Понедельник, 2017-12-18, 5:34 PM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 8 из 53«126789105253»
Модератор форума: Милинда 
Галактический Ковчег » ___Дворец Гостей » К Истоку » К Истоку Единого Сущего
К Истоку Единого Сущего
МилиндаДата: Суббота, 2012-07-28, 11:47 AM | Сообщение # 1
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline



... Здесь Дух означает Пневма,
коллективное Божество,
проявленное в своих «Строителях»
или, на языке Церкви,
«Семи Духах Присутствия»,
mediantibus angelis,
о которых Фома Аквинский сказал,
что «Бог никогда не трудится иначе,
как только через них»

Тайная Доктрина,том 3

Гермес и Афродита ,Тот и Маат , Лилит и Самаэль (Люцифер),Венера и Меркурий, Янус, Осирис и Изида, Иисус и Магдалила ....

Из глубин тысячелетий идут к нам тропинки мудрости, открывающей Истину, Любовь, Понимание… Сказки, мифы и легенды –что может быть ценней чем эти крупицы ,дошедшие до нас, и заново открывающие бескрайние просторы Вселенной, миров и… Любви. Единая Суть, Единство Сущностей, Одно Существо-Источник, Начало... Как никогда люди в наши дни способны откинуть стереотипы восприятия и прочувствовать чистоту и прозрачность мудрости древних сказаний. Гермес и Афродита ,Тот и Маат , Лилит и Самаэль (Люцифер),Венера и Меркурий – что общего у этих пар ,самых ярких представителей древних историй? Давайте попробуем разобраться и, возможно, мы придем к тому что все эти имена принадлежат Одному Единственному Существу!

В теме используются материалы по ссылкам сети, перечень см. ниже.

Наш сайт " К ИСТОКУ "   -  http://milinda.com.ua/

Связанные темы - на Ковчеге:
В Начале было... - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/101-73 (Страна Самоцветов - Архив Ковчега)
Фундамент Храма Гермеса http://kovcheg.ucoz.ru/forum/98-1503
Звездный Храм http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-1735
Прикрепления: 3074407.png(141Kb)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Среда, 2012-08-01, 7:28 PM | Сообщение # 141
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


АТЛАНТИДА
ПОКОИТСЯ НА ДНЕ ЧЁРНОГО МОРЯ


( выписки из этой книги "Атлантида находится на дне Черного моря"
Анатолий Иванович Железный)

Многие пытались найти Атлантиду, но сделать
это вплоть до настоящего времени никому так и не
удалось. Но вот теперь под многовековыми поисками,
вероятно, подведена итоговая черта, и сделал это член
киевского городского клуба любителей старины «Ки-
евские тайны» журналист Анатолий Иванович Желез-
ный.

До настоящего времени проблему поиска Атлан-
тиды безуспешно пытались решить учёные разных
профилей, а также всевозможные писатели, поэты и
просто любители всего таинственного. Но никогда
ещё этим вопросом не занимались этимологи и лин-
гвисты. А зря! Ведь нельзя исключить, что тайна Ат-
лантиды до сих пор не разгадана только потому, что
некоторые термины платоновского текста были поня-
ты неверно.

На самом деле в диалогах «Тимей» и «Критий»
абсолютно чётко и недвусмысленно написано, что
остров Атлантида лежал в Атлантическом море. В
Атлантическом море, господа атлантологи, а не в Ат-
лантическом океане, как вы постоянно твердите! Ведь
древнегреческое слово «понтос» означает именно мо-
ре, а для обозначения огромной реки, омывающей, как
тогда предполагали, плоскую Землю со всех сторон,
применялся совсем другой термин – Океанос
(Ωκεανός).


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Среда, 2012-08-01, 7:46 PM
 
МилиндаДата: Среда, 2012-08-01, 7:29 PM | Сообщение # 142
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Древние были нисколько не глупее нас, и поэто-
му никак не могли путать такие далеко не однознач-
ные понятия, как море и океан. Океан был для них не-
ведомым, чуждым и опасным внешним водоёмом, в то
время как моря были водоёмами сугубо внутренними
и хорошо освоенными. Произнесите вслух такие на-
звания, как Северное ледовитое море, Тихое или Вели-
кое море, Каспийский океан, Азовский океан, и вы сра-
зу ощутите всю фальш и абсолютную невозможность
таких словосочетаний. Отчего же, в таком случае, бес-
численное племя атлантологов с удивительным еди-
нодушием приписывает древнегреческому учёному и
философу Платону элементарное непонимание столь
простых и очевидных истин, как неоднозначность
гидронимов море и океан?

В бессмертной «Илиаде» Гомера в Песне четыр-
надцатой «Обольщение Зевса» в стихе 245 олимпиец
по имени Сон говорил супруге громовержца Гере:

Сном одолею легко; усыплю я и самые волны
Древней реки Океана, от коего всё родилося.

Казалось бы, всё это очевидно. Но увы, многие
поколения атлантологов буквально загипнотизирова-
ны термином Атлантический:
«Предположим, что Солон употребил термин
«Атлантическое море». Имел ли он в виду весь океан,
называющийся сегодня Атлантическим, или же толь-
ко часть его вблизи Атласских гор в Северной Афри-
ке?» – вопрошает известный атлантолог Людвик Зайд-
лер. И ему даже в голову не приходит элементарней-
шая мысль, что Солон писал не об Океане, а о море!
Ведь термин Океан в то время существовал, его упот-
реблял, например, Геродот. Что могло заставить Пла-
тона употребить сомнительный термин Атлантиче-
ское море вместо общепринятого в то время имени
Океан? По-моему, только то, что он действительно
имел в виду именно море с таким именем, а не Океан.

К тому же древние греки считали Океан не мо-
рем, а огромной рекой, текущей с востока на запад.
Как же можно путать реку по имени Океан, текущую
вокруг всей Земли, с Атлантическим морем, которое
никуда не течёт?
Возьмём ещё такие гомеровские строки из Песни
двадцать первой «Приречная битва», стих 195:

… седой Океан беспредельный,
Тот, из которого всякий источник и всякое море
Реки, ключи и глубокие кладези все истекают…

Море, лежащее по ту сторону Босфорского про-лива – Чёрное море, имеющее площадь акватории 412
тыс. кв. км, действительно является полноценным мо-
рем, в то время как море по эту сторону, то есть
Мраморное море, имеет площадь всего 11,5 тыс. кв.
км и действительно скорее напоминает большую бух-
ту, чем море. Прав был Платон: по сравнению с Мра-
морным, Чёрное море есть море в собственном смысле
слова, то есть настоящее, полноценное море.

Мало того, в бухтоподобное Мраморное море и в
самом деле, как и писал Платон, ведёт некий узкий
проход, известный ныне под названием Дарданелль-
ский пролив! К нему в точности применим эпитет уз-
кий проход, ведь при длине в 65 км он имеет среднюю
ширину всего 4,4 км.
И, кроме всего вышесказанного, Чёрное море
действительно охватывается и окружается «проти-
волежащим материком» – гигантской подковой Се-
верного Причерноморья.
В общем, моя идея, думаю, понятна: нынешнее
Чёрное море и есть то самое Атлантическое море, о
котором писал Платон.
Есть ещё одно доказательство идентичности Ат-
лантического и Чёрного морей. В своей знаменитой
«Истории» Геродот писал следующее:

«Каспийское море существует само по себе, не
смешиваясь с другим морем. Море же, по которому
греки плавают во всех направлениях (т.е. Средиземное.
А.Ж.), и то море, что за Геракловыми столпами, на-
зываемое Атлантическим… – всё это оказывается
одним и тем же морем».
Подумайте, господа атлантологи, мог ли Геродот
считать внешний бескрайний Okeanos и внутреннее
Средиземное море одним и тем же водоёмом? Допус-
тить такую мысль всё равно, что оскорбить память ве-
ликого историка. А вот Средиземное и Чёрное моря по
большому счёту действительно можно назвать «одним
и тем же морем» с неким сужением окружающей его
суши в месте Босфора и Дарданелл. Точно так же
можно назвать одним и тем же морем Чёрное и Азов-
ское моря с излучиной береговой линии, создающей
Крымский полуостров (Лука моря, Лукоморье).
В приведенном высказывании Геродота мы
встречаем все известные грекам в ту эпоху моря, за
исключением почему-то Чёрного, зато вместо него на-
звано какое-то Атлантическое море. Наверное, нужно
быть слепым, чтобы не увидеть, что термин Геродота
Атлантическое море соответствует современному
гидрониму Чёрное море.
Вот, оказывается, почему многовековые поиски
места гибели Атлантиды были безуспешными: её всё
время искали не там. А она была совсем рядом, на дне
Чёрного моря!
Похоже на то, что место гибели Атлантиды, на-
конец, установлено, господа атлантологи, с чем я вас и
поздравляю.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Среда, 2012-08-01, 7:51 PM
 
МилиндаДата: Среда, 2012-08-01, 7:41 PM | Сообщение # 143
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline
Атлантида в Черном море, у Лукоморья, Жевахова гора как Пуп Земли ... и невольно вспоминаешь стих Пушкина "У Лукоморья"
Оказывается Пушкин знал много тайн и все свои тайны записывал в сказки и стихи.

У Лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том.
И днем и ночью кот ученый
все ходит по цепи кругом....

Интересно, а что это за такой кот ученый? не ТОТ ли? кот - тот - созвучно))
ОН, который ТОТ, ТОТ, который кот...... или кто такой кот? что имел ввиду Пушкин?

Я родилась в деревне, у Черного моря. И вот однажды, играя с волнами, мне захотелось прочувствать море как Сущность, как живое Существо, и я увидела на дне его Город накрытый огромным чудовищем. Дно моря так и не изучено из-за серого водорода, возможно я видела Атлантиду?...........возможно море открыло мне свою тайну?...........


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Четверг, 2012-08-02, 2:50 PM
 
МилиндаДата: Среда, 2012-08-01, 8:33 PM | Сообщение # 144
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Ты часть величайшего Здания,
Ты часть теплоты Мироздания.
И сад расцветает в тебе,
Космический сад в той стране.

Он в Сердце твоём, этот сад.
Там чаша святая услад
И связей твоих тонких нитей.
Они проживают наитьем
В твоей воплощенной Душе –
То Космоса Голос уже.

Тот сад, если б видеть ты смог,
Прекрасная ткань из дорог
Лучей, разноцветье огней,
И все это там, в дне морей,

В тебе проживает, мой друг.
Проникнись всесильностью. Льют,
Льют Прану – Космический дождь,
На благо твоих светлых слез
Он нежен, тот мир, но он есть.
И ты осознай эту честь.



Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
ЛаодикаДата: Четверг, 2012-08-02, 11:30 AM | Сообщение # 145
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 194
Статус: Offline
Милинда, благодарю за ваши открытия!!! Какой грандиозный труд..., какой энтузиазм! Удивительно!!!



ОДИН ПУТЬ. Поэтому на него можно встать через веру и знание.
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 1:03 PM | Сообщение # 146
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Лаодика ,спасибо большое, но это все не я открыла, я просто пытаюсь соединить разрозненные концы. Так, как это открылось моему взору. А открытия делают другие... Но мне приятно, очень, что вам интересно. И я приглашаю всех желающих поучаствовать в этой теме. Буду очень рада.



Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Четверг, 2012-08-02, 1:18 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 2:51 PM | Сообщение # 147
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


К О Т

Кошка и змея — самые распространенные из многочисленных древних символов Египта. В первоначальном виде они, предположительно, отождествлялись с девственницей и драконом. Поскольку кошка являлась устойчивой эмблемой Девы-Матери, то Великая Египетская богиня-мать, воплощенная в различных обликах: Исиды, или Атет, или Мут и т. п., в зависимости от времени и места, постоянно изображалась в виде одного из представителей семейства кошачьих. Атет, как считается, приобрела свой облик после того, как победила и убила змея зла, и миф дал начало египетскому верованию, что кошки обладают властью залечивать укусы ос и других ядовитых существ.
Как и другие Великие матери-богини, Атет, видимо, была, в конце концов, поглощена образом Великой матери Мут, «царицы богов», носящей двойную корону Египта. Ее символом была львица, а это животное, предположительно, было выбрано, поскольку могло указывать на ее верховное положение среди всех остальных божеств.
Индивидуальность Атет была стерта более великим, чем она сама, деянием, когда она убила змея, бывшего в поздней мифологии атрибутом Ра, воплощавшего те свойства солнечного шара, которые дают жизнь. Замечательно, что Ра, как и его предшественник, принимал облик кота, чтобы биться с силами зла. Поле битвы был Другой Мир, так как змей был не только врагом всего живого, но считался и одним из врагов мертвых. Самым выдающимся из всех призрачных змей-антагонистов был чудовищный Ререк, чья обитель была в глубинах тьмы Другого Мира, и даже напротив врат Ра. Он был хозяином славных существ, которые сопровождали его в Царство Дня. У Ререка было множество обличий, его звали многими именами, но самой ужасной из всех его метаморфоз было превращение в Апопа.





Священная кошка описывается как владелица «головы Ра, глаз Уреуса, носа Тота, ушей Неб-ер-тхер (Небетхет, Нефтиды), рта Тема, груди Тота, сердца Ра, рук бога, живота Осириса, бедер Менту, ног Хенсу, ступней Амона-Гора, бедер Гора, подошв Ра и кишок Мехурит»
( http://lib.rus.ec/b/348542/read )

Обращаюсь снова к трактату Плутарха « об Исиде и Осирисе ». Находим такие строки:
«Но Гермес, влюбленный в богиню, сошелся с нею, ( с Реей )… Миф гласит, что Осирис и Аруэрис произошли от Гелиоса, Исида — от Гермеса.»
Но ведь Осирис и Исида – божественные близнецы ,полюбившие друг друга еще до момента рождения! Гелиос (Ра)- Гермес – Тот - прародитель знаний, воплощенных и через Исиду и Осириса.

Египтяне представляли луну как кошку, — пишет Е.П. Блаватская. — Луна была созерцательницей в ночных небесах, и кошка была ее эквивалентом на земле; и, таким образом, обыкновенная кошка была принята как выражение, как естественная эмблема и живое воспроизведение луны. Солнце, взиравшее вниз в преисподнюю, во время ночи, могло также называться кошкою, как оно и было, ибо оно тоже видело во тьме. Кошка называлась по-египетски may, что означает — зрячий, от глагола may — видеть.


Жертвоприношение в храме Баст.


Колоссальная фигура Баст с головой льва. Британский музей.

( http://photo.qip.ru/photo/egyptmaat/115040076/xlarge/116414193.jpg )

А вот и кот ученый у Дуба Зеленого!

А как мы уже знаем, богом Луны был ТОТ, и часто изображался с крестом тау в руках.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:00 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:17 PM | Сообщение # 148
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


«Человек создал Бога по своему образу и подобию», — изрек Вольтер. Но боги не всегда представлялись человеку в человеческом облике. На сравнительно ранней стадии религиозной эволюции верующим стало ясно, что человек, как он есть, не может адекватно символизировать или олицетворять ту идею божественности, которую он несет внутри себя. У первобытных народов жизнь неразрывно связана с религией, и каждый конкретный предмет, данный в ощущении, воспринимается как идея и воплощение Создателя-Бога и, следовательно, как предмет почтительного поклонения самим человеком. Животные, птицы, рыбы, рептилии и даже насекомые, растения и камни, наряду с причудливыми фантазиями, — все они воспринимались первобытными поэтами как образы, присущие Вечности.
Так было признано фундаментальное равенство всех одушевленных и неодушевленных вещей, а некоторые из них оказались способны воплотить в себе все признаки Божества. Одним из таких символов является кошка, которая благодаря своим чрезвычайно удобным свойствам просуществовала тысячи лет именно в этом качестве и которая стала предметом нынешнего изучения. Кошка являлась символом добра и зла, света и тьмы, Христа и Сатаны, религии и черной магии, солнца и луны, отца, матери и сына. Недостатки нашего исследования будут, надеемся, возмещены широтой взгляда на то, что откроется за откинутым пологом. Темы, которые кошачья история заставила нас затронуть, сами по себе громадны, и ни одна из них не может быть исчерпана даже за целую жизнь, посвященную исследованиям, так что эта работа ни в коей мере не претендует на полноту охвата затронутого в ней предмета. Но совершенно в противовес этому убеждению я верю, что она все же содержит многое, что, может быть, вызовет значительный интерес как у рядового читателя, так и у тех, кто изучает тайны жизни.

Систр

Мистический музыкальный инструмент, известный под названием «систр», вызывает большой интерес и с символической точки зрения является важным предметом. На его верхней части помещалась фигура священной кошки, эмблемы Луны, и той великой богини, которая воплощала в себе эту планету. Вероятно, ни один музыкальный инструмент больше не ассоциировался так широко с магическими и религиозными ритуалами, как древний систр. Египтяне, по всей вероятности, посвящали его богине Хатор, египетской Венере. Эта богиня на самом деле была популярной персонификацией Исиды в роли любящей и защищающей от бед матери всего живого и хранительницей душ умерших во время их путешествия в тоскливый подземный мир. Она регулярно отождествлялась с Исидой в надписях великого храма Хатор в Дендера, хотя меньший храм, особо посвященный Исиде, находится по соседству. Нигде больше мы не находим таких почестей, оказываемых священному систру, как в этом святилище Хатор, поэтому ясно, что он имеет особое значение по отношению к этой богине. Не трудно догадаться, что это именно так, поскольку кошка воплощает и иллюстрирует идеал матери.


Древний систр с фигуркой священной кошки

Предполагается, что форма систра повторяет форму хорошо известного символа жизни, который носит каждое египетское божество. Или, наоборот, в основе анка лежит систр. Плодовитость кошки сочетается с обеими теориями. Вытянутый овал, символизирующий женскую сущность природы, представляет собой матку Божественного провидения, тогда как вертикальная стойка ручки символизирует соответственно мужскую сущность. Кошка — воплощение божественного благословения этого мистического союза плодовитостью и богатством.
Можно сравнить это с описанием и интерпретацией систра у Плутарха. По его словам, он был «округлым сверху», а его «контур соединен четырьмя перемычками, которые дрожат при тряске. На выгнутой части систра часто помещают изображение кошки с человеческим лицом; внизу — четыре меньших перемычки, с одной стороны находится лицо Исиды, с другой — Нефтиды».
Систр — символ мировой гармонии. Головы Исиды и Нефтиды, украшающие ручку, означают рождение и смерть. Четыре дрожащие перемычки внутри округлой рамки представляют собой возмущение четырех элементов внутри планеты, посредством которого все постоянно разрушается и пересоздается, и далее следует, что все существа должны двигаться в строгом порядке, как это делает Луна, чья орбита охватывает все, что есть на земле.
Чтобы подчеркнуть лунный символизм, кошку часто представляли с полумесяцем на голове, и Плутарх не дает нам засомневаться в этом. Он отмечает, что кошка, благодаря «своему разнообразному окрасу, ночной активности и необычным обстоятельствам, связанным с ее плодовитостью», является точной эмблемой Луны.
Что касается последнего замечания, то египтяне утверждали, что кошка рождает сначала одного котенка, затем двоих, после троих и так добавляет по одному, пока не достигнет семи. Поэтому всего она рождает двадцать восемь котят, в соответствии с несколькими степенями света, появляющегося во время смены фаз Луны. Плутарх, который записал это, комментирует, что «хотя такие вещи могут показаться выдумкой, но могут и иметь под собой основание, так как зрачок кошки может изменяться и становиться шире при полной луне и сокращаться и уменьшать яркость при ее убывании».


Жрец и танцовщица с систром.

При игре на систре его держали в правой руке (как на иллюстрации) и трясли. Самая простая его форма видна на втором рисунке. На самом деле это была разновидность погремушки, и обычно считается, что рамку делали из металла с медными или железными перемычками, либо свободными, либо снабженными свободно двигавшимися кольцами. Апулей описывает систр как бронзовую погремушку, состоящую из узкой тарелки, изогнутой как рукоятка меча, через которую проходят струны, издающие громкий пронзительный звук. Он, кажется, предположил, что ими трясли ансамбли из трех человек, создающих некое подобие грубой музыки. Он говорит, что систр иногда был серебряным или даже золотым.
Систр использовался в Египте в качестве военного инструмента для сбора войск (Вергилий, «Энеида»), но это не предполагало его светского использования, так как египтяне жили своей религией и вносили ее в любое действие. В этом случае его, вероятно, считали орудием Хатор или Исиды в их военном аспекте, воплощенном в Сехмет, так как кошка, подобно змее, постоянно напоминала, что крайности сходятся и что Все охватывается Одним. Богиня вдохновляет или разрушает в соответствии с тем, под каким углом вы на нее смотрите. Госпожа Небес и правительница Запада, в ее небесном воплощении, — это Око Ра, солнца, а солнечные божества Шу и Тефнут — ее дети. Но в ее земном обличье она может быть богиней молодости, удовольствия и красоты, как греческая Афродита, богиня любви, или может показать нам лик жестокой и разрушительной Сехмет, чьим двойником была Беллона, богиня войны.
Систры представляются не только египетскими музыкальными инструментами. Их использовали в плясках Севастийских мистерий, чье рождение тонет в туманной мгле древности, хотя и предполагают, что в их основу легли митраические мистерии. Танец символизировал движение планет вокруг Солнца. Говорят, что систр используется и сегодня.
Введение культа Исиды в Италии незадолго до христианской эры познакомило римлян с этим инструментом, и на двух картинах, найденных в Портичи (у подножия Везувия), изображены жрец Исиды и коленопреклоненная женщина, играющая на систре.
Похожий музыкальный инструмент под названием самизен используется в Японии девушками-певицами, его струны делают из кошачьих кишок. Не так давно гейши в Токио выступили в прессе в защиту душ кошек, чьи жизни были безвременно прерваны, чтобы получить материал, ставший неотъемлемой частью этого инструмента. Такая честь и уважение предполагают, что связь кошки с музыкой гейш не случайна, возможно, она порождена той же идеей, которая заставляла помещать кошку на систр Исиды.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:02 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:27 PM | Сообщение # 149
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Этот случай упоминается в следующем стихотворении, посвященном кошке:

TEMPORA MUTANTUR[2]

Когда Нил молод был и темные британцев племена,
Подобно зверю, крались по лесам и прятались в пещерах
И дрались каждый день и с волком, и с медведем,
Могучим Урусом: в те времена уже была ты!
Тебе, Богиня, облеченный знаньем жрец уж предлагал
Богатые дары и скромно кланялся,
А девы в храме танцевали, моля тебя о благодати,
И амулеты золотые Уштет уж украшали троны фараонов;
И, завершив свой век, вняв зову Пта-Сокор-Асар,[3]
Ты унесла с собой и фараонов,
А хитрый мастер сумел твою изящную фигурку,
Обернув бинтами, втиснуть в украшенный камнями гроб
И положить ему в гробницу.
………………………………………. В злой день
Египет пал: орел Италии взвился над Нилом,
И руку нечестивую свою простер к Тебе посланец Рима.
Но нет, еще не умер дух Египта!
«Убили кошку воины-пришельцы!» И жаждет крови,
Позабыв о римских ужасах, толпа, взывая к мщенью,
Валит отвсюду.
И гордый римлянин узнал о вкусе смерти
За то, что кошку умертвил!.. Уж далеки те дни!
Над нами распростерла свои крыла цивилизация.
О, Баст, взгляни сквозь годы на своих детей! По улицам
Крадемся мы, боясь наткнуться на праздных негодяев,
Хладнокровно они готовы истребить нас Науки ради.
Другие сестры умирают, задохнувшись в смертоносных газах,
Пока ученые в халатах белых, улыбаясь, стоят и слушают
Агонизирующий крик протест несущейся к тебе души!

МЫ НЕ ЯЗЫЧНИКИ, КАК ДЕТИ НИЛА!
И ЗА ЭТО МЫ БУДЕМ БЛАГОДАРНЫ БОГУ!

(Г.К. Брук. Строки об абиссинской кошке, 1925)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:31 PM | Сообщение # 150
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


«Иисус говорит Деве Марии: «Окружающая тьма — это великий змей, хвост которого во рту у него, и он простирается снаружи всего мира и окружает весь мир; и там есть множество мест для наказания, и они составляют двенадцать чертогов, где эти серьезные наказания совершаются. В каждом чертоге есть правитель, но лицо каждого правителя отличается от лица соседа его.
…Правитель второго чертога носит на своем настоящем лице маску кота, и его зовут в этом месте Карахар… А в одиннадцатом чертоге много правителей, и у семи из них поверх настоящих лиц маски кота; и величайшего из них там зовут Рохар… Эти двенадцать правителей находятся в змее внешней тьмы, и каждый из них именуется по соответствующему часу. И каждый из них меняет свое лицо соответственно часу».
В этой цитате мы находим правителей с кошачьими лицами, отвечающими в определенном чертоге за наказания и живущими в теле окружающего мир змея тьмы. Кошка и змея работают в гармоничном единстве, чтобы осуществить месть Ра.
Эти парадоксы воображения не случайны или не являются результатом простого смешения идей, как может показаться случайному читателю, но являются постоянным признаком оккультного символизма и имеют на то глубокие причины. Изображая, таким образом, крайности в их единстве, священный инициатор готовил ум претендентов к постижению духовной истины и таинства, которые невозможно выразить иначе. И если мы хотим дать толкование таким священным и древним символам, то очень важно принимать во внимание контекст и окружение, в котором они были найдены, и то, что они почти неизбежно имеют как эзотерическое, так и экзотерическое значение.
Для сравнения мы попросили бы читателя вспомнить норвежский миф, рассказывающий о боге Торе, одураченном царем-великаном Утгардом-Локи во время посещения Ётунхейма. Тор должен был на спор оторвать от земли кошку, с которой играли дети великана, но, несмотря на все усилия, смог поднять только одну ее лапу. Утгард-Локи затем объяснил неудачу Тора тем, что кошка на самом деле была Мидгардом — змеем, окружавшим землю. Кошка и змея — две формы одной аллегории, символически изображавшей истину о том, что Бог — это Все. Каждый по отдельности они представляют собой дуалистичные и враждующие силы Добра и Зла.
Повсюду в мифологии идея, поддерживающая символ свернувшейся в клубок кошки (или закрученной в кольцо змеи), подчеркивается и находит поддержку. От добрых существ рождаются злые сущности, а от злых — добрые. Из прекрасного появляется безобразное, а из безобразного — прекрасное.
Все природные явления подтверждают это и, возможно, порождают эту аллегорию. Ночь рождает день, день — ночь, свет — тьму, тьма — свет, холод — тепло, тепло — холод, жизнь — смерть и смерть — жизнь. Отдыхающая кошка имеет форму круга, точно так же, как голова змеи находит и кусает свой хвост. Следовательно, это и есть идеограмма Божественности в природе, вечности, вселенной и законченности. Это и есть Ом, священное имя, молитва, превосходящая все молитвы и устраняющая слова в реализации.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:03 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:41 PM | Сообщение # 151
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Кошка и решето Исиды

Чтобы полностью понять, какие громадные возможности издревле приписывали ведьмам, мы должны постоянно помнить, что они произошли от жриц и почитательниц богини луны Исиды, Дианы, или Луны, королевы небес, и Великой матери всего живого. Как таковым им приписывалась способность обладать силами, дающими возможность нисходить с планеты, на которой царствовало их божество. Они отличались многочисленными и невероятными способностями и возможностями.


Фигура в шапочке с кошачьими ушами, держащая Луну и символизирующая магическую власть.

Древние алхимики учили, что тело человека — это микрокосмос, в котором сердце представляло собой Солнце, а Луна — мозг. Поэтому считалось, что лунная сфера вызывает умственные расстройства, вера в это и теперь еще сохранилась в значении слов «лунатизм» и «лунатик». Врачи всех времен зарегистрировали бесконечное число примеров, подтверждающих, что безумие обостряется при полной луне. Но мозг не единственный орган в организме человека, на который влияют фазы луны. И костный мозг человека и вес его тела, как утверждают, увеличиваются или уменьшаются в зависимости от изменений этого светила. Дело в том, что Луна хоть в минимальной степени, но влияет почти на все на Земле. Циркуляция соков в деревьях, качество вина или урожайность зерна — все подвергается ее воздействию. Следовательно, рубить древесину, выжимать сок из винограда и собирать урожай необходимо при правильном положении Луны, сообщающей, что наступило нужное время для того или иного дела. Иначе вас постигнет неудача. Влияние движения Луны на приливы и отливы было замечено задолго до того, как его смогли объяснить, и это вызвало появление идеи, что наш спутник ответствен за погоду. Можно легко составить целый том с описанием предполагаемых влияний этой планеты, так много направлений их приложения, по всеобщему убеждению, существует. И контроль над всеми этими потенциальными возможностями приписывался ведьмам и волшебникам, выродившимся и озлобленным остаткам когда-то могучей иерархии, во главе которой стояла богиня луны. Шекспир в «Буре» пишет:
…сын ведьмы,
Колдуньи столь искусной, что Луна
Служила ей покорно, вызывая
Приливы и отливы ей в угоду…[8]
Во времена Шекспира, как и в глубокой древности, было широко распространено убеждение, что подобные оккультные силы действительно могли использоваться и контролироваться человеческими существами. Повсеместно вода считается символом матери бога. Независимо от того, олицетворяла ли она Венеру или Деву Марию, существенные характеристики будут одинаковыми. Мать бога любви — королева моря, покровительница моряков. Ее цвет — океанский синий. Сила бога движется за ней по воде и отражается от нее, вызывая проявление этого материального явления. Мария по-еврейски означает «зеркало». Имя матери Будды — Майа или «иллюзия» — передает ту же идею невещественности, и она прекрасно воплощается в символах призрачных фигур, которые только кажутся реальными в глубинах воды и которые оказываются не только нереальными, но и искаженными. Можно привести много других примеров, но достаточно и этих. Считалось, что священный элемент, подчиняющийся жрецам и жрицам, служившим богине, воплощался как в образах воды, так и Луны, руководящей приливами и отливами.
В предыдущих главах мы видели, как прочно древние люди связывали кошку с Луной. Поэтому мы не удивимся, обнаружив, что ведьмы специально принимали кошачий облик, когда собирались вызвать бурю, и что моряки видели отвратительную ведьму в любой незнакомой кошке. Вот почему легкий бриз, волнующий гладь моря во время штиля и указывающий на приближение шторма, моряки называют «кошачьей лапой»; и считалось, что резвящаяся кошка предсказывает, если не вызывает, бурю. В Шотландии все верят в то, что кошка, царапающая ножки стола или кресла, «поднимает ветер», и преподобный Джеймс Макдональд рассказывает, как он однажды «слышал, как одна шотландская матрона приказала дочери: «Унеси отсюда эту тварь. Разве ты не видишь, что она вызывает ветер, и если она будет продолжать, то мы не сможем сегодня убрать сено».
На многих языках значение слова «кошка» имеет некий навигационный оттенок. В английском языке мы имеем такие слова, как cat-boat (шлюпка), cat-harping (гарпингсы), cat-rigged (с парусным вооружением), и множество других технических терминов с тем же префиксом, все не перечислишь.
Даже корабль иногда называли кошкой. Так часто называли норвежский тип судна и плоскодонные пожарные суда, которые использовали англичане против французов в 1804 году. Мы, вероятно, не слишком ошибемся, если признаем, что упоминание этого священного животного использовали в защитных целях. Эта традиция была заимствована из египетской мифологии, которая через Италию была воспринята всей Европой и задержалась в навигационной номенклатуре с явным намерением использовать помощь Исиды и предупредить ее жриц от нанесения вреда судам, которые были теперь под ее защитой. Там, где существовала вера, что ведьмы могут разрушить морское судно (что мрачно регистрируется как распространенный случай в анналах английского суда), моряки, по всей видимости, не обращались с этой мольбой к королеве глубин, и ее поклонники видели причины для гнева в слишком грубом нарушении священного обычая. Некоторые из таких религиозных или патриотических мотивов, кажется, вдохновляли ведьм из Мудда, которые, по легенде, обратились в кошек, чтобы потопить вражеский корабль.
Испанский король послал военный корабль в город с приказом отомстить миссис Мак-Лиан из Дуарта за убийство его дочери Виолы. Но все местные ведьмы приняли облик кошек и собрались вместе на вантах злополучного корабля, пытаясь потопить его.
Однако случилось так, что капитан также владел искусством магии и смог противостоять их ужасному намерению. Увидев, что они не могут победить, ведьмы попросили помощи у королевы горных волшебниц, у Великой Гармал из Мойя. Она появилась на вершине мачты в облике небывало громадной кошки, и едва она начала петь заклинания, как корабль камнем пошел ко дну.
История с острова Скай, рассказанная преподобным Дж. Грегорсоном Кемпбеллом, представляет особый интеpec, поскольку в ней описывается, как ведьма, обернувшаяся кошкой, использовала сито в качестве лодки, в чем проявились египетские истоки этой истории.
«За ведьмой, покидавшей дом каждую ночь, проследил ее муж, удивленный ее отлучками. Она превращалась в кошку и выходила, во имя дьявола, в море в решете с семью другими кошками. Муж с помощью молитвы к Троице опрокинул сито, и ведьмы утонули».
Реджинальд Скотт сообщает нам, что существовало поверье, будто ведьмы «могут плавать в скорлупках от яиц и в панцирях моллюсков в бушующем море и под водой». Но их любимым судном было, естественно, решето или сито, считавшиеся одной из эмблем Исиды и в этом качестве часто изображавшиеся на гностических геммах. Стоит вспомнить, что именно в решето богиня собирала разбросанные конечности своего мужа Осириса после того, как он был обманут и расчленен его врагом Сетом, в Греции известным как Тифон[9]. Христианская церковь, следуя своей устоявшейся традиции помещать языческих богов в ад, превратила Исиду с ее решетом в Сатану, который в своем собственном облике стал представлять практически всех древних богов, кроме, вероятно, Иеговы, независимо от половой принадлежности. А столь доступный предмет, да еще и с такой историей, как вездесущее решето, естественно, стал считаться самым любимым орудием Сатаны — бывшего жреца Исиды — в его путешествиях по воде.
Если мы обратимся к деятельности Сатаны на воде, то вспомним о еще одной связи между древней космогонией и Дьяволом в христианском дуализме. Так, в его известном прозвище Старый Ник мы узнаем океанского и речного бога Никса или Никсаса, который обладал атрибутами, сходными с атрибутами Нептуна и Исиды, и которому поклонялись на берегах Балтики. Среди ужасных бурь, сотрясавших эти мрачные моря, их главное божество естественно принимало вид врага человечества и с готовностью идентифицировалось с князем воздушных сил, который брал с собой в полет ведьм и колдунов и передавал им управление штормами.

Ранний духовный закон в Англии Liber Penitentialis святого Теодора (архиепископа Кентерберийского, 668–690) был направлен против тех, кто призывал злодеев (то есть древних богов), чтобы вызвать бурю:
«Si quis emissor tempestatis fuerit».[10]

В Capitaluria Карла Великого более чем сто лет спустя — описывается смертная казнь тех, кто посредством дьявола возмущает воздух и вызывает бури. И папа Иннокентий VIII в его булле 1484 года особо обвиняет колдунов в такой практике.
Ведьмы, занимающиеся такими сверхъестественными делами, доходили даже до того, что посылали любимые ветры морякам. Саммер, писавший в 1600 году, рассказывал об этом так:

Как в Ирландии, так и в Дании
Ведьмы за злато шлют людям ветер,
Завернутый в угол салфетки,
И приносит он безопасно их на желанный берег.

(Последняя воля и завещание)


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:05 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:46 PM | Сообщение # 152
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Кажется, для ведьм и колдунов не обязательно было превращаться в кошек, чтобы вызвать шторм, поскольку во многих описанных случаях для этих целей с равным успехом использовалась мертвая кошка. Так, Полсон рассказывает, что в Шотландских горах для того, чтобы вызвать ветер и помочь кораблю быстрее преодолеть морские пространства, кошку протаскивали через костер.
Иногда для получения желаемого результата совершался довольно сложный ритуал. Например, когда Сатана хотел потопить корабль короля Якова и королевы Анны во время их путешествия домой из Дании, он научил свою свиту из колдунов и ведьм взять кошку и окрестить ее, затем бросить в воду и крикнуть: «Ола!» Это должно было вызвать шторм. Его совет был испробован на практике Джоном Фианом. Этот джентльмен был описан Агнесса Сэмпсон, чья собственная попытка вызвать таким образом бурю позволила ей стать экспертом в этом деле. Она писала, что он был «ближайшим к Дьяволу, его левая рука». Соответственно, в 1590 году он был уличен в том, что «преследовал кошку в Траненте, в ходе этой охоты он поднялся высоко над землей с огромной скоростью, уменьшившись сам до размера кота, пролетел над глубоким рвом, но не смог схватить ее. На вопрос, зачем ему была нужна кошка, он ответил, что во время беседы, происходившей в Брумхолине, Сатана велел всем, кто там был, поймать по кошке. Так же как и он, подчиняясь Сатане, они все поймали по кошке, чтобы потом бросить их в море и поднять ветер для уничтожения кораблей и лодок».
В редком, напечатанном черными буквами памфлете под названием «Новости из Шотландии. Оправдание проклятой жизни доктора Фиана, известного колдуна» его описывают как «приверженца Дьявола, который много раз проповедовал в церкви Норт-Бэрик перед многочисленными пресловутыми ведьмами». Далее раскрывается, как «упомянутый доктор и ведьмы… намеревались околдовать и утопить его величество в море по пути из Дании, и тому подобные чудеса, которые он совершал, но о которых не было слышно в те времена».
Согласно с обвинением, по которому Джон бы осужден и казнен, Дьявол явился ему ночью «облаченным во все черное и с белой палкой в руке» и «потребовал от него продолжать верно ему служить, как и было оговорено в его первой клятве, и обещал награду за это, но тот наотрез отказался прямо ему в лицо и сказал так: «Изыди, Сатана, изыди, я отказываюсь от тебя». Но отказ не спас Джона, и после учиненных над ним ужасных пыток он по приказу короля Якова и его свиты был «колесован, потом задушен, а затем брошен в костер, заранее приготовленный для этих целей, и сожжен в нем на Кассл-Хилл в Эдинбурге в субботу в конце января прошлого 1591 года!».


Сфинкс с кошкой. XXII династия (примерно 950–650 гг. до н. э.).

Сложный обряд вызова бури на море с помощью кошки описан в признании Агнессы Сэмпсон, «мудрой жены Кейта», принадлежавшей к той же колдовской шайке, что и Джон Фиан. По мнению «Новостей из Шотландии», «упомянутая Агнесса Сэмпсон, бывшая старшей ведьмой, была арестована и доставлена в Халируид-Хаус к его величеству и другим благородным мужам Шотландии, где она была немедленно допрошена, но все ухищрения его величества и остального совета не привели ни к чему, и она ни в чем не созналась и стояла твердо на своем, отрицая все обвинения, выдвинутые против нее, поэтому они повелели отправить ее в тюрьму, где к ней были применены пытки, обычно используемые для ведьм в то время в этой стране… Упомянутая Агнесса Сэмпсон затем вновь была доставлена к его королевскому величеству и была допрошена собравшимися относительно отвратительных дел этой ведьмы, и она призналась, что из Алхоллон-Ивена ее сопровождал уже упомянутый человек и огромное количество других ведьм, количеством до двух сотен, что они все вместе отправились морем, каждая в своем решете или сите к церкви в Норт-Баррик в Лоутиане, и что после они вышли на берег и танцевали до изнеможения или после коротких танцев пели во весь голос:
Приходи, скорее приходи, приходи
и принеси то, чего не приносил ранее, приходи и отпусти.
Мы с некоторым удивлением прочли, что «это признание привело короля в полный восторг», но Агнесса могла рассказать еще немало чудесного, и она, не останавливаясь, услаждала королевский слух. «Она призналась, что в то время, когда его величество был в Дании, она сопровождала его в компании с особым названием. Они взяли кошку и окрестили ее, а потом привязали к каждой части кошки соответствующие части тела мертвого человека и несколько суставов из его тела, и следующей ночью ведьмы в решетах и ситах отвезли далеко в море упомянутую кошку и, как уже было сказано, оставили кошку прямо перед городом Лейт в Шотландии. Сделав так, они вызвали такую бурю на море, которую еще не видывали, и эта буря стала причиной гибели лодок и судов, вышедших из города острова Брант в город Лейт, на борту их были драгоценности и богатые дары, которые они должны были подарить новой королеве Шотландии, когда ее величество прибудет в Лейт.
Снова подтверждается, что упомянутая окрещенная кошка стала причиной того, что корабль его королевского величества при заходе в Данию попал на встречный ветер, так же как и все корабли, сопровождавшие его, вещь странная и небывалая, как было известно его величеству, так как все остальные корабли плыли при попутном и хорошем ветре, и подул он только против его величества. И более того, данная ведьма заявила, что его величество больше никогда не выйдет в море в безопасности, если только его намерениями не будет руководить вера».
В юридических записях о деятельности ведьм нет упоминаний о сите, но другие детали подтверждаются. Ведьмы из Перстона пишут ведьмам Лейта письмо, где просят «устроить бурю по всему морю». И через восемь дней после доставки этого письма упомянутая Агнесса Сэмпсон, Джонет Сэмзбелл, Джоанна Фин, Джели Данкан и Мег Дин окрестили кошку в сумерки следующим образом: сначала двое из них взялись за палец, а одна села в камин, и затем, запутав пальцы, они положили кошку в камин и трижды протащили через сплетенные пальцы и под камином. И после того в часы, посвященные Беги Тоддис, привязали к четырем конечностям кошки четыре сустава человека; проделав все это, упомянутая Джонет отправилась с кошкой в Лейт, и примерно в полночь она и две ее помощницы и еще две женщины из рода Стоббис пришли в Пирхейд и произнесли следующие слова: «Посмотрите, что будет с тем, кто захочет противостоять нам», и они бросили кошку в море как можно дальше, она подплывала к берегу и снова уплывала в море, а те, кто был в Панисе, тоже бросали других кошек в море в то же время. Затем они исполнили свои обряды и прочли заклинания, уничтожая суда между Лейтом и Кингборном».


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:07 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:49 PM | Сообщение # 153
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Кошка в халдейской и египетской магии

С глубокой древности ужас перед Великим Невидимым преследовал первобытные народы. Разрушительные силы природы и многие несчастья человека заставляли предположить, что ходом событий управляют демоны или, в лучшем случае, враждебные божества. Дух-противник невидим, и его нельзя победить материальными средствами, поэтому приходилось создавать духовное оружие и привлекать искусство магии. Оружие в виде заговоров и колдовства сформировалось и было взято на вооружение в повседневной жизни, но, так как защитных формул стало очень много и обычный человек мог запомнить только самые важные из них, появился жрец-волшебник, получивший специальные знания и подготовку. Под его влиянием демонологические религии рано или поздно приняли двойственную форму, стали различаться добрые и злые духи. Затем из тьмы возникли боги, они пришли на помощь жрецам в их битве с силами зла. Божественная помощь была гарантированно и с радостью принята, но человек, вкусив власти, не стал подчиняться даже богам и изобрел новое, более совершенное оружие для руководства высшими существами, чье присутствие он теперь осознавал.
Два принципиальных источника профессиональной магии, занимавшей высокое положение в Древней Греции и Риме, в урезанном виде проявлялись и в средневековой Британии. Это были Египет и Халдея. Следовательно, пришло время посмотреть на фундаментальные различия в их учениях и бросить взгляд на некоторые звенья в цепи, связывающей их с более поздним колдовством.
Аккадцы-халдеи верили, что человек посредством неких ритуалов и заклинаний может управлять демонами и даже подчинять своей воле низшие божества и что сверхъестественные силы, необходимые для того, чтобы управлять духами, можно почерпнуть из божественных или дьявольских источников, в зависимости от желания. Они осознавали, что у добра и зла единый источник, ибо в тех фрагментарных записях, которые все же сохранили древние учения, мы видим «ужасных демонов, как Натмар, и благожелательных богов, противостоящих демонам, как Ниндар, возникающих из Мулге»[11] (Ленорман). Когда аккадец искал помощи у богов, он обращался к жрецам, которые черпали свои силы у старших богов. Эти силы брались с помощью молитв, а не по принуждению и были направлены единственно на достижение благотворного результата. Остатки священной литературы, которыми мы располагаем, содержат только формулы и заговоры божественной магии. Дьявольский аспект серьезно осуждался, но даже из этого осуждения мы можем сделать вывод о том, какой ужас он вызывал. В древней Халдее было множество злых ведьм и колдунов, и они изображались на глиняных табличках. Интересно, что им приписывались те же возможности и те же способы воздействия, что и дочерям Гекаты в христианской Англии.
Магия древних персов базировалась на халдейско-ассирийской религии, и это помогает нам и дальше понять ту основу, на которой возникло средневековое колдовство. Персы не только признавали существование двух богов, представлявших собой доброе и злое начала, порожденные одним общим родителем Зарваном Аккараном (Бесконечным временем), но и оказывали им одинаковые почести на алтарях. Заговоры и колдовство были неотъемлемой частью этой веры. Во времена греко-персидских войн в Греции была распространена книга, приписываемая Магу су Останесу, которая, насколько нам о ней известно, видимо, была учебником общения с мертвыми и инфернальными духами, что составляло величайшую тайну касты волхвов. Жрецы-колдуны распространились по всей Персии, и это произошло потому, что их считали чародеями и волшебниками, что входит в современное значение слова «магия».
Ленорман[12] указывал на удивительное сходство халдейской и древнеперсидской магии с финской мифологией и магией. Он был удивлен, найдя так много совпадений: «Множество богов и духов сохраняют один и тот же характер под разными именами, и велико также сходство некоторых заговорных формул, несмотря на огромную дистанцию, как во времени, так и в пространстве, которые отделяют языческую Финляндию, принявшую христианство только в Средние века, от аккадской Халдеи, прекратившей свое существование почти за пятнадцать веков до христианской эры».
Финляндия поможет нам проникнуть сквозь мглу времен, скрывающую магию Халдеи. Как и в Аккадии, жреца четко отличали от злого колдуна, который считался носителем сверхтайны и неправильно использовал ее. Абсолютная власть ради добра или зла, как полагали, заключалась в заговорах и магических ритуалах». «Земля и воздух, видимое и невидимое, вода и огонь были субъектами приложения заговоров; они возвращали умерших к мучениям жизни; они даже влияли на самых могущественных богов, нейтрализуя или ограничивая их власть».
В финском эпосе даны гиперболизированные описания деяний именно таких колдунов, которых, как мы видим, сопровождают кошки, ставшие для них, как это будет часто встречаться и в более поздних случаях колдовства, средством передвижения. То, что мы встречаемся с подобными фактами в оккультизме, уже само по себе примечательно, потому что в обычной жизни вряд ли возможно использовать этих животных в качестве тягловой силы. Малые размеры кошки уже отрицают эту идею. И даже если мы представим, что она увеличится до нужных размеров, ее темперамент и сильная любовь к свободе стали бы непреодолимым препятствием в этом деле. Но такой способ передвижения объясняли тем, что у кошек сильна способность к ясновидению, и это позволяет им совершать полет с помощью мысли.
Финский эпос «Калевала» описывает заклинания Лемминкяйнена и результат их воздействия. Он вошел в дом, читаем мы, полный людей, свободно беседовавших друг с другом, и запел. «И мужчин бросило в сани, запряженные бесцветным котом; и скот на полной скорости отвез их в бескрайние пределы Похъёла[13], в далекие просторы Лапландии, где не слышен топот лошадей, а жеребятам негде пастись… так Лемминкяйнен посмеялся над молодежью, стариками и людьми среднего возраста с помощью своих заклинаний».
Финская мифология не только видела в злых духах причину любых бед, но и персонифицировала зло в своей эпической поэзии в образе великана Хийси, с его женой, детьми, лошадьми, кошками, собаками и слугами, такими же злобными и испорченными, как и он сам. Его кошка, по имени Хииден-Кисса, кажется, наименее неприятный член его семьи, и, хотя сама она вызывает ужас, где бы ни появлялась, она заставляет воров признаться в своем преступлении и совершает немало добрых дел.
Колдуны часто беседовали со всеми этими злыми духами и были обязаны им большей частью своей силы. Но «жрецы от магии осуществляли эту связь полностью посредством священного безумия и волшебных слов» и изгоняли демонов «силой своих магических формул и с помощью духовных существ доброй сущности; многие из заклинаний предназначались для отпора злым демонам, для разрушения дьявольских заклятий и для вовлечения в эту помощь чистых духов» (Ленорман). «Финские заклинания по изгнанию демонов болезни были составлены точно в таком же духе и создавались в то же время, что и аккадские заговоры, предназначенные для тех же целей. Это были формулы, принадлежащие одной семье, и они часто демонстрируют замечательное сходство языков; египетские заклинания, наоборот, составленные людьми с иными взглядами на сверхъестественный мир, принимали совершенно иную форму» (Ленорман).
В египетских текстах нет следов веры в элементарных духов, которых халдейцы хотели умилостивить или изгнать или подчинить. Магия египтян имела под собой совершенно иную основу, она развивалась из учения о Бесконечном Едином, из которого возникает стройная иерархия живых существ, каждое последующее на порядок ближе к земле, чем предыдущее. В соответствии с этой системой для человека становилось возможным с помощью оккультных наук и очистительных ритуалов вознестись к Божеству и настолько слиться с ним, чтобы научиться управлять силами низшего порядка.
Магические заговоры и заклинания составляли немалую часть как египетского, так и халдейского богослужений, и в Египте мы найдем ключ, который открывает двери многих темных коридоров средневекового колдовства и помогает залить их потоком неожиданного света. Сама Исида была «богиней-ведьмой» и черпала большую часть своей силы из заговоров и заклинаний. Бадж говорит, что «ее язык был превосходно натренирован, и она не делала ни одной ошибки, произнося свои заклинания».
Поклонение священным животным началось в Египте на заре истории и сохранилось на многие тысячи лет, сливаясь с более поздними верованиями. Вероятно, оно появилось задолго до рождения первых цивилизаций, чьи памятники сохранились до наших дней, и занимало выдающееся положение во всех крупных центрах и большинстве номов.



a. Сехмет или Бастет. Период от XVIII до XXX династии. Синяя глазурь, поблекшая; одеяние говорит о боге-мужчине, но голова точно как у соответствующих богинь
.
b. Явно Бастет. Тот же период. Бронза; в руках держит систр, корзину и эгиду.

Кошка Бубастиса, баран Фив, быки Мемфиса и Гелиополиса, сокол Эдфу — остатки веры в Баст и Амона, Пта и Гора, заслонившие их в городах, где они царили так долго. Нет никаких сомнений, что египтяне сильно модифицировали антропоморфные идеалы богов, которые, как предполагается, были введены в обиход ливийцами на заре доисторической цивилизации. Слияние разных рас привело к смешению их идеалов и появлению в результате необыкновенных фигур богов с головами животных, которым вплоть до римских времен египтяне оказывали глубокое почтение, что доказывается обилием амулетов в виде священных животных, которые остались после них.
Много самых интересных примеров можно найти в превосходной коллекции египетских амулетов лондонского университетского колледжа, очень подробно описанной Флиндерс Петри; те из амулетов, что представляют собой Око Гора вместе с кошкой, показывают, какое глубокое уважение древние оказывали божествам в облике кошки. Петри описывает следующие предметы: «141с, сине-зеленый, покрытый глазурью, плоский, с 19 кошками; 141d, сине-черная глазурь, с 13 кошками; 141е, сине-черная глазурь, с 9 кошками». Он датирует их XXIII династией, но, кроме замечания о том, что глаз Гора символизирует солнце и луну, не было сделано и попытки объяснить смысл этого символа. Несомненно, количество кошек также не случайно и имеет скрытый смысл. Мы заметили, что среди цифр есть и «9», часто связываемая с кошкой. Око Гора далее «ассоциируется с группой семи богинь, чьи имена находятся отдельно на подведенных глазах или прямо на одном глазу». Среди этих семи амулетов есть Баст и Сехмет с головой кошки. Эти два божества изображены на многих амулетах, и не всегда легко отличить их друг от друга, что неудивительно, если мы вспомним, что оба они являются ипостасями Исиды.
Египтянин очень верил в силу живой кошки, которая могла защитить его от любого зла, естественного или сверхъестественного. Но если, к несчастью, у него не оказывалось такого амулета, то он искал помощь в амулетах, заговорах и словах силы или, позднее, в заклинаниях богов. Поскольку напортить и навредить ему, беззащитному, могло очень много демонов, он молился Ра, который в образе кота уничтожил злого Апопа, чтобы устрашить злых духов; и он сообщал этому божеству об их преступлениях.
Так как он знал о существовании целого пантеона богов, то часто обращал свою молитву к особому божеству, напоминая ему один из эпизодов в легендарном прошлом божества, что создавало симпатическую связь с его собственной бедой. Так, если его жалил скорпион, то он вспоминал, как богиня-кошка Баст имела во время странствия ту же неприятность, которая могла оказаться для нее фатальной, если бы она не знала заклинания, которому ее научил Тот, немедленно пославший ей на помощь бога солнца Ра.
Египтянин проигрывал драму кошки-богини, как только узнавал о ядовитом укусе, и кричал: «О, Ра! Приди к своей дочери! Скорпион ужалил ее на ее одинокой дороге! Ее крик достиг до небес! Яд бежит в ее венах, и она поднесла к ране свои губы. Но Ра сказал: «Не бойся, не бойся, моя прекрасная дочь; посмотри, я с тобой. И это я, который уничтожил яд, бывший во всех членах этой кошки». Тот, кто безошибочно произнесет эту формулу, ставит себя с помощью заклинания на место Божественной кошки и получит помощь Ра, потому что бог солнца всегда готов спасти ее снова и снова.
Египтяне считали произнесенные слова сильным оружием, которым могут овладеть и мертвые, а не только живые. «Ка, двойники умершего, которые произнесли правильно слова и точно знали, каким тоном их нужно произнести, могли идти туда, куда им было нужно, и делать то, что хотели, потому что ни бог, ни дух, ни враг, ни дьявол и ни один неодушевленный предмет не могли не повиноваться их приказам».


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:09 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:52 PM | Сообщение # 154
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Следовательно, египетские священные формулы были направлены не только на охрану хорошего в жизни, но и на обеспечение безопасности и счастья души, отделившейся от тела. В текстах Унаса, написанных в конце V династии, обнаружено много подобных заклинаний, а несколько глав в Книге мертвых целиком состоят из таких заклинаний и заговоров. Житель Египта защищал себя амулетами перед тем, как отправиться в путешествие, и точно так же после смерти на его забальзамированное тело надевали амулеты, потому что его душа ступает на неизвестный путь, снаряженная заклинаниями, которые она выучила при жизни. Поскольку считалось, что наилучшие результаты дают комбинация талисмана и заклинания, создавались многочисленные стелы из гранита и базальта с выгравированными на них магическими формулами, созданными для защиты как живых, так и мертвых. К концу XXVI династии возник обычай использовать их в качестве домашних талисманов, а над ними помещали скульптурку Гора-ребенка, который, как считалось, защищал домашнее хозяйство. Многие образцы этого талисмана можно найти в европейских музеях под обычным именем «Киппи Гора». Заклинания кошки, которые мы уже приводили, были выгравированы на самой большой и важной из этих киппи, обычно называемой «Стела Меттерниха», которую нашли при раскопках в Александрии в 1828 году и которая была создана в царствование Нектанебуса I между 378 годом до н. э. и 360 годом до н. э. Бадж говорит: «Эта стела олицетворяет собой защитную силу, которой владеют божественные существа во вселенной, и, где бы она ни помещалась, она создает непроницаемый барьер перед любым духом зла, каждой ядовитой тварью». Либо в одиночку, либо вместе с кошкой из плоти и крови стела защищала дом и хозяйство от любых несчастий.


Фаянсовый амулет, покрытый синей глазурью, изображающий кошку и котят, посвященных Баст (примерно 600 г. до н. э.).

Для тех, кто умирал, предназначался еще более простой способ обеспечения безопасности. Каждый орган кошки содержал потенциальные возможности воплощать бога или богиню, даже если они были представлены только в виде изображения. Священная кошка описывается как владелица «головы Ра, глаз Уреуса, носа Тота, ушей Неб-ер-тхер (Небетхет, Нефтиды), рта Тема, груди Тота, сердца Ра, рук бога, живота Осириса, бедер Менту, ног Хенсу, ступней Амона-Гора, бедер Гора, подошв Ра и кишок Мехурит» (Бадж).
Поэтому небольшие мраморные жезлы, украшенные головой кошки, верные друзья хоронили вместе с дорогим покойником. Так его душа получала возможность успешно сражаться со скорпионом Нижнего мира и совершить свое рискованное путешествие на поля Тростника, где предназначено жить умершим.
В главе CXXV Книги мертвых умерший, моля богов Подземного мира, просит сообщить ему слово, привлекающее силу.
«У меня чистый рот и чистые руки, — говорит он, — поэтому позвольте мне узнать его. Приди с миром. Приди с миром (12), потому что я услышал могущественное слово, которое духовные тела (саху)[14] сказали кошке (13) в доме Хаптре».
Какое именно слово, нам не говорится. Но записано, что боги по своей собственной воле иногда сообщают человечеству свои тайные имена, которыми их можно вызвать.
Кошка здесь, вероятно, это Исида в кошачьем образе Баст. «Могущественное слово», как можно предположить, это тайное имя, которое она узнала у Ра, создав посредством магических заклинаний змея, чей укус вызывал у Ра ужасную боль, которую она одна могла излечить. У Ра было много имен, но Исида искала его скрытый титул и, в конце концов, вырвала его силой у страдающего бога. Это имя, со всеми сверхъестественными силами, которыми оно было наделено, передалось из его груди в ее, оставаясь тайным для других богов, так же как это было и для людей. Легенда о Ра и Исиде была, наверное, попыткой объяснить новоприобретенное халдейское учение о том, то даже боги являются предметом приложения закона, и человек, приобретший знания закона, может подчинить своей воле высшие существа. Сама Исида подавала пример. Александрийские авторы говорят, что египтяне претендовали на то, что могут заставить богов подчиняться их желаниям и стать видимыми. Бог не мог противостоять воздействию их заклинаний и магических формул, если они называли его настоящим именем. «Они не только называли бога по имени, — говорит М. Мори, — но и угрожали ему, если он отказывался появиться».
В ужасном ритуале Тэйгхарм (описанном в главе XVI) мы видим плоды этой непочтительности; возможно, то же учение лежит в основе многих жертвоприношений, предусмотренных в практике черной магии. Но если подумать о мотивах, всегда следует помнить, что боги и ангелы в ранних религиях становятся демонами в вере, их сменяющей. В народных представлениях они страдают прогрессирующей деградацией, что, в конечном итоге, приводит к образованию третьего варианта магии, чисто дьявольской. Колдун, воспитанный в предубеждении к новой вере, видит дьяволов в древних богах; но вызывает их посредством ритуалов старой религии и продает свою душу, чтобы приобрести над ними оккультную силу. Примером такой магии может служить религия «Почитателей Сатаны». Хотя секта полностью признает двойственность магии, она отдает предпочтение только принципу зла.
Вероятно, большая часть магии Средних веков ведет свое начало именно отсюда. Мы собираемся проследить эти упаднические тенденции в главе о роли кошки в колдовстве.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:11 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:53 PM | Сообщение # 155
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Фрейя и ее кошки

Древнескандинавская богиня любви и красоты Фрейя была дочерью бога Ньёрда и Матери-Земли Нертус, сестрой Фрейра или Фро, бога солнечного света, тогда как ее мужем был Одур, летнее солнце. Она была голубоглазой и золотоволосой.
Милейшая богиня на небесах,
любимая всеми Фрейя, жена Одина.
(Мэтью Арнольд. Смерть Бальдра)
Ее отождествляли с Венерой, и для почитателей она была в первую очередь богиней плотской любви. Поэтому ее колесницу тянули самые нежные и плодовитые из всех домашних животных, кошки, и важно, что при этом использовалась разнополая пара этих животных. Также следует отметить ее связь с солнцем, символом которого является кошка. Как богиня любви и красоты, она благословляет всех влюбленных, которые ищут ее благосклонности с помощью молитв и жертвоприношений. Ей строили множество храмов, прихожане поддерживали их до сравнительно недавнего времени. Последний из них, в Магдебурге, в Германии, был разрушен Карлом Великим.
В Северной Европе Фрейя и ее брат пользовались таким почитанием, что их имена в модифицированной форме все еще используются в обращениях «хозяин» и «хозяйка», а один из дней недели был официально посвящен им и известен как Фрейтаг, день Фрейи, или пятница. Этот день считали самым подходящим для свадеб. Обычай праздновать их в пятницу осуждался христианскими священниками, у беждавшими людей, что день, в который Господь был казнен, не пригоден для начала любых предприятий, но даже это не смогло изменить это название, напоминающее нам о нежной богине любви и ее кошках с их ласковыми и мягкими повадками, такими близкими всем влюбленным.
Тогда пришел темнобородый Ньёрд и вслед за ним
в тончайшем одеянье Фрейя, у стройных ног которой трутся
серые коты.
(Уильям Моррис. Любовники Гудрун)
Подобно кошке, Фрейя хотя и была так близко связана с любовью и красотой, никогда не считалась только милой и ласковой. При необходимости она надевала латы и умело сражалась. Она нередко вела валькирий на поле брани, и когда она возглавляла их ряды, то звалась Вальфрейей и у нее было право выбирать половину тех, кто должен умереть, вторую же половину она предоставляла выбирать Одину.
Фрейю иногда отождествляли с Нертус, ее матерью, символизировавшей вседержительницу Землю. Управляя ее священной колесницей, она обожала наряжать планету в зелень и цветы, призывая семена набухать, прорастать и давать урожай. К тем смертным, кто с разумной добротой ставил плошку с молоком на зерновом поле для ее кошек, она была особенно благосклонна и защищала их урожай от непогоды и других бедствий.
В Южной Германии ее называли Холь или Хольда, и зимой она представала доброй и красивой, покрывая землю сверкающим ледяным панцирем, чтобы защитить ее от всех возможных невзгод в месяцы испытаний. В этом смысле она была не только богиней жизни, но и смерти. Но смерть представала перед ее почитателями не призрачным, скалящим зубы скелетом, а любящей матерью, зовущей своих уставших детей уснуть у нее на груди.
Скандинавская Эдда содержит несколько непоследовательных ссылок на эту великую богиню, и из них мы можем узнать, как Один дал ей власть над девятью мирами или, по другой версии, над девятым миром[15]. Будучи богиней и жизни, и смерти, она изображалась наполовину мертвой и бесцветной, наполовину живой, в цвете, совсем как брахманская богиня природы Кали, мать. Первоначально даже в ее более темном облике она не несла в себе никакой разрушительной силы, а была просто правительницей своей обители в нижнем мире, где принимала души умерших, когда они, совершив долгое и утомительное путешествие, прибывали в Хальяр. Мы также можем сравнить ее с Матерью-Землей из итальянской мифологии, убаюкивавшей уставшего умершего на своей нежной груди. Но и в эти теории проник материализм. В немецких легендах Хель стала матерью Холле, богиней домашнего ремесла, прядения, ткачества и домашнего хозяйства. Когда выпадал снег, говорили, что это она взбивает свою перину и на землю летят перья-снежинки, когда шел дождь, это означало, что она стирает, а густые облака свидетельствовали о том, что она села за ткацкий станок.
Христианство довершило вырождение Хель. Новая вера не признавала богини смерти, но отождествляла Хель с собственным пониманием ужасного места наказания, превратив богиню в место пребывания грешников. Сама Фрейя, как и большинство древних божеств, была названа демоном или ведьмой и была изгнана на вершины гор, когда-то посвященные ей. Она фигурирует в средневековых историях в виде морщинистой старухи, ненасытной и жестокой. Ее жрицы разделили ее судьбу. Они больше не были прекрасными дочерьми Матери-Жизни; теперь они стали уродливыми, тощими и злыми, недостойными отпрысками ада. Но даже и сейчас они остались узнаваемыми, благодаря кошкам, когда-то возившим колесницу Фрейи, а теперь ставшим скакунами, на которых ведьмы ездят по воздуху, или их компаньонами в повседневной жизни. Христиане стали считать их пособниками дьявола.
Несмотря на такое кардинальное изменение в религиозных взглядах, ведьмы продолжали готовить любовные зелья и творить заговоры, как и приличествовало слугам богини любви, и нередко при этом использовали кошачью шерсть. Еженедельные шабаши проводились в священный день Фрейи, и это стало дополнительной причиной осуждения со стороны христиан, связывавших этот день единственно с трагедией Христа и соблюдавших в пятницу строгий пост. Нет нужды вспоминать здесь о том, как священники новой религии мучили и убивали последних приверженцев старой веры. Они так усердно выполняли свою работу по искоренению этих старых убеждений, что сегодня сохранились весьма смутные и сомнительные сведения о них. Но сохранившиеся предрассудки все еще направляют свой вялый указующий перст в сторону едва различимого в тумане пути, и то тут, то там во мгле проглядывает изогнутая едва различимая тень. Одна из них была замечена преподобным Р. Уолшем, путешествовавшим по воде. Он нашел, что его спутники «твердо убеждены в том, что существует четыре зловещих предзнаменования несчастья на судне», «несчастье неизбежно при следующих обстоятельствах», по их мнению: «если выйти из порта в пятницу, если иметь на борту черную кошку, если среди пассажиров окажется беременная женщина или священник». Мистера Уолша заинтересовало, почему эти совершенно безопасные и непредосудительные вещи вызывают такую антипатию, и ему объяснили, что, по всеобщему мнению, они приносят несчастье; но никто не смог дать ни одного вразумительного разъяснения, кроме того, что «Сатана, бывший князем воздушных сил, мог, естественно, управлять ветрами, а так как священник был его величайшим врагом, то он всегда являлся экипажу, пригласившему его на борт, и в наказание обращал против него всех своих низших слуг — штиль, встречный ветер и бури».
Прозвучавшее объяснение — довольно правдоподобно, так как антагонизм между Сатаной и священником вполне понятен; но мы вправе ожидать, что «Старый джентльмен» (то есть дьявол) был бы доволен наличием на борту черной кошки, которая часто используется в магических ритуалах и воплощает близкие ему идеалы! Ясно, что причина лежит гораздо глубже. Те, кто пускался вплавь по мистическим водам Матери-жизни в священный день главной богини (а Фрейя едина с Венерой), брали на борт женщину, имевшую в себе доказательство торжества жизни, олицетворявшейся этой богиней, или животное, посвященное Творению и Репродукции, или жрицу, призванную служить Божественной матери (и не важно, каким именем ее будут называть: Мария, Венера или Исида), тем самым сознательно или бессознательно взывали к Тайне. Благоразумие явно запрещало столь соблазнительное использование Неизвестной Силы, и моряки предпочитали не связываться со священными символами Великой матери, чьей грудью они были вскормлены.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:56 PM | Сообщение # 156
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Христос и кошка

Замечателен тот факт, что кошка никогда не упоминается в канонических книгах, составляющих Библию, но мы можем предположить, что это упущение частично объясняется той нетерпимой ненавистью, которую евреи питали ко всему, что их египетские правители и надсмотрщики почитали священным. Мы можем отнести это также к тому, что этот избранный народ так долго вел кочевую жизнь, что это помешало ему узнать кошек в качестве домашних друзей. Но вероятнее всего, что все дело в их национальном характере, так как в Библии вообще нет ни одного упоминания о том, что у евреев есть какие-то домашние любимцы или спутники из мира животных, хотя у всех окружавших их народов они были.
Во фрагментарном учении Иисуса, которое можно найти в четырех Евангелиях, признанных христианскими церквями, мы находим свидетельства того, что Господь говорил, что во всех существах есть частица Священной Жизни. Хотя человек может почти не осознавать того уважения, которое следует из этого хода божественной мысли, и продает пяток воробьев за пару грошей, ни одна, даже малейшая жертва не проходит незамеченной Богом и не падает на землю без Его ведома. Маловероятно, что это один-единственный случай, когда Иисус подчеркивал всеобъемлющую любовь Создателя, и его изолированность станет понятной, если мы вспомним то огромное количество Евангелий, которые христианская церковь отвергла как еретические. Да и оставшиеся, по словам Вилдерфорса, были «значительно фальсифицированы», и «корректоры», назначенные духовными комиссиями, занимались «исправлением текстов Священного Писания» в интересах того, что они считали единственно верным.
Упущение канонических Евангелий восполнено в замечательной книге под названием «Евангелие двенадцати апостолов». Она была выпущена преподобным Г.Дж. Оусли и, как было заявлено, представляет собой перевод раннехристианского документа, «сохранившегося в одном из буддистских монастырей Тибета, где его скрывала секта ессеев, дабы его не коснулись руки извратителей».
А поскольку так много писаний провозглашается истинными, представляется, что этот документ не менее авторитетен, чем все прочие.
Рассказывая об истории рождения Иисуса Христа в пещере, «Евангелие двенадцати апостолов» гласит:
«И там в той же самой пещере были и бык, и лошадь, и осел, и овца, а под яслями лежала кошка с малыми котятами, а наверху были еще и голуби, и у каждого была своя пара из его рода, мужеский пол с женским. Так что Он был рожден среди животных, которых Он, через избавление человека от невежества и эгоизма, освободил от их страданий, провозгласив сынами и дочерьми Бога».
Любовь Господа к животным, разделившим место Его рождения, превосходно изображено в следующей легенде:
«Иисус, проходя через какое-то селение, увидел толпу бездельников, они мучили попавшуюся им на глаза кошку, позорно обращаясь с ней. И Иисус повелел им прекратить и принялся увещевать их, но они не внимали Его словам и принялись поносить Его. Тогда Он сделал плеть из крученой веревки и разогнал их, говоря: «Эту землю, которую мой Отец-Творец создал для радости и веселья, вы превратили в низкий ад своими деяниями, полными насилия и жестокости». И они убежали от лица Его. Но один, самый мерзкий, вернулся и бросил Ему вызов. И Иисус простер вперед руку, и рука нападавшего на Него усохла, а на него самого напал великий страх; и сказали тогда, что Он чародей. А на следующий день мать юноши пришла к Иисусу, умоляя Его вылечить засохшую руку. И Иисус поведал им закон любви и единства всего живого в единой семье Бога. И сказал Он также: «Все то, что вы совершите по отношению к вашим братьям меньшим, то воздастся вам в будущей жизни». И юноша поверил и покаялся, и Иисус простер вперед свою руку, и иссохшая рука его стала такой же, как и другая. И люди восславили Бога, который даровал человеку такую силу».
Читая далее, мы снова находим, как Христос защищает несчастную кошку, облегчая одиночество ее и с любовью обеспечивая будущее ее.
«Иисус, войдя в какое-то селение, увидел молодую кошку, о которой некому было заботиться, она была голодна и запищала, увидев Его; и Он поднял ее и подсадил себе за пазуху, и она лежала у Него на груди. А когда Он пришел в селение, Он поставил перед ней еду и питье, и она ела и пила и всем своим видом показывала Ему благодарность. И Он отдал ее одной из Его последовательниц, вдове по имени Лоренца, и она стала заботиться о ней.
А некоторые из людей сказали: «Этот человек заботится обо всех существах… разве они Его братья и сестры, что Он должен любить их?» И Он сказал им: «Истинно, они ваши братья меньшие из великого Царства Божия; да, это ваши братья и сестры, имеющие в себе тот же дух жизни в Вечности. И тот, кто заботится о самой малой из них, дает им есть и пить, делает это во имя Мое; и тот, кто намеренно оставляет страдать тех из них, кто нуждается в заботе, заставляет страдать и Меня; потому что все, что вы делаете в этой жизни, будет происходить с вами в будущей».
Во второй раз в связи с кошкой торжественное предупреждение произносится Господом, говорящим, что все существа так близко привязаны к Нему, что каждое наше действие по отношению к ним рассматривается и действием по отношению к Нему.
Легенды недаром насыщены чудесами, но в описываемые события мы верим без большого труда, и в их простом повествовании чувствуем дух правды. Христос, проведший часть своего детства в Египте, как можно предположить, имел особую симпатию к священным символам своего прототипа Осириса-Гора и был потрясен видом жестокого обращения сельчан с животным, по отношению к которому привык видеть только величайшее уважение.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 4:57 PM | Сообщение # 157
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Дева Мария и кошка

Можно с довольно большой вероятностью предположить, что наше английское слово puss (кошка, киска) — заимствованное имя богини Пушт, одного из воплощений египетской Исиды, и что мы, следовательно, произносим священное имя, называя нашу домашнюю кошку этим титулом. Как мы уже видели на страницах этой книги, богиню Пушт называли многими именами. Греки взывали к ней как к Артемиде, римляне молились Диане, буддисты поклонялись Майе, саксонцы называли ее Фриггой, а христиане воздавали ей почести как Деве Марии. Но под каким бы именем она ни была известна, ее атрибуты остаются неизменными, везде и всегда она Божественная Мать, женская сущность божества и дева-богиня, которая к тому же является матерью и символом плодородия и которая дарует плодородие, несмотря на защиту и почитание целомудрия.
Итальянский художник Бароччо, вероятно, имел в виду именно это парадоксальное иносказание, когда вознамерился написать свою Мадонну, названную «Наша госпожа кошек», и тем самым направить указующий перст, помогающий студентам увидеть важное единство прошлой и настоящей веры, как бы ни было велико различие их по форме. И его указания помогут нам узнать, почему древний символ лунарной девы-матери и ее сонарного сына, которого она убаюкивает в своих скрещенных руках или кладет отдохнуть в ночном небе, был так свободно воспринят и принят христианской церковью, что сегодня главной эмблемой Девы Марии стали солнце, луна и звезды. На картине «Успение» луна на ущербе расположена под ее ногами, в то время как в изображениях распятия заслоненная солнцем луна появляется на одной стороне креста, а солнце — на другой. По замечанию Маури, «Дева забирает себе все священные атрибуты Цереры и Венеры». И следовательно, ее явно символизирует кошка, представляющая собой атрибут ее предшественниц.
Интересный пример связи этого двойного символа кошки и полумесяца с девой-богиней был открыт, когда Баркер проводил раскопки на месте древнего Тарса в 1845 году. Он собрал коллекцию из более чем тысячи терракотовых фигурок, найденных им в середине древней насыпи или среди горы пустой породы; среди этого количества было много сигиларий (символических изображений), одно из которых он описал как «небольшую кошку, с веревкой, обернутой вокруг шеи, на конце которой был привязан месяц, демонстрирующий, что это животное было посвящено луне».
Представляется возможным, что эта кошка была символическим изображением девы-богини Афины Паллады, которой поклонялись в Тарсе до того, как принятие христианства вызвало разрушение прежней веры в этот священный образ и его отправили в мусорное ведро. В таком случае перевернутый месяц, свисающий с шеи кошки, относится к Афине, как и к другим богиням-девам, которые, как говорилось, осуществляли контроль над водными элементами: понятие, обеспечивающее ей преклонение всех, кто выходил в море на судах.
Как богиня луны афинян, Паллада иногда изображалась верхом на льве, главе кошачьего рода, и держала на руках своего новорожденного сына, а во время празднеств в ее честь ее называли «Единой матерью бога». Мы можем сравнить этот титул с тем титулом, которым наделена Мария в христианской церкви, и с той идентификацией, которая дана Христу, — «Лев иудейский» и «Солнце праведности».
Это позволяет предположить, что всемирная игра, известная как «убаюкивание кошки», была взята из христианских мистерий, что ее название — это искаженное «кормление кошки», означавшее «ясли, кормушка» или «люлька из камня», относящие нас к яслям, в которых лежало священное дитя. Но можно точно утверждать, что эта игра намного старше христианства и, по всей видимости, имеет своим истоком древний ритуал поклонения солнцу. Повсюду подоплекой является управление солнцем божественной кошкой при помощи симпатической магии. В жарком климате люлька из нитей приглашала солнце отдохнуть от его деятельности, тогда как в северных районах сеть была ловушкой, опутывающей его лапы и мешавшей ему совершить свой ужасный уход. Профессор Стар собрал более шестидесяти разных по форме кошачьих колыбелей, среди которых есть и колыбели народов, населяющих Конго, а профессор Фрейзер описал, как эскимосы-иннуиты играют в эту игру, не давая солнцу полностью исчезнуть, когда оно клонится к югу осенью и все ниже и ниже сияет на арктическом небе. Миссионеры в некоторых областях находили упоминания о значимости этой игры, поскольку местные жители не только являются экспертами в этой игре, но и считают ее тестом на интеллект.


Барельеф на гробнице галло-норманнского периода.

Иносказательное название девы через упоминание кошки можно также узнать в старинной народной сказке о Золушке, называемой в некоторых вариантах «Очаг кошки».
Героиня представляет собой модификацию римской Дианы, известной как Веста, богиня, охранявшая дом и очаг, а также жрица, олицетворявшая ее. Мы находим ее закутанной в мантию из кошачьих шкурок, совсем как ведьмы более позднего времени, наряжавшиеся для своих мистических ритуалов и, следовательно, могущие пойти на бал, то есть на шабаш.[16]
В истории о горькой судьбе Золушки говорится, что начало ее жизни прошло в дыме и копоти, что, вероятно, указывает на то свойство девы, которое еще не получило соответствующего вознаграждения. Строка из гимна — «Я черна, но спокойна» — считается некоторыми из благочестивых авторов описанием Девы Марии, которая является маткой природы, черной, как ночное небо, дающее жизнь луне и звездам. С помощью воображения мы сможем понять, почему кошка, сопровождающая дочерей Дианы (или Золушку), именно такого оттенка, а следующий отрывок из книги Дженнигса еще больше проясняет дело:
«Черный — цвет Сатурна, а также египетской Исиды. По поводу странного воплощения божества в темном обличье можно привести следующие замечательные факты: в соборе в Молинсе Дева Мария и Христос изображены черными, так же как в знаменитой часовне Богоматери в Лоретто и в церкви Благовещения в Риме и в церквях Святого Лазаря и Святого Стефана в Генуе, Святого Франциска в Пизе, в церкви Триксен в Тироле, в церкви (и соборе) Аугсбурга, где черные фигуры изображены в натуральную величину, и в часовне Боргезе в Риме, в церкви Санта-Мария Маджиоре в Пантеоне и в небольшой часовне в соборе Святого Петра с правой стороны у самого входа».
Смуглость девы, черная кошка, символизирующая ее, — это не темнота зла, а темнота Несотворенного, Великой Глубины, Непознаваемого Бога. Это Беспредельность и Невыразимость, что является полной противоположностью Свету Истины.

http://lib.rus.ec/b/348542/read


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:15 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 6:57 PM | Сообщение # 158
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Тайные секты и поклонение кошке

Вероятно, самым известным из трех военных орденов, основанных в XII веке[23] для защиты Иерусалима, является орден тамплиеров. История его феноменального роста, как по количеству членов, так и по богатству и власти, сделавшего орден более чем на два века одной из самых влиятельных сил в формирующейся европейской политике, драматично завершилась еще более внезапным падением и уничтожением во времена правления Филиппа Красивого во Франции.
Этот король, чтобы удовлетворить свое личное недовольство против некоторых знаменитых тамплиеров, начал жестокое преследование всего ордена, обвиняя его в ереси и невероятных преступлениях. 13 октября 1307 года по его повелению были арестованы все французские члены ордена и подвергнуты пыткам и мучениям, чтобы вырвать у них признание своей виновности.
Незадолго до этого Филипп говорил о своей особой любви к ордену, который он вознамерился разрушить, а странные слухи о тайных ритуалах, совершаемых его членами на полуночных собраниях, позволили ему применить к нему юридические меры.
Против ордена было выдвинуто два обвинения. Во-первых, отрицание Бога и Христа, содержавшееся в статьях с I по XIII, и, во-вторых, поклонение дьяволу и практика колдовства. Утверждалось, что сам Сатана председательствовал на тайных ночных собраниях тамплиеров и представал перед участниками в виде черного кота или в облике отвратительного монстра на четырех ногах, а также что на таких собраниях приносились в жертву дети и молодые девушки, чтобы умилостивить этого злодея.
Без всяких доказательств вины тамплиеров в подобных ужасных злодеяниях они были объявлены отныне и навсегда врагами Бога. Их христианское вероисповедание было признано простой маской, скрывающей богохульные ритуалы и непристойные оргии. Подозрения короля были подтверждены признаниями, вырванными под пытками. Из всех тамплиеров, допрошенных инквизиторами в Париже между 19 октября и 24 ноября 1307 года, едва ли найдется хоть один, кто отказался признать, что на церемонии принятия в орден распятие подвергалось оскорблению, и многие признались в других ужасных преступлениях, даже в самых отвратительных, например osculum infame[24], как говорили, этого требовали старшие члены от младших.
Хотя современные исследования подтвердили, что чудовищные обвинения, выдвинутые против тамплиеров, были ложными, а признания у них были получены под пытками и, следовательно, не имеют доказательной силы, представляется совершенно ясным, что тамплиеры исповедовали тайную религию, включавшую в себя еретические учения богомилов, близко связанных с люциферианцами или сатанистами. «Богомилы» по-словенски значит «друзья Бога». Эта секта верила в Верховное Божество, чей старший сын был Сатанаил, которому поклонялись евреи под именем Иеговы и который создал мир после того, как восстал против своего отца. Его младший сын Иисус стал человеком, чтобы противодействовать злобной работе своего брата. Богомилы не прикладывались к кресту, потому что видели в нем инструмент причинения страданий Христу. Но люциферианцы поклонялись старшему сыну Бога, который имел власть над богатством и счастьем мира. Считалось, что они поклонялись черному коту как символу Сатаны, когда отправляли свои таинства и приносили в жертву детей во время ночных оргий, а кровь жертв использовали для приготовления евхаристического хлеба для своего ордена.
Месье Луазелье считает, что тамплиеры заимствовали у богомилов их веру в Верховное Божество, а у сатанистов их поклонение богу этого мира. В поддержку этой теории он приводит много примечательных совпадений, вербальных и иных, между верой этих сект и верой тамплиеров. Элифас Леви также обвиняет тамплиеров в отправлении оккультных практик люциферианцев и даже в том, что они были «посвящены в мистическое учение Каббалы».
Естественно, знакомство ордена с Востоком привело к контактам со многими религиозными прозрениями и идеями, которые в тот период были совершенно незнакомы европейской мысли, хотя потеря Константинополя и иммиграция множества восточных беженцев после этого ознакомили с этими идеями и западные умы. Было заявлено, что возрождение знания, изучение греческого языка и подъем свободной мысли, начавшиеся с этого момента, привели к тому, что восточные знания и мистицизм проникли в Европу. Тамплиеры, вероятно, предчувствовали некоторые из этих результатов, потому что длительное пребывание ордена в Палестине и приобретенные там ими широкие познания потрясли ограниченных домоседов-клерикалов.
Историки определили тождественность многих любопытных символов, вырезанных в храмах тамплиеров, со знаками, используемыми древними гностическими сектами, и пришли к выводу, что их учения и практики были схожи. Это подтверждается тем фактом, что, хотя преследование тамплиеров проводилось их религиозными противниками так грубо, они не смогли уничтожить ни их учения, ни ритуалов, ни церемоний. Какой-то период все это бездействовало, но в XIV веке началось их возрождение и продолжалось и в XV веке с образованием общества розенкрейцеров в Германии.
Как и тамплиеры, гностическая секта манихейцев была осуждена их преследователями за многие ужасные и невероятные преступления. Говорили, что они поклоняются дьяволу в облике черного кота. Они были последователями Мани или Маниса, персиянина, родившегося в Вавилоне примерно в 216 году н. э., который, как считается, освоил все премудрости магии и был врачом, астрономом, художником, философом и поэтом. Его учение, однако, предположительно, почерпнуто из книг, унаследованных им и написанных сарацинским последователем Эмпедокла по имени Скинтианус (Скиф), толковавшим мудрость Египта. Взгляды, которые Мани провозгласил еще примерно в 242 году, объединили это учение с идеями, заимствованными из буддизма, зороастризма, иудаизма и христианства и, естественно, его собственными. Его фундаментальным принципом был дуализм. Он верил в то, что Иегова был подчиненным демиургическим служителем Аримана, основной первопричины зла. Человеческая раса, следовательно, происходит от Сатаны, и сила тьмы, будучи равной силе света, должна быть умиротворена. Христос или Митра, дух Жизни, равный Солнцу по своей силе и Луне по своей мудрости, и те, кто признает его, должны отвергнуть Иегову. Небесные сферы были видимыми символами бога Ормузда или первоосновой добра, и, благодаря тому что манихейское учение дошло до нас в искаженном виде, его враги воспользовались этим. Кажется возможным, что кошка почиталась этой сектой потому, что ее ассоциировали с Солнцем и Луной, символизировавшими Христа или Митру. Поэтому нужно признать, что дуализм этой веры вызывал подозрения по адресу ее сторонников со стороны обвинителей. Как и тамплиеры, манихейцы были обвинены в невыразимых мерзостях в связи с их тайными ритуалами. Говорили, что они собираются по особым дням в назначенном доме, каждый имеет в руках по фонарю, и поют имена различных демонов, словно песнопения во время молебна, до тех пор, пока дьявол внезапно не появится среди них в образе кота или другого животного. Это служило сигналом потушить свет и начать сексуальные оргии. Далее говорилось, что, когда у члена секты рождался ребенок, на восьмой день они собирались вокруг костра и убивали младенца. Затем его труп сжигали и пепел в дальнейшем использовали для общинной службы. Церемониальное лишение девственности девушек нежного возраста в присутствии «совершенных» (то есть полностью инициированных) также было частью ритуала. Более сочувственные отзывы описывают гимны манихейцев как обращения к существам, чьи имена напоминают о функциях и атрибутах ангелов.
Но все же мы едва ли можем удивляться тому, что эту секту неустанно преследовала римская церковь и что, следуя обычной практике бороться с Сатаной его же методами, она сожгла многих ее членов заживо. Говорят, что и сам Мани был распят в 276–277 годах или, по другому свидетельству, с него была заживо содрана кожа, а его труп был брошен собакам. Но, несмотря на это ожесточенное противодействие, вера манихейцев распространялась с поразительной быстротой и породила множество подсект. В какой-то период ею был увлечен и даже проповедовал ее великий Августин. Она процветала в Европе в течение тысячи лет и все еще, как утверждают, существует в Азии.
По мнению Монтегю Саммерса, с начала XI века слова «манихей» и «колдун» считались римской церковью синонимами. Он рассказывает, как в 1022 году большое количество манихейцев были сожжены заживо по приказу Роберта I после суда синода в Орлеане, и добавляет: «Современники явно идентифицировали их с ведьмами, поклонниками демона, который являлся им в виде животного».

Кошка, помещенная на капители во французской церкви в Кентербери.


Точно так же обвинения были выдвинуты против вальденсов манихейской секты, которая была основана в XI веке в Лионе. По мнению тех же специалистов, название секты произошло от имени одного из основателей, Питера Вальдо, но другие считали, что оно было извращением прованского слова Vaudes (Вод), что значит «колдун». Секта использовала множество разных темных практик, иногда суды XIV века обвиняли его таким образом: «ш aliquibus aliis partibus apparet eis daemon sub specie et figura cati, quem sub cauda sigillatim osculantur.» (Дьявол появлялся перед ними в образе и шкуре кота, и они целовали его в зад.)
Родственная секта, известная как альбигойская, возникла примерно в то же время, что и вальденсы, и называлась так по городу Альби. Римская церковь была сильно озадачена распространением этих еретических учений, а убийство папских делегатов позволило ей найти оправдания своим чрезвычайным мерам мести. Папа Иннокентий III (1198–1208.) провозгласил начало Крестового похода против обеих сект, результатом которого стала жестокая резня десятков тысяч мужчин, женщин и детей. Несколько вальденсов выжило в этом холокосте и убежало в недоступные долины Пьемонта, где, несмотря на жестокое преследование, которое даже здесь достигало их, им удалось сохранить свою церковь до времен Реформации; но альбигойцы были истреблены медленно и тайно действующей сильной рукой инквизиции. Ужасный рассказ Лежера, описывающий пьемонтскую резню, заставляет кровь стынуть в жилах. Детей вырывали из рук матерей и рвали пополам или им разбивали голову о скалы. С некоторых сдирали кожу заживо, других заживо сжигали, третьим вспарывали животы; или их привязывали к деревьям в собственном саду и вырывали сердце. Некоторые были изуверски искалечены, и их разрубленные останки были разбросаны по дорогам, чтобы их растащили дикие звери, тогда как у других вытаскивали мозг, который варили и ели эти дьяволы в человеческом виде. Некоторых бросали в борозды на их же собственных полях и запахивали в землю. Других хоронили заживо. Отцов уводили на смерть с головами детей, подвешенными к их шеям. Против них были совершены такие преступления, которые вызывают настоящий ужас. «У меня дрожали руки, — говорит Лежер, — я едва удерживал перо, и мои слезы смешивались с чернилами. Я описывал поступки этих детей тьмы, бывших даже чернее самого принца тьмы».
Поэт Вордсворт с симпатией отнесся к этим героическим жертвам христианской нетерпимости:
Шайки вальденсов, которых напрасно
Ненависть желала уничтожить,
Которых Оскорбленья преследовали как собаки,
Но сдюжили они, и жертвенный огонь
Вновь загорелся…
(Духовные сонеты)
И в примечаниях он объясняет, что к ним применялся термин «патаринианцы» или «патуринцы», от «пати» — «страдать».
Всех жителей волками звала она,
Поскольку скрывали их зеленые шатры дубов и сосен.
Во мраке ночи часто им мерещились враги.
Их всех она звала наездниками, летающими на метле,
И колдунами, творящими один и тот же заговор.
Был ли Вордсворт прав или нет в такой идентификации вальденсов с патаринианцами или патуринцами (появившимися в Милане и процветавшими в XI веке), к обеим сектам были применены те же меры уничтожения, что и к тамплиерам. Патуринцев обвинили в отправлении полуночных ритуалов, напоминавших шабаш ведьм, в которых важную роль играли кошки и козы. Судя по описанию одного такого сборища, участники пели гимны в своем логове позора до первых петухов. Затем в толпу пускали черную кошку. Ее появление служило сигналом для того, чтобы потушить свет, и затем следовали раскрепощенные ритуалы, похожие на манихейские и их последователей вальденсов.
Мистер Черчворд указывал, что изучение мистических ритуалов прошлого открыло, что «друиды, гимнософисты Индии, маги Персии и халдеи Ассирии имели одни и те же религиозные ритуалы и церемонии, отправляемые их жрецами, инициированными в орден, и что все они торжественно клялись держать свои учения в глубокой тайне от всего остального человечества. Все они проистекали из одного источника — Египта». «Возможно, что тайные обряды масонов берут свое начало в религиозных ритуалах в честь египетской Исиды», — говорит Хилсоп. Мы можем вспомнить, что богиня Баст сидит в виде кошки на систре Исиды и, следовательно, проливает новый свет на поклонение кошке как обычной практике этих тайных сект. Я рассмотрел эту тему более полно в главе «Дева и кошка».
Мы обратили внимание на все эти религиозные ритуалы только потому, что в них важное внимание уделялось символу кошки, остальное не представляет для нас большого интереса. В то же время современные авторы (например, Неста Вебстер и Монтегю Саммерс), которые изучают тайные секты и общества, говорят, что «эти удивительные культы, эти странные извращенные ритуалы, которые мы ассоциируем с темными веками, окружают нас и сегодня; иллюминизм, каббализм и даже сатанизм — все еще реальность».


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.


Сообщение отредактировал Милинда - Пятница, 2012-08-03, 2:17 PM
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 7:00 PM | Сообщение # 159
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


Кошка как жертвенное животное

Обычное представление жертвоприношения как пира, на котором вместе пируют боги и люди, полностью находится вне нашего разбирательства, если мы рассматриваем в качестве жертвы кошку. Ясно, что здесь мы имеем дело с более возвышенной идеей, позволяющей взглянуть на это священное животное как на часть природы того бога, символом которого оно является, поэтому божество в мистическом смысле умирает за свой народ, когда его приносят в жертву. Это особенно проявлялось в Древнем Египте, где, как писал Секст Эмпирик, кошку (символ бога солнца) приносили в жертву Гору, богу восходящего солнца.
Кошка не является «пищевым животным», и у верующих не возникало мысли, что ее можно убить для удовлетворения голода антропоморфного божества. Ее либо идентифицировали с блестящим богом, символом которого она была и который каждый день умирал для обитателей земли и возрождался снова на утреннем небе, либо ее связывали с Великой матерью Исидой в одной из ее ипостасей и воплощений. Жертвоприношение, в некотором смысле, является не чем иным, как одним из божественных проявлений, объединяющих бога, природу и человека.
Пока чистота и величественность понятия была основой жертвоприношения, какой бы вид оно ни приняло, результатом его для всех, кого оно касалось, могло быть только добро. Но подобно змее, образующей кольцо, кошка представляла бога как воплощение Всего, а по мере усложнения жизни Зло становится сильнее и обретает более четкую форму и более не может оставаться во власти человека. Единство троицы более не воспринимается. Луна, Диана и Геката разделились и более не считаются триединым воплощением Великой матери. На небесах идет война.
Религия иногда рассматривается как сублимация магии, но, вообще-то говоря, более корректным было бы видеть в магии ретроспективную форму религии. Колдовство возникло как священное искусство, а наличие магических знаний считалось прерогативой самих богов. Колдун встал на одной ступени с пророком и жрецом, его занятию выказывалось высочайшее уважение. Характер и положение магии в ранний дохристианский период совершенно отличались от того, которые были приняты в поздней египетской философии и в иудеохристианской вере средневековой Европы. Еще задолго до появления христианства первоначально высокие идеалы древней религии начали разрушаться, получили неправильное толкование и претерпели серьезные искажения. Последователи извращенных практик в культе дианизма видели в Великой матери только Гекату или Прозерпину, ужасную правительницу ада, которая управляла только демонами, несчастными призраками и злыми колдунами. Считалось, что ее голова покрыта страшными змеями вместо волос и ноги у нее в виде змей. Она приходит на жертвоприношение, если позвать ее по имени семь раз, а когда оно завершается, обычно появляются и следующие за ней призраки. Объект, порождающий такое явное зло, на первый взгляд недосягаем, но колдун надеялся, что подчинить демонов своей воле ему помогут магические средства. Как замечает Малиновский, мы должны видеть в магии «воплощение высшего безумия надежды».
К силам зла нельзя подходить только с точки зрения дуализма. Едва древние религии стали угасать, как проросли и стали развиваться пагубные идеи: царство небесное можно заполучить с помощью насилия; там, где молившийся и просящий не может подойти к богам, сильный и мужественный человек силой вырывает у несогласного неба благословение себе. Ритуалы жертвоприношения постепенно уступили место темным практикам черной магии. Богов перестали уважать и даже бояться. К ним стали обращаться с помощью заклинаний таких сильных и четких, что они были похожи на команды, а их негодование по поводу дерзости устранялось с помощью защитных чар, которыми вызывавший окружал себя.
Лицо земли приводит меня в ярость, и я
бегу и прячусь в ее тайны и бьюсь туда,
где те, кто правит ею,
говорит Байрон; и эта мысль была только отзвуком той мрачной цели, которую преследовали последователи левого пути все эти долгие годы.
«Наша философия — мистицизм… — говорит современный испанский автор, — вечная битва с Богом, чтобы вырвать у Него Его тайну, тайну нашей судьбы… Наше яростное нежелание умирать, это помешательство на бессмертии, уводит нас далеко от эстетического спокойствия, которое требует наука». Те, кто просматривает эту главу, конечно, согласятся, что это действительно так, если позволят преодолеть соображения абстрактного добра и зла, чтобы прославить или увековечить свое собственное эго.
Вероятно, благодаря своему ночному образу жизни, кошка с древних времен считалась наиболее подходящей на роль жертвы богам тьмы и подземным божествам. Принесение в жертву кошки было надежным средством установления контакта с этими божествами и убеждало их подарить второе зрение, которым кошка, как их представитель, по всеобщему убеждению, обладала.
Но как только возникла идея того, что богов можно принудить делать что угодно, жертвоприношение кошки стало толковаться по-новому. Боги любили кошку как выбранный ими и посвященный им символ. Мучая ее, можно было обязать их исполнить любое желание преследователя, сделав это условием ее освобождения. Это было непобедимое оружие, которым мог воспользоваться сильный и нещепетильный человек.
В этот темный период в мире появилось христианство, быстро завершившее разрушение старых религий, научив их прозелитов считать своих бывших богов дьяволами.
Эффект новой веры укрепил и даже оправдал эту идею, о которой мы уже упоминали. Дьявол узурпировал власть и положение древних богов, он сохранил их символ, кошку, как и своего представителя. Кто бы стал возражать против того, чтобы увидеть, как сатанинские силы подчиняются человеку или как мучается животное, посвященное им? Но все же, чтобы отдать справедливость церкви, мы должны заметить, что эта черная магия, которую она считала реальной и сильной, была ею запрещена. Она не отделяла будущих хозяев Сатаны от его слуг и искала способы не менее отчаянные и ужасные, чем их собственные, чтобы уничтожить их. Но какой бы сильной ни была ее вражда к любому проявлению конкурентного толкования божественности, это происходило задолго до того, как христианская церковь полностью потеряла связь с более древней египетской традицией. Теми, кто понимал базовое единство этих двух вер, постоянно делались усилия к слиянию и примирению. Еще в 1757 году зафиксировано символическое обращение к воображению христианского населения с помощью введения фигуры кошки, как символа Гора, в христианские мистерии[25]. До этого времени таинственный ритуал ежегодно праздновался в Эксе, в Провансе, где кошка была центральной фигурой. По этому случаю самый красивый кот в деревне завертывался в пеленки, как ребенок, и выставлялся на показ верующим в великолепной раке. Дорога, по которой его проносили, усыпалась цветами, и все опускались на колени при его появлении. Кот теперь стал отождествляться с Гором, ежедневно умиравшим за свой народ, затем следовала ужасная кульминация.
24 июня, когда солнце проходит меридиан, кота сажали в плетеную корзину и бросали заживо в огромный костер, который устраивали на городской площади. Этот ритуал явно пользовался одобрением христианской церкви. Епископы и священники пели гимны в честь жертвоприношения в течение всего представления и после его завершения проводили торжественное шествие.
Следующий отчет о жертвоприношении кошки под покровительством христианской церкви взят из книги Notre Ami le Chat («Наш друг — кошка»),


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
МилиндаДата: Четверг, 2012-08-02, 7:01 PM | Сообщение # 160
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 1459
Статус: Offline


«Месье Эдельстан дю Мериль в брошюре о народных сказаниях писал, «верят, что добрые нравы поощряются тем, что кошек бросают в огонь в День святого Иоанна». Действительно, аббат Лебёф цитировал квитанцию на сто солей заклада, подписанного неким Люком Поммерё в 1573 году, «о том, что по прошествии трех лет все кошки отправятся в огонь, как это принято в День святого Иоанна». Этот печальный обычай бросать кошек в костры в День святого Иоанна сохранился с давних времен, свидетельством чему это четверостишие под грубым рисунком, датированное концом XVII века:
В костер попала кошка,
Зажженный в день святой,
И в пламени скакала,
Упав вниз головой.
Этот обычай сохранялся в Меце вплоть до 1750 года.
В своих «Записках о кошках» Монкриф рассказывал о следующей сцене.
Он приехал в Метц во время ежегодного праздника, которого нужно стыдиться любому разумному человеку: на площадь торжественно выходят судьи, несущие на всеобщее обозрение клетку с кошками, которую затем помещают на приготовленный костер, а народ верит, что накануне в этих кошек превратились старые ведьмы и теперь их собираются сжечь.
И это жестокое действо совершалось в Пикардии вплоть до недавнего времени, до самого начала XIX века. В первое воскресенье поста праздновали так называемый праздник Биругди: по сигналу все жители поселка подходили и поджигали костер, устроенный в центре поселка. Мальчишки палили из ружей, музыканты играли на скрипках. К длинному шесту-бигурди привязывали кошку и опускали ее в огонь. Надо было видеть, как эти варвары радовались, когда кошка зажаривалась. И цивилизация в сельской местности еще не дошла до того, чтобы спасти животное из огня».
В Англии до самого последнего времени существовал обычай забивать кошку до смерти на Масленицу. Кажется, особенно популярным он был в деревне Албрайтон в Мидленде, в Шропшире, где одна из вывесок на гостинице увековечила его таким стихотворным куплетом:
Наилучшее развлечение под солнцем
порка кошки в Албингтоне.
Явно этот варварский обычай был пережитком поклонения Аполлону. В некоторых местах солнечный символ — петух (или курица) — был заменен на кошку.
Все, что можем мы сейчас сыграть или сказать,
Все будет Аполлону в честь;
Приветствуем тебя и словом, и пером,
И смертью той, что может яйца несть.
(У. Хокинс. Поклонение Аполлону. 1626)
Птицу забивали до смерти, как и кошку, а затем съедали.
Стены Вестминстерского аббатства помнят жертвоприношения кошек в христианской церкви. Одним из экспонатов в одной их самых знаменитых коллекций[26] диковинок, выставленных на обозрение в кофейне Дона Сальтеро в Чейн-Волк, Чел си, был засохший труп кошки, умершей с голоду, найденный в стене аббатства, когда перестраивали восточное крыло. Кошку явно замуровали в стену заживо, и нет никаких сомнений, что это была жертва богу солнца Гору, которого отождествляли с Христом.
Но такие спорадические попытки включить вымирающую веру в новорожденное учение были обречены на провал. Силы дезинтеграции старой религии были так сильны, что не могли позволить ей возродиться в новой. Мы уже замечали, что наступил период упадка богов, и вслед за ним последовал период интенсивного духовного мрака. По мнению христианских богословов, «все британские острова и горная часть Шотландии кишели демонами, подобными тому легиону духов, которых Соломон заключил в кувшин и бросил в Вавилоне, но которые после того, как кувшин открыли в поисках сокровищ, устремились в воздух и расселились в небесах по всей Азии». Может быть, некоторых из моих читателей удивит, что Британия была названа штаб-квартирой злых духов, но мы должны помнить, что с доисторических времен горы и острова Шотландии были пристанищем всего сверхъестественного. Представляется, что жителям этих диких районов удалось установить симпатические и сильные связи с невидимым миром магии и чудес, который в других местах развивается непараллельно земному. Наши предки, и не без оснований, верили, что негодным духам разрешалось жить на тех западных островах, где суровые ветры и вечные туманы, казалось, сами свидетельствовали о присутствии злополучных теней. Даже Плутарх попал под впечатление от этих странных островов, которые среди суровых и непрекращающихся бурь поднимают свои почти пустынные, бесплодные, но головокружительные скалы из кипящих волн моря. Нам рассказывали, что привидения были привычным делом для тех несчастных, которых судьба приговорила провести их невеселые жизни в этом постоянном ужасе, вызываемом окружающей обстановкой.
Много веков назад это описание было подтверждено духовным писателем святым Бедой Достопочтенным. В его «Истории английской церкви» рассказывается, как до VIII века остров Льюис (один из самых больших западных островов) был не только почти лишен людей, плодов, деревьев и трав, но и являлся любимым местом прогулок жестоких и злобных духов, которые отправляли свои дьявольские церемонии до тех пор, пока набожный Кудбрехт не заставил их уйти оттуда.
Усилия этого достойного человека не достигли полного успеха, которого они, несомненно, заслужили, так как там остался злобный кот, принесенный в жертву в ритуале, называемом Тэйгхарм. Ритуал просуществовал на Гебридах до 1750 года. Его происхождение теряется во мгле античности, хотя мы указали путь, по которому он, вероятно, шел. Откуда на западных островах появился этот инфернальный ритуал, неизвестно. Самым вероятным объяснением может быть, что его привезли с собой первые на этих островах переселенцы из Исландии, Гренландии, Норвегии и с Фарерских островов. Мы знаем, что до Средних веков считалось, будто Шотландия населена волшебниками и богами из северных земель, которые слились с их родными духами, значительно повлияв на повседневную жизнь народа. Подземные божества и демоны были известны в горах Шотландии и на островах как духи черной кошки и были силами, вовлеченными в празднование обряда Тэйгхарм.
Шотландское название обряда жертвоприношения имеет двойной смысл, и, в соответствии с тем, как произносятся слоги, обозначает оружие или крик кошки. Игра слов кажется намеренной, так как крик кошек, подвергшихся мучениям, является оружием, с помощью которого участники ритуала преодолевают сопротивления духов, не желавших выполнять их требования. Хотя белый цвет был отличительным цветом одеяния священников всех наций от Индии до Галлии, они надевали черный, когда приносили жертвы подземным богам, вероятно принимая во внимание темноту, в которой жили эти божества[27]. Следовательно, ясна причина, почему им в качестве жертвы предлагалась черная кошка и почему полночь была выбрана в качестве наилучшего часа для начала ритуала. Официально предписанное время было 12-я полночь между пятницей и субботой, и длительность церемонии была четыре полных дня и ночи, в течение которых соблюдался строгий пост. «После того как кошки были посвящены всем дьяволам, — сказал Горст, — и были помещены в магико-симпатические условия с помощью постыдных действий, применяемых к ним, и у них начиналась агония, одну их них снова насаживали на вертел и под ужасный вой жарили на медленном огне. В момент, когда вой одной из кошек прекращала смерть, на вертел насаживали другую, и не должно было быть ни одной минуты промедления, если они хотели управлять адом; и так продолжалось целых четыре дня и ночи. Если заклинатели могли продлить церемонию хоть немного дольше и до тех пор, пока у них не истощались физические силы, они должны были продолжать».
Когда жертвоприношение продолжалось уже некоторое время, начинают появляться инфернальные духи в облике кошки. Их количество постоянно увеличивается, и их неземные крики сливаются с воем мучимых жертв на вертеле. В конце концов, с ужасными угрозами являлась кошка чудовищных размеров. Когда обряд Тэйгхарм завершался, жрец требовал вознаграждения у духов. Это требование могло принимать разные формы, например просили богатство, детей и так далее. Но даровать второе зрение было необычным вознаграждением, и, когда его гарантировали, оно оставалось у участника ритуала до его смерти.
По мнению Хорста, один из последних обрядов Тэйгхарм был проведен в середине XVII века на острове Мулл. Эннемозер говорит, что «жители все еще показывают место, где Алан Маклин, бывший в то время колдуном и совершавшим жертвоприношения жрецом, стоял со своим помощником Лаклейном Маклином, оба мужчины отличались твердым и несгибаемым характером, имели мощное телосложение и были холостыми — Алан Маклин продолжал жертвоприношение до четвертого дня, когда у него истощились и физические и психические силы и он падал в обморок; но с этого дня он получил дар второго зрения, которым пользовался до смерти, как и его помощник. В народе царило непоколебимое мнение, что второе зрение было естественным следствием отправления Тэйгхарма.
«Инфернальные духи появлялись в начале жертвоприношения в облике черных кошек. Первый из них после того, как они бросали яростные взгляды на жреца, говорил: «Lachlain Oer», то есть «мучитель кошек». Алан — главный жрец — предупреждал Лаклейна: что бы тот ни увидел или ни услышал, он не должен колебаться, а крепко держать вертел и постоянно его поворачивать. Через некоторое время появлялся кот чудовищных размеров; и после того, как он издавал ужасный крик, обращенный к мучителю, пугая, что, если тот не прекратит до того, как появится его больший брат, он никогда не увидит лица Господа, Лаклейн отвечал, что он не прекратит, даже если придут все черти из ада. «В конце четвертого дня на конек крыши амбара сел кот с горящими как огонь глазами, и его ужасный крик можно было услышать по сей дороге из Мулла в Морвен» (Херст). Алан был совершенно измучен к четвертому дню этими ужасными призраками и смог только пробормотать одно слово «процветание». Но Лаклейн, хотя и был моложе, был сильнее духом и отлично владел собой. Он потребовал процветания и богатства. И каждый из них получил то, что просил. Когда Алан лежал на смертном одре и его окружали его друзья-христиане и молили его остерегаться хитрости дьявола, он ответил с большим мужеством, что, хотя мучитель кошек уже мертв, он сможет еще держать в руках их оружие, и они сбросят Сатану с его трона, и в любом случае они уже выловили лучших птиц в его царстве.
Когда гроб Алана принесли в церковный двор, люди, наделенные вторым зрением, увидели в некотором отдалении мучителя кошек, стоящего в полном вооружении во главе стаи черных кошек, и все почувствовали запах серы, шедший от этих кошек. Изображение Алана в полном вооружении было вырезано на его могиле, а его имя еще долго упоминалось в связи с Тэйгхармом.
Незадолго до тех событий, о которых только что было рассказано, еще один шотландец, Камерон из Локиеля, совершил Тэйгхарм и получил от инфернальных духов серебряный ботинок, который они велели надевать на левую ногу каждого новорожденного сына в его семье, говоря, что это придаст любому, кто наденет его, удачу и мужество в тяжелые времена. Этот ботинок надевали каждому новорожденному мальчику до 1746 года, когда дом Камерона сгорел дотла. Единственный мальчик в семье, которому не подошел этот ботинок, унаследовал от матери, принадлежавшей к другому клану, большую ногу и был побежден своим врагом в битве при Шериф-Мьюр. Так что предсказание сбылось.


Власть над временем.
Путь есть вмещение и становление.
 
Галактический Ковчег » ___Дворец Гостей » К Истоку » К Истоку Единого Сущего
Страница 8 из 53«126789105253»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега