Понедельник, 2017-10-23, 7:20 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 2 из 2«12
Модератор форума: larfedlos, babuka 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Сказочные Дали » Сказки и истории - Ольга Шелест (Фантазии на разные темы)
Сказки и истории - Ольга Шелест
PolyДата: Суббота, 2010-12-04, 2:34 PM | Сообщение # 21
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Quote (Talia)
Poly ,благодарю за напоминание о счастье...становлюсь в очередь!

Ох, дорогая! Если бы знали какая длинная ко мне очередь на самом деле! Но все-таки надеюсь, что всем угожу. Поэтому мне читать некогда, я и писать то не успеваю!

МУЗЕЙ ПАРОВОЗОВ.

Лена была расстроена. Поводов для огорчений было столько, что она даже устала о них думать. Крутилось в голове постоянно одно и то же, что ей плохо, она покинута и несчастна, что работы нет и нет никого, с кем ей бы хотелось поговорить, пожаловаться на свои беды, кто мог ей посочувствовать и посоветовать что то.
Она уже высказала все горести и обиды своей персидской кошке, но та осталась спокойной, мурчала только в ответ и щурила свои янтарные глаза, стараясь всем своим видом показать, что огорчаться, нет, ни малейшей причины, раз она, Магда, с Леной, все отлично, замечательно и волшебно. Во всяком случае, Лене показалось, что именно такие мысли она прочла в голове у Магды.
Лена была слегка сведуща в эзотерике и некоторые приемы ей были известны. В частности, сейчас ей вспомнились сразу несколько, и она решила попробовать их, в конце концов, одно дело теория, другое практика. – Если пробовать, то уж сейчас самое для них время, – подумала Лена.
Она сидела дома, тоскливо вглядывалась в хмурую погоду за окошком, было серо, холодно и сыпал мелкий колючий снег. При первом же взгляде было понятно, что в Питере погода противная и весной даже не пахнет.
Первый способ включал в себя благодарение. Надо было составить список всего, что она имела на одной половине листа, скажем слева, а с другой стороны листа, справа, отразить все, что ей мешало жить, что было скверно или отвратительно.
Сказано – сделано.
Лена довольно быстро набросала такой список. Слева, она вывела то, что у нее было и что было неплохо или даже хорошо. Этот список включал в себя целых двадцать позиций. Она очень удивилась, что в ее жизни оказалось столько хорошего, она и не надеялась. Проверила еще раз, не внесла ли она что-то дважды. Нет, все в порядке. Пожала плечами в некотором недоумении и задумалась над неприятными моментами. Когда она задумалась, то вдруг ей показалось, что за окном слегка посветлело. Это ее обрадовало.
– Вот, сейчас закончу этот список, и пойду, пройдусь, может быть, это меня немного развлечет.
Ей показалось, что ее настроение слегка изменилось, дело в том, что еще полчаса назад, даже мысль о том, чтобы выйти из дома ей казалась неприемлемой.
Список справа оказался значительно короче, всего восемь пунктов, но, зато все они были ужасными на ее взгляд. И все-таки сравнив обе стороны, она, не без удовлетворения и легкой радости подумала, что, может быть все не так уж и плохо, вот ведь, сколько у нее всего есть и все это ее устраивает, а того, что огорчает гораздо меньшее, хотя бы по количеству позиций.
Лена быстренько оделась, глянув снова в окно, затянула шею шарфом и на голову надела лохматую меховую шапку, мимолетно взглянула в зеркало, отразившее ее особенно длинноногую в короткой меховой куртке фигурку, светлые грустные глаза, птичий нос и горькую складку у губ. Сегодня она была некрасива, знала это и не пыталась изменить. День сегодня был мрачный. Лена вздохнула и махнула пренебрежительно рукой своему отражению, погасила свет в коридоре и выбежала на улицу.
Она жила в центре Петербурга на Садовой улице. Это имело и плюсы и минусы. Плюсом было то, что рукой было подать и до Мариинки, и до Исаакиевского собора, до Сенного рынка, до Юсуповского сада. А минусами было то, что зелени было мало, двор был похож на каменный мешок, а на улицах масса автомобилей создавала невыносимую гарь и копоть круглый год.
Видно, что начав составлять список, Лена уже не могла остановиться, поэтому, она шла по Садовой улице и, загибая пальцы, выискивала хорошие и плохие стороны в месторасположении своей квартиры. У нее была отдельная квартира, однокомнатная, переделанная из части прихожей и большой кухни огромной, когда-то барской квартиры, странная, можно сказать невообразимая, и, тем не менее, очень уютная. Вот эта квартира, доставшаяся Лене от бабушки два года назад, и стояла первым номером в списке с левой, «положительной» стороны.
Бабушка Лены жила в этой квартире всю жизнь, с детства, семья переехала сразу после революции, а потом, уже к старости, одному из расторопных жильцов, строительному прорабу, удалось разделить коммуналку и переделать на несколько квартир. И бабушка была счастлива, расставляла все свои статуэтки и фарфоровые старинные чашки на старинном комоде, любовалась на комнату, на вид из огромного старинного окна с широчайшим подоконником. А теперь и Лена думала о том, что и она теперь счастлива, благодаря этой квартире в центре Петербурга, хотя бабушку она очень любила и до сих пор слезы выступали на глазах, когда она ее вспоминала.
Так размышляя и подсчитывая очередные плюсы и минусы, она подошла к решетке Юсуповского сада, у которой, как всегда сидели тетки и бабки, продававшие всякую старую дребедень. Некоторых Лена знала в лицо, ибо они всегда здесь сидели в это время, у одной из них, Лена иногда покупала книги. Это была интеллигентная женщина, филолог по образованию, у которой была огромная библиотека. Она была очень начитанной и Лену всегда хвалила за выбор книг, говоря, что современные девушки и понятия не имеют о таких авторах, как Бодлер или Франсуа Виньон, а, дескать, Лена, правильная девушка, образованная и интеллигентная. Впрочем, это не мешало в следующий раз Евгении Павловне не узнавать Лену и каждый раз приходилось ей напоминать, что она Лена, – Помните меня? – Тогда пожилая женщина вспоминала, улыбалась и называла ее «дружочек мой», она всех, приятных ей людей, называла именно так.
Сегодня Лена остановилась около одной старушки, которая продавала нитку искусственного жемчуга и театральный бинокль. Лена в задумчивости хотела взять бинокль в руки, чтобы рассмотреть, но старуха не дала, заклокотав, - Если покупать не собираетесь, то нечего и руками трогать! Он тысячу рублей стоит!
Лена пожала плечами, проворчав, – Какой же дурак купит за тысячу бинокль, даже не рассмотрев его? А жемчуг у вас фальшивый,– мстительно проронила Лена.
Она прошла дальше, слыша в вдогонку ворчание старухи, которая бормотала, что жемчуг морской, старинный, дескать, понимать нужно, ходят тут всякие.
Завернув за угол, Лена увидела вывеску «Центральный музей железнодорожного транспорта МПС России» и решила, что ей надо посмотреть, что там в музее. – Живу рядом, а никогда не была, – удивилась она сама на себя. Впрочем, лишнего свободного времени у нее никогда раньше не было. Сейчас она осталась без работы по сокращению , всего несколько дней назад, но очень болезненно переживала этот обстоятельство. Кроме того, молодой человек, с которым она начала недавно встречаться, приятный и вежливый, куда-то исчез, перестал звонить, и Лена была ужасно огорчена. Он ей нравился, ей нравилась его некоторая несовременная вежливость, деликатность. Она чувствовала, что он ей подходит, а она ему. А тут вдруг исчез. Непонятно и неприятно ужасно.
Лена вошла в музей и поднялась по лестнице. Неожиданно музей ее очень заинтересовал. Прямо на лестнице были выставлены макеты различных машин, висели схемы и большие фотографии.
На втором этаже было несколько залов, она их все внимательно осмотрела, потом ей пришлось спуститься в подвал, затем она перешла в другое помещение по переходу, и везде были макеты паровозов, тепловозов и электровозов, их узлов и частей. Все было выполнено изумительно точно, тщательно и любовно. На огромных столах были выложены целые сети из рельсов, со стрелками и семафорами. Было много стеклянных витрин с различными фотографиями, картинками и схемами, по которым можно было проследить всю историю железнодорожного транспорта.
В залах по стенам были вделаны витрины, в некоторых находились части механизмов, в других были макеты, целые станции, с пассажирами, с паровозами и вагонами, все изумительно точное и красивое, только маленькое, в масштабе.
Залов было много. Даже ноги устали. Лена и сама не заметила, что страшно увлеклась музеем, внимательно вчитывалась в описания и рассматривала фотографии на стенах, а в глубине души у нее все зрела какая-то мысль. Ей казалось, что она не случайно сегодня попала в этот музей, что-то должно случиться интересное. Она несколько раз оглядывалась, думала, что может быть, кого-то встретит, но народу было мало, и никто не обращал на нее внимания, да и к себе ее внимания ничем не привлекал.
Наконец она вошла в последний зал.
Здесь стоял вагон, довольно старой постройки, как она прочла 1957 года. Вагон был настоящим, только он был разрезан вдоль, и отлично было видно, что в нем двухместные купе, с душем. Лавки были из хорошего темного дерева и обиты бордовым бархатом с тесьмой с помпончиками. В другой стороне купе стояло удобное кресло, тоже обитое бархатом. Колпачок на лампе был сделан в виде шишки и оправлен медью. Весь вид старого купе был столь привлекательным, что у Лены сразу возникло безумное желание войти и посидеть в нем, но проемы были закрыты дверьми из прозрачного пластика, на них была надпись « Не открывать!»
Лена оглянулась по сторонам, как ни странно, в зале никого не было, хотя ей показалось, что она только что видела смотрительницу.
– Наверно она куда-то вышла, – подумала Лена, еще не решаясь открыть дверь, но уже поднеся к ней руку. – Вот ведь написали, что нельзя открывать, я знаю, почему они так написали! Потому что им точно известно, что в этом вагоне можно уехать. Уехать далеко, в совсем другую реальность, в другую жизнь, я просто это чувствую. Я для того сюда и попала, чтобы перейти в другое измерение или реальность, уж как получится. Я должна попробовать, ну не посадят же они меня в тюрьму, если я войду в вагон!
Лена быстро приоткрыла прозрачную легкую дверцу, проскользнула в вагон и уселась в кресло. Прикрыла глаза, испуганно ожидая гневного окрика, но было тихо. Прошло около двух минут, и Лена почувствовала, что вагон тихо-тихо начинает подрагивать, как будто, поезд сдвинулся с места. Она изумленно и испуганно впилась руками в поручни кресла, всем телом ощущая, что вагон движется, взглянула в окно и не увидела за ним стен зала. За окном бежали снежные просторы, мелькали деревья, ритмично постукивали колеса о рельсы, и лампочка в смешном старомодном колпачке в виде шишки загорелась над дверью, а на столике, покрытом белой салфеткой появился стакан чая с лимоном, в старом подстаканнике. На тарелочке лежали два квадратика плотного крепкого сахара, было очень уютно и славно. Пластиковая дверь исчезла, вагон был целым, не разрезанным, а в коридоре послышались шаги. В дверь постучали.
– Да-да, войдите, – испуганно отозвалась Лена, держа в руках стакан чая. Она только что с удовольствием сделала глоток, и чай ей показался неземным по вкусу.
Дверь открыл проводник в форменной тужурке и фуражке.
– Ваш билет, мадам, – улыбаясь, сказал он.
Лена, совершенно ошалев, протянула ему музейный билет, который был у нее заправлен за обшлаг рукава пальто.
Проводник щелкнул щипцами, пробив билет и приложив руку к фуражке, с улыбкой, пожелал счастливого пути. Уже собираясь выйти, он оглянулся и сказал:
– Помочь вам чемодан на полку поставить? – И не дожидаясь ответа, легко приподнял и поставил на полку над дверью небольшой чемодан, обтянутый клетчатой материей. Потом снова приложил руку к фуражке и сказал:
– Доброй ночи! – И вышел из купе. Дверь закрылась и Лена осталась одна. За окном было темно. Проносились неясные тени, мелькали огни, когда проезжали мимо небольших полустанков, колеса стучали равномерно и приятно. С удивлением Лена увидела, что постель на диванчике застелена свежим бельем и даже одеяло откинуто уголком призывно.
– Да, вот это приключение, подумала Лена. Даже чемодан у меня появился. Интересно, а что же в чемодане? Надо бы посмотреть.
Она встала на приступочку у двери, взяла чемодан за ручку и потянула на себя. Он оказался неожиданно легким.
– Наверно, бутафорский, – подумала Лена.
В небольшом чемодане сверху лежали какие-то журналы, а под ними был сверток. На свертке была надпись: « Твои неприятности». Лена со страхом отдернула руку, которой собиралась коснуться свертка. Задумалась. Стала вспоминать, какие действия по эзотерическим законам следовало бы осуществить в подобном случае. Ответ пришел мгновенно – надо оставить сверток в вагоне, а самой выйти или выбросить сверток в окно.
Лена встала, подошла к окну и попыталась его открыть. По своему опыту она знала, что в русских поездах окна открыть нельзя, но, как, ни странно, это старинное окно легко поддалось. Стекло опустилось, в вагон посыпал колючий снег, хлынул ледяной ветер, Лена быстро выбросила сверток в окно и захлопнула его с громким треском.
– Женщина, – услышала она женский голос. – Я вам говорю, вы, что же нарушаете правила, зачем вы вошли в вагон, ведь написано же, «Не открывать!»
Лена увидала, что стена снова стала прозрачной, а за ней, укоризненно качая головой стоит смотрительница с выражением лица, не соответствующим громкому и строгому оклику. Лицо ее было задумчивым, с легкой хитринкой.
Лена тут же выскочила из вагона, стала извиняться, но смотрительница смотрела как бы сквозь нее. Лене показалось, что она ее не видит, а видит что-то другое, что заставило ее лицо принять такое задумчивое выражение.
– Идите, девушка, всего вам самого доброго, – мягко сказала смотрительница. Не волнуйтесь, ТЕПЕРЬ, – она сделала ударение на этом слове, –все у вас будет замечательно, уж вы мне поверьте, я знаю!
Лена не помнила, как она вышла из зала, из музея, как дошла до дома и поднялась в квартиру. Она сразу же разделась, легла и заснула. А когда проснулась на следующее утро, в окно светило яркое солнце и на душе было легко и радостно!

О.Ш.

Сообщение отредактировал Poly - Суббота, 2010-12-04, 2:36 PM
 
ГаврошДата: Четверг, 2010-12-16, 11:18 AM | Сообщение # 22
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 381
Статус: Offline
"Дуэт" очень красив, Poly..

и вообще)) тексты живые), спасибо вам.

Сообщение отредактировал Гаврош - Четверг, 2010-12-16, 11:19 AM
 
PolyДата: Воскресенье, 2010-12-19, 1:54 PM | Сообщение # 23
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

Монетная башня.

Алла только вчера прилетела в Амстердам. Год был трудным, даже не хотелось и вспоминать обо всем. Она с нетерпением ждала этого путешествия и вот теперь думала о том, что надо насладиться им неторопливо, испить, как драгоценный напиток каждую минуту такого долгожданного и радостного для нее события, ценного еще и тем, что она бывала в этом городе, хорошо его помнила и любила.
Вчера вечером, разместившись в гостинице, Алла рассчитывала еще выйти пройтись, но после душа ее сморила такая безумная усталость, что она едва коснувшись щекой твердой подушки, мгновенно уснула. Спала, не просыпаясь, а утром открыв глаза, поняла, что еще рано, в окне только занимался серый сырой день. Взглянув на часы и убедившись, что уже половина восьмого, Алла решила, что самое время встать и, позавтракав, немедленно идти в город. Она так предвкушала первое свидание с городом, что, подумав об этом, прикрыла глаза, стараясь вспомнить какие-то особенно памятные для нее места, чтобы направиться сразу же именно туда.
Ей представился цветочный рынок, расположенный в центре города, вдоль канала. С левой стороны просторной мостовой были небольшие цветочные магазинчики и мелкие цветочные лавки, а с правой – магазины сувениров. Алла не сомневалась, что все они, в виду приближающегося Рождества, наверняка наполнены самыми привлекательными и занятными для туристов мелочами, яркими, блестящими и необыкновенно привлекательными.
Алла с удовольствием потянулась в кровати, чувствуя закипающие в ней, радость и волнение и вскочила на ноги.
Меньше чем через час, она уже шагала по направлению к цветочному рынку. Понимала, что идет рановато, голландцы не привыкли рано вставать и открывать свои магазинчики, именно к десяти часам утра у них наступает подходящее время для начала торговли, но ноги уже несли ее. Она рассчитала, что не будет торопиться, пройдется по городу неспешно и как раз в нужное время выйдет в рынку, а к двенадцати часам – к Монетной башне, постоит около нее и послушает замысловатый бой часов на башне. Ей всегда нравилась эта мелодия, но почему никак не удавалось ее запомнить. Более того, казалось, что мелодия непременно приносит удачу, так оно и было в то время, когда Алла бывала здесь, а теперь… теперь, удача была особенно необходима, прошли годы, многое изменилось.
Конечно, Алла шла не торопясь. Да и как можно было торопиться, когда столько воспоминаний выступало из каждого взгляда вокруг, все было знакомо. Ей казалось, что она помнила каждую выщербленную ступеньку лестницы, ведущей на мостик через канал. Именно на этом бесшумном быстром трамвайчике она ехала в прошлый свой приезд, и именно эта пожилая дородная голландка с букетом тюльпанов ей попадалась и в прошлый визит на рынок. А главное, эти каналы с мутной зимней водой, в которые Алла вглядывалась, словно желая увидеть прошлое и настоящее, а может быть и будущее. Вода тяжело мерцала в утреннем мглистом неярком свете, чувствовалось, что она тяжела, утомлена долгой жизнью и нерадостна.
Неожиданно Алле стало грустновато, хотя вот уж грусти, она совсем не ожидала и не звала ее, хватало этого добра в повседневной жизни, а теперь, здесь, в Амстердаме, в предрождественские дни хотелось только радости, только улыбок и приятных неожиданностей.
Когда Алла подошла к рынку, было уже оживленно на улицах, много туристов и жителей, впрочем, никто не торопился. Все шагали неспешно, многие были вдвоем, а туристы и целыми группами, улыбались, слышалась разноголосая и разноязыкая речь, какие-то возгласы и звонкие смешки.
Настроение сразу улучшилось. Да и как могло быть иначе? Охватывающий ее сероватый, зимний, по здешнему обыкновению сырой день, наполнился цветами, их красками и ароматом, свежим, чуть горьковатым, таким знакомым и радость вошла в Аллу горячей струей, и снова показалось, что жизнь только начинается, что все впереди, что ее ждет необыкновенное и радостное, отчаянное и заманчивое приключение.
Алла неторопливо лавировала между рядами цветов, пальцами слегка касаясь плотных головок тюльпанов, которые были совсем зелеными и стояли в больших ведрах и кадках. Их цвет слегка угадывался, они не были велики, но она знала, что стоит их поставить дома в вазу, как тюльпаны начнут расти и быстро набирать цвет, станут высокими, а их головки будут размером с ее ладонь. Она прежде видела это чудо и каждый раз не могла поверить, но сейчас – верила безоговорочно и решила, что купит себе большой букет, штук двадцать, здесь продавали цветы по двадцать, по пятьдесят. Скуповатые голландцы не жалели на цветы денег, Алла знала, что принято, чтобы в квартире всегда стояли цветы, большие и разные букеты в разных концах комнаты, которая служила гостиной, всегда была просторной и нарядной.
Алле случалось, идя по улице, невзначай, заглядывать в невысокие окна, которые днем всегда были не зашторены. Она слышала, что этот обычай в Голландии ведется со средних веков, когда боялись заговоров и строго наказывали за задернутые шторами окна.
– А может быть, – думала Алла, вовсе и не наказание заставляло людей открывать окна свету. Слишком мало солнца зимой в Голландии, слишком часты дожди, а людям так хочется хорошей погоды. Вот чтобы ее не пропустить, они и не закрывали шторами окна.
Всегда в окнах, Алла видела одну большую комнату, часто неправильной формы, в которой, практически, помещалось все, кроме кроватей и платяных шкафов – их не было в домах. Как здорово! Милые практичные голландцы, как они это здорово придумали хранить на чердаках, на длинных, как в магазинах готовой одежды, стоячих вешалках пальто и куртки, платья и костюмы, да и все остальное, вплоть до сумок и зонтов.
Однако магазинчики напротив рынка, наполненные сувенирами влекли ее необыкновенно. То и дело, Алла переходила на другую сторону, стараясь запомнить, какие цветы она еще не посмотрела, бросалась в недра магазинчика, как в омут с головой. Там было тесно от людей, от гомона, от крохотных вещиц, кукол и Санта-Клаусов, фарфоровых елочных игрушек: саночек, маленьких голландцев в национальных старинных костюмах, зверушек, ангелков и, Господи, да чего только там не было! Алла покупала подарки своим детям, улыбалась, глядя на заводные игрушки, которые выбирали другие, радовалась крохотным фарфоровым сервизам, которые так приятно получать в подарок. Ее руки уже были заняты пакетами, а настроение было сказочным, особенно после того, как она поняла, что скоро полдень и надо ей поспешить, чтобы выйти к Munttoren, Монетной башне, в которой когда-то находился монетный двор, что и отразилось в ее названии. Кроме того, как помнила Алла из рассказа какого-то экскурсовода, башня служила городскими воротами давным-давно, а часы, находящиеся на ней, били каждые четверть часа. А каждый час играли приятную длинную мелодию.
Конечно, Алла услышала бы эту мелодию и издалека. Часы играли нормально так, громко, но ей хотелось подойти под самую башню, каждый час всегда под ней собирались люди, чтобы послушать мелодию, было особенно приятно и радостно слушать ее именно под башней.
Алла поспешила туда, решив, что вернется обратно в гостиницу той же дорогой, которой шла сюда и купит все то, что еще не успела купить.
Она слегка запыхалась, когда подошла. Часы готовы были начать бить. Алла посмотрела на них внимательно, и вдруг, ей пришла в голову мысль, закрыть глаза и задумать очень важное желание, как в Новый год, и при этой мысли, возникла уверенность, что ее желание обязательно исполнится.
При первом звуке, она так и сделала. Закрыла глаза и задумала, что все в ее семье благополучно, что все здоровы и довольны в течение всего следующего года, что работа приносит удовольствие и деньги, что учеба детям дается легко, а свободное время наполнено радостью общения с приятными людьми, театрами и поездками и денег на все достаточно. На все-все, что только не придет в голову.
Так она и стояла с закрытыми глазами, перечисляя мысленно все это, а часы пробили двенадцать раз и заиграли мелодию, потом затихли, а она все еще стояла, боясь открыть глаза.
– Я давно за вами наблюдаю, – услышала она рядом приятный мужской голос. – Все жду, когда вы откроете глаза или вы так всегда и ходите, с закрытыми глазами?
Она удивилась, мужчина говорил по-русски, и тут же открыла изумленные глаза, а на ее лице сразу появилась лукавая улыбка.
– Конечно, я так и приехала с закрытыми глазами сюда. Это такой обет, а вы меня вспугнули и все испортили, – ответила Алла и откровенно расхохоталась.
– Обед, вы говорите? Ну, что ж, давайте пообедаем вместе, позвольте вас пригласить, соотечественница. Надеюсь, мое предложение не покажется вам нескромным? Или вы еще не все скупили в сувенирных магазинчиках? Обещаю, что мы пройдем обратной дорогой, и вы все купите, что не успели, я вам даже могу торжественно в этом поклясться.
– Я согласна, – величественно ответила Алла. – Но как вы догадались, что я русская, я нигде не сказала, ни слова, ни на одном языке.
– Вот именно поэтому и догадался, а кроме того, мы с вами остановились в одной гостинице. Я вас видел за завтраком и спросил у портье. Так что, волшебства во мне почти никакого нет, разве что… тут он взглянул на нее в свою очередь лукаво и слегка насмешливо… самая малость. Я заверяю вас, что все ваши желания, которые вы только что загадали, обязательно исполнятся.
Алла посмотрела на него удивленно и внимательно.
– А может он волшебник? – Подумала она. – Ничто не препятствует моему обеду с волшебником, это может быть отличным и многообещающим приключением. Не каждый день, встречаешь волшебника.
И они, оживленно беседуя, направились к Kalverstraat.

О.Ш.

 
kovchegДата: Среда, 2010-12-29, 3:40 PM | Сообщение # 24
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 159
Статус: Offline
Дорогая Ольга,
поздравляю Вас!
Примите знак отличия



Единение - Закон Бога
 
PolyДата: Суббота, 2011-01-01, 5:22 PM | Сообщение # 25
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Я очень тронута вниманием. Принимаю с благодарностью, спасибо!
 
PolyДата: Суббота, 2011-01-01, 5:23 PM | Сообщение # 26
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

Цветные огоньки.

– Ну, вот и Новый год на подходе! Все сияет вокруг, а снегу намелоооо! Дворникам работы на все праздники невпроворот. Бедные, все будут бездельничать, а им придется работать. – Иришка огорчилась, но только на минутку, впереди у нее было такое интересное событие, как покупка подарков для друзей и родственников, а это, согласитесь, очень важное и ответственное мероприятие.
Так думала Иришка, сбегая со ступенек подъезда и как всегда торопясь. Ей надо было срочно доехать до центра города, ибо, в самом деле, всего пару дней до Нового года, елка уже стоит наряженная, а подарков под ней совсем мало. Так, всего два-три, а Иришка любила много подарков. Вот уже и огромная серебряная старинная ваза как всегда к Новому году была наполнена самыми вкусными и красивыми конфетами, а елочка мигала мелкими огоньками, то быстро-быстро разноцветными, то зависая на каком–то одном цвете надолго, так, что начинало казаться, что огоньки испортились, а потом вдруг совсем гасли, и страшно становилось. И, вдруг, постепенно начинал разгораться один цвет, подключался второй, третий и снова уже шла световая музыка, что создавало неповторимую атмосферу праздника, волшебства и постоянно ожидаемого сюрприза. Никто, конечно, кроме Иришки так не думал, они все считали, что елочка мигает, ну и отлично. А Иришка чувствовала, что то, что елочка мигает по-разному, меняя цвета и интервалы, внутренне очень напрягает и заставляет все время готовиться к каким-то приятным неожиданностям. Но сколько она не пыталась объяснить свои ощущения посторонним, ничего не получалось, на нее смотрели с недоумением, и, даже муж, которой знал Иришку гораздо лучше других, в таких случаях замолкал, не перечил, но она знала, что он ее не понимает и считает ее подобную болтовню чепухой и пустыми выдумками. Он был слишком серьезен, ее Игорь, хороший умный, любимый, но такой серьезный. Он совсем не верил в чудеса, считал, что на свете не может быть волшебников и колдунов, а подарки должны быть практичными и служить долгое время.
Ирине в первые два года стоило немалых усилий объяснить ему, что подарки должны быть несерьезными, приятными и радовать глаз, удивлять и вызывать улыбку. А это, как правило, вещицы прелестные, но бесполезные, с точки зрения серьезных людей. Украшения, мелкие фигурки, хорошенькие фарфоровые чашечки, такие крохотные, что и пить то из них нечего, а вот как раз они и вызывают самое длительное и приятное умиление и радость. Конечно, не особенно удалось перестроить взгляд Игоря на подарки, но все же он перестал дарить кофемолки и миксеры, а стал звать ее в магазины, чтобы она сама себе выбрала подарок. Ну, она и выбирала на свой вкус.
– Однако странно, что в этом году Игорь меня не приглашал пойти вместе за подарком, неужели опять вернулся к идее очередной мясорубки или блендера? Вот ужас-то! Если так, то праздник будет испорчен в значительной степени. Надо будет мне самой озаботиться подарком для себя любимой, чтобы не было грустно. А впрочем, он вчера пришел с таким загадочным видом, да руки у меня были в муке, я и не обратила внимания, что он там поставил на свою полку в шкафу. Кажется какую-то коробку небольшую. Может быть, он сам мне что-то приготовил? Однако коробка была небольшой, на мясорубку никак не тянет, конечно, слов нет, нужна мясорубка. Но не в качестве, же подарка к такому празднику!
В это время Иришка уже подъехала к самому большому в городе магазину. Он был ярко украшен огнями, как полагается, со всех сторон площади были елки, народ топтался на площадке вокруг них, любуюсь освещением, белым свежевыпавшим снегом, играющим цветными огоньками. Смех и шутки, кое-кто не дожидаясь праздника потягивал пивко, прямо из бутылки, дети бегали друг за другом, волоча санки, было оживленно и весело.
Иришка вошла в магазин и сразу направилась к отделу с фарфором. Она знала, что здесь чаще всего можно найти что-то приятное, радостное и волшебное. И точно.
Не успела она подойти, как взгляд ее упал на фарфоровую куклу, она не была маленькой, средней величины, но как хороша! Личико было неземным, ангельским, просто ангельским, а глаза, казалось, смотрели кротко и беспомощно, но вместе с тем и лукаво. Ирина сразу попросила продавщицу показать куклу, но та не расслышала и занялась другим покупателем, а Ирина все смотрела и смотрела, не могла оторваться от игрушки.
– Более глупого подарка нельзя и представить себе, –думала Ирина. Я же взрослая особа, но, Боже, до чего же она хороша! И главное, мне кажется, что она очень похожа на меня, что-то есть в ее взгляде, таком внимательном и лукавом, а губы, того гляди улыбнутся.
В этот момент продавщица освободилась и подала Иришке куклу. Ирина стала придирчиво ее разглядывать во всех сторон, но никаких изъянов не обнаружила.
– Да она на вас очень похожа, – засмеялась продавщица. – Не то чтобы внешнее сходство было совершенным, а, не могу и объяснить, ну просто вылитая вы, хотя так сразу и не скажешь. Наверно вы потому и обратили на нее внимание. И вот что любопытно. Пришли две куклы, в одинаковых коробках, я думала, что и куклы одинаковые. Вчера открыла одну коробку и тут же, зашел молодой человек, такой приятный, серьезный, вежливый, а та вчерашняя кукла – была мальчик, под пару этой. Это я сейчас понимаю, что их надо было вместе выставить, может быть, кто-то и купил бы обе, так они хороши в паре. Ну, тот паренек прямо окаменел, как ее увидел, тоже долго рассматривал, а потом купил и такой радостный пошел, что-то бормотал про жену, что, дескать, ей уж обязательно такой подарок понравится.
Ирина слушала невнимательно рассказ продавщицы, а куклу держала очень бережно, уже как свою собственность.
Купив куклу, с радостью в душе, Ирина отправилась в посудный отдел. Долго она выбирала подарок маме, ей хотелось, чтобы было что-то разноцветное, и она выбрала пестрые вазочки для мороженого, яркие и праздничные. Много мелочевки было куплено для разных знакомых, тетей и двоюродных сестер.
Оставался самый трудный подарок для ее подруги. Подруга была постоянная, еще со школы, отношения были крепкие, хотя бывали и ссоры из-за ее зависти, причем на пустом месте, а потом слезы примирения. Ирине подумалось, что следует поворожить сегодняшним подарком, чтобы убрать некоторые особенности характера подруги.
Она долго бродила в отделе бижутерии, рассматривала, то одно, то другое, все было не совсем то, нравилось, но не очень, привлекало, но при ближайшем рассмотрении – интерес угасал.
Наконец, в самом дальнем уголке витрины блеснуло огненным, это было роскошное, иначе и не скажешь, именно, роскошное колье из искусственных рубинов и циркона. Стоило оно дорого, но денег хватало. Пересчитав рубины, потерев каждый пальцами и загадав, что каждый из камней будет гореть и сжигать красным огнем зависть, вспыльчивость, и злопамятность подруги, а цирконы будут высвечивать ее доброту и нежность к ней, Иришке, которую подруга пронесла через годы, Ирина купила колье и ужасно довольная, обвешанная подарками вышла на улицу. На площади царила великая музыка.
Вместо идиотских попсовых песенок, чья-то умная голова включила на всю мощь «Рапсодию в стиле блюз» Гершвина и это показалось Иришке самым невероятным волшебством, за последние годы. Она даже не сразу поверила своим ушам, так это было непривычно.
Она долго стояла у своей машины и слушала потрясающую музыку, а снежинки падали все чаще и некоторые ей удавалось, как в детстве, слизнуть языком или поймать приоткрытым ртом. И это тоже было волшебно, да все в этот вечер казалось сказочным и необыкновенным. А главное она была довольна покупкой подарков, ей казалось, что еще никогда, она не делала этого с таким удовольствием и так успешно.
Машина тут же завелась, дорога домой оказалась незаметной, в приятных мыслях о грядущем празднике и о том, что следует сделать завтра и что следует сделать обязательно сегодня.
И только, когда Иришка выходила из машины, она поняла, что мужу то подарка и не купила. И денег в общем уже свободных нет.
– А, подарю ему куклу, – рассмеялась она. Едва ли он будет в нее играть, но страшно удивится. Прекрасный подарок для мужчины!
Два дня прошли в страшной суматохе, беготне и готовке. Вся квартира пропахла самыми приятными запахами, смешались и шафран, и корица, кофе и шоколад, нежные Иришкины духи и запах ванили. Но гвоздем программы оказался жаренный гусь, который своим ароматом затмил все остальные на некоторое время, и долго царил во всей квартире.
А в двенадцать ночи, после шампанского все бросились разрывать цветную бумагу, в которую были завернуты коробки с подарками и послышались радостные возгласы, смех и шуршание бумаги.
– А это для тебя, – сказал Игорь, подавая коробку в красной бумаге.
Иришка, торопясь, предчувствуя какое-то чудесное событие, разорвала бумагу и открыла коробку. В ней стояла чудесная кукла, мальчик и он был до такой степени похож на ее мужа, что слезы выступили на ее глазах, слезы удивления, радости и умиления.
– А вот и мой подарок тебе, дорогой мой! С этими словами Иришка подала ему свою коробку.
Что тут скажешь? Сказка? Волшебство? Чудо? Как могло случиться, что эти две куклы сошлись в одной квартире, в одной семье?
А подруга Иришки, надев колье, сразу притихла и все гладила его правой рукой, стараясь почувствовать тепло ярких камней, часто подходила к зеркалу и рассматривала и колье, и себя и казалось ей, что сегодня она стала совсем иной, что-то изменилось, а что, она и сама не могла понять.
Уж такая это получилась волшебная ночь!
С НОВЫМ ГОДОМ, ДОРОГИЕ!

ПУСТЬ ЭТА НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ ПРИНЕСЕТ ВСЕМ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗОЧНЫЕ ПОДАРКИ, КОТОРЫЕ ИЗМЕНЯТ К ЛУЧШЕМУ МНОГОЕ ВОКРУГ ВАС!

О.Ш.

 
MгновениЯДата: Пятница, 2011-01-21, 8:22 PM | Сообщение # 27
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 12122
Статус: Offline
Poly, очень понравилось!

Сфера сказочных ссылок
 
PolyДата: Понедельник, 2011-02-07, 11:52 AM | Сообщение # 28
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Мне очень приятно! Спасибо!
 
НатьяДата: Воскресенье, 2011-02-27, 3:33 PM | Сообщение # 29
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2244
Статус: Offline
И мне очень радостно было познакомиться с твоим творчеством. солнышко!


небесный странник
 
PolyДата: Понедельник, 2011-03-07, 11:20 PM | Сообщение # 30
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

Мелодия двери

Она помнила звук этой двери с раннего детства. Вчера поздно вечером она приехала к маме, та прихворнула, голос по телефону был хриплым, и Наде ужасно захотелось ее навестить.
– Ничего страшного, – как говорила сама мама, но Надя знала, что она всегда гонит прочь от себя болезни, однако не такая уж она здоровая и несгибаемая. Просто мужественная и непокорная, такая всю жизнь была, и это было замечательно!
Вот и сегодня, рано утром при пробуждении, первое, что Надя услышала, это был звук, открывающейся входной двери, даже не звук, а именно мелодия. Сначала такой басовый аккорд, на низких полутонах, мажорный «бруммммс», потом вступал, как будто бы, альт и издавал протяжный долгий и нежный чистый тон «ляяяяяяяяяяяяяя», а в конце завершающий резкий, как удар одновременно по тарелкам и барабану хлопок с легким призвоном «румсссс».
.
Надя улыбнулась. Так приятно было через столько лет вновь услышать и узнать эту мелодию. Сколько раз в своем детстве она слушала ее, придумывая каждый раз к ней подходящую сказку или рассказик.
То, этот звук издавала заколдованная дверь, в которую Наде надо было войти для того, чтобы встретиться с самым страшным и сильным колдуном. То, это была мелодию, которую исполняли при дворе короля, за сына которого, молодого и красивого принца Наде предстояло выйти замуж, но в самый последний момент, происходило что-то ужасное, Надю похищал дракон и уносил в свой зачарованный странный замок, где постепенно, Надя осваивалась настолько, что привыкала к дракону, который был с ней любезен, а потом и влюблялась в него. Поцеловав его как-то, она видела, как он превращается в прекрасного принца. Кстати, он и был тем настоящим принцем, за которого Наде (разумеется, в той истории у нее было другое имя) пророчили выйти замуж, а тот, от которого ее похитил дракон, был подставным. Длинная была история, но конец, как всегда, был счастливым. Один раз ее история закончилась смертью одного из героев, она уже тогда заканчивала школу. И вскоре умер Надин отец, который был великим выдумщиком, умельцем и веселым человеком. Хотя он довольно давно уже болел, но Надя тогда подумала, что он бы еще пожил, если бы она не сочинила тогда такой странный и печальный конец для очередной своей истории-сценария. В дальнейшем, она старалась обходить острые углы, и если кто и умирал в ее историях, то это были люди малоприятные и почти незнакомые.

Надя с удивлением сейчас вспомнила, что эти длиннющие истории она рассказывала себе мысленно в течение многих вечеров подряд, проигрывая все сцены обстоятельно, расставляя декорации и придумывая действующих лиц и не только их поступки, но даже и манеры, жесты, мимику.
Надя подумала, что ей суждено было стать режиссером с самого детства, только сейчас, услышав мелодию двери, она поняла это так ясно, словно какая-то пелена спала с ее глаз, и открылся ей ее настоящий внутренний мир, до сих пор, казавшийся непонятным и странным. Вспомнилась ей и та сказка, навсегда запомнившаяся ей в связи со скорой смертью ее отца. И сейчас Надя подумала, что дело не в том, что она сочинила такой конец в своей сказке, а дело в том, что она внутри себя чувствовала, что отцу оставалось жить совсем мало. Поэтому и получился такой финал.
Надя потянулась в коротковатой кровати, которая осталась с ее детства. Так и стояла в ее комнате, которая постепенно обросла разными ненужными вещами и превратилась в комнату для гостей. Обычно там иногда ночевали мамины подруги, приезжая к ней поболтать и засидевшись допоздна. У мамы было много знакомых, кроме того, мама была врачом, к которому многие обращались и присылали ей своих знакомых. Она была психотерапевтом. Сейчас специальность, как специальность, но когда мама только переквалифицировалась, дело это было новое, чудное и незнакомое.
Надя разглядывала комнату, замечая, сколько в ней странных предметов, она их не помнила. Вот ваза, такая высокая, японская, сразу видно, что дорогая, фарфор хороший, на ней написан яркий дракон и юная девушка, которая смотрит на него без тени страха, а улыбается ему весьма дружелюбно и даже влюблено.
Рядом, стояло блюдо, под пару вазе. На блюде было изображено бракосочетание молодых. Японка и ее жених, были разодеты в пышные наряды белого цвета, а вокруг, яркие цветы, летали птицы и чуть поодаль, стояла небольшая группа родственников и придворных.
Были здесь и другие занятные вещицы, причем все явно недешевые. Две картины, на одной из которых был замок над бушующим морем, на другой, огромный корабль, плывущий на всех парусах, на третьей – полянка, на которой после пикника, на разосланном одеяле, стояли бутылки с вином, валялись тарелки и овощи.
Надя, даже привстала, удивленно рассматривая картины. Дело в том, что и на вазе, и на блюде, и на картинах, были изображены фрагменты из ее детских историй, она сейчас вспомнила их. Те картинки, которые касались дракона и бракосочетания, явно были из той ее истории, с похищением девушки драконом. А остальные, да, были сказки и с таким содержанием. Был корабль, был и замок, в котором юная девушка была заточена, даже пикник, был в одной ее истории. Эту историю, она сочинила уже взрослой, когда оканчивала школу и впервые попала тогда на природу с несколькими ребятами и девчонками. Было очень весело и, вернувшись, домой, она стала выдумывать историю, навеянную ее путешествием.
– Мам, скажи мне, а что это за вещи в моей бывшей комнате? Я что-то не помню, ни вазы с блюдом, ни картин, да там еще целый склад всякого разного. Это тебе подарки, что ли носят?
– Да, дочка, стали часто дарить всякие красивые вещицы. Я уж отказывалась, но, знаешь, неудобно, люди – то от чистого сердца приносят, считают, что я им здорово помогла. А, может быть, и точно помогла, во всяком случае, некоторым, действительно удается помочь, я же вижу, как жизнь их после моих с ними разговоров меняется, как появляются на их лицах улыбки, как исчезают страхи и фобии.
– А что мам, они, что ли к тебе домой приходили, вот эти, что подарки сделали?
– Ну да, а как ты догадалась? Видишь ли, я иногда принимаю дома в той комнате их, потому что на работе не хватает времени, а случаи такие сложные бывают, что люди очень страдают. Ну, вот и принимала некоторых, а что? Ты осуждаешь, дочка? Да, деньги я, беру небольшие, а некоторых и вообще бесплатно принимаю, так что тут плохого ничего быть не может, подарки, ну пускай их там висят и стоят. Людям приятно.
– Да, понимаешь в чем дело, мам, ведь на всех картинах и вазе изображены фрагменты из моих историй, которые я сочиняла в детстве. Значит, получается, что эти сказки продолжают жить в моей комнате и люди, которых ты в ней лечишь, как-то считывают эту информацию и, желая сделать тебе приятное, покупают, как раз предметы, которые навеяла им моя комната. Смотри, как это интересно. Если бы я сама это не заметила, никогда бы никому не поверила. Но как это я не видела их раньше, впрочем, я приезжала, да, как мне кажется, в комнату эту давно не заходила. Последние пять или шесть раз в ней во время моих приездов кто-то ночевал, и я спала здесь, в большой комнате на диване. Ты что же, иногда своих больных оставляла ночевать в ней?
– Ты не сердишься? – Мама смутилась. Понимаешь, когда они попадают в эту комнату, им как-то сразу становится легче, я это давно заметила. Поэтому, особенно сложных больных, я всегда приглашаю домой, в эту комнату, иногда оставляю на ночь. Многие мне рассказывали, что они видят чудесные сказочные сны, а вот один художник, мой пациент, он здорово пошел на поправку, сейчас за границу уехал, там, в Париже его выставка открывается на днях, так он жил у меня две недели и нарисовал целую папку рисунков, целыми днями рисовал. Я уйду на работу, а он рисует, рисует. Я тебе сейчас покажу, вот кофе сварила, садись, пей! Вот он вернется, я тебя обязательно с ним познакомлю, такой красивый, как принц на японском блюде. Он даже сам засмеялся, когда это блюдо мне дарил.
– Вот, - говорит, Анна Евгеньевна, – мне потому это блюдо так понравилось, что принц ужасно на меня похож, вы не находите? А ваза в паре шла, ну я и вазу купил, потому что в детстве мне снились сны, что я дракон!
С этими словами мама своей проворной, чуть шаркающей походкой, ушла в комнату, откуда вернулась с огромной папкой.
Надя открыла ее и, откусив кусок бутерброда, так и застыла с куском во рту.
Рисунки были потрясающими, в стиле модерн, очень, даже сказочно красивыми. И на них в определенной последовательности, были нарисованы различные иллюстрации к ее детским историям, к ее сказкам. Она перелистывала и не могла поверить. Здесь были и те истории, которые она прекрасно помнила, но были и другие, о которых она совершенно забыла. Но теперь, они вставали перед ее глазами воочию, она как будто бы слышала свой детский голосок, который ей их рассказывал.
А вот, и сказка о драконе. На иллюстрации было изображено превращение дракона в прекрасного юношу, который протягивал руки девице, стоящей в пол оборота к зрителю. Так что лицо девушки, было почти не видно, зато юноша-дракон, явно напоминал того принца на японском блюде.
– А когда он приезжает, этот твой художник? – Спросила Надя. Мне действительно очень хочется с ним познакомиться. А что такое с ним было, он неврастеник или что-то похуже?
– У него было большое горе, и он совершенно потерялся. Не мог работать, не мог, есть, исхудал до невозможности, но сейчас он в порядке, поправился, как видишь, пишет, не покладая рук. Он приезжает через две недели, кажется, да он позвонит, как приедет, я тебе тогда сообщу. Приедешь и познакомишься с ним. Он кстати, много раз про тебя спрашивал.
– А что он про меня спрашивал? – Удивилась Надя. – Ты ему что-нибудь рассказывала?
– Конечно, рассказывала, мы же столько времени проводили вместе, целых две недели. Он, как только вошел в твою комнату, сразу как-то задумался и стал спрашивать, чья это комната, а когда узнал, что комната моей дочери, режиссера, то сразу задумался. А потом попросился пожить в ней, предлагал мне деньги заплатить, но денег за проживание я не взяла, а продукты некоторые он покупал, и я не видела в этом ничего особенного. Надеюсь, ты не осуждаешь меня?
– Да что ты мамочка. Ты моя золотая, я так тебя люблю, и так по тебе соскучилась! Ты обязательно меня с ним познакомь, кто знает, а может быть это судьба моя, мне вот сейчас так пришло в голову. Видишь, ведь он проиллюстрировал, почти все мои сказки, которые я сочиняла в детстве.
– Да у него еще больше картин, он самые лучшие, большие, написанные маслом, увез на выставку в Париж, вот приедет, покажет тебе. Он, кстати, спрашивал, большая ли ты выдумщица? Так и сказал:
– Знаете, Анна Евгеньевна, мне кажется, что ваша дочка большая выдумщица и фантазерка! Она замужем?
– А когда я сказала, что ты недавно разошлась с мужем, он как-будто бы даже обрадовался, улыбнулся так сдержанно и сказал, – ну что же, она долго одна не останется!
Надя осталась еще на одну ночь, но почти всю ночь провела без сна, причем ей было так хорошо и спокойно на душе, словно в ее жизнь скоро-скоро должно войти какое-то великое событие. ЛЮБОВЬ!
А утром, она опять проснулась от мелодии двери. Сначала дверь издала такой басовый аккорд, на низких полутонах, мажорный «бруммммс», потом вступил, как будто бы, альт и издавал протяжный долгий и нежный чистый тон «ляяяяяяяяяяяяяя», а в конце завершил мелодию резкий, как удар одновременно по тарелкам и барабану хлопок с легким призвоном «рууумсссс».

O.Ш.

 
АнгелДата: Пятница, 2011-08-26, 1:09 PM | Сообщение # 31
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 166
Статус: Offline
Poly, спасибо за сказки, жду еще smile

Месяц пройдет или год улетит,
Жизнь - дуновенье, что чувства родит…
Может быть, тысячу лет встречи ждать…
Можно ли день наперед угадать…
 
morholdДата: Пятница, 2011-12-02, 8:22 PM | Сообщение # 32
Участник Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 25
Статус: Offline
чудесные истории. мне понравились все. в них что то такое есть, такое....))))))))))))))))))))) чудесное

Морхольд Волшебник Ночных Теней
 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Сказочные Дали » Сказки и истории - Ольга Шелест (Фантазии на разные темы)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега