Понедельник, 2019-01-21, 1:11 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Вход на Пиры
Авторы ПРОЕКТЫ Ковчега Сказки КовчегаБиблиотекаПомощьПиры [ Ваши темы Новые сообщения · Правила •Поиск•]

  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Руми, Фатьма  
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактический День Сказочника » Сокровищница притч да былин (в прозе и стихах)
Сокровищница притч да былин
MгновениЯДата: Воскресенье, 2010-10-17, 6:21 PM | Сообщение # 1
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 14335
Статус: Offline
В Граде Сердца, выстроенном на Галактическом Ковчеге,
открылся портал во все Храмы, Дворцы, Обители, Дома...
построенные мастерами за время шестилетнего сотворчества.



Мастерская!

Разрешите познакомить вас с некоторыми строениями



Город Мастеров - http://feano.yorik.su/feano/18355.html
Обитель Тишины - http://altair756.ru/kovcheg.htm
Град Сердца - http://feano.yorik.su/feano/21620.html
Храмы, Обители - http://feano.yorik.su/feano/17661.html
Храм Эхо - http://feano.yorik.su/feano/17498.html +
+ На острове http://sseas7.narod.ru/eho1.htm
Храм Художника - http://feano.yorik.su/feano/16879.html +
+ Дом - http://www.titchenko-igor.ru/
Храм Орфея - http://sseas7.narod.ru/216.htm
Небесный Град - http://www.grani-r.narod.ru/page1/gradn.html
Храм Света - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/33-51
Град Мудрецов - http://sseas7.narod.ru/seven.htm
Город Солнца - http://sseas7.narod.ru/78.htm
Град Аркаим - http://feano.yorik.su/feano/22605.html
Шатёр Шейхов - http://feano.yorik.su/feano/18443.html
Сокровищница Времён - http://feano.yorik.su/ezop/1293.html
Лунная Сокровищница - http://feano.yorik.su/feano/18433.html
Небесные Храмы - http://feano.yorik.su/feano/33559.html
Дворцы Поэтов - http://feano.yorik.su/ezop/16691.html
Храм Радости - http://www.sseas7.narod.ru/09.htm
Золотой Город http://sseas7.narod.ru/210.htm
Часовня Времен http://sseas7.narod.ru/209.htm
Храм Зодчего Былины http://feano.yorik.su/ezop/1138.html +
+ На Острове - http://sseas7.narod.ru/bilina.htm
Святилище Острова http://sseas7.narod.ru/60.htm
Часовня Времен http://sseas7.narod.ru/209.htm
Небесный Китай http://sseas7.narod.ru/china.htm
Башня Сокровищ http://sseas7.narod.ru/198.htm
Дворец Сказочников - http://feano.yorik.su/ezop/22207.html
Зеркала Мироздания - http://feano.yorik.su/feano/18965.html
Дыхание Космоса http://sseas7.narod.ru/77.htm
Чудо от Маргарэт http://sseas7.narod.ru/76.htm




Притча о царе Давиде

Когда царь Давид почувствовал, что он скоро умрет, он позвал к себе своего сына, будущего царя Соломона.
- Ты уже побывал во многих странах и видел много людей, - сказал Давид. – Что ты думаешь о мире?
- Везде где я был, - ответил Соломон, я видел много несправедливости, глупости и зла. Не знаю, почему так устроен наш мир, но я очень хочу его изменить.

Царя Соломона уже давно нет, но люди помнят его. Его называли справедливым, добрым, счастливым и бесстрашным. Его речения сохраняются пересказываются. Сказки Соломона звучат по-новому. Оды Соломона восхищают многих, а притчи поучают сердечностью слов.



Связанные темы:
Христианские притчи http://kovcheg.ucoz.ru/forum/54-2148
Даосские и китайские притчи и сказки http://kovcheg.ucoz.ru/forum/54-2242
Буддийские притчи http://kovcheg.ucoz.ru/forum/54-2066
Притчи Учения живой этики http://kovcheg.ucoz.ru/forum/54-2250
Суфийские притчи http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-64
Сказки 1001 ночь в ритмах http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1344
Притчи Джабрана в ритмах http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1312
Притчи суфийские в стихах http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1347
Индийские сказки и притчи http://kovcheg.ucoz.ru/forum/54-2036


Сфера сказочных ссылок
 
ТанецДата: Вторник, 2017-10-03, 2:17 PM | Сообщение # 61
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2797
Статус: Offline
Время проходит, а были и легенды возвращаются...
Вот и вспомнилась старая былина про Садко,
И подумалось, а что кроется в содержании,
Трудно ли расшифровать или легко...

Садко́ (Богатый гость) — герой былин новгородского цикла; из девяти известных вариантов, записанных исключительно в Олонецкой губернии, полных только два (сказители — Андрей Сорокин и Василий Щеголёнок).

Краткое содержание былины САДКО

Садко



Рисунок на тарелке Е. Популова

Садко — молодой гусляр из Великого Новгорода. В начале рассказа он беден, горд и самолюбив. Его единственное достояние — яровчатые гусли, на которых он играет, переходя с одного весёлого застолья к другому.

Однако наступает день, а за ним другой, третий, когда Садко не зовут на честной пир. Гордость богатыря задета, но он никому не показывает обиды. Он в одиночестве идёт к Ильмень-озеру, садится на бел-горюч камень на берегу и достаёт заветные гусли. Садко играет, отводя в музыке душу. От его игры вода в озере «всколыхалася». Не обратив внимание на это, Садко возвращается назад в город.

Вскоре история повторяется. Садко опять не зовут на пир — раз, другой, третий. Он вновь идёт к Ильмень-озеру, вновь садится на горюч камень и начинает играть. И опять вода в озере колышется, что-то предвещая.


Когда Садко приходит на Ильмень-озеро в третий раз, происходит чудо. После его игры на гуслях раздвигаются воды и из пучин озера показывается сам морской царь, который обращается к богатырю со следующими словами:

Ай же ты, Садко Новгородский!
Не знаю, чем буде тебя пожаловать
За твои утехи за великия,
Аль бессчётной золотой казной?..
Морской царь даёт Садко совет: побиться об заклад с купцами, что он выловит в озере рыбу — золотые перья. Царь обещает подбросить этих рыб в невод к Садко.

На ближайшем же пиру музыкант следует этому совету. В кругу сильно подвыпивших купцов он предлагает спор, хвастаясь, что знает «чудо чудное в Ильмень-озере». Он предлагает своим соперникам, которые смеются над его рассказами:

Ударим-ка о велик заклад:
Я заложу свою буйну голову,
А вы залатайте лавки товара красного.
Трое из купцов соглашаются. Спор заканчивается полной победой Садко. Трижды закинув невод, он вытаскивает трёх золотых рыбок. Купцы отдают ему по три лавки дорогих товаров.

С этого момента Садко начинает стремительно богатеть. Он становится удачливым торговцем, получает «великие барыши». Жизнь его меняется, он обрастает роскошью, давая волю прихотливой фантазии. В своих белокаменных палатах Садко устраивает «все по-небесному»:

На небе солнце и в палатах солнце,
На небе месяц и в палатах месяц,
На небе звезды и в палатах звезды.

Он задаёт богатый пир, на который приглашает самых именитых новгородских граждан. На пиру все наедаются, напиваются и начинают похваляться друг перед другом — кто молодецкой удалью, кто бессчётной казной, кто добрым конём, кто знатным родством, кто красавицей женой. Садко хранит до поры до времени молчание. Гости наконец интересуются, почему же хозяин ничем «не похваляется». Садко важно отвечает, что превосходство его теперь слишком очевидно, чтобы пускаться в спор. И в доказательство своего могущества заявляет, что способен скупить все новгородские товары.

Не успевает он вымолвить это, как все гости ударяют с ним «о велик заклад», оскорблённые столь непомерной гордыней. Решают, что, коли Садко не сдержит своего слова, он отдаст тридцать тысяч рублей купцам.

На другой день Садко просыпается на заре, будит свою храбрую дружину, каждому дружиннику даёт уйму денег и один-единственный наказ: отправляться в торговые ряды и скупать все подряд. Сам он тоже идёт в гостиный ряд, где покупает все без разбору.

На следующее утро богатырь опять встаёт рано и опять будит дружину. В торговых и гостиных рядах они находят товару вдвое против прежнего и опять скупают все, что попадается под руку. Лавки и развалы пустеют — но лишь до нового дня. Утром Садко и его дружинники видят ещё большее изобилие товаров — теперь здесь втрое, а не вдвое больше прежнего!

Садко ничего не остаётся, как призадуматься. Он понимает, что не в его власти повыкупить товары в этом замечательном торговом городе, признает — за товарами московскими подоспеют ещё и товары заморские. И как бы ни был богат купец, славный Новгород будет побогаче любого. Так тщеславный герой вовремя получает хороший урок. После проигрыша Садко смиренно отдаёт соперникам тридцать тысяч, а на оставшиеся деньги строит тридцать кораблей.

Теперь Садко — азартный и удалой — решает посмотреть мир. Через Волхов, Ладогу и Неву он выходит в открытое море, затем поворачивает на юг и доплывает до владений Золотой Орды. Там он успешно продаёт захваченные с собой новгородские товары, в результате чего его богатство снова умножается. Садко насыпает бочки золота и серебра и поворачивает корабли назад в Новгород.

На обратном пути караван судов попадает в страшный шторм. Волны бьют корабли, ветер рвёт паруса. Садко понимает, что это дурит его старый знакомый — морской царь, которому давно не плачено дани. Купец обращается к своей дружине с приказом бросить в море бочку серебра Но стихия не успокаивается. Корабли из-за бури не могут стронуться с места. Бросают бочку золота — тот же результат. Тогда Садко понимает: морской царь требует «живой головы в сине море». Он сам предлагает своим дружинникам кинуть жребий. Бросают дважды, и оба раза жребий выпадает на Садко.

И вот Садко-купец даёт последние распоряжения, перед тем как опуститься на дно. Он завещает свои имения — божьим церквам, молодой жене и нищей братии, а остальное — своим храбрым дружинникам. Попрощавшись с товарищами, он берет старинные яровчатые гусли и на одной доске остаётся на волнах. В тот же миг буря утихает, корабли срываются с места и исчезают вдали.


И.Е. Репин

Садко засыпает на своём плоту прямо посреди моря. Просыпается он во владениях морского царя. В белокаменном подводном дворце он встречается с самим царём. Тот не скрывает торжества:

Век ты, Садко, по морю езживал,
Мне, царю, дани не плачивал,
А нонь весь пришёл ко мне во подарочках.
Царь просит гостя поиграть ему на гуслях. Садко начинает плясовую мелодию: царь, не выдержав, пускается в пляс, все больше входя в азарт. Садко играет сутки, потом вторые и третьи — без перерыва. Царь продолжает свою пляску. На море от этого танца поднялась страшная буря. Потонуло и разбилось множество кораблей, залило берега и села. Народ повсеместно молился Миколе Можайскому. Это он, святой, толкнул Садко в плечо, тихо и строго объяснив гусляру, что пора кончать пляс. Садко возразил, что у него приказ и он не может ослушаться царя. «А ты струночки повырывай», — научил его седой старик. И ещё он дал такой совет. Если морской царь прикажет жениться, не спорить с ним. Но из сотен предложенных невест выбрать самую последнюю — Чернавушку. Да в первую брачную ночь не творить с ней блуда, не то навсегда суждено ему будет остаться на дне моря.

И вот одним движением Садко рвёт заветные струны и ломает любимые гусли. Буря утихает. Благодарный за музыку морской царь предлагает Садко выбрать себе невесту. Рано утром Садко отправляется на смотрины. Он видит трижды по триста писаных красавиц, но всех их пропускает. Позади всех идёт, потупив очи, девица Чернавушка. Ее Садко и называет своей суженой. После свадебного пира они остаются одни, но Садко не прикасается к жене. Он засыпает рядом с Чернавушкой, а проснувшись, обнаруживает, что он в Новгороде, на крутом берегу реки Чернавы. На Волхове он видит свои подходящие целёхонькие корабли. Там его жена и дружина поминают Садко. Они не верят своим глазам, когда видят его живого, встречающего их в Новгороде.

Он обнимается со своей женой, потом здоровается с друзьями. Выгружает с кораблей свои богатства. И строит соборную церковь Николая Можайского — как просил о том его святой.

С тех пор «не стал больше ездить Садко на сине море, / Стал поживать Садко во Нови-граде».
 
ТанецДата: Вторник, 2017-10-03, 2:21 PM | Сообщение # 62
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2797
Статус: Offline
Садко


Кадр из фильма Садко, 1952 г. реж. А.Птушко, в главной роли Сергей Столяров

автор Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)

Был Садко молодец, молодой Гусляр,
Как начнёт играть, пляшет млад и стар.
Как начнут у него гусли звончаты петь,
Тут выкладывать медь, серебром греметь.
5 Так Садко ходил, молодой Гусляр,
И богат бывал от певучих чар.
И любим бывал за напевы струн,
Так Садко гулял, и Садко был юн.
Загрустил он раз: «Больно беден я,
10 Пропадёт вот так вся и жизнь моя».
Закручинился он, к Ильменю пришёл,
Гусли звончаты взял, зазвенел лес и дол.
Заходила волна, загорелась волна,
Всколыхнулась со дна вся вода-глубина.
15 Он так раз проиграл, проиграл он и два,
А на третий мелькнула пред ним голова.
Водный Царь перед ним, словно белый пожар,
Разметался, встаёт, смотрит юный Гусляр.
«Всё, что хочешь, проси». — «Дай мне рыб золотых».
20 — «Опускай невода, много вытащишь их».
Трижды бросил в Ильмень он свои невода,
Рыбой белой и красной дарила вода,
И пока допевал он напевчатый стих,
Дал Ильмень ему в невод и рыб золотых.
25 Положил он всю рыбу на полных возах,
Он в глубоких её хоронил погребах.
Через день он пришёл и открыл погреба, —
Эх Садко молодец, вот судьба так судьба:
Там, где красная рыба — несчётная медь,
30 Там, где белая — се́ребра полная клеть,
А куда положил он тех рыб золотых,
Всё червонцы лежат, сколько их, сколько их!
Тут Гусляр молодой стал богатый Купец,
Гость Богатый Садко. Ну Гусляр молодец!

35 Он по Новгороду ходит и глядит.
«Где товары тут у вас?» он говорит.
«Я их выкуплю, товары все дотла».
Вечно молодость хвастливою была.
«Я сто тысячей казны вам заплачу.
40 Где товары? Все товары взять хочу».
Он поит Новогородских мужиков,
Во хмелю-то напоить он всех готов.
Выставляли тут товаров без конца,
Да не считана казна у молодца.
45 Всё купил он, всё, что было, он скупил,
Он, сто тысячей отдав, богатым был.
Терем выстроил, в высоком терему
Камни ночью самоцветятся во тьму.
Он Можайского Николу сорудил,
50 Он все маковицы ярко золотил.
Изукрашивал иконы по стенам,
Чистым жемчугом убрал иконы нам.
Вызолачивал он царские врата,
Пред жемчужной — золотая красота.
55 А как в Новгороде снова он пошёл,
Он товаров на полушку не нашёл,
И зашёл тогда Садко во тёмный ряд,
Черепки, горшки там битые стоят.
‎Усмехнулся он, купил и те горшки:
60 ‎«Пригодятся», говорит, «и черепки»,
‎«Дети малые», мол, «будут в них играть,
‎Будут в играх про Садко воспоминать.
‎Я Садко Богатый Гость, Садко Гусляр,
‎Я люблю, чтобы плясал и млад и стар.
65 ‎Гусли звончаты недаром говорят:
‎Я Садко Богатый Гость, весенний сад!»

Вот по Морю, Морю синему, средь пенистых зыбей,
Выбегают, выгребают тридцать быстрых кораблей.
Походили, погуляли, торговали далеко,
70 А на Соколе на светлом едет сам купец Садко.
Корабли бегут проворно, Сокол лишь стоит один,
Видно чара тут какая, есть решение глубин.
И промолвил Гость Богатый, говорит Садко Купец:
«Будем жеребья метать мы, на кого пришел конец».
75 Все тут жеребья метали, написавши имена, —
Все плывут, перо Садково поглотила глубина.
Дважды, трижды повторили, — вал взметнётся, как гора,
Ничего тот вал не топит, лишь хмелёва нет пера.
Говорит тут Гость Богатый, говорит своим Садко:
80 «Видно час мой подступает, быть мне в Море глубоко,
Я двенадцать лет по Морю, Морю синему ходил,
Дани-пошлины я Морю, возгордившись, не платил.
Говорил я: Что мне море? Я плачу кому хочу.
Я гуляю на просторе, миг забав озолочу.
85 А уж кланяться зачем же! Кто такой, как я, другой?
Видно, Море осерчало. Жертвы хочет Царь Морской».
Говорил так Гость Богатый, но, бесстрашный, гусли взял,
В вал спустился — тотчас Сокол прочь от места побежал.
Далеко ушёл. Над Морем воцарилась тишина.
90 А Садко спустился в бездну, он живой дошёл до дна.

‎Видит он великую там на дне избу,
‎Тут Садко дивуется, узнаёт судьбу.
Раковины светятся, месяцы дугой,
На резных палатях сам там Царь Морской.
95 Самоцветны камни с потолка висят,
Жемчуга такие — не насытишь взгляд.
Лампы из коралла, изумруд — вода,
Так бы и осталась там душа всегда.
«Здравствуй», Царь Морской промолвил Гусляру,
100 «Ждал тебя долгонько, помню я игру.
Что ж, разбогател ты — гусли позабыл?
Ну-ка, поиграй мне, звонко, что есть сил».
Стал Садко тут тешить Водного Царя,
Заиграли гусли, звоном говоря,
105 Заиграли гусли звончаты его,
Царь Морской — плясать, не помнит ничего.
Голова Морского словно сена стог,
Пляшет, размахался, бьёт ногой в порог,
Шубою зелёной бьёт он по стенам,
110 А вверху — там Море с рёвом льнёт к скалам
Море разгулялось, тонут корабли,
И когда бы сверху посмотреть могли,
Видели б, что нет сильнее ничего,
Чем Садко и гусли звончаты его.
115 Наплясались ноги. Царь Морской устал.
Гостя угощает, Гость тут пьяным стал.
Развалялся в Море, на цветистом дне,
И Морские Девы встали как во сне.
Царь Морской смеётся: «Выбирай жену.
120 Ту бери, что хочешь. Лишь бери одну».
Тридцать красовалось перед ним девиц
Белизною груди, красотою лиц.
А Садко причудник: ту, что всех скромней,
Выбрал он, Чернава было имя ей.
125 Спать легли, и странно в глубине морской
Раковины рдели, месяцы дугой.
Рыбы проходили в изумрудах вод,
Видело мечтанье, как там кит живёт,
Сколько трав нездешних смотрит к вышине,
130 Сколько тайн сокрыто на глубоком дне.
И Садко забылся в красоте морской,
И жену он обнял левою ногой.
Что-то колыхнулось в сердце у него,
Вспомнил, испугался, что ли, он чего.
135 Только вдруг проснулся. Смотрит — чудеса:
Новгород он видит, светят Небеса,
Вон, там храм Николы, то его приход,
С колокольни звон к заутрени зовёт.
Видит — он лежит над утренней рекой,
140 Он в реке Чернаве левою ногой.
Корабли на Волхе светят далеко.
«Здравствуй, Гость Богатый! Здравствуй, наш Садко!»
 
ТанецДата: Вторник, 2017-10-03, 2:23 PM | Сообщение # 63
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2797
Статус: Offline
Садко


Художник Николай Рерих

автор Алексей Константинович Толстой (1817-1875)
1

Сидит у царя водяного Садко
И с думою смотрит печальной,
Как моря пучина над ним высоко
Синеет сквозь терем хрустальный.
2

Там ходят как тени над ним корабли,
Товарищи там его ищут,
Там берег остался цветущей земли,
Там птицы порхают и свищут;
3

А здесь на него любопытно глядит
Белуга, глазами моргая,
Иль мелкими искрами мимо бежит
Снятков серебристая стая;
4

Куда он ни взглянет, всё синяя гладь,
Всё воду лишь видит да воду,
И песни устал он на гуслях играть
Царю водяному в угоду.
5

А царь, улыбаясь, ему говорит:
«Садко, моё милое чадо,
Поведай, зачем так печален твой вид?
Скажи мне, чего тебе надо?
6

Кутья ли с шафраном моя не вкусна?
Блины с инбирём не жирны ли?
Аль в чём неприветна царица-жена?
Аль дочери чем досадили?
7

Смотри, как алмазы здесь ярко горят,
Как много здесь яхонтов алых!
Сокровищ ты столько нашел бы навряд
В хвалёных софийских подвалах!»[2]
8

«Ты гой еси, царь-государь водяной,
Морское пресветлое чудо!
Я много доволен твоею женой,
И мне от царевен не худо;
9

Вкусны и кутья, и блины с инбирём,
Одно, государь, мне обидно:
Куда ни посмотришь, всё мокро кругом,
Сухого местечка не видно!
10

Что пользы мне в том, что сокровищ полны
Подводные эти хоромы?
Увидеть бы мне хотя б зелень сосны!
Прилечь хоть на ворох соломы!
11

Богатством своим ты меня не держи;
Все роскоши эти и неги
Я б отдал за крик перепёлки во ржи,
За скрып новгородской телеги!
12

Давно так не видно мне Божьего дня,
Мне запаху здесь только тина;
Хоть дёгтем повеяло б раз на меня,
Хоть дымом курного овина!
13

Когда же я вспомню, что этой порой
Весна на земле расцветает,
И сам уж не знаю, что станет со мной:
За сердце вот так и хватает!
14

Теперь у нас пляски в лесу в молодом,
Забыты и стужа и слякоть —
Когда я подумаю только о том,
От грусти мне хочется плакать!
15

Теперь, чай, и птица, и всякая зверь
У нас на земле веселится;
Сквозь лист прошлогодний пробившись, теперь
Синеет в лесу медуница!
16

Во свежем, в зелёном, в лесу молодом
Берёзой душистою пахнет —
И сердце во мне, лишь помыслю о том,
С тоски изнывает и чахнет!»
17

«Садко, моё чадо, городишь ты вздор!
Земля нестерпима от зною!
Я в этом сошлюся на целый мой двор,
Всегда он согласен со мною!
18

Мой терем есть моря великого пуп;
Твой жеребий, стало быть, светел;
А ты непонятлив, несведущ и глуп,
Я это давно уж заметил!
19

Ты в думе пригоден моей заседать,
Твою возвеличу я долю
И сан водяного советника дать
Тебе непременно изволю!»
20

«Ты гой еси, царь-государь водяной!
Премного тебе я обязан,
Но почести я недостоин морской,
Уж очень к земле я привязан;
21

Бывало, не всё там норовилось мне,
Не по сердцу было иное;
С тех пор же, как я очутился на дне,
Мне всё стало мило земное;
22

Припомнился пёс мне, и грязен и хил,
В репьях и в copy извалялся;
На пир я в ту пору на званый спешил,
А он мне под ноги попался;
23

Брюзгливо взглянув, я его отогнал,—
Ногой оттолкнул его гордо —
Вот этого пса я б теперь целовал
И в темя, и в очи, и в морду!»
24

«Садко, моё чадо, на кую ты стать
О псе вспоминаешь сегодня?
Зачем тебе грязного пса целовать?
На то мои дочки пригодней!
25

Воистину, чем бы ты им не жених?
Я вижу, хоть в ус и не дую,
Пошла за тебя бы любая из них,
Бери ж себе в жёны любую!»
26

«Ты гой еси, царь-государь водяной,
Морское пресветлое чудо!
Боюся, от брака с такою женой
Не вышло б душе моей худо!
27

Не спорю, они у тебя хороши
И цвет их очей изумрудный,
Но только колючи они, как ерши,
Нам было б сожительство трудно!
28

Я тем не порочу твоих дочерей,
Но я бы не то что любую,
А всех их сейчас променял бы, ей-ей,
На первую девку рябую!»
29

«Садко, моё чадо, уж очень ты груб,
Не нравится речь мне такая;
Когда бы твою не ценил я игру б,
Ногой тебе дал бы пинка я!
30

Но печени как-то сегодня свежо,
Веселье в утробе я чую;
О свадьбе твоей потолкуем ужо,
Теперь же сыграй плясовую!»
31

Ударил Садко по струнам трепака,
Сам к чёрту шлёт царскую ласку,
А царь, ухмыляясь, упёрся в бока,
Готовится, дрыгая, в пляску;
32

Сперва лишь на месте поводит усом,
Щетинистой бровью кивает,
Но вот запыхтел и надулся, как сом,
Всё боле его разбирает;
33

Похаживать начал, плечьми шевеля,
Подпрыгивать мимо царицы,
Да вдруг как пойдёт выводить вензеля,
Так все затряслись половицы.
34

«Ну,— мыслит Садко,— я тебя заморю!»
С досады быстрей он играет,
Но, как ни частит, водяному царю
Всё более сил прибывает:
35

Пустился навыверт пятами месить,
Закидывать ногу за ногу;
Откуда взялася, подумаешь, прыть?
Глядеть индо страшно, ей-богу!
36

Бояре в испуге ползут окарачь,
Царица присела аж на пол,
Пищат-ин царевны, а царь себе вскачь
Знай чешет ногами оба пол.
37

То, выпятя грудь, на придворных он прёт,
То, скорчившись, пятится боком,
Ломает коленца и взад и вперёд,
Валяет загрёбом и скоком;
38

И всё веселей и привольней ему,
Коленца выходят всё круче —
Темнее становится всё в терему,
Над морем сбираются тучи…
39

Но шибче играет Садко, осерча,
Сжав зубы и брови нахмуря,
Он злится, он дёргает струны сплеча —
Вверху подымается буря…
40

Вот дальними грянул раскатами гром,
Сверкнуло в пучинном просторе,
И огненным светом зардела кругом
Глубокая празелень моря.
41

Вот крики послышались там высоко:
То гибнут пловцы с кораблями —
Отчаянней бьёт пятернями Садко,
Царь бешеней месит ногами;
42

Вприсядку понёс его чёрт ходуном,
Он фыркает, пышет и дует:
Гремит плясовая, колеблется дом,
И море ревёт и бушует…
43

И вот пузыри от подстенья пошли,
Садко уже видит сквозь стены:
Разбитые ко дну летят корабли,
Крутяся средь ила и пены;
44

Он видит: моряк не один потонул,
В нём сердце исполнилось жали,
Он сильною хваткой за струны рванул —
И, лопнув, они завизжали.
45

Споткнувшись, на месте стал царь водяной,
Ногою подъятой болтая:
«Никак, подшутил ты, Садко, надо мной?
Противна мне шутка такая!
46

Не в пору, невежа, ты струны порвал,
Как раз когда я расплясался!
Такого колена никто не видал,
Какое я дать собирался!
47

Зачем здоровее ты струн не припас?
Как буду теперь без музыки?
Аль ты, неумытый, плясать в сухопляс
Велишь мне, царю и владыке?»
48

И плёсом чешуйным в потылицу царь
Хватил его, ярости полный,
И вот завертелся Садко как кубарь,
И вверх понесли его волны…
49

Сидит в Новеграде Садко невредим,
С ним вящие все уличане;[3]
На скатерти браной шипит перед ним
Вино в венецейском[4] стакане;
50

Степенный посадник, и тысяцкий тут,[5]
И старых посадников двое,
И с ними кончанские старосты[6] пьют
Здоровье Садку круговое.
51

«Поведай, Садко, уходил ты куда?
На чудскую Емь[7] аль на Балты?
Где бросил свои расшивные суда?
И без вести где пропадал ты?»
52

Поет и на гуслях играет Садко,
Поёт про царя водяного:
Как было там жить у него нелегко
И как уж он пляшет здорово;
53

Поёт про поход без утайки про свой,
Какая чему была чередь,—
Качают в сомнении все головой,
Не могут рассказу поверить.

<Ноябрь 1871 — март 1872>
https://ru.m.wikisource.org/wiki....%D0%B9)
 
ТанецДата: Пятница, 2018-11-30, 7:34 PM | Сообщение # 64
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2797
Статус: Offline
Вокруг света", 1983, №3.
В. ОПАРИН

Остров Буян: быль или легенда?



За скалистой горкой в деревне Пояконда избушка Марьи Николаевны Ивановой. Стучу в дверь.

– Кого там пустельга принесла? – кричит из сеней хозяйка.

– Лесник с острова Великого. Отвори, Николаевна.

Вхожу в жарко натопленную избенку. Вижу – на столе соленые огурцы, картошка в мундире, миска с маслом. Хозяйка сидит на старинном резном стуле. Похоже, ждет гостей: Марья Николаевна содержала избу, которая была чем-то вроде гостиницы для лесников Кандалакшского заповедника, а также для ученых-биологов, приезжавших на биостанцию.

– Везучий – к еде, невезучий – к беде, – философски заметила старушка. – Сапоги сымай, на печку полагай. Портянки – на шесток. Куртку на веревку вешай над плитой. Садись к столу и ответствуй: куды путь держишь?

– В Кандалакшу, по делам.

Ясные глаза хозяйки прищуриваются.

– Глубок человек, нету ему дна, нету конца его душе. И все зовет его душа в дорогу. Вот поморы-старики были. Куды только не плавали, лиха не пужались. В Норвег хаживали. Грумант достигали.

Николаевна подумала, а потом спросила:

– Вот ты зачем на острову живешь? Чего тебе там надобно?

Я не успел ответить. Она ответила за меня.

– Потому что без дороги нету жизни человеку. Без паруса и весла нету помора. В начале дороги надежда. В конце – радость. Слева – тоска. А справа – беда. Чтоб беды не было, как поступить?

Я пожал плечами, уплетая вкусную разваристую картошку с топленым маслом.

– Чтоб не было беды в дороге, пусть жена перед твоим отъезом зажжет свечку из камня-алатыря. Его неспроста морским ладаном поморы зовут. Всегда перед плаванием в старину зажигали.

– Камень-алатырь – это янтарь? А где же его поморы доставали?

– Доставали, парень. А где – не сказывали. В старину морского ладану в каждом дому бывало изрядно. Вот и у меня за иконой лежал кусок. Как раз перед твоим приходом Андел у меня побывал, выклянчил.

– Какой Андел? – удивился я.

– Ну, лесник с острова Анисимов. Плечи – коса сажень, глаза зеленые, как у кота, ночью светятцы. А зовут – Андел. Андел во плоти! Хоть по лбу золоти!

И старуха весело захохотала. Потом подмигнудла и, понизив голос, заговорщицки сказала:

– У Андела к морскому ладану интерес особый. Он, видать, тайну его узнал. В камне том силища великая. Чудодейное средство для здоровья. Да нынь не ведают, как им пользоватцы. А узнать можно только на острову Буяну. Там его много, морского ладану-то. А сторожит его мудрая змея Гарафена. Она тебе вопросы задаст. Коли не ответишь – пеняй на себя. А коли ответишь – все тайны узнаешь, и с камнем в достатке вернешься.



Как-то однажды в ветреную осеннюю ночь, возвращаясь на свой кордон, я пристал к острову Анисимов. Дай, думаю, пережду непогоду у лесника Анди Варипуу.

...В домике никого не было. Хорошо протопленная печь источала сухое благодатное тепло. На столе стояла керосиновая лампа. Я зажег ее и осмотрелся. Вряд ли где-нибудь на свете был более необычный кордон... Он походил на маленькую картинную галерею. Картины, писанные маслом, висели на стенах, в простенках, а некоторые даже над окнами, у самого потолка. Возле печи стоял диван – ножками и спинкой ему служили свилеватые коренья сосны, обработанные и покрытые лаком. Вся печь была разрисована. Она напоминала шахматную доску; одни клетки темные, другие – светлые. Рисунки имитировали изразцы. На темных клетках был изображен Старый Тоомас, на светлых – Бегущая по волнам. В углу возле батарейного приемника – скульптура: портрет широкоскулого старика. Над столом – длинная полоса бумаги, на ней по-латыни написано: "Ни дня без строчки". На эта-жерке – справочники, определители птиц и растений, книги на иностранных языках. На столе лежал раскрытый журнал для дежурных записей и фенологических наблюдений.

Неожиданно дверь отворилась, и на пороге показался хозяин, Анди Варипуу. Я узнал его сразу – вспомнил слова Марии Николаевны... Анди снял плащ и резиновые сапоги-бродки, кинул полешко в печь. Скоро зафыркал чайник. Я достал банку тушенки, сгущенное молоко, хлеб. И за этой нехитрой трапезой мы просидели до глубокой ночи, и все больше говорили о янтаре. О северном янтаре.

– Значит, про остров Буян ты слышал от Николаевны? – спросил Ан-ди.

– Ну, этот янтарный остров из области сказки...

– Сказка возникает не на пустом месте, – заметил Анди и рассказал, о чем он думает долгими одинокими вечерами. Я слушал его о огромным интересом, многое из того, что он говорил, было для меня новым и даже неожиданным.

...В польских хрониках под 870 годом сохранилось упоминание о некоем таинственном городе. Город был большой и богатый, назывался он Венета и находился, кстати сказать, на острове. Богатства этого города были так велики, что, по свидетельству летописца, дети просто играли золотыми и янтарными шариками. Рассказывалось также, что остров этот опустился в морские воды и город, естественно, погиб. Историки с недоверием относились к этому сообщению...

А между тем в шестнадцатом веке некий Томаш Кантцов, побывав на одном из островов Балтики, а именно на острове Волин, нашел там огромные обработанные камни. "Это фундаменты, оставшиеся от древнего города",- записал Кантцов. Кроме того, в своих записях он привел свидетельства моряков, которые утверждали, что в ясную погоду на дне моря у берегов этого острова можно видеть руины каменных зданий. Кантцов считал, что легендарная Венета находилась на острове Волин. Тем более что в летописи говорилось, будто бы Венета стояла на острове, запирающем вход в пролив. Историки обрушились на Кантцова с насмешками и быстро отбили у него охоту заниматься древностями. На этом обследование загадочного острова прекратилось на несколько столетий.

Только в 50-х годах нашего века историки вернулись к легендарному острову. Во время строительных работ на острове были обнаружены остатки полусгнившего деревянного строения. Польские археологи определили, что бревнам не менее тысячи лет. Раскопки показали, что жители Венеты были искусными мореходами. Даже мостовые они мостили старыми досками от кораблей.

Хозяевами этого города были славяне. Археологи обнаружили во время раскопок глиняные черепки с характерным славянским орнаментом. Древние постройки также имели типично славянские черты.

Легенды о богатстве города не были выдумкой. Археологи нашли множество украшений из золота и серебра, но главным образом из янтаря. Жители Венеты были не только его добытчиками, но и искусными мастерами, изготовлявшими из янтаря красивые ожерелья и подвески.

– Значит, древние славянские легенды про янтарный остров Буян и про змею Гарафену, которая сторожит этот камень, пришли к нам из Венеты? – спросил я.

Анди ответил не сразу.

– Мне думается, что дело обстоит не так просто. Я слышал от поморов, что существовал старинный "янтарный волок". Из Белого моря шли в Двину, затем поднимались по ее притоку Пазе. Оттуда через волок – в Печору. На ее берегах и добывали морской ладан. Но ходили и еще дальше, куда-то на берег Ледовитого океана. Поморы хранили морской ладан на почетном месте за иконами или на виду, на самой божнице. По древнему обычаю, чтобы не покидала удача, корабль перед выходом в море окуривали дымом горящего янтаря...

– В чем же заключалась необычайная притягательность янтаря? Только ли в красоте?

– Думаю, древние знали и ценили прежде всего целительную силу его, о которой мы, возможно, знаем далеко не все...

Анди замолчал. Сейчас я отчетливо слышал, как шумят под ветром деревья и глухо плещет волна.

Наутро, когда я снимал лодку с якоря, Анди, глядя в морскую даль, сказал:

– Я буду искать остров Буян за Полярным кругом...



В деревне Черная Река мне приходилось бывать, по островным понятиям, часто. И когда бывал, непременно заходил к поморке Евдокии Михайловне Никифоровой – попить чайку и послушать ее рассказы. Ей в ту пору было восемьдесят пять – годы, что и говорить, великие. Однако бабка была бодрая, жила одна и по дому все делала сама. В свое время Евдокия Михайловна и ее муж, Андрей Павлович, были первыми лесниками-наблюдателями острова Великого.

– Евдокия Михайловна, а что вы знаете про остров Буян? – спросил я после встречи с Анди.

– Сказывают мудрые люди, что когда-то на острове Буяне построили подземный дворец. И снесли туда со всей земли, из всех тридевятых царств, тридесятых государств всю мудрость, в книгах писанную, в камне высеченную, в образах рисованную. И над тем местом посадили дуб. Коли ты знаешь заклятье, дак в тот подземный дворец можешь спуститься. А самая главная мудрость и самые важные секреты написаны на шаре, который из алатырь-камня выточен. Прочитаешь эти письмена – узнаешь про все на свете и даже про то, как молодость воротить.

– Неплохо бы побывать на острове Буяне, – заметил я.

– Прежде чем туда попасть, нать на Грумант заворотить, – сказала бабка.

– А зачем?

– Как зачем? Грумант-остров тоже ведь непростой, тоже волшебной. Нать взять с Груманта черных камушков. А коли на Буян попадешь, то приди под дуб, брось камушек через левое плечо да скажи заклятье. Тут дверь в подземелье и отворится. А как через правое плечо кинешь – закроется.

Сказывали, мой прадед на острове Буяне побывал. Вот как дело было. Били они китов в теплых норвежских водах. И увидели среди моря лодку с парусом. Поняли, конечно, что беда с каким-то кораблем вышла, подплыли к лодке...

А там сидит какой-то иноземный купец. Взяли его на борт. По-русски он мог говорить, рассказал, что с ним вышло. Команда взбунтовалась, ограбили его да и ссадили в лодку.

– А куда же шел твой корабль? – спросили у купца.

– На остров Буян.

Тут поморы-китобои переглянулись. Слыхали они про остров Буян не раз, но чтоб в самом деле ходить туда...

– Небось матросы твои забоялись туда плыть, – говорит прадед, Иваном его звали.

– Забоялись. Стали нам попадаться великие змеи морские, вот они с перепугу-то и сделали злодейство.

– Туда кто хошь забоится, – говорят поморы.

– А я бы не забоялся, – говорит Иван.

– Если хочешь, – предлагает ему иноземный купец, – садись ко мне в лодку, ветер как раз подходящий. Только еды возьми да бочонок с водой. А ише – есть ли у тебя черный камушек с Груманта?

– Есть, – говорит Иван.

– Возьми его с собой всенепременно.

И поплыли они туда, куда ветер путь им показывал. Долго плыли. И ничего не боялись. Случалось, великие морские змеи пасти на них разевали, не было страха.

Наконец встал из вод остров Буян. Он из себя не так уж и велик – версты две в длину и будет. Покрыт багульником, голубичником, вереском. Птицы там дикой превеликое множество.

Посередь острову стоит дуб. Иноземный гость кинул через левое плечо, камушек, сказал заклятье. Мигом отворилась дверь в подземелье. Иноземный гость стал спускаться по лестнице. А Иван не спешит, свой камушек подобрал.

Спускается следом. Темно, жутко. Подошли к тяжелой двери, обитой железом. Купец дверь толкнул, тяжко она заскрипела. И ударил им в лица свет.

Видят они большую комнату. Посередь ее стоит тяжелый дубовый стол. На столе – мраморная чаша. А в ней – шар из алатырь-камня. Весь он светится желтым светом, и видны на нем диковинные письмена.

Купец пошептал немного, руками над шаром поводил, потом вдруг схватил его – и бежать. Иван было следом – дверь перед ним захлопнулась. И не поддается.

Вдруг слышит Иван ужасный шум и скрежет. И видит – вылезает из-под стола скелет большущей собаки. А пасть у нее зубами щелкает, и каждый зуб – длиной с палец Ивана.

Что тут делать? Никакого оружия у Ивана нету, даже дубины простой. Тут уж он испугался. Да с испугу-то бросил в этот собачий скелет черным камушком. Камушек прямо в пасть угодил – и вмиг весь скелет на косточки рассыпался.

Иван камушек схватил, поворотился было к двери, да услышал шум ужасной. Летит на него стая медных летучих мышей, острыми когтями бряцает. А впереди стальной коршун.

Бросил Иван своим камушком, прямо в коршуна попал.И тот коршун поворотился да и кинулся на летучих мышей. Вышла меж има битва великая, крик, звон, визг поднялся. Иван скорей бежать прочь. Дверь перед ним открылась.

Выбежал наверх и видит: лежит купец бездыханный, с разбитою головою. На дубу-то, вишь ли, был один-единственный сухой сук, он и пал ему на голову.

А рядом янтарный шар лежит и светится ярко так – глаза сами собой жмурятся.

Вдруг сухой сук превратился в змею, заползла она на дерево и там снова в сухой сук обратилась... Взял Иван янтарный шар в руку и прочитал на нем таковы слова: "Тот все великие истины узнает, кто меня не ради себя, а ради многих людей похитит".

Думает Иван: "Нехорошо оно вышло-то. Не по чести, не по совести, видать, мы на остров Буян попали. Нать этот шар назад снести".

А идти-то назад ох как боязно! Однако Иван твердое сердце имел, Спустился потихоньку в подземелье. Видит: стальной коршун и медные летучие мыши недвижимы лежат. Положил Иван шар янтарный в мраморную чашу – и мигом с полу вся нечисть исчезла.

Поднял он глаза, а у стены уж стоит высокое кресло, и в нем сидит девица красоты неописуемой. И на голове у нее янтарная корона. Улыбается она у Ивана спрашивает:

– Зачем пожаловал ты на остров Буян? Чего ты здесь ищешь? Тут Иван совсем опешил, руками развел и говорит:

– Да вроде бы ничего и не ищу. А интересно было мне взглянуть на остров Буян да потом внукам своим про то рассказать. Тут она она снова улыбнулась и говорит:

– Ну что ж, вот ты и посмотрел на остров Буян. Счастливо тебе до дому добираться. Только не забудь свой камушек. И протягивает ему черный камушек. Взял его Иван и пошел прочь. Вышел на берег, а тут и корабль его стоит. Поморы шумят:

– Здорово, Иван! Вишь ли, ветрами буйными нас сюда занесло, тебе на счастье!

Вернулись они благополучно, и много раз потом Иван сказывал, как он на острове Буяне побывал.

Прошло время. С арктического берега, что возле Чешской губы, привез я пластинку янтаря величиной с ладошку ребенка. И когда гляжу на нее, всегда вспоминаю рассказы поморов о северном янтаре. И конечно, лесника Анди. Нашел ли он остров Буян? К сожалению, след Анди затерялся, но я слышал, что кусочки янтаря обнаружены геологами в ряде мест Яно-Индигирской низменности, на побережье Ледовитого океана и в низовьях Лены.

http://www.kladina.narod.ru/oparin2/oparin2.htm
 
MгновениЯДата: Суббота, 2018-12-01, 11:01 AM | Сообщение # 65
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 14335
Статус: Offline
ЛЕГЕНДА О ГРААЛЕ

Один из самых распространенных символов средневековой западноевропейской традиции. Чаша последней Вечери. Грааль (старофранцузское – graal или greal; древнепровансальское – grazal; древнеиспанское – grial; португальское – gral), этимология этого слова не вполне установлена. В христианской символике Грааль – это чаша или блюдо, в которое Иосиф Аримафейский собрал кровь Христа, пригвожденного к распятию.


Данте Габриэль Россетти
Явление Святого Грааля рыцарям
Галахаду, Борсу и Персивалю

Древнейшая обработка сказаний о Граале в западноевропейской литературе принадлежит французскому писателю конца XII столетия – Кретьену де Троа. Грааль выражает идею добровольной жертвы и искупления. В эзотерическом контексте Грааль – это чаша Традиции. Два аспекта символа: тема Грааля и тема его поиска.Тема Грааля развивает символику чаши. Чаша, являющая собой части круга, означает Луну и женское начало творения. Чаша Грааля ассоциируется с лунным серпом и представляет собой сосуд для хранения эликсира жизни.Легенда гласит, что Грааль был сделан ангелами из изумруда, упавшего со лба Люцифера, когда он был низвергнут в бездну. Согласно Генону, изумруд связан с жемчужиной, которая крепится на лбу в индуистской символике. Это – третий глаз Шивы – «орган вечности». Связан с темой искупления и преображения. Как Дева Мария искупила грех Евы, Спаситель искупил грех Люцифера.



Джордж Фредерик Уотс

Рыцарь Галахад



Данте Габриэль Россетти
Святой Грааль

Потеря Грааля означает потерю внутренней устойчивости, центра, утрату памяти, утрату райского состояния, подверженность смерти и тлению. Поиски Грааля ассоциируются с поисками мистического Центра как того центра энергетической опоры, с помощью которого можно перевернуть весь мир.В самом общем своем значении символизирует мистический центр, божественный первопринцип. Утверждается, что Грааль пришел с Востока и должен туда вернуться, что говорит о его значении в качестве источника света. Неопределенность образа Грааля является одной из его ключевых характеристик: это тайна, и даже своим избранникам Грааль является то так, то иначе.Утрата Грааля стала причиной гибели королевства Артура, что может быть истолковано символически: забвение божественного первопринципа влечет за собой потерю райского состояния, а также смерть и увядание Природы.Образ Грааля связывается также с символикой рога изобилия (он способен насыщать своих избранников) и христианским мотивом манны небесной, а также с таинством причащения.С одной стороны, поиск Грааля в широком смысле отождествляется с поиском сокровища. С другой стороны, он символизирует мистическое единение с Богом (в данной идее чувствуется влияние учения Бернара Клервоского, средневекового мистика). Всякий недостойный, оказавшийся около Грааля, наказывается раной или болезнью, так как Грааль терпит близ себя только целомудренных и безгрешных.Только безупречный рыцарь сэр Галахад мог смотреть в Грааль и созерцать в нем явление божества; образ Галахада олицетворяет божественную любовь, в противопоставление образу его отца, сэра Ланселота Озерного, вдохновленного на поиск Грааля королевой Джиневрой.

***

ГРААЛЬ

Нас много - женщин, но одна
На всех Душа – Душа Царица!
Грааль – сосуд Чудес, без дна,
И оттого так часто снится
Волшебный сон!
Дворцы,
сады!
и лес Загадочный и дАли…

Сюжеты сказок - пишешь Ты!
Живем же мы… на карнавале…

И пусть пиры идут во славу
Царицы солнечной – Души.
Весь мир у ног Ее по праву.
Лишь Свет волшебный не туши.

И женский праздник вековой -
Весенний пир - пусть долго длится!
Сияют звезды нам с тобой,
Звезда же каждая - Царица. - вход на Весенний Пир


Сфера сказочных ссылок
 
Галактический Ковчег » ___Галактический Пир на весь Мир » Галактический День Сказочника » Сокровищница притч да былин (в прозе и стихах)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега