Вторник, 2018-10-23, 1:33 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: milogik, Въедливый  
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Галактический Университет » Краткий реестр великих изобретений (Об открытиях учёных и изобретателей)
Краткий реестр великих изобретений
MгновениЯДата: Вторник, 2017-04-04, 5:43 PM | Сообщение # 21
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline


10 Новых Технологий Будущего

и далее смотрите:





Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Понедельник, 2017-06-19, 10:17 AM | Сообщение # 22
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3056
Статус: Offline
1741 г. Прядильная машина Уайта - 1
Константин Рыжов
Кардный цилиндр для расчесывания пряжи.

Еще в 16 в. из процесса прядения были механизированы две операции: скручивание нити и наматывание ее на катушку (см. статью "Самопрялка Юргенса"). Но вытяжка волокон из пряслицы и частичное закручивание их происходили вручную. Это сильно замедляло всю работу. Между тем, в первой трети 18 века был создан усовершенствованный ткацкий станок Кея, позволявший заметно повысить скорость тканья. На новом станке проворный ткач был в состоянии выткать столько пряжи, сколько поставляли шесть опытных прядильщиков. В результате возникла диспропорция между прядением и ткачеством. Ткачи стали ощущать нехватку пряжи, так как прядильщицы не успевали приготовлять ее в нужном количестве. Пряжа не только сильно вздорожала, но часто ее вообще нельзя было достать ни за какую цену. А рынки требовали все большего количества тканей.

Несколько поколений механиков тщетно ломали голову над как усовершенствовать прялку. На протяжении 17 и первой половины 18 веков было сделано несколько попыток снабдить самопрялку двумя веретенами, чтобы повысить ее эффективность. Но работать на такой прялке было слишком тяжело, поэтому идея эта не получила распространения. Было ясно, что прясть сразу на нескольких веретенах можно будет лишь тогда, когда будет механизирована сама операция вытягивания волокон.

Эта сложная задача была отчасти разрешена английским механиком Джоном Уайтом, который придумал в 1735 г. специальный вытяжной прибор. По словам Маркса, именно эта часть машины определила начало промышленной революции. Не имея средств Уайт продал права на свое замечательное изобретение предпринимателю Льюису Паулю, который в 1738 г. взял на него патент. В машине Пауля и Уайта человеческие пальцы впервые были заменены парой «вытяжных» валиков, вращающихся с разной скоростью. Один валик имел гладкую поверхность, а другой был шероховатый с рифленой поверхностью или обит паклей. Однако прежде, чем поступить на валики машины, волокна хлопка должны были пройти предварительную обработку – их необходимо было уложить параллельно друг другу и вытянуть. (Это называлось «расчесыванием» хлопка или кардованием.)

Пауль и Уайт постарались механизировать этот процесс и создали специальную чесальную машину. Принцип ее действия заключался в следующем. Цилиндр, снабженный по всей поверхности крючками, вращался в желобе, который на своей внутренней стороне был снабжен зубьями. Волокна хлопка пропускались между цилиндром и желобом и таким образом расчесывались.После этого пряжа в виде тонкой ленты подавалась в прядильную машину и здесь сначала вытягивалась в вытяжных валиках, а потом поступала на веретено, вращавшееся быстрее валиков, и закручивалась в нить. Первая такая прялка была построена Паулем в 1741 г. Это была первая в истории прядильная машина.

http://www.proza.ru/2012/08/09/244


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
ТанецДата: Среда, 2017-10-11, 2:52 PM | Сообщение # 23
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 2520
Статус: Offline
Самолеты рекордсмены - самые маленькие в мире!

 
MгновениЯДата: Вторник, 2018-01-09, 4:54 PM | Сообщение # 24
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline
Серия замечательных телепередач наших дней
100 великих изобретений



Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2018-07-01, 3:26 PM | Сообщение # 25
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline
Автор - Виорэль Ломов

«Я получаю удовольствие, когда пишу то, что, как я подозреваю, не будет иметь никакого значения».
Уильям Петти, английский экономист XVII века
Повторю это же.
Виорэль Ломов (Николай)


продолжение: 1-50  51-100  101-101


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2018-07-01, 4:07 PM | Сообщение # 26
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline
Учитывая несомненную важность представленной автором информации о русской науке и истории её развития, а также о русской литературе и великих писателях, для общего дела галактического образования, предлагаю открыть отдельную тему с возможностью дополнения иллюстрированным материалом и полезными ссылками на источники.

продолжение перечня



Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Четверг, 2018-07-05, 3:14 PM | Сообщение # 27
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline


4. 5. 040 Геохимия Вернадского I
Виорэль Ломов
4.5 Геология, геофизика

4.5.040 Геохимия Вернадского I

Естествоиспытатель, мыслитель, общественный деятель, историк и организатор науки, профессор Московского университета, академик Петербургской АН и АН СССР, первый президент АН Украины, член-корреспондент Парижской АН, иностранный член Чешской и Югославской АН, Британской ассоциации наук, Немецкого химического общества, Геологического общества Франции, Минералогических обществ США и Германии, основатель и директор Биогеохимической лаборатории, Радиевого института и других научных учреждений, организатор и председатель Комиссии по изучению естественных производительных сил России, лауреат Сталинской премии — Владимир Иванович Вернадский (1863—1945) является автором многочисленных трудов (около 700) по геологии, минералогии, философии естествознания, науковедению, биосфере и ноосфере. 

Важнейшим достижением ученого стало создание им комплекса современных наук о Земле — геохимии, биогеохимии, генетической минералогии, радиогеологии, гидрогеологии, а также организация соответствующих научных школ.

Нередко Вернадского называют Ломоносовым XX века. Уж очень многообразна была деятельность ученого — естествоиспытателя-энциклопедиста, философа, историка и организатора науки. Он оставил свой след в самых разных областях человеческого знания и создал много новых. 

В последнее время чаще упоминают о Владимире Ивановиче как о мыслителе, занятом проблемами биосферы и ноосферы. Сам Вернадский считал науку и философию двумя различными, хотя и взаимосвязанными способами познания мира, причем философию называл «жизненной атмосферой, питательным бульоном для науки». 

Оставим ноосферу философам и займемся землей — геологией, минералогией, геохимией. 

Постоянным предметом исследований Вернадского была история минералов и химических элементов Земли. 

Начав с разработки вопросов минералогии и кристаллографии, ученый большую часть жизни создавал и развивал геохимию, а последние 15 лет жизни занимался проблемами биохимии. «Под занавес» Вернадский выдвинул идею перерастания биосферы (области жизни) в ноосферу (область разума), тем самым наделив стихийный разум направляющей силой сознательной эволюции. 

60 лет отдал ученый «камню», которым заложил фундамент «могущества российского». Нашу страну считают мировой кладовой полезных ископаемых, причем не потенциальных, а открытых и изученных — во многом благодаря инициативам Вернадского. 

После защиты магистерской диссертации по минералогии (1891) и докторской по кристаллографии (1897) ученый активно участвовал в геологических экспедициях по горнорудным районам Восточной и Центральной Европы, Крыма, Кавказа, Забайкалья, Урала, Ферганы.

В 1909 г. Вернадский на съезде русских естествоиспытателей и врачей в Москве сделал доклад «Парагенезис химических элементов в земной коре», положивший официальное начало этой новой науке. 

Геохимик успешно занимался количественными оценками распределения химических элементов в земной коре и развивал представление о природных изоморфных рядах, открывшее путь к формулированию законов распределения. 

Новый метод исследования истории химических элементов с применением явления радиоактивности, которое Вернадский начал изучать первым в России, базировался на существовании генетической связи химических элементов. Результаты своих исследований ученый публиковал в выпусках «Опытов описательной минералогии». 

В начале XX в. Вернадский уже был научным светилом мировой величины, создавшим новую естественнонаучную дисциплину — геохимию, «описывающую судьбу и превращения атомов Земли и космоса». 

Вместе с другими выдающимися геохимиками — А.Е. Ферсманом, Ф.У. Кларком (США) и В.М. Гольдшмидтом (Норвегия) он сформулировал основные задачи новой науки: исследование распространенности химических элементов и их распределения (вместе с изотопами) в Земле в целом; изучение закономерностей поведения (миграции элементов) химических элементов в геологических и техногенных процессах, ведущих к концентрации или рассеянию элементов, формированию горных пород и минералов, месторождений полезных ископаемых.

Ученый стал основоположником нескольких разделов геохимии: 

— историю, условия накопления и геохимическую роль неживого органического вещества изучает органическая геохимия;

— геохимическое влияние техногенных процессов, связанных с деятельностью промышленных предприятий и техники исследует геохимия техногенеза;

— закономерности разделения изотопов элементов в геологических процессах и разработку критериев использования этих данных для решения теоретических и прикладных задач геологии постигает геохимия изотопов;

— космическими объектами (планетами, их спутниками, астероидами, метеоритами, космической пылью и др.) занимается геохимия космоса.

Логическим продолжением геохимии стала биогеохимия Вернадского (1916), содержавшая новый взгляд на окружающую природу и природу человека — наука о роли организмов в истории химических элементов Земли и о взаимосвязи организмов с земной корой.

Значительный вклад в разработку всех этих направлений геохимии сделан коллегами и учениками Вернадского — Я.В. Самойловым, А.Е. Ферсманом, А.П. Виноградовым, Б.Б. Полыновым, А.И. Перельманом. 

В 1927 г. Вернадский предложил Геохимическую классификацию элементов по признаку их геохимического сходства, т.е. по признаку их совместной концентрации в определенных природных системах. В классификации он выделил шесть геохимических групп: благородные газы, благородные металлы, циклические элементы, рассеянные элементы, элементы сильнорадиоактивные и элементы редких земель. 

Не забывал ученый и о комплектовании минералогической части музея АН, ставшего благодаря его стараниям Геологическим и Минералогическим музеем мирового уровня. Первым директором его был сам Вернадский. 

Из каждой поездки за рубеж, из каждой экспедиции он привозил коллекции камней и метеоритов. Ежегодно со всех частей света присылали в музей по сотне и более коллекций. Есть в музее и минерал из Италии, названный именем ученого — «вернадскит». 

Проблему радиоактивности Вернадский изучал много лет. Осознав, какую огромную энергию можно извлечь из ядер урана, геолог поначалу занимался картированием месторождений радиоактивных минералов и сбором образцов, затем в 1909 г. создал специальное радиологическое отделение при Петербургской геохимической лаборатории, еще через несколько лет разработал атомную программу, одобренную и профинансированную правительством и частными лицами, организовал несколько экспедиций по поиску месторождений урана. 

Дойдя до идеи цепной реакции и ядерного синтеза, ученый не смог продолжить работы в этом направлении из-за социальных перемен, прервавших его научные исследования. 

И хотя в 1921 г. учеником Вернадского В.Г. Хлопиным был получен первый русский радий из ферганской руды, а по инициативе самого Вернадского в 1922 г. в Петербурге был создан Радиевый институт, Владимир Иванович остановился буквально на пороге создания атомной бомбы. 

И только через 10 лет, в 1930-е гг. Вернадский инициировал продолжение работ по поиску урана, а в июне 1940 г. создание Комиссии по урану, чем фактически положил начало ядерному проекту в СССР. 

Связанной с этой проблемой и одной из самых молодых геологических наук, получившей на протяжении прошлого века развитие во многих странах мира, стала радиогеология Вернадского.

Состоя в трех (из восьми) отделений АН СССР — геолого-географическом, физико-математическом и химических наук — ученый до последних дней был не «свадебным генералом», а полководцем науки. 

В 1940 г., когда Владимиру Ивановичу было 77 лет, вышли в свет его «Биогеохимические очерки», в 1944 г. — «Несколько слов о ноосфере». Последние годы Вернадский возглавлял Комитет по метеоритам и космической пыли, Комиссию по изотопам, участвовал в работе Международного комитета по геологическому времени и др. 

На сегодня геохимия заняла ведущее место среди наук о земле, подтвердив предсказание Вернадского о ее центральной роли среди наук о веществе. 

(Продолжение очерка в «Геохимии Ферсмана II»)


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Пятница, 2018-07-06, 6:51 PM | Сообщение # 28
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline


Фотосинтез Тимирязева

Естествоиспытатель, ботаник, химик, физиолог, историк и популяризатор науки; пропагандист дарвинизма, публицист; профессор Петровской с/х академии и Московского университета; заведующий кафедрой анатомии и физиологии растений Московского университета; основоположник русской научной школы физиологов растений; член-корреспондент Петербургской АН (РАН); почетный член университетов Женевы, Глазго, Кембриджа, Лондонского королевского общества; председатель Ботанического общества любителей естествознания, антропологии и этнографии; член Моссовета — Климент Аркадьевич Тимирязев (1843—1920) является родоначальником исследований проблемы фотосинтеза, а также биологических основ агрономии.

Тимирязев, по его собственным словам, «работал для науки и писал для народа». Начиная с магистерской и докторской диссертаций «Спектральный анализ хлорофилла» (1871) и «Об усвоении света растением» (1875), ученый на протяжении полувека занимался растениями, хлорофиллом и фотосинтезом, а его книга «Жизнь растения» (1878), переведенная на многие языки мира, и по сию пору привлекает массу читателей.

Тема жизни растения — центральная в творчестве Тимирязева, одна из главнейших и в науке вообще, поскольку именно с нею связано существование жизни на земле. В процессе жизнедеятельности растения хлорофилловые зерна листьев «поедают» углекислый газ, содержащийся в воздухе, вернее — питаются углеродом, выделяемым из углекислоты под действием света.

Это «воздушное питание» растений немецкий ботаник В. Пфеффер и назвал в 1877 г. «фотосинтезом». В цепочке «растения — животные — люди» растения оказываются основой всего живущего, с них начинаются пищевые цепи. Именно растения как передатчики энергии солнца нашей планете (превращая энергию солнечного света в энергию, запасенную в углеводах) гарантируют сохранение жизни на земле.

Фотосинтезом занимались в XIX в. многие естествоиспытатели — Дж. Пристли, Я. Ингенгауз, Ж. Сенебье, Н. Соссюр, Ю. Майер, Д.Г. Стокс, Ю. Сакс и др., исследовавшие зависимость фотосинтеза от освещения, содержание хлорофилла в листе, наличие СО2 в атмосфере, преобразование в растении световой энергии в химическую, роль в этом процессе отдельных участков спектра…

С конца 1860-х гг. изучением этого процесса занялся и Тимирязев.

Эпиграфом к творчеству Тимирязева можно было бы взять слова Дж. Свифта, столь любимые самим физиологом: «Тот, кто сумел бы вырастить два колоса там, где прежде рос один, две былинки травы, где росла одна, заслужил бы благодарность всего человечества». Климент Аркадьевич на славу потрудился на земельных делянках, выращивая колосья и былинки, и давая людям верный рецепт умножения урожайности сельскохозяйственных культур.

Ученый создал первую опытную станцию на опытном поле в с. Реньевке Симбирской губернии, где изучал действие минеральных удобрений на урожай (1867); на территории Петровской с/х академии построил первую теплицу — «вегетационный домик» (1872); организовал на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде первую показательную опытную станцию с таким домиком (1896) и т.д.

В статьях «Земледелие и физиология растений», «Происхождение азота растений» и др. ботаник на основе своих экспериментов, получивших признание в России и в Европе, пропагандировал новейшие достижения агрономической химии и физиологии растений, искусственное орошение и глубокую вспашку в борьбе с засухой, применение минеральных удобрений, севооборот клевера, лесные полезащитные полосы, борьбу с сорняками, использование для посева засухоустойчивых сортов злаковых.

Ботаник настаивал на целесообразности выведения новых сортов с мощной корневой системой или пониженной транспирацией (испарением воды); повлиял на применение в с/х вегетативного метода; инициировал создание заводов для производства селитры; заложил основы выращивания растений при электрическом освещении.

Для Тимирязева его лозунг «Наука должна сделать труд земледельца более производительным» был и главным руководством к действию.

Все свои рекомендации ученый делал на основе изучения им фотосинтеза. Отведя растениям космическую роль посредников между солнцем и жизнью на нашей планете, Тимирязев нашел ответ на вопрос, поставленный немецкими учеными Ю.Р. Майером и Г.Л.Ф. Гельмгольцем, основоположниками закона сохранения энергии, — является ли источником жизни солнце.

Начал ученый с проведения сложнейших и тончайших опытов (не воспроизведенных с тех пор ни одним экспериментатором!) и доказательства того, что реакция разложения углекислоты на кислород, выделяемый в атмосферу, и углерод необходимый растениям, т.е. фотосинтез, прямо зависит от хлорофилла и от энергии поглощаемых лучей.

До Тимирязева эти рассуждения ходили только в качестве гипотезы. Для этих целей физиолог впервые применил особо чувствительные спектроскопы, светофильтры, разработал улавливатели и анализаторы газа, приборы, измеряющие освещенность, усовершенствовал методику газового анализа, позволившую анализировать количество газа с точностью, поражающей современных исследователей.

Показав, что фотосинтез при слабом свете зависит от количества поглощенной энергии, а при сильном освещении достигает светового насыщения, ученый «экспериментально обнаружил, что имеются два максимума поглощения света растением, которые лежат в области красных и синих лучей спектра; доказал приложимость закона сохранения энергии к процессу фотосинтеза». (В.П. Лишевский).

Наиболее благоприятные энергетические условия для разложения углекислоты по Тимирязеву давали красные лучи, а самым совершенным поглотителем энергии являлся сам хлорофилл. Все это было подтверждено позднее открытием квантовой теории и исследованиями фотосинтеза другими учеными.

Впервые доказав, что зеленая окраска хлорофилла специально приспособлена для поглощения солнечной энергии, необходимой для разложения углекислоты, ученый открыл, что именно этот «окрас» хлорофилла позволяет бесцветной углекислоте разлагаться в т.н. хлоропластах.

Тимирязев был первым ботаником, заговорившим о законе сохранения энергии, заменившим слово «свет» выражением «лучистая энергия», и первым высказавшим мысль о том, что «процесс разложения углекислоты должен зависеть от энергии солнечных лучей, а не от их яркости».

Итоги своих 35-летних исследований (по промежуточным этапам имевших яркие публикации) русский ученый подвел в своей блестящей крунианской лекции «Космическая роль растения», прочитанной в 1903 г. в Лондонском королевском обществе.

Мировое научное общество получило исчерпывающие ответы на вопросы, как протекает фотосинтез, какой предположительно химический состав хлорофилла, каков механизм воздействия на него солнечного света, как зависит этот процесс от лучей различной длины волны.

В целом же Тимирязев впервые сформулировал представления о фотосинтезе как процессе аккумуляции солнечной энергии.

Детально разрабатывая теорию фотосинтеза, Тимирязев понимал, что наука на рубеже веков еще не в состоянии была дать полное описание этого процесса.

Об этом ученый не раз писал в своих сочинениях, и при этом он был абсолютно уверен, что совсем скоро «физиологи выяснят в малейших подробностях явления, совершающиеся в хлорофилловом зерне; химики разъяснят и воспроизведут вне организма его процессы синтеза, имеющие результатом образование сложнейших органических тел, углеводов и белков, исходя из углекислоты; физики дадут теорию фотохимических явлений и выгоднейшей утилизации солнечной энергии в химических процессах; а когда все будет сделано, т.е. разъяснено, тогда явится находчивый изобретатель и предложит изумленному миру аппарат, подражающий хлорофилловому зерну, — с одного конца получающий даровой воздух и солнечный свет, а с другого — подающий печеные хлебы. И тогда всякому станет понятно, что находились люди, так настойчиво ломавшие головы над разрешением такого, казалось бы, праздного вопроса: почему и зачем растение зелено?».

Прошло сто лет с тех пор — пока такого аппарата, подающего изумленному миру печеные хлеба, не сделано, но ведь еще не конец света?

P.S. Напоследок процитируем Тимирязева — его слова сегодня обрели еще более глубокий смысл: «Наука не вправе входить в свое святилище, таиться от толпы, требуя, чтобы на слово верили ее полезности. Представители науки, если они желают, чтоб она пользовалась поддержкой и сочувствием общества, не должны забывать, что они слуги этого общества, что они должны от времени до времени выступать перед ним, как перед доверителем, которому они обязаны отчетом».

© Copyright: Виорэль Ломов, 2014
http://www.proza.ru/2014/06/17/325


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Понедельник, 2018-07-09, 6:50 PM | Сообщение # 29
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline
Гиперболоид инженера Шухова





Кудесник Владимир Шухов помог России сделать шаг в индустриальную эпоху.
19 марта 1922 года Шуховская башня начала радиотрансляцию.




Виорэль Ломов
4.8 Телеграф, радио, телевидение

4.8.059 Гиперболоид инженера Шухова
(Шуховская башня)

Инженер-механик, гидротехник, технолог, теплотехник, мостостроитель, архитектор, член-корреспондент и почетный член АН СССР, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, член ВЦИК, Герой труда — Владимир Григорьевич Шухов (1853—1939) сделал столько проектов и изобретений, что о нем говорили как о «Человеке-фабрике». 

Среди множества равновеликих достижений «первого инженера России» одним из главных можно назвать создание Шуховым «гиперболоидных башен», самой известной из которых стала радио-башня в Москве на Шаболовке (1922).

Башня на Шаболовке признана международными экспертами одним из высших достижений инженерного искусства. В 1940-е — 1960-е гг. (до Останкино) она была брендом телевидения. 

При нашем уважении к ТВ, надо сказать, что роль этой башни не только телевизионная. Разместив в себе в 1922 г. радиостанцию имени Коминтерна, радио-башня стала не только символом радио и величия инженерной мысли, но и символом молодого государства — СССР. 

Автором этого сооружения является 68-летний Владимир Григорьевич Шухов, к тому времени признанный во всем мире инженер величины Л. да Винчи и Н. Теслы… 

На рубеже XIX — ХХ вв. о нашей стране судили по работам Шухова. Творческий диапазон Владимира Григорьевича не знал границ. Свой след инженер оставил во многих областях техники, равно как в строительстве и архитектуре. 

Большей частью это были не «малые» изобретения, решавшие частные проблемы, а грандиозные технологии и конструкции, которые и по сей день служат людям и поражают воображение специалистов.

В нефтепереработке, теплотехнике, гидравлике, судостроении, военном деле, реставрационной науке Шухов прославился крекинг-процессом перегонки нефти, нефтеналивными баржами, магистральными трубопроводами, паровыми водотрубными котлами, газгольдерами, доменными и мартеновскими печами, маяками, пакгаузами, воздушно-канатными дорогами, платформами для тяжелых орудий, мостовыми кранами, минами, авиационными ангарами, трамвайными депо… 

Как строитель, Шухов создавал заводские цеха и первые российские нефтепроводы, проектировал крупные системы водоснабжения Москвы, Киева, Воронежа и др. городов, восстанавливал разрушенные в гражданскую войну объекты, участвовал во всех крупных стройках первых пятилеток — Магнитки, Кузнецкстроя, Челябинского тракторного, завода «Динамо». 

Плодотворнейшей сферой деятельности инженера стало создание им новаторских, изящных и долговечных пространственных систем покрытий (т.н. стальных сетчатых оболочек, полюбившихся всем архитекторам XX и XXI вв.) и высотных сооружений из металла. 

«Можно смело утверждать: после Шухова в этой области не было сделано принципиально новых изобретений и не было создано конструкций, столь совершенных эстетически». (Е.М. Шухова). 

Висячие сетчатые покрытия гигантских площадей в несколько тыс. м;, сетчатые своды и своды двоякой кривизны с пролетами до 40 м — в XX в. стали одними из самых привычных архитектурных форм. 

Изобретением легких металлических арочных покрытий (перекрытие дебаркадера Киевского вокзала в Москве, стеклянные своды над ГУМом в Москве и Петровским пассажем в С.-Петербурге) «завершился долгий поиск инженерами всего мира наиболее рационального типа стропильной фермы. 

Дальнейшее ее усовершенствование стало уже невозможным. Это строго научно было доказано В.Г. Шуховым в книге «Стропила» (1897) и там же указан единственно верный путь — переход к пространственным системам, в которых все элементы конструкции при восприятии нагрузки работают как единый слаженный организм». 

Вес шуховских «крыш без стропил» был в 2—3 раза ниже, а прочность значительно выше, чем у традиционных типов покрытий. Они были намного проще в сборке и монтаже.

Индустриальная архитектура стала коньком Шухова, который «вывез» его в число «величайших инженеров мира» и одновременно — выдающихся «художников в конструкциях», сооружения которого называют произведениями.

«Шедевр мастера» на Шаболовке принадлежит классу т.н. гиперболоидных конструкций, введенных Шуховым в архитектуру еще в 1880-е гг. Точнее эта форма называется однополостным гиперболоидом вращения. 

Грандиозный вид этой башни и ее эстетическое великолепие подвигли А.Н. Толстого к написанию «Гиперболоида инженера Гарина».

По воспоминания правнучки изобретателя, Е.М. Шуховой, Владимир Григорьевич пришел к форме башни, увидев плетеную ивовую корзинку для бумаг, перевернутую вверх дном, а на ней тяжелый горшок с фикусом. 

Шухов скрупулезно рассчитал конструкцию башни, способ ее монтажа и в январе 1896 г. подал заявку на привилегию «Ажурная башня». 

Способ устройства заключался в следующем: «Сетчатая поверхность, образующая башню, состоит из прямых деревянных брусьев, брусков, железных труб, швеллеров или уголков, опирающихся на два кольца: одно вверху, другое внизу башни; в местах пересечения брусья, трубы и уголки скрепляются между собой. Составленная таким образом сетка образует гиперболоид вращения, по поверхности которого проходит ряд горизонтальных колец. Устроенная вышеописанным способом башня представляет собой прочную конструкцию, противодействующую внешним усилиям при значительно меньшей затрате материала». 

Изобретателю был выдан патент Российской империи № 1896 от 12 марта 1899 г.

Первым сооружением этого типа стала 25-метровая водонапорная башня, продемонстрированная на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Н. Новгороде (1896) и произведшая фурор. 

В распространенной тогда «железной архитектуре», типичным образцом которой считается Эйфелева башня, конструкция Шухова выглядела диссонансом, но куда более гармоничным, чем образцы старой школы. 

Рассчитанная на самый сильный ураган, с более чем двукратным коэффициентом запаса устойчивости, башня своей ажурной формой и воздушностью покорила и обывателей и специалистов. 

Гиперболоидным башням была открыта зеленая улица. За 30 последующих лет возвели сотни этих сооружений: водонапорных башен, гиперболоидных маяков, антенн, опор под резервуары, корабельных мачт на броненосцах. 

США вообще установили такие мачты на большинстве своих кораблей ВМФ. В конце 1920 гг. по той же системе были сооружены опоры ЛЭП НИГРЭС. 

Радио-башня на Шаболовке стала самой высокой из шуховских башен (160 м с двумя траверзами и флагштоком). Первый проект девятисекционной башни был разработан Шуховым в 1919 г. с расчетной высотой 350 м. 

На ее сооружение требовалось металла в 3 раза меньше, чем на 300-метровую Эйфелеву башню. Металла тогда в разоренной стране не было, и чудо, что за этот проект вообще взялись. Правда, его пришлось переделать на 6 секций общей высотой 148,3 м. «Железо» выдали по личному указанию В.И. Ленина из запасов Военного ведомства.

Строительство велось по изобретенному Шуховым «телескопическому» методу монтажа конструкций. Не было лесов и подъемных кранов. Секции по очереди монтировались на земле, внутри первой секции, после чего при помощи блоков и лебедок поднимались по принципу выдвижной подзорной трубы.

К строительству приступили 14 марта 1920 г. Руководил возведением башни сам Шухов. Из-за отсутствия материалов и квалифицированных рабочих, которым часто зарплаты не хватало на еду, работа неоднократно прерывалась, а однажды при подъеме 4-й секции произошла авария, смялись нижние секции. 

Авторитетная комиссия пришла к выводу, что «проект безупречен» и авария произошла из-за усталости металла. Тем не менее Шухова приговорили к «условному расстрелу» с отсрочкой исполнения приговора до завершения строительства. В ту пору Владимиру Григорьевичу и без того было тяжко: погиб его младший сын, умерла мать… 

19 марта 1922 г. башня была сдана в эксплуатацию. На ней установили необходимую аппаратуру, а через полгода состоялась и первая радиопередача: концерт русской музыки с участием Н. Обуховой. Тогда же были отменены обвинения инженера во «вредительстве» и «условный расстрел».

В 1937 г., при энергичном участии 84-летнего Шухова башню переоборудовали для трансляции передач коротковолнового катодного телевидения. Через два года с передатчиков стали идти регулярные телевизионные трансляции.

Тогда же башня выдержала серьезное испытание на прочность. За трос, соединяющий гиперболоид с соседней мачтой, зацепился почтовый самолет. Аэроплан рухнул, а башня устояла. 

Мода на гиперболоидные шуховские башни пришла на Запад в 1930-е гг. и не утихла до сих пор. Воспользовались идеями Шухова в своем творчестве и великие зодчие Ле Корбюзье и О. Нимейер. Отдают должное им и на Востоке. Так, в 2005—2009 гг. в Гуанчжоу (Китай) была построена подобная башня высотой 610 м.

На выставке «Инженерное искусство» в центре Помпиду в Париже (1997) изображение Шуховской башни использовалось как логотип. На выставке «Лучшие конструкции и сооружения в архитектуре XX века» в Мюнхене (2003) был установлен позолоченный шестиметровый макет Шуховской башни.

Башня на Шаболовке объявлена памятником архитектуры и инженерной мысли, охраняется государством. 

За 90 лет башня ни разу не реставрировалась и изрядно проржавела, хотя, по мнению специалистов, простоит еще не менее 50 лет. В настоящее время обсуждается вопрос о реставрации сооружения в его первозданном виде. 

По словам В. Шухова, правнука изобретателя, конструкция изначально напоминала куклу-неваляшку: «если на башню налагались дополнительные нагрузки, то она за счет веса и центра тяжести внизу сама себя выравнивала. В 1950-е годы нашелся умный архитектор, который все это «некрепко и ненадежно» предложил залить бетоном». 

P.S. Шухов отверг множество лестных предложений уехать на Запад. Все права на свои изобретения и все гонорары он передал государству. «Мы должны работать независимо от политики. Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны».

© Copyright: Виорэль Ломов, 2014


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Понедельник, 2018-07-09, 7:17 PM | Сообщение # 30
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline
и ещё фрагмент публикации
http://rusplt.ru/sdelano....49.html

По совету отца Владимир поступил в Московское императорское техническое училище. Образование в училище давали хорошее, но учиться было сложно из-за полуказарменных правил. Шухов окончил училище с золотой медалью и удостоился от академика Пафнутия Чебышева — одного из величайших русских математиков XIX столетия, который состоял в половине европейских математических обществ, — лестного предложения остаться на кафедре преподавать. Однако Шухов его отверг — он хотел не преподавать, а конструировать. Практическая деятельность увлекала его сильнее, чем абстрактные вычисления, и вскоре в качестве поощрения Совет училища включил его в состав научной делегации, отправляющейся на Всемирную выставку в Филадельфии.

Жить на Бали? Работать на Бари!

Сама по себе выставка была замечательным событием — на ней Шухов смог увидеть несколько изобретений, которым предстояло вскоре изменить мир — например, телефон, созданный Александром Беллом, и печатную машинку «Ремингтон». Но важнее оказалось знакомство с человеком, сыгравшим значительную роль в судьбе Шухова — его будущим работодателем Александром Бари, талантливым инженером и предпринимателем. Бари, принимавший участие в строительстве Главного здания выставки, принял российскую делегацию, познакомив ее с техническими и промышленными чудесами того времени — например, устроил ей экскурсию по металлургическим заводам Питсбурга, где выплавлялась в те времена половина всей американской стали. Завязывая знакомство с молодыми русскими инженерами, приехавшими в Соединенные Штаты, Бари имел далеко идущие планы — он намеревался вернуться в Россию, чтобы развивать там промышленность. В России, которая была ему родной страной, Бари увидел гораздо больший потенциал, чем в США — природные богатства там были обильнее, а предприимчивых людей, готовых их использовать, — на порядок меньше.

Последние десятилетия XIX века были началом эпохи нефти — в России едва начали осваивать ее месторождения и оттачивали процессы ее переработки. Бари понимал: за нефтью — будущее энергетики. Вернувшись на родину, он в союзе с другим предпринимателем основал компанию «Бари, Сытенко и Ко». Одним из стартовых проектов стал заказ на постройку первого в России нефтепровода — от Балаханских нефтепромыслов до Баку. Для проектирования нефтепровода Бари пригласил Шухова. Эта работа стала для Владимира подлинным подвигом зрелости. Заказ на постройку компании давало «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» (одним из братьев был Альфред Нобель, будущий основатель крупнейшей в мире научной премии. — Примеч. авт.). В отличие от большинства других нефтепромышленников в России (да и в мире), братья Нобель понимали, что транспортировать нефть бочками — тупиковый путь: велики затраты на доставку, велики потери продукта при погрузке. Проект, созданный Шуховым, включал в себя первые в мире резервуары-нефтехранилища цилиндрической формы, а также всю необходимую инфраструктуру.



Строительство первых в мире сетчатых оболочек-перекрытий двоякой кривизны конструкции
Владимира Шухова на Выксунском металлургическом заводе, Выкса, 1897 год. Источник: wikipedia.org

Конкуренты к идее нефтепровода отнеслись скептически: а если вредительство? Любая пробоина приведет к потерям, которые будет несопоставимы с потерями при транспортировке в бочках. Про поджог и говорить ничего. И действительно, поджоги были уже на стадии строительства: извозчики, возившие бочки на телегах, понимали, что в случае успеха затеи они могут попрощаться с работой. Но нефтепровод был возведен рекордно быстро — за несколько месяцев. В декабре 1878 года нефтепровод заработал, и уже в течение первого месяца по нему было перекачено 840 тысяч пудов нефти. За год нефтепровод окупил 10 фунтов стерлингов, потраченных на его строительство, и вдохновил других промышленников на аналогичные проекты. Для охраны от вредителей, кстати, вдоль нефтепровода поставили многочисленные караульные будки.

Работая на Бари, Шухов сделал несколько изобретений мирового значения, связанных с нефтепереработкой. В 1880 году он изобрел форсунку, позволяющую эффективно сжигать мазут, считавшийся бесполезным побочным продуктом нефтепереработки. А в 1891 году разработал промышленную установку для перегонки нефти с разложением на фракции под воздействием высоких температур и давлений, в которой впервые осуществлялся крекинг (расщепление) в жидкой фазе.

Шухов был разработчиком и первых российских танкеров — нефтеналивных барж, которые строились по его чертежам в Саратове и Царицыне. До революции по его моделям было построено 82 баржи длиной от 50 до 130 метров.Занимался Шухов и проектированием городской инфраструктуры. Он, в частности, принял участие в разработке универсальной методики расчета водопроводов, которая была использована компанией Бари при реконструкции системы водоснабжения в Москве, а затем при постройке водопроводов в Тамбове, Харькове, Воронеже и других городах России. Всего на Бари Шухов проработал около сорока лет.  Когда уже при советской власти инженера спрашивали, зачем он так долго позволял Бари использовать свой талант, он отвечал, что не только Бари использовал его, но и он — Бари: добивался от него согласия на проекты, которые любая другая компания сочла бы безумными.

***

Шуховская башня в Японии

https://www.the-village.ru/village....bashney



Сфера сказочных ссылок
 
БелоснежкаДата: Среда, 2018-07-11, 10:02 AM | Сообщение # 31
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 3056
Статус: Offline

4. 3. 023 Низкие температуры КапицыВиорэль Ломов

4.3 Физика

4.3.023 Низкие температуры Капицы

Физик, пропагандист и организатор науки, общественный деятель; почетный доктор 11 ведущих университетов мира; профессор-исследователь Лондонского королевского общества, профессор МГУ; один из организаторов МФТИ, профессор и зав кафедрой физики и техники низких температур МФТИ; академик, член Президиума АН СССР, член совета Тринити-колледжа, Лондонского королевского и 30 других зарубежных академий наук и научных обществ; заместитель директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям, руководитель лаборатории им. Монда Королевского общества, директор Институт физических проблем в Москве; главный редактор «Журнала экспериментальной и теоретической физики»; член Советского комитета Пагуошского движения за мир и разоружение; лауреат премии им. Дж. Максвелла, двух Сталинских премий, Нобелевской премии по физике; кавалер 6 орденов Ленина, ордена Трудового Красного Знамени, Большой золотой медали им. М.В. Ломоносова, золотых медалей М. Фарадея, Б. Франклина, Н. Бора, Э. Резерфорда, Х. Камерлинг-Оннеса и др. наград; дважды Герой Социалистического Труда — Петр Леонидович Капица (1894—1984) является крупнейшим физиком-экспериментатором, внесшим значительный вклад в развитие физики магнитных явлений, квантовой физики конденсированного состояния, электроники и физики плазмы. 

Имя Капицы неразрывно связано с развитием физики и техники низких температур и открытием сверхтекучести гелия.

Главным отличительным свойством Капицы, «собравшего» за жизнь много больше других советских ученых всевозможных международных наград и почетных званий, было завидное сочетание в нем ученого и инженера. 

Он стал одним из первых деятелей науки, усиленно внедрявшим все свои достижения в народное хозяйство. В данном случае слово «внедрявшего» не совсем верно отражает суть — все открытия и изобретения ученого сами ложились в русло научно-технического прогресса, ставшего основой мощи СССР. 

Исследования Капицы условно можно разделить на две большие, равные по их научному вкладу области: физику низких температур, которой ученый занимался в 1920—1945 гг., и физику высокотемпературной плазмы и управляемого термоядерного синтеза, ставших предметом его изучения в послевоенный период. Ограничимся рассказом о научных достижениях Капицы в физике низких температур. 

В 1921 г. ученый был командирован в Англию, где он работал в Кембриджском университете у Э. Резерфорда, а заодно занимался приобретением оборудования для научных учреждений России. 

В Кембридже Капица занялся экспериментальными исследованиями в области физики низких температур, создал метод получения сверхсильных магнитных полей, в 6—7 раз превосходивших все прежние, соответствующую технику. Благодаря короткому импульсу разряда (0,01 сек) оборудование не перегревалось и не разрушалось.

Для достижения необходимого диапазона низких температур требовалось большое количество сжиженных газов. С этой целью ученый разработал несколько принципиально новых холодильных машин (например, в 1932 г. ожижитель водорода), самой знаменитой из которых стала установка для адиабатического охлаждения гелия при температуре около 4,3К, с небывало высокой производительностью — 2 л жидкого гелия в час (1934 г.). 

Капице удалось решить сложнейшие технические задачи, связанные не только с производительностью, но и с заменой предварительного охлаждения гелия жидким водородом на охлаждение его в специальном расширительном детандере, с проблемой замерзания смазки движущихся частей при низких температурах — для этого физик использовал сам жидкий гелий. Все изготовляемые ныне ожижители гелия создаются по модели Капицы.

В СССР Капица продолжил свои исследования с жидким гелием, для чего советское правительство закупило у Резерфорда все необходимое оборудование. 

Спроектировав несколько установок для сжижения еще и других газов, ученый в 1938 г. создал эффективную турбину, на которой обнаружил необычайное уменьшение вязкости и одновременное увеличение теплопроводности жидкого гелия (гелия-2) при охлаждении до температуры ниже критической — 2,17К. 

Результаты своих исследований Капица опубликовал в британском журнале «Нейче»; новое явление назвал сверхтекучестью. 

«При переходе тепла от твердого тела к жидкому гелию на границе раздела возникает скачок температуры, получивший название скачка Капицы; величина этого скачка очень резко растет с понижением температуры». 

Это фундаментальное открытие положило начало развитию нового направления в физике — квантовой физике конденсированного состояния, для чего пришлось ввести новые квантовые представления — т.н. элементарные возбуждения, или квазичастицы. 

В 1939 г. ученый построил установку низкого давления для промышленного получения кислорода из воздуха. В ней Капица использовал принципиально новый метод сжижения воздуха с помощью цикла низкого давления, осуществляемого в высокоэффективном радиальном турбодетандере с к.п.д. 80—85 % (сегодня 86—92 %). 

С начала 1940-х гг. во всем мире крупные установки разделения воздуха для получения кислорода, азота и инертных газов использовали предложенный русским физиком цикл низкого давления. 

Надо ли говорить что-либо еще о вкладе ученого в развитие нашей (да и не только нашей) промышленности, если половину получаемого кислорода (а это не менее ста млрд кубометров в год!) используется в черной и цветной металлургии, не говоря о химической, пищевой промышленности, в медицине, ракетной технике и т.д. 

Во время Великой Отечественной войны Капица внедрял в промышленное производство разработанные им кислородные установки. 

В 1943 г. ученый запустил в Институте физических проблем Опытный завод. Тогда же он был назначен начальником Главного управления кислородной промышленности при СНК СССР (Главкислород).

За эту работу и за открытие сверхтекучести гелия физику были присуждены две Сталинские премии I степени. 

В 1978 г. Капица стал лауреатом Нобелевской премии по физике за «фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур» (совместно с А.А. Пензиасом и Р.В. Вильсоном).

«Петр Леонидович принадлежит к числу самых ярких людей, оказавших влияние на глубинное развитие советской физики. Это влияние нашло отражение не только в полученных научных результатах, но и в создании духа объективного познания истины. Жаль, что такие люди появляются редко». (Академик Ю.А. Осипьян).


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
MгновениЯДата: Суббота, 2018-08-11, 9:57 PM | Сообщение # 32
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline


Сфера сказочных ссылок
 
MгновениЯДата: Понедельник, 2018-08-13, 12:43 PM | Сообщение # 33
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 13862
Статус: Offline


4. 12. 075 Приборы, механизмы, сооружения Кулибина

Виорэль Ломов
4.12 Техника, оружие

4.12.075 Приборы, механизмы, сооружения Кулибина

Нижегородский посадский, механик, инженер, конструктор, изобретатель, художник, поэт, скульптор, композитор; заведующий механической мастерской Петербургской АН; кавалер золотой медали императрицы Екатерины II на Андреевской ленте — Иван Петрович Кулибин (1735—1818) является создателем многих приборов, механизмов и сооружений, опередивших век. 

Кулибин — родоначальник приборостроения в России.

Кулибин, являвший собой редкое сочетание разнообразных талантов, создал немало замечательных приборов, механизмов, сооружений, которыми гордится наша наука, техника, искусство. Недаром высокообразованные современники Кулибина сравнивали русского уникума с Л. да Винчи, хотя и называли «механиком-самоучкой». 

К их словам стоит добавить: уровня Дж. Уатта, М. Фарадея, Дж. Стефенсона, Б. Франклина — точно таких же механиков-самоучек, не имевших даже школьного образования. 

Можно заметить еще, что механика Л. Эйлера и механика Кулибина — всего лишь две стороны одной и той же науки, в первом случае выраженной в математических символах, а во втором — воплощенной в металле, дереве и стекле. И тут никуда не уйдешь от дефиниции: «Практика — критерий истины». Истина же в том, что «сотворения премудростей диковинных» Кулибина стали не просто музейными экспонатами или историческими описаниями, а великими научными достижениями России эпохи, когда отечественная наука только-только создавалась. 

Общаясь с лучшими учеными того времени — Л. Эйлером, С.К. Котельниковым, Н.И. Фуссом, В.-Л. Крафтом, С.Я. Румовским и др., Кулибин получал от них консультации и необходимые книги и делал свое дело на уровне современной ему науки.

С главным механикусом отечества судьба сыграла злую шутку, которую она вообще любит играть с российскими самородками. 

Большинство изобретений Кулибина, поданных им на рассмотрение двора и Академии в виде чертежей, моделей или натюрель, были с восторгом приняты, но почти все оказались в архивах, кунсткамере, а некоторые и вовсе пропали без следа. Приборы и механизмы, которые могли принести России пользу, выгоду и славу, правительство предпочло «не замечать», и спустя несколько десятилетий, закупать на Западе часто уступавшие Кулибинским аналоги европейцев. 

Первый же механик империи к концу жизни стал нищим; на устройство его похорон продали со стены часы. А ведь заслуга Кулибина перед отечеством даже помимо всех его изобретений была огромнейшая. 

30 лет Иван Петрович заведовал «инструментальной, токарной, слесарной, барометренной палатами», обеспечивавших Академию, российские университеты и научные общества разнообразнейшими станками, астрономическими, физическими и навигационными приборами и инструментами. 

Историки науки отмечали, что «Кулибин фактически был министром приборостроения, инструментальной отрасли, метрологии» и стал одним из основателей приборостроительной промышленности в нашей стране. 

Ко всем научным приборам и изделиям — электрическим машинам, телескопам, микроскопам, весам, барометрам и т.д. Кулибин составлял подробные инструкции и научные описания, коими пользовались и лаборанты, и академики. 

Не станем перечислять всех «преждевременных» научно-технических шедевров Кулибина. Упомянем лишь, что механик создал серию часов, которые считаются непревзойденными, с оптикой он творил чудеса непостижимые и недостижимые больше никем по тогдашнему уровню развития техники. 

Из самых известных изобретений Ивана Петровича назовем лишь несколько. Материальному воплощению каждого из них предшествовали годы инженерно-конструкторских и экономических расчетов, изготовления чертежей, моделей, испытаний. Изобретатель к каждому своему детищу подходил с тщанием и любовью. Одних только чертежей, исполненных конструктором, сохранилось ныне свыше 2000! 

Итак, по абзацу-другому на 5 изобретений Кулибина — ножные протезы, арочный мост, оптический телеграф, «самобеглую коляску», «водоходное судно».

«Описание, каким образом для офицеров, рядовых солдат и другого звания людей, лишившихся на войне и по другим причинам природных ног, делать вместо безобразных деревянок и подпазушных костылей искусством механики произведенные и скрытно привязанные ноги в виде натуральных» — таково название «механической ноги» для семнадцатилетнего офицера С.В. Непейцина, потерявшего ногу под Очаковым. Военные хирурги признали изобретение Кулибина самым совершенным из всех тогда существовавших.

Благодаря протезу будущий герой войны 1812 г. «обувался в шелковые чулки, башмаки и сапоги, ибо у приделанной ноги плюсня должна быть для обуви разгибная, с пружиною на шарнире, чтобы обуваясь при надевании чулка могла разгибаться подобно натуральной», и в конце концов начал ходить. Эта «нога» стала основой современного протезирования. 

Будучи крупнейшим мостостроителем своего времени, Кулибин при расчете деревянного одноарочного моста через Неву с пролетом 298 м впервые в мире применил теорию т.н. многоугольника, которая потом вошла во все курсы теоретической механики. 14-саженную, в 1/10 натуральной величины «модель такого моста, который бы состоял из одной дуги или свода без свай, и утвержден бы был концами своими только на берегах реки», Кулибин в 1776 г. успешно испытал в присутствии специальной академической комиссии. 

Проект неразводного моста получил высокую оценку, поскольку позволял заходить в порт громадным судам. Это был первый случай моделирования мостовых конструкций. Мост, по признанию специалистов, остался непревзойденным образцом деревянного мостостроения.

Выдающийся мостостроитель Д.И. Журавский об этой модели сказал, что «на ней печать гения; она построена на системе, признаваемой новейшею наукою самою рациональною; мост поддерживает арка, изгиб ее предупреждает раскосная система, которая, по неизвестности того, что делается в России, называется американскою». Увы, мост не был построен, а модель сгнила в Потемкинском саду.

В 1779 г. Кулибин сконструировал первый семафорный телеграф — прототип современного прожектора. Фонарь-прожектор представлял собой вогнутый круг из зеркальных кусочков, в котором отражаемый свет усиливался от слабого источника в несколько сот раз. 

Такими фонарями при Екатерине II освещались дворцовые парки и главная улица северной столицы — Невский проспект. 

Кулибин разработал также секретный код для передач. Портовому городу это изобретение было как нельзя более кстати, но с кончиной Екатерины II оно было «забыто». Лет через 30 во Франции купили менее совершенный телеграф за 120 тыс. руб. 

Трехколесная самокатка с ножным приводом, продемонстрированная Кулибиным в 1791 г., развивавшая скорость до 15 км/ч, привела публику в восторг. Маховое колесо, тормозное устройство, коробка скоростей, рулевой привод, подшипники скольжения — через сто лет легли в основу ходовой части автомобиля К. Бенца. Что стало с «самобеглой коляской» — не известно. Говорят, ее уничтожил сам автор.

Гениальным по замыслу стало «водоходное судно» изобретателя. Устроив на носу посудины поперечный вал, на который были насажены два колеса с лопастями, и соединив его зубчатой передачей с другим параллельным ему валом с муфтами-катушками, к которому крепились канаты с двумя якорями, Кулибин создал первую «самоходку» в мире. 

Самоходку — бегущую без весел и паруса против течения за счет встречного потока воды! 

Дело в том, что по ходу судна бросался якорь, течение закручивало водные колеса, а на муфты вала наматывался канат, прикрепленный к якорю. Когда канат выбирался, второй якорь на лодке завозился вперед. Трудно переоценить это изобретение в век бурлачества, когда тысячи бурлаков беспросветно тянули свою лямку. 

Впервые самоходка была испытана в 1782 г. С грузом песка в 4000 пудов, комиссией из адмиралов и генералов, под управлением изобретателя судно обогнало двухвесельный ялик. Екатерина была в очередной раз поражена, комиссия одобрила детище механикуса. 

За 20 с лишним лет Кулибин создал еще несколько более совершенных моделей, успешно испытал их, но никто не пожелал связываться с этим новшеством. Зачем? Бурлаков хватало.

При Александре I в 1807 г. проект Кулибина был окончательно отклонен, а самоходку продали на дрова за 200 руб. Идея, правда, была использована. Через полвека в России создали т.н. туерную систему, когда паровое судно (туер) двигалось вверх по течению, выбирая цепь, уложенную на дне реки.

P.S. В основу строительства знаменитого пекинского стадиона «Птичье гнездо», сооруженного для Олимпийских игр 2008 г., положены идеи, высказанные в свое время Кулибиным (http://www.nnov.org/).© Copyright:Виорэль Ломов, 2014
http://www.proza.ru/2014/06/19/396


Сфера сказочных ссылок
 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Галактический Университет » Краткий реестр великих изобретений (Об открытиях учёных и изобретателей)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега