Суббота, 2017-10-21, 5:06 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 212»
Модератор форума: sigacheval 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Юная Росса » Часовни Памяти » К истокам "Часовни Памяти" (Литературно-исследовательский проект "Юная Росса")
К истокам "Часовни Памяти"
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 10:22 AM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Представлены первые материалы в рамках предстоящего благотворительного конкурса проектов
«ЧАСОВНИ ПАМЯТИ» –
«На пути к культуре мира»

Авторы - Антонов А.Н., Пименова Е.И.

Данные материалы представляют собой предварительные научные изыскания, в виде описательного проекта студентов колледжа архитектуры (в сокращённом виде), посвящённые памяти жертв репрессий.
Данный научный поиск приурочен к 10-летию Международной культуре мира и ненасилия в интересах детей планеты (2000-2010). Материалы представляют собой исследовательский цикл воспитательных программ студентов, направленных на возрождение духовно-нравственных традиций отечественной культуры, расширение общего кругозора учащихся, углубление знаний в области отечественной истории, культуры, искусства и духовности, на развитие чувства прекрасного.

С этой целью студентами были предприняты экскурсионные познавательные поездки, которые способствовали развитию общего кругозора, изучению истории, культуры, искусства и архитектуры.
Редакции журналов МФК «Юная Росса» (МГО СПР) и «Речевые Игры»/(«Проза.ру») выражают надежду на живой отклик молодёжи по данному проекту. Присылайте ваши поэтические и прозаические произведения (малой формы), посвящённые памяти жертв репрессий (в том числе «расказачивания»). Электронные и почтовые адреса указаны в материалах конкурса проекта «ЧАСОВНИ ПАМЯТИ» на МФК «Юная Росса».

СИГАЧЁВ Александр Александрович, член Союза писателей России (МГО СПР), гл. редактор журнала «Юная Росса», к.т.н.

Антонов А.Н., Пименова Е.И.

НА ПУТИ К КУЛЬТУРЕ МИРА
К 10-летию Международной культуры мира и ненасилия
в интересах детей планеты 2000-2010
конкурсный проект студентов колледжа архитектуры
Посвящается памяти жертв тоталитарной системы

ВВЕДЕНИЕ

Воспитательные программы студентов колледжа Архитектуры № 17 города Москвы, с повышенным уровнем профессиональной подготовки будущих специалистов в сфере «Архитектура зданий, сооружений и комплексов культового назначения» направлены на духовно-нравственные традиции отечественной культуры. Основными направлениями факультативной программы учащихся колледжа «Архитектуры» является: расширение общего кругозора студентов, углубление знаний в области отечественной истории, культуры, искусства и духовности; формирование так называемого «визуального ряда» и развитие чувства прекрасного.
Решению этих задач наилучшим образом способствуют экскурсионные, познавательные поездки студентов вне учебного времени; такие познавательные экскурсии наиболее полно способствуют решению поставленных задач, и глубже раскрывают суть изучаемого вопроса.
Задачи познавательных и воспитательных экскурсионно-учебных программ заключались в следующем:
- Развитие общего кругозора;
- Изучение истории России;
- Культура и искусство;
- Архитектура.
В 2007 году в архитектурном колледже № 17 было создано направление, по изучению истории тоталитарной системы, которое вошло в факультативную программу учебного плана. В конце учебного года (сезона 2006 – 2007) учащиеся повышенного уровня профессиональной подготовки под руководством преподавателей колледжа «Архитектура» Е.И. Пименовой и А.Н. Антонова осуществили экскурсионную поездку в Суздаль. При посещении музея Свято-Евфимиево монастыря в Суздале, наибольший интерес у студентов вызвала та часть музея, где находилась тюрьма (XVII – XX вв.).
. В экспозиции «Узники монастырской тюрьмы» учащиеся задержались надолго, и с особым вниманием рассматривали материалы, посвященные эпохе Сталина. Экспозицию открывает послание к потомкам одной из заключённых, которое никого не оставило равнодушным:

«Я обращаюсь к вам, мои дети,
Внуки, правнуки, друзья…
Я прошу вас, я умоляю вас,
Я приказываю вам,
Я требую от вас, -
Не забывайте нас,
Брошенных в тюрьмы и лагеря.
Помните - о невинно замученных там,
И не прощайте нашим палачам,
Потому что этого простить нельзя».

Собственно, мы даже не ожидали последовавшей реакции наших учащихся на эту очень болезненную тему – тему репрессий и тоталитаризма. Оказалось, что практически у каждого из студентов есть родственники и близкие, пострадавшие от чудовищной диктатуры и бесчеловечного режима. Учащиеся много размышляют над этим, ищут объяснений этим трагическим событиям. Их впечатления усиливаются событиями современности, в которых явно выражен дефицит нравственности, человечности и духовности; людям мало что известно об истинных причинах произошедших репрессий, и они очень хотят узнать о них и понять произошедшее. Особенно следует отметить, что история России XX века, в огромной степени, связана с системой тоталитаризма и репрессий, а события настоящего времени не убеждают в невозможности возврата к ней, и это тонко чувствует молодёжь.

В экскурсионную программу последующих поездок в С-Петербург были включены посещения:
- Пискарёвское мемориальное кладбище;
- Музей Блокады Ленинграда – «Музей памяти и славы города – героя»;
- Левашовское мемориальное кладбище (бывший специальный объект НКВД - «Дача»);
Мы не могли даже, и предположить, сколько неожиданного встретиться на пути изучения истории тоталитарной системы и репрессий. У нас появилась такая идея: записывать историю посещаемых нами мест, сопровождая фотографированием объектов мемориалов и материалов экспозиций, представленных на них.
Первым опытом в этой работе стал Музей памяти и славы города-героя – «Музей Блокады» (бывший музей обороны Ленинграда); мы завершили свою работу со странным чувством и неотступным вопросом: зачем, ради чего оживили мы давние страдания людей – их мучения и боль? Мы много раз пытались ответить себе на этот вопрос и до конца все же не находили ответа, но нам ясно было одно, что начатое дело, следует довести до конца: живущие ныне люди должны знать обо всём, что было.
Из материалов «Блокадной книги» Алеся Адамовича и Даниила Гранина – представленных в журнале «Новый мир» в начале 70-х годов (ставшая библиографической редкостью), и книги американского историка Гаррисон Солсбери «900 дней мы узнали подробности о страшных событиях тех дней. Кирпичный завода, где теперь располагается Парк Победы, служил крематорием умерших ленинградцев в блокадном городе; их прах находится по всей территории парка. До сих пор окончательно не установлено: сколько людей погибло в блокаду от голода, бомбёжек и ранений? В настоящее время, количество переживших блокаду – около полутора тысяч человек. С начала 90-х годов «Общество блокадников» ратует за строительство в Парке Победы храма, посвящённого памяти жертвам блокады, но до сегодняшнего дня всё безрезультатно: руководство С-Петербурга наметило разместить здесь развлекательный центр. На частные средства, на территории Парка Победы установлен поклонный крест в память жертвам, установлен памятник и поднята из пруда вагонетка, на которой доставлялись к печам кирпичного завода тела усопших.

Во время следующей нашей поездки в С-Петербург мы посетили Левашовское мемориальное кладбище – «Левашовская пустошь» - (бывший специальный объект НКВД - «Дача»).
Для нас оказалось полной неожиданностью тот факт, что постоянно организованных посещений мемориала не существует. Несмотря на то, что дорога к этому объекту до сих пор труднодоступна для посетителей, нам удалось всё же туда добраться. Мы были буквально потрясены зрелищем: за глухим зелёным забором, сверху обнесённой колючей проволокой, расположен мемориал «Левашовская пустошь», ужасающая своим трагизмом. Следует особенно отметить подвижнический, самоотверженный труд сотрудников мемориала. В этом скорбном уголке в лесной тиши ухоженные дорожки с большой любовью; все «могилки» убраны посетителями совсем не так, как на обычных кладбищах: на деревьях укреплены портреты расстрелянных; холмики на могилках выложенные шишками или камушками. Ни о ком из покоящихся людей на этом кладбище нельзя сказать точно, что именно он погребён тут.
Существует такое понятие – память места. Это – страшное место: ужас, гнев, боль и непонимание овладевает всеми, кто пришёл сюда. Невозможно без слёз смотреть на фотографии людей размещённых на деревьях, и читать послания, обращённые к ним их родными и близкими людьми:

- «Я искала тебя повсюду, а ты оказался рядом» - Дочь.
- Отцу – сын. «Отец! Узнал, что ты расстрелян в 53 году. Прости!»
- «Отец, я опять навестил место твоего захоронения, и так будет до конца моих дней, пока не откажет здоровье или остановится сердце моё! Я более чем вдвое старше тебя, мой дорогой, несчастный батя! Спи спокойно – Василий Васильевич Приёмышев, 1903 г.р., расстрелянный 5 декабря 1937 г. (в день 1-й годовщины «Сталинской конституции») – Твой сын – 1927 г.р. – Алексей.
- «Господи, помоги мне вспомнить всё то - хорошее, что Ты дал моим предкам. Отец! Мама ждала тебя 40 лет. Умерла в 1977.».
- «Папочка! Я снова здесь! На этот раз до свидания. Папочка, я осталась одна. Нет мамы – умерла – в 1991году, не знала, что тебя расстреляли. Юра был у тебя. Умер в 1996 году. Держусь!».

Посещение Левашовского мемориального кладбища произвело на студентов огромное впечатление. Было принято решение разработать проект мемориальной звонницы для «Левашовской пустоши» в качестве курсового проекта на повышенном уровне обучения «Архитектура зданий, сооружений и комплексов культового назначения» и подарить этот проект сотрудникам комплекса.
Летом 2008 года учащимися архитектурного колледжа были предприняты экскурсионные и паломнические поездки на теплоходе по маршрутам:
- Санкт – Петербург – Коневец – Валаам – Свирь – Кижи – Беломорско-Балтийский канал – Соловки.
- Канал Москва – Волга (Тверь – Ярославль – Углич – Мышкин – Тутаев – Рыбинск).
Был собран большой фотоматериал: «Беломорско-Балтийский канал», «Соловки». На основе этого материала была проведена исследовательская работа, вошедшая в программу «Тоталитарная система


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:00 AM | Сообщение # 2
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
ТОТАЛИТАРНАЯ СИСТЕМА -
«… и тьма не объяла свет…»
2008 – 2009 учебный год

Программа по изучению и анализу тоталитарной системы является составной частью экскурсионных познавательных поездок, имеет большое воспитательно-патриотическое значение, входит в учебно-факультативный план «Изучение истории России», включает в себя разделы:
- Общий кругозор;
- История России (в который входит изучение и анализ тоталитарной системы);
- Культура и Искусство;
- Архитектура.
Все попытки реанимировать «развитой социализм» усилением репрессий «по Андропову» потерпели крах. Перестройку сменила демократическая неразбериха, сопровождавшаяся варварским перераспределением государственной собственности в частные руки, криминализацией общественных отношений во всех отраслях, отсутствием чёткой линии и в экономике, и в политике. Сегодня, в наших сложных условиях жизни, в которых налицо развал старого и отсутствие нового чёткого строя – налицо коррупция, беззаконие, беспомощность государства в решении самых насущных проблем и продолжающееся безразличие человека к жизни.
Не осудив со всей определённостью тоталитарный режим как преступный, общество рискует пережить его повторение. Только осознание достоинства личности, возрождение приоритета духовно-нравственных ценностей и прав человека поставят надёжный заслон тоталитаризму.
Создание проектов учащимися архитектурного колледжа города Москвы: «Мемориальная звонница» в Левашово и на Беломорско-Балтийском канале, - есть то малое, что могут сделать юные студенты в память о величайшей трагедии нашей Родины. Это позволит, хоть в малой степени, укрепить в сознании людей надежду избежать повторения подобной великой трагедии нашего многострадального народа в будущем.
В учебном плане архитектурного колледжа города Москвы 2009-2010 года предусмотрено факультативное изучение тоталитарной системы. Новая программа стимулирует углубленное изучение культурного наследия страны, пробуждает интерес студентов к научно-исследовательской деятельности. Многие учащиеся по окончании нашего учебного заведения желают связать свою дальнейшую профессиональную деятельность с восстановлением объектов культурного наследия, со строительством таких храмовых сооружений как - памятные часовни, звонницы, купели и прочее.

Проект плана экскурсионно-воспитательной программы
на 2009 – 2010 учебный год.
Раздел «Изучение истории России» - (Тоталитарная система и репрессии)

Предполагаемое место объекта
экскурсионно – воспитательной программы.

1. Музей творчества и быта в ГУЛАГе при обществе «Мемориал».

• фотофиксация объектов посещения экскурсионно – воспитательной программы;
• Сбор исторического материала об объекте посещения;
• Эссе о посещении объекта экскурсионно – воспитательной программы.
• Размещение материалов фотофиксации, исторического изучения и эссе на сайте колледжа.

2. Музей – центр Андрея Сахарова.

3 Музей холодной войны

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Даже в случаях тупиковых, когда всё глухо, когда вас не слышат, будьте добры высказывать своё мнение. Не отмалчивайтесь, выступайте. Я заставляю себя выступать, чтобы прозвучал хоть один голос».
Д.С. Лихачёв.
Проблема личности и власти – это проблема всех порядочных людей. Порядочные люди нетерпимы не к власти как таковой, а к несправедливости, исходящей от власти. В разные эпохи, в разные исторические моменты Россия получает разную власть. Когда-то власть более справедлива, когда-то – менее. Когда-то она совершает больше ошибок, когда-то – меньше. Но «эра милосердия» пока остаётся лишь утопией. А это означает, что перед каждым новым поколением порядочных людей и перед каждым порядочным человеком в отдельности снова и снова будут вставать главные жизненные вопросы. Снова и снова будет испытывать его жизнь на безошибочность нравственного чувства.
Однажды Сталин слушал по радио концерт Моцарта № 23 в исполнении замечательной пианистки Марии Юдиной. Концерт и исполнение понравились. Радиокомитет немедленно изготовил для него звукозапись. Получив её, Сталин приказал послать Юдиной 20 тысяч рублей. Через несколько дней он получил от неё ответ: «Благодарю Вас за помощь. Я буду день и ночь молиться за Вас и просить Бога, чтобы он простил Вам Ваши тяжкие грехи пред народом и страной. Бог милостив, Он простит. Деньги я пожертвую на ремонт церкви, в которую я хожу». Этот ответ был равносилен самоубийству. Был немедленно подготовлен приказ об аресте Юдиной, но что-то всё-таки удержало Сталина подписать этот приказ.
В государствах тоталитарных и деспотических низкий нравственный уровень можно было оправдывать страхами, идеологией, репрессиями. В настоящее время мы, очевидно, имеем дело с принципиально другим отношением человека к стыду и совести. Появились новые требования к ним, новые, куда более заниженные уровни стыда и совести, и они считаются нормальными. Быть бессовестным сегодня для многих: «быть как все», «иначе не прожить», «ничего не поделаешь, таково наше время». Можно, конечно, считать, что наше общество унаследовало тоталитарную мораль, когда никто не каялся, участвуя в репрессиях, когда поощряли доносчиков, но именно сейчас необходимо упорно возвращаться к проблеме совести.
Прискорбно видеть, как она перестаёт быть мерилом нравственности, как Россия становится страной без стыда и совести. Нравственная категория совести неизменно дополняется ролью памяти. Без памяти нет совести. Память народная, культурная, семейная питают совесть. Она пробуждает в людях совестливое отношения к Отечеству, к профессии, к старшим, к родным, к друзьям. Совесть пробуждает в людях размышлениях на тему: правильно ли мы жили? Наше раскаяние – это работа совести, которая тревожит память.
Именно совесть противостоит давлениям извне, она защищает человека от внешних воздействий. Поступок, совершенный по совести не обесценивается, не приводит к разочарованию, - это свободный поступок.
Но память ещё и историческая категория; и если забыть, что было со страной в эпоху тоталитаризма, – это означает - утратить совесть. Можно избавить себя от чувства вины, от памяти, от мук совести, а там и от самой совести, но остаться при этом, Человеком, Гражданином, Патриотом – нельзя.
Преступления, совершаемые в стране – такая же неотъемлемая часть её истории, как и её победы. Забытые преступления обладают способностью повторяться.
Без памяти совесть мертва, она живёт неотступной памятью – гласом Божьим в сознании человека.


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:02 AM | Сообщение # 3
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Музей памяти и славы города – героя.
(Музей Блокады) (Соляной пер., 9)


В декабре 1943 года, когда ещё не была снята блокада города, по решению Военного Совета Ленинградского фронта началась работа по организации выставки «Героическая оборона Ленинграда». 30 апреля 1944 года, когда до окончания войны оставалось 374 дня, выставка приняла первых посетителей. В январе 1946 года она была преобразована в Музей обороны Ленинграда. В мае 1946 года Музей был торжественно открыт.
Страдания ленинградцев, трагизм блокады был запретной темой. В письмах Ольги Фёдоровны Берггольц есть упоминание о том, что еще в сороковых годах ее попросили не выступать в Москве с рассказом о тысячах голодающих ленинградцев. Ее слова "Никто не забыт, ничто не забыто", высеченные на Пискаревском кладбище, были присвоены казенной идеологией, чтобы прикрыть ими своё холодное равнодушие.
«Никто не забыт, ничто не забыто!» Но фактически - многие были забыты. Принудительный оптимизм умышленно прятал от людей и от истории количество погибших в величайшей во всей истории человечества войне.
«Ленинградское дело» продолжило после войны страдания людей, увеличивало счет убитых. В пятидесятых годах, бывшие блокадники погибали от голода в лагерях, падали, сраженные своими пулями. И учет этих потерь был тоже засекречен, доведен до ранга государственной тайны.
Блокада Ленинграда не кончалась после войны еще годы. Слово блокада мы не берем в кавычки, город не обстреливали, не бомбили, голода не было, блокада была незримая – политическая; опальный город был окружен подозрительностью, душилась инициатива, ему не давали восстановить ни человеческого достоинства, ни заслуг, ни осуществить своего значения в российской культуре.
В 1988 году в защиту музея подняли голос ветераны войны и труда, блокадники, творческие работники, писатели, журналисты, художники. 24 апреля 1989 года Исполком Ленсовета принял решение о восстановлении музея. 8 сентября 1989 года состоялось его открытие, но открыт был всего один зал из тридцати семи, которыми располагал музей.

Левашовское мемориальное кладбище (пригород Петербурга).
«Левашовская пустошь» - (бывший Спецобъект НКВД - «Дача»)


История создания тайного могильника НКВД вблизи посёлка Левашово, началась в 1937 году. 2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о проведении широкомасштабной «операции по репрессированию бывших кулаков, антисоветских элементов и уголовных преступников». По секретному оперативному приказу № 00447 наркома внутренних дел Н.И. Ежова: приговорить в Ленинградской области «по первой категории» - к расстрелу – 4.000 человек, а «по второй» - к заключению в тюрьмы и лагеря – 10.000 человек.
Одновременно в стране развернулась массовая операция против «шпионов и диверсантов». Был введён в действие приказ НКВД о репрессировании «жён изменников Родины» и их детей. Отдельный приказ поступил в Ленинград для Соловецкой тюрьмы. Началась «ежовщина» 1937 – 1938 годов.
Арестовывали по доносам, на основании подложных протоколов допросов. Изуверские пытки стали нормой следствия. Казни 1937 -1938 гг. несравнимы по масштабу с политическим террором предыдущих лет Советской власти. Согласно исследованиям, в 1937 году в Ленинграде тайно были расстреляны 19 350 граждан; в 1938 году, согласно официальным данным - 20 769 граждан. Были расстреляны учёные, поэты, философы, рабочие, крестьяне, учителя, студенты, священники, врачи, военные, железнодорожники, директора заводов, дворники. Все они считались «врагами народа».
Обречённых на расстрел привозили в Ленинград, где приговоры приводили в исполнение сотрудники комендатуры НКВД Ленинградской области. Расстрелы проходили и в других городах области (Новгороде, Боровичах, Пскове, Лодейном поле, Белозерске) и в лагерях. Заключённых Соловецкой тюрьмы расстреляли, судя по сохранившимся документам, в урочище Сандармох близ Медвежьегорска, в Ленинграде и в Соловках.
Предположительно, тела казнённых людей свозились на Левашовское кладбище на автомашинах - с августа 1937 по 1954 годы. По официальным данным, в эти годы в Ленинграде были расстреляны 46 771 человек, из них 40 485 человек расстреляны по политическим обвинениям. Вплоть до настоящего времени исследования так и не проведены.
Кладбище оставалось засекреченным до 1989 года и содержалось Ленинградским управлением госбезопасности практически в первоначальном виде. Сохранились караульное здание, сараи; на земле сохранились колеи, пробитые и накатанные автомобилями. Правд за полвека на этом месте поднялся высокий лес, а просевшие братские могилы охранники время от времени подсыпали привозным морским песком. Забор и въездные ворота обновили в 1975 – 1976 годах.
5 января 1989 года Политбюро ЦК КПСС приняло постановление «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 – 40-х и начала 50-х годов». Теперь, спустя полвека после «ежовщины», граждан, репрессированных внесудебными «двойками» и «тройками», следовало реабилитировать, а места захоронений расстрелянных привести в порядок. 18 июля 1989 года решением Исполкома Ленсовета № 544 Левашовское захоронение было признано мемориальным кладбищем и стало упоминаться как «Левашовская пустошь».
Левашовская пустошь стала настоящим народным мемориалом, символическим местом памяти о соотечественниках, сгинувших бесследно в мирное время.


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:03 AM | Сообщение # 4
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Беломорско-Балтийский канал им. И.В. Сталина.
(Беломорско-Балтийский исправительно-трудовой лагерь)

Из выступления пролетарского писателя М. Горького на слёте, посвящённом окончанию строительства Беломорско-Балтийского Канала.
«…Я счастлив и потрясён! С 1928 года я присматриваюсь к тому, как ОГПУ перевоспитывает людей, - всё это не может не волновать. Великое дело сделано вами, огромное дело!
…Я чувствую себя счастливым человеком, что дожил до того момента, когда могу говорить о таких вещах и чувствовать, что это правда.
К тому времени, когда вы будете в моём возрасте, полагаю, не будет классовых врагов, а единственным врагом, против которого будут направлены все усилия людей, будет природа, а вы будете её владыками.
К тому вы идёте, и тут больше нечего сказать, но до этого надо свернуть голову капитализму.
Я поздравляю вас с тем, чем вы стали. Я поздравляю сотрудников ОГПУ с их удивительной работой. Я поздравляю нашу мудрую партию и её руководителя – железного человека товарища Сталина». М. Горький

Канал построили по его приказу: дёшево и быстро. Вместо цемента и стали – дерево, песок, камни. Вместо экскаваторов и строительных кранов – лопата, лом и тачка. Были затоплены 42 деревни, тысячи гектаров пахотной земли, лугов и лесов вокруг озера Выг.
- Длина канала составила 227 километров.
- Было построено 19 шлюзов, 15 плотин и 49 дамб.
- Строительство заняло 20 месяцев (1932 – 1933 гг.)

Для сравнения:
Панамский канал - (80 км. - 28 лет)
Суэцкий канал - (160 км. - 10 лет)
Беломорско – Балтийский канал (227 км. - 1 год 10 месяцев.)

Б.-Б. Канал спроектировали и построили заключённые (Всего около 280 тысяч человек).
Погиб каждый третий, то есть примерно 100тысяч человек.
Беломорско-Балтийский канал стал своего рода испытательным полигоном: здесь совершенствовалась новая система рабского труда – были, например, опробованы так называемые «котлы», то есть зависимость пайка от выполненной нормы, и одновременно осуществлялся эксперимент «перековки» – попытка перековать человеческий характер при помощи труда.
В 1934 году вышла в свет Книга под редакцией М. Горького – «Беломорско-Балтийский канал им. Сталина». Оргкомитет Союза Советских писателей по предложению всего авторского коллектива, работавшего по заданию главной редакции «Истории фабрик и заводов» над книгой о строительстве Беломорско-Балтийского канала им. Сталина, посвящает эту книгу XVII съезду Партии большевиков. Этой книгой оргкомитет Союза Советских писателей рапортует XVII съезду партии о готовности советских писателей служить делу большевизма и бороться своими произведениями за учение Ленина – Сталина, за создание бесклассового, социалистического общества».
17 августа 1933 года, вскоре после окончания строительства, проехаться по Каналу предложили ста двадцати советским писателям во главе с Горьким. Во время поездки они должны были оценить коллективный труд сооружения канала, чтобы затем – коллективным литературным трудом – создать книгу этого строительства. Правда, не все приглашенные проявили достаточную зрелость, не все оказались достойными членами коллектива. Кое-кому пришлось пройти перековку на сталинских стройках.
В творческую бригаду Горького отобрали всего тридцать человек, в том числе Михаила Зощенко, Валентина Катаева, Алексея Толстого, Виктора Шкловского, Бруно Ясенского. Михаил Геллер назвал книгу Канала «энциклопедией советской эпохи Великого Перелома». Прежде всего – это монографическое исследование крупнейшей сталинской стройки первой пятилетки.
Книга повествует о победе коллективного (организованного) разума над всяческой стихийностью и о превосходстве небольшой группы людей, сплочённых светлой идеей коммунизма, над десятками тысяч социально вредных личностей. Одновременно это возможность заглянуть в самую сердцевину механизма функционирования той «школы труда, какой является советский лагерь» (формула Дзержинского).

Город Елец (Липецкая область)

Особым злодеяниям безбожной большевистской власти подверглись монастыри: Троицкий мужской, находившийся на въезде в город Липецк (лежит в руинах и по сию пору), и Знаменский женский на каменной горе (ныне восстанавливается).
О трагедии Знаменского монастыря хочется рассказать особо.
В конце 20-х годов коммунисты города Ельца решили изгнать монахинь, и приспособить монастырь под свои нужды. Сёстры, отказавшиеся покинуть монастырь, были живыми сброшены в овраг с крутой монастырской горы. Какое-то время, в монастыре оставалась одна 72-х летняя настоятельница монастыря – иегумения Антония, сказавшая, что «своими ногами не уйдёт». Оставшись в полном одиночестве, матушка Антония продолжала молитвенное служение, возжигала свечи в храмах. Ворвавшиеся в монастырь злодеи – безбожники, за волосы протащили матушку Антонию по ста крутым ступеням каменной лестницы, ведущей от подножия горы к монастырю, а после, привязали к хвосту лошади и возили по улицам города, истрепав о землю. Испустившую дух матушку бросили в канаву. Верующие тайно ночью похоронили мученицу на старом Елецком кладбище.
Старое Елецкое кладбище – одно из самых важных мест в городе. Казанская церковь (1781 г.), расположенная на нем, по архитектуре ничем не примечательна, но именно этот храм при коммунистах никогда не закрывался, и в нем сохранилась чудотворная Казанская икона Божией Матери. В 20 – 30-е годы XX в., несмотря на то, что храм был действующий, безбожные власти устроили на месте храмового кладбища городскую свалку, и там производили расстрелы духовенства и верующих.
Нас познакомили с удивительным человеком, праведницей и подвижницей, чьими трудами поддерживается порядок на кладбище, отыскиваются тайные погребения расстрелянных и замученных священников, монашествующих и верующих мирян – Валентиной Николаевной Тихомировой.
Девочкой – подростком пережила она эти страшные времена. Её благочестивые родители прятали у себя чудом спасшихся священников, монахинь и верующих. По памяти она находит места тайных погребений. С ней вместе трудятся подвижники, на свои средства, устанавливающие памятные кресты на могилах мучеников, на которых, порой, нет даже дат, а только имена и вечные слова: «Чаю Воскресение мертвых».


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:04 AM | Сообщение # 5
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Бутовский полигон (Московская область, Варшавское шоссе, посёлок Бутово)

«Земля прозрачнее стекла.
И видно в ней, кого убили.
И кто убил: на мёртвой пыли
Горит печать добра и зла.
Поверх земли мятутся тени
Сошедших в землю поколений».
Арсений Тарковский
Бутово – «Русская голгофа» - одно из находящихся под Москвой мест массовых расстрелов и захоронений. Бутовский полигон действовал с 1935 года по 1952 год. За один только год с 1937-го по 1938-й там были расстреляны 21 тысяча 765 человек. В Бутово были расстреляны представители всех сословий России. Среди них были крестьяне, рабочие и служащие; дворяне, государственные деятели, бывшие царские офицеры, музыканты, литераторы и духовенство. И все они были осуждены по политической 58-й статье УК РСФСР, в основном по двум её пунктам – антисоветская агитация и контрреволюционная организация. Около 1000 человек осуждены и расстреляны за исповедание православной веры. Более 300 человек из них - прославленные Русской Православной Церковью в лике святых. В сонме новых мучеников пострадавших в Бутово семь архиереев: Серафим (Чичагов), митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский, архиепископ Можайский Димитрий (Добросердов), архиепископ Владимирский и Суздальский Николай (Добронравов), епископ Бежецкий Аркадий (Остальский), епископ Нижнее-Тагильский Никита (Делекторский), епископ Велижский Иона (Лазарев), епископ Серпуховской Арсений (Ждановский). Здесь же расстрелян последний наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (до момента её закрытия), преподобномученик Кронид (Любимов). Вместе с иерархами пострадало несколько сотен священников, монашествующих и мирян Русской Православной Церкви.
Сейчас на территории памятника истории «Бутовский полигон» действуют два храма – «Святых новомученников и исповедников Российских» и «Воскресения Христова».
«Мы должны помнить о том, что кровью мучеников утверждается Святая Церковь. Духовное возрождение нашего Отечества после десятилетий богоборчества, гонений и атеистической пропаганды, совершается по молитвам тех, кто свидетельствовал свою веру до мученической кончины» - сказал Святейший Патриарх Алексий II в день богослужения на Бутовском полигоне 5 мая 2007 года. О вере, сохранённой новомученниками и исповедниками Российскими, свидетельствуют поклонные кресты: вставшие на захоронениях над Бутовскими рвами в 1994 году, и прошедшие скорбным путём из Соловков по Беломорско - Балтийскому каналу в Бутово в 2007 году.
В этих храмах и у поклонных крестов не прекращаются богослужения, чтится память всех пострадавших за Веру и Церковь, возносятся молитвы за всех невинно убиенных в годы минувшего лихолетья.

«Сюда редко кто приезжает случайно. Это Бог нас призывает. Бог и те, кто здесь похоронен. Здесь – сама земля свята, здесь, рядом с нами лежат более трёхсот святых».
Евгений Кристи, 515 гр.

«Так называемые «религиозники», будучи приговорёнными к расстрелу за одну только веру в Бога не только не теряли твёрдости духа на издевательских допросах и перед лицом смерти, но они ещё и находили в себе силы поддержать малодушных, помочь ближним. В нечеловеческих условиях они вплоть до самой своей мученической кончины не забывали о своём человеческом, христианском долге. И мы, люди ХХ! века, должны быть достойными их преемниками, должны поддерживать в себе и окружающих нас людях огонь Веры и любви к Богу. Это и есть ничем не прерываемая связь поколений».
Светлана Пономарёва 515 гр.

«Такое время было, что за всё расстреливали. И за религию. Здесь все лежат, и те, кто боялся, и те, кто не боялся. Те, кто боролся с властью, и те, от которых власть хотела избавиться. И те, кого просто оклеветали. И те, которые сами расстреливали, расстрелянные потом другими. Все вперемешку…Тех, кто не боится – всегда меньше. Но они, несомненно, есть. И неизвестно, как бы повели себя и мы тогда. Ведь по-разному ведём себя и сейчас, хотя нас никто не расстреливает. Меняются времена – меняемся мы. Закон жизни. Кто же мы – настоящие, не зависящие ни от каких времён? И есть ли мы – вообще, или мы – только производная от окружающих нас обстоятельств? «Бытие определяет сознание»?».
Сергей Титов, 515 гр.
«Место для проведения испытаний называется полигон. Бутовский полигон. Мы здесь находимся, на этом полигоне, где испытывались сердца. И вся наша жизнь, по большому счёту, такой же полигон, где испытываются сердца. И мы свободны, выбирать, где мы и с кем, даже если за свой выбор приходится тяжко платить. Добро всегда борется со злом, во все времена. Но бывают – и страшные времена. Тогда, в тридцать седьмом, были именно они. Создалась такая система власти, антихристова, дьявольская иерархия, ложь, предательство, доносы. Только тот мог противостоять системе, кто имел Бога в душе. Сейчас мы можем построить храм, но это не значит, что нет борьбы добра со злом. Борьба есть всегда».
Галина Голованова, 515 гр.

«Ведь ещё могут быть живы, принимавшие участие в величайших преступлениях века, не главные палачи, а исполнители: те, кто охраняли, конвоировали, пытали, расстреливали. Немало окрестных жителей не по чужой, а по своей доброй воле работали в этом страшном месте. Необходимо было бы разыскать, распечатать ВСЕ архивы и написать КНИГУ, в которой были бы поимённо названы все: мученики и мучители; выдающиеся злодеи и рядовые сотрудники этого единственного в своём роде «учреждения» - ЧК – ВЧК – ОГПУ – НКВЫ – КРБ».
Наталья Соколова, 515 гр. «Приходится сознаться, что мы непамятливы и небрежны со своей историей, как дети, играющие с огнём.

"Наше незлобие по отношению к чудовищным преступлениям века больше походит на опасное равнодушие».
Ирина Околышева, 515 гр.

«Мы знаем, что в других странах стоят памятники – мемориалы жертвам тоталитарных систем: в Освенциме, Дахау, Треблинке. Туда приезжают люди со всего света, чтобы почтить память погибших и лично убедиться в масштабах преступлений, совершенных бесчеловечным режимом, увидеть лицо фашизма. У нас подобного мемориала нет, хотя жертв, причём жертв борьбы с собственным народом, не меньше. Конечно, такой памятник, или комплекс памятников нам необходим».
Георгий Цеквава, 415 гр.

«Главным мемориалом, живой неумирающей памятью по убиенным, может быть у нас в России только действующий монастырь. Наверное, с каким-то особым уставом, по решению высших иерархов, позволяющим молиться тут обо всех, невзирая, на конфессиональные и национальные различия». Павел Гафуров, 515 гр.
«Это жуткое место. Здесь буквально хозяйничал Дьявол со своими подручными. Есть рвы Бутовского полигона, как рубцы на сердце России. Но есть храм «на крови», построенный внуками и правнуками расстрелянных православных людей. Храм, который открыт для всех. И есть, и жива наша многострадальная Россия. Пусть рвы Бутовского полигона не дают нам забыть о себе и о тех страшных временах, которые прошли. Пусть рвы Бутовского полигона не позволят нам допустить новых страшных испытаний».
Максим Степанников, 515 гр.


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:05 AM | Сообщение # 6
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
«Дом на набережной» - Дом Правительства
(ул. Серафимовича, д. 2), архитектор Б.М Иофан, 1927-1931 г.г.


Экспериментальный проект, предусматривающий все необходимое для полноценной жизни советского человека – дом нового быта – образец домов будущего. В доме – 24 подъезда, 505 квартир. Здесь было предусмотрено всё для комфортной жизни высокопоставленных лиц. Здесь были: почта, и телеграф, сберкасса и прачечная. В трехэтажном корпусе были продовольственный и промтоварный магазины, парикмахерская и столовая, детский сад и поликлиника, клуб, спортзал, кинотеатр. Здесь жили крупные политические деятели, военачальники, известные артисты, писатели и ученые, о чем напоминают многочисленные мемориальные доски на фасаде здания. Судьба многих жителей этого дома трагична. В годы «Большого террора» почти треть (более 800-т человек) его обитателей пострадали от репрессий, исчезли в тюрьмах и лагерях.
Экспозиция музея «Дома на набережной» рассказывает о судьбах жителей дома и репрессиях 1937-1939 гг. Интерес представляют подлинная обстановка с предметами быта тех лет, мебель, библиотека редких книг 1920-х гг., коллекция грампластинок, живопись из личных собраний.
Посещением этого музея заканчивается цикл экскурсий, намеченный на 2008 – 2009 учебный год, посвященный трагическим событиям отечественной истории, связанным с периодом массовых репрессий.
А сколько еще этих мест репрессий? Лубянка, Дом ВЧК, НКВД, КГБ; Соловецкий камень - памятник жертвам ГУЛАГА, Политехнический музей (место первых политических процессов). Есть ещё дом на Кузнецком мосту, дом 24 (приемная НКВД), Варсонофьевский переулок (гараж НКВД со своим печально знаменитым «черным вороном»), ул. Неглинная – прокуратура и многие другие сатанинские места.
«Какой странный дом. Неприятный. На тюрьму похож. Во дворе и то жутко».
Екатерина Михайлова, 415 гр.

«Как люди могли спокойно вселяться в квартиры арестованных и уничтоженных людей? Как могли жить в них, уму непостижимо!».
Мария Ширяева, 415 гр.

«Какой огромный список репрессированных людей – жильцов этого дома. От пола до потолка, маленькими буквами. В/М – высшая мера – расстрел, С/Т – спец. тюрьма, лагерь, ссылка, смерть во время следствия, кто-то с собой покончил во время следствия… Дети – в спец. детский дом, тоже ссылка, а то и смерть. Что же это такое, как было возможно? И все молчали. Боялись или думали, что правильно? А дети чем виноваты?»
Александра Бритвина, 415 гр.

«Многие жильцы этого дома – сами чудовища и палачи, недостойные снисхождения, например Тухачевский. Но, ни пыток, ни издевательств, ни лживых обвинений даже он не заслужил. А кто теперь живёт в этом доме? Престарелые палачи на пенсии и их отпрыски?»
Александр Рудаков, 515 гр.

«Здесь, в этом доме, жили не просто люди, а люди отмеченные, обласканные властью, породившие эту власть, насаждавшие и воспевавшие её. Они прекрасно знали и видели, как живут люди за пределами стен их дома. Знали о нищете, о голоде, и со спокойной душой пользовались всеми своими благами, удобствами и пайками. И что же, справедливым это считали? Не думаю. Потому-то так и дрожали, потому и пугались каждого стука и шороха! Совесть не чиста была».
Станислав Семенов,515 гр.

«Этот дом – отражение всего ужаса, порожденного Октябрьским переворотом, позднее названного революцией, да еще и Великой! Одни убийцы сменяли других, на смену одним палачам приходили другие. (Пример из разряда особо циничных: прокурор Андрей Вышинский, главный обвинитель на показательных процессах 1930-х годов, присвоил себе дачу одного из осуждённых им к смерти «врагов народа»). Жильцов этого дома, пострадавших в годы репрессий, конечно жалко, но намного жальче народ, измученный и бесправный. Крестьян, загнанных в колхозы, работавших за трудодни, рабочих, живших в барках…Жуткое время. Как писал Твардовский:

«И за одной чертой закона
Уже равняла всех судьба:
Сын кулака иль сын наркома
Сын командарма иль попа…

Зато уж вот где без изъятья
Все классы делались равны.
Все люди – лагерные братья,
Клеймом единым клеймены»
Антон Саратов, 515 гр.


Александр С.
 
sigachevalДата: Суббота, 2009-12-05, 11:05 AM | Сообщение # 7
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Государственный музей истории ГУЛАГА (Ул. Петровка, д. 16)

Музей создан в 2004 голу и символически расположен на той же улице, что и нынешнее Министерство внутренних дел, в чьём ведении с 1930 по 1960 гг. находился ГУЛАГ - Главное управление лагерей ОГПУ-НКВД-МВД. По соседству с 5-звёздочным отелем, модными бутиками и зданием Московской городской думы, во дворе дома № 16 воссоздана атмосфера сталинских лагерей - ограждение из колючей проволоки, дощатый настил, смотровая вышка. Художественно – документальная экспозиция «В тисках репрессий» охватывает период с 1918 по 1955 годы. На карте «ГУЛАГ- СССР» отмечено более 500 мест лишения свободы; отмечены на этой карте - железные дороги, каналы, заводы и города Мончегорск, Воркута, Новокузнецк, Норильск, Комсомольск-на-Амуре – всё это стройки коммунизма, возведённые руками «Врагов народа». Особое впечатление производят диорамы – следственный кабинет, где оперативник проводит допрос, фрагмент барака, полуметровый карцер.
Экскурсовод в форме сотрудника НКВД рассказывает о Соловецком лагере особого назначения (СЛОН), об истории строительства Беломорканала и канала Москва-Волга, Байкало-Амурской магистрали.
«Россия 20 лет живёт в тюрьме-
На Соловках или на Колыме.
И лишь на Колыме и Соловках
Россия – та, что будет жить в веках».
Георгий Иванов

«Насилье и ложь без конца и без краю,
Свинцовой позёмкой страну замело.
Конвой и бандит – провожатые к Раю,
Где хлеба довольно и мертвым тепло».
А. Мищенко, 1986 г.

Музей повествует не только о системе ГУЛАГА, но и знакомит с историей массовых репрессий на территории, бывшего СССР. В экспозиции музея – живопись, графика, скульптура, фотографии, подлинные вещи лагерников и орудия рабского труда…
Истребление интеллигенции и священнослужителей, депортация репрессированных народов, портреты неисчислимых жертв террора. Об этом свидетельствуют впервые рассекреченные документы.

«Удивительно и страшно – центре Москвы, такой музей. Люди идут мимо, много идёт людей, все спешат, а рядом такое… и никто не заходит. Не знают, или всё равно? И мы не знали бы, если бы нас не сводили. А ведь, практически у всех есть в семьях пострадавшие в годы репрессий. Как же так?»
Ольга Блинкова, 415 гр.

«Удивительный музей и удивительные люди в нём работают. Почему–то, кажется, что они лично пережили этот ужас. Если не пережил, так не расскажешь».
Сергей Савин, 415 гр.

«Смотришь на карту ГУЛАГА и думаешь, ведь во всех этих лагерях – люди, миллионы людей, брошенных на медленную смерть, на издевательства. И всё это творили не интервенты, не внешние враги, а свои. Это уму непостижимо! Как гигантский спрут, душащий всё живое, разрушающий «до основания» то, что не ими выстроено, превращающий саму жизнь народа в мучение и скорбь».
Екатерина Михайлова, 415 гр.

«Вот так строилось светлое, неминуемое грядущее коммунистическое завтра! А что дальше? «Мы свой, мы новый мир построим!» Построили! До сих пор расхлёбываем, по той простой причине, что всем стал тот, «кто был ничем»!
Сергей Титов, 515 гр.

«Наша память должна это хранить! Развалили сельское хозяйство, разграбили богатейшую страну, уничтожили её вековую культуру, сгноили в лагерях миллионы. Кто не с нами, тот наш враг! Врагом становится народ! Безмолвный и пассивный, обобранный до нитки, рабски униженный, затравленный русский народ!»
Ирина Околышева, 515 гр.

«Широка, страна моя родная…Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек! – писали в те годы Лебедев-Кумач и Дунаевский. А человек в те годы и дышать боялся. Своим чередом шли этапы на Колыму, Воркуту, в Сибирь и на всякие каналы. Идут этапы, расстреливают в подвалах, сваливают во рвы, бороздя бульдозерами тела и землю. Епископы и священники, атеисты и верующие, старые большевики, великие учёные – цвет ума и таланта!».
Антон Саратов,515 гр.

«Почему не высказался Максим Горький? Пролетарский писатель мог бы возвысить свой мощный голос буревестника! Где же он? В гагару превратился? Великий писатель земли Русской, приехав на Соловки, не увидел опоганенной святыни, не увидел штабеля трупов, покрытые брезентом, хоть ему на них пальцем указывали. Посетив Беломорско – Балтийский канал, написал хвалебную книгу о нём. Что ж он увидел? Как прекрасно, как умело перековывают чекисты уголовников, делая из них строителей «светлого завтра»! Они, правда, не перековывали, а перемалывали человеческие массы, и не уголовные, а несущие в себе светлый дух уничтожаемой России». Александр Рудаков, 515 гр.
«Шел 1937 год. Ежовые рукавицы сжимали горло «контрреволюционной гидре». Уже расстрелян Тухачевский, за убитого Кирова – миллионы в ответе. Идут процессы за процессами. По ночам стуки в двери. Аресты, обыски, чёрные воронки увозят жертв. Всё сильней сжимается у горла русского народа петля. Вешателей и палачей в избытке. Предательство возводится на пьедестал почёта! Школа коммунизма становится школой палачей, её сыны не сеют, не пашут, в руках у них карающий меч беззакония, который они предпочли плугу и молоту».
Станислав Семёнов, 515 гр.

«1937 -1939 годы, смыкаются воедино две силы всемирного зла, фашизм и коммунизм, чтобы властвовать миром. Идеологии их разные, но цели едины, и методы тоже. Тут гений Сталин, там великий фюрер, развязывают новую бойню, во имя светлого будущего всего человечества. Как просто любить всё человечество и презирать человека, уничтожая своего брата, превращая его в рабочий скот, в подопытного кролика, оглушая его идеологиями, загаживая мозги счастьем будущего поколения. Это ли не чудовищно?!»
Маргарита Зерзеле, 515 гр.

«В ГУЛАГ людей сознательно собирали МУЧИТЬСЯ. И это не только задачи ГУЛАГА, но и всей государственной системы в целом, без фальшивых лозунгов о свободе, равенстве и братстве».
Сергей Титов, 515 гр.

«Мне очень захотелось прочитать какое – либо фундаментальное исследование о тоталитарной системе. И что же? Ничего не могу найти. «Архипелаг ГУЛАГ» я читала, а сейчас в книжных магазинах нахожу только какие – то странные книги, повествующие о том, что Сталин - гений всех времён и народов, и все репрессии были справедливы, в лагерях сидели преступники и уголовники, и условия труда там были просто замечательные. И никого не раскулачивали, не выселяли целые народы. Как это понимать, и что это значит? Что моих уничтоженных родственников тоже не было, не погибали они на Колыме, не отбирали у них нажитое трудом и потом, не ссылали их нагих и босых с грудными детьми в неведомые дали? Мне ведь всё рассказывали чудом уцелевшие в этой кровавой круговерти бабушка и прабабушка. Как же так? Нам, что приказано всё забыть? Или нас готовят к повторению пройденного пути?»
Светлана Пономарёва, 515 гр.

«О необходимости мемориала жертвам политических репрессий впервые высказался Хрущёв, вначале т.н. «оттепели», о чём впоследствии было благополучно забыто. В середине 80-х, вновь заговорил Горбачёв, обещая создать его непременно и в ближайшее время. Когда же оно, это время, наступит? Создаётся впечатление, что это забвение не случайно, а осмысленно и продумано. Горько и больно за прошедшее, стыдно за настоящее!»
Александр Сергеев, 415 гр.


Александр С.
 
ВсадникДата: Суббота, 2009-12-26, 2:05 AM | Сообщение # 8
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 167
Статус: Offline

Quote (sigacheval)
«Мне очень захотелось прочитать какое – либо фундаментальное исследование о тоталитарной системе. И что же? Ничего не могу найти.

Варлам Шаламов

Я в воде не тону
И в огне не сгораю.
Три аршина в длину
И аршин в ширину —
Мера площади рая.

Но не всем суждена
Столь просторная площадь:
Для последнего сна
Нам могил глубина
Замерялась на ощупь.

И, теснясь в темноте,
Как теснились живыми,
Здесь легли в наготе
Те, кто жил в нищете,
Потеряв даже имя.

Улеглись мертвецы,
Не рыдая, не ссорясь.
Дураки, мудрецы,
Сыновья и отцы,
Позабыв свою горесть.

Их дворец был тесней
Этой братской могилы,
Холодней и темней.
Только даже и в ней
Разогнуться нет силы.

Quote (sigacheval)
Наша память должна это хранить!



Путь открыт и цель ясна!
 
sigachevalДата: Воскресенье, 2009-12-27, 1:15 AM | Сообщение # 9
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
http://allday.ru/uploads...._04.jpg
Сердце Дон Кихота

Девиз Дон Кихота

Ах, Санчо, милый друг,
Ведь мы небесталанны,
На что мы губим жизнь? -
Ответь мне, друг желанный.

Смотри: о чем толпа
В безумствии хлопочет...
Пусть этот гадкий червь
Нам души не подточит.

И я скажу, мой друг,
Чем с пошлостью водиться,
Уж лучше петь самим -
Нам будет, чем гордиться.

Свободен наш союз,
Нам принужденье чуждо,
Нам песня - Божество!
Девиз: борьба и дружба!..


Александр С.
 
sigachevalДата: Пятница, 2010-01-08, 2:38 PM | Сообщение # 10
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Расказачивание Дона - http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/10/Sigachev/

http://www.rusidea.org/picts/kalendar/raskazachivanie.jpg
Расказачивание. Картина Дмитрия Шмарина

http://s56.radikal.ru/i153/0902/b0/5ed14226a126.jpg
...ЦК РКП (б) о расказачивании и беспощадном уничтожении лучших...

Муза узников Гулага - ( http://www.proza.ru/2009/10/02/75 )

Лев Карсавин
Философ Л.П. Карсавин в 1949 году арестован и приговорён к 10 годам лагерей за "антисоветскую агитацию". Срок отбывал в Абези, в инвалидном лагере, где и скончался в лагерной больнице в 1952 году. "Венок сонетов", созданный в тюрьме - о безграничности жизни, о двуединстве Бога и человека.

Венок сонетов
Отрывок

Ты мой Творец: Твоя навек судьба я.
Бессилен я. Былинкой на лугу
Подъемлюся, несмело прозябая
Терплю и зной, и снежную пургу.

Всё пригибает долу рьюга злая,
Грозится мне, клубя сырую мглу.
Но, знаю, я Тебя спасти могу,
Хотя - как Ты, всевечный, погибая.

Ведь Ты умрёшь, в цветении моём
Всем став во мне, и всем - как только мною.
Тогда восстанет жизнь моя иною.
Уж умирает я моё и в Нём.

Как пчёлы, все кишат, себя роя,
Дабы во мне воскресла жизнь Твоя.

Берта Бабина
Полярные ночи

Река точно зеркало в бархатной раме,
Неподвижно весло у кормы,
И кажется, будто они на экране,
Эти стены моей тюрьмы...

Тюрьма должна быть из железа и камня,
На дверях - замок стальной...
Так знакома решётка, с тоскою давней,
И знаком на посту часовой...

Но моя тюрьма - полуостров зелёный,
Окружённый прозрачной водой,
И лес чернеет за далью сонной,
Как старинный шарф кружевной...

А на небе всю ночь неподвижные зори,
Раздражая усталый взор...
Их зловещее пламя, точно Красное море,
Точно мой последний костёр...

Владимир Лозина
Священник В.К. Лозина жил в Новгороде, служил настоятелем собора Михаила Архангела. В 1925 году арестован по "делу лицеистов": в день основания Царскосельского лицея отслужил панихиду по расстреляной царской семье. Осуждён на 10 лет, отбывал наказание в Соловках. С 1937 году арестован и расстрелян.

Соловецкое

В Белом море остров дальний
И печальный монастырь.
Сторожат четой опальной
Моря Северного ширь.

Долго смотрят, как косматый
Набегает серый вал,
Как уходит, вновь измятый,
От холодных, мшистых скал.

Белой чайки взлёт тревожный
Крик пронзительный в ночи,
Долгой ночи отблеск звёздный,
Солнца бледные лучи.

Старых башен острых вышек
Еле видный силует...
Море дышит и не дышит...
Монастырь молчит в ответ...

Купола его высокий
Не возносят в небо крест,
Только ветер одинокий
Помнит святость этих мест.

Да над папертью соборной
Неприятельским ядром
Нанесённых язвей чёрных
Незалеченный излом.

Михаил Фроловский
М.И. Фроловский происходил из дворянской семьи. Арестован в 1941 году. Умер в Карлаге.

Соловецкий камень

Тяжело сдавило своды,
Тяжело гнетёт тюрьма,
Мутным призраком свободы
За решёткой дразнит тьма.

Спит тюрьма и трудно дышит,
Каждый вздох - тоска и стон,
Только мёртвый камень слышит,
Ничего не скажет он.

Но когда последней дрожью
Содрогнётся шар земной,
Вопль камней к престолу Божью
Пронесётся в тьме ночной.

И когда, трубе послушный,
Мир стряхнёт последний сон,
Вспомнит камень равнодушный
Каждый вздох и каждый стон.

И когда последний пламень
Опалит и свет, и тьму,
Всё расскажет мёртвый камень,
Камень, сложенный в тюрьму.

Спит тюрьма и тяжко дышит,
Каждый вздох - тоска и стон,
Неподкупный камень слышит,
Богу всё расскажет он.

Пересылка

От свистка до свистка, от шести до восьми,
От решётки к железной решётке,
Ходят, мечутся бывшие раньше людьми,
А сегодня - табун в загородке.

Ноги, ноги и ноги стучат по полу,
А в глазах - промелькнувшие дали.
И слова - как зола, но не трогай золу,
Под золой - красный уголь печали.

Ходят, мечутся, ждут, говорят, говорят,
Ждут, как скорбные тени Гомера,
Что живой Одиссей отопрёт этот ад,
Где стучится их скорбная вера.

Отопрёт и вернёт этим теням тела
С тёплой кровью, костями и кожей.
Ходят, мечутся, ждут... И слова - как зола,
И глазами, как братья, похожи.

Автор неизвестен

Троечастие

Года летят, а песня дремлет.
Мой ум иссушенный не внемлет
Роптанью робкому души.
Он весь - в предметах и явленьях,
В событьях, цифрах, смене дат.
Но живы: зов благословений
И тайных сказов благодать.
Не спится мне. Мой разум дремлет,
И древней правде сердце внемлет
В ночной таинственной тиши.

Звучат мои десятистишья,
И голос злых страстей всё тише,
И слышен дальний, нежный звон.
Есть в слове новый образ мира,
Есчть в нём целительный бальзам.
Вверяй надежду, веру, силу
В безмолвьи зреющим словам.
И чем моих десятистиший
Созвучья сдержанней и тише,
Тем крепче дух, сильней любовь.

Я не мечтаю, не тоскую,
Я за моей судьбой иную
В печали горькой не ищу.
Я знаю: всё закономерно,
Мой крест мне послан неспроста.
Я и в беде ваш ратник верный,
Порыв любовь и красота.
Тоскую странною тоскою.
За этой жизнь жизнь иную
Узрев, молюсь и трепещу.

Владимир Свешников
В.С. Свешников жил за границей, увезённый из России родителями-эмигрантами. В 1927 году вернулся на родину, был арестован, отправлен на Соловки, освобождён в 1931 году. В 1937 году снова арестован, сослан в Воркуту, где вскоре умер.

Пташий щебет

Пташий щебет слышен за решёткой.
Серый сумрак. Солнце не вставало.
Наготы небес прикрыть не в силах
Облаков истлевшие лохмотья...
В двери стукнули. Вставать пора.

На тюремном, еле смятом ложе
Приподнявшись, вновь обозреваю
Сей темницы скудное убранство -
Стол некрашеный, на нём холодный
Легковесный алюминий кружки,
Сахару огрызок, корки хлеба,
Три окурка, пара папирос...

Воробей - и тот меня богаче,
Воробей, что, сидя на решётке
И меня не удостоив взглядом,
Бубые взъероненные перья
Быстро клювом тщится причесать...
Постелю постель мою поспешно
И по камере с бесшумной щёткой
Я пройдусь, уборку совершая -
Пыль смазну и крошки со стола.
Щётку - к двери. Пусть её оттуда
Заберёт тюремный надзиратель...
А потом, большой и молчаливый,
Принесёт он к моему порогу
В чайнике из тёмно-красной меди
Бледный и неароматный чай...

Здравствуй, жизнь! Невзрачной и убогой,
Нищенкой в рассветном сером платье -
И такой приветствую тебя.


Александр С.
 
sigachevalДата: Пятница, 2010-01-08, 2:43 PM | Сообщение # 11
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline

Соловки

Гаоргий Русаков
Сведений об авторе не обнаружено

Соловки

О твёрдости, упорстве и терпеньи
Высоких душ в томительной ночи
Твердят темниц истёртые ключи
И власяниц терзающий репейник.

Несдавшихся последнее хрипенье
И токи слёз впитали кирпичи,
И камера во храме не молчит,
Хвалу с хулой мешая в песнопеньи.

Вы, в ком ещё живёт свободных дух,
Вы, кто к людскому горю был не глух,
К земле склоните честные колени!

И слушайте, волненье сжав в тисках,
Как о судьбе ушедших поколений
Вещает каждый камень в Соловках.

Борис Радо
Сведений об авторе не обнаружено

Чёрное озеро

У ног кремля, у самых стен,
Как ад, прикрытый плащаницей,
В безмолвной, чёрной пустоте
Смежило озеро ресницы.

Оттылый лёд, как мёртвый крик,
Ушедший в каменные кручи,
И ночь густая до зари
Сжимает тяжкой тьмою тучи.

Не чёрт ли сброшенным плащом
Покрыл и озеро и небо;
Не бред ли правит свой расчёт -
Легенд таинственную небыль.

Вот-вот у кованых ворот
Склонив точёно-острый профиль,
Скривив красноармейский рот,
Вслед захохочет Мефистофель..

И, приоткрыв тяжёлый том,
В страницы жёлтые начертит,
Что ночь на озере святом
Купили водяные черти.

Вот-вот из узкого окна
На плесень застонавшей башни
Следят два лысых колдуна
Для чернокнижных, вещих шашней.

И кремль, и озеро молчат,
Холодный ветер вьёт и кружит,
А в озере и вой волчат,
И блеск ненайденных жемчужин.
Соловки. 1926

Ольга Второва
О.В. Второва - дочь купца, педагог, художник. Входила в ленинградский религиозно-философский кружок "Воскресение", разгромленный в 1928 году. В 1929 году была арестована, отбывала наказание на Соловках.

УСЛОН

В мире есть место, где люди стареют
Вдвое скорее, чем в жизни обычной.
Место, где юноши даже седеют
В лютой тоске по отчизне привычной.

Там не живут - "отбывают срокА",
Делают всё как-нибудь, "на пока";
Дети там лишь вне закона рождаются
И погибают один за другим.
Было то место когда-то святым,
Ныне УСЛОНом оно управляется,
Лагерем громко оно называется,
Катогрой тихо клянут его люди.
Чкм это место со временем будет?
Кто разгадает? Одно несомненно:
Будут сюда приезжать непременно
Из одного поколенья в другое,
Будет то место для многих родное
Горькою памятью прошлых страданий;
Свиток чудесных и жутких сказаний
Бережно будут развёртывать внуки...
Пусть же с другими не минет их руки
Также и этот правдивый рассказ:
Он хоть и плох, да зато без прикрас.

Виктор Васильев
В.Г. Васильев в семье был двенадцатым ребёнком. Закончил фабрично-заводское училище при Трёхгорке. Арестован в 1932 году, этапирован на Соловки. В 1937 году срок был продлён, сослан в Ухтижемлаг.

Бутырская тюрьма

Зима. Бутырская тюрьма.
Парят решётчатые окна.
Но их не видно со двора -
Прикрыты козырьками плотно.

Над козырьками языки,
Как флаги белые на стенах.
Как видно камеры полны,
Нас привезли сюда не первых...

Зима. Бутырская тюрьма.
Противный лязг дверных засовов.
Мрак в коридоре... духота...
И страж у камеры, как боров.

А в камере сплошные нары.
На нарах, между ними спят
Те, кто измучен ожиданьем кары
За то, в чём не был виноват.

Суда не будет. Будет ТРОЙКА
В просторном кабинете заседать,
Она решит: кому и сколько
Тюрьмы и лагерей проштамповать.

Юрий Чирков
Ю.И. Чирков арестован в 1935 году школьником. Осуждён на три года Соловков, срок продлили и отправили в Ухтижемлаге на пять лет, находился в ссылке до 1954 года. Занимался самообразованием. После реабилитации стал доктором географических наук, заведовал кафедрой метеологии Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева.

На траве и в сердце иней

На траве и в сердце иней:
Близится зима.
Не видать ни дали синей,
Ни её письма.

Не повеет ветер с юга,
Зазвенев в листве, -
Жди, когда завоет вьюга,
А не жди вестей.

Жди, когда покроет небо
Северная ночь!
Жди, борись за корку хлеба.
Жди! Иль ждать невмочь?!

Жди! А если ждать нет силы -
Погружайся в сон:
Будет сердце с сердцем милой
Биться в унисон...

Будет радость встречи с милой,
Словно боль, сильна...
Потрясённый счастья силой,
Я очнусь от сна.

Задохнусь, сожмусь от муки,
С губ стирая кровь,
Боль любви и боль разлуки
В сердце скрою вновь...

И никто, никто не сможет
Боль души унять!
Дай мне силы, Боже, Боже!
Беспробудно спать...

Ольга Адамова
О. Л. Адамова арестована в 1949 году, после заключения в Бутырке сосланаа навечно в Караганду. В 1955 году она былаи реабилитирована вместе со своим мужем. Свои стихотворения Ольга Адамова написала а тюрьмах, на этапах и в лагерях.

День рождения

Сегодня такое синее небо,
Такой золотой, ослепительный свет,
Как будто пятнадцати лет не было
И вчера мне исполнилось двадцать лет.

Как будто, свернув на затылке косы,
Я к Волге бегу босиком с горы,
Ловя золотисто-синие отсветы
Её холодной стальной игры.

Такая свобода, такая прохлада,
Такой простор молодому телу,
Что даже сейчас запоздалая радость
В сердце певчею птицей запела...

И в этот день, золотой и синий,
Среди соловецких зловещих стен,
Я вижу песков разметавшихся линии
И вязов прибрежных зелёную сень.

Пускай потери непоправимы,
Ошибки искать и считать я устала,
Навеки то, что было любимо,
Солнечным светом в душе осталось.
Соловки, 1937


Узники Гулага


Александр С.
 
sigachevalДата: Среда, 2010-01-13, 9:09 AM | Сообщение # 12
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline

Из наследия В. Сачкова "Баллада Бутырской тюрьмы"

Ярослав Смеляков

Если я заболею,
К врачам обращаться не стану.
Обращусь я к друзьям
(не сочтите, что это в бреду):
Постелите мне степь,
Занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте
Упавшую с неба звезду.

Я ходил напролом.
Никогда я не слыл недотрогой.
Если ранят меня
В справедливых, жестоких боях,
Забинтуйте мне голову
Русской степною дорогой
И укройте меня
Одеялом в осенних цветах.

От морей и от гор
Веет свежестью, веет простором.
Как посмотришь - почувствуешь:
Вечно, ребята, живем.
Не больничным от вас
Ухожу я, друзья, коридором,
Ухожу я, товарищи,
Сказочным Млечным путем.

Николай Бруни

* * *
Не рыдай, не рыдай, дорогая,
В этой жизни или в другой,
Там, в глубинах ада и рая,
Упаду опять пред тобой.

Обниму дорогие колени,
Эту лютую боль излечу, -
Ведь мы живы, ведь мы не тени,
Ведь я кровью за всё заплачу!

Если солнце в огне не сгорает,
Как же сердце может сгореть?..
Не рыдай, не рыдай, дорогая,
Всё пройдёт: это сон, это бредь!

Лев Мартюхин
Песнь о Колыме

Колыма! Колыма! - Ледяная планета!
Я в грёзах мечтаю, бегу
В южное жаркое лето,
Но цепи порвать не могу.

Изморены голодом, Колымой обморожены.
Тут сроки бессрочны и время без дат.
В пропасть могильную заживо сброшены -
Нет отсюда возврата назад!..

Мы одною судьбою повязаня -
Крестьянин, нарком и ббродяга, -
И все дороги нам свыше указаны -
В ледяной крематорий Гулага!

Колыма! Колыма! - Золотая гробница!
Белый саван нам - северный снег,
Нет гробов и могил, только снег - плащаница,
Одна плащаница на всех!

Степан Петров

* * *
На кресте тебя, Русь, распяли,
И твой голос певучий затих;
Только ветры полынью печали
Прозвенели в просторах ржаных...

И от Ильменя до Рязани,
От Байкала до стен Кремля -
Захлебнулась в красном тумане
Чернозёмно-ржаная земля.

И с тех пор непроглядные ночи
Стала жизнь, чужда и горька,
И твоею рукою, рабочий,
Водит чья-то чужая рука...

Потому и в глазах невесёлых -
Только жгучее пламя тоски,
И везде - в городах и сёлах
От свободы идут в кабаки...

Павел Васильев
Прожил лермонтовски короткую жизнь. Его поэзия близка к песенно-народному творчеству. В 1937 году арестован. Расстрелян

Прощанье с друзьями

Друзья, простите за всё — в чём был виноват,
Я хотел бы потеплее распрощаться с вами.
Ваши руки стаями на меня летят —
Сизыми голубицами, соколами, лебедями.

Посулила жизнь дороги мне ледяные —
С юностью, как с девушкой, распрощаться у колодца.
Есть такое хорошее слово — родные,
От него и горюется, и плачется, и поётся.

А я его оттаивал и дышал на него,
Я в него вслушивался. И не знал я сладу с ним.
Вы обо мне забудете, — забудьте! Ничего,
Вспомню я о вас, дорогие, радостно.

Так бывает на свете — то ли зашумит рожь,
То ли песню за рекой заслышишь, и верится,
Верится, как собаке, а во что — не поймёшь,
Грустное и тяжёлое бьётся сердце.

Помашите мне платочком за горесть мою,
За то, что смеялся, покуль полыни запах…
Не растут цветы в том дальнем, суровом краю,
Только сосны покачиваются на птичьих лапах.

На далеком, милом Севере меня ждут,
Обходят дозором высокие ограды,
Зажигают огни, избы метут,
Собираются гостя дорогого встретить как надо.

А как его надо — надо его весело:
Без песен, без смеха, чтоб ти-ихо было,
Чтобы только полено в печи потрескивало,
А потом бы его полымем надвое разбило.

Чтобы затейные начались беседы…
Батюшки! Ночи-то в России до чего ж темны.
Попрощайтесь, попрощайтесь, дорогие, со мной, — я еду
Собирать тяжёлые слёзы страны.

А меня обступят там, качая головами,
Подпершись в бока, на бородах снег.
— Ты зачем, бедовый, бедуешь с нами,
Нет ли нам помилования, человек?

Я же им отвечу всей душой:
— Хорошо в стране нашей, — ни грязи, ни сырости,
До того, ребятушки, хорошо!
Дети-то какими крепкими выросли.

Ой и долог путь к человеку, — люди,
Но страна вся в зелени — по колено травы.
Будет вам помилование, люди, будет.
Про меня ж, бедового, спойте вы…

* * *
Снегири взлетают красногруды...
Скоро ль, скоро ль, на беду мою,
Я увижу волчьи изумруды
В нелюдимом, северном краю.

Будем мы печальны, одиноки
И пахучи, словно дикий мёд.
Незаметно все приблизит сроки,
Седина нам кудри обовьёт.

Я скажу тогда тебе, подруга:
"Дни летят, как по ветру листьё,
Хорошо, что мы нашли друг друга,
В прежней жизни потерявши всё..."

Даниил Жуковский
Арестован в 27 - летнем возрасте вместе в другими молодыми людьми 1 июня в 1936 году. Расстрелян по решению тройки НКВД в Орловской тюрьме.

* * *
Выйду в ночь отдохнуть немножко
После долгого трудного дня.
И на лунной содовой дорожке
Встречу ласку рыжего пса.

Он тепло прижмётся к коленям,
Угадавши тревогу в лице.
Он, должно быть, лохматой тенью
Ждал меня всю ночь на крыльце.

Или мне показалось спросонья...
Или лгут пересветы листвы...
Неужели коснулся ладонью
Я сейчас не людской головы...

Так любовно горят в полумраке
Пятна тёмных, печальных очей...
И за что меня любят собаки,
Как, быть может, никто из людей?

Но отрадно мне сердца дознанье:
Не всегда я, наверно, грешил,
И каким-то забытым деяньем
Я собачью любовь заслужил.

http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/10/Sigachev/ - "Расказачивание" Дона (журнал "Знание")


Александр С.
 
sigachevalДата: Среда, 2010-01-13, 6:47 PM | Сообщение # 13
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Смерть Сократа

Сергей Малахов

В 1925 году окончил Московский университет, в 1929 году - аспирантуру. В начале 30-х работал в Ленинграде, преподавал в Ленинградском университете. В 1936 году Малахов обвинён в контрреволюционной деятельности. Приговорён к пяти годам лагерей, сослан в Воркуту, выполнял самые тяжёлые работы. В заключении обратился к античной тематике.

Последний день Сократа

На улице гремят вдали колёса...
Здесь - тишина, покой и влажный тлен могил.
Вечерний луч, пройдя решётку косо,
Упал на пол и пыль позолотил.

И в этой полосе затлелся край хитона,
Амфора, полная нетронутой воды,
Лицо сатира, череп наклонённый
И завиток курчавой бороды.

Вдруг - настежь дверь! Свет заслонив в проходе,
Сократа ученик сказал, оборотясь:
- Взойди на холм, Сократ, и посмотри заходит
Сегодня Солнце для тебя в последний раз.

Он улыбнулся странною улыбкой,
Которая скользнула, зазмеясь,
И отвечал: - Природа - вечность, зыбкий
Неразличим в её просторе час.

Взглянул в окно и отвернулся круто,
Недрогнувшей рукой, ещё в расцвете сил,
Поднёс к губам смертельный яд цикуты,
Закрыл лицо хитоном и почил.

А над его окоченевшим телом
Ночная бабочка не отлетала прочь.
И за окном всё также песни пела,
Крылами била и шумела ночь.

Александр Сумароков

Александр Дмитриевич Сумароков родился в безземельной крестьянской семье во Владимирской губернии. Занимался в Петербурге на общеобразовательных курсах. Преподавал в школе, руководил литературным кружком. В 1936 году обвинён в пропаганде стихов Сергея Есенина, арестован. Дальнейшая его судьба неизвестна.

* * *

Гулять бы густыми лугами
В весенней предутренней мгле.
Ходить бы босыми ногами
По ласковой тёплой земле.

Зажечься бы лентою алой,
Как зори, на ранней заре,
Качаться былинкою малой
В холодном речном серебре.

Взвиваться бы резвою пташкой
В широких и вольных полях,
Цвести полевою ромашкой
На тонких зелёных стеблях.

Быть птицей, растением, рыбой
Иль там, на распутьях земли,
Лежать бы коснеющей глыбой
В докучной дорожной пыли.

Со стынущей далью заката
На красных снегах догореть,
И так без конца, без возврата,
Совсем, навсегда умереть.

Николай Клюев

Николай Клюев уже при жизни стал классиком, по общей оценке его современников: Александра Блока, Николая Гумилёва, Андрея Белого и других. Сергей Есенин писал: "Клюев - мой учитель", "Апостол нежный Клюев нас на руках носил". Арест Клюева 2 февраля 1934 года производил сотрудник оперативного отдела ОГПУ Шиваров; ордер на арест подписал зам. председателя ОГПУ Яков Агранов. Обвинение - "антисоветская агитация путём распространения контрреволюционных литературных произведений". Пятого марта 1934 года сослан в Сибирь на пять лет. "Я сослан в Нарым, на верную мучительную смерть", - подавал о себе весть поэт. Этапирован в Томск, в тюремную больницу, где его разбил паралич ног. В 1937 году приговорён к расстрелу (по документу о приведении приговора в исполнение указана дата 23-25 октября).
В завещании Николай Клюев написал: "Не железом, а красотой купится русская радость".

Отрывок из поэмы "Песнь о Великой Матери"

Эти гусли - глубь Онега,
Плеск волны палеостровской,
В час, как лунная телега
С грузом жемчуга и воска.
Проезжает зыбью лоской,
И томи лесная нега
Ель с карельскою берёзкой.
Эти притчи - в день Купалы
Звон на Кижах многоглавых,
Где в горящих покрывалах,
В заревых и рыбьих славах
Плещут ангелы крылами.
.........................................
Из железного полона
Чёрных истин, злого срама
Светит тихою лампадой, -
Светит их крестам, криницам,
Домовищам и колодам!..
Нет прекраснее народа,
У которого в глазницах,
Бороздя раздумий воды,
Лебедей плывёт станица!
Нет премудрее народа,
У которого межбровье -
Голубых лосей зимовье,
Бор незнаемый кедровый,
Где надменным нет прохода
В наговорный терем слова! -
Человеческого рода...
Ах, заколот вещий лебедь
На обед вороньей стае,
И хвостом ослиным в небе
Дьявол звёзды выметает!
..........................................

К нам вести чёрные пришли
Что больше нет родной земли,
Что больше нет родной земли,
Как нет черёмух в октябре,
Когда потёмки на дворе...
И Север - лебедь ледяной
Истёк бездомною волной,
Оповещая корабли,
Что больше нет родной земли!..

Есть две страны: одна - Больница,
Другая - Кладбище, меж них
Печальных сосен вереница,
Угрюмых пихт и верб седых!
Блуждая пасмурной опушкой,
Я обронил свою клюку,
И заунывною кукушкой
Стучусь в окно гробовщику:
"Ку-ку! Откройте двери, люди!"
"Будь проклят, полуночный пёс!
Куда ты в глиняном сосуде
Несёшь зарю апрельских роз?!"
....................................................
"Приди, дитя моё, приди!" -
Запела лютня неземная,
И сердце птичкой из груди
Перепорхнуло в кущи рая.
И первой песенкой моей,
Где брачной чашею лилея,
Была: "Люблю тебя, Расея,
Страна гречишных озимей!"
И ангел вторил: "БУди, бУди!
Благословен родной овсень!
Его, как розаны в сосуде,
Блюдёт Христос на Оный День!"

Наталия Ануфриева

Наталья Даниловна Ануфриевна родилась в Санкт-Петербурге. В 20-х годах переехала в Москву. Арестована в 1936 году. Сроки отбывала на Колыме и в Красноярском крае. Освобождена в 1954 году. Последние годы жила во Владимире.

* * *
Всё снежно, всё чисто и бело...
О, пусть не вернётся весна!
Я верю: в суровом "к расстрелу"
Глубокая есть тишина.

Путь страшный люблю горячо я,
И с этой любовью умру...
Гори ж, соё сердце, свечою
На зимнем холодном ветру!

И в скорби предсмертной без меры,
Пролнзающей душу до дна,
Есть радость погибших за веру,
Казнимых во все времена.

Я верю, я скоро у цели...
И зимние ветры поют
О снежной моей колыбели,
О звёздах, о встречах в раю.

И жду я, чтоб ветры задули
Последнюю искру огня,
А сердцу смертельную пулю
Так просто, так сладко принять.


Александр С.
 
sigachevalДата: Четверг, 2010-01-14, 8:15 PM | Сообщение # 14
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 622
Статус: Offline
Ванинский порт
http://www.kommersant.ru/region....ino.jpg

Ванинский порт (автор неизвестен)

Я помню тот Ванинский порт
И рёв пароходов угрюмый,
Как шли мы по трапу на борт
В холодные мрачные трюмы.
На море спускался туман,
Ревела стихия морская.
Лежал впереди Магадан,
Столица Колымского края.
Не песня, а жалобный крик
Из каждой груди вырывался.
«Прощай навсегда, материк !» -
Хрипел пароход, надрывался.
От качки стонали з/к,
Обнявшись, как родные братья,
И только порой с языка
Срывались глухие проклятья.
Будь проклята ты, Колыма,
Что названа чудной планетой.
Сойдешь поневоле с ума,
Отсюда возврата уж нету.
Пятьсот километров — тайга.
В тайге этой дикие звери.
Машины не ходят туда.
Бредут, спотыкаясь, олени.
Тут смерть подружилась с цингой,
Набиты битком лазареты.
Напрасно и этой весной
Я жду от любимой ответа.
Я знаю: меня ты не ждёшь
И писем моих не читаешь,
Встречать ты меня не придёшь,
А если придёшь — не узнаешь…
Прощай, моя мать и жена!
Прощайте вы, милые дети.
Знать горькую чашу до дна
Придется мне выпить на свете!

Елена Владимирова

Из семьи потомственных моряков. Училась в институте благородных девиц. В 1937 году её муж Сыркин, редактор обласной газеты был арестован и растрелян, а Елену Владимирову, как жену "врага народа" отправили на Колыму. По доносу провокатора Магаданский трибунал приговорил её к расстрелу, позднее заменённый каторгой. В войну под Сталинградом погибла её единственная дочь Женя Сыркина. Многие стихи Елены Владимировой были посвящены дочери.

Наш круг всё слабее

Наш круг всё слабее и реже друзья,
Прощенья всё чаще и чаще...
За завтрашний день поручиться нельзя
И даже за день настоящий.

И в эти тяжёлые страшные дни,
В чреде их неверной и лживой,
Так хочется верить, что мы не одни,
Услышать из мрака: "Мы живы".

Мы прежним любимым знамёнам верны,
И даже под небом ненастья,
По-прежнему меряем счастьем страны
Своё отлетевшее счастье...

И пусть безнадёжен мой путь и кровав,
Мои не смолкают призывы.
Кричу я, последние силы собрав:
"Мы живы, товарищ, мы живы".

Мария Яковлева

Из дворян. Была в переписке со Львом Толстым. Арестована в 1937 году. Отбывала срок лагерей в Карлаге с пожизненой ссылкой в Красноярский край.

Нет, - не грустить

Нет, - не грустить, не подводить итоги,
А выйти - в поле, в лес, к реке, в тайгу,
Смотреть, как вдаль бегут пути-дороги,
Переплетаясь в голубом снегу.

Так много их - призывных и влекущих,
На всех - запрет, и всё - не для меня...
Стоят, дрожат серебряные кущи
Кустов в лучах закатного огня.

Все отошли в страну воспоминаний.
Все, с кем жила, кого с собой звала...
В живом, текущем, трепетном тумане
Растаяли - и наступила мгла.

Но если б можно жизнь начать сначала,
Не изменила б я её русла;
Вода живая, что душе звучала,
По ней бы вновь свободно потекла.

Ни от кого, ни в чём не отрекаюсь.
Грядущих дней приветствуя зарю,
Не жалуюсь, не сетую, не каюсь,
И тех, кто дал мне скорбь, - благодарю.

Иван Приблудный

Настоящее имя Яков Петрович Овчаренко. Из крестьян. В годы революции и гражданской войны беспризорничал - пока не "приблудился" к дивизии Котовского в 1920 году. В 1921 году отправлен в Москву в интернат для одарённых детей. Был принят в Высший литературно-художественный институт им. В. Брюсова. Сдружился с Сергеем Есениным, Леонидом Утёсовым. ОГПУ завербовало его в качестве тайного осведомителя, но он не только не донёс ни на кого, но "рассекретил" своё положение. В 1937 году Его арестовали, под пытками он не дал ни на кого показаний. Не признавал своей вины. 13 июля 1937 года его расстреляли.

Мне стыдно

Мне стыдно за мои стихи,
Что в эти дни разрух и брани,
В них вместо маршей иль воззваний
Так много всякой чепухи.

Кругом пожар, кругом война,
Окопы, танки, баррикады,
А у меня... холмы да хаты,
И всюду мир и тишина.

Да, стыдно мне, но что же вы,
Увенчанные и большие,
Гремящие на всю Россию
В страницах грамотной Москвы, -
Что дали вы?..

Плакаты, крики,
Сезонных молний вывих дикий,
Нарядность ритма, рифмы зык
И деревяннейший язык.

И это всё, и только это.
И трудно, трудно без конца -
Искать в болтающем - поэта
Иль в завывающем - певца.

И счастлив я, что я не стар,
Что еле-еле расцветаю,
Что шелест мая рассыпаю,
Как первый, чуть созревший дар.

- О край мой, выгон и овин,
Есть у меня отрад отрада, -
Что этих строк, немудрых складом,
Холодным, каменным громадам -
Несу тепло своих долин.

И я не сам, за мною рать
Детей - затей, сынов - событий...
- Не трогайте ж нас, не травите
И не спешите признавать!


Александр С.
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 3:48 PM | Сообщение # 15
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500

литературная версия телефильма Михаила Порядина, снятого на студии "МИГ" в 1990-м,
с фотографиями Валерия Ситника

Последние пятьсот лет Россия бьется над усилением исполнительной власти с очень переменным успехом.
После трехсотлетнего правления Чингизидов нам решительно не везло на сильных руководителей.
Раз-два и обчелся.
Раз – это, безусловно Иван Васильевич VI-й, Грозный.
Но нельзя не отметить, что он не столько укреплял вертикаль, сколь еще громил остатки монголо-татарского владычества. То есть, в определенном смысле тоже демократизацией занимался.
Потом надолго была полная смута и бестолочь. Пока не явился, как луч света в темном царстве – демократ-западник, Петр Алексеевич I-й, Великий! Но после него... – тоска! - вялая, усыхащая династия Романовых довела нас до ручки господина Керенского и компании.
И мы было покатились в пропасть загнивающего капитализма: по воле народовольца Владимира Ульянова пораздавали территории крестьянам, производственные мощности – рабочим, ну и так далее. Пока не остановились, пока не были вовремя подхвачены на краю демократической пропасти могучей стальной ладонью Иосифа I-го Грозного.
Сильная исполнительная власть исполнила все наши мечты, мы сломали хребет мировому фашизму, мы вышли в космос, мы высоко подняли державные стяги, мы вернули себе пол-Сахалина и Восточную Пруссию, наши войска стояли в Легнице и Оломоуце, контролировали пол-Европы, то есть мы уже практически вошли в гранинцы великого Улуса Батыевых времен и даже подумывали о возвращении своего влияния на Аляске и в Русской Америке, и...
...и - увы! - все проходит, даже в стране героев. И сегодня, когда мы опять разболтались дальше некуда, докатились до того, что перед каждым гражданином лично стоит проблема свободного выбора пути, я приглашаю вас вернуться на полстолетия назад.
Ненадолго - на полчаса. Ведь это недалеко -"на круг" пятьсот километров от моего города Ноябрьска на север. Или на те же пятьсот километров на юг от Воркуты. Стройка номер 501. Тонкая нитка узкоколейной железной дороги на необъятной равнине Западной Сибири.
Вот мы с вами и летим уже где-то между Надымом и Салехардом
(на фото)


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души

Сообщение отредактировал ognebo - Воскресенье, 2010-04-18, 3:48 PM
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 3:52 PM | Сообщение # 16
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500 - детские страхи

Я боюсь летать. Вообще боюсь высоты. В самолете комфорт и шампанское.А тут еще и сидишь на бочке с керосином, бак с горючим - вот он, я к нему плечом прижимаюсь, а в моторе у этой чертовой вертушки горит адское пламя, и трясет полупустую грузовую коробку, и рев стоит... И вся съемочная группа дружно спит.
Чтобы не бояться, нужно что-то делать. На днях, на встрече с читателями мне задали вопрос о страхе: "А есть ли у вас такие произведения, которые вы боитесь печатать даже сейчас?" Хорошая такая, красивая девочка спросила. Стыдно, но ответил честно - "есть". И начал читать обрывки и наброски, которые вдруг удивительным образом обрели целостность под взглядами полусотни уже не детских но ещё и не взрослых, уже умных, но ещё чистых - глаз. И сейчас я сижу и переписываю в рабочую тетрадку эти строки не для печати:
!. "Гвоздь перестройки"

Я не лидер, не тормоз.
Я - гвоздь перестройки.
Я усердие масс тиражирую в серию.
Но на тень мою четкую держит стойку
Тень собаки товарища Берии.
Ни вперед, ни назад. Не спеши. Скажут "хватит".
ЛЮДИ! - слышишь? - гудят о "гнилой демократии"
Помнишь момент - был элемент - "загнивающий интеллигент" ?

И простуженной совести
Детское тельце
Я спасаю от рук, что как форточки хлопают
Ветру о "шести миллионах за Ельцина"
Шепотку о "пуле в плече Андропова"
Хорошо что пёс не мычит и не телится.
Ковыляет вокруг да около.

Я не сволочь. Не вор.
Я не ось перестройки.
Я не часть распродажи великой империи.
Так за что же на тень мою держит стойку
Тень собаки товарища Берии?
Как вошёл в мою кровь тихий скрип за окном...
Сухари ли готовь, заливай ли вином
Стынет цемент дедовых вен. Дед был - интеллигент.

Да, я знаю, я четко и честно
знаю:
Я - скрипучих историй колесная смазка.
Человеческий фактор, что пролегает
Меж глотающих пыль и глодающих сказку.
И во мне, как в слепом на обрыве
взрывчатка.
Тихий омут проспавших своё поколений.
И я швыряю своё тело перчаткой
обалдевшим от лжи и подкупленным ленью
И влечет меня ветер благою брусчаткой
к юноше по имени Ленин."

2. "Очередь номер 1"

Здесь круглый год идет народ.
Здесь плачут, просят "бога ради"
Здесь космонавты на параде
стоят средь тех, кто нас ведет...

Но я, быть может, идиот?
Я вижу все наоборот!
А может здесь спокойно лежа
Иного видеть и не можешь?

Горят оклады высшей пробы
Лампадным маслом льётся гимн
А на гранитной крыше гроба
родных и близких - САПОГИ !!!

Молитв людских тупое жало
тихонько рыщет в толще тел
и я вошел. похолодел.
и стал детелью пъедестала."

Штурман вышел из кабины и показал в окно - "501-я пошла!"
"- Сядем? "- прокричал я.
"- Нет, еще минут 20"
Через 20 минут мы войдем в одну из колонн пъедестала социализма. Я уже прочел в одной из старых газет, что "зоны", как мы нынче "по-блатняцки" вульгарно именуем, на самом деле назывались "КОЛОННЫ".
Почти КОГОРТЫ, третий Рим, да...?

[size=14]


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души

Сообщение отредактировал ognebo - Воскресенье, 2010-04-18, 3:55 PM
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 4:01 PM | Сообщение # 17
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500 - Отвальная Белого Волка

Это не вошло в фильм. Этот фрагмент рабочего сценария снял с монтажа я сам. Потому что реальность оказалась проще и сильнее моих детских страхов...

...выпьет ли выпь мою черную кровь спозаранку
или ворона старая будет ерошить ранку
да доставать изо дна мерзлый глаз анфас?

первый-то глаз остался в бою за вас
чертовы серые сучки, вредные штучки
девки мои. и детки мои. и внучки

может за то так господь и пытает стаю
что вожаку весной и мать не святая?
брода в природе нет. ни чести ни блуда

детки мои. девки мои... час судный
кто надо мной, над рваной спиной взвоет?
даже охотник шкуру не снял - кроет

"эко попалося... шрам сплошной
шапку не выкроишь... час ночной"
бросил. ушел восвояси

мне одиночество в праздник:
тихо над лесом и как струна
выпью отчаянной воет луна

белого волка жена

уходят волки по лунной тропе
белые в свете ночи

...и надо бы людям молитву спеть
которым волчьего хочется

в холодную полночь
в скрипучий снег
вышел и вспомнил

"се человек"....?


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 4:07 PM | Сообщение # 18
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500 - Граф Аполлон Николаевич Кондратьев

Мы сделали небольшой крюк над рекой Надым и приземлились на песчаной косе возле небольшого поселочка. Бортмеханик Михаил Котов спросил у рыбаков:
- Где Аполлон?
- А брошеный балок ему отдали после пожару. Санька отведи! - прокричали с лодки. И минут через пять нам открыл дверь внимательный старик, с очень ясным, пронзительным взглядом.

Аполлон Николаевич Кондратьев, он же "Граф", 1898 года рождения, "крестный отец" пятьсот первой стройки, осуществлял проектирование и авторский надзор в 1947-1953 годах - это все я унал о нем позже. А сейчас растерянно сказал что-то типа "милль пардон, но не изволите ли Вы... мне сказали что Вы..." И так далее, робея в духе некрасовского Ванюши в кучерском армячке - помните? - "Кто построил сию дорогу? Граф Клейнмихель, душа моя!" Это перед тем, как автор читателю истину самодержавного гнёта раскрывает:
"Добрый папаша, нельзя в обаянии умного Ваню держать.
Вы мне позвольте при лунном сиянии правду ему рассказать.
Труд этот, Ваня, был страшно громаден, не по плечу одному.
В мире есть царь, этот царь беспощаден..." и т.д.
Хрестоматия российского железнодорожного прошлого.
Но что удивительно - на мой простодушный вопрос Аполлон Николаевич отвечал вполне в духе и стиле тех еще, светских, досоветских речей:
- Руководил всем полковник путей сообщения Гроссман Сергей Сергеевич, с тем я счастлив был дело иметь. (И далее пошел сыпать фамилиями и должностями - они все записаны на пленке, если кому интересно, например родственников найти - это в музее школы №13 города Ноябрьска хранится, здесь же отдельные пометки приведем - прим авт.) - В общем нас 25 человек было в руководстве на этом участке.
Здесь нас прервали. Вертолетчики попросили позволения перейти в художественную мастерскую графа, дабы не теряя время даром может быть купить что-либо.
- Только поглядеть можете и заказать копию. Ибо всё это уже куплено, под заказ пишу. - сухо отвечал Кондратьев. Но в мастерскую мы всё-таки перешли. Здесь было просторнее. И я еще раз извинился, и попросил позволения, и... снова смягчилось сердце старика. Согласился говорить в микрофоны под лампионами.
Господи, когда меня вологодская бабуся-дворянка учила всем этим манерам, как ругал ее дед-разночинец: "Кому он эти франсезы говорить будет?" "Молчи, мужик," - отвечала воспитанница прогимнасии, - "умел бы сказать, а уж выслушать всяк волен". И действительно Аполлон Николаевич был весьма расположен мною к душевному разговору.
В его семье был юрисконсульт самого Государя императора. Отец дал сыну блестящее образование - Аполлон Николаевич в ходе нашей беседы легко переходил на английский, французский, немецкий и лукаво поглядывал на меня - успеваю ли за мыслию? По-немекци я честно сказал, что кроме "Их бин, дубин, полено, бревно" ничего не знаю, и старый граф весело посмеялся старой гимназической прибаутке.
Перед войной четырнадцатого года 16-ти летний юноша Аполлон успел объехать с папа всю Европу и даже Африки часть - в пределах Средиземноморского побережья. В семнадцать лет ушел на войну и честно сражался до одна тысяча девятьсот двадцать второго года. Последнее поле боя - полуостров Крым.
Когда наши буденновцы разбили нашего Врангеля, Аполлон ушел на Дон. Переплыл на лодке через Керченский пролив и попытался дойти пешком до своей невесты. Однако был арестован некими оболдуями и отсидел полгода в ожидании расстрела.
Трижды его выводили "на балку", однако большевики к тому времени успели обюрократиться насотлько, что жизнь Аполлону Николаевичу спасала очередная комиссарская комиссия. В конце-концов его освободили и в том же 22-м году он обвенчался со своей невестой и молодая несоветская семья поселилась в родовом поместье Кондратьевых, на Черноморском побережье Крыма, близ села Оползневое. Но счастие в родовом гнезде было недолгим. Когда сыну Аполлона Николаевича исполнилось четыре дня, семью выкинули на улицу, так как поместье было национализировано. А сам юный граф был приглашен потрудиться на стройках социализма.
Аполлон Николаевич немного бравирует, ничуть не драматизирует свою судьбу. Ему удалось по уму и силе перейти из белой элиты в красную. Как это делается? Да что вы - обратный процесс сегодня не наблюдаете-с?
Но вот в чем вопрос - 39 лет назад (мы встретились в 1992-м году - авт.) закончилось здесь строительство. Отчего же он здесь? Этого спрашивать я почувствовал - не стоило.А впрочем - что же я сам не уезжаю 27-й год уже? И все построено, и все украдено у меня и у таких, как я - а не уезжаем... Ведь и у меня есть родственники на Черном море, да и у Аполлона Николаевича сын в Америке, сестра во Львове, а вот живём же здесь, на Северах. Пишет маслом граф Кондратьев по памяти копии картин Патрика Несмита. Ужасы стройки не рисует. Я задаю дежурные вопросы, микрофон равнодушно пишет:
- Главное - тогда дисциплина была в труде. Кто перевыполнял норму на 50% - тому шел день за три. По всем статьям сокращали. Основной была 58-я статья. Кормили лучше, чем в обычных лагерях. Сюда завезти людей и сегодня очень трудно и дорого. Давали в день по триста грамм хлеба. Мяса, конечно, не было, но рыба была. Так что на круг по 500 грамм полезных продуктов выходило. В выходной - по 500 грамм хлеба своей выпечки. (Кругом 500! - сказка?)Руководителям полагалось по полтора килограмма. Смертность? А Вы не были в 106-й колонне? Вот там был у меня смертный случай. Жарко было. Разрешил людям купаться. Вода ледяная. У одного сердце не выдержало - все-таки донный лед в реке был. Второй нырнул за другом и тоже утонул, вот два смертных случая в мою бытность. Каждый случай требовал исключительных объяснений перед руководством. Смертность? да не было никакой особой смертности. Завезтии сюда людей, лошадей, чтобы губить? Зачем? Это дорого. Социализм - это учёт. Стройка была нужна. А закрыли ее потому, что на Волго-Донском канале потребовались дополнительные людские ресурсы. Перебросили колонну туда. Еще при Сталине.
Да, стройка безусловно была нужна. Когда я приехал на Север, наша новая железная дорога, начатая в 70-е, только-только дошла до грузовой станции Пелей. Но насыпь песчаная шла до самого Нового Уренгоя. Кто ее строил? - этих сведений нет в городских архивах, да и кому интересны номера ЗК, положивших годы жизни в эту насыпь? Говорилось в 80-е и о том, что линия между Надымом и Салехардом будет восстановлена - ведь в 1952-53-м целый год ходили поезда, Функционировала параллельно Северному морскому пути всесоюзная и всесезонная железная дорога...

Аполлон Николаевич говорил не то, совсем не то, что нужно было для эфира, для разгрома сталинизма. Он не клеймил и не проклинал.
- Граф, на вас работало тысяч 10 человек?
- Что вы, что вы - более 50 тысяч! И эти люди не были учтены в статистике трудовых ресурсов края, по линии ГУИНа шел свой учёт.
- А вы помните кого-либо из примечательных заключенных?
- Никого.
- Лицо яркое?
- Нет.
- Но вы же помните мельчайшие детали на пейзажах Несмита.
- Да. Вот, взгляните, холмы Шотландии.
- А не желаете ли с нами взглянуть вместе на одну из колонн?
- Нет, благодарствую. Много работы. Градоначальной власти заказ. Полагаю - это не есть одно из условий предоставления мне новой квартиры, но как взаимный жест благоприятствия расцениваю. Посему спешу исполнить заказ.
Честь имею.
Прощайте, господа.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 4:10 PM | Сообщение # 19
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500 - подражание Галичу

Хорошо быть вольным, как ветер. Мы снова летим над морем тайги, высматриваем наиболее примечательные острова Архипелага по имени Гулаг. Мне почему-то вспомнилась классическая лагерная песенка Галича, "Когда я вернусь". Или она уже не лагерная? Или он знал, что может вернуться за колючку, когда пел? А мы - далеко ли мы улетели от несвободы? Легко представить очередной поворот истории, очень легко..
и я записываю это прямо на планшетке походной, словно слышу хрипловатый голос сквозь рев мотора своей "вертушки..."

Когда нас вернут
повернут тяжкий маятник плавно, но вправо
и отрадно вдохнут,
и приклады примкнут,
и погонят оравой в канаву -
а - куда нас вернут?

Уходили ли мы
из зимы?
из метели чумной кутерьмы?
Выходили ли мы
из тюрьмы?

Когда нас вернут
запоют многалетние мессы, как бесы
и награды за труд
для парада натрут,
и сиять будут жестью для прессы -
а - куда нас вернут?

Когда нас вернут
довернут заскорузлые гайки нагайкой!
и рачительный кнут,
как родительский суд
по душе прометется хозяйкой -
а куда нас вернут?

Если мы не уходим,
а бродим
и мелодии нет
в круговерти,в метели пародий:
с виду вроде мы сами с усами
да ведет нас - Иосиф Сусанин - ? -
ОСАННА...


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2010-04-18, 4:15 PM | Сообщение # 20
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
КРУГОМ 500 - мужичок Андрюшка Семяшкин

И снова мы в воздухе. Сверху Архипелаг ГУЛАГ выглядит действительно как цепочка обжитых островов в буро-желтом осеннем море тайги. Не знаю, видел ли Александр Исаевич Солженицын сии острова с высоты птичьего полета, или просто мысленно взлетал над бескрайней Сибирью в часы заслуженного отдыха после трудов праведных на народных стройках, но очень точно звучит этот историко-географический термин – Архипелаг ГУЛАГ. Позабытые-позаброшенные плоды трудов человеческих…

СТОП! – дым из трубы! Люди – здесь? Мы приземлились на широкой площадке у цивильного довольно домика, не иначе – сооружение предназначалось для руководства колонны. Навстречу «вертушке» выбежало несколько собак, вышел из домика на шум и стал на крыльце, подбоченясь, лихой испитой мужичок:
- Зачем пожаловали? Кто будете? – сурово, как начальник лагеря вопрошал. А как увидал телекамеру, то заулыбался, а когда мы достали из сумок пару-тройку бутылочек водочки, то и сразу же предложил вместе помянуть души убиенных, которых здесь превеликое множество.
Андрей Семяшкин, 1956 года рождения, живет здесь, охраняет от кого-то сталинскую спецсвязь. Действующую! При нас зазвонил телефон. Проверка связи. Это только сверху кажется, что все столбы повалены да провода разорваны. Два тонких медных проводка связывают Салехард и Игарку, временная полевая связь работает более 40 лет.
- Как же тут живешь-то – один?
- Зачем один? Четырежды женат. Был. Пятая супруга, из местных, тоже на сегодня в отъезде по обстоятельствам.
Учитывая изрядную помятость Андрюшкиной личности и почти полное отсутствие зубов, понятно, что любовь была. В старорусском классическом стиле «бьет, значит любит». И если уж весьма и весьма терпеливые хантыйские дамы уходят от спец-служащего, значит… Да ладно, не наше дело. Мы ведь за большой истиной приехали, а не личные проблемы отдельно взятого отшельника описывать.

А Андрюшка говорил, глядя в объектив камеры, как по-писаному, не скупясь на забористый мат. Его рассказы полностью соответствуют лагерным романам писателей советского реализма. Обещался он показать колодец с костями, а также промоины на берегу, где черепов тьма-тьмущая. Однако обещание не выполнил. Шибко захмелел. Или счел за лучшее захмелеть, когда узнал, что мы – от Аполлона. Показал нам свои документы и заявил, что никого не боится, хотя бы и Аполлона.

Андрюшка сидел, если верить ему, за то, что убил родного отца. А стакан спустя, он сказал, что его отца расстрелял Аполлон. А сжигает он потихоньку свой лагерь на дрова, таким образом является санитаром сталинизма. А дрезины работают на железке. Можно смотаться за водкой, если есть деньги. Не гонять же «вертушку» за парой пузырей!
До 107-й всего-то 30 километров. Да, поселок, где живет Аполлон – это бывшая 107-я колонна. Там двести человек живут. Мало кто из бывших. Больше с другого берега реки Надым – это уже гражданские на дармовщинку перебрались из обычного рыбацкого «шанхая» по имени Старый Надым. Потому и заселена зона, что люди в Москве при проектировании колонн строго через 30 км не знали о шанхае по имени Старый Надым. Или специально влепили напротив жилого поселка – проекты ведь в шарашках делались, откуда быстро можно было загреметь на реализацию проекта в полевых условиях. А тут зона – а напротив гражданские.
Да, согласился я. Комфорт. Как в Лабытнангах и сейчас – зона прямо в городе. Я там был, пиво пил. Неудобно немного – стоишь с бокалом, а про другой стороне улицы злые мужики тачки катят. И не поднесешь бокал – строгий узбек насупился на вышке…

Так вот мы гуляли по зоне с телекамерой и перебрасывались с Андрюшей по паре слов. Он мне когда верил, а когда и нет: «ну как это пивная бочка напротив колючки? Убили бы зэки начальников за такую издеваловку!». Я ему тоже не во всем поверил, - ведь могильников-то не было.
Какая там зачистка следов от КГБ? От кого скрывать? Да сверху с вертолета сегодня хорошо видно линии, провешенные геодезистами от одной триангуляционной вышки до другой – довоенный еще изыскательский ход, как сказал Аполлон. И никуда не делись эти следы от человека с топором и теодолитом..А след от вездехода здесь вообще хрен сотрешь, а уж массовое захоронение? – ой врешь, Андрюшка!

Зато обе дрезины были действительно на ходу. Мы прокатились в одну сторону – а в другую – только пустые рельсы без шпал висели над речушкой. И там, на том берегу, молодая лиственная поросль – сравнительно молодая – лет под сорок деревцам – стояла эта поросль прямо посреди рельс, между шпалами. Странная картина – рельсы между деревьями!

Вот это и есть Истина – лес между рельс…


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
Галактический Ковчег » ___Волшебная страна Юность » Юная Росса » Часовни Памяти » К истокам "Часовни Памяти" (Литературно-исследовательский проект "Юная Росса")
Страница 1 из 212»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега