Среда, 2017-08-23, 11:13 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 212»
Модератор форума: Милинда 
Галактический Ковчег » ___Дворец Гостей » К Истоку » Легенды, сказки » Сказка ложь, да в ней намек… (сакральное толкование сказок)
Сказка ложь, да в ней намек…
МилиндаДата: Вторник, 2014-06-10, 9:38 PM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Сказка ложь, да в ней намек…



Про сказку необходимо знать и понимать главное: это не литературное произведение. Сказки как продукт устного народного творчества, впоследствии записанные собирателями, этнографами и фольклористами, изданные и вошедшие в общий перечень литературных памятников — это не более чем еще один миф, созданный советской идеологией.

В конце XIX века сказку только-только начали изучать. Было собрано большое количество текстов на разных языках и в разных странах. Кроме открытия, что многие из них могут быть занимательными историями для детей, как и произошло впоследствии, никто особенно про сказки не размышлял. Особенно хорошо в сказках прописано, какие страсти-мордасти происходят с детьми, когда они не слушаются родителей. Значит, их можно использовать как назидательную литературу в педагогических целях.

Наталья Курапцева - http://runova08.ru/mifologiya/skazka-lozh-da-v-ney-namek/
Прикрепления: 0526634.jpg(35Kb)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2014-06-10, 9:39 PM | Сообщение # 2
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Возможно, и мы бы наши сказки просто читали детям — и все. Но был Пушкин, который однажды воскликнул «Что за чудо эти сказки!..» И сделать вид, что он этого не восклицал, не удается. Что-то он в них нашел удивительное, поэтому и мы, открываем сказки с неким трепетом… Но ничего не находим: «И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало…» В общем, если там что-то и есть, то к нам в «рот», т.е. в сознание не попало, осталось не понятым.

Считается, что сказки сохранили для нас «приметы давней старины». И теперь к ним относятся как к некоему историческому свидетельству. Отдельные граждане даже умудряются из сказки вывести «народный характер»: мол, по тридцать лет на печке сидели, ленив, дескать, русский народ по своей природе.

Так вот вся эта ерунда к сказкам не имеет ровно никакого отношения. Они, конечно, чудо, потому как возвращают нас к тем таинственным верованиям и сакральным знаниям, которыми обладали люди в древние времена.

Делить сказки на русские, французские или какие-либо другие смысла нет. Давно доказано, что сказки всех народов имеют общие корни. Этому, в частности, посвящено огромное исследование А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов». Труд Афанасьева был издан однажды при его жизни в 1865 году — и забыт на полтора столетия. Сегодня он переиздан в трех томах издательством «Академический проект», правда, без справочных материалов, которые, без сомнения, заняли бы еще один том.

Той же теме посвящена главная работа ленинградского филолога В.Я. Проппа (1895–1970) «Исторические корни волшебной сказки». Пропп бесспорно доказывает, что сказка в своем первоначальном виде — описание обычаев и обрядов наших предков. «Цикл инициации, — пишет Пропп, — древнейшая основа сказки».

Обряд инициации… Сегодня мы даже отдаленно не представляем себе, что это такое и зачем он был нужен. Мы только видим, что какие-то странные, видимо, жестокие родители выгоняют своих детей в страшный лес («Мальчик с пальчик» и др.). Но в этом и заключался смысл обряда инициации во всех племенах: на уровне полового созревания детей изгоняли из родной хижины или же их забирали «страшные», облаченные в непривычные костюмы и маски мужчины племени.

Прикрепления: 4658210.jpg(38Kb)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2014-06-10, 9:42 PM | Сообщение # 3
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline


Хочу отметить, что на печке сидит не только Емеля-дурак, которому после этого дается в руки щука, говорящая человеческим голосом. Согласно тексту былины, Илья-Муромец просидел на печке 33 года. Те самые 33 года, которые «исчезли» из жизни Иисуса Христа. Никто не знает, как он прожил свои 33 года. И все версии на эту тему кажутся натужными и притянутыми за уши. Но, очевидно, для мифологии число 33 очень значимо и важно, раз оно сохранилось в самых различных преданиях.

Число 33 часто и по разным поводам упоминается в Библии (Ветхий Завет), что вряд ли можно считать случайным.

У ведических славян 33 было священным числом. Древние Небесные Боги - Рамхат, Сварог и Перун дали потомкам по тридцать три Мудрые Заповеди. Кроме того, считалось, что по истечении тридцати трех лет у каждого человека наступает время духовного Совершенствования и исполнения Урока Богов.

В древних мистериях, восходящих еще к доэллинской эпохе, число 33 являлось количеством степеней испытания, которые должен был пройти человек на пути к полной реализации и просветлению.

Не хочу, чтобы меня обвинили в богохульстве, но я совершенно убеждена, что христианский миф создавался по тем же законам, по которым возникал любой миф в сознании людей. А для мифа время и пространство — несущественно, как пишет В.Я. Пропп. В тридесятое царство герой попадает мгновенно, а все события происходят во времени, которое называется «долго ли, коротко ли».

Сегодня нам навязла в ушах формула «здесь и сейчас», пришедшая из восточной мифологии, но она очень точна, потому что «здесь и сейчас» — это вечность, как раз то пространство и время, где нет ни времени, ни пространства.

Даже икону, которая долгие века считалась примитивным изображением безграмотных иконописцев после открытий физики и математики XX века стали изучать как уникальный пространственно-временной континуум. Этому способствовало открытие советским академиком Б.В. Раушенбахом обратной перспективы, когда удаленные предметы кажутся более масштабными, а невидимые грани предметов — видимыми. Для иконы как раз характерна обратная перспектива, где точка схода располагается не в глубине картинной плоскости, а в предстоящем перед иконой человеке. То же самое со «статичностью» иконы: в этой статичности выражено ее внутреннее движение, вечный полет души к Богу. Современная физика определят это состояние категорией «абсолютной скорости», которая выражается значением «0». Икона как зрительное изображение мифа доказывает, что нет там, внутри мифологии, ни времени, ни пространства.

Прикрепления: 3320749.jpg(38Kb)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2014-06-10, 9:47 PM | Сообщение # 4
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline


Но эта картинка — Баба-Яга с лопатой в руках, на которой растопырил руки и ноги белобрысый мальчонка — так и стоит перед глазами… Какой же смысл она в себе несет?

Оказывается, был на Руси (да и в других, наверное, странах) обычай: младенца, о здоровье которого возникало беспокойство, заворачивали в пласт раскатанного теста и на лопате трижды совали в печь. С соответствующими к случаю заклинаниями, песнями и другими магическими действиями. Из этого А.Н. Афанасьев делает вывод, что Баба-Яга, вероятнее всего, является образом славянской богини родовспоможения. И в сказке, таким образом, ритуальное помещение героя в печь, можно рассматривать как второе рождение, укрепление его духовных сил.

Собственно, инициация всегда считалась вторым рождением, на Востоке даже существует термин «двиджи» — дважды рожденный.

Прикрепления: 1347478.jpg(128Kb)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
MгновениЯДата: Среда, 2014-06-11, 0:09 AM | Сообщение # 5
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11923
Статус: Offline
Милинда, спасибо!

Росчерком пера

Росчерком пера волшебной птицы
На закате небо заалело,
Всполохом неведомой зарницы
Сказочку на ушко мне напело,

О царице мира пышных весен,
О дорожке, вымощенной златом,
Виманах среди бездонных просек
И о превращенье пред закатом...

Перед путешествием далеким, -
(Что там ожидает - страхи ль, счастье) -
Терем на пути у нас высокий,
Мы войдем с тобою для причастья
И минут 15 помолчим...
Пред дорогой с тысячью причин...
Загадать желанье в твоей власти!
Загадай, душою загадай...


Сфера сказочных ссылок
 
ЛилитДата: Воскресенье, 2014-07-13, 2:57 PM | Сообщение # 6
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 192
Статус: Offline
А вдруг?!..)
Сказка про Бабу-ягу, Ивана-царевича, блюдо серебряное и клубочек волшебный


Катись-катись яблочко наливное, по серебряному блюдечку,
покажи мне и города и поля, покажи мне леса, и моря,
покажи мне гор высоту и небес красоту...
Русская сказка




Баба-яга на ступе летает, помелом след заметает.

Ступа - это вот что:

Мы сейчас говорим - "летающая тарелка", но тогда тарелок в быту не было (неудобно мыть посуду за отсутствием водопровода и Fairy). Кушали из общего котла, ложками, вся семья поочередно. Поэтому нечто выпуклое и округлое напоминало больше всего ступу. Но заметьте - и у нас, и у наших предков ассоциации почему-то одни и те же - кухонные smile

(Кстати, круглая тарелкообразная форма для летательного аппарата и компоновочно и аэродинамически не слишком удобна. Объяснение тут на мой взгляд только одно - движителем или антигравитатором является что-то большое и вращающееся, что и определяет форму судна).

След от ступы - это вот что:



Насчет "заметания помелом". Обратили внимание, что вначале след тоненький и четкий, а потом его разметывает, как пыль веником? А потом след-то и вовсе пропадает! Куда это он пропадает, если вначале явный такой? Для необразованного аборигена, это Баба Яга свой след помелом заметает за собой, чтобы значит по следу ее не нашли...



Если Бог будет на первом месте,то все остальное-на своем.
 
МилиндаДата: Понедельник, 2014-09-29, 12:53 PM | Сообщение # 7
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Франц фон М. Толкование волшебных сказок

Глава 1. Теории волшебных сказок

Волшебные сказки являются непосредственным отображением психических процессов коллективного бессознательного, поэтому по своей ценности для научного исследования они превосходят любой другой материал. В сказках архетипы предстают в наиболее простой, чистой и краткой форме, благодаря этому архетипические образы дают нам ключ для осмысления процессов, происходящих в коллективной психике. В мифах, легендах или другом более развернутом мифологическом материале мы приходим к пониманию базисных структурных образований (паттернов) человеческой психики, постигая их сквозь культурные наслоения. Таких специфических культурных наслоений в волшебных сказках значительно меньше, и поэтому они с большей ясностью отражают базисные паттерны психики.
Согласно концепции К. Г. Юнга, любой архетип, в сущности, является неведомым психическим феноменом, а следовательно, невозможно сколько-нибудь удовлетворительно перевести содержание архетипического образа на язык мышления. Лучшее, что можно предпринять в данном случае,— это попытаться описать его либо на основе собственного психического опыта, либо опираясь на данные сравнительных исследований, в которых проясняется, если так можно выразиться, вся цепь ассоциаций, окружающих собой архетипические образы. Таким образом, волшебная сказка сама и является своим лучшим объяснением, а ее значение заключено во всей той совокупности мотивов, которые объединены ходом развития сказки. Выражаясь метафорически, бессознательное находится в таком же положении, как и человек, увидевший или испытавший нечто необычное и желающий поделиться своими впечатлениями с другими людьми. Но так как то, с чем он столкнулся, никогда еще не было сформулировано с помощью понятий, ему не хватает средств для того, чтобы выразить это. В подобной ситуации человек обычно предпринимает многократные попытки объяснить случившееся. Пытаясь вызвать у слушателей ответную реакцию, он интуитивно использует аналогии с уже известными фактами, дополняет и развивает свою точку зрения до тех пор, пока не убедится в том, что его поняли правильно. Исходя из вышесказанного, можно предположить, что любая волшебная сказка является относительно закрытой системой, выражающей некое сущностное психологическое значение, содержащееся в ряде сменяющих друг друга символических картин и событий, посредством которых оно и может быть раскрыто.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Понедельник, 2014-09-29, 12:53 PM | Сообщение # 8
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Собрание сказок, опубликованных братьями Гримм, имело громадный успех. По всей видимости, в то время существовал мощный бессознательный эмоциональный интерес к волшебным сказкам, так как подобные издания стали появляться всюду как грибы после дождя, как например собрание Перро во Франции. Национальные собрания сказок стали создаваться в каждой стране. Все были тут же потрясены огромным количеством повторяющихся тем: одна и та же тема в тысячах вариаций вновь встречалась во французских, русских, финских и итальянских собраниях. В связи с этим возобновился и интерес к исследованию сохранившихся следов «древней мудрости» или «веры», на что указывал еще Гердер. Применительно к ним братья Гримм использовали, например, такое сравнение, как «разбитый кристалл, осколки которого еще можно найти в траве».
Помимо направления, созданного братьями Гримм, возникла так называемая символическая школа, наиболее яркими представителями которой были Гейне, Ф. Кройцер и Гёррес (Chr. С. Неупе, F. Creuzer и J. Gorres). Основная идея, развиваемая данным направлением, заключалась в том, что мифы — это символическое отображение глубинной философской мысли, а также своего рода мистическое учение о самых сокровенных истинах, касающихся Бога и мира (ср. L. W. von Biilow, Die Geheimsprache der Mdrchen; L. Stauff, Mar-chendeutungen, 1914). Хотя в рамках символической школы и были выдвинуты некоторые интересные идеи, сегодня их объяснения кажутся нам слишком спекулятивными. Позднее возник более историчный и научный интерес к проблеме относительно того, почему в сказках существует так много повторяющихся мотивов. Так как в то время гипотеза о коллективном бессознательном или о единой психической структуре еще не существовала (хотя некоторые авторы косвенно указывали на это), возникло желание установить место, откуда волшебные сказки, и то, как они мигрировали. Так, например, Теодор Бенфей (Theodor Benfey, Kleinere Schriften zur Marchenfor-schung, Berlin, 1894) предпринял попытку доказать, что все сказочные мотивы возникли в Индии, откуда и проникли в Европу. Другие авторы, например Йенсен, Винклер и Штукен (Alfred Jensen, Н. Winkler и Е. Stucken), оспаривали точку зрения Бенфея, утверждая, что они вавилонского происхождения и распространились по Европе через полуостров Малая Азия. Подобные теории пытались создать и многие другие ученые. В результате с целью объединения проводимых исследований был создан фольклорный центр, так называемая «финская школа», первыми представителями которой были Каарле Крон и Антти Аарне (Kaarle Krohn и Antti Aarne). Они, в свою очередь, утверждали, что невозможно указать какую-либо одну страну, откуда вели бы свое происхождение все волшебные сказки, а скорее всего, следует предположить, что разные сказки возникли в разных странах. Они собрали множество сказок, разделив их по типам. Идея заключалась в следующем: например, если из всех сказок о «красавице и чудовище» или сказок, где главному герою помогает какое-либо животное выбрать самую лучшую и подробную версию, наиболее поэтичную и понятную, то именно она и будет являться первичной, а остальные следует рассматривать как производные от нее. Исследования в этом направлении проводятся до сих пор. Однако сама гипотеза, на мой взгляд, уже не может больше претендовать на существование, так как очевидно, что передаваемая из уст в уста сказка совсем не обязательно ухудшается, но с тем же успехом может и улучшаться. По моему мнению, «финская школа» оставила нам, безусловно, полезное собрание сказочных мотивов, однако их выводы для нас малопригодны. Основная работа Аарне «Verzeichins der Marchentypen» ныне опубликована в Англии под названием «Типы фольклорных сказок» (Types of Folk Tales, Helsinki, 1961).


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Понедельник, 2014-09-29, 12:54 PM | Сообщение # 9
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Например, человек обладает некоторым архетипическим переживанием: ему приснилась удивительная история об орле, влетевшем к нему через окно. Если рассматривать сон как паттерн мышления, тогда можно сказать, что орел олицетворяет собой посланника Бога (в античной традиции орел был одним из вестников Зевса и Юпитера, а в североамериканской мифологии он появляется в качестве демиурга и т. д.). Однако это не совсем верно. Рассуждая подобным образом, вы поступаете совершенно правильно, но только с точки зрения интеллекта, так как, подробно описывая архетипический образ, не уделяется должного внимания своему эмоциональному опыту. Например, почему это был именно орел, а не ворон, лисица или ангел? С мифологической точки зрения ангел и орел — это почти одно и то же («angelos» — это ангелоподобное существо, крылатый посланец с небес, свыше, от Бога). Но для человека, видевшего сон, существует большая разница — либо это был ангел, а следовательно, и все то, что у него связано с этим образом; либо — орел, и тогда необходимо рассматривать все положительные и отрицательные реакции, которые он вызывает. Другими словами, не следует игнорировать эмоциональные реакции индивида, хотя в данном случае многие авторы (например, Элиаде, Гут, Фромм и многие другие) просто назвали бы оба образа олицетворением посланника свыше. С интеллектуальной точки зрения — это, действительно, одно и то же, но в эмоциональном плане существует определенная разница. Иначе говоря, нельзя игнорировать личность, а вместе с ней и целостную структуру (set-up), в которую вторгаются эти чувства и эмоции.
Представители данного подхода пытаются подогнать достижения юнгианской психологии к старой системе академического мышления и отбросить самый важный фактор, внесенный Юнгом в науку о мифах, а именно — ту человеческую основу, из которой и произрастают такие мотивы. С другой стороны, не вызывает сомнений, что, выращивая растения, необходимо принимать во внимание и ту почву, на которой они растут (например, дыня лучше растет на удобренной земле, а не на песке); и поэтому если вы хороший садовник, то должны обладать знаниями как о самих растениях, так и о почве. Также необходимо поступать и в области мифологии, где мы сами являемся «почвой» для символических мотивов (мы — это конкретные люди). Данный факт нельзя игнорировать под предлогом того, что он просто не существует; хотя исключить его из поля зрения очень соблазнительно для мыслителей и интеллектуалов, поскольку он не вписывается в их привычную систему представлений.
Возьмем для примера мотив дерева. Предположим, что я — исследователь, у которого присутствует комплекс дерева, поэтому я начну именно с него. Так как у меня есть некоторая эмоциональная зависимость от этой темы, я могла бы рассуждать следующим образом:
«Миф о солнце и миф о дереве, безусловно, взаимосвязаны, так как по утрам солнце поднимается на востоке из-за деревьев». Рассмотрим для примера рождественскую елку. Каждое Рождество дерево дает новую жизнь солнцу во время зимнего солнцестояния. Следовательно, все мифы о солнце в то же время являются и мифами о дереве. Кроме того, дерево — это и образ матери. Известно, например, что в Саксонии до сих пор считается, что красивые девушки растут под листьями деревьев, и я могла бы показать картины, изображающие детей, которые вырастают из дерева.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Понедельник, 2014-09-29, 12:55 PM | Сообщение # 10
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Макс Люти (Max Luthi) в своей работе «Подарок в сагах и волшебных сказках» (Die Gabe in Sage und Marchen) показал, что в легендах и местных преданиях герой — это всегда обычный человек. Местные предания представляют собой истории следующего типа: «Видите красивый замок там, наверху? Так вот, о нем рассказывают, что когда-то, в жаркий летний день, один пастух шел мимо замка со своими овцами. Вдруг им овладело любопытство, и он решил посмотреть, что же там внутри, хотя и слышал о том, что в замке живут приведения. Дрожащими от волнения руками он открыл дверь, а за ней увидел белую змею, которая заговорила с ним человеческим голосом и рассказала, что пастух должен провести в замке три ночи, вытерпев все, и тогда он сможет ее спасти. Такие истории и называются местными преданиями (local saga). На множестве примеров Люти показал, что главный герой в таких местных преданиях — человек, о чьих чувствах и эмоциональных реакциях рассказывается. Например, говорится, что сердце пастуха учащенно забилось, когда он открыл дверь замка, или что он весь задрожал, когда змея его поцеловала, но он был смелым и все преодолел. История рассказывает о том, как простой человек испытал сверхъестественное и парапсихологическое переживание. Если же вы возьмете классическую волшебную сказку, например, сказку братьев Гримм «Золотая птица», то в ней у главного героя таких переживаний и чувств не найдете. Так, если к нему приближается лев, то он берет меч и убивает его. Ничего не говорится о том, что герой напуган или охвачен дрожью; он просто опускает свой меч льву на шею и отрубает его голову, не спрашивая себя о том, что сделал. Потому что он — герой, которому положено убить льва. Именно поэтому Люти говорит о том, что герой в волшебной сказке — это абстрактная фигура, а не реальный человек. Сказочный герой либо весь белый, либо весь черный, у него стереотипные реакции: он спасает девушку и убивает льва, не боится старой ведьмы в лесу и т. д. Он полностью схематичен.[3]
Как-то я случайно наткнулась на одну семейную хронику 19 века, которая была опубликована в швейцарском фольклорном журнале (Schweiz. Zeitschrift fur Volkskunde, 1937). Эта семья еще и теперь живет в Кур (столице кантона Граубюнден). Их прапрадед имел когда-то мельницу в одной из отдаленных деревень в Альпах. Однажды вечером он отправился поохотиться на лисицу. Но как только он прицелился, лиса подняла лапу и сказала: «Не стреляй в меня!», а затем исчезла. Мельник вернулся домой совершенно потрясенный случившимся, так как не каждый день можно встретить говорящую лису. Дома он обнаружил, что вода на мельнице сама по себе вращает колесо. «Кто запустил мельницу?» — вскричал удивленный мельник, поскольку просто некому было сделать это. Пва дня спустя мельник умер. В литературе по спиритизму или парапсихологии можно найти множество подобных историй. Во всем мире перед чьей-либо смертью иногда происходят странные и таинственные вещи: инструменты оживают, часы останавливаются, как будто они являются частью своего умирающего владельца и т. п.
Один человек, прочитавший эту историю в семейных хрониках, отправился в деревню, чтобы расспросить местных жителей. Мельница была уже в развалинах, но кое-кто из людей все же вспомнил, что «когда-то здесь стояла мельница, и на ней происходило что-то странное: там обитало привидение». Таким образом, мы видим, как со временем первоначальная история исказилась. Все знали, что на мельнице произошло что-то, каким-то образом связанное со смертью и неким парапсихологическим явлением, но ничего конкретного вспомнить не могли. В этом смысле правы представители так называемой «финской школы», которые утверждают, что при пересказе история обедняется и схематизируется. Однако позже этот же человек нашел других стариков, которые сообщили ему, что «хорошо помнят эту историю». И рассказали, что мельник отправился охотиться на лису, а лиса и говорит: «Не стреляй в меня, мельник. Вспомни, как я перемолола зерно у тети Джетти». А затем, когда на похоронах разбился бокал и Джетти (тетя мельника) страшно побледнела, все поняли, что именно она тогда явилась мельнику, обернувшись лисой, и убила его.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2014-10-07, 4:17 PM | Сообщение # 11
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Глава 2. Волшебные сказки, мифы и другие архетипические истории

На мой взгляд, наиболее часто причиной возникновения архетипических рассказов является личный опыт индивида, полученный им во сне или в виде обычных галлюцинаций (индивидуальных и массовых), когда бессознательное содержание вторгается в жизнь конкретного человека. Подобный опыт всегда имеет сверхъестественную (божественную) природу. В первобытном обществе из такого опыта никогда не делали тайны, наоборот, он всегда становился предметом всеобщего обсуждения и постепенно амплифицировался (прояснялся), в результате сопоставления его с другими фольклорными рассказами, близкими по теме. Таким образом, архетипический опыт получал развитие в форме слухов или молвы.
Подобные вторжения со стороны коллективного бессознательного в сферу жизненного опыта отдельного индивида время от времени, вероятно, вели к появлению нового ядра рассказа, но также сохраняли и уже существующий материал. Так, подобные истории в отдельных местностях укрепляли, например, веру в существование ведьм, которые могут становиться лисами-оборотнями. Вера в то, что они убивают и околдовывают людей, существовала и до этого, но такие рассказы ее либо укрепляют, либо осовременивают, либо дают новую жизнь старому представлению. На мой взгляд, подобные психологические события, которые в первую очередь направлены на отдельного индивида, являются тем источником, движущей силой, которые укрепляют жизненность фольклорных мотивов.
Можно предположить, что иногда люди связывают какую-то конкретную историю, случившуюся на самом деле, с известными им мотивами волшебных сказок или рассказов. Возьмем для примера историю об одной деревенской девушке, которая утонула, бросившись вниз со скалы. Через десять лет эта история, случившаяся из-за несчастной любви, вполне могла оказаться увязанной с встречающимся в волшебных сказках мотивом самоубийства. На мой взгляд, депо и могло обстоять именно так, но, к сожалению, убедительные доказательства, которые бы подтверждали каждый этап этого превращения, до сих пор не найдены. Вероятно, нам следует рассматривать два пути развития: во-первых, когда история укореняется в конкретном месте и превращается в местное предание; а во-вторых, когда она, как водное растение, оторванное от своих корней и блуждающее повсюду, приобретает более абстрактную форму и становится сказкой (сказка же, в очередной раз пуская свои корни, снова превращается в местное предание). Образно говоря, волшебную сказку можно сравнивать со скелетом, который является наиболее устойчивой и постоянной частью тела. Следовательно, именно в сказках в наиболее простом и неизменном виде нам дается представление об основной архетипической структуре.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2014-10-07, 4:17 PM | Сообщение # 12
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Можно предположить, что и христианство когда-то имело корни в местном предании, после чего развилось в более общий миф. В своей книге Эон. Исследования феноменологии Самости» («Aion») Юнг подробно останавливается на том, почему загадочная и производящая глубокое впечатление личность Иисуса из Назарета, о котором мы знаем так мало, включает в себя такое громадное число проекций, например символы рыбы, агнца и многие другие архетипические символы Самости, хорошо известные людям. Однако многие из них в Библии не упомянуты (например, павлин — раннехристианский символ воскресения и Христа). Существовавшие в поздней античности мифологические представления постепенно объединялись вокруг личности Христа. Специфические черты Иисуса из Назарета сглаживаются до такой степени, что в основном мы сталкиваемся лицом к лицу с символом бого-человека, который амплифицирован многими другими архетипическими символами. Таким образом фигура Иисуса обобщается, но вместе с тем приобретает и свою специфику. Например, это нашло отражение в раннехристианской патристике, возражавшей против предпринимавшихся в то время попыток представить Иисуса Христа в качестве еще одного Диониса или Осириса. В то время можно было услышать, как люди говорили: «Да, мы знаем вашего Иисуса Христа и почитаем его, но в виде Осириса». Апологеты приходили в ярость от подобных слов, они утверждали, что Христос — не то же самое, а новый мессия. В результате этого возник спор относительно нового боговоплощения, которое как они говорили, следует рассматривать в ином свете, а не сводить к уже известным мифам. Люди говорили о Христе: «Но это же Осирис! Это наш Дионис! Мы знаем страдающего и растерзанного Бога с очень давних времен». И отчасти они были правы: в данном случае мы имеем дело все с тем же общим архетипическим паттерном. Но их противники были тоже правы, настаивая на том, что перед нами совершенно иное культурное осознание в особой и новой форме.
Нечто похожее произошло в Южной Америке, когда конкистадоры обнаружили у аборигенов ритуал распятия на кресте. Один из отцов иезуитов предположил даже, что, по всей видимости, дьявол внушил подобное этим людям, чтобы отвернуть их от обращения в истинную веру. Однако гипотеза об архетипической природе человеческой психики облегчает ответы на подобные вопросы, снимая необходимость вдаваться в ненужные споры о религиозных мифах. Разные версии — это получившие различное развитие формы архетипа. Нужно отметить, что как только образуется (констеллируется) жизненно важное архетипическое содержание, оно стремится занять место центрального символа новой религии. Если же архетипическое содержание имеет отношение просто к человеческому благополучию, а не образовано особым образом, то оно обретает бытование в фольклоре. Так, например, во времена Христа идея богочеловека, существовавшая до этого века, превратилась в пророчество чрезвычайной важности (в то, что должно было осуществиться во чтобы то ни стало). Именно поэтому она и превратилась в новое откровение, в «новый свет». И под ее воздействием было создано все то, что мы сейчас называем христианской цивилизацией (также как просветление Будды послужило основой для создания буддийской религии).


продолжение следует...


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
БелоснежкаДата: Четверг, 2014-10-09, 9:44 AM | Сообщение # 13
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
Спасибо, Милинда, с интересом читаю.

Сказка - ложь, да в ней намек.
Поговорка стала привычной, и потому люди относятся к сказкам пренебрежительно, уверовав в ее лживость и свою способность понимать все без намеков. Однако время подошло изменить поговорку на более актуальную. Надо подумать вместе!
Кто предложит иной вариант, друзья?


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
БелоснежкаДата: Четверг, 2014-10-09, 10:04 AM | Сообщение # 14
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
Сказка - тонкое искусство, развивающее чувство
осознания себя в ста сюжетах бытия
!


Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
МилиндаДата: Четверг, 2015-01-15, 1:59 PM | Сообщение # 15
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
продолжение....

Глава 3. Метод психологической интерпретации

Следующая проблема, на которой мы остановимся,— это метод интерпретации волшебной сказки. Другими словами, как приблизиться, а точнее, «подкрасться» к ее значению, так как в действительности это напоминает выслеживание неуловимого оленя. Зачем нам нужна интерпретация? Сторонников юнгианской психологии снова и снова атакуют специалисты и исследователи мифологии, которые считают, что мифы говорят сами за себя. Следовательно, нужно только разгадать то, о чем они говорят, и никакая психологическая интерпретация вам не нужна, так как она рассматривает нечто, что непосредственно в миф не входит, к тому же миф со всеми своими деталями и амплификациями и так достаточно понятен. Такая точка зрения, на мой взгляд, верна только наполовину. Например, Юнг тоже считал, что сновидение само является своим лучшим объяснением. Это означает, что интерпретация всегда менее хороша, чем сам сон. Сновидение является лучшим отражением событий внутренней жизни (из тех, которые вообще возможны). В той же мере это относится и к волшебным сказкам и мифам. Следовательно, в этом смысле по-своему правы те, кто отвергает необходимость интерпретации и считает миф самодостаточным. Иногда интерпретация только затемняет тот первоначальный «свет», который излучает сам миф. Однако представим себе такую ситуацию: пациент, находясь в большом возбуждении, рассказывает, что видел необыкновенный сон. А вы, откидываясь на спинку стула, ему говорите: «Да, у Вас был именно тот сон!» Вероятно, в ответ можно услышать: «Но я хочу знать, что все это значит!» Вы, в свою очередь, тогда можете предложить: «Отлично! Обратитесь к своему сну и он расскажет вам все, что только можно. Сон сам содержит лучшее свое объяснение. В таком подходе есть и свои преимущества, так как человек, вернувшись домой и перебирая в уме всевозможные варианты, может таким образом вдруг получить свое собственное разъяснение увиденного им во сне. В данном случае этот удивительный процесс можно уподобить потиранию волшебного камня (то есть то, каким образом трактуется сон, похоже на обращение с волшебным камнем или с талисманом, когда хотят, чтобы он придал силы), причем этот процесс не прерывается третьим лицом, которое бы вмешивалось в его протекание.
С другой стороны, такой метод далеко не всегда приводит к желаемому результату, так как большая часть самых удивительных и прекрасных сновидений не так проста для понимания. Видевший такой сон похож на человека, который имеет в банке огромную сумму денег, но либо ничего об этом не знает, либо потерял ключ от сейфа, либо забыл номер своего депозита. Какая же тогда от этого польза? Конечно, хорошо бы запастись терпением и подождать, а не выстроит ли сон сам «мост» к сознанию сновидца и не произойдет ли это все само собой. Конечно, такой путь наиболее предпочтителен и правилен, так как гораздо большее впечатление на человека производит то, что он понял в своих снах самостоятельно, чем полученная от другого — даже хорошая — интерпретация. Однако очень часто миллионы, лежащие в банке, не приносят никакой пользы, и человек таким образом оказывается обедненным. Существует другая причина того, почему все же интерпретация так нам необходима. Обычно люди пытаются понять смысл своих сновидений, а также и мифов, находясь в рамках собственных, выдвигаемых сознанием предположений. Например, человек мыслящего типа, естественно, будет стремиться извлечь из своего сна только философские мысли, которые, как ему кажется, в нем заключены, и не обратит внимания на эмоциональную сторону сна и на те обстоятельства, которые связаны с проявлением чувств. Я знаю также много людей — особенно мужчин,— которые попадают под власть настроения собственной анимы, проецируя его в свои сны и, вероятно, в связи с этим видят в них лишь негативную сторону происходящего.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Четверг, 2015-01-15, 2:00 PM | Сообщение # 16
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Итак, прежде чем что-то утверждать, необходимо иметь материал для сравнения: посмотреть, встречается ли такой мотив в других сказках, каким образом он включается в них; а затем вывести из этих данных нечто среднее, иначе говоря, обобщить полученный материал. Только в этом случае наша интерпретация будет построена на относительно твердой и достоверной основе. Например, в одной волшебной сказке белый голубь ведет себя как-то странно. Можно предположить, что им обернулась колдунья или ведьма. Действительно, в данной сказке это может быть и так; но, обратившись к тому, что же обычно символизирует белый голубь, вы будете удивлены. В христианской традиции голубь, как правило, символизирует Святой Дух; а в волшебных сказках в голубку обычно превращается влюбленная женщина, героиня, подобная Венере. Тогда возникает вопрос, почему то, что обычно символизирует положительный эрос, в конкретной сказке оказывается негативным. Не удосужься вы просмотреть другие сказки, где встречается тот же образ, у вас вряд ли возник бы такой вопрос. Представьте себе, что вы врач: вы проводите свою первую аутопсию (вскрытие трупа. — Прим. пер.) и обнаруживаете аппендикс в левой стороне брюшной полости; причем вы не знаете, что он должен был бы находиться справа, так как не изучали сравнительную анатомию. Так и в случае с толкованием волшебных сказок необходимо знать «сравнительную анатомию» всех символов, а для этого вы должны знать общую структуру (set-up), в связи с чем и необходим материал для сравнения. В качестве фона он поможет вам гораздо лучше понять специфику символа, и только тогда вы сможете в полной мере дать оценку исключениям. Амплификация означает расширение с целью прояснения посредством сравнения некоторого количества параллельных вариантов. Когда вы составите собрание подобных «параллелей», тогда можно переходить к следующему мотиву и, поступая таким образом с каждым, пройти всю историю.
Остается еще два этапа, и следующее, что мы должны сделать,— это восстановить контекст. Скажем, в сказке присутствует мышь: в ходе амплификации вы замечаете, что она ведет себя как-то по-особому. Например, вы читали, что обычно в мышей вселяются души умерших, ведьм, что они являются священными животными Аполлона в его зимней ипостаси. Мыши могут быть разносчиками чумы, но в то же время мышь — это душа в виде животного (soul-animal): когда человек умирает, из него выскакивает мышь, или покойный появляется в доме в виде мыши и т. п. Теперь посмотрим, что же представляет собой мышь в упомянутой сказке. Некоторые примеры в составленной нами амплификации окажутся подходящими и помогут его объяснить, в то время как другие — нет. Что в этом случае делать? Прежде всего я рассматриваю тех «мышей», которые объясняют особенности моей мыши в сказке; остальных же откладываю про запас, так как иногда, по мере развития событий в сказке, некоторые аспекты, относящиеся к мыши, представляют в иной конспелляции. Предположим, что мышь в вашей волшебной сказке проявляет себя положительным образом, и ничего не говорится о ведьме-мыши. Однако позже, по ходу действия, появляется что-то, связанное с ведьмой. Тогда вы произносите: «Ага! Существует связь между этими двумя образами, и как хорошо, что мне известно о том, что мыши могут быть ведьмами».
Далее переходим к заключительному этапу — собственно интерпретации, задача которой состоит в том, чтобы перевести амплифи-цированную нами сказку на язык психологии. Здесь нас подстерегает опасность остановиться на полпути, утверждая: «Герой преодолел влияние своей ужасной матери», что будет корректно только в том случае, если мы выразим это следующим образом: «Инерция бессознательного была преодолена благодаря стремлению к более высокому уровню осознания». Поэтому мы должны использовать строго психологический язык. Ведь только так мы сможем понять, что же такое интерпретация.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
syrnick2Дата: Вторник, 2015-01-20, 12:54 PM | Сообщение # 17
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1291
Статус: Offline
переходящий улицу

... с обидой застарелой человек
переходящий улицу обиды, -
пристеленных, - как множество калек, -
надежд несбыточных, чужих навек,
не веря математике Эвклида,
но, веря горю мира, инвалидом,
уже не слыша, чем канючит век,
какое бремя века навесу, -
чего ещё взвалить на эти плечи?
чего еще смогу, кого спасу?
смогу ли? тяжко мне, но - донесу...
эх, поделиться бы... да не с кем... нечем!
и незачем... земная жизнь калечит,
пришествие, второе, на носу,
Учитель нёс, Учитель был распят
другими умными учителями,
стеклянные глаза совсем не спят
всё помнят... и долги свои - до пят
в надежде искупить, почти телами, -
хитон в крови, грязи, совсем помят,
а страсти дикие, - вовсю кипят...

28.09.14
 
МилиндаДата: Пятница, 2015-07-31, 5:07 PM | Сообщение # 18
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Прообразы технологий будущего в русских сказках. Вебинар В.М Бронникова

Вебинар №90 "Прообразы технологий будущего в русских сказках.".
03.07.15 Ведущий: В.М. Бронников

Темы: сказки, образы героев в сказках, символы, мифологическое мировоззрение, русское мировоззрение, русский дух, парадоксальная психология, дети, семья, развитие, патриотизм.



Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Воскресенье, 2017-03-12, 12:40 PM | Сообщение # 19
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
Прозрение По щучьему Велению



Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Вторник, 2017-03-28, 9:40 AM | Сообщение # 20
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1409
Статус: Offline
СКАЗКА ДРЕВНЕГО СТАРИКА



Жил на свете мудрый старик. Жена его умерла рано и оставила ему трех сыновей да маленькую дочь.

Росли мальчики легко, не знали ни болезней, ни слез, ни зависти. Мудрый отец никогда их не бил, не наставлял длинными и умными нравоучениями, но собственным примером научил трем правилам:

1. Никогда ничего не бояться.

2. Не думать о будущем, а трудиться изо всех сил сейчас.

3. Не брать чужого и быть милосердным, не осуждая людей.

Сыновья выросли и применяли правила отца в своей жизни. Девочка же росла, всего боясь, никогда и ничем не была довольна, не замечала, как проходило ее "сейчас", но все мечтала; когда наконец начнется для нее настоящая, блестящая и заманчивая жизнь, шумная и прекрасная. На вопросы отца и братьев, о чем она мечтает, почему не наслаждается жизнью, красотой гор и ручьев, реки и чудесной зелени, девушка отвечала:

– Да какая же это жизнь? Живем мы в глуши, точно медведи. Правда, красиво здесь, ах, как красиво! Даль широкая открыта, луга и сады, цветы и певчие птицы, песни людские – все красиво. Но людей здесь мало, люди серые, одеты кое-как! Разве это жизнь? Жизнь, наверное, там, где шумят в городах толпы народа, где люди много чего-то знают, где песни иные, где наряды цветные, где вещи золотые.

Братья смеялись, не корили сестренку за ее детские мечты, но добродушно шутили, что всех краше живет где-то принц, и он-то непременно за нею приедет, пленится ее красотой и увезет в свое далекое и шумное царство. Один из братьев принес ей однажды зеркальце, чтобы она могла любоваться собой не только в зеркале реки.



Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
Галактический Ковчег » ___Дворец Гостей » К Истоку » Легенды, сказки » Сказка ложь, да в ней намек… (сакральное толкование сказок)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега