Среда, 2017-11-22, 9:35 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 11
Модератор форума: ivanov_v 
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Виталий Иванов » Книги В.Иванова » 2017 Поэт и Поэзия (Пьеса, стихи, эссе, афоризмы)
2017 Поэт и Поэзия
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-05, 9:49 PM | Сообщение # 1
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Поэт и Поэзия. Пьеса,стихи, эссе, афоризмы / Виталий Иванов. – СПб.: Серебряная Нить, 2017. –230 с.

Поэт и Поэзия. Русолит

Поэт и Поэзия. Листалка





Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-05, 9:51 PM | Сообщение # 2
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
ПОЭТ
(наброски пьесы)
 
Действующиелица
 
Поэт-самородок
Она – необыкновенная обалдевательница. Женщина первоймолодости (неопределённый возраст 15 – 35 лет), одета и намазана по последней
моде.
Он – обыкновенный обалдеватель.
=============================================================
 
(Поэт один.)
Поэт. - Вянут мои лютики-цветочки… Где ты, любимая?
(ПоявляетсяОна. Смотрит на Поэта крупными обалдевающими глазами.)
Поэт. - (Не замечаяеё.) О, этот огромный город, в котором я заблудился! Где мне найти в нёмлюбимую? Я такой некоммуникабельный, даже считать не умею. Не поют больше птички…
О, горе! Зачем дальше жить?
Она. - Хо-хо?
Поэт. - Как я страдаю! Словно огнём, я заполнил страданиемулицы. Разве людям не жарко?
(Замечает её,быстро подходит.) Вам не жарко?
Она. - (Не мигая,смотрит, потом хлопает громко глазами.) Хо-хо!
Поэт. - Как она посмотрела! Глаза необыкновенные!
(Задумчиво) Я бы сравнил их с двумя океанами, в которых плаваютзолотые рыбки.
(Сильнобледнеет и начинает сиять.) Ах!
(Торопясь,вынимает из штанов огромный блокнот, отбегает в сторону и быстро пишет в него,
кусая ногти, лохматя волосы.)

Она.(Перестаётсмотреть обалдевающими глазами.) Дурак! Не мужчина.
(Вынимает изсумочки зеркальце, помаду. Красит губы, подводит глаза. Поэт в это время
отрывается от блокнота и с удивлением на неё смотрит.)

Поэт. - Ха! Она себя красит! Странно… Раскрашивают игрушки,чтобы они были похожими на живое. Значит, у неё неживое лицо. А может, на лице
маска или она актриса? Да, наверно, актриса, ведь у неё были такие
замечательные глаза.
Ах! Как она изменилась… Нет, это не она. Пока я писал,та пропала. Это другая женщина!
Ушла… А я даже не прочитал ей стихи… Где теперь мненайти её? О, как я страдаю! Как давит на меня этот пустой, тёмный город! Серое
небо!
(Смотрит нанебо.) Фу! Какое серое!
(Опускаетголову, засовывает руки в карманы безразмерных брюк и, уныло бормоча, медленно
уходит со сцены.)

Покинула меня любимая. О, как я несчастен!..
Она. - (Достаёт изсумочки пачку сигарет, закуривает.) Нет, не мужчина!
-------------------
 
Он. (Увидел её.Проходит мимо. Возвращается, внимательно смотрит.) – Девушка, скольковремени?
Она. – А у тебя часов нет? У мамы спроси.
Он. – Подруга, я тебя где-то встречал.
Она. – Хо-хо?
------------------------------
 
Поэт. - Какой большой город! Странно, что в одном местеживёт столько людей. Но если подружиться со всеми, у меня сразу окажется много
друзей. Жаль, не умею считать… Меня никогда не понимала арифметика.
Но ничего, каждому подарю по стихотворению и такузнаю, сколько друзей у меня.
Весёлым подарю я стихи весёлые, как весенний солнечныйдень, когда тает снег и журчат ручейки. Как птичий щебет или солнечные зайчики
от только что вымытых стёкол.
Печальным – светлые, как золотая берёзовая рощица,наполненная прохладным осенним светом и чуть слышным в листве хрустальным
звоном приближающейся зимы…
И, если когда-нибудь у меня выйдет книжка, это будетКнига друзей. У каждого окажется по страничке. Замечательно! По-моему, здорово,
когда есть хотя бы страничка, на которой о тебе вспомнили и написали что-то
хорошее, и все могут прочесть…
У меня уже есть один друг. Нет, любимая! Я написал ейстихи… Но, пока сочинял, она потерялась. Где теперь мне найти её?!..
-------------------
 
Она. – Слушай, я от тебя просто балдею!
Он. – А я от тебя.
Она. – Обалденно. Ты так это делаешь!
Он. – Нет, это ты совершенно обалдевающая!
Она. - Хо-хо!
-----------------------------
 
Поэт. – Хорошо, когда много друзей. Но как жить безлюбимой? Я её потерял… Писал стихи, а она ушла. Наверное, боялась мне помешать…
У неё такие глаза! Как две большие звезды. И длинные ресницы… Как два лесных
озера, а вокруг сосновый бор, и везде свет. Солнце. Тепло. Лето. Бабочки… Было
так хорошо!
Если не найду любимой, выкрашу все дома города вчёрный цвет, и друзья сразу поймут, как мне плохо…
---------------------
 
Она. – Откуда ты?
Поэт. – Я родился из книг. Выдумался…
Она. – Сам?
Поэт. – Каждый выдумывается из других людей или книг.Только этого многие не замечают. Наверное, полагают, детей аист приносит или их
находят в капусте. Но разве может получиться настоящий человек из капусты?
Она. – Нет.
Поэт. – Вот. И ты выдумалась из друзей, подружек, любимого.Тебя, наверное, выдумали очень красивые люди. У тебя есть любимый?
Она. - Нет, я не замужем. Обалдела я, что ли?!
Поэт. - (Испуганнона неё смотрит.) А что такое «обалдело»?
Она. – Ну, это… всё. Ну, спятила!
Поэт. – Что спятила?
Она. – Фу, дурак! (Всторону.) Сразу видно - «поэт»! Хи-хи. Из книг!
(Поэту) Ну, не в себе.
Поэт. - Гм. Не в себе… А где?
Она. – В чужой тарелке.
Поэт.(Медленноповторяет.) Обалдело… спятило… в чужой тарелке… Почему «в тарелке»?Чужой?..
(Задумывается.Потом вдруг поднимает голову, глаза сияют, лохматит волосы, роется в карманах…
Что-то быстро пишет в толстый блокнот.)

-----------------------------


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-05, 9:52 PM | Сообщение # 3
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Она. - Твои папа и мама оставили дачу. Мы её продадим икупим большую кровать и шкаф. Шикарный шкаф! В него влезет много обалденных
вещей.
Он. - И мотоцикл.
Она. – Что мотоцикл?
Он. – Купим мотоцикл, и я тебя буду на нём катать. Этошикарно.
Она. – Шикарно. Мотоцикл! Хо-хо! Обалдеть. Но, ведь еготоже можно продать?
Он. - (Обалдевающена неё смотрит..) Дорогая, конечно…
-------------------
 
Поэт. – Если я скажу, что очень тебя люблю, это будет неправда.
Она. – Почему?
Поэт. – Я люблю тебя ещё больше!
Она. – Чего ты хочешь?
Поэт – Чтобы в твоих глазах всегда отражался лишь я!
-----------------------------
 
Он. – У меня ужасный недостаток, не понимаю шуток.
Поэт. – Это, наверное, тяжело. А стихи пишите?
Он. - Нет. Самое тяжёлое, что и мои шутки не понимают.Впрочем, это не мешает мне зарабатывать деньги и отдавать ей.
Поэт. – А я дарю любимой стихи, улыбки и смех. Мысчастливы!
Он. – Вовсе без денег?
Поэт. – Любовь и Поэзия свободны от денег!
-----------------------------
 
Она. – Где Поэт? Он куда-то исчез. Я взяла сегодняшикарный блузон, хочу показать.
Он. – Его унесла с собой Муза.
Она. – Увидишь её, передай – оборву крылья и выцарапаюглаза!
-----------------------------
 
Она. – Побалдеем, парниша?
Поэт – Как это?
Она. – Ты что, свалился с Луны?
Поэт. – Нет, я со звёзд.
-----------------------------
 
Поэт. (сам себе)– Я видел, к ней прикоснулась Поэзия… И вокруг него Муза летала. Есть что-то,
есть! Они только кажутся ненастоящими. А может быть, тоже - поэты. Ничего о
себе не знаешь заранее, пока не напишешь Первое Стихотворение… И другие –
совершенно не знают!
-----------------------------
 
Она. – Я от него балдею. У него дача и мотоцикл. А у тебя?
Поэт. - Я – поэт! На крыльях поэзии мы примчимся нанеобитаемый остров. И всегда будем вдвоём. Ты меня любишь?
Она. – Что можно делать на острове? Только вдвоём! Кроме…Ах, замечательно!.. Романтично!.. Ноо… Нет, этого мало!
Поэт. – Я буду сочинять для тебя стихи, записывать их напеске у берега океана и читать под пальмами звёздам!..
-----------------------------
 
Она. – Ты не умеешь стихи сочинять.
Он. – Зачем? Впрочем, вот, например. В холодном супесуеты сегодня – я, а завтра – ты.
Она. – Что это?
Он. – Импрессионизм-модернизм.
Она. – А стихи где?
Он. – Зачем?
-----------------------------
 
Поэт. – Вы лжёте.
Он. – Что вы, это была только шутка. Я никогда необманываю, если в этом нет особенной необходимости.
Поэт. – Прошу Вас, не шутите с Поэзией. И не обманывайте еёникогда!
-----------------------------
 
Она. – Ты купишь мне халат из крокодиловой кожи?
Поэт. – Зачем? Крокодилы зелёные и страшные. Разве тебехочется походить на крокодила?
Она. – Ну, как ты не понимаешь? Это будет шикарно. Потом,крокодильчики нынче в моде.
Поэт. – Но мне не хочется, чтобы ты походила на крокодила.Очень неприятно, когда рядом с тобой крокодил. Я знаю, вещи делают из людей
нечто себе подобное. Как будет ужасно, когда ты превратишься вдруг в крокодила!
Не могу сделать тебе этот подарок, и у меня денег нет.
Она. – Фи. Как же без денег? Нельзя!
Поэт.(Удивлённо.)Почему? Я живу. Птицы, звери, звёзды живут… И всем хорошо.
Она. – Надо же что-то есть, одеваться.
Поэт. – Я сочиняю стихи, и люди дают мне еды и одежды.Плохо, когда есть ещё деньги. Рядом с ними поэтов нет. Ты меня любишь?
Она. – Люблю, люблю… Обалденно! Только тебе нужнопрофессию поменять. Мужчина зарабатывать должен. И я хочу халат из крокодиловой
кожи. Ты должен исполнять все мои капризы, желания. Они для тебя – закон.
Поэт. – Какое закованное слово – «закон», неживое. Тыхочешь стать «законом» моим? Давай я тебе звезду с неба достану?
Она. - Нет, халат из крокодиловой кожи!
Поэт. – Пойдём с тобой на край света!
Она. – А там водятся крокодилы? Ты убьёшь самогоздоровенного и сошьёшь халат для меня… На край света! Шикарно!
Поэт. – Хочешь, я тебе подарю стихи?
Она. - А за них можно получить деньги?
Поэт. – Я одену тебя в километры стихотворений! Ты станешьсамой поэтической женщиной во Вселенной.
Она. – Самой… женщиной… Обалденно! Но без халата я несогласна.
Поэт. – Ты хочешь стать крокодилом?
Она. – Хочу просто прилично выглядеть.
(Смотрит наПоэта некоторое время. Видно, что к ней пришла мысль.)
Слушай, ты тоже, без штанов ведь не ходишь?
Поэт.(Краснея.)Они для меня не имеют значения.
Она. - Балдёж! Может быть, у тебя там ничего нет?
Поэт. – Где?
Она. – В штанах! (Всторону.) Идиот, точно.
-----------------------------
 
Она. – А где ты живёшь?
Поэт. – Как где? Просто живу. Здесь, в этом парке, в лесу,в городе… Вот я. Посмотри, вот деревья, они – живые!
Она. – Живёшь в лесу?
Поэт. – Да. А ты? Я чувствую, от меня что-то в нём есть. Иот тебя тоже что-то живёт, от солнца и речки… А в нас есть что-то от них. Ты
это чувствуешь?
Она. – Чувствую, чувствую… Ну, а дом-то у тебя есть?
Поэт. – Дом? Что это?
Она. – Место, где люди живут.
Поэт. – Неужели, в одном только месте? Разве кто-то живётв одном месте? Вот я здесь. Значит, я живу сейчас здесь. Так?
Она. - Да, нет. Какой странный ты, право!
Поэт. - Я – поэт! И мне кажется, живу не только лишьздесь. Да и ты тоже, и все другие…
Она. - Где же ещё?
Поэт. – Везде, где бываем.
Она. – Как это?
Поэт. - Ну, вот я бываю в разных местах. И везде там живу.Даже и потом, когда меня там уже нет. Разве, не так? (Испугано.) Или мне только кажется, я живой? А?..
Она. - Да, нет… Нет! Не бойся.
Поэт. - Как не бояться? Все говорят, что я странный, такихне бывает… А если все будут так думать и говорить, значит, меня, действительно,
нет! Не было меня, нет и не будет! (Плачет.)
Она. – Не бойся. Никто так не думает.
Поэт. – Правда? Да-да. Вот я. Значит, живу. В тебе живу,ведь ты со мной разговариваешь. И в других тоже. Виделись с твоим другом
недавно, значит, и в нём я живу. И останусь в вас, даже когда улечу на Звезду!
Она. – Ты умеешь летать?
Поэт. – Что же тут сложного? Стоит только подумать, и тыуже в другом месте. Иногда просто приятно летать. Лучше всего – летом, над
лесной речкой в лунную ночь!
-----------------------------


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-05, 9:52 PM | Сообщение # 4
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Она. – Откуда берутся стихи?
Поэт. - Видишь ли, есть Звезда и с ней рядом Планета. НаПланете стихи растут, как деревья. Птицы, звери и люди там тоже - стихи. Вся Планета
состоит из стихов.
Она. - Ты там родился?
Поэт. – Не знаю… Но порой летаю туда, на вдохновении.
Она. – И, что же, воруешь стихи?
Поэт. – Их нельзя своровать. Стихи всегда знают, чьи они.
Она. – Так что ты там делаешь?
Поэт. – Прилетаю за своими стихами. Как только узнаю, чтомоё новое стихотворение выросло, сразу за ним. Или человек там новый родился –
стихотворение. Если это мой сын, помогаю ему, пока вырастет.
Она. – Стихи бывают деревьями, животными и людьми?
Поэт. – Стихотворения все – живые. У них есть форма,содержание и душа.
Она. – А я знаю такие, в которых совсем нет души.
Поэт. – Живого без души не бывает.
Она. – Но стихов-то - сколько угодно.
Поэт. – Сколько угодно? Нет, стихов всегда не хватает. Какдрузей и любимых.
Она. - Да у нас ими все книжные лавки завалены, никто неберёт стихи эти.
Поэт. – Потому что они не настоящие, не живые. Поэзия нетомится на полках, но обитает в сердцах.
Она. – А что же тогда в магазинах?
Поэт. – Шкурки стихов. Чучела. Чувства, засушенные в альбомах,их убивали, когда они появлялись. Наверное, хотели, чтобы стихи очень быстро
росли и тянули их из души за росточки. А стихи не растут быстро, их нельзя
торопить и бесполезно желать, чтобы их было больше. Столько их, сколько есть, и
быстрее не будет. Можно наштамповать кукол, зверюшек пластмассовых, оловянных
солдатиков, но так убивают живое в себе. Чем мёртвого больше, тем меньше
живого. Это великий грех – лишать жизни живое.
Она. – А сколько стихов у тебя?
Поэт. – У меня есть одно стихотворение.
Она. – Поэт! Что ж это за поэт с единственнымстихотворением?
Поэт. – Да, я поэт. Разве важно, сколько стихов у тебя? Всямоя жизнь – Стихотворение.
Она. – А откуда ты знаешь, что оно твоё и живое? И что это– стихотворение?
Поэт. – Что же тут… Поэт знает. Разве трудно отличить живоеот мёртвого?
Она. - Хорошо. Но ты ведь обещал закутать меня в километрысвоих сочинений. Значит, наврал? У тебя только одно, и то – живое, оказывается.
Как я одену его на себя? Противно даже представить!..
Поэт. – Мои стихи – это я. (Краснеет и начинает сиять.) Всё живое – волшебно. И, если тылюбишь, даже одно стихотворение может сделать любимую - прекраснейшей женщиной
во Вселенной, и тогда всё в ней будет красиво. Одежда? Я одену тебя. Как не снилось
царицам… Или - раздену! Поэзия только обрадуется…
Она. – Ты врёшь. Но не скучно. Я от тебя балдею!
-----------------------------
 
Он. - У меня часто развязываются шнурки, и я ихзавязываю.
Поэт. - А если вдуматься, как это страшно - завязывать всюжизнь шнурки.
Она. - Я знала одного человека, он кроме этого ничего неумел – всё забыл. Его так и прозвали – Шнурок.
Какая погода сегодня?
Поэт. - Не заметил.
Она. - Люди вокруг меня все – сумасшедшие!
-----------------------------
 
Она. – Покажи мне свою Звезду.
Поэт. - Сегодня ночью мы увидим все звёзды! Сядем наэлектричку и поедем, пока не откроются… Или - полетим!.. Я вижу, у тебя уже
растут крылья.
Почему ты не даёшь мне поцеловать себя?
Она. – Разве можно целоваться на улице или в общественномтранспорте? Это не хорошо. Так не принято…
Поэт. – Не принято - принято… Хочешь, завтра весь городстанет сплошным поцелуем?!
-----------------------------
 
Она. - Какое серое небо. Больше всего не люблю серое небо.Оно давит и душит.
Поэт. – Над тобой оно вовсе не серое – розовое. Разве не видишь?
Она. - Вижу. Цвет совершенно серый, пустой.
Поэт. - Нет, ты, наверное, плохо смотришь? У тебя что-то сглазами. Взгляни внимательнее, оно – розовое.
Она. - Нет, серое. Я больше всего люблю голубое летнеенебо с белыми кучерявыми облачками. А это - серое. Фу!
Поэт. - Посмотри ещё раз. Ты разве не видишь перистых облаков?
Она. - Не вижу.
Поэт. - Не умеешь смотреть!
Она. - Нет, я начинаю, кажется, различать… Действительно,небо немного розовое. И даже чуть голубое. Да! Вот сейчас мы выйдем за поворот,
я увижу сияющие облака и… тебя поцелую!
-----------------------------
 
Она. – Присмотрелась… а сердце-то у Поэта – голоесовершенно! И всё – в бабочках поцелуев.
Он. – Не может быть! Это ты его целовала?
Она. – Конечно же, я. Но ведь ты не ревнуешь? Это поэтическийпоцелуй.
Он. – Но следы-то от него – настоящие!
-----------------------------
 
(Она находитчасы, огромный будильник. Хочет отдать Поэту. Но тот не понимает, забыл, что
такое время, собирается подарить любимой весь мир, вечность и бесконечность. Пытаются
друг друга понять…)

Поэт. - Да, я, наверное, потерял часы, когда увидел тебя.
Она. - Посмотри, они – живые, двигаются, не спят.
Поэт. - Не может быть. Все они спят и видят кошмарный сон.Если бы вдруг проснулись, тут же от страха умерли.
Она. - Но ты же не умер? Не спишь?
Поэт. - Я? Наверное, сплю… И ты спишь. Мы все спим и видимкошмарный сон. Скажи, сколько сейчас времени?
Она. – На твоих – вечность…
-----------------------------
 
Поэт. (Один) - Вголове хаос. Мысли путаются. Мне никак не поймать их и не расставить по росту.
Они упрямятся, недисциплинированные…
Вот что! Надо ловить их по очереди и связыватьверёвочкой логики, поймать одну, другую, потом к ним ещё одну… Тогда они меня
куда-нибудь вытянут.
Или держать пойманные за хвостики. Все вместе – кудаони меня понесут?
Но, может, мысли мои очень слабые?
Да, они слабые, им нужны костыли…
Нет, я ошибся, они просто такие большие, что не могутдержаться на ножках. Поэтому им и не встать в один ряд по росту.
Да-да! Они огромные, не приспособленные гиганты.
Глупые, маленькие, огромные детки мои! Где же вашихороводы? Почему вы не играете дружно в весёлые игры, не носитесь, топоча, не
давая мне спать? Почему ещё не растёте, не здоровеете? – Вы, наверное, плохо
кушаете? Так можно не стать взрослыми никогда!
А может, вам нравится ваше детство, и вы хотитенавсегда остаться малютками?
Нет-нет, я, кажется, ошибаюсь, забывчивый… Да,конечно! Вы не маленькие дети, а старики и старушки. Очень устали.
Правильно! Ведь у вас нет костылей. И вам не встать сваших коечек. Вы лежите, совсем больные. Почти разваливаетесь… скоро умрёте.
А я? Скажите, есть у вас самих детки? Если нет, что жея буду делать, когда опустеет мой дом? Ведь вас даже некому хоронить…
-----------------------------


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-05, 9:53 PM | Сообщение # 5
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Поэт. (Один) - Вгороде нет тишины. Тишина убежала из города. Слишком много часов. И все тикают.
По ушам. Часы – это не сердце, хотя стучат очень похоже. Сердце – живое. А часы
просто тикают. И больше ничего не умеют делать! Разве что, крутить стрелками.
Но это ведь не занятие… Каждый может чем-нибудь покрутить! А стучат они очень
противно. Как будто хотят забить уши тиканьем. Чтобы только о них и думали. Это
не справедливо! Ведь так можно забыть даже про сердце…
Странно! Ведь, если вдуматься, часов в городе большесердец. И все хотят, чтобы их слушали! Как они громко стучат по ночам, когда
весь город спит! Они – цари ночи. За их боем можно не услышать сердца любимой!
Не дико ли, что часы стучат громче, чем сердце любимой? По-моему, это чересчур
вызывающе.
По утрам некоторые ещё и звонят! И называют себябудильниками. Скоро они себя назовут любимыми. Нашими! Да! Да! Будет именно
так, если не принять срочные меры.
Хочу, чтобы по утрам я слушал живое сердце, а небудильник!
-----------------------------
 
Поэт. (Один) – Вгороде ещё можно обратить внимание на столбы. Сколько столбов? Видимо, очень
много. Фонарные, троллейбусные, телеграфные - разные, разные, разные! Дилетанту
может показаться, что столбов вообще бесконечное множество, как, например,
воробьёв. Кто знает, сколько в городе воробьёв? Никто… Но, нет, это не так.
Есть те, которые знают, сколько всего столбов, для них столбы, может, главное в
жизни.
Но никто не знает количества воробьёв. И это обидно.Как будто столбы важней воробьёв!
Ан, нет! И воробьёв кто-то считал… Неужели, кто-тосчитает даже все наши мысли?
-----------------------------
 
Он. – С кем это ты разговариваешь?
Она. – Ни с кем!
Он. – Я же слышу.
Она. – Тебе показалось… А впрочем, разве не видишь? Это –Поэт.
Он. – Кто? Здесь же никого нет.
Она. – Как, а Поэт?
Он. – Что ещё за поэт? Из тех, что печатаются вжурналах, которые никто не читает?
Она. – Нет, это настоящий, он нигде не печатается.
Он. – Ну, таких не бывает. Здесь и нет никого. Что стобой?
Она. – Ничего. Ты прав, показалось…
Он. - Слушай, я тебе принёс кусочек крокодиловой кожи.
Она. – На халат хватит?
Он. – Нет. Но из него можно сшить кошелёк.
Она. – Фи…
Он. – Ты только посмотри, крокодил, почти натуральный,которого ты так хотела. Я месяц работал, получил деньги…
Она. – Ну, покажи. Ага. Он совсем маленький! Ну, ты,конечно, молодец, хотя… я хотела халат. Из крокодила побольше!
-----------------------------
 
Поэт. – Ты необыкновенная! Связующее звено с миром. Ведьвот Он меня даже не видит, а я совсем рядом.
Она. – Я женщина, Он – мужчина. Главное для него –работа.
Поэт. – Да-да, конечно. У него, наверное, много денег?
Она. – Пока мало, но всё впереди.
Поэт. – А сейчас у него ничего нет? Что это значит «всё впереди»?
Она. – Всего, что нужно, он постепенно добьётся.
Поэт. – А сегодня ему не нужно? Я живу сегодня. Завтра незнаю, что будет. Сегодня - люблю, и стихи сочиняю - сегодня. Не знаю, потом,
впереди… мне кажется, буду делать всё то же самое… А что ему нужно?
Она. – Положение.
Поэт. – Положение? Вертикальное положение, горизонтальноеположение… Женщина в положении…
Она. – Положения в обществе!
Поэт. – А сейчас Он в каком положении?
Она. – Фу-ты, дурной. Совершенно в другом.. Положение –это деньги и власть.
Поэт. – Никогда не мог понять, что такая за «власть»?Зачем она людям? Ни стихов, ни мыслей не прибавляет. Властвуют те, кто не могут
хорошие стихи написать. И вообще, ничего сами не могут, потому и хотят, чтобы
за них делали всё другие.
Она. – Власть это сила.
Поэт. – Нет, мне не понятно… Пустое.
-----------------------------
 
Она. – Почему ты не хочешь ничего добиваться?
Поэт. – Зачем желать больше, чем у тебя есть? Я - Поэт.Мои стихи – богатство моё. Вся Вселенная!
Она. – Надо во что-то верить…
Поэт. – Верю, я – поэт, всё могу!
-----------------------------
 
Поэт. – Ты сегодня совсем другая.
Она. – Я понемногу выдумываюсь. И ты в этом мне помогаешь.Но всё равно я - самая обыкновенная…
Поэт. – Вот. Вот! Ты – другая!
Он. – Рядом с Поэтом все другими становятся…
О, любимая! Пойдем сегодня на танцы.
Поэт. - Что вы там будете делать? Столько народу… Нельзяостаться вдвоём.
(К ней) Лучше давай я покажу тебе звёзды!
Она. – Я бывала на танцах.. и видела там твои звёзды!Ревнуешь? Хочешь, чтобы я любила только тебя?
Поэт. – Нет-нет, не меня! Любила мои стихи. А я… и есть –только стихи.
------------------------------
 
Поэт. - У меня голова пустая и лёгкая, словно воздушныйшарик. Что я буду делать, если он улетит?
Она. - Не знаю.
Поэт. - Когда я с тобой, мне всё время приходится однойрукой придерживать голову.
------------------------------
 
Поэт. - Я, наверно, смешной… Да? Почему-то люди думают,это плохо.
Она. - Дождь. Посмотри, какой сильный дождь.
Поэт. - Действительно. Дождь… Странно. Тебе не кажется, онсмешной?
Она. – Нет.
Поэт. - Значит, я смешнее дождя? Наверное, тебе больше нравлюсь?Да?
А когда солнышко, тоже тебе не смешно? Значит, я тебенравлюсь и больше солнышка.
Она. - Пойдём ко мне, я тебе дам стакан холодной воды.
Поэт. - А дашь корку хлеба поэту?..
Она. - Дам.
Поэт. - Ты всегда мне дашь корку хлеба?
Она. - На это можешь рассчитывать.
Поэт. - Моё прибежище. Убежище ты моё. Любимое моё бежище…
Она. - Хорошо.
Поэт. - Я, наверное, очень смешной. Люблю быть смешным.Можно придумать много смешного. Главное, чтобы тебя понимали…
Давай с тобой устроим коммуну.
Она. - Да, вдвоём. У нас будет самая смешная коммуна. Имы будем спрашивать: «А вы знаете, что на свете есть счастье?..»
------------------------------
 
Он. – Поэт себе всё время противоречит.
Она. – Поэты не бывают последовательными. Он пишет стихитолько сейчас, не знает что будет, забывает что было.
Он. – Тогда он сумасшедший.
Она. – Нет. Он – Поэт! Ты видишь разницу между живымзверем и чучелом? У чучела есть форма и содержание, нет души… Так и мы - рядом
с Поэтом!
-----------------------------
 
Поэт. – Я завтра улетаю на другую звезду.
Она. – Да? Вот чудак. Передавай привет всем, этим… этому…
Он. – Кому это ты раздариваешь приветы? Дорогая, ты тамс кем-то знакома?
(Поэту.) На какую звезду несчастный летишь? Отвечай!
Она. – (В сторону.)Обалденно! Он ревнует меня.
(Поэту.) Да, да. Передавай приветик ему.
Он. – Эдику? Какому ещё Эдику?!..
Поэт. – Я лечу на Звезду настоящих друзей. Там все -Поэты. Как жаль, что я нашёл в вашем городе мало поэтов… Ну, ничего. Я посвечу
со звезды фонариком, и все поэты увидят. Сигнал будет хорошо заметен в ясную
звёздную ночь. Поэтам и всем влюблённым.
Вы никогда не замечали, ночью звёзды переговариваются.Это поэты со всей Вселенной читают друг другу стихи.
Нынче ночью мне передали, Муза зовёт друзей на Эоллу.Меня уже ждут… Прощайте!
 
1977 – 1980 гг.
Редакция 2017 г.
 
 


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Вторник, 2017-10-10, 10:20 PM | Сообщение # 6
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline

Слово – божественно!
 
Слово, и в самом деле, - божественно! Ионо осуществлено в человеке. В каждом именно человеке, во всех живых существах
- материя, вся Вселенная осознают и называют себя!
Впервые мир открывал себя черезживотных - их чувствами, в их понятиях. Но различна лишь степень осознания
истины, от этого и различно число и содержательность наших слов.
Человек - говорящая материя, СловоБожье в полном смысле сего. Мы явлены в этот мир, чтобы выявить, осознать,
назвать и осуществить Им Желаемое, всей Вселенной желаемое, продолжая тем самым
вечный, никогда нескончаемый Акт Божественного Творения.
Вселенная познает себя, Бог ищет Себя -истинные понятия и Слова!
 
Разум, просыпаясь в полном одиночествесреди звезд, постепенно ориентируется, вырабатывает понятия и дает им названия.
Благодарит Создателя стихами и песнями, строит гипотезы и пытается создавать
логические теории. Творит собственное сознание и через это совершенствует
окружающую материю, строит свою Вселенную.
 
Слово вбирает, аккумулирует в себетворческую, духовную энергию человека, когда эта энергия есть у него и человек
желает поделиться с другими этой энергией. И слово - только пустой набор
звуков, когда душа человека пуста и он ничего не хочет делать для других людей
и для мира.
Духовное, насыщенное творческойэнергией слово преодолевает любое пространство и время и, попадая на благоприятную
почву сознания жаждущего найти истину, оплодотворяет его. Тогда уже это, другое
сознание, в свою очередь, прорастает всходами откровения и рождает новые смыслы
и слова истины.
 
Каждый прибавляет в копилку Божью,проясняя смысл изреченного слова.
 
Рождение стихов так же, как любовь ивсякое глубокое самовыражение личности, сугубо интимно. Свои стихи читают всем
сердцем только любимой - женщине, с которой самые искренние, интимные отношения.
Поэзия и любовь иногда могут бытьоткрыты другому, но никогда всем другим. Когда - другим, многим другим, это не
любовь, а нечто схожее с сексом. Сочинение стихов ради получения денег, славы и
прочих конкретных, вовне направленных целей рождает «массовое искусство», не
затрагивающее внутреннее, сокровенное человека. Такое «искусство» можно
сравнить с порнографией, свободное самовыражение - с настоящей любовью.
Профессиональные делатели стихов также, как в примитивном сексе, сталкиваются на короткое время с читателями и тут
же снова отталкиваются. Так соударяются простые случайные элементы бесконечного
мира, ничего не открывая, не прибавляя ни себе, ни ему.
Самовыражение и любовь интимнообъединяют человека с бесконечной вселенной, раскрывают творцу тайны сущего.
Мир познает и создает себя через творца - поэта, художника, композитора,
инженера… Слово истинного откровения оживляет все сущее.
Человек-творец - совершеннейший иинтимнейший орган созидания развивающейся Вселенной.
 
Творение вызревает в глубинах сердца иразума и рождается так же естественно и неизбежно, как ребенок вынашивается и
рожается женщиной.
Погубить собственное творение - убитьродное дитя. Не родить его - не дать жизни ребенку.
 
Каждое стихотворение - единственное иособенное, пишется для себя и только, когда уже не может не написаться. Выдумывать,
лгать - бесполезно. Нельзя обмануть себя самого, а других, если и можно, -
только на время.
Поэзия - сокровенная тайна души. Такаятайна существует у многих. Однако большинство скрывает ее, лжет или ленится.
Тогда стихи получаются сырые или же серые.
 
Поэтов убивает не власть в лицекакого-нибудь царя или диктатора, а все общество, не умеющее, чаще всего, даже
и не желающее жить на вершинах искренности - поэзии и любви.
Поэт опережает чувствами время, он наострие развития мира. В поэзии - самое искреннее и лучшее, что мир может сказать
о себе словами. Через поэта мир воспевает свое совершенство и вопиет о
несовершенстве своем.
Каждое мгновение вдохновения оплачиваетсяднями и месяцами или даже годами обычной жизни. Самовыражение требует гигантских
затрат энергии; искусство – поверхностно и легко.
 
Творить себя - как в себе, так и внесебя. Для себя и не для себя - для всего единого мира, того, что в тебе и вокруг
тебя. Творить всю свою жизнь, потому что иначе не можешь. Творчество для творца
так же естественно, как дыхание для живого.
Быть творцом и объектом для творчества.Кисточкой, палитрою и холстом; рукою, держащей кисть, и разумом, направляющим
руку. Тем, что нарисовано на картине, и тем, что вокруг картины; миром, который
разум, создавая картину, перерабатывает в себе и хочет изобразить на холсте. А
потому, - движет рукою, держащей кисть, кисть окунает в палитру и рисует ей на
холсте…
 
2002


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-12, 9:51 PM | Сообщение # 7
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
О русской поэзии. Обращение к другу
 
«превращать в окончательнуюнепристойность русскую поэзию, и без того загнанную в угол» - тебе, И.Г., НИКТО
НЕ ПОЗВОЛИТ !

 
«Надо сильно не любитьпрекрасного поэта, чтобы так представлять себе его жизнь, пусть он и не был
паинькой. Конечно, я понимаю, что рекламирую эту ничтожную книгу. Но что тут
поделаешь? В конце концов, «каждый пишет, как он дышит». Только пусть графоманы
и халтурщики не думают, что их делишки остаются незаметными. Зачем в начале ХХI
века превращать в окончательную непристойность русскую поэзию, и без того
загнанную в угол? Можно было бы ещё привлечь многочисленные – в объёме всего
тома – примеры, но в принципе и так всё совершенно ясно.»

И.Г.
 
Эту фразу сказал И.Г. Ты хотьпонимаешь, ЧТО он сказал?! Или ты с ней согласен?
Жаль, времени нет. Надеюсь, безменя народ разберется… с «хранителем русской поэзии».
 
«.Г. непотопляемый. Это -человек без чувств, без достоинства, без нормальной человеческой гордости. Ты
бы знал, как его приняли на сайте! Кипели недели две, команды организовывали -
кто за, кто против. Я бы со стыда сгорела! А ему - с гуся вода. Как робот.» И.

 
Не понимаю, почему мне нельзяцитировать слова Г., размещенные в этой теме? Например, эти:
«Зачем в начале XXI века ПРЕВРАЩАТЬ В ОКОНЧАТЕЛЬНУЮНЕПРИСТОЙНОСТЬ РУССКУЮ ПОЭЗИЮ, И БЕЗ ТОГО ЗАГНАННУЮ В УГОЛ?»
 
Один вопрос. К какой поэзииотносите Вы себя – русской или другой? Если другой, то какой же?
 
«Текст Мнацакяна»? Так хоть быкавычки поставил!
И что за провокационныеперепечатки? Надо все-таки думать, что распространяешь, Г.!
В корне не согласен!
 
Я не даром спросил Г., к какойпоэзии он относит себя – русской или какой-то еще. Потому что, если он относит
себя к русской поэзии, значит цитата «ПРЕВРАЩАТЬ В ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ НЕПРИСТОЙНОСТЬ
РУССКУЮ ПОЭЗИЮ, И БЕЗ ТОГО ЗАГНАННУЮ В УГОЛ» - относится и к нему тоже. Значит,
это его «загоняют в угол» и превращают в «окончательную непристойность» - его.
А также, между прочим, - тебя, если ты согласен с такими вот мнениями «авторитетов».
Или я чего-то не понимаю?

Для всех, кто считает себяпоэтами русскими, такие заявления оскорбительны! Или, на твой взгляд, русской
поэзии больше нет, а есть только «русскоязычная»?

Хочу подчеркнуть, что никакой «национализм»,«антисемитизм» и прочая дрянь здесь не причем. Абсолютно! И заранее говорю, не
надо переводить стрелки!

 
А как это «не может быть самой посебе русскости»? А китайскости, французскости, немецкости - тоже не может?
Извини, пошел по твоему пути словообразования.

Для меня «русскость» - Пушкин,Лермонтов, Есенин, Чайковский… Вне зависимости, кстати, какая текла в них
кровь. Все они любили Россию!

А вот заявления, типа: «началосовременной поэзии лежит в 19 веке. Уже оттуда её развитие пошло внеправильном направлении - кстати, во многом благодаря великому Пушкину» –считаю не просто полным бредом, а желанием стереть русскую поэзию как таковую.
И устроить мировой рай без границ, типа по Троцкому.

В этом ключе запрещался Есенин, атеперь Лермонтова называют «не нужным нашему времени».
Черт! Висела статья какого-томолодого идиота на первой странице Стихиры долгое время. Точно сейчас уж не
вспомню, как он обозвал Лермонтова. Но суть такова.

А теперь вот Пушкин – «неправильноенаправление»!
Ты не улавливаешь нечто общее вовсех этих наездах?
 
В рамках русскоязычной поэзии –эти рамки почти безграничны – есть целый ряд течений, слоев, разделов,
определяемых, в том числе, и оттенками национальными. Но! Это, конечно же,
служит – должно служить! – отнюдь не раздорам, а взаимному нашему обогащению. И
тут не помешают – не должны мешать никому! – ни Пушкин, ни Лермонтов, ни
Есенин. Никто другой из поэтов, пишущих на языке русском.

 
К сожалению, есть люди, которыехотят, чтобы в «русскоязычной» поэзии не осталось ничего русского. Ни за что не
поверил бы в это, если б не видел сам постоянно.

Примеры я уже привел выше.
 
В 19-ом веке – высочайшие вершинырусской поэзии. Встать рядом с ними – великая честь.
Я лично так к этому отношусь.
Повторения не нужны и невозможны…Однако мне все-таки странно, что в русской и «русскоязычной» поэзии линии
Пушкина и Лермонтова до недавнего времени почти не находили своего продолжения
и развития. Это не правильно. И не естественно для России.

 
Поэзия Х1Х-ого века мне ближевсего. Лермонтов, Пушкин… И еще Есенин, конечно.
А потом, на мой взгляд, поэзиярусская подавлялась. Если не сказать больше. И вот только сейчас, недавно
появляется надежда на возрождение.

И я ведь первую свою книжкустихов выпустил в 44 (!) года, не так давно. Сколько таких авторов!.. И сколько
потеряно!!!..

 
Удастся ли из русской поэзиисделать «русскоязычную»? Оставят ли место русской поэзии в «русскоязычной»? –
Вот вопросы, возникающие невольно.

 
Спасибо, статью прочел.Любопытно, но по большому счету, ничего нового. Все это – где-то… там. Далеко. Я
уже устал удивляться, что мои, скажем, стихи, многие из которых нравятся людям,
не печатаются в журналах. И я, естественно, далеко не один в России поэт - не печатный.


Это журнальное явление – из сериинавязывания все той же «массовой», нам чуждой «культуры» - на ТВ, в газетах,
повсюду.

И в крупных журналах навязывают намне стихи, а черт знает что. И, кроме того, что там посажены и сидят купленные внешними
врагами России – наши внутренние враги, мне не приходит на ум НИ-ЧЕ-ГО!
Неквалифицированность и просто тупость редакторов, это - вряд ли.

 
В русскуюпоэзию невозможно что-то «внедрить». Если только - на время.
Она самаизбирает лучшее и достойное. Но я понимаю, что ты хочешь сказать…
 
Увы, русским поэтам не так простопробиться в русской литературе.
Но, тем не менее… ныне не все такплохо. У меня уже есть читатели! Такие, как вы!!!
 
Может быть, поэзией Пушкина,Лермонтова, Есенина, музыкой Чайковского… и жива только Россия.
 
Удивляет, чтовсякое го..но – конечно, я не имею в виду это классное стихотворение - вызывает
бурное восхищение, в то время как серьезная Поэзия остается в тени. Мне это не
понятно. И… как бы сказать? – настораживает!

 
Наши враги – те,кто пытаются сделать из нас идиотов. Нет. Не получится!
Если тебе завтраскажут, что это твое лучшее стихотворение и вообще лучшее русское стихотворение
всех времен и народов, неужели же ты поверишь? И наконец-то не догадаешься, что
над тобой - просто смеются?!..

 
Устал доказывать, что не толькоеврей может быть хорошим русским поэтом.
 
В современной поэзии есть,кажется все… кроме гения Пушкина, Лермонтова, Есенина…
 
Очень интересное замечание!Абсолютно согласен.
И тоже думаю, что на русскомязыке мы сочиняем русские стихи, а не японские... И никакие другие! Какую бы
форму не употребляли.

А по сути, у всех хороших стихов- совершенно свободная форма! Даже если она чем-то похожа на хайку.
 
Такие поэтически сильные строки, как «тыр-пыр-дыр»,приходили, видимо, независимо совершенно, не одному «русскоязычному» талантливому
поэту.

 
Все лучшее, имеющее настоящуюцену – духовную, человеческую, никогда не исчезнет, «рукописи не горят» - и так
или иначе к людям пробьются. Однако это может случиться раньше и позже… а может
быть, - слишком поздно. Тогда неизвестные стихи русских, русскоязычных авторов
будут разбирать читатели уже какого-нибудь другого народа - как памятники
истории аборигенов. Или даже будет нас изучать - Искусственный интеллект.

Не так много все-таки читает и вИнтернете, хотя, слава богу, теперь хоть он есть.
И я еще думаю, если бы потоки информацииходили действительно абсолютно свободно и открывать дорогу лучшей поэзии могли
все, а не только весьма ограниченный круг… я имею в виду – на ТВ, радио, в
прессе, книгоиздании, тогда все подлинное, настоящее пробилось бы к людям,
дошло до большинства читателей много скорее.

И, пусть громко звучит, это быпомогло - Родине.
А сейчас… кто распространяетлучшие стихи нашего времени? выискивает достойных авторов, выставляет на
всеобщее обсуждение? – Единицы энтузиастов в Инете. За это им - СПАСИБО ОГРОМНОЕ
!

Но, увы, их материальныевозможности весьма ограничены.
А вне Интернета, как это нистранно и не ужасно – ничего о Поэзии практически нет и сегодня. За исключением
самиздата и узких кружков.

На мой взгляд, полноеигнорирование современных поэтов – позор для России. А конкретно -
правительства и Президента.

 
2005 г.


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-12, 9:52 PM | Сообщение # 8
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
О фотографиях души
 
Стихи – фотографии души автора.Для того, чтобы они состоялись, во-первых, должна быть душа; во-вторых,
фотоаппарат надо открыть, т.е. снять с души все чехлы, раздеться от тела; и
только в-третьих, требуется некоторое мастерство, чтобы снимок получился хорошего
качества.

 
Образов оригинальных не нашел –это хорошо; рифм не заметил, самые обыкновенные, – тоже хорошо. Но фотография
не четкая получилась, хотя душа явно открылась, но… видимо, за мутным стеклом.
Надо чистить!

 
Ищите единственно правильныеслова, если хочется оставить себя, фотографию души, а не штамповку «профессиональную».
Кроме автора их никто не найдет.

Я лично слова, бывает, ищу 10,20, иногда даже и 30 лет. Не все нашел до сих пор. Страшно даже представить
себе, что все слова уже найдены.

 
Поэзия бывает простой, а бывает инепонятной. Главное, чтобы – нравилось, передавалась картинка, фото души. А
доказать в поэзии, в отличие от математического анализа, ничего невозможно!

 
В стихотворении можносфотографировать не только свою душу, но и чужую. Причем, даже со смещением
времени… А это уже – кино о судьбе!

 
Стихи не выбрасывайте, ни в коемслучае! Возвращайтесь к ним время от времени и подрабатывайте, пока не
почувствуете, что хороши. Они - фотографии вашей души, память, может быть, все,
что останется…

 
Одним одни стихи нравятся, другимже – другие. Это связано с тем, думаю, что стихотворение – фотография души
автора. Фото должно быть особенным и, в то же время, может быть узнаваемым или
нет. Состояния души понятны лишь тем, кто переживал нечто похожее. Если,
например, не было трагедии расставания с человеком, которого вы долго любили -
лет десять, вам не понять стихотворения, фотография кажется мертвой. А для меня
этот стиш очень живой, один из любимых. В нем есть особая музыка. И настоящая
мука.

 
Критерии? Настоящими стихами считаюфотографии души, когда автор поэтическими средствами фиксирует свой внутренний
мир - самовыражается. А «ненастоящими» - «искусство», когда «профессионал»
искусственно вымучивает из себя что-нибудь зарифмованное по нескольким
правилам, преследуя при этом конкретные цели – заработать деньги, прославиться
и т.д.

Вы пишите здесь о наболевшем,том, что глубоко прочувствовали, причем на уровне подсознания, фотографируете
свой внутренний мир, поэтому и стихотворение это – настоящее.

 
Стихи редактируются непрерывно.Так что, уже и не знаю, какие тридцать лет назад написал, какие недавно.
Перелистываю, ретушируюфотографии души и выпадаю из настоящего времени…
 
Картинка или, как я говорюиногда, фотография души была схвачена в первом четверостишии. Дальше –
раскрытие темы, оно может произойти и через много лет. По сути, лично для меня
достаточно и первого четверостишия, чтобы вспомнить те ощущения… где и как ЭТО
было. Но вот не уверен, что читателям тоже только его достаточно.

 
Самовыражение, фиксирование себя,фотографирование состояний души и состояний всех членов своего организма –
истинная задача художника.

Искусство – искусственное.Самовыражение – подлинное, настоящее.
В этом смысле могу понять желаниене исправлять ошибки орфографии, синтаксиса и оставлять написанный текст в
первоначальном своем варианте.

Однако, с другой стороны,выявление слов, знаков и букв, передающих истинное состояние мгновения жизни
души может занимать и длительное время. Тогда идет процесс как бы проявления
или ретуширования фотографии, которая по каким-то причинам сразу была сделана
плохо – смазана, испачкана, порвана.

Критерием, надо ли переделывать,исправлять может служить только внутреннее ощущение автора. Если он видит, что
сразу состояние души зафиксировалось как надо, - исправлять нечего. А когда
остается ощущение неудовлетворенности от творения, надо работать – до полного
соответствия внутреннего состояния души отображению во внешнем, т.е. в
стихотворении.

 
В творчестве правила – хороши и,в то же время, чудовищны. Форма нужна, но когда она не довлеет над сутью.
Ничего не нужно делать искусственно. Все искусственное – абсурд. Вот оно,
определенье абсурда!

Мысль должна быть естественной,без нагромождений и искажений. Лучше, когда она изложена афористично – красивым
языком, музыкально и емко, лишнее (банальности, мусор) отброшено. За этим надо
следить. Записывать – да, все подряд, не напрягаясь и не вымучивая. Но после
написания текста – править, отбрасывая все лишнее.

Наше «я» (посредник между внешниммиром и подсознанием) – инструмент еще не достаточно прозрачный и совершенный.
По пути оно подхватывает шумы и неточности. Их-то и надо вылавливать и
отбрасывать – тому же самому «я», сверяя внешнее с внутренним.

 
Все, о чем говорится в каждомнаписанном стихотворении – важно. Иногда - на всю жизнь. Иногда – не только
свою…

 
Читая автора, мы вживаемся в еговнутренний мир, как бы влезаем в сознание. Не удивительно ли, что таким образом
можно посмотреть на мир чужими глазами? Стихи, фотографии души, для этого
подходят лучше всего.
 
Важно ОСТАВИТЬ СЕБЯ, а не какое-то там «искусство».Личность, душу свою… Это и есть – самовыражение. Оставь себя – и останешься.
А что-то чужое оставлять практическибесполезно. Искусство же - чужое копирует, тиражирует, делает это хорошо или
плохо и - все, ничего нового оно не дает.
 
Когда я пишу, о методе вовсе не думаю.Просто стараюсь сформулировать как можно точнее то, что у меня в голове.
Единственно, что нужно, по сути, для «первотолчка»– чтобы тема была интересной и захотелось бы высказаться. Форма сама приходит
откуда-то. Видимо, она соответствует содержанию. Надеюсь на это…
Как только начинаю думать о «методе»,возникает нечто искусственное, в смысле – «искусство».
 
Стихи - фотографиинашей души, запечатленные мгновенья ее. А душа – часть мировой гармонии,
бесконечной, вечной и непрерывной, но как бы в определенной мере зациклившейся,
сумевшей обрести собственные внутренние законы и, поэтому, условно
самостоятельной.
Мы вместе с нашей душой – активные сущностиэтой гармонии, сознательно или же бессознательно запечатлевающие мгновения
вечности. А иногда, и создающие их…
Совершенно правильно сказано о взаимосвязиматериального и идеального через активное. Это неразрывная троица, одно без
другого развиваться не может. Все, что создается в нашем сознании, должно
проверяться в реальности и лучшее – воплощаться. Этим и занимаются наши «я».
 
Каждый поэт – летописец состоянийдуши.
 
Был бы стих, к какой форме егопричислить – не главное. Так, зарисовка состоянья души…
 
Стихотворение - фотография души.Мгновенная. Или небольшой фильм. Душа, может быть, и одинаковая, одна, то есть,
но состояния у нее – разные, непрерывно.

 
Честно сказать, не сильное стихотворение,но трогательное. По-моему, отличная заготовка, из которой со временем можно
сделать настоящий бриллиант. И мысль есть, и чувство, но техника, исполнение -
подкачали.

Сразу не получилось – значит,сбой был какой-то в приеме сигнала души, записи его на бумагу. В линию связи
попали помехи. Их надо выявить и убрать.
 

Ничего страшного. Можно было и неснимать, послушать критику, конкретные замечания. Иногда со стороны виднее
ошибки чисто технические. А дух, идея, картинка стиха – привилегия чисто
авторская.

 
Всю жизнь было проблемой - суметьсказать то, что хочется. Правда…
Фотография, может быть, смутнаяиногда, - в душе, в голове, а выплеснешь на бумагу  - не то… Но когда чувствуешь, что получилось,
- нет большей радости!

 
Не ценимсчастье, когда оно есть. А потом, когда потеряем, пытаемся фотографировать то,
чего уже нет.

 
Форма должна быть так жеестественна, как содержание. Я просто ничего не придумываю, а записываю
приходящие мысли, строчки, четверостишия… Потом правлю, конечно. Критерий один
– полное совпадение текста с внутреннею картинкой, ощущением, состоянием. Я
называю сочинения фотографиями души и стараюсь, чтобы они были качественными.
Бывает, сразу не получается – объектив плохо настроен или сбит фокус, тогда
приходится подрабатывать, иногда – годы.

 
Сбился канал, расстроился фокус.Фотография души не получилась, стихотворение никакое… Я это воспринимаю так.
 
Спасибо! Ну, тут, думаю, делоавторского почерка, внутреннего поэтического дыхания, ощущения стихотворения…
Сколько авторов, столько можетбыть вариантов. Я к этому так отношусь. И, как написано, так и чувствую
конкретно это стихотворение. Впрочем, как и любое свое.

Чужие стихи, честно сказать, мнетоже иногда хочется править. Стараюсь удерживаться…
На мой взгляд, автор может идолжен (обязан!) принимать только конкретные замечания – по очевидным
погрешностям рифмы, размера, русского языка, стилистики, смысловые и другие
ошибки…

Стихотворение – картинка души.Авторская! Двух душ одинаковых не бывает, с этим надо мириться… «Идеальных»
надличностных произведений не существует и быть не может.

Еще раз большое спасибо запроработку! Всегда интересно посмотреть на собственное творение чужими глазами.

 
2005


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Понедельник, 2017-10-16, 6:47 AM | Сообщение # 9
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Мысли о поэзии и поэтах
 
Дляменя в стихотворении главное не «рифма и образ» или даже какая-то «внутренняя
идея». Нахожу «образы», как правило, мертворожденными, карикатурными,
извращенными представлениями о жизни. Или просто почти случайной комбинацией слов.
Практически всегда «образы» абсолютно искусственны и только отягощают
стихотворение. Рифма же вообще не имеет никакого значения, она должна быть в
стихе незаметной, естественной. Чем она неожиданнее, тем больше сбивает, мешает
главному.
Мойидеал в ПОЭЗИИ – Лермонтов. Какие «рифмы и образы», особенные «идеи» в
стихотворении «Наедине с тобою, брат, хотел бы я побыть»? А это – любимое,
шедевр, признанный всеми.
 
Поэзия– такая болезнь, что можно умереть от неё. Или уйти за ней и всю жизнь
пребывать в каком-то ином мире, не этом.
Поэзияможет быть и лекарством, и ядом. Дело в дозировке, +++способах принятия и
индивидуальных особенностях души.
 
«Плохтот солдат, который не мечтает стать генералом».
Средипоэтов всё по-другому, им не нужны должности и подчинённые. Поэты все – разные,
и каждый – Первый из всех. Настоящие поэты, конечно…
Вотразными и надо стараться быть, от других отличающимися, не слишком
перенапрягаясь, понятно.
Творцыподнимаются на собственные вершины, сами их возвышают. Для большинства же –
равнина, одна на всех.
Можно,правда, ещё сказать, у каждого – своя яма.
 
Чрезмернаяпедантичность в соблюдении абсолютно всех правил русского языка – лексики,
синтаксиса и орфографии, а также выглаживание и выпрямление смысла зачастую
только высушивает стихотворение, убивает поэзию. Ведь для живого вербальных
правил не существует! В стихах интересны исключения, особенное, а не всеобщее.
Я – поэт, а не специалист по стихосложению. Сочинение стихотворений по «правилам»
даёт обратный эффект, с точки зрения сердца и подсознания – ощущение полного бреда!
 
Самым главным своим «аргументом» считаю - написанныестихи!
 
Общее впечатление от прочитанного подсказывает сердцеи интуиция - читаешь и сразу понятно: нет, не то. Это – не то! Аргументов можно
приводить сколько угодно, но первое внутреннее ощущение вряд ли изменится.
 
Поэтывсегда одиноки. Даже, когда их любят.
 
ЧувствоПОЭЗИИ человеку дано от рождения и не зависит от должностей, членских билетов,
наград…
Частолюди черствеют, добиваясь определённого положения. Мне это не интересно.
 
Бывает,выкапываешь из старых тетрадок несколько вовсе забытых строчек, которые
оказываются вдруг драгоценными, и неожиданно получается стихотворение. К какому
времени его отнести?
 
Надстихами нельзя долго задумываться. Иначе, можно разучиться отличать ПОЭЗИЮ от
литературного профессионализма. Приобретённые умения, заменяя врождённые,
случается, полностью убивают данное от природы.
 
Переводнуюпоэзию плохо воспринимаю. Обычно в ней на порядок меньше поэзии, чем в
оригинальных стихах. И объясняется это тем, что для того чтобы получилось
талантливо, необходимо два поэта талантливых, а не один. Не одна удача, а две.
Такое не часто случается. Тем более, чтобы получилось не два разных
стихотворения, а действительно перевод.
Авот Ваше переложение мне понравилось. Любопытно, что переводы одной и той же
поэмы Томаса Элиота Вами и С. дали два совершенно различных текста, один из
которых совсем не затронул меня, а в другом я почувствовал бездонную глубину. У
Вас ощущается жизнь и тайна, поэзия и граница между бытием и небытием.
 
Несмотряна то, что мир наш един, каждый видит его по-своему. И стихи пишет по-своему.
Поэтому и невозможно буквально переводить. Прозу – да, а стихи – нет,
невозможно.
 
Формаи содержание – не основное в стихе. Главное, как известно, - ПОЭЗИЯ, есть она
или нет.
 
Былабы музыка стиха! Хорей, анапест или же амфибрахий, смешение их – какая же
разница? Не люблю стихов с абсолютно правильным ритмом, размером. Гаммы никто
музыкой не называет. Почему же в стихах некоторые требуют жесткого соблюдения «формы»?
Такие люди, на мой взгляд, однозначно, сами стихи писать не умеют. В общем,
кому нужно пусть с учебниками сверяются, я же пишу на слух. И в юности так
писал, и сейчас.
 
Поэтанельзя приручить. Любить поэта опасно, лучше поэтовой любви избегать. Любовь
его выжигает всё вокруг на тысячи километров, десятилетия. Остаются только
стихи. Они не горят, наоборот, - возникают из пламени!..
 
Поэты,случается, теряют рассудок. Это – цена обострённого вИдения. Трудно поэту не
сойти с ума в мире не поэтическом, находясь одним глазом здесь, другим – Там.
 
Толькоредкие люди могут позволить себе практически полную публичную откровенность.
Таковы настоящие поэты. Автору нечего скрывать от народа! От большинства же
искренности ожидать не приходится.
 
Стихотворения- «звенья одной цепи». Они связаны «я» поэта.
 
«Еслив сердце тоска и уныние»
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
Ая вот считаю, что здесь не сбои ритма, а очень удачно расставленные
интонационные акценты, соответствующие чувствам. Гладкие стихи вообще не люблю.
Мне представляются они скучными, потому что новая мысль, как таковая, в стихах
крайне редка, и именно поэтому драгоценна мелодия чувств! Гладкие стихи хороши,
когда есть эта новая мысль, дабы её не прятать и виднее были акценты, уже
смысловые.
Именнопо музыкальности, оригинальности формы и её соответствию содержанию считаю это
стихотворение одним из лучших своих за все 30 лет творческого пути.
 
Народ не любит поэтов, редко воспринимает поэзию, ноочень любит поэтову кровь. Она опьяняет толпу и пробуждает в ней что-то,
выходящее за пределы обычных ощущений и мыслей. Поэтому толпа жаждет и ждёт
смерти поэта.
Поэтов убивает не власть, в лице какого-нибудь царяили диктатора, и не какой-нибудь идиот, типа Дантеса, а всё общество, не
умеющее, а чаще всего, даже и не желающее жить на вершинах искренности, поэзии
и любви.
 
А зачем тогда стихотворение, если смысл его можно такхорошо объяснить прозой? Добавляет ли что-то здесь сама стихотворная форма?
 
Разве поэзия – это что-то такое, что можно объяснитьпрозой? По пунктам?
Настоящая поэзия, если она написана на родном языке,понятна любому. А если на другом, её надо переводить. А бывает, непонятная какая-то
смесь, вроде, и на родном… Зачем это объяснять или переводить?
 
«Ничто не ново под солнцем». Но каждый человек, и поэтв частности, и в особенности - поэт, может ПО-СВОЕМУ ПОСМОТРЕТЬ на то, что все
уже видели…
 
Вдвоёмжить одною любовью – большое счастье, несчастье – когда целое разбивается на
осколки. Правда, иногда из этих осколков возникают стихи.
 
Тема,сама по себе, ничего не решает. Гражданственность, любовь к Родине, патриотизм
я приветствую, но категорически против любой заданности, конъюнктуры и
ханжества. Это – самое худшее разложение, много хуже поэтизирования
проституции.
Автор,между прочим, о себе и своём муже писала. В плане лирических героев, конечно.
Смелый человек! Её право.
 
Хорошие стихи писать легко и приятно. Плохие – неприведи бог! – очень трудно. Представляю, как ты мучился над своим опусом!
 
Какое-тоабсолютно безличностное стихотворение. Такое ощущение, что в вас потихоньку умирает
душа, а формальные навыки остаются. Может быть, даже и развиваются…
Оченьжаль!
 
Поэзия будущего будет многомерно ассоциативной, ноясной, прозрачной, с неожиданными и смелыми мыслями, связывающими стихотворение
в живое единое целое. С филигранною ассонансною музыкою стиха. Красивым языком
русским…
 
Детик Поэзии тянутся, как живое всё – к солнцу. Тяга к творчеству  прекрасному заложена на генетическом уровне, в
народе её невозможно искоренить.
Номожно убивать в людях конкретных, их долго обманывая… Подменяя прекрасное – «профессиональным»,
философию – «идеологией», религию – «ортодоксией», Поэзию – пошлыми «опусами».
 
Нетпоэта, который не написал бы стихов своей матери. Это долг, который никто не
просит оплачивать, кроме нашего сердца.
 
Своистихи люблю больше стихов других авторов. Это, по-моему, очень естественно и
вполне объективно. Автор и должен любить собственные произведения, как детей
собственных – хвалить их, ругать, воспитывать, выводить в люди…
 
Выставлятьсвои стихи, по сути, глубочайший интим, на читательский суд – это похоже на
мазохизм. Радость от понимания поэт получает редко, а боль и стыд – постоянно.
 
Поэт живёт не в жизни обыкновенной, а в некой другой,ином месте и времени.
 
Если не хочешь заметить хорошего, видишь повсюду лишьпошлость и грязь, и выходит – оно же.
А если проникнуться настроением чистым, покружиться внебе вместе с листвой или снежинками, покрыть грязный мир золотом или
ослепительно чистым снегом. Подумать о вечном… Поискать в себе добрую мысль!..
Промыслить, что для тебя в жизни главное… Стихи – состоятся!
 
Народ не привык ещё нас называть гениями. Да и мы самитоже. Поэтому читать о себе такое немного неловко… Но, не скрою, приятно.
Да, бывает не просто… Приходится ставить порядочноопытов непосредственно на себе, чтобы стихотворение однажды неожиданно
написалось… как бы само собою.
Разные мы по жизни приносим жертвы сумасшедшему миру.Пьянство – не самое тяжелое испытание…
 
Кое-что в жизни можно выразить и формулойматематической… Но без поэтических формул – вообще жизни нет. Поэтому связь
поэзии с математикой, или наоборот, очевидна.
 
Пишу то, что пишется. Возникает мысль или строчка –стараюсь скорей записать. И лишь потом разбираюсь… Записывается быстро, на
разбор и редакцию, бывает, годы уходят.
В общем-то, все мои стихи нравятся мне. Всепо-разному. Автору не могут не нравиться собственные произведения. Если не
нравятся, что-то не так - сбился фокус души…
Не надо ничего придумывать, просто писать, жизнь неотделяя от творчества. Тогда всё получится.
 
Несчитаю отсутствие запятых – поэтическим откровением. Сегодня ничего нового
здесь никто не придумал. 100 лет назад всё это было. Читайте поэтов начала
ХХ-ого века.
Форма,как таковая, вообще отдельно не существует.
Встихотворных текстах поэзия или есть, или нет. Форма имеет значение только в
том смысле, чтоб не бросалась в глаза. Придуманная форма - плохо само по себе.
Поэзия в таких «стихах» живёт крайне редко.
 
Смыслне только от каждой буквы зависит, но и от шрифта, наклона букв и размера. Не
так, конечно, когда рукой пишут, но всё-таки… Нюансы могут быть не поняты
сразу. Но они есть и, поэтому, когда-нибудь нам откроются. Или не нам.
Дажепростое стихотворение имеет огромное, количественно неизвестное множество
вариантов. А что же говорить вообще о ПОЭЗИИ? Она – неисчерпаема! И абсурд тоже
– неисчерпаем!
 
Потрясен!Идея анимационных стихов мне в голову абсолютно не приходила. Редактирую стихи
постоянно. Однако заранее продумать цикл анимации? Первичной жизни стиха,
фактических его изменений… Этого не встречал. Здорово!
 
Стихи– наш дом в идеальном мире, в сознании, где собираются родные, друзья и любимые.
 
«Простопоэтом» быть – очень не просто!
 
Датанаписания стихотворения имеет значение только как факт биографии автора.
Настоящая ПОЭЗИЯ - вне времени.
 
Правильныеритмы – скучны. На мой взгляд, с музыкой стиха здесь более чем в порядке.
Наоценки, поставленные без зла не обижаюсь. Поэзию, видимо, невозможно понимать
одинаково.
 
Самое первое – самое искреннее, прямой пробойподсознания, как правило, - стержень стихотворения.
 
Каждая«вещь» для нас является «образом». А значит, - возможным стихотворением. Каким
оно будет, зависит, подходим ли мы к образам вещей стереотипно или по-своему,
творчески.
 
Из-занеправильного порядка слов образности не прибавляется. Впрочем, в затемнённости
смысла иногда лучше видны божьи искорки!
 
Поэтыподлыми не бывают.
Подлецамибывают только бездарности и зануды!
 
Пушкин– не потерял головы в поисках себя самого. А вот Батюшков, видимо, не рассчитал
силы. Такое может случиться с каждым… Не приведи Бог!..
 
Не люблю собирать мало связанные между собой образы.На мой взгляд, образом должно являться стихотворение. Как, например, у
Лермонтова. Много ли у него образов? Их практически нет в отдельно взятых
четверостишиях или строчках. Но зато каждое стихотворение является ярчайшим и
по настоящему живым образом! Вот, например, любимое - «Наедине с тобою, брат…»
Простые слова, рифмы глагольные, никаких изысков, а какова сила!
Но возможен и другой случай. Все образы заключены водин целостный образ. Т.е. образ стихотворения состоит из образов
четверостиший, в каждом из которых несколько образов. Примерно так же, как
живой организм состоит из различных органов, а каждый орган – из каких-то
частей. По отдельности части мертвы и только вместе – живут и работают.
Если в первом варианте рождается целостный организмсразу; во втором – создаются отдельные органы, и организм собирается по частям.
Что естественнее и проще? Жизненнее?
По-моему, ответ очевиден. Возможности лабораторий изаводов искусства ещё не достигли творческой мощи природы.
 
Записывать подряд без дальнейшего редактирования (утебя есть, как я понял, такие тексты) – сродни черновикам, по которым лучше
всего следить за ходом авторской мысли и судить о его характере, подсознании,
как это делается по почерку человека. Такие тексты могут не иметь конца и,
возможно, начала.
А образ стихотворения – совершенно другое. Здесьнеобходимо отбрасывать лишнее и проявлять, ретушировать фотографию души или
растить, как живое, опять-таки ничего лишнего не имеющее. Стих - не вырезанный
случайный кусок природы, а полноценный самостоятельный организм, как бы
законсервированный во времени, но живой.
 
Через желание «прожигать жизнь» проходят, наверное,все поэты. Однако на самом деле, - живут. И оставляют после себя драгоценную
для других Жизнь.
 
Стихинаписать мало. Даже и гениальные. Для того чтобы их прочитало больше людей и
после прочтения сразу же о тебе не забыло, с людьми надо работать.
Ачтобы тебя поняли правильно – изо всех сил.
Когда-нибудьты поймёшь, что я имею в виду. Работа эта не для себя делается.
Забываютдаже Лермонтова и Пушкина, Гомера и Одиссея, если никто не напоминает, нет
преемственности в передаче лучшего…
 
Поэтспособен на всё!
 
Сколькораз писали поэты: «Я – последний поэт!..» Плакали над написанным… Нет, Поэзия
не умирает! Как всё живое, - плодится и множится.
 
Поэтдолжен идти через мрак мира, даже если не видно впереди и лучика света. Он сам
освещает свой путь – искорками вдохновения.
 
Дерзость– качество для поэта необходимое.
 
С«худым концом» особенно тяжело становиться поэтом. Практически невозможно.
 
Командировкав Поэзию – на всю жизнь. И командовать в ней нельзя. Тем более, критикам.
 
Бездокторов лучше, поэтам в особенности. «Больной поэт» – нечто бессмысленное.
 
Увы,очень слабо. Мало страдали и пили недостаточно много.


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Четверг, 2017-10-26, 9:37 PM | Сообщение # 10
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Стихи– живые, они живут. Их рожают, как детей, с мучительной радостью, любят или не
любят, понимают, не понимают… Неживые стихи – всё равно, что куклы резиновые, с
ними - противно.
 
Стихитак же загадочны, как египетские пирамиды. В них тайн хранится не меньше…
 
Не понимаю такие стихи – ребус, кроссворд, которыйнужно, напрягаясь, разгадывать. Какая-то рассудочная игра…
Еслисердце молчит, это всё что угодно, но не поэзия.
 
Бессовестныевосхваления - огорчают.
Допускаю,что есть искренние мнения, отличные от моего. Поэзия разнообразна, как мир, и
не одинаково воспринимается.
 
Есенин– любимый поэт, в моих ранних стихах его влияние чувствуется. Не считаю это
большим грехом. У кого нет влияний? Так пусть уж будут хорошие!
 
Людисильно любящие поэзию не могут не попытаться стать сами поэтами.
 
Впоэзии – слушай сердце своё. Хорошие и плохие стихи есть и были всегда. Сегодня
лучшее труднее найти – уже чуть ли не все пишут. Но это сделает время… с нашей
общею помощью.
 
Вкаждой шутке есть доля правды. Если поэт изначально не считает себя гениальным,
он всегда будет сочинять лишь пародии и поздравления к праздникам.
 
Этостихотворение не о природе – не описательное, оно об ощущениях человека.
Природа внешняя к нам – относительна внутренней.
Простозарисовки не интересны. Люблю природу живой, чувствовать сам или через призму
чужих ощущений. Не описаний!
 
Подрабатыватьюношеские стихи – любимое дело! С ними иногда удаётся возвращать первую
свежесть мыслей и чувств.
Стихио любви - вне времени. Читая их, про философию забываешь… Хочется уйти от неё,
но не в суету буден, а именно к юношеским черновикам.
 
Неплохоестихотворение. Но, честно сказать, мне больше нравятся стихи, в которых в явном
виде присутствует автор. Т.е. не описательные. Не просто перечисление, а
пропускание природы через себя. Когда автор внутри природы рассказывает о своих
ощущениях… А здесь автор – только в последней строчке. И вот она - самая живая
в стихотворении!
 
«Бессмертныетворения» пишутся настоящею кровью! А «стишки» можно писать чем угодно.
Впрочем, не как угодно.
 
Поэтовгубят не деньги, а редакторы и союзы.
Междупрочим, почти все классики (за исключением Лермонтова) за стихи получали
деньги. Но они не состояли в СП и сами редактировали свои сочинения.
 
Еслинад «стишками» не работать, они будут все – одноразовые.
 
Вы– «снаружи стиха»? Да, внутри него только автор. Сначала. А потом могут влезть
в него и другие… если понравится и захочется.
 
Подлинныепоэты самодостаточны. Внимание публики Поэзии только вредит.
 
Вжизни – иная поэзия, чем в стихах. Бывает даже сильнее… Но это – реальность не
запечатлённая, лишь на миг показывающая лицо своё избранным. Которые и призваны
– попробовать запечатлеть!
 
Обманчиво ощущение, что можно написать текст любого размера.Поэзия не безразмерна.
 
Иногда перехожу с Музой на «ты»… Но это дело наше,интимное…
 
Что поделаешь? – Вдохновение! Слова откуда-топоявляются и летят… пролетают! Только успеваешь записывать… Лёгкие сбои – от
внутреннего волнения и переполнения чувств.
Не страшно, думаю!
 
В интимные вопросы посторонних не посвящаю. Но, раз ужты посвятил мне это стихотворение, скажу доверительно. Только тебе.
Муза даёт… нет, дарит мне иногда… Вдохновение!
 
Дане за что благодарить. Нам с Музой это не трудно. Только удовольствие получили.

ПриветВам от Неё. Заходите… Чем можем – всегда!
 
Вдохновение,особенно, на первоначальном этапе – необходимо. Чтобы руда была побогаче. И с
золотом, а не железом.
 
Музы ничего не боятся… так же, как и поэты!
Без Музы ничего стоящего не сделаешь…
Музунадо как следует промечтать. С большой силой поэтического желания! Которое,
впрочем, и так всегда великО. Ну, а рядом с Ней - просто чудовищно!..
 
Каждыйпоэт – летописец… внутреннего мира народа.
 
Впервоначальном варианте стих был ужасен. Но постепенно что-то стало
выкристаллизовываться. Надеюсь, при этом сохранился запал юности, то
мироощущение - только начинающего писать поэта.
Всемсоветую никакие свои стихи не выбрасывать. Что представляется мусором, может
оказаться грязным алмазом, который надо отмыть и полировать. Убеждён, ни одно
наше слово не возникает напрасно, просто иногда не сразу мы понимаем, что
хотели сказать.
Старееттело, душа – никогда. Писать начал в 16-ть. Тогда же и это стихотворение
появилось…
 
Милое, доброе, грустное стихотворение. Профессионалынашли бы в нём недостатки в целом и частностях. А люди просто любящие стихи –
улыбнутся, настроение после прочтения поднимается.
 
Главное, чтобы отпивали, но тут же не выливали выпитоеобратно.
Тошниловка – страшная вещь! В этом смысле каждый авторрискует, потому что реакцию всех читателей предугадать невозможно. Мне,
например, не приходило в голову подобное осмысление стиха. А вот те –
пожалуйста! Расширили сознание, большое спасибо! Буду думать…
 
Хорошее стихотворение – вечный источник, неиссякаемый.Можно пить бесконечно…
Решает – читатель, что ему делать с выпитым.Кристальный источник настоящей Поэзии замутнить невозможно… надолго.
И ещё. У каждого свой источник или бокал. Вот в негоподливать и надо! Рецы, отзывы в этом раскладе - не совсем ясно что… Видимо, похвала
вину, или наоборот. Смотри выше.
 
Прелесть! Очень понравилось. С наивностью труднобороться, сказать даже нечего… Потому что о настоящей Поэзии не говорят, её
трогают сердцем!
 
Уменя нет «гражданских стихов», все – личные и лирические.
Вообще,«гражданственность» вносят в мир через себя. Навязывать её другим
представляется мне - бесполезным, бессмысленным и некрасивым.
Стихио любви – не гражданские разве? Вся поэзия Пушкина, Лермонтова, Есенина – не
гражданская? Настоящие стихи все считаю гражданскими. А поделки всякие, опусы –
происками врагов, людей неискренних и пустых.
 
Сплошьудачные строчки редко писать случается. Именно поэтому – переделываешь и
переделываешь, всё, кажется, может лучше ведь получиться! И, действительно,
иногда получается…
Правяюношеские стихи, возвращаешься в юность.
Безощущения радости от редактирования бесполезно им заниматься. Найти новую
хорошую строчку так же не просто, как новое стихотворение написать.
 
Заполнитьсознание может всё что угодно. Однако лишь любовь к Родине делает из поэта -
Поэта.
 
В «теориюпоэзии» никогда сильно не заглублялся. Пишу на слух исключительно. А к «теории»
обращаюсь только, если сильно достают «критики».
Ятоже долго считал твОей, мОей, тЕбя, мЕня и прочее - абсолютно нормальным и
даже находил в таких ударениях некую сердечность и близость, интимность. Но
потом незаметно отношение переменилось. Научился менять порядок слов без ущерба
поэзии. Теперь неверные ударения и у других режут. Просто беда!
Автор– единственный творец и хозяин собственных произведений. Имеет право не только
на удачи, но и ошибки – авторские… или, скажем так, свой особенный почерк. В
нем, кстати, вся прелесть.
Нина чем не настаиваю, естественно. Раз Вам замечания неприятны, попробую
исходить исключительно из приятного.
Арастём мы - все вместе, помогая друг другу. Так что тоже рассчитываю подрасти с
Вашей помощью…
 
Какпишется, так и пишется… Не считаю необходимым добиваться стопроцентной
оригинальности за счет снижения поэтических достоинств произведения. Всё равно
все мы пересекаемся многократно и многомерно с прошлым и настоящим, сразу со
многими авторами.
 
«Звездыпоследней» - инверсия, т.е. перестановка слов – существительного и определения.
Без крайней необходимости это лучше не делать. Хотя и я, конечно же, иногда
допускаю, как многие.
Сритмом тут всё в порядке. Менять не вижу причин.
«Колокольня»- главное, чтобы своя была, для своего звона. Ростом не меряемся. Любые
замечания воспринимаю с искренней благодарностью, но решения принимаю сам. С редакторами,
настаивающими на своём у меня никогда не складывались отношения. «Поэт себе сам
высший судия».
Посмотримконкретно.
 
ВбесконЕчном лазУрном простОре
СветпослЕдней звездЫ ловлЮ.
ЭтосчАстья раскИнулось мОре,
Ия в нЁм по колЕно стоЮ!..
 
Т.е.
__ _’_ _ _’_ _ _’_
_’__’_ _ _’_ _’
_’__’_ _ _’_ _ _’_
__ _’_ _ _’_ _ _’
Вовторой строке пропущен один слог. Это не страшно. Ударения все на месте.
Толькобез проблем, ладно? Давай все замечания будем рассматривать спокойно и
обстоятельно. По справедливости!
 
Пишуна слух исключительно. Идеально правильные ритмы не терплю - так же, как гаммы.
Мне нравятся пропуски ударений, слогов. Однако я строго соблюдаю ударения в
словах. Именно так и надо читать все мои стихи. Тогда услышите музыку – ту же,
что я.
 
Поэтическое«сиротство» проходит через всю нашу жизнь. Поэт одинок по определению. Он
сочиняет и поёт всегда только свою песню.
 
Поэтыобращаются друг к другу на «ты».
 
Убрать«замыленные» неточности и найти ещё несколько сильных строк – самое трудное!
 
Намой взгляд, есть существенная разница между стихами в прозе и прозой в стихах. «Стихи
в прозе» всё-таки это стихи, когда в них поэзия есть, конечно…Только без
размера и ритма. А вот «проза в стихах» это – проза, рифмованная и ритмованная.
В ней наличествуют все формальные элементы стиха, за исключением одного –
поэзии.
Новот что такое «поэзия» люди понимают по-разному. До прямо противоположных
мнений. Я высказываю сугубо свой взгляд и не претендую на объективность…
Поэзия– не математика, оперирующая абстрактными величинами. Доказательства в ней не
логические, а чисто авторские, субъективные. С ними не обязательно соглашаться.
 
Правитьстихи – не означает их портить. Ни в коем случае! Здесь надо ОЧЕНЬ быть
осторожным.
 
Самоетрудное - не потерять искренность, не испортить и, при этом, поправить все
ударения, рифмы и прочее! На это иногда годы уходят.
Есличувствуешь, что техника исправляется, но уходит Поэзия, не нужно ничего
трогать. Сами по себе «хорошие рифмы» никому не нужны!
Вданном конкретном стихотворении с ударениями – полный порядок. Если соблюдать в
словах все ударения, получается удивительный, лёгкий и необычный ритм. Именно
этим стихотворение и привлекает!
«Еслив сердце тоска и уныние…»
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
 
Поэтвсё рассказывает о себе своими стихами.
 
Поэты– дети, не захотевшие выродиться во «взрослых».
 
«Пишудля себя, печатаю ради денег». Так, вроде, говорил Александр Сергеевич Пушкин.
Сегодняза стихи денег не платят, «балы» дают. Ну, что ж… На них семью не прокормишь,
конечно, но всё-таки… какое-то моральное удовлетворение. Или наоборот.
Спортивный интерес, в общем. Недавно ещё и этого не было.
ВИнтернете поэзия превращается в любительский спорт. Одновременно, однако,
оставаясь Поэзией, когда - настоящая.
 
Рифмыв моих стихах, действительно, частенько простые. Как у Лермонтова. Помнишь?
«Наединес тобою, брат,
Хотелбы я побыть.
Насвете мало, говорят,
Мнеостаётся жить.»
Идалее…
Намой взгляд, рифмы не должны быть заметны. Поэзия ведь не в них. «Хорошие рифмы»
говорят только об уровне ремесла.
Можетбыть, даже настаивают на «сильных рифмах» наши враги, желающие из русской
поэзии сделать кроссворд, технологический опусник.
 
Рифмамне придаю большого значения, для меня оригинальные рифмы – не самоцель. Важно,
чтобы они не мешали восприятию поэзии стихотворения. Поэтому они должны быть,
как бы сказать… самодостаточными и соответствовать целостности стиха, формы и
содержания, которые, по сути, только лишь лист, где – Поэзия. Если Поэзии нет,
что говорить о форме и содержании? А когда она есть, да, конечно, желательно,
чтобы некие формальные правила соблюдались. Лист был бы качественным, целым и
чистым. В смысле не испачканным чем-то сторонним. И вот на этом листе – Поэзия.
 
Поэтыот остальных отличаются тем, что в душе остаются детьми с обнажёнными
чувствами.
 
Частослучается, правишь технику, уходит поэзия, и наоборот. В таких случаях отдаю
предпочтенье поэзии. Чисто субъективно, конечно, по-авторски.
 
Мы– зрители чужих страданий и творцы, исполнители собственных. Видно, когда
клюквенный сок пытаются выдать за настоящую кровь. Но ведь мы не хотим, чтобы всё
было залито кровью? Поэтому люди часто вынуждены играть. Не у всех получается…
У меня, например, - с трудом. И у тебя, видимо, тоже. Это свойство поэтов…
 
«Зовнеба»
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
Чтосказать? Действительно, в этом четверостишии в первой строке лишняя стопа, два
лишних слога. Но, мне кажется, иногда можно, а может быть, даже и нужно
прерывать абсолютно правильное течение ритма, делать некоторые акценты,
разбивающие стихотворение на смысловые или другие какие-то части.
Здеськак раз такой случай. В первых 4-х четверостишиях идут размышления и вопросы,
потом пауза и конкретное разрешение ситуации. В качестве таковой паузы и служат
два лишних слога. Здесь надо задержать дыхание, снизить темп и читать эту строку
медленнее. Думаю, прочитай я тебе на слух стихотворение, ты бы со мной
согласился.
Формальноты прав. А по существу я с тобой здесь не согласен
Встише есть шероховатости, над которыми стоит ещё поработать, но это место мне
видится таким именно.
Невосприми этот мой текст только в том смысле, что я не терплю критики и никогда
с нею не соглашаюсь. Ни в коем случае!!!!! Весьма тебе благодарен за конкретику
и всегда буду ей рад.
 
Какрождаются в нас стихи, наверное, знает лишь Бог.
 
Каждыйчеловек, если не болен, должен себя содержать материально. И не только себя, но
и ещё кого-то из ближних. Кто не может сам себя обеспечивать вряд ли других
научит хорошему.
Ипоэт тоже - не исключение.
Больше30 лет пишу стихи, и никогда не получал за них деньги. Один только раз, очень
давно и немного. Безусловно, это неправильно, несправедливо. Любой труд должен
вознаграждаться.
Но…иногда награду даёт нам Бог в лице – вдохновения, откровения, счастья… Эта
награда – несоразмерная с денежной.
Аобществу когда-нибудь станет стыдно, что оно не отвечает поэтам, можно сказать,
сгорающим на работе своей ярким пламенем, именно при их жизни хоть малою
благодарностью!


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Понедельник, 2017-10-30, 6:55 AM | Сообщение # 11
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Ая вот автора не отрываю от лирического героя. Потому что, как только автора
исключаешь, сразу же стихотворение становится чисто формальным, безличностным,
бездуховным, неинтересным.
Другоедело, я не отождествляю только одно стихотворение с автором. Каждое – одна
авторская страничка, сценка из фильма, имеющего определенную длину, но
неограниченное множество возможных выборок кадров.
ВВашем случае автор спрятался, и вот – всё. Кадры вывалились из фильма. Куда их
отнести и к чему? Кому они сами по себе нужны, интересны?..
Еслиб это было некое абстрактное откровение, не привязанное к конкретной личности,
типа математического, тогда ещё - может быть… Но обезличивание стихов на
среднем уровне ремесла – дело бессмысленное абсолютно.
 
Инструментовка?– В моём понимании, берётся мелодия и обрабатывается, дорабатывается,
насыщается. Или тема варьируется, получается – вариация. Иногда выходит лучше
оригинала. Или не хуже, по крайней мере.
Унас полностью совпала основная мелодия, размер, зачин общий… Содержание у тебя
– на ту же тему, однако своё. Так это я и имел в виду под поэтической «инструментовкой».
 
Настоящие,глубоко проникающие стихотворения царапают сердце до крови. И оставляют в нём
след.
 
Намой взгляд, важен не ритм или размер, а целостный живой организм стихотворения.
Форма сама по себе, без внутреннего содержания, мертва. Точно шкурка животного.

Неприятнодаже подумать о животном без шкурки, т.е., в данном случае, о содержании без
какой-либо формы.
Самоеглавное, чтобы автор чувствовал, что он рожает живое, а не мастерит что-то из
дерева.
Различноеколичество стоп, пропуски ударений или, наоборот, лишние ударения, перемены
размеров, даже и в одном четверостишии, только оживляют стихотворение, делают
его личностным, оформляют лицо и характер.
Но!Надо уметь рожать красивое существо, а не какого-нибудь мутанта, калеку
неполноценного, инопланетянина, чудо-юдо и прочее.
 
Встихах мы как бы консервируем нашу жизненную энергию. В хороших, конечно.
Перечитывая потом, - подзаряжаемся.
Поэтическийтруд один из наиболее энергетически ёмких. По-хорошему, после каждого
написанного стихотворения нужно отдыхать месяц у тёплого моря.
Малокто понимает это. Ни Президент, ни правительство, ни врачи – не понимают.
Поэтому, поэтам приходится находить свои способы восстановления. Например,
выпить водки… Это помогает на время, но жизнь, конечно, не продлевает…
Впрочем,всё, кроме Поэзии, - внешнее.
 
«Идеальные»по форме стихи неприятно читать. Да, и не бывает их, скорее, таковы опусы для
тренировки.
 
Сразухорошие стихи получаются крайне редко, редактируют все. Одно стихотворение –
несколько дней непрерывной работы. Как минимум! Так делали Пушкин, Лермонтов,
Есенин, Маяковский… И у меня по-другому - не получается! Несколько десятков
часов приходится бормотать одно стихотворение – подряд или же с перерывами.
Иногда растягивается на годы. Так складывалась моя жизнь, что писать стихи
всегда не хватало времени.
Неотчаивайся! У тебя есть талант, безусловно! Ты чувствуешь музыку стихотворения,
у тебя сильные чувства и человек ты – очень не глупый, с интересными мыслями.
Искренний. У тебя все данные для поэта. То, что легко писать не получается, на
мой взгляд, даже и хорошо. Природная лёгкость владения ремеслом губит талант. И,
наоборот, вдумчивый и упорный труд – развивает.
 
Помнится,в юности очень любил в стихи вставлять «золото». Только после многочисленных
замечаний самых разных людей постепенно убрал в большинстве мест. Кое-где
оставил, конечно: «Золотой дождь», «Опустив золотые ресницы», «Парада золотого
листьев»…
«Золотое»это ещё не значит, самое лучшее, дорогое, красивое. И, вообще, – презренный
металл! Поэзия в себе несёт дух и духовность - качества не металла, а человека.

 
Актрис люблю только на сцене. В жизни с ними,наверное, трудновато. С профессионалами театра, правда, не сталкивался.
Если у Вас такое призвание… ну, что же. А как жепоэзия? Быть актрисой в поэзии, мне кажется, невозможно. Именно здесь надо
самим собой стать.
 
Попробуйпостепенно свыкаться с мыслью, что стихи это не просто записанные наскоро
излияния мыслей и чувств в неоформленные слова. После минут вдохновения, без
которых, конечно, ничего не бывает, должен через день, два… месяц, год…
наступить период неторопливого трезвого осмысления – что же ты натворил. И
тогда надо внимательнейшим образом проверять каждую фразу, сочетания слов на
предмет соответствия не только тому, что хотел сказать, но и правилам русского
языка.
Конечно,можно создавать новые правила, но всё это должно быть освещёно разумом.
Обращаютвое внимание, что любую – любую! – мысль, чувство и фразу можно оформить
множеством вариантов. И среди всех надо найти единственно правильный. Как минимум,
в двух отношениях – авторском и общелитературном. Не часто он сразу находится.
Ох, не часто!
Ненадо лениться и бояться переделывать, работать – редактировать собственные
стихи, добиваясь разумного компромисса между первоначальным вариантом и правильным.
Ятебе всё-таки пошлю свою проработку. Она тоже ещё сырая. Потратил часа 3
чистого времени. А надо – раз в 10 больше. И оно заслуживает того, потенциал
велик. Но это ведь – твоё всё-таки стихотворение. Так что, давай-ка сам!
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
 
То,что понятно автору, совершенно не обязательно понятно читателю. Вот об этом и
речь. Ты только для себя пишешь? Или ещё для кого-нибудь?
Стихотворениедолжно быть самодостаточным. Т.е. из него должно быть всё ясно, без
комментариев.
 
Смотриммы с тобой на поэзию с разных сторон. Один лицо видит, второй – нечто другое…
Что ж, своё – каждому!
 
40 минут – явно не достаточно для хорошегостихотворения. Как правило. Исключения бывают, но редко. Стихи, которые мне у
тебя нравятся, видимо, и есть эти самые «исключения».
 
Вот! Я это подозревал. Сколько же, на твой взгляд,вместе с «бормотанием» получается времени? Бормотание-то, как раз, - самое сложное.
Записать можно, быстро.
 
Интересное стихотворение… Почему «экспериментальное»?Мистическое какое-то. Да ведь все настоящие стихи – мистические, рационально не
объяснить.


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
ivanov_vДата: Понедельник, 2017-10-30, 6:55 AM | Сообщение # 12
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 1968
Статус: Offline
Пусть живут все стихи, распускаются все цветы!
 
У хороших поэтов часто плохая жизнь. Может быть, - «нетакая»?
 
Любое стихотворение, когда влезаешь в него поглубже,прочитываешь несколько раз – хочется править и править… Однако чем больше
нравится стихотворение или даже место отдельное, тем труднее сделать его ещё
лучше. И очень просто – испортить.
А вот то, что не нравится, сделать приемлемым – безпроблем!
 
Достаточно просто исправлять то, что «не нравится». Авот то, что «нравится», однако же, есть всё-таки какое-нибудь «но» -
техническое, например, - очень трудно исправить! Бывает, только через годы
находится вариант лучший.
Регулярно возвращаюсь к старым стихам и что-то в нихправлю. Конечно, самое главное – не испортить! Но и доводить, если хочешь,
чтобы стихи не остались «альбомными», - необходимо. А помочь здесь может лишь
труд. При условии врождённого вкуса, чутья.
Переделываю бесконечно буквально всё – до состояния,чтобы нравилось. А потом однажды кто-нибудь говорит: «Так нельзя! Надо лучше!»
Чаще это проснувшийся внутренний голос. Иногда – внешний. И опять начинаешь
перепроверку, ещё более углубленную, с расширившимся сознанием.
И так может быть – без конца!
 
По жизни давно изменил свои взгляды, но стихотворениевот осталось… Или же уничтожить?
 
Какое-то очень близкое мироощущение, замечательное!Прекрасно передаёте в стихах. И не нужно Вам вовсе слога считать…
Преждевременно!
Настоящая музыка не подвластна законам. Пишите идальше, как чувствуете, это самое главное!
 
Всю жизнь над собой работаю, даже устал. А скольконароду надо мной пыталось работать – не счесть! Иногда даже не бесполезно…
Есенин говорил, может научить писать стихи и корову.Но чувствовать Поэзию не научишь.
За техникой важно не потерять главного. Увы, этослучается слишком со многими. Приходит мастеровитость, пропадает талант. А он у
Вас есть.
Конечно, необходимо работать, а как же! Но ни прикаких раскладах нельзя жертвовать поэтической непосредственностью в угоду
правильности форм, на которой настаивают всякие там разные критики, сами не
способные сочинять.
Не подумайте только, что я хочу стать ещё одним Вашимучителем. Мне просто понравились Ваши стихи…
 
В написании стихов поэт уподобляется влюблённому вженщину. Если подлинная любовь, иногда рождается гениальное.
 
Поэзия – тронный зал, от земли - до небес.
Влез на трон – и исчез!
 
Чем талантливее человек, тем он больнее для себяощущает чужие страдания.
Лишь когда есть настоящая боль и настоящее счастье,приходит Поэзия.
 
Мне тоже мешает «оболочка стихотворения». Она намногоплотнее и мертвее его самого. Лучше без оболочки… Однако без формы не донести
до других содержание.
 
Малопишите? Зато больше денег, наверно… Шучу.
Видно,материальное благополучие с душевным спокойствием и Поэзия – как сообщающиеся
сосуды: меньше - в одном, в другом - больше.
 
Которыйраз читаю это произведение. Очень сложное! Понял, наконец, почему.
Здесьсамостоятельным стихотворением является практически каждая строчка. А всё
стихотворение, по сути, - цикл стихотворений. Поэтому каждую строчку надо
рассматривать сначала отдельно и только потом оценивать целиком цикл. Большая
работа! Буду ещё читать и вдумываться…
 
Написатьхорошую пародию так же трудно, как замечательное стихотворение. А некоторые не
сильные авторы почему-то думают - легче… Вставил несколько матерных слов – вот
и «пародия».
Средитаких Р. – один из самых заметных. По количеству мата. Увы!
 
Поэтывсегда – хулиганы. Тут уж ничего не поделаешь…
 
Безсбоев ритма в стихах - скучно так же, как без волнения сердца.
 
Всёдля других, только стихи для себя.
 
Дело в том, что рифмуется «понять – познать» - близкиепо смыслу слова, да ещё и глагольная рифма, что тоже не хорошо. Я сам не люблю,
когда за меня кто-то пытается править стихи. Другое дело, указать на
шероховатость, огрех технический. За это всегда – спасибо! А строчку автор,
конечно, должен отыскать сам, ведь это его стихотворение – запечатлённая часть
души.
 
Всеавторы бесконечно пересекаются. И Пушкин от кого-то отталкивался, взять его «Памятник»
- не только почти буквальный «перевод» «Памятника» Державина, но и ещё одного
автора, древнегреческого.
Всвоё время меня это весьма удивило.
Ичто же? Никто Пушкина в заимствованиях, плагиате не уличает.
Остаётсяв конце концов лучшее. Перепишите сильнее «Я помню чудное мгновенье», и
Пушкинский вариант забудут, а ваш останется.
Кстати,у меня тоже есть некое переложение с этого стихотворения или ассоциация от него
– «Как мимолётный гений мой»:
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
 
Житьпоэту больнее, чем остальным. Да, Маяковский не справился, а нам надо – справиться!

 
«ЧемМаяковский нас хуже?» В чём-то, наверное, лучше… Сравнения тут вряд ли уместны.
Можно одно констатировать. Он не справился с жизнью, с подаренными ему миром
возможностями. А мы, покуда живем, худо-бедно справляемся.
Авообще, бесконечно грустно, что великие русские поэты свою жизнь так кончают –
страшно и преждевременно.
 
Важенпервотолчок, а потом Вселенная сама развивается. Вот так и стихи…
 
Соглашаться не обязательно.
Быть поэтом - ведь не комедия, по сути, - трагедия. Нопонимает это лишь тот, кто играет в ней главную роль. Точнее, живет в ней
реально. В Поэзии.
И любовь – тоже ведь не комедия… Но и трагедии мы стобой из нее делать не будем!
Не знаю, поэт, не поэт, не только поэт? Какой есть…
 
Да, наши читатели… наши читатели… Хочется понимания, аоно, увы, пока исключительно редко.
Да, что… мы и сами – читатели не бог весть какие. Дажедруг друга полностью не прочитали… А зря! Это я про себя говорю, давно к тебе
не заходил. Но, ты стал мало писать… Вот это, действительно, зря!
Никакой «общий ПОЭТ» за нас с тобой не напишет. Нет, япротив одного поэта за всех. Всех считать за одно, нечто бесформенное с тысячью
лиц? В таком нечто не отличишь раздельные «я». Нет, это не ПОЭТ, а чудовище!
Как ты мог перепутать!..
 
«ВсеобщийПОЭТ» становится настолько огромным, что даже великие поэты прошлого перед ним
начинают выглядеть лилипутами. Тем не менее, я в нем растворяться не собираюсь.

Вогромной горе встречаются драгоценные камушки. Среди миллиардов солнц не
потеряется искра Божья…
Насобъединяет язык и культура, но у каждого своя воля и неповторимый творческий
потенциал. Вот его и не стоит подгонять под стандарты. Тогда мы останемся,
может, и небольшими, но особенными и драгоценными.
 
Печальвсегда с нами… И радость – всегда!
Покаживы, мы как бы вечны в каждом отдельном мгновении. А может быть, и после
смерти - кто знает? – останутся наши радости и печали в строчках каких-нибудь…
 
Вотнекоторые мысли, возникшие у меня по ходу прочтения и самые общие рекомендации,
которых я сам стараюсь придерживаться.
Потехнике. Есть несколько общих правил.
1.Правильные ударения - всюду. Лучше не употреблять даже и полудопустимые - мОи,
мЕня, кОгда и прочее.
2.В стихах с полными рифмами рифмы должны быть полноценными!
Авообще-то у вас довольно лёгкий язык, в основном правильные ударения рифмы и
фразы. И мысли. Чересчур правильные! Но это, может, и хорошо. Главное, чтобы
они были своими.
Авторитетовв поэзии нет. Точнее, каждый может им стать. Для непоэтов, конечно. Приложив
некоторые усилия.
Небойтесь выражать себя самым естественным языком, пусть даже самому
представляется сказанное наивным. Лучше наив, чем литературщина и банальность.
Они никому не нужны.
Пишитетак, как сердце подсказывает. Не слушайте никого, кроме себя. Только так
человек становится и остается самим собою. Прислушиваться необходимо, конечно,
но… если ваше личное мнение не совпадает с чужим, выбирайте - свое. Однозначно!
Иначе, никогда никем вы не станете.
Оценкисовременников не стоят почти ничего. Что останется никому знать не дано. Кроме,
может быть, самого автора…
Намой взгляд, останется – искренность…
Ничегобольше не надо делать, только писать стихи. Я имею в виду, оправдываться и
объясняться не надо - бессмысленно и бесполезно. Это я говорю по своему опыту.
И ещёмогу сказать, приносит успех только работа… бесконечная! - над тем, чтобы
выявить до конца что ты хочешь сказать и как. Лично я большинством стихов
собственных не удовлетворён до сих пор, хотя некоторые из них начинались лет 30
назад. Главное не испортить! Но работать - нужно и можно… Почему, нет?
И ещё…Поэты возраста не имеют. Стихи – вне времени. Жив или нет, есть Поэзия или нет
- вот и всё. Остальное не важно. Мы бываем слабы, не находя понимания… Чем
талантливее человек, тем ему жить больнее. Тут ничего не поделаешь… Надо это
ясно осознавать, тогда станет несколько легче. В общем, держаться.
Обовсём надо иметь свое мнение, какое бы оно ни было. И именно его высказывать,
прежде всего. Мнение - сердца и подсознания. Иначе ничего не получится.
Если не уверен, что стихотворение состоялось, это говорит только о том,что оно не проявлено до конца. Ни одна строчка, мысль, мелодия не возникают
случайно. Но в процессе их осознания, пока они откуда-то из наших глубин
возникают, бывает, очень даже и часто, вкрадываются шумы посторонние. Всякие.
Их надо отбрасывать, выявлять подлинное - мысль, картинку, мелодию… На это,
бывает, годы уходят. Не надо бояться этого, ничего не надо выбрасывать и без
конца - переделывать, пока вдруг не увидишь, что нашел именно то, что хотел
сказать, пусть даже и 50 лет назад!
Иногда,конечно, и сразу записывается всё правильно, без искажений. Но, по моему опыту,
крайне редко.
 
Неиспортить первоначальный текст, живую Поэзию, технической правкой очень
непросто. Буду соизмерять.
Считаю, тем не менее, правильным выставлять и такие тексты,недоработанные окончательно. Любые произведения вообще окончательно
складываются лишь после смерти их автора.
Апонимать… да, понимают не все и не всё, и всё никто понимать не может.
 
«Золотаяструя» - на мой, может, уже несколько испорченный возрастом слух, звучит как-то
двусмысленно.
«Золото»- неистребимый цвет стихов моей юности. Знали бы Вы, сколько пеняли меня за
него разные мэтры и сколько золота выкинул я из стихотворений. Теперь очень
насторожено к нему отношусь. И «струя» - не поэтическое какое-то слово. А
сочетание - вообще не годится.
 
Нестесняйтесь читать собственные стихи. Пушкин же не боялся, Маяковский, Есенин…
И другие поэты. В жизни не хватает звучащего Слова, обретённой Поэзии. У меня
вот сложилась жизнь так, что читал крайне редко. А теперь уже и начинать не
удобно, нет навыка, да уже и голоса тоже. Жалею об этом…
 
В настоящей Поэзии небо с землей неразрывно, поэтсвязует небо с землёю.
 
Рифмау меня бывает везде – в конце, в начале строки, или же середине, иногда в
местах сразу нескольких. Вы что-нибудь слышали об ассонансных рифмах,
аллитерациях? Правда, сам я в таких сложных терминах, иностранных словах
несколько путаюсь, мне они ни к чему. Пишу музыку слов, чувств и мыслей…
 
«Надбелой водой поднимается ветер»
[font=Times][color=#0000ff]http://www.stihi.ru/poems....t]
Этоассонансные рифмы. Они намного более сложные, чем обычные. Но не все их
воспринимают. Думаю, если бы прочитать правильно стихотворение вслух, вы бы
даже и не заметили, что «там нет рифм».
 
Конечноже, можно по-детски… Сохранять юность души не каждому удаётся. Но вот ум всё-таки
должен с годами взрослеть. И ведь если поработать над стихотворением, оно может
сделаться лучше – разве в этом нет смысла?
 
Олюбви каждый должен что-нибудь написать. Сам. Прежде чем другого критиковать.
Вообще-то,стихи, на мой взгляд, - глубокий интим, их показывать стыдно. Но… что же
делать? Поэту приходится преодолевать этот стыд, хотя он и чувствует его глубже
всех.
 
Встихах поэта открываются слова Бога.
 
Как здорово, когда отбесконечно малого можно переходить к бесконечно большому, от одиночества – к
целой Вселенной… Такой простор даётся только настоящим Поэтам. Спасибо за
стихи! Прекрасно.
 
Поэзияне может быть холодной и отстранённой. Это не математика. Если каждая строчка
не исходит из сердца, стихотворение не получилось.
 
Да, стихи есть и не очень весёлые… Сознаниечеловека равно делится между «плюсом» и «минусом». И, чем больше «плюс», тем, на
самом деле, значительнее и «минус». Не всегда это, правда, заметно… Но поэту не
скрыть.


Самое драгоценное – рядом. Оставь - и останешься.
@ Виталий Иванов
 
Галактический Ковчег » ___Золотое Руно - Галактика » Виталий Иванов » Книги В.Иванова » 2017 Поэт и Поэзия (Пьеса, стихи, эссе, афоризмы)
Страница 1 из 11
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега