Воскресенье, 2018-07-22, 12:09 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: ivanov_v  
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Виталий Иванов » Книги В.Иванова » 2017 Рассказы. Миниатюры. Афоризмы
2017 Рассказы. Миниатюры. Афоризмы
ivanov_vДата: Вторник, 2018-01-02, 5:27 PM | Сообщение # 21
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Вы немного односторонне и чересчур безнадёжно смотрите в будущее из вашего на данный момент не слишком успешного настоящего.
С одной стороны, вы правы. И у нас происходит нечто похожее, в нашей конторе и смежных.. крупнейших отраслевых заводах России. Оставшихся.
Вот, скажем, наша фирма – в своё время, еще лет 15 назад, отпочковалась от ТМЗ. Сейчас её директор - поначалу маленького цеха изготовления зап. частей - стал и директором завода родителя. И вот два наших завода производят уже, в том числе, и новых турбин – на несколько миллиардов рублей в год. И производство каждый год – почти что удваивается. Удваивается! Соответственно, всё растет.
Но, в то же время, вы правы, среднему бизнесу не дают развернуться и как следует приподняться.
Между нами говоря, к нашему директору в Москве уже не раз подкатывали - хорошо одетые, интеллигентные молодые люди, лет сорока, с предложением сдать свой бизнес – активы, акции, предприятия. И стать при этом наёмным директором – чуть ли не 10-ти заводов. Понимаете? Наёмным, а не хозяином-миллионером. А иначе, говорят, работу найдёшь разве что на помойке – дворником, или тебя там найдут. В мусорном баке.
Действительно, из бизнеса у нас можно только в ларьке торговать или быть олигархом. Правда, с год назад все ларьки в Питере позакрывали, зато настроили гипермаркетов. Заходишь, как во дворцы. Красиво, удобно, относительно дёшево. Но это не «малый бизнес». Его уже нет.
Да…
Так вот, с одной стороны, наблюдается такая олигархическая картина. С другой же, всё-таки, несмотря ни на что, мы ещё живы – настоящие турбостроители – и увеличиваем на зло врагам производство в два раза за год. Как-то держимся. Соответственно, растёт и зарплата.
Жалко, что времени остаётся все меньше, его почти нет на свободное творчество.
И это говорит о том, что начальник наш не дурак и пытается использовать свои трудовые ресурсы по максимуму, заинтересовывая при этом материально. Ведь вы понимаете, иначе, плевал бы я на эту «работу», переделывать турбины 50-ти-летней давности - на «модернизированные», давности 30-ти летней. Потому как, ясно, какая у нас техника, оборудование, программы, компьютерное обеспечение и, в конце концов, подготовка. Ведь долгие годы мы просто все проекты выбрасывали в корзины. Начиная с того дня, как я институт закончил – 25 лет назад. И теперь вдруг не догонишь Америку и Европу. И Азию.
Так что, по сути, мы их заново открываем, несмотря на то, что они уже есть и рядом.
В общем, весёлого мало. Но и отчаиваться не нужно. Кто, если не мы, сможет помочь нашей Родине? И мы помогаем ей, по мере сил – хотя бы своей искренностью и честностью. Не сомневаюсь, если бы ещё и мы врали людям, тогда б ваше нынешнее положение по сравнению с тем, что было бы, показалось – счастливою сказкой, о которой вы вспоминали б, обливаясь слезами…
Так что надо ценить то, что у вас есть.. желая, конечно же, лучшего. И оно - будет!
________________

- А! Вот и Виталий Иванович на работе. Сколько там времени?
- Знаете что… кто-то может здесь пить целыми днями, по ночам и выходным _____. Ради бога. А я работаю. Днём!
- ???
- Это вы имеете кого-то конкретно, а я в виду никого не имею!

2013


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Понедельник, 2018-01-15, 9:29 PM | Сообщение # 22
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Жизнь – одна!

- Нет ли у вас закурить? - приятным, грустным голосом спросил молодой человек у мужчины, который сошёл один, наверное, из последнего в этот вечер, совсем пустого автобуса.
- Кончились.
- И у меня кончились…
Звёзды светили неярко. Улицы были едва различимы в редких огнях засыпающего города, в полумраке которого незаметно скрылся задержавшийся путник.
Что делать? Что? Мыслей, которых вначале было так много, как пешеходов в час пик, и которые так же метались и торопились в разные стороны, с наступлением темноты становилось всё меньше. И вот с последним автобусом осталась одна: «Что делать? Она уже не придёт!»
Даже ветер пропал совсем. Внезапно он тоже кончился. И время закончилось. Всё уже не имело значения…
«Не пришла!..» - одной подавляющей мыслью тянула холодная тишина. И мысль эта была настолько одинокой и страшной, что, казалось, охватывала собою всё огромное пустое пространство спящего города, окружая, обволакивая дома, гася огни, заполняя всё, каждую кричащую внутри клетку. «Не пришла!..»
А сердце всё повторяло: «Люблю её! Я люблю её!..» - И это было той же одной, всеобъемлющей мыслью. Только сердце выражало её по-своему, как умело, могло. Оно любило. Ничего нет в мире печальнее одинокого, отвергнутого любимою сердца.
«К чёртовой матери! - подумал молодой человек. - Убью!»
А что-то глубоко в подсознании подсказывало, что, была бы ещё хоть одна сигарета, можно было бы целый час ещё простоять, опершись о перила переливающегося внизу черной водой канала, и не думать, а знать: «Я люблю её!..» И это было самою беспощадною стороною единой, составляющей всё его существо мысли.
«Развод. Только развод. Все вещи оставлю ей, а ребёнка заберу». - Ясно подумал молодой человек, не замечая, что говорит вслух. «Покурить бы ещё…»
- Вы просили закурить? - неожиданно прозвучало рядом.
- Я?
- Да, ты. Пьяный что ли? Пол часа смотрю на тебя со стоянки: стоишь и что-то бормочешь. Подвезти? Деньги есть?
Из окна «Волги» с зелёным огоньком на него весело смотрели чьи-то глаза.
- Да, закурить. Кончились…
- Ну, так подбросить? Куда тебе?
- Мы живём рядом.
- Тогда держи, бедолага. Жена пропала? Брось. Бабы теперь все такие. Не стоит нервов. Лучше свободы для мужика бабы нет. Вот я…
- Спасибо. Я спешу…
- Ну-ну, спеши. В канал не упади только случайно. – «Во дурачок-то, а наверное, уже дети есть.» - подумал вслед быстро удаляющемуся парню водитель.
А звёзды светили неярко… Казалось, ночь, укрывшая спящий город, тихо говорила: «Я люблю вас! Люблю всех - любимых и любящих, хороших и не очень. Шумите, ссорьтесь… Но не делайте зла друг другу. Жизнь - одна. Любите её, она - ваша!..»

1979


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Воскресенье, 2018-02-04, 5:15 PM | Сообщение # 23
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Встреча на даче

Мы разговорились случайно, и он пригласил меня к себе в дом, хотя мы почти не знали друг друга. И мы пили всю ночь вино на тёмной веранде, при слабом свете свечи, стоявшей на столе так, что лиц было почти не видно. Шутили, смеялись… Но я всё больше молчал, потому что не всегда находил, что ответить… И всё время меня не покидало возникшее вдруг странное чувство, что он разговаривает и шутит как бы с самим собою.
А потом он читал мне свои стихи, грустные и прекрасные, как весь этот неожиданный для меня вечер.
И только, когда мы расставались под утро, я впервые увидел его глаза. Он протянул мне руку и крепко пожал, но смотрел куда-то мимо меня. В глазах его я прочёл - бесконечное одиночество… И ещё что-то такое, что на один только миг - который мне не забыть никогда!- доставило ощущение абсолютной неразрывности с ним, с его более сильным «я» и со всем, прекрасным и драгоценным, бесконечным и вечным миром!..


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Среда, 2018-02-21, 1:39 PM | Сообщение # 24
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Гений

- Зачем вы так много пьёте? - спросил я его… Потому что этот человек очень мне был любопытен. Конечно, я знал всю бессмысленность подобных вопросов… Но мне было так жаль его!..
Он посмотрел на меня невыразимо печальными глазами безнадёжно умного человека.
- Если бы я не пил, - мягко сказал он, - давно бы повесил-ся. Не думаю, чтобы миру от этого было более пользы…
- Однако, говоря откровенно, и сейчас ваша жизнь, в та-ком её виде, не нужна никому. - Мне вдруг захотелось оби-деть его и, может быть, вывести из себя.
- Ошибаетесь, милый. - Как всегда, он всё понимал! - Хо-тя бы вас она заставляет задуматься…
- О слабости сильных?
- О бремени бытия тех, кому много дано; о тщете наших усилий сделать мир хоть на толику лучше… И потому, не мы мир поднимаем к себе - он не может сразу подняться, или не хочет - но мы спускаемся к миру…
- Дабы стереть возвышенности и заполнить их мусором ямы? – О, как мне хотелось задеть его! Лишь много позже я понял: бывает боль, к которой уже не прибавить…
Как же был я жесток с ним!.. Жесток! Так же, как все…
И он мне ответил, очень тихо, будто, говорил сам себе.
- Так мало воздуха на самых высоких вершинах. И слиш-ком много там солнца. Но холодно… И нет рядом людей - ни умных, ни глупых; ни тонко чувствующих, ни толстокожих…
Что мог возразить я ему? Что можно сказать человеку, только в вине нашедшему спасение от бесконечного одино-чества? Я знал, он умеет не только пить. Он мог бы стать кем угодно. В любом деле и любом окружении. Если бы захо-тел… Но ему было «не интересно»… И точно я знал, он мо-жет нечто такое, что никогда не выразить мне словами, на что не способен никто в мире, кроме него. И, как никогда не бывать мне на дне его пропасти, точно так же не попасть мне на те вершины, которые… он запросто посещает в перерывах между запоями!..

1993


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Вторник, 2018-03-27, 10:16 PM | Сообщение # 25
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Птичка моя

Однажды летом мы с женой ещё раз побывали в верховьях Волги, в полу заброшенной деревеньке. У неё корни оттуда, ветхий дом. На небольшом, заросшем кустарником и травой в человеческий рост кладбище похоронены отец и дедушка с бабушкой.
Приезжаем раз в несколько лет проведать, навести хоть какой-то порядок.

Родственница из ближнего городка Старица, тетка её родная, человек в возрасте, но со светлою головой, ясной памятью рассказала нам удивительную историю, трогательную – про любовь между человеком и большой птицей, гордой и независимой.

Начало 90-х годов, май… Аисты прилетали в это местечко уже несколько лет. Тихо, людей мало, никто не мешает. Гнездо устраивали на водокачке, которая давно не работала. Последние старики когда–то большой деревни пользовались колодцем. Оставалось-то - три человека на двух дворах, да на лето в свои старенькие дома приезжали с мужьями из Москвы Валентина, да из Питера тётка моей жены.

Весна выдалась активная, дружная. Трава пошла-пошла, солнце хорошо прогревало землю…
Но случилось несчастье. Выпал птенец из гнезда, и так неудачно - сломал крыло, лапку.
Мимо прогонял стадо коров пастух. Собака, почуяв добычу, ринулась к птице. Успел пастух отогнать её, подобрал аистёнка. Жалко птенца. Отнёс к Валентине - делай что хочешь. Только руками взмахнула и охнула. Как помочь горю, кормить чем?

Осмотрела птичку, увидела, крыло болтается, лапка согнута неестественно - и от собаки досталось. Отнесла аистёнка в баню, закрепила повязкой крыло, наложила шину, растолкла анальгин в порошок и с водой влила в клюв. Птенец совсем слаб… Пришлось колоть пенициллин – под крыло в мягкие ткани.

Каждый день пастух приносил лягушек в мешочке, копал червяков. Валентина тоже живность мелкую собирала.
Когда случилась засуха и болотца все пересохли, делала похлебку, как для курей, варила кашу, толкла картошку, хлеб. Тяжело было сначала. Птица ела только червей и лягушек, к иной еде не притрагивалась, но постепенно всё-таки привыкала. Привыкала и к Валентине, которая каждое утро, заходя в баню, спрашивала: «Птичка моя, как ты»?

Аистёнок начал вставать. Подвязанное крыло заживало, лапка срасталась. Проходили дни. Птенец подрастал, ходил по бане. Зайдёт Валентина, он крылья распустит и на слова «Птичка моя, как ты?» - обхватит её и держит.
Женщина заходила всё время в одной одежде. Однажды заглянула в другой, он её не узнал. «Птичка!» - позвала Валя, узнал аистёнок, подошёл, обнял крыльями.

Позже стали птицу выпускать из бани гулять. Ходит по двору, присматривается, пробует взлетать… А потом всё равно в баню идёт.

Вот и лето прошло. Наступил сентябрь. Покружится птичка над двором и снова в баню. Но однажды, пролетели над двором семь или восемь птиц, семья его, видимо, – закурлыкали в небе, будто бы знали, здесь брат их живёт, позвали с собой.
Встрепенулся он, взлетел. Валентина вослед: «Птичка! Птичка моя!..» Опустился, раскрыл крылья, обхватил Валентину. А был уже с неё ростом - аисты крупные птицы - подержал крыльями, не сразу отпустил и… взлетел всё-таки. Сделал круг над двором, и догонять пустился своих.

Но вернулась вся стая, облетела несколько раз двор, все громко курлыкали - благодарили.

Возможно, все бы забыли эту историю, только на следующий год прилетели два аиста. Один опустился на двор к Валентине. Услышала она птицу, вышла на крыльцо. А он крылья раскинул… Валентина только: «Птичка… Птичка моя»! Обнялись. А другой аист пока над ними кружил, видно, это была подруга его.
Взметнулся он к ней. Вдвоём сделали несколько кругов над двором, прощаясь, и улетели…

С того года не селились аисты на водокачке. Нашли место другое.
Но вот думается, помнила птица спасительницу свою, Валентину. И старики на хуторе аистов – забыть не могли.
Вот какая бывает любовь. Добро помнят все.


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Вторник, 2018-03-27, 10:17 PM | Сообщение # 26
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Мы - одной крови

А пару лет до того мы с женой на этом же хуторе оставались несколько дней. Гостили у её тетки.
И вот как-то вечером я вышел из дома перед сном прогуляться, подошёл немного поближе к неработающей водокачке, откуда лучше видно было гнездо аистов, и долго смотрел на двух больших птиц и несколько поменьше, птенцов. А они глядели в другую от меня сторону, на заходящее солнце.
И вдруг я мысленно попросил их повернуться ко мне… Просто подумал, что мы, в общем, тут все не чужие, в этом глухом местечке… Сказал в мыслях своих, что люблю их.
- Я люблю вас! Люблю вас всех! Мы – одной крови!..
И что же? Они повернулись ко мне… В тот же миг! Сначала один большой аист, глава семейства, и потом, сразу - все остальные… Была полная тишина, ни звука. Никаких посторонних причин…
Я не верю в подобные совпадения! Они именно услышали, что я сказал им в мыслях своих – люблю! И увидел, услышал ответ!..
Между нами было метров пятьсот, между прочим!

Удивительная природа сердца России!.. Если бы - не страшная картина повсюду почти - запустения сотен и тысяч мёртвых, заброшенных деревень…


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Вторник, 2018-06-05, 8:00 PM | Сообщение # 27
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
На могиле матери

Мы никогда не были близки с ней духовно. Разве что в последнюю ночь… Перед тем, как я отвёз мать в больницу разговаривали до утра. Впервые, ничего не скрывая, она рассказывала мне всё, что знала о нашем роде, что вспомнилось ей из жизни своей в эту ночь, за два дня перед смертью…
Увы, она знала так мало! И ещё меньше успела мне рассказать.

В больнице «Карла Маркса», куда отвез я её, принимают безнадёжных больных. С диагнозом рака. Принимают, чтобы похоронить.
Я долго ловил машину, торговался о сумме… И даже не заехал на пандус, к самому входу, постеснявшись напрячь водителя.
Мать шагала с трудом, опёршись на меня всею тяжестью ослабшего тела, и расстояние метров в сто мы преодолели, наверное, за сорок минут. Потом я сдал её в приёмный покой и в этот же день уехал на дачу.

Не было меня двое суток. А, когда приехал, первое, что услышал - она умерла. Услышал от тёщи, с которой были мы совершенно в отвратительных отношениях...

В больнице мать, как мне рассказывали соседи её по палате, вела себя очень спокойно. Зная, что у неё рак, шутила, смеялась… В последний вечер рассказывала допоздна анекдоты и легла позже всех. А часов в пять утра вдруг встала с постели, выпрямилась всем телом, захрипела и упала навзничь, на спину…
И умерла.

Она никогда мне не жаловалась. По крайней мере, когда уже знала диагноз. Сгорела в течение полугода.

Почти каждый день ездила в онкологическую больницу в Песочное, куда от дома в один конец добираться почти три часа. Там ей делали химию и облучение. На груди, шее, плечах у неё были сплошные ожоги.

Я не сопровождал её. Один раз она попросила меня встретиться с лечащим врачом. Не сразу нашлось для этого время. Тогда я купил дачу под Выборгом, надо было достраивать. Масса хлопот. С трудом освободился и съездил.

Врач сказал мне всю правду. Рак. И предложил лечение платное, дополнительное. Но я отказался…

---------------

И вот теперь, через семь лет, я думал, стоя у могильной плиты, с которой кто-то сорвал таблички с датами смертей и рождений - её, а также родителей её, моих бабушки с дедушкой, что ожидает меня?.. Нужен ли я кому-нибудь в этой жизни? И буду ли нужен я после смерти, если не уверен, что нужен сейчас?
Таблички эти, их было три, сорвали с могилы, видимо, для того, чтобы сдать в пункт приёмки цветного металла.

У нас всегда были сложные отношения с матерью. Она любила поговорить. Но, как понимаю сейчас, разговор этот не касался внутренних струн души, а служил как бы ширмой…
Она рисовала, пела… И, как я узнал после смерти её, пролистывая множество тетрадок, о наличии которых раньше не знал, интересовалась даже и философией, выписывая места, высказывания древних мыслителей.
Со мною молчала. А когда говорила, обычно, ругала меня и ругалась со мною. В те годы, когда мне было 13 - 14 лет, и потом… Некоторое время мы даже питались раздельно.

И вот теперь я объясняюсь в любви ей. Когда она умерла. Почему? Потому что, может быть, нет мне в жизни более близкого человека…
Что же это такое? Как мы живём?! В какой-то заклятой Чечне люди живут семейно, уважая друг друга. Мы же - разъединены. Все.

На могилах надо быть искренними.

И я испытал несколько минут счастья. Болезненного, как ни странно это звучит, но истинного. Счастья - искренности…

1998


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Вторник, 2018-07-03, 9:57 PM | Сообщение # 28
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2281
Статус: Offline
Сам за себя

Как-то летом, я возвращался в город с нашей дачи у озера Лебединого. Подойдя к платформе, на которой не оказалось ни одного человека, я остановился у стенда с объявлениями по садоводству и стал не спеша читать их. Времени у меня было до электрички минут пятнадцать.
Вдруг откуда-то сзади и совсем рядом с собою, я услышал жалобный стон, или плач. Длинный звук почти на одной ноте сразу достал до нервов и заиграл на них. Так играют на нервах в кабинете зубного врача, удаляя без наркоза пульпит. Но тогда я об этом ни секунды не думал. Просто пришло ощущение, будто жалуется весь мир. Да, весь мир, и вместе со мною! Потому что и меня всего пронзила странная боль. Я обернулся - и ничего не увидел. Пустая платформа. Короткая. Всего-то на два первых вагона. До ближайших домов - метров двести. Кругом - только лес. Небольшой ветер, как будто, усилился. Но, кроме шума в деревьях, полная тишина. И вдруг - опять этот звук. Жалобный… Нет, не то слово - молящий о помощи, крик последней надежды, страдания и доверия - безграничного. Потому безграничного, что нет больше выхода. Животный плач всего мира!
Я внимательнее огляделся вокруг. - Никого!
И опять этот стон. Совсем рядом. Где-то внизу. В полной растерянности, если не сказать страхе - потому как, ну что же это такое?! - я посмотрел вниз. И увидел… Да, до сих пор меня проносило мимо подобных картин! Живое существо смотрело на меня огромными, всё понимающими глазами, полными безграничной надежды и призыва о помощи.
«Мяу!» - ещё раз сказало оно, как-то очень медленно растягивая каждый звук по отдельности. «М-я-у!.. Помоги мне!! Только ты один здесь. И только ты можешь помочь! Больше рядом нет никого!»
Это был кот. Большой серый кот. Он лежал в нескольких шагах от меня и в десяти метрах от рельсов. У него полностью были отрезаны задние ноги. На их месте - и после первого раза я старался туда не смотреть - краснело грязное месиво из крошек костей, живого мяса, перепачканного в земле, какой-то жухлой травы… И, бог знает, как он откатился так далеко от рельс!
Это был крупный и сильный, красивый зверь. Не из домашних кошечек и не из котов, лазающих по помойкам. Нет, это был настоящий лесной кот. Дача у нас довольно в глухом районе Карельского перешейка. Народу немного. И коты, как у Киплинга, действительно, ходят здесь «сами по себе». Как его угораздило попасть под проходящую электричку! Но чем же мог я помочь? Чем?!.. Чем можно помочь существу, если у него отрезало ноги? Ведь это даже не человек, человек может жить среди людей и без ног. Как в лесу без ног может жить кошка?!
Взять с собой его я, конечно, не мог.
Да… Вот когда ощущаешь стыд и беспомощность, вспоминаешь, что существует совесть.
Чем можно помочь? - Только лишь взять с собою, лечить и, если выживет, долго, может быть, много лет заботиться о звере-калеке, постоянно имея его перед собой в доме.
Нет, это выше того, на что я способен! У меня масса других дел, которые много важнее, не говоря уже о семье, - кто знает, может быть, для всего человечества. - Да, я подумал тогда о человечестве! Именно - даже тогда! И о человечестве тоже - не только о безусловном неодобрении тёщи. Надо же было - сразу подумать о человечестве! Вот как замазываем мы совесть: не женою, не тёщею - так человечеством. А помочь всего-то надо - больному коту!
Нельзя же собирать у себя всех калек! «Может быть, недобитых комаров ещё собирать?» - пронеслась в голове сумасшедшая мысль. Но мне было отнюдь не смешно.
И опять этот стон. Казалось, будто бы всей природы. Всё это время стоны не прекращались, и кот смотрел на меня, глазами в глаза, умаляя о помощи, с надеждою, и пытаясь понять: когда же и как я помогу ему. - Он не сомневался во мне! Это была надежда зверя на человека, более высокое, высшее, всемогущее, разумное существо. Может быть, так вот, когда нам плохо, совсем нет выхода, мы, люди, просим у Бога. Да, я это видел: и звери так относятся к человеку, надеются на него - только, как человек в отчаянии молится Богу!
Что же было мне делать? После первого страха, потом сострадания, ощущения полной беспомощности, постепенно я стал понимать необходимость и неизбежность какого-то разрешения ситуации. И сразу почувствовал выползающее откуда-то из глубины моего естества мерзкое ощущенье предательства. Я понял, мне придётся здесь его бросить! Пройти мимо. Уйти, так же, как и пришёл, будто ничего не случилось. И кот сразу это почувствовал! Сразу почувствовал это в моих глазах. Даже стон его изменился. Вначале он был даже несколько требовательным и как бы не сомневающимся. В нём, кроме безмерной боли, звучала надежда и вера. И вот другое - усталость и безнадёжность…
Последний раз - я это видел! мы всё время смотрели глаза в глаза - он уже явно презрительно оглядел меня и отвернулся. Он больше на меня не смотрел! Потерял ко мне интерес, сосредоточился на своей боли. Он решил умереть. Понял, что ничего ему более не остаётся, никто в этом мире не может, не хочет ему помочь. Окончательно понял, наверное, он знал это и раньше, но в последние часы своей жизни, в минуты отчаянного страдания слабость имел усомниться. И теперь он жалел об этом… Да, он окончательно понял: в жизни каждый - сам за себя. Каждый сам за себя перед смертью. Кроме пустых слов, никто ничего для другого не сделает. По-настоящему никто никому не может помочь. И он от меня отвернулся!..
Бесконечная жалость и неописуемый стыд охватили меня. Что же делать? Что делать?! Ну, может быть, чем-то я всё же способен помочь?..
И тут… О, эту историю я буду помнить всю жизнь! В полном сумбуре ума я достал из кармана конфету, последнюю из взятых с собой в дорогу конфету, которую я собирался съесть в электричке, вынул ее из бумажки и положил перед ним на земле. Кот уже на меня не смотрел, он только тихо стонал. Я нагнулся и пододвинул её к его носу. Конфету! Это надо же было мне догадаться!.. Я хотел как-то отвлечь его, может быть, смягчить боль, и другого ничего у меня не было. Но я чувствовал, уже чувствовал ложь!.. Хотя и движение было почти естественным. Всё же, и тогда я чувствовал ложь ситуации! Чувствовал даже ещё тогда, когда доставал из кармана! О боже! Он повернул голову и так уничтожающе посмотрел на меня… Он унизил меня, растоптал! И правильно сделал. Конфету! Высшее существо в минуту страшного физического страдания того, кто ниже его, может быть, перед самою его смертью, предлагает конфету… Хорошо же высшее существо!
И он опять отвернулся. И стал перекатываться от меня через спину. Я видел чего ему это стоило - без задних ног, с кровавыми дырками!.. Он не хотел быть рядом со мною! Да. Я не достоин был быть свидетелем этих мучений. Он желал умирать в одиночестве. Презирал меня, правильно презирал!
Что же, мне оставалось уйти. Я прошел на платформу. До поезда было ещё несколько минут. По-прежнему я был один. И всё время я видел его - он откатывался, через спину откатывался… Он продвинулся уже на несколько метров. Я видел, куда он катился, оставляя за собой следы крови – он хотел забраться в кусты. Чтобы там умирать. И, пока не подошла электричка, я смотрел, как он это делает… Ловко у него получалось!
А в электричке - два часа до Санкт-Петербурга - я пробовал читать книгу, прекрасную книгу Свами Вивекананды о безграничной любви, об учителе его, Рамакришне, который был бхакти… Но опять видел кота. И слышал тот стон - как будто жалуется весь мир! Этот стон и сейчас в голове у меня.
Каждый день в огромном городе я вижу тысячи, и тысячи жизней. Никто не обращает друг на друга внимания. И в глубине себя слышу предсмертный стон искалеченного, но гордого, одинокого зверя. И, как бы со стороны, вижу как я, растерянный, предлагаю ему конфету свою. Перед тем, как бросить его одного!..
________________

Эта история имела свое продолжение.
Я не мог не думать об этом. И через несколько дней мне пришла в голову, может быть, не слишком оригинальная, но сильно занявшая меня мысль. Если кто-нибудь высший есть где-то на небе, что будет, если в подобной ситуации искалеченного кота окажется всё человечество? Допустим, будет война, огромные разрушения, миллионы погибнут… И, как говорят иногда, особо не думая, - «живые будут завидовать мёртвым». Возможно, человеческая цивилизация окажется на грани уничтожения, неясно будет уже, сможет ли она выжить. И будет мучение неимоверное многих… Что же тогда, поможет нам кто-нибудь свыше, или же нет? Если этот, кто-нибудь, есть, чем Он поможет нам - воскресит мёртвых? Быть может, предложит «конфетку»? Или пройдёт мимо?
Об этом случае я рассказывал многим - меня мучила совесть. В том числе, рассказал и в одной компании, собирающейся довольно-таки регулярно и обсуждающей всякие религиозно-философские штуки, добавив к невыдуманному рассказу своё рассуждение о человечестве. В общем, никто не мог мне ответить ничего положительного. Говорили: «Жалко кота… Но нельзя же без конца думать об этом.» И даже смотрели на меня несколько снисходительно, как на человека, видимо, способного заниматься лишь какими-то пустяками. Один только молодой человек, очень тонкой душевной организации, прекрасный молодой человек во всех отношениях, сказал мне серьёзно, что надо было взять камень побольше и побыстрее добить кота, чтобы тот долго не мучился. - На это же у меня готов был ответ – конечно, готов! Я спросил у него: «А человечество вы бы тоже добили, окажись оно в такой ситуации - беспомощное, как бы с отрезанными ногами?!» - И молодой человек, конечно же, сразу скис, отвернулся и пошёл обдумывать мною сказанное. Но мне легче не стало.
Кто может решать за другого? Решать за других? Кто знает, что лучше: страдания, даже самые страшные, и жизнь до конца; или досрочный уход с чьей-то помощью? Тогда, может быть, вообще не нужно наше присутствие в мире, если кто-то за нас, над нами решает самое важное? Кто знает? Кто знает?!..
«По крайней мере, я не стал бы подкладывать конфету коту». - Это вернулся ко мне молодой человек. Увлечённый своим размышлением, я даже не заметил когда. - «Коты конфет не едят».
Вот так мне. Вот так!.. Он прав. Мы не только проходим мимо чужого страдания, но и не любопытствуем, что любят другие. Даже те, кто с нами рядом всегда. Не только звери, но даже и люди. О какой же беспредельной, всеобщей любви тогда так настойчиво, с упоением, чуть ли не забывая себя и всё окружающее, мы говорим непрерывно? Только лишь говорим, - даже средь лучших! Мы говорим о какой-то абстрактной любви ко всем и всему в то время, когда не интересуемся даже первыми нуждами и проблемами тех, кто находится рядом. В лучшем случае, предлагая «конфету» - может быть, даже что и последнюю, - тем, кто «конфет» не ест вовсе, у кого вообще проблемы другие. Может быть, это проблемы жизни и смерти, реальной жизни и смерти сегодня. А мы, не желая вникать, пытаемся всучить всем подряд не нужную никому «конфету» свою, считая себя при этом чуть ли и не героями - как же, «конфета» наша у нас была нынче последняя!
Так вот друг другом интересуемся мы. Так «любим друг друга». И потому, уверен я, иногда, в минуты особенно ясного видения ощущаем себя не нужными никому. И одинокими так, как ощущает себя кот с отрезанными ногами!
Не потому ли мы ищем чего-то «небесного и божественного», что не находим сил в себе жить на «грешной земле»? Но, если мы не умеем достойно жить здесь, как же мы можем думать, что сможем жить в мире, более совершенном? Нет, чтобы доказать, что мы достойные Неба, надо своими руками создавать рай на Земле и принимать жизнь такою, какова она есть, стремясь улучшить её, но не строя иллюзий о помощи «высшей силы».
Только сами мы можем избежать «поезда», вовремя переходя через «рельсы». А если уже мы оказались настолько глупы или нерасторопны, что нам «отрезало ноги», что же - кому, на кого нам жаловаться тогда? Никакой Бог обратно нам их не приставит. Скорее, Он создаст нового человека. С ногами, руками… И, может быть, с лучшею головой!


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Виталий Иванов » Книги В.Иванова » 2017 Рассказы. Миниатюры. Афоризмы
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега