Среда, 2017-07-26, 3:28 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 212»
Модератор форума: larfedlos, babuka 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Сказочные Дали » Сказки и истории - Ольга Шелест (Фантазии на разные темы)
Сказки и истории - Ольга Шелест
PolyДата: Вторник, 2010-11-09, 10:21 AM | Сообщение # 1
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline


АВТОРСКАЯ МАСТЕРСКАЯ НА ГАЛАКТИЧЕСКОМ КОВЧЕГЕ


ОЛЬГА ШЕЛЕСТ



“Дюймовочка” и “Пастушка и трубочист”

– Нет, нет, ты посмотри только, какая прелестная статуэтка! – Волнуясь, говорила хорошенькая молоденькая блондиночка своему спутнику, по всей видимости, молодому мужу, в одном из сувенирных магазинчиков Копенгагена. Разговаривали они по-русски, из чего можно было заключить, что молодые люди являются туристами или гостят у друзей в Дании.
Статуэтка, так понравившаяся молодой женщине, являлась скульптурной иллюстрацией к одной из сказок Г.-Х. Андерсена. Это были две тесно прижавшиеся друг к другу фигурки, хорошенькой пастушки и черного, как смола, но такого же хорошенького трубочиста с лесенкой.
Молодой муж не спорил, смотрел на прелестную свою подружку с увлечением и, не боюсь этого слова, с плохо скрываемым вожделением. Ему, однако, больше нравилась другая статуэтка, о чем он только что и сказал своей жене. Тоже иллюстрация, к другой сказке - «Дюймовочка». Статуэтка изображала прелестную Дюймовочку, сидящую на листе кувшинки, которая смотрела на весь мир такими широко раскрытыми, восторженными глазами, что делалось даже совестно за его, мира, несовершенство.
Молодая женщина взяла в руку эту статуэтку, внимательно в нее вгляделась, осмотрела со всех сторон. Поставила на прилавок, снова взяла в руку ту, другую, потом, как будто, какая-то мысль мелькнула у нее в голове, снова подхватила Дюймовочку.
Муж меж тем уже заскучал в магазине, как и большинство мужей, стал поглядывать на часы, по сторонам. Проводил взглядом высокую светловолосую продавщицу, которая, цокая каблучками, прошла мимо. Потом снова повернулся к жене и, даже вздрогнул, увидав ее выражение лица. Ее щеки пылали, глаза метали молнии, ноздри презрительно и мстительно раздувались. Он почувствовал, что идет гроза. И точно.
Тихим, вкрадчивым, даже ласковым голосом, с металлическими нотками, внезапно прорывавшимися в нем, Алина, так звали молодую женщину, сказала:
– Я понимаю, прекрасно теперь вижу, почему тебе эта статуэтка нравится больше. – Ее голос предательски дрогнул. – Эта Дюймовочка вылитая Лёлька, ну просто, вылитая Лёлька! Даже платье такое же противное зеленое, в котором она явилась на нашу свадьбу. У, наглая тварь! И сюда пробралась! – Злые слезы, закипели у красоточки в уголках синих глаз, тушь дрогнула. Небольшая ее капелька, светло-синего цвета уже повисла на кончике ресницы.
– Какая к черту Лелька? – изумился муж. – А, та…. Да перестань, я ее даже не помню, какое еще платье? К тому же, Дюймовочка сидит на листе кувшинки, на ней вообще нет платья!
– Да, я понимаю, конечно, нет платья, и не было на Лёльке, когда ты с ней закрылся в комнате! Я прекрасно все видела!
– Черт возьми, ты просто, с ума сошла! Это же Витькина младшая сестра, ей всего пятнадцать лет, она в этой комнате переодевалась, а меня там и близко не было. Я ее вообще в первый раз увидел на свадьбе. Витька попросил ее пригласить, дескать, девчонка очень уж просила его!
– А ты и расстарался, а потом танцевал с ней весь вечер! – Алина уже плакала, не стесняясь своих слез. Испуганные сценой продавщицы, ничего не понимая, встревожено взглядывали на молодую пару, не зная, как помочь делу, как успокоить девушку. Наконец, одна из них, старшая и по должности, и по возрасту, сообразила. Подойдя к паре, она, бегло взглянув на лицо молодой женщины, безошибочно взяла в руку статуэтку «Пастушки и трубочиста», решительным жестом оставила в сторону «Дюймовочку» и сказала по-английски, довольно четко выговаривая слова, что с удовольствием уступит обе статуэтки такой прелестной молодой паре по цене одной. – Причем, – она добавила, – мадам может выбрать статуэтку из другой сказки, в качестве второй, не обязательно «Дюймовочку». Их магазину сувениров, будет очень приятно сделать молодой паре подарок.
Слезы мгновенно высохли. Алина заулыбалась, но не стала выбирать других статуэток. – Я, – сказала она, – возьму эти две. Прошу Вас запаковать.
Муж внимательно взглянул на жену, чуть поджав губы, покачал еле заметно головой. Он понял, что «Дюймовочка», надолго поселится в их доме, как предмет, к которому всегда можно будет обратиться при необходимости, если возникнет у его жены чувство ревности.
Впрочем, пять минут спустя, они, уже улыбаясь нежно друг другу, крепко держась за руки, весело шли по Копенгагену и прохожие провожали глазами хорошенькое ясное и веселое личико жены.
Ах, женщины! Правда ли это?

"Ночи и дни Лори" "Весь" 2007 ч.1

http://www.proza.ru/avtor/londawell


Сообщение отредактировал Poly - Вторник, 2010-11-09, 1:19 PM
 
MгновениЯДата: Вторник, 2010-11-09, 1:00 PM | Сообщение # 2
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Poly, какая правдивая и добрая сказка,
спасибо! Но было ли это, пусть останется тайной двоих героев. Даже автор не все знает о них и их переживаниях, да?
Каждая душа - загадочная вселенная, а роли играем строго по сценарию, и весь свой мир называем Жизнью.



Сфера сказочных ссылок
 
МаскаДата: Пятница, 2010-11-12, 11:59 AM | Сообщение # 3
Хранитель Ковчега
Группа: Проверенные
Сообщений: 340
Статус: Offline
Poly, спасибо большое!


На далеком острове

Ольга Шелест

http://www.proza.ru/2006/06/26-62

На далеком острове, в самом синем и бурном из океанов, есть волшебная маленькая, совсем крохотная страна. Люди про нее знали когда-то давно, но забыли. Она им теперь ни к чему. За бешеным ритмом жизни, за погоней за развлечениями и наслаждениями, деньгами и славой, постепенно интерес к этой стране стал угасать. Да и угас совсем! Теперь про эту страну, разве что юродивые, схимники, всякие старцы пророческие могут сказать. Да и то, если их об этом кто спросит. А кому спросить, если никто не помнит!

А страна, помещается на площади всего в 20 рейсметдинов! Представляете себе? Всего 20! Ой, да вы, ведь, и не знаете, что такое рейсметдин! Это старинная такая мера, волшебная! Она одинакова для разных людей, для разных стран и народов. Если вы посмотрите далеко-далеко перед собой, то самая крайняя точка, которую вы увидите, и будет находиться на расстоянии одного рейсметдина. Теперь вам понятно? Да, невелика страна, всего 20! Если из центра посмотреть, то во все стороны по 20, страна круглая, как тарелка!
Нет в стране этой людей, зверей и птиц! В ней нет, даже насекомых! Они могли бы помешать чуду, которое там происходит. Однако страна населена! Как это не покажется вам странным, но живут в ней одни лишь колокольчики! Да, да, серебряные и хрустальные! Все искусно изготовленные, старинные! Волшебные! Совсем маленькие и побольше, есть и довольно крупные, но их не много, как оказалось, когда страну эту населяли, крупных колокольчиков не надо много. В свое время, узнаете почему.

Каждый колокольчик имеет свой голосок. Все они звучат приятно, имеют свой тембр и один с другим, никак не спутаешь, так и должно быть, каждый исполняет свое назначение, свою роль. Звучат колокольчики в унисон мыслям и желаниям людей, наполняя души людские, нежной музыкой радости и любви, тревоги и беспокойства, покоя и сомнений. Каждый человек имеет в себе, в основном, желания для себя, поэтому и колокольчики, небольшие. Чем больше человек думает о других, тем больше колокольчик. Думает человек о своей семье, своих близких, и колокольчик, куда как больше и звучит гуще. Если о городе своем беспокоится и желает ему счастья, ему и его жителям, то еще больше колокольчик, звонче и настойчивее его звон. А уж если человек озабочен мыслями обо всем роде человеческом, если думает и беспокоится обо всех людях, живущих на земле, то колокольчик издает такой гул, что слышен он в любом конце земли.

Но когда волшебники делали колокольчики для этой чудной страны, оказалось, что таких людей, которые обо всем человечестве по-настоящему переживают, – нет. Появлялись, иногда, по одному, но люди их редко принимали добром!

Мелкие и средние колокольчики звенят постоянно, на все мысли, чувства, и желания людей отзываются! Мы и живем с их музыкой в душах своих!
А, те самые крупные, волшебники на всякий случай сделали! Вдруг, окажется, что понадобятся когда-нибудь! Не переделывать же, всю работу, всю страну!
Но молчат, пока, самые большие колокола молчат. Кто знает? Что будет, если они все вдруг разом загудят? А?



Я белою пеной скользну над водою...
 
ПроспероДата: Пятница, 2010-11-12, 7:37 PM | Сообщение # 4
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2416
Статус: Offline
Можно свой колокольчик добавить в ваше коло?
happy

Утром
Летят колокольчика бога
Розовым небом морозным плывут полого
Просто
Как чудный подарок людям

Утром
Вдохни полной грудью

Утром
Хочется яркое небо трогать
Зная, что звёзд уходящих дорога
Мостик
Весть и о том, что есть, и о том, что будет

Утром
Вдохни полной грудью

Утром
Ты мне сказала о тихом счастьи
Жить и звучать детской песенкой божией власти
Грозной
И честно открытой твоей страницей книги согласия судеб

Утром
Вдохни полной грудью

Алое пламя читает над нами
Нового солнца Алмазную Сутру
Утром

Прикрепления: 3074701.jpg(34Kb)


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
PolyДата: Воскресенье, 2010-11-14, 5:11 PM | Сообщение # 5
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

Дуэт.

1.Она

Жаркое лето, солнце высоко, место красивое. До самой воды ивы склонили свои ветви, пахнет луговыми цветами, мятой, пчелы гудят, бабочки, кузнечики трещат. Но вместе с тем, совершенно тихо. Покой. Лень. Праздность. Нежность, бесконечная нежность, от которой даже слегка пощипывает в носу и слезы, чуть-чуть, слегка совсем, просятся на глаза. Потому что удивительно, что человек вот этот рядом, так тебе интересен, так дорог, так желанен, что ничто, и никто не существует для тебя больше в целом свете. А он рядом, и это такое счастье, что и просятся на глаза эти слезы благодарности судьбе за эту встречу, за эту радость, за эту нежность.

Мы сидим на берегу. На краю обрыва… болтая ногами.
Берег обрывистый, крутой, высокий. Внизу серебрится вода, перетекая по- летнему, гладко и плавно. Видно, что теплая, издалека чувствуется. Изредка всплеснет рыбка в погоне за кем-то, невидимым глазу. Круги расходятся шире, шире, пока совсем не исчезнут.

2.Он

Она кидает камешки в воду и время от времени поглядывает на меня. Я лежу на спине, рассматривая, как еле заметный ветерок шевелит ее волосы. Она, наверное, даже не подозревает, как она божественна. Даже этот волшебный день для нее, скорее всего, просто обычный день. Ведь случись что-нибудь чудесное, она даже не заметит.
-Смотри...- кивает она, куда-то вверх…. Я смотрю вверх. По небу плывет огромный дирижабль. Откуда он взялся? Ведь только что ничего не было! Такое чувство, словно если бы она не посмотрела вверх, никакого дирижабля не было бы. Я рассматриваю проплывающее над нами чудо, пытаясь скрыть свою растерянность…

3.Она

Мне видно его удивление. Его странные манящие глаза… Он переводит изумленный взгляд с дирижабля на меня и обратно. Такое впечатление, что никак не может поверить. Впрочем, есть чему удивиться! Дирижабль ярко-синий, такой же ярко-синий, как рассыпанные в ржаном поле, которое видно через дорогу, васильки.
Вот смешной! Я прямо чувствую, он думает, что это я наколдовала! А может быть, так и есть, мне делается смешно. Беру его ладонь. Большая тяжелая, пальцы крупные, но форма хорошая, аккуратные ногти. Прислоняю ладонь к своему лицу. Она такая теплая, родная, слегка шершавая, щеке сразу делается тепло и приятно. Опять изумленный расфокусированный взгляд его удивительных глаз. Никак не может оторвать взгляд от дирижабля, впрочем, поднялся ветер, дирижабль довольно быстро проплывает мимо. Ну, наконец-то, оторвался от дирижабля! Вот, смотрит на меня, улыбается. Улыбка его, ах, да что я, в самом деле, что за глупости мне лезут в голову…

4.Он

Какая нежная кожа… Она медленно откидывается назад и ложится. Я наклоняюсь над ней, заглядывая в глаза. Несомненно, что они меняют свой цвет. Вот они серые, холодные, но вдруг, потеплели, становятся голубоватыми, почти голубыми. Я продолжаю вглядываться. Вижу, как проплывает в них мысль, от чего они темнеют, становятся синими, совершенно синими, как дирижабль, который улетел уже далеко. В глазах проскакивают насмешливые искорки, кажется, я начинаю понимать, что значит, утонуть в глазах. Я смотрю в ее глаза и слышу гул и потрескивание огня, сколько в ней огня. В этот момент я замечаю, что вокруг ее головы ореолом расцвели цветы. Или они были? Я немного отклоняюсь, осматриваясь вокруг, вообще-то везде цветы, странно. Наверное, она, случайно, так легла. Она жмурится от света, как вдруг ей на лоб садится бабочка. Бабочка красива, темно-вишневого цвета крылышки, четно расчерченные черным причудливым узором. На каждом крылышке, по большому голубому кружочку, в черном ободке. Вспоминаю ее название, «павлиний глаз». В обрамлении волос, бабочка становится драгоценным украшением невидимой диадемы. Владелица диадемы улыбается и взмахивает ресницами, бросив приглашающий взгляд. Бабочка взлетает и садится мне на нос. Я боюсь шевельнуться. Представляю, какой у меня очумелый и глупый вид. Тут моя царица не выдерживает и давно сдерживаемый смех звонкими колокольчиками вылетает наружу.

5.Она

Бабочка испуганная этими звуками, взлетает с его носа. Гм, он мне напоминает, слегка, медведя, который рассматривает бабочку, когда смотрит на меня. В его взгляде такой восторг, такая нежность и осторожность, точно он боится сломать меня, даже взглядом. А как бережны его руки, когда он касается моей ладони, перебирая пальцы. В его руках, мои совсем теряются, пальцы кажутся тоненькими и крохотными. Вот он поднял близко к глазам мою руку и рассматривает мизинчик и розовый ноготок, как ювелир, только что законченное им украшение. И так и эдак, поворачивает мою руку, осторожно гладит своим большим пальцем мой ноготь, сейчас, мне кажется, лизнет. Точно, поднес к губам и лизнул. Вопросительно посмотрел на меня, как бы ожидая, что я буду протестовать, но, не увидев в моем взгляде протеста, лизнул еще. Расплылся в улыбке, как будто попробовал шербет. Я снова хохочу, слезы уже не просятся на глаза, мне так хорошо, так весело и приятно, что, кажется, что весь мир замер, чтобы посмотреть на нас, лежащих рядом на этом высоком берегу. Кажется, что кроме нас, не существует ничего на земле. Может быть, так и есть, и мы с ним единственные люди?

6.Он

Я целую ее пальцы и, прижавшись к ним губами, замираю, в наслаждении. Но, всплеск рыбы в реке словно включает звук. В уши врываются звуки. Оказывается, я все время был как оглушенный и ничего не слышал. И, по-моему, даже не дышал…да… совсем не дышал…или… Я заглядываю в ее глаза, и снова дыхание замирает, и перестаю слышать. Все-таки есть Бог на свете. Только он мог создать такие совершенные линии.

7.Она

Мне нравится лежать с ним, на этом высоком берегу, так прекрасно поют птицы. Как здорово все создано Господом! Каждая мелочь, продумана, до мельчайших деталей. Как все красиво!

Интересно, что он, действительно так красив, или это мне, ослепленной любовью, он кажется таким совершенным? Я бы не хотела ничего изменить в его внешности, а в его взгляде на меня, тем более. Как выразительны его глаза, темные и сладкие, словно, патока, когда он смотрит, мне кажется, что он целует меня.
Губы его, так мягки и податливы, он едва касается ими моих пальцев, а, однако, что-то дрожит внутри меня, я отчетливо это чувствую.
Мне так хочется поцеловать его, но, пожалуй, рано, так хорошо сейчас, спокойно, еще немножко лета, пусть продлится мгновение этого счастья любования друг другом.

8.Он

Я вижу в ее глазах что-то такое, что сводит меня с ума. Шум в ушах гулкими ударами заполняет все вокруг. Я осторожно прижимаюсь к ней, чувствуя ее упругую грудь.
-Ты пропустишь самое интересное – вдруг я слышу ее шепот. Меня это как то сбивает с толку, и от мягкого ее толчка отваливаюсь на спину.
- Ну что может быть еще интереснее? – с трудом соображаю я. Перед глазами до сих пор стоят ее губы, но и это вспоминание легко сдувается ее смехом. Что-то под спиной не дает мне покоя. Приподнимаясь, я понимаю, что лег на удочки и одновременно вижу, как над поверхностью воды пролетает рыба. Забыв про удочки, я почему-то шепотом «кричу»:
-Смотри!... Смотри!...– и ошарашено смотрю как из под воды вспархивают приличных размеров рыбы и трепеща крыльями несутся над водой.

- Ну и что? Летающих рыб, что ли не видел? – спокойно отвечает она, возясь сзади меня с лесками и удочками.
- Ну как? Откуда они здесь? И если они взлетают, значит, за ними кто-то гонится? А что? Может и акулы здесь есть?– Я встаю, забыв обо всем на свете. Она встает вместе со мной, как то странно держась за мой пояс…
- По-твоему обязательно кто-то должен за тобой гнаться, чтобы ты взлетел? У них просто брачный период. «Он» летит за «ней»…
Я смотрю, как стаи серебристых тел летят, задевая поверхность. Видимо я был настолько околдован этим зрелищем, что в следующих ее словах я уже совершенно не сомневался…
– Когда «Он» настигает «Ее» они вместе падают в воду и превращаются в серебряные монеты. Достань мне одну…
9.Она

Вот это прыжок! Необыкновенно грациозно, тело такое ловкое, как литое, входит в воду без брызг, под правильным углом! Здорово! Он в восторге. Это мне нравится! Я хохочу, заливаясь смехом! Действительно, эти летающие рыбы, выглядят удивительно сказочно! Мне кажется, что я сейчас так счастлива и полна этим счастьем, что могу все на свете, ну, просто, все на свете!
Мне опять смешно, когда я вижу, как старательно он шарит руками в воде в поисках серебряных монет!
- Правее смотри, правее, вот блестят сразу три, бери только большие! Мелкие монеты– потом исчезнут!– говорю я.

Он старательно выбирает большие серебряные монеты. Сложить ему их некуда. В полной растерянности он оборачивается ко мне, рассчитывая на мою помощь или подсказку. Ловко он их выловил. Я любуюсь им, но несколько монет, все-таки выскальзывают из его рук и, коснувшись воды, мгновенно, вновь превращаются в рыбок. Вильнув хвостиком, они быстро отплывают, с едва слышными смешками.
Он смотрит на меня удивленно и беззащитно! Как приятно смотреть на него, какой он большой, какой красивый! Не в силах сдержать своей кипящей радости, я опять хохочу. Наконец он выходит из воды, поеживаясь и осторожно ступая босыми ногами по мелким камушкам. На ярком солнечном свете, его загорелое тело кажется светлым, даже светящимся. Я присматриваюсь внимательнее. Да, без сомнения оно слегка светится.
Он торжествующе зажал в обеих руках несколько крупных серебряных монет. Детская улыбка освещает его лицо. Он горд и счастлив, как будто сам и отлил эти монеты!
Его ярко синие трусы, подцепленные мною на крючок удочки, как синий дирижабль, который уплыл уже довольно далеко, покачиваются как воздушный змей высоко в воздухе, туго надутые ветром, гордо, торжественно и смешно!

10.Он

Я, молча, довольный собой и улыбаясь, взбираюсь на берег и подтягиваю за леску свой «воздушный змей». Отсмеявшись, она ласково смотрит на меня.
Надев трусы, я все же не выдерживаю и спрашиваю:
- Как же все-таки это а?
- А ты что не понял еще?
- Ну, честно говоря, я не понимаю, как это у тебя получается…
- А, причем тут я? - засмеялась она. - Ну, хорошо, попробую еще раз.
Она срывает две крупные ромашки и дает мне по одной в каждую руку. Затем осторожно кладет по монете на каждую и разводит мне руки в стороны. Пока я, удивляясь, как это монеты не падают с цветов, верчу головой, направо и налево, она поднимает с травы свой шелковый ярко-синий платок и завязывает мне глаза.
- Если уронишь монетку, я остановлюсь - говорит она и начинает быстро и легонько целовать мне все тело. Я чувствую горячие и осторожные прикосновения ее губ. С завязанными глазами я понимаю, что если уроню монетку с цветка, то это волшебство прекратится. Я, кажется, начинаю сходить с ума от усилий совместить наслаждение от поцелуев и попытки удержать цветы на вытянутых руках. Я замер, не могу опустить руки и, полностью, расслабиться, отдавшись наслаждению. Боюсь даже улыбнуться. Ничего, не видя и не слыша, опять слух куда-то исчез, только чувствуя ее горячие губы, я ощущаю, как сладостный жар из сердца начинает растекаться по всему телу, по рукам, достигая кончиков пальцев и согревая цветы.
Неожиданно я получаю долгий и страстный поцелуй в губы и она, медленно, не отрываясь от моих губ, снимает повязку. Сделав шаг назад, она берет мои ладони, и мягко сдвигает мои руки, сведя их вместе перед грудью.
Я какое-то время жмурюсь от яркого цвета и не могу отдышаться. И тут я вижу, что у меня в руках. Монетки исчезли. А цветы стали серебряными. Не веря своим глазам, я слегка, осторожно ударяю одним о другой. По воздуху разливается серебристый мелодичный звон, словно я в руках держу хрустальные бокалы. Каким-то образом цветы и монеты сплавились, превратившись в единое целое.
- Ну вот - сказала она. - Снова у нас все получилось.
- Кажется, я понимаю в чем дело, и если я прав то…– не веря свое догадке, я подошел к краю обрыва, и бросил цветы в воду. Едва коснувшись воды, цветы превратились в серебристых рыбок, которые сразу юркнули в глубину. По воде расплылись круги, на которых закачались, сорванные ромашки.
- Это что же, получается - бормотал я.
- Что милый?
- Что я… что мы…- я не мог найти подходящего слова. Хотелось сказать, что мы волшебники, колдуны, шаманы, но эти слова не подходили к тому чудесному, что только что было, что еще стояло перед моими глазами, как-то выглядело слишком приземлено и не выражало полностью моих чувств. Если сказать, что мы как боги, это было бы слишком возвышенно и туманно.
- Почему у нас так, получается?- оставил я попытки найти название чуду.
- Потому что мы любим, друг друга, милый – сказала она легко и просто, прижимаясь ко мне и сразу найдя ответ всему.

11.Она

Мы смотрим, как мимо нас медленно несется изумрудное тело реки. Мне хочется лечь на нее с ним как на роскошное ложе. Плыть и смотреть на облака.
- Давай по реке сплавимся?
- Давай, лодку сделать или плот?
- Зачем делать? Вон плывет. По течению к нам приближался пустой плот. Он сделан из ровных красивых бревнышек. Чистый и опрятный, новый.

12.Он

Даже издалека плот внушал чувство надежности и основательности. Почему он пустой? Ну не может же он просто так появиться посреди реки? Хотя после серебряных цветочков я все меньше удивляюсь происходящему. Скорее всего, она просто первой заметила его, вот и захотела сплавиться.
13.Она
- Ха! Ты просто заметила его первой… вот и захотела сплавиться – он спрыгнул с берега, в два три взмаха доплыл до него и торжествующе воскликнул.
- Я же говорю!!!… его просто оторвало откуда-то – он помахал мне обрывком веревки привязанной к плоту. Сейчас он начнет подталкивать плот к берегу. И если я заберусь на плот, он впадет в ступор от вида моих ног.
14.Он
Я начал подталкивать плот к берегу. Она спрыгнула с берега, подплыла и вместо того, чтобы помочь мне, взобралась на плот. Я отдувался, толкая плот перед собой, но теперь плот превратился в подиум. Я видел ее ноги, манящие линии ее фигуры и совсем перестал грести. Она по-хозяйски прошлась по плоту и присела на колени передо мною и, склонившись надо мною, заглянула мне в глаза. Какое блаженство. Я перестал чувствовать свое тело в теплой воде и смотрел вверх в ее глаза. Блики от воды мелькали на ее лице и глаза вспыхивали и мерцали. Она улыбается и шевелит губами, кажется, что она что то говорит.
- Алле?... Ты меня слышишь?... Еще раз повторяю… Плывем мы или нет?
-А?.. Конечно… плывем… - я начал взбираться но получил мягкий толчок в лоб.
- А вещи?

Окончание следует...

Сообщение отредактировал Poly - Пятница, 2010-11-19, 11:24 PM
 
PolyДата: Воскресенье, 2010-11-14, 5:11 PM | Сообщение # 6
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

15.Она

Я смотрела как пенный след оставшийся за ним сносит водой, а он уже носится по берегу собирая в охапку наши вещи. Плот несет вдоль берега который постепенно понижается. О! Носится!.. Красуется передо мной, сейчас конечно постарается с ходу запрыгнуть на плот.

16.Он

Я бегу по берегу и ищу место, где берег опустится достаточно низко. Одинокая стройная фигурка замерла на плоту. Наверное, она восхищается мной. Я должен быть достоин ее любви. И чего это я так суматошно бегу? Надо выровнять бег. Вот так. Красивее. Берег уже на уровне воды, и плот как раз рядом с берегом проходит. Даже можно допрыгнуть. А, может, она сомневается что я допрыгну. Надо просто хорошенько разбежаться.

17.Она

Он разбегается и мне кажется даже слишком сильно. Вещи в руках ему мешают и меня это тревожит. Прыжок. Ну вот. Так я и думала. Не удержавшись, он проносится по плоту и плюхается в воду. Вместе с вещами. Сердце на мгновение замирает. Но тут из воды появляется смеющееся лицо и меня охватывает неудержимый смех, возможно, даже немного истеричный, из-за пережитого страха за него. Я бросаюсь к нему, в воду и мы плывем среди наших вещей. От нашего смеха с ближайших деревьев с шумом взлетают птицы.

18.Он

Мы плавно парили над бездонной синевой. А может, мы неслись вдвоем на огромной скорости. Облака, медленно ползущие под нами, не давали представления о скорости. Даже ветра почти не было. Мы неслись бесшумно и быстро. Иногда облака все разом синхронно начинали плавно менять свое направление и начинали ползти в другую сторону. Какие они все-таки бестолковые. А вдруг мы начнем падать, а их не окажется на месте? Тогда мы будем бесконечно падать в эту синеву. Хотя рядом с ней я всегда лечу в бездну. Но пока между нами и синевой лежат облака. А между облаками и нами ничего нет. Вернее не было минуту назад, теперь есть. Вот сбоку надвигаются зеленые ветви, густо усыпанные душистыми иссиня-черными ягодами. Они стремительно заслоняют небо. Я медленно приподнимаюсь, переворачиваясь на живот. Она, так же как я, лежит, разглядывая небо. Точнее теперь уж ветви, величественно проплывающие над нами. Точно не мы плывем по реке, а они плывут в воздухе над нами. Мы уже обсохли, и наш плот заплыл под ветви черемухи, нависающие с берега далеко над водой. Я начал осторожно снимать веточки переспелой черемухи, и мы с любимой перешли от состояния блаженного созерцания красоты природы к лакомству вязкими душистыми приторно-сладкими ягодами черемухи.

19.Она

Черемуха, даже когда она стоит без ягод и без цветов, всегда напоминает мне детство. Она ПАХНЕТ моим детством, счастьем, радостью, такой избыточной, что даже слюни во рту становятся сладкими! А когда на ней ягоды…. Это невозможно передать! Я готова подпрыгивать, балансировать на каком-то шатком гнилом пне, вытягиваясь как можно выше, чтобы сорвать горсть этих удивительных, ни на какие другие не похожих ягод! Вкус их тоже ни на что не похож! Пальцы, тут же делаются синими, губы синеют! Вот точно, как сейчас, так и в детстве было. Но сейчас, рядом со мной тот, милее кого нет на свете, и он кормит меня с ладони этими черными вязкими ягодами, пахнущими счастьем, беззаботным детством и любовью. И я, прихватывая ягоды, касаюсь губами его теплой и нежной ладони, и кажется мне, что вкуснее этих вязких ягод я ничего и никогда не ела! В чем тут дело? Черемуха ли попалась нам необыкновенная или дело в его ладони?

20.Он

Она с таким удовольствием ела, что я любовался ей, опьяненный своей любовью. Я был в восторге, в состоянии какого-то волшебного опьянения, как в тумане! Заглянув глубже под листья, я увидел, вдруг, к своему изумлению гроздь винограда, и сорвал ее для нее. Я был уверен, что она сейчас вскрикнет, от изумления, но, не тут-то было! Она, нисколько не удивившись, удовлетворенно, покивала головой и, потянувшись грациозно вверх, сорвала для меня несколько плодов киви и манго. Смеясь и толкаясь, мы стали добывать среди листьев различные лакомства и угощать друг друга. Апофеозом служил гигантский плод помело. Скоро на плоту образовалась порядочная кучка диковинных фруктов, многие из которых я видел впервые. Среди веток и зелени, изредка, мелькали листья пальм, а мимо нас пролетали стайки крикливых попугаев. Крохотные колибри, трепеща крылышками, зависали над ветками, ничуть не пугаясь наших протянутых рук. Однако схватить, крошек, не удалось! Конечно, я пытался это сделать, во мне, вдруг, поднялось эдакое неукротимое мальчишеское желание, преподнести крохотную пташку своей возлюбленной. Видя это, она, неодобрительно покачала головой. Повинуясь ее строгому взгляду, колибри взмыли вверх. Их острые длинные клювики, торжествующе защелкали, напоминая легкие смешки.
Пока мы сидели, лакомясь плодами и счастливо улыбаясь, поглядывали друг на друга, вдалеке, пару раз взметнулись над водой дельфины. Не уверен, конечно, что это были именно дельфины, ведь, отчетливо, мы видели только друг друга. Но мне показалось, что дельфины. А что, собственно говоря, я ничуть бы не удивился!

21.Она

Как вкусно все это было! Конечно, я и раньше ела многие из этих фруктов, но совсем в других условиях, в другой компании, в другой обстановке! Это волшебное путешествие, захватывало меня все больше и больше. Главное, я была уверена в том, что это он все делает, но, вместе с тем, видела, что он уверен, что это моих рук дело. Как же было на самом деле, не понимал никто из нас. Такое впечатление, что Высшие силы удостоили нас особенным своим вниманием, расчувствовались, глядя на нас, и показывали нам всевозможные, доступные нашему пониманию чудеса!
Потихоньку начинало темнеть. Хотя по моим соображениям, давно должен был наступить темный вечер, тем более в тех широтах, в которых, судя по всему, мы находились теперь.
Пошарив в куче наших вещей, брошенных, как попало на плоту, он вытащил огромный фонарь, коробку старинных длинных шведских спичек и зажег его. Фонарь, как, оказалось, имел четырехугольную форму. Все стекла с разных сторон были разного цвета. Красное, желтое, синее, вернее голубое и ярко-зеленое. С торжествующим видом, он закрутил фонарь вокруг своей оси, он был на веревочке, чтобы можно было привязать его на мачте или столбе. По плоту побежали, догоняя друг друга, цветные зайчики. За петлю, он повесил его на крюк, который нашелся на мачте. Клянусь, я не видела, когда она появилась! Фонарь крутился все быстрее и быстрее, я не могла понять как это возможно, вот уже зайчики слились в ясный, яркий, слегка розоватый свет. Я оглянулась, вокруг была сказочная страна. Исчезли ветви черемухи и пальм, исчезли попугаи и колибри, в воздухе запахло свежестью, сыростью, слегка затхлостью, и я узнала несравнимый ни с каким другим город. Его нельзя было перепутать. Это была ночная Венеция!

22.Он

Я смотрел на проплывающие в сумраке очертания зданий. И не мог сдержать самодовольную улыбку. Потому что думал в это время о ней. Какая она все-таки молодец. Захватить с собой такой роскошный фонарь. Даже крюк успела на мачте прибить. Что-то слишком крепко я стал спать в последнее время.
Странно, почему я был уверен, что найду фонарь в вещах? Смутно догадываясь, что уверенность, в этот момент, была важнее, чем сам фонарь я посмотрел на нее. Она с восхищением разглядывала возникающий в тумане город. И что она в нем нашла? Город как город. Жить в такой сырости, наверное, не очень приятно. Хотя было в этом городе что-то уютное и родное. Интересно есть тут кафе? Должно быть. И, кажется, я даже знаю где. Обернувшись, я не удивился, увидев подплывающую гондолу. Гм, плавающее кафе? Оригинально. Я взял пару чашечек с ароматным кофе и, не удержавшись, набрал еще всякой снеди. И только когда гондола отплыла, я услышал за спиной удивленный вздох. Ха! Она до сих пор рассматривала город! Да что это за город такой интересно?

23.Она

Как приятно! Мне так хотелось чашечку кофе! Откуда это он всегда знает, чего мне хочется? Все-таки удивительно волшебный человек, и откуда он сам взялся в моей жизни? А какие чудные круглые печеньица со вкусом разных ягод! Как будто бы те фрукты, которые мы недавно с ним ели, срывая с веток, теперь превратились в сладкие песочные кружочки! Я с восторгом разглядываю их, они похожи на старинные монеты, только вместо гербов и цифр, на них были вытиснены различные фрукты и ягоды!
Кругом снуют гондолы, видны плавные движения гондольеров, неторопливо и важно они, стоя на корме, делают короткие, легкие и точные гребки длинным веслом. Как ярко отражаются огни в темной воде!
Надо бы подумать о ночлеге, вряд ли нам удастся заснуть прямо на плоту. Я осматриваю плот, он совершенно изменился, выглядит как гондола, только чуть шире и просторнее других.
Я посматриваю на своего друга, его лицо совершенно непроницаемо и все-таки, я уверена, что это его проделки!

24. Он

Туман стелется над рекой, и мы плывем среди него как среди облаков. Здания на берегу освещенные разноцветными фонарями высятся как вершины гор.
Моя любовь довольная лежит на спине, рассматривая звезды. Кажется, я знаю, где еще можно увидеть звезды. Чувствуя тепло ее тела, наклоняюсь над ней. Звезды в ее глазах манят, затягивают и я, сходя с ума, медленно падаю в это отражение звездного неба.

25.Она

Мы легли, я чувствовала тепло его руки сначала под щекой, потом в волосах. Звезды светили ярко-ярко, даже создавалось впечатление, что звезды какие-то особенные, неземные. Они были крупнее обычных, и все время покачивались. Плот тоже покачивался, вода плескалась, постепенно стал чувствоваться какой-то неясный, но вполне заметный ритм. Было удивительно ласково и тепло, и на душе, и на сердце, да и под одеялом, тоже было тепло и ласково. Чуть поскрипывали веревки, под натяжением нашего плота, все звуки были какие-то очень приятные и уместные.
Его голова на фоне звездного неба, темная, а вокруг звезды, как красиво и приятно. Вот он наклоняется ко мне и мне кажется, что целый поток звезд сыпется на наши головы. Такой яркий свет от них вспыхивает, как будто вышло солнце! Постепенно, снова темнеет, звезды покачиваются медленнее, кружатся над нами, успокаивая и радуя нас…, а вода плещется ласково и нежно. Как хорошо!

26. Он
Под плеск воды, вижу исходящие от нашего плота волны. Звезды в них отраженные покачиваются, дробятся, начинают двигаться отдельно от волн и медленно поднимаются над водой. Их становится много, они проходят сквозь меня и, устремляясь вверх, соединяются с небом, рассыпаясь и заполняя ночь.
И я растворяюсь в этой россыпи, обнимая теплую реку в мягких берегах.

27.Она

Удивительное дело, как будто, мы в ночном городе, однако, я явственно слышу пение птиц, доносящееся из леса. Одновременно на это разноголосое пение накладывается нежный плеск волн, как аккомпанемент, превращая все звуки в неземную мелодию. Мне хочется запеть под нее, что-то нежное, торжествующее, ласковое, какие-то сладкие ноты, звучат в моей голове. Все вместе рождает прекрасное впечатление восторга и нежности!

28. Он

Она исчезла. Я исчез. Стирая грани между вдохом и выдохом, вижу стаю дельфинов, летящих низко над водой. Далекие разноцветные фонари домов, срываясь с места, диковинными птицами, ныряют в листву деревьев. Мои чувства перемешаны. Я вижу скрип плота, маленькими горошинами падающий в воду. Слышу свет реки и запах глубины. Я сам – шелест волн и тень реки. Я – это небо и земля. И я падаю в себя, разливаясь вокруг трепетным светом.

29.Она

Какое огромное количество звезд на небе, они так ярко сияют! Создается впечатление, что не они над нами, а мы летим вверх, и каждая звездочка, время от времени в небе вдруг рассыпается волшебным фейверком! Вокруг нас носятся огненные кометы, ими заполнено все свободное от звезд пространство, ого, сколько их! Это настоящее колдовство, река, плот и мы взлетаем высоко-высоко в небо и несемся навстречу звездам, кометам, луне, а ослепительный свет заливает все вокруг, и я исчезаю.

30.Он

Слышу утреннюю прохладу. Я начал слышать. Чихнув, открываю глаза. Утро. Уже светло, но солнца еще не видно. Город на берегу исчез, оставив вместо себя сосны вперемешку с пальмами. Попугаев на соснах нет. Вот и ладненько. Кстати, что было ночью? Сон или не сон? Чтобы это не было, мы начали новую жизнь.

31. Она

Мои глаза еще закрыты, но сквозь ресницы я начинаю видеть свет. Мне страшно открывать глаза, хочется продлить то состояние, которое еще недавно было таким ярким…
Все-таки, неохотно, я чуть приподнимаю веки.
Солнце только начинает подниматься, небо голубое. Но, где же город? Плот плывет недалеко от берега, на котором виден довольно густой лес. Тихо вокруг, чуть слышны утренние звуки, легкий шум ветра, поскрипывание ветвей, плеск воды под нашим плотом. Мы плывем…
Что же дальше?
32.Она

Потихоньку плот прибивается сам собой к берегу. Понятно, что надо сделать остановку, выйти на берег, осмотреться.
Посмеиваясь, ласково поглядывая друг на друга, мы выходим на берег. Наши руки вместе, пальцы переплетены. Такая радость вокруг, или мне это только кажется? Даже трава и мелкие полевые цветочки, над которыми застыли, жужжа пчелки и шмели, кажется, что приветливо и маняще улыбаются нам! Да, даже шмели, похохатывают низкими журчащими голосами. А стрекозы, так и вьются вокруг наших голов! Такое впечатление, что на каждой ветке по певчей птице, и все они приветствуют наше появление на берегу. Недаром плот прибился к берегу, сразу видно, что очередное приключение ждет нас именно здесь.
Узенькая тропинка ведет в густой лес. Солнце уже поднялось высоко, припекает, а здесь в лесу, так свежо, прохладно, что я теснее прижимаюсь с своему возлюбленному. Он обнимает меня за плечи. Идем осторожно, босым ногам каждая веточка помеха, шишки колют подошвы, я то и дело, легонько вскрикиваю. Но постепенно ноги привыкают, уже не так вздрагивают и пугаются сучков и колючек.
В лесу становится все темнее. Впереди густой ельник, на минуту мы останавливаемся, страшновато, там под ногами сплошь хвоя, колется отчаянно. Но, манит яркий свет, который появляется вдалеке. Решено. Мы входим в ельник.

33. Она

Потихоньку, пробираясь в самую чащу, мы видим все более яркий свет, который разгорается где-то в самом центре, в самой густоте елок. Вот он все ближе и ближе, но, как же трудно достичь его.
У меня исцарапаны все руки, большой палец на ноге до крови уколот острым сучком, в волосах сухая хвоя, мелкие крошки сухих листьев, мне кажется, что даже паучки и муравьи.
У моего милого, вид ничуть не лучше! Волосы такие же спутанные и в них запутались хвойные иголки, на щеке царапина, но он крепко держит меня за руку, пытаясь уберечь от сучков, колючих веток, острых шишек под ногами… Мне это приятно, я чувствую любовь и заботу.
Наконец, мы выбираемся из дремучего ельника. Перед нами открывается огромная поляна, освещенная полуденным, горячим солнцем! Поляна, усыпанная цветами всевозможных расцветок! Кажется, что какой-то добрый волшебник собрал их здесь все, со всех лесов, со всех краев мира! Шелковая трава под ногами, как нежнейший ковер. Мы идем, улыбаясь, забыв про свои трудности.
Вот берег реки, вот и одеяло, на котором мы сидели. Вчера? Позавчера? Сегодня?

Жаркое лето, солнце высоко, место красивое. До самой воды ивы склонили свои ветви, пахнет луговыми цветами, мятой, пчелы гудят, бабочки, кузнечики трещат. Но вместе с тем, совершенно тихо. Покой. Лень. Праздность. Нежность, бесконечная нежность, от которой даже слегка пощипывает в носу и слезы, чуть-чуть, слегка совсем, просятся на глаза. Потому что удивительно, что человек вот этот рядом, так мне интересен, так дорог, так желанен, что ничто, и никто не существует для меня больше в целом свете. А он рядом, и это такое счастье, что просятся на глаза слезы благодарности судьбе за эту встречу, за эту радость, за эту нежность.

Мы сидим на берегу. На краю обрыва… болтая ногами.

"Ночи и дни Лори"изд. Весь, 2007г.

Сообщение отредактировал Poly - Пятница, 2010-11-19, 11:26 PM
 
MгновениЯДата: Среда, 2010-11-17, 3:06 PM | Сообщение # 7
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Заслушалась...

Quote
28. Он

Она исчезла. Я исчез. Стирая грани между вдохом и выдохом, вижу стаю дельфинов, летящих низко над водой. Далекие разноцветные фонари домов, срываясь с места, диковинными птицами, ныряют в листву деревьев. Мои чувства перемешаны. Я вижу скрип плота, маленькими горошинами падающий в воду. Слышу свет реки и запах глубины. Я сам – шелест волн и тень реки. Я – это небо и земля. И я падаю в себя, разливаясь вокруг трепетным светом.

29.Она

Какое огромное количество звезд на небе, они так ярко сияют! Создается впечатление, что не они над нами, а мы летим вверх, и каждая звездочка, время от времени в небе вдруг рассыпается волшебным фейверком! Вокруг нас носятся огненные кометы, ими заполнено все свободное от звезд пространство, ого, сколько их! Это настоящее колдовство, река, плот и мы взлетаем высоко-высоко в небо и несемся навстречу звездам, кометам, луне, а ослепительный свет заливает все вокруг, и я исчезаю.

Вот этот райский фрагмент(со ссылкой сюда) можно было бы разместить на Астральном Турнире, как думаете?
и картинку подобрать, конечно же...

в подарок теме


Сфера сказочных ссылок
 
PolyДата: Среда, 2010-11-17, 8:03 PM | Сообщение # 8
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Quote (MгновениЯ)
Вот этот райский фрагмент(со ссылкой сюда) можно было бы разместить на Астральном Турнире, как думаете?
и картинку подобрать, конечно же...

Пожалуйста, если есть такое желание - я не против.

 
PolyДата: Среда, 2010-11-17, 8:13 PM | Сообщение # 9
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

АРОМАТ РАДОСТИ.

Лина неторопливо шла по улице. Она проходила здесь каждый день, вернее каждый вечер, возвращаясь с работы. Сначала шла направо, потом поворачивала налево два раза, а потом переходила улицу и шла к остановке автобуса. Ей надо было ехать довольно далеко, но вот на дорогу в автобусе она никогда не сердилась. Почему то ей всегда попадался полупустой автобус, создавалось впечатление, что в ту сторону, куда надо ехать ей, почти никто не ездил. Этот вопрос нередко занимал ее мысли, в городе транспорт был всегда переполнен, слишком мало было автобусов и маршруток, людям приходилось подолгу ждать, а уж, о том, чтобы сидеть в автобусе никто и не мечтал.
По улице Лина шла машинально, ей давно были известны все вывески, все магазинчики, крохотные закусочные и пирожковые. Изредка она заходила в какой-нибудь из магазинов: купить хлеба и молока, крупу, макароны, сыр, зубную пасту или кусочек мыла. Покупки были всегда невелики, она жила скромно.
Повернув второй раз налево, Лина заметила, что шнурок на ее ботинке развязался и, поставив ногу на опалубку дома, под скромной витриной какого-то магазинчика, наклонилась и завязала его. А когда подняла голову, то взгляд ее уперся в магазинный прилавок за стеклом, и что-то в нем было необычное. Она наклонилась к довольно мутному стеклу, всматриваясь в глубину помещения, и увидела полки с флаконами духов и баночками с кремами. Припомнила себе, что видела этот магазин сто раз, а может быть и тысячу, но никогда ей не приходила в голову мысль, зайти в него, хотя бы из любопытства.
Сегодня она не торопилась домой и решила заглянуть в магазинчик. С улицы у него был довольно убогий вид, вероятно, поэтому она, никогда и не прельстилась им и не зашла в него раньше. Нельзя было утверждать, что она признавала только исключительно дорогие магазины, нет, конечно. Лине больше нравились небольшие, простенькие, но этот, выглядел уж слишком убогим. Но сегодня он ее заинтересовал.
Лина поправила перед витринным стеклом вязанную синюю шапочку, слегка распустила шарф и, потянула дрянную, обшарпанную дверь, которая неожиданно оказалась страшно тяжелой, как будто бы сделанной из цельного дуба, с трудом ее открыла и вошла в помещение.
Сразу в дверях она замерла от удивления. Магазин был внутри небольшим, но очень приятным и выглядел богато. Пол был чистый, из керамических темных плиток, на длинной стене два большие зеркала, а между ними такие шикарные, в несколько рядов, темного стекла полки с разноцветными лампочками над ними, вмонтированными в пластиковую панель. Все это придавало магазину вид загадочный, чарующий и безумно привлекательный.
Лина слегка оробев, подошла к прилавку. За ним стояла хорошенькая черноглазая и черноволосая продавщица. В этот момент, она перестала протирать полку, передвигая на ней красивые флаконы и обратилась с любезной улыбкой к Лине.
– Здравствуйте, – сказала девушка, не дожидаясь, пока Лина соизволит поздороваться с ней.
Лина ответила, постаравшись улыбнуться, но и сама почувствовала, что улыбка получилась кривой и фальшивой. Не то настроение у нее было, не тот кураж. Однако ей захотелось посмотреть духи, а может быть и понюхать, она любила запахи, и некоторые производили на нее очень сильное впечатление.
– Что вы хотели бы посмотреть? – Обратилась к Лине продавщица, внимательно ее разглядывая. – Мне кажется, что вам подошли бы вот эти духи, кстати, это очень известные духи, хотя бы тем, что они описаны в романе Булгакова «Мастер и Маргарита». Они называются «Нарсис нуар» – «Черный нарцисс», очень уважаемая во всем мире старинная фирма Caron. Это очень известный аромат, они были изобретены основателем Caron, парфюмером Эрнестом Дальтроффом в 1911 году. Как видите, аромату скоро исполнится сто лет, шутка ли? Немало великолепных женщин носили эти духи, увлекались ими и увлекали своих поклонников, пользовались этим ароматом, упивались им и радовались ему. – Девушка умолкла и посмотрела на Лину блестящими глазами с идеально ровно накрашенными длинными ресницами. Она было очень ухоженной и красивой. Вблизи, она не показалась Лине уж такой юной, верно около тридцати пяти-шести лет, но выглядела великолепно.
– Вот ведь как, – подумала Лина, – ей бы в кино сниматься, а она торчит в этом за…. – Лина хотела подумать задрипанном магазине. Но магазин-то был прекрасным, другой вопрос, что в нем никого, кроме Лины не было, а себя Лина не считала слишком престижным покупателем.
Но продавщица, видимо, думала иначе, потому что смотрела на Лину с интересом и доброжелательностью.
После услышанного, Лина ошарашено посмотрела на продавщицу.
Она привыкла к совершенно другой категории продавщиц, которая в настоящее время так распространена. Это хорошенькие девушки, занятые постоянно полировкой своих ноготков, они неохотно отвлекаются от этого занятия, чтобы спросить вялым голосом: – Вам помочь? – И услышав отказ, со вздохом облегчения отходят, чтобы продолжить полировку или разговор с другой, точно такой же хорошенькой бездельницей.
Эта же барышня, Лина уже не могла даже в уме назвать ее продавщицей, была так респектабельна, улыбчива и аристократически невозмутима, что Лина, одновременно с уважением, почувствовала некоторую робость, но все-таки попросила показать ей флакон.
Девушка услужливо открыла черную круглую граненую крышку, и подала упоительно тяжелый флакон Лине. Флакон был круглым, но не шарообразным, а приплюснутым, с золотой этикеткой и тоненьким золотым шнурочком, обвивающим в несколько рядов шейку флакона.
Лина почтительно понюхала горлышко.
Барышня снисходительно легонько рассмеялась.
– Если хотите, то я вам прысну на бумажку, но я сама не люблю эти бумажки, – она доверительно наклонилась к Лине. Бумажка и пахнет всегда бумажкой. Другое дело женская кожа. Только на ней аромат раскрывается полностью. Я предлагаю вам прыснуть на запястье, а может быть, вы предпочитаете надушить шарфик или носовой платок? Это будет вам напоминать о романе Булгакова, о разных приключениях и чудесах. Очень романтично!
Изумленная сверх всякой меры такой речью, и, тем более, предложением продавщицы, Лина подала ей флакон и подставила правое запястье.
Черноволосая девушка аккуратно с некоторого расстояния брызнула чудными духами на запястье и Лина, чуть помахав рукой, чтобы изгнать излишнюю терпкость, понюхала свою руку. Аромат был невероятно привлекательным. Он сразу напомнил Лине что-то радостное и свежее, какое-то детское воспоминание. Воспоминание о красивых дамах, о вечерних туалетах, мехах и вуалях на шляпках, виденных ей, возможно, в кино, но не было сомнений, что от этих дам могло пахнуть именно такими духами.
Лина сегодня получила деньги. Их ей должно было хватить на месяц, но никогда не хватало.
– Сколько же стоит такой флакон? – Пугаясь своего вопроса, прошептала Лина. У нее перехватило дыхание, и вопрос прозвучал еле слышно. Продавщица назвала цену и Лина успокоилась. И двух ее зарплат не хватило бы на такой флакон.
– Это слишком дорого, – переводя дух, сказала Лина уже нормальным голосом. – Мне такие духи не по карману.
Барышня смотрела на Лину задумчиво, в ее взгляде было что-то особенное, какая-то мысль, она словно прикидывала что-то в уме.
– Знаете что, – сказала продавщица твердо, словно приняв решение окончательно. – Мне дают иногда пробные флакончики с тем, чтобы я могла их подарить покупательнице, которая этого заслуживает. Мне кажется, что вы как раз такая покупательница. Если вы хотите, то я вам подарю такой флакончик. Вы не смотрите на то, что он маленький. Понимаете, – тут барышня слегка замялась, даже чуть порозовело ее спокойное красивое бесстрастное лицо. – Магазин наш не совсем обычный, как и хозяин его. Скажем так, это человек, считающий себя волшебником и, на мой взгляд, не без основания. Так вот, он и дает мне эти небольшие флакончики для того, чтобы сделать подарок той покупательнице или женщине, которая этого достойна. Он абсолютно доверяет моему выбору. Сегодня мой выбор падает на вас, мне кажется, что вам нужен такой волшебный флакончик.
Продавщица нагнулась и из-под прилавка достала крохотный флакончик, прелестный, весь переливающийся яркими искрами граненого хрусталя в цветном освещении.
– Этот аромат, – сказала она, – особенный. Он называется «Veine», по-русски, – «Везение». Мне кажется, что вам он особенно подойдет и сейчас просто необходим.
– Вот, пожалуйста, – продавщица осторожно отвинтила крышечку, флакончик был без распылителя, старинного вида, сразу было видно, что настоящий хрустальный.
Лина поднесла к носу дивный флакончик и, едва вдохнув аромат, почувствовала, как меняется ее настроение. Освещение в магазине вдруг вспыхнуло ярко-ярко, Лина почувствовала, как нежные токи бегут по ее телу, рукам, стучатся в виски, словно торопя ее куда-то, зовя, подталкивая. На глазах выступили слезы, но это были иные слезы, не такие, какими в последнее время заканчивался ее вечер, это были слезы радости. Они только затуманили глаза, но не потекли по щекам, не обезобразили глаза, наоборот – глаза засияли нежной улыбкой, слегка беспомощной, трогательной, беззащитной, но обворожительной.
– Как вы изменились сразу, вот так и всегда бывает. Стоит мне подарить какой-то даме флакончик, только слегка вдохнет аромат и сразу расцветает. Вы сейчас – вылитая «Джоконда», Мона Лиза и улыбка ваша загадочная и таинственная. Наверно, хозяин магазина, в самом деле, волшебник, – задумчиво произнесла продавщица. – Ох, вот он будет рад, когда я расскажу ему, что сегодня подарила флакончик. Для него это настоящий праздник всегда. Он все просит меня дарить их чаще, но не получается, понимаете, их надо дарить только тем, кому они подходят, а это не сразу видно, тем более, подходящие для них хозяйки к нам очень редко заходят. И вы не беспокойтесь, что флакончик такой маленький. Он у вас никогда не опустеет, уж такое имеет свойство. Мне ли не знать? Ведь я попала сюда так же, как и вы, случайно. Тогда сам хозяин стоял за прилавком, показывал мне духи, а денег у меня не было совсем, да и ничего не было. Он и подарил мне флакончик и предложил работать здесь. Это было восемь лет назад. – Она, помолчав, добавила, – флакончик до сих пор полный, а я пользуюсь теми духами каждый день!

Барышня убрала флакончик в белую коробку, внутри которой он удобно устроился на белой шелковой подушечке, плотно войдя в углубление. Коробка была упакована в бумажный пакетик с ручками и Лина, краснея, положила его в сумку. У нее не было слов, чтобы благодарить, но она смотрела на продавщицу такими восторженными, испуганными и счастливыми глазами, что та только махнула рукой и сказала:
– Желаю вам счастья!
Лина не помнила, как она дошла до остановки, как села в автобус, как доехала до дома. Она даже не могла потом вспомнить, сидела она или стояла, мало или много народа было в автобусе. Она спешила домой, летела, а вбежав в квартиру, даже не снимая пальто и шапочки, открыла сумку, достала флакон и надушила лицо, руки, шею, шелковый шарфик и упала в кресло, туго зажав в руке драгоценный флакон.

О.Ш.

Сообщение отредактировал Poly - Пятница, 2010-11-19, 11:31 PM
 
TaliaДата: Пятница, 2010-11-19, 9:58 PM | Сообщение # 10
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1550
Статус: Offline

POLY smile АРОМАТ РАДОСТИ ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМ!

Сообщение отредактировал Talia - Пятница, 2010-11-19, 10:03 PM
 
PolyДата: Пятница, 2010-11-19, 10:44 PM | Сообщение # 11
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

ВИЗИТ КРЕСТНОЙ.

По дороге домой, Саша забежала к маме. Настроение было так себе, нездоровилось и преследовало ощущение, что все на свете уже было и надоело до безумия.
Не хотелось огорчать маму, поэтому она приняла свой обычный деловой вид, рассудительный и спокойный.
На работе не все ладилось. Были постоянно какие-то недоделки, причем устранять их постоянно приходилось именно ей, хотя вина была не ее. С начальством отношения были неровные, то, как будто бы все отлично, а через несколько дней придирки и замечания.
C мужем, тоже наступила длительная полоса охлаждения, и даже отчуждения, чувствуя ее постоянное недовольство, муж стал частенько раздражаться по любому поводу. Дома стало неуютно, никому не хотелось мыть посуду, убираться, покупать продукты, а готовить Саша стала спустя рукава, без увлечения, что получится. Слава Богу, что все они, включая и сына, были неприхотливы и есть вечно хотелось. Кроме того две собаки и кот, доедали все.
Пока Саша ехала к маме, мама жила близко, всего четыре остановки на автобусе, она думала о том, что хотелось бы чуда, что ли, волшебства. Уж слишком в последнее время жизнь стала засасывать в омут уныния, сомнений в правильности поступков, желаний, стремлений. Постоянно что-то болело, то одно, то другое и Саша понимала, что болезни эти искусственные, она их сама создает, материализует тем, что вечно недовольна,. Понимать-то понимала, а сделать ничего не получалось. По сути, Саша не испытывала давно ярких желаний и все стало казаться бесполезным, ну а жизнь живенько подстраивалась под ее настроение.
Это не значит, что вовсе не было радостей или смеха, нет, Саша была яркой и остроумной особой, часто шутила и смешила подруг, маму и сотрудников всякими приколами и рассказами. Дома с сынишкой, они тоже частенько хохотали, она играла с собаками, с котом, в целом, вроде нормально, жизнь была насыщенной. И все-таки, с каждым днем, все чаще она ощущала недовольство и собой, и окружающими, срывалась на ворчание или поругивалась дома на всех, причем она и сама видела, что ворчание становилось все жестче, а ругань злее, и причины находились все легче.
Саша была стройной молодой женщиной, с темными длинными волосами, которые она обычно стягивала резинкой, а когда хотела «выглядеть», то умело подкалывала красивой заколкой, от чего сразу хорошела. Она следила за собой, хотя частенько было лень, но будучи приучена к тому, что надо выглядеть достойно всегда держала в порядке ногти и волосы, употребляла хорошие кремы и делала маски. Раньше ей это доставляло удовольствие, а в последнее время, даже уход за собой стал тяготить. Да еще зима бесконечная, холод, отсутствие солнца, короче налицо были явные признаки депрессии, и Саша боялась, не без оснований, что депрессия эта затянется надолго. Такое уже бывало с ней.
– Что же сделать такое, чтобы выйти из этого ожидания неведомо чего? – Думала Саша, но ничего не приходило в голову, кроме того, что вот случится что-то особенное, чудесное и в один миг все уладится. Отступит депрессия, выйдет солнце, закончится, наконец, зима, а настроение станет великолепным. Но, увы, уже третий месяц все шло по-прежнему и ничего не менялось.
– Привет, мам, прокричала Саша, открывая своим ключом дверь и входя в квартиру.
Мама хлопотала на кухне, Саша чмокнула ее в щеку и присела к столу, налив себе чашку чая, что-то спросила, ответила на какой-то вопрос. Ее тянуло быстрее уйти, хотя она понимала, что и дома ей не станет лучше.
Вдруг мама сказала:
–Знаешь, я совсем забыла тебе рассказать, уже несколько дней забываю. В субботу прилетает твоя крестная из Канады. Моя подруга Лиза, ты ее помнишь?
– Нет, – мрачновато ответила Саша, облизывая ложку с вареньем. – Как я могу ее помнить, если она уехала туда сто лет назад, когда мне и пяти лет не было? Впрочем, как мне припоминается, она была довольно странной особой, эта твоя подруга. Ты как-то рассказывала, только я плохо помню, в чем именно заключалась ее странность.
– Гм, пожалуй, – задумчиво ответила мама. – Она была необычной, в ней всегда чувствовалось что-то не здешнее, причем это ощущение у нее самой было настолько сильным, что она решила уехать, полагая, что дело в стране. Но потом, она мне писала, что и там она продолжает чувствовать себя не в своей тарелке. Это продолжалось несколько лет, а потом она, наконец-то, поняла, в чем дело, и все изменилось. Она поступила в Университет, стала заниматься эзотерикой, вышла замуж, у нее прекрасный сын, уже окончил университет. Мы давно с ней не разговаривали, я думаю с полгода. И вот она позвонила позавчера и сообщила, что в субботу прилетает, что остановится у меня и проживет десять дней, что она соскучилась и по мне, и по Москве.
– Я, конечно, очень рада, – продолжала мама, – хотя немного побаиваюсь. Видишь ли, она, в самом деле, была очень странная, такая порывистая и непредсказуемая, и я, хоть и очень любила ее, но и сейчас ее побаиваюсь. Мне всегда казалось, что она знает в каждую минуту, о чем я думаю, чего хочу, куда собираюсь идти. Стоило мне только рот открыть, чтобы задать вопрос, а она уже отвечала на него. Знаешь, это очень напрягает, все время чувствуешь, что отстаешь безнадежно, не догнать ни за что. А сейчас придется целых десять дней с ней провести, хотя, разумеется, она будет уходить куда-то и я не должна ее водить всюду. – Мама помолчала задумчиво. – А может и придется ее водить, она, вероятно, забыла Москву, да и Москва так сильно изменилась за это время, что едва ли она в ней разберется так сразу…. Ну, ничего не поделаешь, придется, так придется, – и мама, вздохнув, налила себе чай, взяла сухарик и надкусила его.
– Мам, ты расскажи мне о ней немножко. Все-таки, она моя крестная, и мне надо будет с ней увидится, если она не забыла, что она крестная.
– Разумеется, не забыла, она спрашивала, как ты поживаешь, когда звонила мне, какое у тебя настроение и что тебе привезти. Да она и раньше всегда о тебе спрашивала, и в целом, всегда была в курсе твоих дел, я ей рассказывала. Но, знаешь, я-то рассказывала не все, но мне всегда казалось, что она тебя знает лучше, чем я. И не только твои дела, а все, что с тобой происходит, чем ты занята, какое у тебя настроение. Не могу точно сказать, на чем основано это впечатление, но оно всегда присутствовало.
– И что же ты ей ответила, когда она спрашивала, что мне привезти? – Заинтересовано спросила Саша.
Мама вздохнула.
– Ответила, что привезти надо бы хорошее настроение и удачу.
– А она что сказала?
– Сказала, что обязательно, что так и думала, что привезет и настроение, и кучу подарков, желаний и удовольствий. Да это не удивительно, она была такая веселая шутница, ни с кем мне не было так интересно и весело, как с ней, как мы хохотали, Боже мой, из-за любой ерунды, просто живот сводило. Приятно будет, снова увидеться. Интересно, как она выглядит, она была недурна, хотя и некрасива, но привлекательна своей молодостью и энергией.
– Она что же, была очень энергичной особой?
– Да, не то слово, она была просто как веретено, все у нее в руках горело, она все умела, и получалось у нее все замечательно. Да, кстати, вот даже с отъездом в Канаду. Стоило ей задумать, что ей надо уехать, и все как-то само моментально решилось. Я уже не помню никаких деталей, все-таки прошло, чуть ли, не тридцать лет, но было что-то невероятное в том, что именно в этот момент у нее объявилась тетушка в Канаде, о которой она до тех пор ничего не слышала. Тетушка прислала ей приглашение, и она мигом укатила. Помню, что даже проводить ее не удалось, как-то в два дня все решилось, и с билетом, и с визой. В те времена это было удивительно. Впрочем, у нее всегда так все получалось.
– Как интересно, – воскликнула Саша. – А может быть, она волшебница? Это было бы замечательно, крестная – волшебница, как в «Золушке». Тут бы и чудесам начаться, – задумчиво пробормотала она и осеклась, видя мамино, весьма озабоченное какой-то мыслью, выражение лица.
– Да я всегда и сама так думала, что она волшебница, в те времена я была так молода, что мне во многом виделись чудеса, а может они и окружали нас, пока мы были вместе? Она была замечательной рассказчицей, из любой ерунды, могла сделать такое повествование, что все рот открывали, слушая ее, а потом, вдумаешься, да ничего особенного в этом случае, о котором она рассказывала, и не было, ведь мы с ней почти везде вместе ходили. А с другой стороны, я потом думала, что я была глупа и никак не замечала тех чудес, которые все время с нами происходили. Помню, что она все время мне пеняла на это, требовала, чтобы я глаза, как следует, раскрыла, а я была тормозная, наверно. И все-таки, многое она умела и мне показать. И с папой мы поженились, благодаря тому, что она сразу велела мне обратить внимание на этого парня, дескать, он должен стать моим мужем. А я бы и не обратила, он же был женат…. А видишь, оказалось, что так и получилось все, как она говорила.
– Ох, пора мне бежать, ужин и все такое. Пока, мамочка, ты звони. Ты что, поедешь ее встречать в аэропорт?
– Да нет, она не велела, сказала, что приедет на такси прямо сюда, мол, чего мне время терять, такси довезет. Я согласилась, я и тогда никогда с ней не спорила, она была всегда права, нечего было и сомневаться. Но вот что, ты приходи, часиков в семь в субботу, к этому времени она, я полагаю, уже приедет, и мы немножко с ней поговорим наедине. Она обязательно просила, чтобы ты пришла в день ее приезда, причем подчеркнула, что обязательно!
– Конечно, приду, раз она просила, в чем вопрос? Такая волшебница-крестная, как можно не прийти?
– Да, она просила, чтобы ты пришла сначала одна в первый день, а потом, я вас всех приглашу, на следующий день, что ли. Устроим торжественный обед.
– Отлично, ты мне скажи, что нужно купить?
– Да, ничего не нужно, мы с ней сами все купим, не волнуйся, у тебя и так достаточно хлопот, – и мама посмотрела на дочку с любовью и легкой грустью.
– Ну, я побежала, – надевая шапочку, – прощебетала Саша. Она и сама не понимала, но каким-то образом, настроение у нее поднялось почти под самую высокую отметку на планке. Саша давно, еще в детстве, установила у себя внутри мысленно планку, с насечками, по которой она определяла свое настроение. Насечек было десять со знаком плюс, и три насечки со знаком минус. До самой нижней, сколь Саша помнила, ее настроение никогда не опускалось, но и до самой высшей, никогда еще не поднималось. Плюс восемь – это был раз, когда ее будущий муж ей сделал предложение, да еще и до этого, тоже разок был, но дело было давнее и теперь Саше уже не хотелось этот эпизод вспоминать. А в последнее время, настроение четко стояло на минус один и ничем его не удавалось приподнять на плюс один, хотя бы. А выбегая из маминого подъезда, Саша почувствовала, что ее настроение поднялось до плюс семи, а то и восьми, никак не меньше. Она ощущала такую бешеную энергию, что хотелось бежать бегом, да что там бежать, ей казалось, что она может лететь, как птица.
Но Саша не полетела, незачем оказалось, ибо сразу же, подошел пустой автобус, в который она легко впорхнула и, улыбаясь и радуясь своему состоянию, покатила домой.
Два дня мигом пролетели, Саша чувствовала такой подъем сил, что на работе все удивлялись ее энергии и тому, как она прекрасно выглядит. У нее все получалось, и настроение было отличным.
Дома она, как-то незаметно убралась, даже в тех местах, до которых давно руки не доходили, ужины были вкусными, она успевала, и делать маски, и накрасить ногти ежедневно, и получалось это незаметно, само собой.
– Да-с, вот сразу видно, что едет крестная, волшебница и чаровница. Она еще летит где-то далеко, а у меня уже два дня все получается и настроение прекрасное, и солнце, как будто светит ярче, хотя слякоть и грязь, а я и не вижу их! – Так думала Саша утром в субботу утром под душем, намыливая волосы и лицо. – Странно, что мама никогда так откровенно не говорила мне, что моя крестная волшебница, может быть я и раньше жила бы иначе? Или мне, как Золушке, надо было пройти всякие трудности и испытания, чтобы оценить могущество волшебства?
Странные мысли продолжали крутиться в ее голове, а руки причесывали волосы, готовили обед, убирали детские вещи в шкаф, мыли собачьи миски, в квартире наводился порядок. Она ожидала маминого звонка, мама обещала позвонить ей, как только тетя Лиза, так мысленно Саша называла свою крестную, приедет. И вот раздался звонок, мама, взволнованным, счастливым голосом сказала: – Лиза приехала, и мы тебя ждем, как можно быстрее!
Саша давно была готова, защебетав, что приедет через сорок минут, она стала одеваться. Ей хотелось выглядеть как можно лучше, чтобы понравится крестной, которая ее не видела с младенчества. Впрочем, она понимала, что возможно, мама и посылала когда-то фотографии, когда она еще была девочкой, а может, и нет, ведь из России, так плохо доходит почта. А из СССР, да и думать нечего!
Все отлично складывалось, муж с сыном ушли в музей и собирались зайти к родителям мужа, так что Саша была совершенно свободна и могла не волноваться ни о чем. Впрочем, она с удивлением подумала, что с тех пор, как услышала о приезде крестной, она ни разу ни о чем не волновалась, все ее страхи разом пропали.
Опять автобус прилетел, как на крыльях, она впорхнула и даже не успела ни о чем подумать, как уже открывала ключом мамину квартиру.
Еще в передней она услышала мамин заливистый смех и хрипловатый дамский голос, что-то рассказывавший с неподражаемыми интонациями, прерывавшийся волнами хохота двух женщин, с взвизгиванием и даже похрюкиванием.
Саша была поражена, она и не слышала, чтобы мама когда-нибудь так смеялась.
Она сообразила, что из-за хохота, они не слышали, как она вошла, улыбаясь, сняла куртку, решив, что сейчас войдет и удивит их.
Но, не тут-то было. Когда она вошла в комнату, они ничуть не удивились. Тетя Лиза, прервав рассказ на полуслове, тут же подошла к ней, торопливо обняла, звонко расцеловала в обе щеки, потом заглянула в ее глаза и расхохоталась.
– Ах, ты, моя дорогая! Да ты, как я посмотрю, тоже волшебницей выросла. Только все еще не разобралась в этом. Посмотри, Ольга, – обратилась она к матери, какая она у тебя замечательная. Зачем ей настроение и удача, она же так и светится от удачи и радости?
И тетя Лиза опять обняла Сашу. А Саша, смущаясь и недоумевая, смотрела на нее, потом тоже рассмеялась.
Тетя Лиза была абсолютно такой, какой представлялась Саше в мыслях. Она была высокой, крупной, очень подвижной и складной. Волосы, были подстрижены не коротко, пышно и красиво вились, глаза были светлые, лукавые и смешливые, руки в перстнях, на полной шее бусы, высокая грудь, ни дать, ни взять, вылитая Гоголевская Солоха, только цвет волос иной – блондинка!
Лиза тут же полезла в огромную сумку, которая стояла в соседней комнате, где мама предложила ей расположиться, вынула из нее большой пакет и подала Саше.
– Ты потом рассмотришь мои подарки, успеется, а вот этот перстенек, сейчас же возьми и надень на палец.
Она подала коробочку, открыв которую Саша увидела кольцо с крупным камнем, оправленным в серебро. Камень напоминал черного жука и был занятен и незнаком.
– Это трилобит, окаменевшее морское членистоногое, жившее в эпоху палеозоя. Ему около 300 миллионов лет. Невероятный по волшебным свойствам перстень, до такой степени заряженный энергией, что владеющий им, надевший на палец, просто не может не обладать везением и удачей. Фантастический фен-шуй, если ты понимаешь, о чем я! – Тетя расхохоталась громко и заразительно.
Саша, волнуясь, надела кольцо на средний палец. Ей показалось, что оно великовато, но, удивительно, как только она его надела, кольцо плотно охватило палец. Оно показалось тяжелым, когда Саша взяла его из рук Лизы, но на пальце, оно было совершенно невесомым, абсолютно слившись с ним. Саша почувствовала такую уверенность и спокойствие внутри себя, появилось ощущение удовольствия и некоторого превосходства по отношению к себе самой, какой она была вот еще только пять минут назад.
Она заглянула внутрь себя - увидела свою планку и настроение ее, впервые в жизни, было на самой высшей точке, ей даже показалось, что планка уменьшилась, стала недостаточно высокой, что ее не хватает, чтобы измерить то настроение, которое в настоящий момент у нее было.
– Спасибо, тетя Лиза! Да, вы ведь, настоящая волшебная Крестная, как же я об этом ничего не знала до сих пор?
– Все узнается в свое время, моя дорогая крестница. Ты повзрослела, и время твое пришло. Теперь ты и сама волшебница, просто ты этого еще не знала, вот я и приехала, чтобы ты, наконец, разобралась сама в себе! Теперь чувствуешь?
– Еще бы, мне кажется, что я могу полететь – ответила Саша.
– Да, можешь и полететь, если понадобится,– засмеялась Лиза. – А пока, девочки, давайте сядем за стол! Ух, и проголодалась же я, за долгий путь, хотя и кормили меня там несколько раз. Но тут, я вижу, и пирожки, и заливная рыба, даже хрен есть! Налей-ка мне Оленька коньячку, мы с тобой и с крестницей, так давно не виделись!
– Счастья и радости мои дорогие! – Лиза выпила рюмку и стала рассказывать, сколько было приключений, пока она летела.
Саша слушала, смеялась, удивлялась, а сама иногда потихоньку прикасалась, поглаживала перстень, чувствуя горячую силу, исходившую от него…

О.Ш.

Сообщение отредактировал Poly - Пятница, 2010-11-19, 11:35 PM
 
MгновениЯДата: Суббота, 2010-11-20, 10:58 AM | Сообщение # 12
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Quote (Poly)
если есть такое желание - я не против.

тогда ждем вашего желания и участия.

КАК ЗВОНКО

Как это весело, здорово, звонко –
Бегать по лужам со смехом ребенка,
Верить улыбкам и в завтрашний день,
В сказки, забывши про тяжесть и лень…

Как это глупо… быть в счастье всегда,
И потому нам даруют… года…
И оттого чередуются… беды…
Чтоб мы познали и радость победы!


Сфера сказочных ссылок
 
PolyДата: Суббота, 2010-11-20, 1:08 PM | Сообщение # 13
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Quote (MгновениЯ)
тогда ждем вашего желания и участия.

Добавила.

 
MгновениЯДата: Суббота, 2010-11-27, 2:21 PM | Сообщение # 14
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Poly,

Сфера сказочных ссылок
 
PolyДата: Воскресенье, 2010-11-28, 1:43 AM | Сообщение # 15
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline
Вообще, неясно, читает кто-то или нет, никто не выражает ничего, ни восторгов, ни порицаний, как-то очень спокойно и тихо.
 
TaliaДата: Понедельник, 2010-11-29, 8:16 PM | Сообщение # 16
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1550
Статус: Offline
Quote (Poly)
Вообще, неясно, читает кто-то или нет, никто не выражает ничего, ни восторгов, ни порицаний, как-то очень спокойно и тихо.

Poly, не волнуйтесь!Конечно читаем....Но не всегда сразу реагируем.Кому-то нужно обдумать написанное, у кого-то нет пока времени отписаться.Нужно немного подождать, я думаю, что многие читают ваши рассказы.Но не все считают нужным отреагировать.
Мне нравятся ваши рассказы, и хотя я не спец в области литературы, но думаю, что в рассказе " Визит Крёстной"вы описали типичную ситуацию и положение современной женщины.Я читаю... и некоторые моменты точно обо мне, особенно это касается первой части, где Саша хандрит, ей чего-то не хватает, и солнца мало, и бытовые неурядицы и руки опускаются, чтобы привести себя в порядок.Но стоит ей только захотеть, и она сразу может стать королевой.
Она по-детски верит в волшебство, искренне радуется приезду крёстной.А крёстная напоминает мне добрую Фею, которая помогала Золушке.И здесь также она помогла Саше поверить в себя, увидеть положительное в себе самой,метаморфозы, которые с ней произошли.

Quote (Poly)
Саша почувствовала такую уверенность и спокойствие внутри себя, появилось ощущение удовольствия и некоторого превосходства по отношению к себе самой, какой она была вот еще только пять минут назад.

Quote (Poly)
– Еще бы, мне кажется, что я могу полететь – ответила Саша.

У неё выросли крылья.И я рада за эту женщину.

 
MгновениЯДата: Понедельник, 2010-11-29, 9:26 PM | Сообщение # 17
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Poly, конечно читают ваши замечательные рассказы, а вы читаете других наших авторов?
Вы же не оставляете в других мастерских ваши отзывы... и мы не критики.
У нас не литературный проект, а сотворчество мастеров.
Над каждой темой работает ее мастер, собирая свое избранное и строя Дворец или каюту корабля.
Спасибо вам, что присоединились!


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Вторник, 2010-11-30, 10:25 AM | Сообщение # 18
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11693
Статус: Online
Что ж делать, если автор ждет ответа
На песнь свою, не слушая других?
Так птицы в ожидании рассвета…
Так рыбы во глубинах вод морских…

Ждут только одного – любви признанья
Единственного в целом мире Друга.
И так поэт наполнен ожиданьем
Признания Творцом его заслуги.

Но мудрость русских сказок говорит,
Что прежде нужно... реченькой напиться,
И печку обустроить, где горит
Огонь земной, и дичке поклониться,

Что яблочками клонится сама,
И, кислое отведав, улыбнуться:
Незрелая, но щедрости полна,
Поможет от гусей бежать, вернуться,

И братика любимого спасти.
О чем же сказка детям говорила?
Что прежде нужно людям расцвести,
И лишь тогда надеяться на силы

Небесные и помощь от других.
Иначе будет бег по кругу долог.
Волшебником становится твой стих,
Коль ты тихонько приподымешь полог…

И тридцать три войдут богатыря
Из вод на Золотое побережье,
Зажжется в сердце мастера заря,
Подарит Радость, Счастье и Надежду.


Сфера сказочных ссылок
 
PolyДата: Суббота, 2010-12-04, 1:21 AM | Сообщение # 19
Мастер-Капитан
Группа: Модераторы
Сообщений: 20
Статус: Offline

В очереди за счастьем.

Она стояла в очереди в кассу в магазине «Ашан».
Очередь, как всегда была длинная. Перед Ниной стояли пятеро с колясками, плотно загруженными продуктами, посудой, шмотками, коробками и бутылками. Нина покорно приготовилась стоять долго. А чтобы не слишком огорчаться о напрасно потраченном времени, не думать о том: как она потащит тяжелую сумку с продуктами, что придется стоять в автобусе, если еще удастся сразу же в него попасть, она подхлестнула свое воображение и приготовилась сочинить себе невероятные приключения.
Нина была большой выдумщицей. Ей никогда не было скучно с самой собой, она всегда видела многое вокруг себя и оно ее развлекало. Она не раз ловила себя на том, что тихонько хихикает на улице или в метро, глядя на какого-то смешного лохматого парня или двух девчонок, которые с самым серьезным видом, болтают о какой-то полной ерунде, используя словарь Эллочки-людоедки. Она могла улыбаться своим мыслям, а иногда, даже рассмеяться, вспомнив что-то смешное прямо в вагоне метро. Ей не казалось, что это что-то неправильное, скорее, сдержанность большинства людей, безразличие, написанное на их лицах, представлялись ей качествами, сомнительными и нежелательными.
Иногда ей нравились некоторые люди и она охотно заговаривала с ними первая, всегда находя верный тон и тему для разговора. Это случалось, как правило, в очередях или при ожидании транспорта. Иногда она болтала с соседями по маршрутке.
Нина не считала себя слишком разговорчивой, но и молчаливой себя не назвала бы. Все зависело от ее настроения, от окружающих ее в данный момент людей, иногда от погоды.
Сейчас же она подумала, что ей очень хотелось бы поговорить с каким-то интересным собеседником. Призадумалась, с кем бы из книжных героев ей хотелось бы пообщаться и сразу же поняла, что самым лучшим вариантом собеседника для нее сейчас мог бы оказаться барон Мюнхгаузен.
Можно было найти причину, почему именно с ним ей захотелось побеседовать, но она не стала ее искать. Вместо этого, она моментально представила себе узкое, умное, нервное и красивое лицо с впечатляющими ухоженными усами и прикрыв на мгновенье глаза, услышала ровный, бархатный баритон, который что-то сказал ей негромко прямо в правое ухо. Голос был таким явственным, что она переспросила, довольно громко:
– Что вы сказали? –И тут же услышала ответ.
– Вы, последняя в кассу?
Нина резковато обернулась, совершенно потеряв ориентацию, настолько далеко за несколько секунд унесла ее фантазия. Резким движением она толкнула тележку, стоящую сзади, и с нее посыпались мандарины – видимо пакет был порван.
Она встрепенулась и наклонилась, чтобы поднять ближайшие к ней фрукты, а мужчина, который ей задавал вопрос, нагнулся одновременно с ней и они стукнулись лбами довольно сильно.
Нине показалось, что у нее искры из глаз посыпались, так бывает в подобных случаях, а мужчина крякнул и поднес ладонь к своему лбу, растирая его. Он был высоким, темноволосым и темноглазым, с узким красивым лицом. Нина потирая лоб уставилась на него во все глаза, это было то самое лицо Мюнхгаузена, которое она видела минуту назад в своем воображении, только усов не было. Нина так удивилась, даже испугалась, что рука ее замерла, а глаза приняли странное выражение.
Мужчина заметно встревожился.
– Извините, ради Бога, – сказал он. – Я, наверно сильно ушиб вас? Это было так глупо не заметить, что пакет порвался. Моя вина. – Произнося эти слова, он внимательно рассматривал ее.
– Нет-нет, – ответила Нина, это я резко повернулась, вы ничуть не виноваты, а я задумалась, совершенно забыла, где я нахожусь, а услышав ваш голос была неосторожна. Это вы меня извините.
Они смотрели друг другу в глаза. И что-то произошло. Нина первая это почувствовала.
– Меня зовут Нина, – сказала она, преодолевая внезапно поглотившую ее застенчивость.
– Карл, – сразу же отозвался мужчина, приветливо с улыбкой слегка поклонившись Нине. И улыбка у него была та самая, какая должна быть, и имя, такое редкое, и весь его облик…
Очередь, казалось, остановилась. Нина рассеянно посмотрела на кассиршу и увидела, что все тот же лысый мужик продолжает выгружать из тележки свои покупки, а кассирша неторопливо и привычно сканирует цены.
– Очень долго идет очередь, – сказала Нина, поднимая глаза на Карла.
– Вы приехали на автобусе, одна? – Спросил он.
– Да, – ответила Нина, чуть помедлив.
– Если позволите, я подвезу вас, я на машине, – сказал Карл.
– Спасибо, я не откажусь, с вашей стороны это очень любезно.
Некоторое время они стояли молча, потом оба заговорили одновременно.
– Представляете, – сказала Нина и запнулась, потому, что Карл начал свою речь с этого же слова. Оба остановились и замолчали. Густое и странное повисло в воздухе, окружило их и приблизило.
– Я только что думала о том, что хотела бы поговорить с одним книжным героем и представила его себе. Я закрыла глаза, и услышала сзади голос. Я совершенно забыла где нахожусь, видела его лицо, улыбку, волосы и руки, а когда повернулась, то оказалось, что вы точная копия героя, которого я себе представила. Только без усов.
– Я их сегодня сбрил, – со странной мечтательной улыбкой ответил Карл. – Я подумал, что если вы меня узнаете без них, то значит… – Он выразительно посмотрел на Нину.
– Как это? Вы что же, то же меня себе представили?
– Конечно. Вы же вылитая Марта, неужели вы никогда этого не замечали? Вы такая же фантазерка, задумчивая и нежная, как и она. Я полагаю, что вам нетрудно поверить в самые невероятные приключения, потому что вы сами постоянно их ждете, призываете, надеетесь на них. И вот, я пришел, услышав ваш беззвучный зов.
Карл взял ее за руку и слегка ее стиснул. Нина почувствовала, как горяча и сильна его рука, как мощно бьется его пульс. Ей стало хорошо и спокойно, как будто бы она внезапно влетела в свою фантазию, вернулась туда, откуда давным-давно ей пришлось исчезнуть, чтобы жить здесь в душном, забитом людьми городе, стоять в очереди с тележкой, наблюдая за лысым мужиком. Он наконец отошел от кассы, а его место заняли муж и жена, которые громко переругиваясь, несмотря на присутствие посторонних людей, начали торопливо выкладывать продукты на ленту транспортера.
– Я еще утром был уверен, что ты придешь в мою жизнь, – сказал Карл, я так давно тебя не видел, дорогая.
И он поцеловал ее, а она широко открытыми счастливыми глазами смотрела на него и не могла поверить, что в ее жизнь входит что-то такое огромное и невероятное, что люди называют любовью. Входит чудесное приключение, о котором она столько мечтала…
О.Ш.

 
TaliaДата: Суббота, 2010-12-04, 1:38 PM | Сообщение # 20
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1550
Статус: Offline


Очаровательная волшебница

Poly ,благодарю за напоминание о счастье...становлюсь в очередь!

 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Сказочные Дали » Сказки и истории - Ольга Шелест (Фантазии на разные темы)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега