День-Эмера. Свет разлился по миру, и стали сменять друг друга Ночь и День.

Могучая, благодатная Земля породила из своего лона беспредельное голубое Небо-Урана, и раскинулось Небо над землей. Гордо поднялись к небу высокие Горы, рожденные Землей, и разлилось широко вечношумящее Море. Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.

Воцарился Уран-Небо в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю. Шесть сыновей и шесть дочерей — могучих грозных титанов — было у Урана и Геи. Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю, и морских богинь — океанид. Титан же Гипперион и Тейя дали миру детей: Солнце-Гелиоса, Луну-Селену и румяную Зарю — розоперстую Эос (Аврору). От Астрея и Эос произошли все звезды, что горят на темном ночном небе, и все ветры: бурный северный ветер Борей, восточный Эвр, влажный южный Нот и западный нежный ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.

Кроме титанов, породила могучая Земля трех великанов-циклопов с одним глазом во лбу и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов — сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было у каждого из них. Против их ужасной силы ничто не может устоять, их стихийная сила не знает предела.

Возненавидел Уран своих детей-великанов, он не хотел их видеть; в недра богини Земли заключил он их в глубоком мраке и не позволил им выходить на свет. Страдала мать их Земля. Ее давило это страшное бремя, заключенное в ее недрах. Приготовила она из железа острый серп, вызвала детей своих, титанов, и убеждала их восстать против отца Урана, по они боялись поднять руку на отца. Только младший из них, коварный Крон (Сатурн), хитростью низверг своего отца. Он лишил отца силы и отнял у него власть. Упали капли крови Урана на землю, а из них народились неутомимые богини мщения Эринии (Фурии) и змееногие великаны-гиганты. А богиня Ночь, под покровом которой совершил свое злодеяние Крон, родила ему в наказание целый сонм ужасных божеств: Таната — смерть, Эриду — раздор, Апату — обман, Кер — уничтожение, Гиппос — сон, рой мрачных, тяжелых снов, не знающую пощады Немезиду — отмщение за преступления и много других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье внесли они в мир, где воцарился на тропе своего отца Крон.


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Понедельник, 2012-10-01, 5:58 PM | Сообщение # 17
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
Ты любила там пировать, Киприда,
В золотые кубки рукою нежной
Разливая нектар — богов напиток
Благоуханный. (Сапфо, 1-я пол. VI в. до н. э.)



Одна есть мера, один есть путь для
смертных к счастью;
Суметь прожить жизнь, не омрачая духа.
А у кого на уме несчётные заботы,
Кто день и ночь ранит душу мыслью о
грядущем, —
Тот мучится бесплодно...
...Что пользы
Волновать праздно стенающее сердце?.. (Вакхилид, V в до н. э.)



Чары Дидимы пленили меня, и теперь я, несчастный,
Таю, как воск от огня, видя ее красоту.
Если черна она, что за беда? Ведь и уголья даже,
Стоит их только нагреть, рдеют, как чашечки роз. (Асклепиад Самосский, III век до н. э.)



Пирожком я позавтракал,
отломивши кусочек,
Выпил кружку вина, — и вот
за пектиду берусь я,
Чтобы нежные песни петь
нежной девушке милой. (Анакреонт, 2-я пол. VI в.)



Черплем из кубков мы
Негу медвяную,
С негой медвяною
В сердце вселяются
Ярого бешенства
Оводы острые. (Алкей, VII – VI в. до н.)


http://globalfolio.net/archive/viewtopic.php?t=1676


Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Суббота, 2012-10-20, 2:18 PM | Сообщение # 18
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline


Драматургия древнего мира
Александр Сигачёв

Драматургия древнего мира – родилась из обрядовых праздников в честь бога Диониса (покровителя скотоводства, земледелия и виноградарства), и была связана с зимним умиранием и весенним возрождением природы. По мнению Аристотеля, трагедия возникла на основе импровизации от зачинателей дифирамба. В основе этой игры лежал импровизационный дифирамб - диалог хора и запевалы (зачинателя). Дифирамб делился на две части: "зачин" солиста с исполнением последующей партии хора. У хора была преобладающая роль, это придавало трагедии характер патетической оратории. Хор создавал в спектакле торжественную атмосферу.

Яркими представителями древнегреческой трагедии явились - Эсхил, Софокл, Еврипида.
Эсхил превращает трагедию в подлинную драму новаторским введением второго актера. Дальнейшее повышение интереса к человеческой личности в древнегреческой драматургии связано с творчеством Софокла и его современника Еврипида.

В трагедиях Софокла главный конфликт происходит между действиями человека, вступающего в борьбу за выполнение своего морального долга с божественной силой, подчиняющей себе людей. Софокл наделяет своих героев высокими морально-этическими качествами: благородством, честностью, верностью нравственным принципам свободного демократического общества. Введение третьего актера дало возможность Софоклу и Еврипиду значительно углубить психологическую характеристику действующих лиц, многосторонне показать их взаимоотношения. Драмы, повествующие о трагическом противостоянии человека и воли богов, человека и Судьбы, пользовались особенным вниманием у древнегреческих драматургов. Например, - Эсхил («Прометей прикованный»), Софокл («Эдип-царь», «Антигона»), Еврипид («Медея», «Ипполит»). Первоначальную форму трагедии можно представить себе, как диалог между актёром, исполнявшим ряд небольших повествовательных речей, и хором, выражавшим реакцию на них в своих песнях. Преобладающая роль хора, придавала трагедии характер патетической оратории.

Трагедия обычно начиналась с пролога, который у Эсхила ещё носит характер сюжетной экспозиции, а у Софокла и Еврипида превращается в сравнительно большую драматическую сцену. Затем следовала вступительная песня хора. Заключительная часть трагедии представлял собой также большие хоровые партии. В трагедии широко использовалась совместная партия актеров и хора, и сольная партия.

Дальнейшее повышение интереса к человеческой личности и к её внутреннему миру является определяющим для творчества Софокла и Еврипида. В трагедиях Софокла раскрывается противоречие между действиями человека, смело вступающего в борьбу за выполнение своего морального долга, и непознанной таинственной силой, которая подчиняет себе людей. В столкновении с ней проявляются лучшие качества героев Софокла - благородство, честность, верность нравственным принципам свободного гражданина демократического государства. Творчество Еврипида отражает многочисленные проявления идейного кризиса афинской демократии - религиозный скептицизм и всё более развивающийся индивидуализм. Его внимание привлекали внутренний мир человека.

Древняя аттическая комедия развивалась в условиях афинской демократии и носила политический характер. "Отцом древнегреческой комедии" принято считать Аристофана (ок. 446 - ок. 385 гг. до н.э.). В это время Афины вышли победителями из долголетней войны с персидской монархией и возглавили коалицию государств и островов Эгейского архипелага с демократизацией и расцветом всех отраслей духовной культуры. На вершине афинского Акрополя (кремля) возвели Парфеон, а в театре Диониса у его подножия ставились трагедии Софокло и Еврипида. Вождь афинской демократии Перикл собрал "могучую кучку" интеллектуалов: драматурги - Софокл, Аристофан, историк Геродот, скульптор Фидий, философ Анаксагор. В комедиях Аристофана затрагивались вопросы государственного устройства, деятельности отдельных учреждений Афинской республики, её внешней политики, общественного воспитания детей и юношества. Комедия рождалась из песен, обличающих пороки отдельных членов общества, которые нарушали сложившиеся принципы жизни родоплеменного коллектива. Источником комедии служили шуточные бытовые сценки с участием традиционных типов фольклорного фарса.

ОТ АВТОРА

В 1947 году на западном побережье Мертвого моря, в пещерах, в районе Хирбет-Кумрана, Масада и других были найдены рукописи общины Кумранитов. Древние свитки рассказывают, что в 1 веке до н.э. существовала религиозная община Кумранитов. Они называли себя «сынами света», «простаками», «нищими». «Сыны света» жили замкнутой общиной, осуждали рабство. Они были главными предшествен¬никами христианства. Впоследствии Иоанн Креститель был близок к общине Кумранитов. Иисус Христос, ученик Иоанна Крестителя, также многое принимал из их учения.
Древние свитки рассказывают, что «сыны света» ожидали решающей схватки с «сынами тьмы», понимая, что зло будет побеждено. Основателем общины назван некий «Учитель праведности» — «Праведный наставник». Ему отводилась роль главного борца, предводителя в борьбе с силами зла. Преследуемый «нечестивым жрецом», Праведный наставник вступил в конфликт с «неверными последователями» и погиб. Члены общины кумранитов были уничтожены в результате восстания против римлян (60-73 гг. н. э.).
События настоящей драмы «Пришелец и Катилина» относятся к тому периоду, когда «Праведный наставник» посетил Рим в качестве миссионера, где посеял семена новой веры.

Действующие лица:

Катилина Люций Сергий - римский революционер
Пришелец, пророк, предвестник новой веры
Цезарь Гай Юлий, полководец
Цицерон Марк Туллий, консул
П е т р е й Марк - легат
Сообщники Катилины:
Курий Квинт
Лека Марк
М а н л и й
Семпрония
Фу л ь в и я, фаворитка Курия
Сострата, служанка Фулъвии
Саллюстий Гай Крисп, чиновник
Граждане Рима, воины, слуги.
Место действия – Рим
Время действия -73 год до н.э.

ТЕАТРАЛЬНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

На авансцену выходят директор театра и режиссёр драмы.
Директор (обращаясь к режиссёру) Хотите, скажу Вам откровенно и не как директор театра режиссёру, а просто по дружбе?
Режиссёр (участливо) Я всегда с большим интересом прислушиваюсь к Вашему мнению.
Директор (Кладет руку на плечо режиссёру.) Пожалуйста, не обижайтесь на меня, но в драме, которую вы поставили, имеется, если так можно выразиться, небольшой «перебор». Я бы сказал - идейная пе¬регрузка. (Жестом руки приглашает, прохаживаться по сцене.) Я хорошо ознакомился с текстом драмы. Меня подкупил Ваш необычный, оригинальный взгляд на идею о вечно улетающей свободе (Жестом руки останавливает собеседника.) Вот вокруг этой идеи Вам и следовало бы вращать события драмы, но не перегружать её ещё одной идеей о зарождении новой веры. (Снова кладет руку на плечо режиссёра.)
Режиссёр (Вежливо снимает его руку со своего плеча, и жес¬том руки приглашает прохаживаться по сцене.) Имею основания оспорить Ваш тезис, религия - это история народов. Когда-нибудь люди осудят нас за то, что мы так варварски обращаемся с верой; они возьмут всё лучшее из религии, искусства и истории себе на службу и достигнут небывалых высот в духовном развитии человека.
...далее...


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров


Сообщение отредактировал Белоснежка - Суббота, 2012-10-20, 2:19 PM
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2012-10-21, 10:32 AM | Сообщение # 19
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11893
Статус: Offline
Геродот



Геродо́т Галикарна́сский (др.-греч. Ἡρόδοτος Ἁλικαρνᾱσσεύς, около 484 до н. э. — около 425 до н. э.) — древнегреческий историк, автор первого полномасштабного исторического трактата — «Истории», — описывающего греко-персидские войны и обычаи многих современных ему народов. Труды Геродота имели огромное значение для античной культуры. Цицерон назвал его «отцом истории». Геродот — чрезвычайно важный источник по истории Великой Скифии, включая десятки античных народов на территории современной Украины и России.

Родина Геродота, малоазийский Галикарнас, был основан дорийцами, рядом с городком представителей местного племени карийцев. В молодости Геродот принадлежал к партии, боровшейся против тирана Лигдамида, подвергался изгнанию, жил на Самосе, а затем отправился в длительные путешествия. Он объездил Вавилон, Ассирию, Египет, Малую Азию, Геллеспонт, Северное Причерноморье, Балканский полуостров от Пелопоннеса до Македонии и Фракии. Около 446 года до н. э. он поселился в Афинах, где сблизился с кругом Перикла; к этому времени значительная часть «Истории» уже была написана, поскольку известно, что Геродот читал отрывки из неё афинянам. В 444 году до н. э. Геродот принял участие в основании общеэллинской колонии Фурии в Великой Греции на месте разрушенного кротонцами Сибариса. Скончался в 425 году до н. э.

Мир с точки зрения Геродота



Сочинение Геродота — не историческое исследование в современном смысле слова, это — мастерское, бесхитростное повествование человека богато одарённого, необыкновенно любознательного, общительного, много читавшего, видевшего и ещё больше слышавшего; к этим свойствам присоединялась скромность верующего в богов эллина, хотя тронутого скептицизмом, но недостаточно разборчивого в полученных сведениях. С другой стороны, Геродот не только историк; некоторые части его сочинения — настоящая энциклопедия того времени: тут и географические сведения, и этнографические, и естественно-исторические, и литературные. Тем не менее Геродот по всей справедливости именуется отцом истории. Из девяти книг, на которые в настоящее время делится его сочинение, вся вторая половина представляет собой последовательный исторический рассказ о греко-персидских войнах, заканчивающийся на известии о занятии эллинами Сеста в 479 году до н. э.

Первая половина содержит в себе рассказы о возвышении Персидского царства, о Вавилонии, Ассирии, Египте, Скифии, Ливии и других странах. Единство изложения достигается в известной мере и тем, что с первых слов и до конца историк имеет в виду проследить борьбу между варварами и эллинами. Но не покидающая историка мысль о главной задаче не мешает ему вводить в широкие рамки повествования все, что казалось ему интересным или поучительным. Геродоту присуща в значительной мере историческая критика, во многих случаях чисто субъективная, нередко наивно-рационалистическая, но тем не менее решительно вводящая в историографию новое начало.
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ИСТОРИЯ - ГЕРОДОТ



Сфера сказочных ссылок
 
РумиДата: Суббота, 2012-10-27, 5:28 PM | Сообщение # 20
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1488
Статус: Offline
АНАБАСИС
Ксенофонт




Родился Ксенофонт в Афинах около 444 до н. э., в состоятельной семье, возможно принадлежавшей к сословию всадников. Его детские и юношеские годы протекали в обстановке Пелопоннесской войны, что не помешало ему получить не только военное, но и широкое общее образование. С молодых лет сделался последователем Сократа.

В Пергаме Ксенофонт, который еще в Месопотамии был избран одним из стратегов греческого войска, а впоследствии во Фракии фактически состоял его главнокомандующим, передал уцелевших солдат (около 5000 человек) в распоряжение Фиброна — спартанского военачальника, собиравшего войско для ведения войны с сатрапом Фарнабазом. Сам Ксенофонт вместе со спартанским царём Агесилаем отправился в Грецию.

Осуждённый в Афинах за государственную измену, как примкнувший к врагам народа, он подвёргся конфискации имущества. Это определило его дальнейшую судьбу. В Малой Азии Ксенофонт сблизился со спартанским царем Агесилаем, вместе с ним переправился в Грецию и служил под его начальством, принимая участие в битвах и походах против врагов Спарты, в том числе и против Афин. Был вознаграждён спартанцами, подарившими ему имение близ элидского города Скиллунта.
Там он жил в уединении, занимаясь литературными трудами, пока спокойствие его не было нарушено борьбою фиванцев со Спартой. После битвы при Левктрах он, в 370 г. до н. э., бежал из Скиллунта и с трудом спасся в Коринфе. Отсюда он снова вступил в сношения со своею родиной, тогда соединившейся с лакедемонянами против Фив. Приговор о его изгнании был отменён, но вскоре Ксенофонт умер.

http://www.vehi.net/istoriya/grecia/ksenofont/anabazis/index.html

XENOPHONTIS. EXPEDITIO CYRI
ΞΕΝΟΦΩΝΤΟΣ ΚΥΡΟΥ ΑΝΑΒΑΣΙΣ

КСЕНОФОНТ И ЕГО "АНАБАСИС"
М. И. Максимова - Любопытные фрагменты предисловия об "исторической правде".

...в "Анабасисе" мало заметна политическая тенденция, но зато в нем весьма сильно отразился личный элемент – стремление автора к подчеркиванию собственных заслуг как военачальника, и с этой особенностью мемуаров Ксенофонта необходимо считаться, чтобы дать себе ясный отчет о характере этого труда как исторического источника. Современная наука полагает, что "Анабасис" был написан с прямой апологетической целью: изгнанный из родного города Ксенофонт хотел выдвинуть свои заслуги как спасителя греческого войска и тем самым добиться на родине признания и амнистии.


Суфизм - религия Любви
 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактические Пиры » Пир - Древняя Греция и Пифагорейское наследие
Страница 1 из 3123»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега