Вторник, 2017-10-24, 1:16 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 1 из 212»
Модератор форума: Просперо, 27ulexa27 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Агора Галактическая » Милость Кентайра (второе прочтение рукописи фантасмагории)
Милость Кентайра
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 6:55 PM | Сообщение # 1
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Вашему вниманию предлагается обновленная версия рукописи фантасмагории "МИЛОСТЬ КЕНТАЙРА".
Автором добавлены события из реальной жизни, поясняющие и подтверждающие эпизоды,  ранее опубликованные в форме плэйкастов.
Планируется издание в бумажном варианте, поэтому иллюстраций здесь не будет, только обложка будущей книги:



…я не выстрели в Кентайра, может быть, потому, что в последний момент заметил под хищно протянутой ко мне рукой любопытный желтый кошачий глаз. Или я не успел испугаться. А Кентайр не убил меня потому, что как раз в это же время андроид с Андромеды попался в ловушку смерти и был принят в прайм. То есть он-то, инопланетянин, испугался и всё-таки выстрелил. И обратная сила несущейся смерти открыла кольцо прайма. И он стал частью Путаницы Кентайра, как я бы теперь,…
- нет, я слишком рано начал об этом рассказывать.  Читатель понимает, что надо спасти мир, но даже в сверхзвуковом Интернете никто не может так легко и сразу пробежать по тонкой нитке между Атлантидой и Андромедой. И определить, кто должен быть спасен, а кто заслуженно погибнет. Каждый сам по себе мир и сам для себя один во Вселенной. Пока не вторгается нечто извне, несущее потребность изменить мир. Хорошо, если нечто извне - это любовь, то самое великое начальное Слово. Не хорошо, когда это не любовь, когда нет слов, есть только какое-то странное бульканье пульсирующее, как будто подводное, дородовое. Все мы вышли из вод - и Дух летал над водами....
- нет, и это не о том. То, что я ищу, это не так далеко и не так высоко, это очень просто, это реальный предмет на рабочем столе, перламутровая раковина, в которой остался след жемчужины печали.  Прозрачной, как хрустальная капля, в которой по воле смотрящего отражается весь мир. То есть, это очень близко к дневниковой записи, приоткрывающей потайную дверь в театр Микаэлюса Чюрленмса: - "Хрустальный шар – вот все что я хочу! Что б был передо мной большой хрустальный шар, когда я думаю о людях! Хотел бы я положить в изголовье жемчужину печали, сквозящую прозрачной синевой, и слушать, как стонут сосны! Как это чудесно быть нужным людям и чувствовать свет в своих ладонях!»
- нет, опять далеко улетела неумело пущенная мысль... Вернемся назад, начнем наш этно-гуманитарный детектив с промежуточной остановки между Атлантидой и Андромедой, на небольшой планете. Планета называдась Мауни.
Прикрепления: 7622839.jpg(80Kb)


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:02 PM | Сообщение # 2
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Да, планета называлась Мауни. Я услыхал эту фразу в полудреме, проезжая на редакционном автобусе ночью 41-й километр до Карамовского поворота на федеральную трассу Сургут-Салехард. Эти места на карте обозначены как Сибирские Увалы, но на самом деле это древние урманы. То есть святилища, которые лучше не трогать, иначе будет месть Молчащего. И в этом я уверен, так как, по меньшей мере, один случай произошел в моём близком окружении 33 года тому назад. Пошел на урманы приезжий шебутной парнишка Виталик Шульцман и стащил из святилища деревянный столбик с неизвестными знаками. Его строго попросили отнести идола на место. Он пообещал и не сделал. Как потом оказалось, он сжег этот столбик на болоте за пилорамой. Через полгода это выяснилось, по весне, когда снег растаял, а тело Шульцмана нашли неподалеку от недогоревшего тотема. Такая вот тема… И кого, по-вашему, надо спасать в сложившейся ситуации на стыке двух миров - идола или идиота? В смысле Нечто или человека?

Но - достаточно подробностей о Молчащем. Я его знаю недостаточно близко, если не считать шапочного знакомства через одноименную книгу Анны Неркаги. Сильная книга. И, возможно в компенсацию этого своего глубинного общения с дузхами, Анна и выстроила в Ямальской тундре православную часовню. Чтоб приходил и не молчащий бог. Возможно. Вернемся на Мауни, на 41-й километр трассы через полунощную лесотундру. Все мы в редакционном автобусике полуспали. В полудреме человек становится легко доступен влиянию лесных ядукари. Кроме того мы сбавили скорость, так как из урманов вышли медленные молочные туманы. В общем – мы стали более управляемы силами природы, нас обступили сны без слов, довольно тревожные. Когда мы вышли из тумана, редакционная бригада заворочалась, начала просыпаться, редактор отдела писем попросила у меня сигарету и спросила «кто такие сихиртя?» На то я вроде как пошутил «не на ночь глядя…», но получилось серьёзно. Начал рассказывать, что лично я ярко увидел, но остановился. Опять вошли в туман.

Чтобы не спать, я попросил водителя Сергея включить музыку, он воткнул наугад кассету, это был концерт группы Deep Purple, «Книга Талиесина». Это было очень к месту. Во-первых сама тема валлийской магической книги в этом альбоме… Нет, я привираю. Тогда я даже не знал имени Талиесина, даже не смог в словаре найти, что значит это слово. Так что на ту пору для меня, во-первых была загрузка ритмами рок-н-ролла духовной пустоты человека из техномира. Механика этого, как бы пояснить проще то, что самому не понятно…

Может быть так: я прочел в автореферате диссертации Юрия Белоногова, того самого исследователя, который знаменит тем, что ходил с «Белым Братством». Ученый бросил экспериментальную биологию и ушел за открытой им женщиной-ядукари по имени Мария Дэви Христос. Так вот, парень описал случай в Африке, когда во время магического танца колдуна он один не впал в транс, потому что смотрел на свой репортерский магнитофон, и представлял, как там крутятся колесики. Вот и я, слушая знакомую музыку, пришел в нормальное бытовое состояние и даже начал набрасывать в блокноте по мотивам своего сна некую историю охоты на меня неких андроидов, иди антропоидов, причем охотники искали меня по мыслям страха Я-добыча убегал от них безуспешно, пока не догадался, что мысли страха нужно просто сжечь. Очень просто.

Если бы было просто управлять отпущенной мыслью. Чтобы закрепить знаки защиты мне пришлось записать разумно объяснимые эпизоды и опубликовать в газете «ВЕСТИМО» мозаично фантасмагорическую повесть «И запоёт огонь». После публикации ко мне пришел сведущий человек и пояснил, что имя Мауни на санскрите означает тоже Молчащий. И на этом я остановил публикацию. Зная, с кем имеешь дело, много легче осмысленно действовать, соответственно и жизненные ситуации, как-то связанные с этой историей, потихоньку упорядочилась, лет за семь-восемь. Самое главное для согласия своего личного мироощущения с миром людей, это понять, что ты такой не один. Что твой дух в молчании истинно подобен джинну в запечатанном кувшине, но и это невыносимое давление тишины проходит. Так мне рассказал этот человек, он называл себя Президентом Уральской Академии Йоги, в миру Володя Свентицкий.

По словам Володи, если приблизить описываемое к планете Земля, то можно считать земным воплощением Мауни великий Праздник Кувшинов. Это было реально в первый де нь 51 года великого Брахмы, Кальпу Вепря, Эпоху Ману Вайвасваты, 7-ю манвантару, 28-ю Маха-югу, 5115 год Кали-юги, месяца Магха, в благоприятный день Мауни Амавасьи. Не подумайте, что я всё это знаю, так написано в проспекте Академии Йоги. Более десяти миллионов людей в Раджа-тиртхе Праяге в этот день приняли Шахи Снан. В воду окунуться, это вроде бы и не ново для меня, ибо приношу дань почтения Порфироносному Учителю Иванову ежедневно, утром и вечером, зимой и летом, в любую погоду. По выходным дням мы совершаем праздничное купание в ручье Нанк-Пех, нас собирается до 100 человек, это очень мощное ощущение единения с Природой. Но всё-таки, полагаю, несколько мощнее обряд Царственного омовения 10 миллионов человек в водах трех святых рек. Люди создают земное воплощение Бога молитвой. Ну и место события, три реки, которые несут, возможно, нечто большее, чем наш ручеек посреди Сибирских Увалов. Конечно, Космос велик и ему наши земные точки одинаково близки, но истинно говорю вам, почему-то миллионы людей находят именно в Индии лично своё, именно там обретают с Вершин Гималаев Амриту, нектар бессмертия полубогов. Имена очень много значат в гуманитарной географии, что нами недостаточно видится, как и всё очевидное.

Омовение на Мауни Амавасью – самое значимое из четырех главных дней омовений, это день новолуния в месяце Магха, для нас с вами это январь-февраль. То есть Крещенские праздники 19 января очень близко, если не точно входят в этот календарный период. Об этом в Брахма Пуране сказано: «Омовение в Праяге, совершенное в месяце магха, дарует благо, равное благу от совершения многих миллионов жертвоприношений ашвамедха». Не знаю в точности, что означают эти слова на практике, так как практикую простое единение с Природой, мы дома каждый день входим в воду под открытым небом. Но здесь… Ну - всё-таки о значении этого события можно судить хотя бы по огромному количеству людей. Не только из Индии, но со всего мира едут сюда только лишь для того, чтобы войти с верой в священные воды Сангама. В отличие от нас, попавших на Праздник Кувшинов почти случайно, эти люди приехали лишь на один день, чтобы сделать омовение и сразу уехать. Ведь следующая такая возможность представится только через 12 лет, которые надо еще прожить….

Внешне тут описывать особенно нечего, если ты не журналист со стороны, а сам входишь в эти воды в составе единого Духа десяти миллионов людей. Ты просто растворяешься в массиве. Это, если уж дать самое простое сравнение, как в чаше стадиона на концерте Пинк Флойд. Когда ты сам есть одна нота Музыки. Это было бы невозможно описать, если бы история эта не получила неожиданное продолжение год тому назад в Японском море, на острове Рейнеке. Это имя не японское, это наш, территориально русский остров, а его звали Иван Францевич Рейнеке, русского мореплавателя, в честь которого назван клочок суши в Тихом океане. Там мы жили в фанерном домике, дождь всё время шел, океан о чем-то взволнованно шумел. Иногда в это переплетение шумов я включал маленькое радио и слушал гулкое в полуночном эфире японское горловое пение, традиционные мантры и современные вариации, некоторых я уже легко узнавал. Китаро, Оттори Того, Харуки Мино. Особенно Харуки Мино, на мотив ее маленькой фортепианной пьесы без слов «Старый ребенок» я написал синхронный текст о Конфуции:

старый ребенок уснул
сердце колышет луна
ветер тревожит волну

старый ребенок во сне
песенку ветра запел
час тишины на луне

старый ребенок ушёл
белой дорогой домой
час тишины, боже мой

- лодка на белой воде


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:08 PM | Сообщение # 3
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
…лодка моя покачнулась, когда я вытащил из воды на лунный свет тяжелую раковину, и я замахал руками, восстанавливая равновесие, потому и не выстрелил. Или я не выстрели в Кентайра, может быть, потому, что в последний момент заметил под хищно протянутой ко мне рукой любопытный желтый кошачий глаз. Или я не успел испугаться. А Кентайр не убил меня потому, что как раз в это же время андроид с Андромеды попался в ловушку смерти и был принят в прайм. То есть он-то, инопланетянин, испугался и всё-таки выстрелил. И обратная сила несущейся смерти открыла кольцо прайма. И он стал частью Путаницы Кентайра, как я бы теперь, по прошествии всей цепочки происшествий, будучи опять в трезвом уме и добром здравии, назвал бы это плавание своё в странный мир древних раковин.
Итак он, неизвестный парень с Андромеды, стал мертвым осадком перламутра на сворке жадной раковины, а я вот просто влип в это всё заживо. Стал частью двух и более миров.  Непонятно? Мне тоже не всё понятно из пояснений мирно ползающей передо мной раковины, похожей скорее на паучью лилию, чем на трилобита, возрастом миллионов 50 лет, не менее, если верить всему, что он плетёт, японский Едукарь, В частности, мне непонятно, почему мир вокруг меня стал вязким, полупрозрачным, в каких-то пузырях. То есть – может быть, меня всё-таки проглотила эта костяная паучья лилия?  Красивая, похожая на костяные пальцы, на человеческое что-то, умирающая в полосе прибоя ракушка из Желтого моря, которую я поднял неосторожно. Как же он похож на лилию Ликорис!
Вообще-то, японцы едят луковицы этого красивого цветка, каковым является земной аналог моего земноводного хозяина. А сам я научился у одного рыбака готовить ликёр из Lycoris radiata. И час назад пил это своё питьё. Это растение содержит в луковицах яд ликорин, который, легко можно извлечь путем многочисленных промываний водой. Поэтому японцы издавна всегда использовали луковицы в пищу. Однако отравления в поселке тоже случались. Может быть и я в некоем кайфе просто?
Я прекрасно понимаю всю и с удовольствием воспринимаю всю эту странную смесь обычности с нереальностью, для чего, собственно говоря, и ехал в такую даль, на остров Рейнеке в Японском море. Или его здесь зовут Рёкитцу – так он сказал? Просьба не путать с островом Богородицы Рекитцы, это в Греции. А мы с Кентайром гуляем в Японском море. По красному полотну в зарослях прекрасной лилии Ликорис.

Что интересно - у греков ведь тоже есть созвучное имя – «Ликург, не так ли?» - это спросил Кентайр. Голос его находится теперь внутри меня, более с правой стороны, чем по центру колокола, кроме того он звучит не громче или тише, а как будто ближе, или дальше. Очень красивый эффект инфернальной реверберации. И красиво созвучит песенке в моих наушниках. Да, это именно “Мол Кентайр” сэра Пола Маккартни. Помните? – «As he carries me home to the mull of kintyre…» Эта песня с аккомпанементом на простой акустической гитаре в сопровождении (!) двадцати волынок, придавшим ей неповторимую красоту – дань моей любви к прошлой жизни, когда я бывал на тех островах вроде бы викингом, что ли?

- Да, ты был ужасным драчуном и рыжим пьяницей. - подтвердил Кентайр. - Это легко читается на твоей ладони. И потому ты так любишь ходить по красным цветам и делать из красного сока горький ликёр, это всё твоя память крови, гордость рода. Но ты же не хочешь сейчас слушать историю своей земли, тебе интереснее сейчас считывать вместе со мной, слизывать вместе с нами соль философии андроидов Андромеды. Тогда и не отвлекайся, раз не умеешь одновременно жить в нескольких потоках, подобно кентайрам. Хотя - вот почему ты для нас так перспективен! В эллинской прошлой жизни ты был кентавром, то есть на полшага всего не дошел до великого единения с мозговой субстанцией Океана.

- А мне не нравится такое подавление моей личности! - завопил я, схватил ракушку и бросил в сумку. - И свои прошлые жизни раскладывать на полосе прибоя я не просил. Я хочу домой...
- Ты свободен. И уходить, и возвращаться, - сказал из сумки Кентайр. И я снова увидел стройную аллею в красном поле. Дорога к дому вышла из тумана и улеглась мне под ноги. Смеркалось. Дома я попил чаю и записал в дневнике перед сном мысль, как мне казалось, упорядочивающую события дня:

это было, как время бесхлебное, или не было?
ночь была для травы волшебная, дождик с неба
и упала с дождем история, аллегория
словно жизнь проросла сквозь горе и... нет, не спорю я
не логично в жизни бывает, алогично
так трава сквозь смерть прорастает, как обычно

Вчера мы переехали в пансионат с каменными стенами, подальше от нешуточно строгого океана. Это пришлось сделать после того, как я решил искупаться в небольшой шторм, поплавал в длинных волнах. Всё было хорошо, в океане, и чем дальше, тем лучше, но надо же и вернуться. А он не хотел отпускать. И возле берега серьёзно покатал меня по круглым валунам. Синяки были по всему телу и позвонок один, пятый снизу, что ли – сдвинулся, беспокоить начал.
Но наутро я снова пошел к Японскому морю, что-то тянуло меня туда, да и что мне было делать здесь? Сидеть и курить турецкий табак с дворником Омаром? Я подшучивал над ним так "господин Хайям, всё забываю, как Вас зовут?" - он улыф-ф-ф-бался и благосклонно поглаживал красной клешнёй свои длинные усы. Сидел он в окошке консьержа – ну точно как омар в норе.
Итак, я быстро прошел через подъезд. Здесь, почти как дома на Ямале, лестничный марш пропах недомашними кошками и разрисован потешными осьминожками. На свежем воздухе так хорошо. И разговаривать с раковиной будет ну просто безумно интересно! Так, наверное, было интересно первым эллинским волынщикам дуть в витиеватые раковины и слушать древние сказки моря. Странная фраза. Как будто Кентайр уже здесь или вообще никуда не уходил из меня. А мне очень нуДно было... ой! - то есть – оговорился – я чувствовал себя уже совсем здоровым, но мне нуЖно было обсудить с ним ночную находку в Интернете. Вот эту:

"Единственное бессмертное животное на планете Земля! Сенсационное известие! Британские учёные обнаружили медузу Turritopsis nutricula, которая опровергает тезис, что "ничто не вечно под Луною". Это загадочное существо имеет уникальную способность омолаживать себя и, по мнению учёных, может делать это бесконечное количество раз, что делает её потенциально бессмертной. На сегодняшний день это единственный известный ученым представитель фауны, способный к подобному омолаживанию. Как сообщают британские СМИ, медуза Turritopsis nutricula, обитает в тёплых тропических водах и имеет в диаметре всего 4-5 мм. В отличие от представителей других видов медуз, эта особь не умирает после размножения, а начинает возвращаться из "взрослой" стадии развития в "детскую", таким образом омолаживая себя. И, как сообщалось выше, теоретически этот вид медуз может жить бессмертной жизнью.  В настоящее время морские биологи и их коллеги-генетики пристально изучают медузу. Учёные надеются проследить процесс превращения клеток из одной формы в другую, известный в науке как трансдифференциация. Одна беда – ни биологи, ни генетики пока омолаживаться бесконечное количество раз не могут и, скорее всего, увы, не доживут до конца эксперимента.
" http://synews.ru/news....oe.html


- Трансдифференциация… а ты всегда веришь тому, что видишь? - спросил лежащий а полосе прибоя Кентайр.
- Да.
- Хорошо. Тогда ты увидишь.

И я УВИДЕЛ! Свою старую печатную машинку - это невероятно! я уже позабыл, как она выглядит, с тех пор как много лет тому назад впервые набрал текстовый материал на большой пленке-дискете 86-го компьютера. А в машинке - она была большая, как рояль - в ней цвели ирисы Ван Гога. Которые я всё пытался описать словами, долго и безуспешно, год за годом. А за машинкой сидела девочка в платье, сплетенном из лепестков красной паучьей лилии.  И она играла танец маленьких лебедей, и гадкие утята танцевали, вперевалку, неуклюже, по пересохшим лужам...  То есть - я увидел то, что хотел сказать, кроме того, что было уже сказано в этом коротком стихотвореньице:

Снова гадкий утенок Ван-Гог красит золотом серые перья
Словно милость свою дарит Бог, тем, кто любит, надеется, верит
Сколько нас убивали с тобой, били клювами глупых и грешных
Столько раз возвращалась Любовь,  и отчаянно тихая нежность
Новый гадкий утенок Ван-Гог чешую скорлупы отчищает -
"...я ушел бы от вас, если б мог, но зачем-то опять возвращаюсь..."

- ...да, ...опять вернулся», - как-то даже немного растерянно сказал я Кентайру.
- И мне можно у тебя спросить: "Или, Или! лама савахфани?»  - дружелюбно улыбнулся Кентайр. - Или это для тебя истинно молитва к более Великому и Могучему, чем Ты и я?
- Я понимаю то, что ты сказал! То есть: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" А почему ламА? И с ударением на последнем слоге? Так называют в буддийских храмах священника - ламА. Не случайно одинаковыми звуками на разных наречиях мы говорим о стремлении к Великому и Могучему... А почему ты назвал меня Великим и Могучим? Насмешничаешь?
- Отнюдь. У тебя есть то, что есть у меня - большая раковина, полная мыслящей субстанции. Ты очень активно ворочаешь ею сейчас на своей шее, пытаясь определить, где я. Но кроме этого общего ментального инструмента ты имеешь руки, ноги, разнообразные органы. Особенно меня восхищает твой пищевод, набитый столь огромным количеством флоры и фауны, вплоть до серных курильщиков, азотных могильщиков и других носителей ядов и противоядий. Яды - это то, что ядят, или едят. Усваивают. Но почему усвоенный, ассимилированный тобой яд не становится завоевателем тебя? Как ты остаёшься самим собой? Какая структура в тебе выдерживает этот вечный бой, оставаясь неизменной? Ты понимаешь ли себя?
- Я понимаю себя как тепло. Это огонь. Я могу держать его в руках. Я люблю смотреть, как он приходит из своего мира и опять уходит туда. Легко и без страха. Это огонь. Ты, водовоздушная медленная улитка, ты гибнешь от огня. Намного живее то, что окружает меня. Сейчас я разожгу огонь и ты, и любой лесной аука или морской наутилус, все вы отойдете за край света.
- Зажги огонь, - сказал Кентайр. - Посидим у костра. Или перед свечой. Среди осеннего пожара красных цветов будет не одинок твой маленький теплый огонек. И мы сделаем для лесных аук и морских наутилусов праздник левого уха. Таков был у лесных людей когда-то праздник новолуния, когда Он восседал в середине круга людей и бил в барабан с натянутой бычьей шкурой. Все остальные должны были плясать в кругу, распевая песнь "Голо Эла", пока в смертельной усталости не падали на колени. И тогда каждый должен был острым шипом проколоть себе мочку левого уха, а юных девушек подводили к жрецу, и каждой он прокалывал мочку острым шипом.
- Я помню этот рассказ Гессе о лесных людях. Ты вытащил кусочек его из моей памяти и тут же прицепил мне к левому уху. Как некое беспокойство было после пустоты моря Сент-Илера в ухе Ван Гога. Я знаю это, я помню это. Зачем тебе это?
- Зажги свечу и слушай ручей, - сказал просительно Кентайр. И я зажег свечу. А от свечи костер.

скрытые крылья прорезались через кожу
может быть время пришло изменять обличье?
может быть нам уже по судьбе возможно
душу увидеть огня над горящей спичкой?
Тонкий свет пчелиного воска не растопит холод. Ироническая похвала Кентайра о моём всемогуществе, при том, что температура обитания 36,6 в диапазоне выживания плюс-минус три... Только спасительный огонь, земной неукротимый друг, истинное божество бегущего из материнского лона Тьмы... Но и правда - помолчу, послушаю ручей и костер.

как на костре мерцающие грани / поленьев, окруженных ободком / бегущим чуть повыше, чем касанье / веселым невесомым огоньком
так иногда меня уносит искрой / туда, где недоступное уму / таится семя неоткрытой мысли / и сам себя тогда я не пойму / но - может быть потом  ------------- на расстояньи ?
Глядя в костер я оперся спиной на сосну и задремал. Красное пламя плясало на черной ткани. Дождь шел далеко, над океаном...

коан читает океан и расцветает лотос дао
звезда печальных строк Востока
улыбка для влюбленных в Будду
войду
и пусть волною буду
когда под белою луною коан читает океан

коан читает океан  - как странно
только туман клубком
вышел из океана
все засияло над островком
звезды
и неустанный
и никому не послушный
хор крикливых лягушек
где дирижером важным
хочет квакун быть каждый
чтоб догадались все
кто в этом доме сэнсей
и светлячки на гроздьях
вспыхнули белым звездным
словно из океана
вышли рыбы
как странно... - коан читает океан

коан читает океан, смятенье красное уходит
как угли в очаге белеют
когда вечерний сумрак влажный
коснулся бережно костра
уже почти уснувшим бризом
и в ночь идут морские звезды
их слышно сквозь костра молчанье

коан читает океан
огонь заката плавит цепи
и вздох вздымает дух свободный
превыше радости поющей
коан читает океан

Красное пламя плясало на черной ткани...


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:13 PM | Сообщение # 4
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
...красное пламя плясало на черной ткани пиджака Бенни. "На воре шапка горит" - зло хохотал Папа Джулий. "Так зачем ты всё-таки украл эти неразрезанные доллары?" И правда - зачем он это сделал? Я говорил Бенни - "не тронь, это не деньги, это не миллион, это просто пачка квадратных листов бумаги". А он закричал - "Ты мне брат, или ты...?" - не хочу повторять, я понял, что он очень сердится, ведь обычно он говорит мне только ласковые слова.

И я взял в левую руку ручку синей джинсовой сумки, а правой рукой начал крутить колесо своей инвалидной коляски. Такого Папа Джулий не мог вообразить, да и никто не мог вообразить, чтоб неразрезанный миллион увозили с Farm Dreams на инвалидной коляске тупой и безногий. И мы спокойно вывезли сумку на берег реки, Бенни уже приготовил понтонный плотик из каких-то ящиков и доски, по которым втащил пакет-сумку на плотик. Было раннее утро, смена охраны, да и кто в тумане будет сильно разглядывать, какую там дрянь несёт эта речушка?

Да, мы спокойно выехали через ворота и приехали на своё ранчо вовремя. Плот с миллионом приплыл через полчаса. Бенни прямо ножницами нарезал мне триста долларов. Положил их в газету и я ездил по смятым деньгам. Три раза по-разному смятым. Ездил. Потом поехал и купил пиццу. Мы ели её и смеялись. Теперь мы можем каждый час покупать пиццу, а сдачу брать настоящими деньгами. "Нет" - сказал Бенни, мы просто продадим эти деньги китайцам. Они купят их у нас нерезаными. И сегодня же здесь ничего не будет ворованного, ни листочка бумаги, а будут грязные китайские деньги.
И он ушел. Он договаривался в ангарах с каким-то парнем, когда на нем вспыхнул пиджак. Я был далеко, сидел на коляске с автоматом в руках. И не сразу понял, что произошло. Только когда из-за ангара медленно выехал феррари Папы Джулия, я всё понял. Эта новая штука с лазерным прицелом могла не только красную точку рисовать на стене, она могла и поджигать. Если бы рядом был бассейн, Бенни упал бы туда, и всё страшное кончилось бы. Но рядом был только бензин, и это было очень страшно. А парень только ухмылялся и держал Бенни за руку. Как будто он каждый день торговался в ангарах с горящими людьми. Я испугался и закрыл глаза. Сейчас я проснусь, и этого ничего не будет!

..и я проснулся, и действительно этого ничего не было. Никаких гангстеров в ангарах и миллионов в амбарах. Сон как сон, хотя сегодня по гороскопу ночь вещих снов, но какие предвестья в этом куске из обычного детектива? Разве что о том, что надо немного отодвинуть дальше от спального мешка два бревна костра ноди, чтоб не загореться от случайной искры. Но истома обессиливала, двигаться не хотелось. Тело спало. Ручей пел свою негромкую песенку, как жаворонок Булжамур, сын звезды Солбон.. Его было хорошо слышно, потому что в этот предрассветный час море затихло, замерло, умерло. Так вечная Невеста-Жизнь ждет, затаив дыхание Жениха-Солнце. Красиво прозвучало, ты слышишь меня, Кентайр? Я вчера нашел тот коан, о котором ты мне не хотел говорить - "Учитель Гутей поднимает палец". Кентайр молчал.

Читатель, а Вы не желаете обсудить один коан из книги Какичи Кадоваки "Дзен и Библия". Сам автор этой книги - я бы сказал - явление в мире Единой Религии. Японский католический священник, практикующий дзен. Это - как луч дважды преломленный в призме. Туда и обратно. Экспресс Фудхияма-Назарет-Фудзияма. Пожалуй, для того, чтобы лучше понять его, следует пожить немного в тонком фанерном домике на острове Попов в Тихом океане. И нужно, чтобы дождь бесконечно стучал в почти бумажные стены, а волны океана играли круглой галькой метрах в трех ниже вашего окна.Вы уже здесь? Всмотритесь в дождь. Изредка порывы ветра открывают вашему взору другой берег - остров с почти японским именем Рейнеке, надо же, как к месту назвали российского морехода - Иван Рейнеке. Итак - у нас в руках КАНОН ДЗЕН - или по-японски - КОАН:

Всякий раз, когда Мастера Гутея спрашивали (о дзен), он в ответ поднимал палец.
У него был молодой послушник, которого однажды спросили: "В чем состоит учение твоего наставника?"
Юноша поднял палец.

Услышав об этом, Гутей взял нож и отсёк юноше палец.
Последний закричал от боли и бросился бежать.
Гутей окликнул его и он обернулся.
Гутей поднял палец.
Юноша внезапно достиг просветления.


Мысли под дождём. Я тогда закрыл книгу и даже отбросил её. Вышел на улицу где ветер швырял гроздья сергого дождя в белесые волны океана. Ну, - я надеялся на сказку - что учитель Гутей поднял палец своего ученика и чудом приживил его не место, это было бы еще как-то приемлемо. Как в стишках Маршака - такая вай-вайка про бедного зайку, который попал под трамвайку, и доктор пришил ему снова... Вот тебе и дзен добрый.

В расстроенных чувствах я опять рискнул окунуться в дождливый океан. И океан добродушно покатал меня по круглым камням. Не сильно - я вроде бы слегка ободрал плечо и колено. Но это только в воде было легко и смешно. Когда я выбрался из полосы прибоя и стал подышать на берегу - круглые весомые синяки начали вздуваться везде, где кости близко подходят к коже. Океан что-то урчал. Видимо, это означало неодобрение моего раздражения от прочтения дзен. Или простое пояснение, что купаться всё-таки нужно в другом месте, и не тогда, когда штормит. И это личное моё членовредительство в надменном споре с Великим океаном как-то примирило меня с жестокой историей от Какичи Кадоваки. И я вернулся в фанерный домик и прочел комментарии автора к упомянутому коану. Из которых выделю для вас несолько основных позиций.

Поступок Мастера Гутея - есть акт сострадания к ученику. Это был "клевок с двух сторон", то есть когда курица и цыпленок клюют скорлупу яйца изнутри и снаружи. Честно скажу - я так и не понял в чем здесь сострадание. Потому что отвлекся на еще более невообразимый сюжет. Ибо дале Какичи Кадоваки расказывает о другом коане "МУ". Это просто выдох воздуха с мысленным повторением "Му". Но сила при этом должна быть... - "...как будто вместе с этим МУ вы пытаетесь выдавить себя через свой задний проход, через подушку на которой сидите, протолкнуть себя прямо на другую сторону света!"

Молитва через, пардон, за цитату  "свой задний проход"... ? Но ведь это и не юмор японский. Это очень серьёзно пишется. И при всей невообразимости такой молитвы для меня, человека привыкшего принимать сердцем и познавать умом, далее происходит для нас самое интересное - автор находит суровую параллель в Библии делу мастера Гутея:

"Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтоб погиб один из членов твоих, а не всё тело было повержено в геену. И если правая рука твоя..." и так далее - от Матфея 5:29-30.

Неужели эту притчу Иисусову кто-то ещё тоже понимает буквально? Кадоваки жил в Европе, он знает и приводит традиционное толкование этой притчи - о том, что человеку просто выгоднее потреять часть, чем целое. Но, по его мнению, как Гутей и ученик - это одно целое, и, отрезая мальчику палец, Мастер отрезал свой палец, так и Иисус - одно целое с христианином. И нужно настоящему христианину овладеть "языком тела", обрести способность понять, что именно его мертвое "тело", прикованное к кресту, говорит нам. "Когда я преодолел коэн "Гутей поднимает палец", я почувствовал, что теперь мои уши стали достаточно чувствительны для того, чтобы услышать "язык тела" распятого Христа". - так говорит Кадоваки.

...и тут мне стало совсем не до смеха. Потому что у меня был когда-то в юности об этом набросок набросок "Плач Савонаролы". А позднее этот же сюжет вошел в Откровение от Марка (бывш. Крысобоя) в одной из сгоревших глав "Дня рождения Маргариты Николаевны". Даже не знаю по сей день - можно ли так - через боль его тела познать Его счастье? Допустима ли дерзость такая, а Кентайр? Он что-то очень невнятно пробормотал в ответ, о том, что все затихло, и волны не помогут ему вернуться в полосу прибоя, хотя бы, что он не успеет до утра уйти в безопасную глубину, что мне надо бы встать и бросить беспомощную раковину в воду.

- Ладно, ладно, вот только я проснусь по-настоящему, обрету своё славное преимущество в движении, а пока дай мне досмотреть новый красивый и яркий полусон! Девочка в платье из красных лепестков лилии ликорис едет на велосипеде по облакам. Облака, видимо, легли перед утром на берег моря. Но нет - туча чаек вокруг неё кружит с криком. И они пролетают и над, и под колесами велосипеда - а! - заметил крылья у девочки за спиной? Ты видишь её, Кентайр?
- Как же мне не видеть ангела моей смерти? - А-а-а -???!!! - на очень высокой ноте закричал Кентайр, и я проснулся по-настоящему, и мне в лицо кинулась чайка, и я отшатнулся, и небольшой сучок на теле старой сосны, на котором так удобно было держаться складкой спального мешка, и этот небольшой сучок со всей силой моего испуга ударил мне в больной пятый позвонок и я стал кентайром по-настоящему. То есть сразу потерял все преимущества движения. То есть повис на гвоздике боли, как кукла в каморке театра Карабаса-Барабаса. И ничего не мог сделать, только глядел, как чайки рвут на куски моего друга...

Нет, так нельзя говорить. Это же не люди на людей. Правильно мне говорил Феликс, что я из прихлопнутого таракана делаю вселенскую трагедию.
Чайки кушали деликатесную глубоководную устрицу. Конечно, не так, как люди в парижском ресторане. Они толкались и дрались, переворачивали перламутровую тарелку, орали. Их хозяйка, девочка с красными крыльями, сбросила своё платьице, и оно рассыпалось лепестками красных лилий ликорис по полянке. Я медленно выходил из болевого шока. Мне помогла новая боль - ветерок оживил костерок, и искорка попала на спальный мешок. Ожог ужалил меня в бедро, нога самопроизвольно дернулась, то есть мои руки и ноги были всё-таки более подвижны, чем мертвые кораллы, я был вроде старого дерева уже, старого, но живого. Пошел мелкий дождичек. Капли потекли по моему лицу, словно слезы, которых у меня не было, потому что боль была где-то за пределами моих ощущений. И я сразу понял, что это и есть милость кентайра, что это он взял на себя и мою боль и мне просто надо вспомнить, как уходят кентайры и так же уйти из этого состояния полусмерти. Они ведь 50 миллионов лет уходят, умеют ведь. Или для них и это выход - улететь в клюве чайки?

шторм пируэтов ритма,  крик колючий чаек
вагон качает,  к этому привыкну
прильну к окну - и пусть выходят идолы
в пятне, в тумане выдоха, на тихую размытую луну
…стучат, стучат вагоны, как зрители ногами
когда убит был Гамлет тупым быком Памплоны
поверишь ли мне ты?
во мне есть тоже смелость
мне тоже БЫТЬ хотелось
не просто в такт стучать через мосты

...наверно слишком громко я прошептал в потемках:
"О, Господи! - но где же Твой Покой?" -
и словно срезан бритвой шум пируэтов ритма, уж Обь прошли, уж берег здесь другой – какой хороший сон, пахнет железом, человеческой силой, цивилизацией, нечистым человеческим телом, жаль, что всё это только снится, все эти лица плацкартные.
...улететь от всего этого в клюве чайки по имени Джонатан Ливингстон мне очень хотелось в детстве


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:19 PM | Сообщение # 5
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
...улететь от всего этого в клюве чайки по имени Джонатан Ливингстон мне очень хотелось в детстве. Я услыхал по радио эту постановку, театр у микрофона, так, по-моему, это называлось. Это заклинание живого камня, так я понимаю сейчас слова "ливинг стоун", безусловно упрятанные в сущность имени чайки, проникающей сквозь очевидность, это.... 
Я снова провалился в болевой шок, сначала свет стал желтеть, потом синеть, переходя из фиолетового в полную темноту, Но там, в темноте, не было темно, потому что я считывал яркие звездочки из нашей кентайровской памяти, звездочки вчерашней нашей прогулки по береговой линии Гольфстрима, там, где виден край Атлантиды. Я уже знаю, что линии продольные по обрыву - это записи самым примитивным механическим путем сделанные. Как на старинной виниловой граммофонной пластинке. И любой кентайр может вставить свою костяную иголку в эту дорожку и плыть вдоль нее со скоростью Гольфстрима, наслаждаясь и теплой водой и сочетаниями музыки мудрости. 

Как плыть тяжелой ракушке? Это легко, это намного легче левитации в земном воздухе, а уж тем более, намного легче невесомости в космосе. Ты просто набираешь в раковину воздух. А в мускуле тела "вклеиваешь" два камня. Два - для того чтобы с двумя утонуть до нужной точки, там один сбрасываешь и вот ты в равновесии. И плывешь в музыке Гольфстрима, паришь над молодой бездной, которой всего и полумиллиона лет-то нет. А когда насытишься информацией Атлантиды, просто бросаешь второй камень в сторону, И пузырь воздуха выносит тебя с нарастающей скоростью ввысь. Качает тебя ласково океан и звезды смотрят с неба, яркие точки вверху, очень похожие на точки светящегося планктона внизу.  
У меня, и правда, возникло во сне ощущение плавного покачивания. Даже представилось, что два антропоида с Андромеды что-то делают со мной, колдуют над моим неподвижным телом на некоем подобии операционного стола. И кругом глаза, глаза, разные по цвету и вибрации, но все не злые, не враждебные. Атлантида и Андромеда - жаль, что дальше буквы "А" я не успел ничего прочесть в энциклопедии кентайров. Помню, что расстояние между туманностью Андромеды и нашей Галактикой в настоящее время медленно сокращается. Притягивая друг друга, две спиральные галактики через несколько миллиардов лет сольются в одну, возможно, галактику другого типа, например в эллиптическую.  Это очень долго - несколько миллиардов лет... Я напряг память, и вспомнил более уместный, как мне кажется сейчас, отрывок из энциклопедии кентайров. Совершенно другой путь в понимании единства представлен в идее, что все в природе той же сущности, той же структуры, что и наше сознание. Это была бы своего рода менталистская или спиритуалистская философия, которая, в свою очередь, весьма затруднила бы понимание физики — такова, несомненно, точка зрения, принятая в классической физике. Почему мышление, душа или какое-то другое философское основание, которое можно было бы здесь выдвинуть, должно подчиняться таким чуждым им законам как законы классической механики?  Но я, исключенный сейчас из законов движения классической механики, что я могу сделать? Или эти глаза вокруг способны напитать меня силой взгляда, применив которую я смогу уйти по дороге музыки в другую жизнь?  Как хочется жить...

...монахиня Тёно училась дзен у Букко из Энгаку. Она долгое время не могла вкусить от плодов медитации. Однажды лунной ночью она несла воду в старом ведре, обвязанном бамбуковой веревкой. Ветхий бамбук разорвался и дно ведра отвалилось, — и в этот момент Тёно стала свободной! Об этом она написала так:  
«...старалась я спасти старое ведро, пока бамбуковая веревка не ослабла и не порвалась,  пока, наконец, дно не вылетело. Нет больше воды в ведре! Нет больше луны в воде!»


Как нет луны? Эта притча дзен приснилась мне именно в час полнолуния. Я улыбнулся и проснулся, если можно так назвать мои возвращения в мир травматической неподвижности из мира сказочных странствий. Там я был свободен, здесь я был распят на одном гвозде. Всего один сдвинутый позвонок, и у тебя ни рук, ни ног, такой вот глупенький стишок, помилуй мя, мой добрый бог… И он, Бог, кажется, опять помиловал. Я обнаружил, что лежу рядом с сосной на боку. И даже могу дотянуться губами до лунной капли на листке лилии. Пить очень хотелось, тянуться было больно, но пить хотелось. И когда больно – это значит, что ты жив – утешительно шептал себе я. И, самое главное – я свободен! Горьковатая вода лилии и утоляет жажду, и снимает боль – ядовит же ликорис, о, защити меня, Яду-карь!
У меня не было ни мобильного телефона, ни сигнальной ракетницы, ни-че-го. Ведь я и не собирался в какие-то экстремальные путешествия, просто ушел посидеть у костра вечерком на уютном болотистом полуостровке, в двух часах хода от дома. А меня выловили в море японские пограничники, как оказалось, на 12-й день поисков. На суше люди обошли всё побережье, но только где-то на седьмой день догадались зайти на топкий полуостровок, где малейший неверный шаг – и ты проваливаешься в черную жижу по колено. Так уж в жизни сложилось, лилии и лотосы живут над самым топким болотом. И там остались следы от моего пребывания, остатки костра и фляжка с ликером из лилии ликорис. Это помогло следствию, мне начали верить, хоть следователю погранзаставы я так и не смог внятно объяснить, как так, будучи уже парализованным, я смог сползти в ручей и плыть на спине несколько дней в заливе, а затем и в открытом океане.  
Наиболее четкое и рельефное моё воспоминание, о том, как идешь вслед за иголкой луча круглой луны по граммофонной платиновой пластинке её орбиты. Ну да, это хорошо видно, например, на кольцах Сатурна! – так вот, когда идёт это гармоничное вращение, ты очень легко ступаешь равноочередно по черным и белым клавишам дней, вслед за бегущей по волнам мелодии девушкой в платье из лепестков лилии ликорис… - и вот это не принимается официальными лицами!  Говорю непонятно? Да, я перечитал свою мысль… Да, всё-таки немного путаное объяснение, и это можно видеть только прикрыв глаза, но прикрыв глаза не пишут протоколы следствия. Но всё равно мне хорошо. Я лежу в теплой сухой постели, нет вокруг луны в воде – лунный свет это очень красиво, но когда долго, это утомляет, и потом – холодно в ночной воде. И немного неприятен и сейчас этот опрятный, чистейший, перламутровый цвет кожи на моём лице, почти как у андроидов-антропоидов с Андромеды.
…эх, коротким было моё счастье кентайра.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:20 PM | Сообщение # 6
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
…эх, коротким было моё счастье кентайра.  Меня поселили в отдельную раковину, … то есть – в индивидуальную палату с некоей чудо-кроватью. Меня исследовали и расспрашивали большие ученые. То, что я рассказывал наиболее понимающим меня психиатрам, приводило их в восторг. Но ещё больше мои рассказы понравились бы палеонтологам, уфологам, атлантологам – как много у людей различных полочек и ящичков для единой науки познания Вселенной, куда мы все вселены. Но еще более позитивно влияло на моё блаженство простое женское внимание.

И добродушная Селена плывет окрай моей Вселенной 
и тихо входит Виоленна, и мы плывем сквозь мир надменный…. 

На самом деле это только мне казалось, что мы плывем в лодке Кентайра с прекрасной Виоленной. А она была девушка практичная. Так мне пояснил потом художник Шелье, которому я мог ВСЁ рассказать. А он мог это ВСЁ легко нарисовать. Мы с ним в определенном смысле стали товарищами по счастью. Или по потерянному счастью. Виоллена любила его, но когда появился я, золотая звездочка счастья Шелье закатилась за горизонт. Но и я оказался для милой девушки столь же бесперспективен, как и гениальный художник, когда появился потрепанный акулой серфингист, сын миллионера. 
Увы и ах… Виоленна профессионально неоднократно влюбляла в себя беспомощных молодых и не очень молодых пациентов международной сингапурской клиники, куда меня доставили японские пограничники для лечения до выяснения обстоятельств. У меня в кармане нашли пластиковую карту, которую я подобрал на пляже в вечер перед своим исчезновением. И владельцем карты этой оказался весьма состоятельный гражданин Австралии. Так что девушка в первую же ночь обручилась со мной и даже сумела каким-то образом пробудить во мне мужские силы, что было снято на видео с целью потом неоспоримо доказать в суде своё право на миллионы, пусть и австралийских, но всё же долларов. 

Однако девушке со мной, разумеется, не повезло. Мой высокий статус не подтвердился, хоть и окончательно не раскрылся, однако мне была дана отставка. В виду появления реального кошелька мужского пола. При всей горечи отвергнутого жениха, отмечу еще раз, что сказка 1001 ночи всё-таки сработала очень положительно на моё возвращение в мир земных ощущений. Я, было, даже подумал, что вся эта история с путешествиями любви в лодке Кентайра суть сильный психотерапевтический ход. Нет. С серфингистом Виоленне на самом деле реально повезло. Парень после акулы стал бояться женщин, потому его богатые родители легко дали согласие на этот больничный брак на краю смерти. Полагаю – истории воскрешения Шелье, а затем и меня, сыграли свою положительную роль при быстром подписании брачного контракта. И вскоре мы прочли в желтой газетке, что медсестра стала богатой вдовой. И снова пришла охаживать меня – деньги-то на счет поступили не сразу, семья пыталась отсудить.

Странно, что такие простые побуждения могут давать такие невообразимо сильные эффекты, такие ощущения счастья! Вы не поверите, как это супер, как это мега, епе это гига, как это мощнее чем рождение Примаверы или Венеры Джорджоне! Дай мне руку, возьми меня в лодку, и пусть над нами плывет воскресший Кентайр, воскресший, но, правда, не обретший свою многолетнюю раковину, немного страшноватый крылатый моллюск…. Но это счастье, как я уже сказал, было очень коротким. Но и не по той причине, о которой я думал. Выяснилось, что это не столько Виоленна, сколько мой друг-художник влиял на моё неожиданное реактивное возвращение в мир взрослых. В приступе ревности он накручивал на моей чудо-кровати различные ручечки и нажимал всякие кнопочки. Потому мне двое суток подавался в качестве дыхания усыпляющий наркоз, который, - о великая милость Кентайра! – оказал на меня обратное действие.  Может быть, в смеси с остатками ликера ликорис в моей крови? Теперь я бодро разъезжаю на своей чудо-кровати по коридорам больничного заведения, освоил даже (!) так долго не дававшееся мне дома подключение к Интернету, где, к своему удивлению, нашел некоторые картины своего друга-врага-лжехудожника Шелье, но, естественно, под другой фамилией…  Вот ссылка: http://chevalfineart.com/ . Я в полнейшем возмущении. После процедур продолжу.

...деньги в этом неживом мире значат очень много. Люди любят играть на деньги. Я стою много денег. После процедур оказалось, что меня везут под охраной, парням платят, за то, что они смотрят на полумертвое существо. Правда, они сейчас и не на меня смотрят. А на семь сияющих двойных полушарий в витрине казино Лас-Вегаса. Это были бронзовые скульптуры полуголых шоу-гелз, потереть их прекрасные полушария, это была примета, которую знал даже ребенок. «Пусть семь золотых задниц принесут вам удачу!» прочел вслух призывную надпись рядовой Перкинс. И эта фраза окончательно вывела сержанта Хоукса из состояния полной подчиненности Уставу. И он радостно остановил броневичок со мной, с Кентайром, возле казино. Эта морская лягушка будет спать, потому что от пуза нажралась морских огурцов. А разве наша команда зря так гнала машину восемь часов подряд? Десять минут экономии на скорости в час, это восемьдесят минут игрового времени. Ребята из мотоциклетного сопровождения тоже люди и тоже азартные люди. Жалованье все получили позавчера. Семь денежных парней похлопали по золотым задницам сумасшедших шоу-гёрлс, и пошли ловить Леди Удачу. А я осторожно выталкивал из своего тела нетронутые морские огурцы. Они действительно вгоняли меня в спячку. Но до чего же вкусны! 

Через, не помню, сколько минут, счастливый сержант Хоукс вернется за деньгами, которые стоят под моей кроватью в сейфе броневичка. Деньги он получил по доверенности на всё своё отделение. И уходя он закроет неплотно дверь и я смогу тихо выехать на своей новейшей чудо-кровати. Для чего я и пересек, наконец-то, Тихий океан. Из Сингапура в Сидней, из Сиднея в Лас-Вегас. Какие-то промежуточные остановки я не запомнил. И сколько времени прошло, не знаю. Но это не важно.  Я давно узнал, что могу двигаться по времени не только назад. Для себя я назвал это «антипамять антиподов Андромеды». Три «А». Да? Триада. 
В первый раз это достаточно четко включилось еще тогда, когда я встретил в госпитале Сиднея безногого мальчика Джоя, того, который послезавтра украдет нерезаный миллион австралийских долларов со своим туповатым братом Бенни. Мне стало жалко мальчишку, он был мне почти как брат, лишенный главного преимущества людей – двигательного аппарата. И я предупредил его, чтобы на встречу в ангарах он надел бронежилет, а Бенни нужен не только огнеупорный костюм, но и парик на голову с защищающей от огня подкладкой, как у каскадеров в Голливуде. Наш разговор записала камера слежения, ведь госпиталь был военным. И потом эксперты сличили наш разговор с репортажем в газетах.  И тогда меня начали доставать по-настоящему. Раньше они просто пытались определить, как это у меня получается говорить со всеми, на всех языках. Это заметили еще в пограничном следственном отделе. Два матроса были с какого-то алеутского острова, говорили они между собой, на своём племенном наречии, тупо обсуждали, сколько взрывчатки надо взять завтра на рыбалку. Они хотели взорвать Сад Осьминога! И я сказал их старшему, что они украли взрывчатку и примерно рассказал, где спрятали. Они отпирались, но когда их привели ко мне, оба и сознались, и упали на колени, и просили прощения, ибо узнали Голос Покровителя племени. После того привозили ко мне и папуасов, и тибетцев, и парней с какого-то острова возле Антарктиды. Не говоря уже о видеозаписях так называемых цивилизованных людей.  Да, так называемых. Не хочу уподобляться Свифту, который цивилизованных людей считал йеху. Но мыслящие существа, люди, которые выбирают партнера для продолжения рода не по сердцу, не по уму, а по основной точке двигательного аппарата…  
Как мне надоело всё это... Может быть, люди действительно думают не только задницей, или ею, только в брачный период. Но где эти другие периоды? Кто это видел – человека разумного? Потому что здесь меня не поняли, даже когда я лишнее рассказал следователям, открыл им, что все люди в основе своей речи, в стержне, в мыслеформе, в жемчужине внутри раковины – как ЭТО еще объяснить? Все мыслят на языке, который был до строительства Вавилонской башни, а нюансы звуковые – просто шелуха. Что надо уметь услышать и послать ответный сигнал. Это слово было, как я понимаю теперь, истолковано однозначно. Они начали искать, как я подаю сигнал. Хорошо хоть не стали трогать мою боль, медленно растущую у меня на позвоночнике жемчужину. Которую нельзя отдавать океану. Свою жемчужину я должен доставить в песчаное море под Лас-Вегасом. Так сказал Кентайр. 

Замок на дверях броневичка тихо щелкнул один раз. Открылся. Проскрипел сундучок, протащенный по днищу сейфа. Щелкнул замок сундучка. Тоже один раз. Второго щелчка, в дверном замке, не было. То есть он взял все деньги и убежал. Путь почти свободен. Там, за игровым столом, были розданы карты. Масть пришла. Нужно было докупить фишек. Сержант Хоукс еще раз похлопал по всем семи золотым задницам и вбежал в двери казино. Всё. И не перевернулся, выезжая из броневичка, пол очень низко. Всё. Мне можно тихо ехать на своей чудо-кровати в песчаное море красных пустынь штата Невада – имя так странно созвучно слову «невод», почему странно? Там стоит сеть невидимая, там ждёт тот, кто может забрать у меня жемчужину Кентайра. Или не ждёт. Но он там будет, это я точно видел во сне, в ночь, когда красная пылевая буря пришла в Сидней.

Помнишь - когда смотришь с лестницы в небо вниз, ты словно снова возвращаешься в глубину своей раковины? Слоняется солнце у края песчаной жаровни. Склоняется дочь волхва, вино проливает оземь. Смеркается. Смерч собирается тихо среди дыхания ровного. Не смерть. Просто вихрь. Просто сухо целуется осень.  Просто сухо скребет по пластиковому куполу над моей кроватью мелкий песок. Так снег стучится в окно на Крайнем Севере – вспомнилось ярко очень из далекой-далекой прошлой жизни. Снег мелкий, как сахарная крупа и такой же твердый. Белая россыпь технических алмазов, пудра от трения колеса галактики о край Млечного Пути. Белый в Индии цвет траура. Может быть в память великого Исхода ариев под давлением Великого Ледника. Может быть просто древние народы очень нелегко, и тем паче накрепко запомнили, как легко прекращается жизнь, когда вода превращается в лёд. Когда на миллион лет засыпают даже кентайры. Ибо нет нигде движения земноводных. Космический мороз . Черное небо и красный лёд. …почему красный? Ах, да, мы же в красной пустыне, штат Невада, и это не лестница в небо, это обычный маленький весёлый торнадо легко поднимает мой самоходный агрегат, ввинчивает меня в красноватый сумрак, словно я еду по винтовой пологой лестнице внутри Вавилонской Башни. Забавно – но ведь Башня была просто рукотворным подобием большой винтовой РАКОВИНЫ МОЛЛЮСКА Pleuroploca gigantea. 

Это было так: властелин хамитов Нимрод попал под влияние одного из торопливых кентайров. Из тех, что очень торопятся домой, в космос. И этот торопыга открыл разноплеменным строителям центр в третьем глазу и тем дал дар взаимопонимания, язык мыслеформы стал единым. Кроме того, дышать в воде эти полукентавры стали так же свободно, как в воздухе. То есть в случае нового Вселенского Потопа они бы мирно потопали на прогулку по морскому дну, ловя сачками рыбок в водорослях, как бабочек и стрекоз на лужайке. А наш друг Pleuroploca gigantea в это время ввинчивался бы в межгалактическое пространство, возвращаясь на вновь построенном космическом спиралодиске… Если бы он понимал, что космические Раковины держит не только асфальтоцемент, а некое невидимое силовое поле. Если бы он был не астроархеологом, а хотя бы младшим техником металлоидных конструкций. Но он был даже не столько астроархеологом, сколько эмоционально неустойчивым учеником Баала. Говорю это абсолютно уверенно, так как у меня дома хранится небольшой кусок клинописной глиняной таблички, я подобрал его на стройке. Мне удалось не то чтоб восстановить, но ощутить и описать то, что было тогда:

Баал мой, великий Баал!
Огляди свой подлый Бабилон!
Баал мой, великий Баал!
От меня погибнет этой ночью он!
О Баал, увидишь Баал!
Защитит ли блудницу колокольный звон?

Я выкрал у царя четыре колесницы
Я загрузил на них гремучий чорный порошок
Я знаю царь, тебе уже дорога в небо снится
Ты слышишь, царь, я возвращу тебе вчерашний твой смешок!

Я взорву - этот город
Я взорву - этот мир
Я взорву - подлый морок
Этот блуд, эту дрянь, этот пир!

Баал мой, великий Баал!
Огляди свой подлый Бабилон!
Баал мой, великий Баал!
От меня погибнет этой ночью он!
О Баал, увидишь Баал!
Защитит ли блудницу колокольный звон?

Я положил на эту башню жизни трех народов
Я отбирал у них вино, еду, детей и глупых жен
Я знаю царь, ты грезишь шагом к небосводу
Ты слышишь, царь, я возвращу Баалу подлый Бабилон!!!

Я взорву - этот город
Я взорву - этот мир
Я взорву - подлый морок
Этот блуд, эту дрянь, этот пир!

Я знаю страшен будет взрыв и онемеют люди
Я знаю будет черный пир огня и ярко-белый гриб
Я знаю сорок тысяч лет слепые помнить будут
Ты слышишь, царь, смеётся тот, кто вовремя погиб!

Я взорвал
вот твой бал
- мой великий Баал!
Я лечу
столб огня
бог увидел меня!
Я сказал 

Вот так оно и получилось. Когда рабы своего полубога-кентайра доставили на верхушку Башни и подожгли порох, возник мощнейший огненный вихрь и красный торнадо из 85 миллионов кирпичей. Но это не было взлетом космолета. Просто башня красивым фейерверком взорвалась, красным торнадо. …кому это надо – мои рассказы о ветхозаветном? Или я сам хочу оттянуть тетиву настоящего на максимальное удаление в прошлое, чтобы стрела разума улетела хоть на пару часов в будущее, и что я узнаю уже сейчас – получилось ли? Что прилетел спиралодиск с Андромеды и старшие братья по разуму снимают с моего позвоночника жемчужную дискетку, эту так надоевшую мне жемчужину белой боли. И я смотрю вверх и вижу винтовую лестницу в небо внутри раковины-корабля-лаборатории, но при этом у меня такое ощущение, будто я смотрю вниз. Как в ту ночь в Сиднейском госпитале, когда я добрался, собрав все силы, до перламутровых перил винтовой лестницы. Весь медперсонал был занят борьбой с последствиями красной пылевой бури, за мной никто не смотрел и я легко мог прекратить это своё превращение в говорящую недвижимость. Я уже подтянулся на руках и тяжело повесил тряпку своего тела на затертые человеческими руками скользкие перила, когда гулким колоколом с правой стороны мозга прозвучал голос Кентайра: 
 
…опять Третий стал Первым, а ведь и вечер тоже, наверно...


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:22 PM | Сообщение # 7
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
…опять Третий стал Первым, а ведь и вечер тоже, наверно, через ночь и утро, но снова ранее дня. Как Идущий не спеша мудрый, он всегда позади, и при том впереди, бегущего пуще меня…
- О чем ты? – радостно спросил я.
- Да так, ни о чем. Просто сегодня в ночь перевели часы во всём мире на зимнее время. Видишь, как легко здесь управляться не только с жизнью, но и с Временем. – ответил Кентайр.
- Всё шутишь… - весело отвечал я. Мне, правда, было очень легко в такие минуты, когда нас было двое, и я очень четко мог определить, где я, а где он. – А я вот вышел покурить на лестницу, а сигареты забыл, вот смотрю – работает ли киоск внизу, чтоб сигануть за сигаретами.
- И если бы киоск работал, то ты бы и сиганул вниз? – спросил Кентайр. Нет, это не Кентайр спросил, это санитар Билли осторожно снимал меня с перил и тихо спрашивал меня, совсем обессилевшего. – Так вот и полетел бы птичкой, глупышка-лягушка?
- Уже не уверен. Точнее – уже не так сильно уверен, что смерть может наполнить эту пустую винтовую раковину передо мной. Что-то еще должен сделать я, чтоб хватило сил на лестницу…

…чтобы хватило сил на лестницу, достаточно протянуть руку и выпить стакан воды. И когда водяной вихрь войдет в разгоряченное жаждой тело, ярко-красный мир вокруг понемногу станет желтеть, а затем, может быть, вернется привычный белый свет. Но сначала надо пройти драконов порога, которые сторожат грань между ведомым и неведомым, точнее - ведомым и Ведущим. Грань эту видит только ведающий, ибо алмаз сверкает, только отвечая на взгляд снаружи. Ибо из воды не виден по воде идущий. Но ясновидящему красный глаз дракона не мешает видеть зеленые глаза утренней звезды Урусвати. Но яснослышащему рычание и рёв не мешает слушать тихие слова старшей сестры Урусвати.

«…Урусвати знает, где живут драконы порога. Думают, что они гнездятся где-то на дне страшных пропастей, где-то во тьме, куда люди редко заглядывают, но местожительство таких драконов у порога дома. Человек встречает их очень часто в обиходе жизни. Все, что сказано о таких драконах, правильно. Видом своим они ужасны, прожорливые, они не выпускают свою жертву. Они сторожат входящих и захватывают пытающихся уйти. Они меняют свой облик и редко показываются в своем отвратительном росте. Дракон порога явно показан как страж сознания человека, такое представление сделало из дракона отвлеченный символ, но эти драконы стоят гораздо ближе к жизни каждого обихода. Человек питает их своим недовольством. Нет такого обихода, который удовлетворил бы человека. Не говорю о жажде знания, которая будет достойным исканием. Недовольство обиходом основано обычно на низменных страстях, тогда настает настоящий драконов праздник, и накопление человеческое идет в пищу дракону. Мы уже не раз говорили о злом обиходе, который себе создает человек, но когда беседуем о Надземном, нужно еще оглянуться на препятствующие обстоятельства. О простой порог люди спотыкаются и даже падают, и даже убиваются. Но если это будет злой порог ненавистного обихода, то шаг через него будет опасен. Сколько злотолкований происходит у злого порога. На радость драконам, ужасные проклятия зарождаются. Мы говорили: "Уберите сор с порога". Этот сор питает дракона, он может так растолстеть, что и в дверь не пройти. Нужно подумать, что злой обиход является препятствием к восхождению. Кто-то уже кричит – мы уже давно это знаем! Друг, если бы знал, то порог твой был бы чище. Довольно о злом пороге. Допустим, что друзья уже поняли, насколько вредно питать драконов. Может быть добрый порог, ведущий к доброму обиходу. Пусть такой обиход будет малым, но он будет чист, и дракон свернется в малую ящерицу. Так человеку дано творить великие превращения. Мыслитель говорил: «Разве не чудо, что можете превращать зло в добро?»
Милая моя сестра милосердия! Раз ты говоришь со мною, значит я еще не сор у порога, я еще из тех, кто может просить о помощи, из тех, кому можно помочь?

«…Урусвати знает, что человеку можно помочь в пределах его сознания. Можно дать обезьяне драгоценный алмаз, но она лишь позабавится и бросит. Можно дать ей огромное количество ценностей, и они будут разбросаны без пользы. Может быть, случайный прохожий найдет алмаз и выменяет его на нож, чтобы убить своего брата. Только в пределах сознания может человек воспринимать советы. Только устремление осознанное приведет к цели. Но люди не желают понять эту истину. Они полагают, что сумеют использовать любые ценности, но на жизни можно видеть, что самые полезные посылки остаются не употребленными. Нужно признать, что сознание, как сосуд, вмещающий все меры человека. Сверх наполненного сосуда невозможно налить жизненную влагу. По счастью, сосуд сознания расширяется до беспредельности. Так, самый угнетенный человек может не быть обездоленным, лишь бы он понял, что вместилище его сознания беспредельно. Нужно признать, что люди не признают, что их судьба находится в зависимости от их сознания. Они не любят говорить о сознании, ибо такая беседа может закончится напоминанием об ответственности. Такое напоминание всегда неприятно, ибо за ним встают забытые тени. Но мужественный человек не боится призраков. Он найдет в разных периодах истории поднимающие советы. …нужно присматриваться к разным эпохам. Мыслитель уже знал о пределах сознания как о мерах человеческих».

Очень хочется вздохнуть, так сдавило красным грудь. И боюсь я выдохнуть, а вдруг душа да выпорхнет?

«….Урусвати знает, что человек познается в каждодневном обиходе. Напрасно жизнеописатели полагают, что можно очертить ценность деятеля среди его исключительных и особых проявлений, поэтому многие описания не дают истинного человека. Но пусть изучают деятеля среди его обычной работы, среди его ближайших, среди его дум и мечтаний. Много раз изображались деятели посреди блеска выступлений, у них сверкали глаза и мощно лилась речь. Но совершенно иной облик являли деятели среди обычности. Мы, прежде всего, ценим достижения гармонии среди обиходной жизни. Большая часть жизни протекает среди обихода, и нужно наблюдать человека, как он проходит испытание обихода: может ли он сохранить гармонию дома, может ли устоять против мелких раздражений, сумеет ли избежать скуки? Много тайных условий хранит обиход, но нужно в них найти ту радость, которая вознесет в надземное бытие. Пусть люди помнят, что они слагают свое достоинство среди обихода, такое достижение будет прочным. Мы радуемся гармонии жизни, но каждый день есть замена времени. Разве можно представить Нашу жизнь, если не осознать обиход, полный гармонии? Не дни, не годы, но череда радостей труда, только это состояние восхищения дает силу прожить, не замечая времени. Но у Нас имеются и другие радости, которые могут быть доступны труженикам. Напряжение труда приближает к музыке сфер, но обычно люди не замечают зачатков ее. Так, Мыслитель поучал, насколько нежданно начинает звучать пространство: "Не человеческим мерилом определить, как становится доступно звучание надземное."

…мой след написан на песке волной, на облаке закатом прорисован - как красный свет идущему за мной. ОСТАНОВИСЬ! В начале было слово. То самое, не встреченное мной, но я ведь знаю, где-то там, в грядущем, где повстречает по воде идущий, за этой красной солнечной стеной, где очевидность и сгорает в сущем, мой след, мой свет, мой мир опять иной - сойдутся в точке, пробуя на прочность огонь любви на кромке ледяной, на грани возвращенья в непорочность - ты помнишь ли, как крылья за спиной...?

"...Сила в нас самих, как и Свет, и прочие сопутствующие ему тени, ревность, обиды, ожидание несбывшегося..." – это не Кентайр сказал, это женский голос, очень похож на голос троянской богини,  Феи Феано.

Нет, сил не хватило. Я не сумел пройти Драконов Порога. Мой мир опять стал пре-красным, очень красным, особенно на заднем плане, где Моцарт опять пытается оспорить правоту Сальери. Логичный, более того, технологичный Сальери уверен в том, что мудрая трава не боится волков, ведь волки не едят траву. Волки – это хорошо, это овец меньше. Эволюция овец ведет к полной победе красного песка на засеянной вселенской площади. И мир становится слишком прекрасным, превосходно красным, краснее вечернего огня. Сухой, красный мир. Сухо в горле. Скрипят слова в горле, как канифоль на скрипичном смычке. Горько, Моцарт! Давай выпьем горькую чару очарования мудрости, ты ведь хочешь стать свободным, пленник гения?
Осень,
оземь
одно слово упало.
Облако подняло пыли из были. Из далеких времен бывших близкими очень недавно. Так уже унесённое жизнью на секунду становится явным. Так сгоревшая рукопись кажется теплой в случайно открытой печи.
А мне просто мама сегодня позвонила и молчит.
И я ответить не мог.
Хоть я и знаю, что она хотела сказать одним этим словом "сынок".
Можно без слов понять человека, которого знаешь полвека.
И она знает, о чем я молчу, ведь я ее сын.
Осень,
очень
одиноко спешат часы.

…что я здесь делаю? Горький вкус холодной водки «Моцарт»… Надо же – какая несправедливость! Неужели этот напиток победившей мудрости не должно было назвать «Сальери»? Хотя бы этот знак признания законному соавтору вечного сюжета, медленно эволюционирующего от Авеля.
Что я здесь делаю? Под красным небом Невады собираю в кулак проклятия прокаженному миру. Зачем по-детски грозить ему приближающейся грозой? Мир усмехнется, мир знает, что мои грёзы – это тонкие и ласковые грозы, маленькие фиалковые молнии.
…молния может ли молча иголкой небо прошить? Или, как слово за взором, попросит раскаты грома? Страшно даже не то, что дождь на земле не умеет жить, а то, что рожь без дождя - пустая солома.

Что я здесь делаю, под ночным сухим дождем, под точечными ударами космической пыли? Точность отточенных долгим полетом стрел Андромеды безупречна. Мой мир стал слабокрасным, как будто вечерняя заря нехотя уступила фиолетовому флагу наступающего ночного космоса. Сальери ушел, оставив на столе недопитую улику, огромную каплю водочной мудрости на стеклянном графине. Улика медленной стеклянной улиткой поползла на скрижали вечной памяти.
Моцарт, еще смеясь, снова над партитурой. Реквием тоже танец. И панихиды регламент в чем-то сродни котильону, только цветов бумажных больше, чем настоящих. И еще - центр танцоров точно не лицемерит, ибо он видит точку, где источник всех музык.

- Моцарт! - ты тоже видишь?  В сердце каждого человека живет ребенок будущей души.
…ночью во сне Он дал
красный вина бокал
а красной тени нет

...Он негромко сказал:
"кровь пропускает свет
ежели жизни нет"

может быть - я не спал?

Хорошо. Тихо. Спокойно.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:25 PM | Сообщение # 8
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Хорошо. Тихо. Спокойно. Огромные золотистые хлопья медленно падают с небес. Они пахнут свежестью, сытостью и влагой. Они пахнут радостью будущего урожая. Они собираются высоко на красной крыше моего жова и тяжелыми сугробами плюхаются вниз. Это бог луны Цукуёми по повелению Аматэрасу спускается на землю, чтобы служить богине пищи Укэмоти: приветствуя бога луны, она поворачивает голову к морю, и из её уст выскакивают Рыбы. Так было на пятый день Творения, когда Золотой Карп принес в пасти ил Первозданного океана, и я убил его, и создал из его плотного ила этот щит тихой радости кентайров. Плотно было набито илом и планктоном брюхо славного Карпа из Дорадо!

Крепкая металлоидная кожа Золотого Карпа пошла тогда на крышу нашего жова. И тихая радость постучалась в створки моей раковины. Но громкая радость пришла на этот грунт только на шестой день Творения, когда проснулся Тахыт-котль-Торум, или Махар-Торум, который в детстве был проглочен Рыбой Эль-Дорадо и принял в её брюхе облик лягушки. Под защитой золотой кожи божественной рыбы Первый Махар вырос и возмужал. Он мог свободно выходить из моря под жесткое космическое излучение полупустой Земли без защитного металлоидного покрытия. Он взял меня с собой, положил на плечо, и я впервые за 50 миллионов лет пересёк полосу прибоя и вышел на холодный сухой ветер Священного мыса Кентайр. Там я дождался поворота земной кожи на Юг и тогда со страхом и состраданием посмотрел на созвездие Золотой Рыбы Дорадо.  Глаза в глаза.

Дорадо простили меня. Они знали, на что идут, посылая сына-первенца в жертву. Так, почему-то, всегда делается почва для жизни – ценой жизни. Дорадо научили меня добывать плодородный ил и питательный планктон, не убивая добрую плодоносную рыбу. Нужно просто играть с ней, танцевать под плачущую флейту, говорящую гитару, а также и смешные жестяные барабанчики. Она сама плывёт на звук. А я придумал еще и уздечки из волосяных водорослей, за которые сейчас мои дети тащут Карпушку над заранее заготовленными ровными бороздами Великого Посева.
Дорадо предупредили меня о времени, когда с суши на море придут морские волки. Они будут убивать кричащую рыбу. Они будут убивать себе подобных. Но они убегут с земли от напитанных божественным планктоном детей Махора. Рыцарей, котрые назвали себя Плантагенетами и поставили маяк на мол Кентайр. Или как-то по иному назвали себя наверху эти дети повелителей планеты? Но зачем я о них? Моим детям надо знать не очень много о морских волках, которые будут убивать только на море, а к нам, в глубину тихого сада, они не пройдут. Разве только в металлическом одеянии с гирями на ногах. И сверху им будут качать воздух по короткому шлангу. И поднимать их будут на веревке по звонку. Смешно, они же неповоротливее в воде, чем кентайры на суше!

Неповоротливы, но не так, как рыцари на турнире при дворе славного Плантагенета, Ричарда Львиное Сердце. Мне всегда казалось, что они в своих тяжеловесных движениях сродни нам, кентайрам в крепких панцирях! И кони рыцарей сродни морским черепахам. И доблесть их сияет блеском золотых львиных сердец. Истинно. Ибо металлическое покрытие им нужно, на самом-то деле, не для защиты от мечей или стрел. Ибо они, как и мы, просто беззащитны перед ударами низменных человеческих эмоций. Они, как и мы, тяжело барахтаются в течениях вредоносных злостных излучений. Потому и закрывают всё тело и всё лицо сплошным забралом.

Но мне пора. Детишки потащили Карпушку на следующее поле. Время выходить инкубусам, время поливать плодоносный планктон, ил и икру. Я давно занимаюсь инкубацией икры рыб самостоятельно, без их присутствия. То есть, как только они отметали, я, чтобы они не пожрали свою икру, накрываю её вместе с камнем или фрагментом субстрата и натягиваю над полем подготовленный заранее купол-инкубатор. …и – о, да! – отгоняю господ хромисов, так как эти господа постоянно пожирают икру, свою и чужую.
На краю поля Ланселот разговаривает с Мерлином. Немного нервничает. Замолкает при виде меня. Мерлин продолжает своё поучительное бурчание:

- О, молодой сэр Ланселот… Последним путешественником по суше в этом типе металлоидного покрытия был гидальго Дон Кихот. И его перемололи мельницы тяжелого ветра. Еще тогда. А сегодня, в потоках тяжелого лживого излучения миллионов телеканалов и миллиардов мобильных телефонов, ваш добрый дух воспламенится уже в полосе прибоя…

Нет, ну что за вечное неудовлетворение гложет Ланселота? Даже в час, когда весь грунт удовлетворен падением небесной манны Великого Нереста, о, великая милость Кентайра! Хорошо. Тихо. Спокойно.  Творится Таинство Тахыт-котль-Торума. Рыба Дорадо дарит отраду пустыням Невады. Почему персы называют Едукаря – «карь Яду»? Просто оговорка, или так надо? Или айны занесли им это имя по дороге в Ниппон? Не пойму. Лучше помолюсь Спящей богине.

Аматэрасу О Миками
Не может быть, не может быть -
Не может быть спокойно пламя,
Не может свет любви застыть!

Аматэрасу Но Микото
Не может быть, не может быть -
Не может в день шестой, в субботу
Творец нас бросить, разлюбить!

Аматерасу спит в пещере
Не может быть, не может быть -
Не может мир в любви и вере
И только... жить – у нас - убить...

Аматэрасу О Миками
Не может вечным быть твой сон.
Проснись и пой, и вместе с нами
Кати сансары колесо.

…меня нашли бравые ребята из охранной команды через 78 минут после побега. Вот это да. Военная дисциплина сильней страстей Лас-Вегаса! Или жалованье кончилось быстрее, чем азарт иссяк? Ребята потуже запеленали меня и прикрепили наручниками к полу чудо-кровать, чтоб больше случайно не выкатилась. Мне уже было не так больно, как раньше, жемчужину с позвонка словно волшебник Мёрлин снял легким движением руки. Настоящий волшебник. Теперь будет болеть по-другому, фантомные боли, послеоперационные, что-то там еще он пробурчал. О силе талой воды. Талой воды силе. Магические слова. И я снова слышу их совсем рядом.

- Штурман Перкинс! А поставь-ка «Книгу Талиесина», компакт-диск в боксе. Взбодримся от Deep Purple!

Талая Сила – и имя Талиесина! Цепочка замкнулась, путаница упорядочилась, имя, которое я не мог понять на молу Кентайр зазвучало во мне, да и как было не зазвучать, ведь чудо кровать пристегнули к орущему саб-вуферу.  Мабиноги – это люди, или осьминоги? Об этом я думал во время увертюры, а потом просто слушал, пытался повторять, но не успевал, потому проговаривал нечто своё, точнее – переводил на свой язык хвастовство Талиесиново:

Я знаю, почему луна сильна и куда она тянет людей и океаны,
Я знаю, на кого мороз и морок не тратят порох, а ставят капканы,
Я знаю, кому эта жизнь нужна,
Я знаю, кому эта женщина нежна,
Я был Талиесином!

Я был спелым словом силы,
Я был рыбаком и синим лососем,
Я был псу пинком и убегающим лосем,
И косулей я стоял для стрелы на горе,
И змеем я лежал в черной мокрой норе,
Был колодками в руднике и могильной лопатой,
И топором боевым в руке и на шее брата,
Жеребцом был, кобылой был и счастливым их жеребёнком,
Я зерном восходил и потом во жнивья жерновах завыл громко,
Белый мельник меня собрал и на жаровне поставил в печь,
А я упал, убежал - а вот вам! - хотели испечь?
И меня проглотила курица с глупым лицом,

И не убила
И девять месяцев я у неё в брюхе крутился белым яйцом,
Я был живым, я был мёртвым, я был слабостью, я стал силой!
Я пробил кулаком изнутри раковину курицына яйца
И мать меня родила-уронила
И что-то ей тронуло сердце в улыбке мальца
И она второй раз не убила
А я просто смеялся над этой землей, где так измельчали законы
И курицы там рожают героев, где раньше рожали драконы!
Я снова Талиесин.

Я снова читаю вам железную книгу мертвых.
Моего сына, я знаю, вы будете звать Мёрлин.
Мою милую девочку вы будете звать Морганой.
О! - она будет не только врачевать, но и наносить раны!
О! - она будет не только в битвах своих ненасытна!
О! - она будет точным ключом любовного ритма!
И при таких совершенствах как же не быть одинокой?
Как четыре обрубленных ветви, собственно, Мабиноги...
Как не зажечь сегодня сухую древесину в ложбине камня старого?
Как долго вы ждали здесь Талиесина, дети мола Кентайр?
Какую я обещал вам читать вчера волшебную шлоку?
Какую я рисовал обломком пера на бумаге из Митиноку?
Какую я нацарапал обломком раковины на белой горе Японии?

Зачем Талиесин без огня горит, без любви поёт, без воды тонет?

Утонул бы я в озере осени полон волглого золота Лотова
Улетел бы на облаке теплого, понад красным валлийским болотовом
Убежал бы на шорохе волчьего полем кислой клюквенной крови
Ублажил бы тотема тёмного полым звуком бубна коровьего
Уложил бы медведя на зиму, да запел бы слова вороньи и -

Ульт-Ягун. Точка в центре Азии. Посох. Осень. Вода. Огонь и я.

Я знаю, почему пролетая с острова Рекитцу на мыс Кентайр опять остановимся в центре
Я знаю, чем питает моя ученица жадные чаячьи стаи, я выпросил у неё рецептик.
Я знаю, зачем кентайры собирают осенью людскую злость
И в эту черную дыру кидают: они смазывают земную ось!
Я этой оси Талиесин.

Дальше по жизни было до обидного обыденно.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 7:38 PM | Сообщение # 9
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Дальше по жизни было до обидного обыденно. Меня оперативно доставили в лабораторию. Но я понял буквально слова Талиесина и спокойно разбил скорлупу незнания. Назвал своё имя по паспорту. Потребовал консула своей страны. И ко мне, скромному клерку-социологу, моментально потеряли всякий интерес военные силы дружественной страны. Меня не представили консулу, а оперативно усыпили и доставили на остров Рейнеке. Там меня нашла наша служба 911. Прошло более чем 24 часа с тех пор, как меня объявили в розыск. Это приблизительно. Часы у меня стояли, телефон промок и кентайр Талиесин молчал, но я и без подсказок понимал, что им не надо и сейчас ничего рассказывать. Даже современная медицинская помощь может навредить. Лучше традиционная, тибетская медицина. Потому по первой возможности я сел на самолет Владивосток-Иркутск, обогнул Байкал с юга и сейчас нахожусь в пригороде Улан-Уде, в Березовском дацане на излечении у врачевателя Ламы Ажеева. Здесь можно говорить всё. Потому что здесь знают, о чем спрашивают. А ум может и отдохнуть, когда здесь Аум. Но крошки на подоконнике это пища для птиц небесных, понимаешь ли это, ищущий песню небес? И лама дал мне пищу для ума, три задания для медитации: Времени нет. Смерти нет. "Я" нет. Может быть не в том порядке. Может быть вообще не так. Жестко сказано только "да" и "нет"и формула - "время - метод передачи информации". Я уже записал в свой блокнот простые ответы на эти простые вопросы.

*******Отрицание времени**********
Времени нет в нашей материальной реальности. В действии очевидности есть условная категория - "время - метод передачи информации". Информация не материальна. Скорость передачи информации выше скорости света, то есть за пределами очевидной реальности. Мы можем видеть часть прошедшей информации - знаки прошлого. Мы можем ожидать новый день, прикладывая форму вчерашнего дня к зеркалу будущего. К зеркалу - потому что все мы сидим в своих лодках спиной к цели продвижения. Воду в зеркале не возьмешь в руки.

*******Дхамма Имени Огня***********

Искра костра обращается в твердь.
Сон - в птичий крик по утрам.
Зеркало времени держит смерть.
Лёд - на реке Вчера.

Искры огня и засохшая грязь
На
сброшенных башмаках.
Здесь нет меня. Он ушел, смеясь,
Тот - кто оставил страх.

Имя огня оживило твердь.
Вдох - стал трепетом чуда.
Травы растут сквозь вчерашнюю смерть.
Бог - был будущим Буддой.

********Отрицание смерти************

Смерти нет. Никто не держит зеркало будущего. Не вижу будущего в прошлом. Не вижу будущего над прошлым. Не вижу будущего вне прошлого.
Вижу настоящее, которого уже нет. Увидеть прошлое и умереть. Оглянуться.
Время - ощущение течения - это попытка оглянуться. Непроизвольно возникающее желание войти в темную комнату. И найти то, чего нет.
Здесь и теперь нет, а там и вне "сейчас"? Вошел. Опять смерти нет. Я есть.

**********Отрицание "Я"************

"Я" - нет. Нельзя ощутить "я", как реально ощущаешь других. "Я" не существует здесь, так как настоящего уже нет. Знаки "я" остались в памяти, знаки столкновений летящих птиц со случайными взглядами. Но птица не остановилась. Она не заметила взгляд "я". Его для нее не было. Его не было. Не нужно просить прощения у тех, кому помешал взглядом. Они не хранят след "я". Есть слова, записанные здесь. И это - не я.

Вот таковы были мои собственные, даже можно сказать, личные мысли. Правда, я не в пустоте мыслил. Вот - дополнительно выписал ТРИ ЗНАКА ОТ ПЕРЕМЫШЛЕВА, по книге "Энцилопедия ума" = М. ОЛМА Медиа-групп. 2007.

В чемпионате по игре в бисер свиньи всегда начинают и выигрывают.

Золотые слова.
Очень хочется порекомендовать автору выбирать партнеров
или по крайней мере не играть на их поле...
Но оглянулся - а сам-то где живёшь?

Здесь воздаётся каждому по его страху, и лишь ТАМ, может быть, по его вере.

Современно. Поспорим попозже, но сегодня - спасибо - мне уже не так стыдно за эту дерзкую песенку;
И видел я - Господень страх
бо тень Господней славы
где славятБога в кабаках
убийцы и шалавы

Нельзя воевать с пустотой - она может материализоваться.

а как же быть? ведь всё из пустоты выходит и туда же уходит?
И только в сопротивлении потоку видны светлячки планктона
(вид сверху на нашу Галактику, например)

Принес блокнот на прием к Ламе Ажееву. Он не взял блокнот. Посмотрел на тетрадь в моей руке и сказал устало «на стол лечь лицом вниз». У него только что был очень трудный случай. Восстанавливал человека. Но и мне не отказал. Что-то сделал. Не так легко, как Мёрлин, больно очень. По ходу дела спросил «Почему молчишь? Я же сказал - кричи, когда нестерпимо больно». Мне было терпимо. Так я и прошептал сквозь сжатые зубы. Некоторые зубы потом пришлось удалить, да, лучше бы я кричал. Потом мы пили ханский соленый чай с молоком в гостевой юрте. Дождь шелестел по крыше.

Нитка чернил дождя легко сплетается в сплин. За облака уходя улыбнулся мне Талиесин.
Сорок два года я слушал далёкую флейту, не ведая - чья, думал, что это голос природы, прихоти ветра, сказки ручья.
Солнце пить очень просто, если ты апельсин.  Сладко любить этот остров, если Талиесин.
Сказки не терпят правил! Что - фабрики вас воспитали?  Маг мне перстень оставил: "Наденешь на палец Кентайру".
Я не могу вам, дословно, сказать заклинание, иные от этого мрут... Будет моллюск дрессированным, а я, по желанию, могу изменять игру.
Лей луну по бокалам, уровни - "до" - "ля" - "си". Ложечка скрипкой стала, если Талиесин.
Я не готов вас сейчас обучать сонной силе и неуловимых указов методу. Солнце легко дирижирует апельсинами, как Талиесин планетами!

Нет, будем скромными!
Никто и не дирижирует и не жонглирует, просто закон природы: темные звезды кэшируем, белые инсталлируем, желтых ведём в хороводы.
Утром звездная пыль иглами инея на рукавах осин. Сверху лес - как ковыль, а за линией - Талиесин
Чашечку звездной пыли? Добавить чуть-чуть молока? Муската горячего? Дело не в сонной силе. Дело не в ловких руках. Дело не в детском плаче.
Плач не защитный плащ, под которым кинжал и шпага. Смех не стальной доспех и не все истории терпит бумага...
Нитка чернил дождя легко сплетается в сплин. За облака уходя улыбнулся мне Талиесин.
Разве я снова слишком много сказал? В пустой космос сеял семя? И Тот, кто всегда смотрит в глаза, мне не вернёт моё время?

Планета называлась Мауни.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 8:20 PM | Сообщение # 10
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Планета называлась Мауни. Пролог что-то не найду в электронном виде. Но есть "Капля молчания Мауни".

В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 8:28 PM | Сообщение # 11
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
…душу не гни ожиданьем беды
Просто вдыхай эту прану
Может быть капелька этой воды
Стоит слезы океана?

Мальчик мой будет королём эльфов. Громы и молнии будет он держать в своей ручке, играя в колыбели. Ты ведь не забыл, как молнии пели в то утро?

Прости, любимый, прости меня. Открывая двери темных вод, я не знала, что ты не один. Все другие, которые несли свои раны в эти воды, вошли и ушли, стали реками, уходящими в океан. Ты же погрузился даже далее и глубже – и не растворился во мне до последней капли соли. Прости, я не сразу почувствовала эту тонкую нить, ту, которую не оборвать всей мощью планеты Мауни.

Мудрый серебряный змей ныряет в колодец, проходит через все ловушки Тьмы, и, напоённый Светом, вновь взлетает над водами океана Оанес золотым драконом, на крыльях его трепещут жемчужинки влаги. Это слёзы мои алмазные.

Пламя вашего оружия не опалило меня, только больно ударил в грудь заряд злобы и страха, испуганный взгляд нажавшего на курок человека. Я не была готова пропустить и рассеять этот удар, я зеркалом вод отразила его и – что теперь поделать? – страх вернулся назад в его помутившиеся глаза. Не знаю, излечите ли вы его. Ведь вы знаете Огнь Жгучий, но ничего не ведаете об Огне Неопалимой. Теперь он открыт. Порождения ночи найдут его по следу страха. Он будет кричать «горю! Горю!!» - а вы, Врачующие, будете лить на него холодную воду. Огонь можно утешить только огнём, энергией сердца.
Токи нашей планеты снимали эти возгорания, но вы оторвались, отторгли себя. И теперь у всех, попавших под страх, начнут вспыхивать центры жизни и смерти. И главная опасность – слышишь ли? - около сердца, гортани и солнечного сплетения.

Ты. Испытавший солнечный огонь изнутри. Ты понимаешь опасность пожара центров. Ты помнишь, какое мучительное оно – змеящееся по нитям нервов пламя. При этом ты сам не виновен ни в чем, кроме, разве, вспышек раздражения. Часто пожар в тебе вспыхивает от посторонних воздействий, а при дальнейшем утончении состояния – и от космических причин. Берегись в пути!
Хотя – и дома, на твоей планете, у вас тоже немало врагов. Которым открывает врата утомление сердца. И Огонь творящий может превратиться в пламень поядающий. Помни, помни об этом – вспышки начинаются с малого!

Да. Об этом мой учитель Океан-Оанес говорил: трудно будет духу, который получил возможности, но по условиям внешней жизни не может проявиться. Ближе всего пример закрытого кипящего котла под действием пространственного огня. Если бы ты научился применять переменные токи охлаждения! Огонь пространства, накаляющий даже мертвые для тебя камни, о! – он имеет неразрывную связь с каналами центров, потому молю тебя – осторожность! Но без страха. Заражается лишь тело, предрасположенное к болезни. Испуг сковывает движение души. Так дерево в страхе может вместо того, чтобы идти корнями вслед за уходящей водой – сбросить листья и уснуть, перестать вдыхать силу Огня, которая одна только – и яд, и противоядие.

…а у нас на Мауни теперь льются теплые дожди. Как хорошо, что ты дал мне познать чудо теплого дождя, соединяющего тела. Как хорошо, что каждая маленькая планетка, каждая капля космоса может пережить Весну Вселенной – не вспомнить, а пережить, ощутить в слиянии мужского и женского начал силу первой космической молнии.

Молнии эти искрятся в глазах мальчика нашего, будущего повелителя эльфов. Он будет бессмертен по-твоему, вечным повторением в себе подобных. Внешне подобных и внутренне иных. Они будут так же мало похожи на нас с тобою, как капли дождя похожи на грозу, родившую их. Отдав частицу себя на вселение в эту Вселенную ты – уходящий навеки - остался у нас, у меня, во мне – и вот снова я чувствую, как напрягается и звенит эта тонкая нить,.. Как взлетает Золотой Дракон и падает в окна океана, как серебряная змейка-цепь тяжело ползёт к зеркалу воды, и черпает мою воду жадная чаша, как полное ведро ползет на подрагивающей цепи к твоему – чужому небу, и ее руки принимают мою воду из твоих рук, и пьют меня из твоих губ, и ее налитые молоком груди напряженно тянутся к сердцу твоему…!

И эта боль будет теперь для меня источником желания жить?!

О, Отец Огня, прости свою молчаливую Мауни, но я не в силах более удерживать в себе взрывающееся пламя, ибо страх вдруг проник в моё сердце. Я боюсь за своего сына. Я боюсь родить не в любви, но в ревности. Лучше я сожгу всё вокруг этой планеты, чем рожу чудовище, напоённое черным огнем и горькой водой. Из океана Мауни я стала каплей твоей, но разве меньше стала от этого любовь моя и боль моя?
Прикрепления: 6725459.jpg(39Kb)


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 8:31 PM | Сообщение # 12
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
...облако - облик Бога? Это надо видеть. В это хочется войти, страшно хочется, страшно и хочется.

Одинокий чудный электролитический вихрь - этот видимый даже при ясном полуденнном свете электрический накал внутри галактически огромной трубчатой волны - это простое пространственное явление напряженности тяжелых приземных электрических полей - этот сгусток силы...

...этот сгусток силы оторвался от земли, от светящегося кристалла рубчатой ледяной вершины где-то в Гималаях и завертел в вихревое кольцо поперек могучего водного потока тьму мелких капелек темной и светлой воды, тьму, засиявшую от соприкосновения с этой силой и...

...и тут же сила горного ветра была остановлена на лету играючи. Какой-то иной силой. Несоизмеримо более мощной. "Не сломана я, но - остановлена я..." - шепот такой в тишине перед ударом грома оттуда?

...я вдруг понял, почувствовал телом это выражение из Книги: "ДЕРЖАТЬ В РУКАХ УРАГАНЫ"

Ничего не менялось.
Остановленный на грани взрыва черно-белый вал попыхивал изнутри багряными сполохами. И не накатывался, а плыл величавой лодией по чистому предвечернему небу.
Внутри у меня нечто защемило, заворочалось нечто (солнечный змей коснулся солнечного сплетения? - подумалось отдаленно) и я поспешил уйти. Или меня потянуло прочь, погнало под защиту дома то, что заворочалось возле души при первом всплеске грозного предгрозового предупреждения?

Стыдно. Почему от посланника Солнца "воротит душу"? Почему я так боюсь потерять сознание? Не в первый раз ведь это желтое неверное свечение вокруг предметов сигнализирует о близости иных энергий, и всегда ведь возвращался... Эта осторожность, эта боязнь раннего шага, это нежелание отпустить дух хотя бы кратковременно, это ведь не страх смерти, не так ли? Это уже сгусток стыда. Сгусток совестливости перед Весть Несущим. За то, что вышел пред светлые очи юного Солнца неомытых в трех, трижды трех, семижды, семисот семидесяти семи  - да сколко же надо вод пройти, крещение водою сколько раз принять, чтоб без упрека в душе и страха при сердце смотреть на Огонь Солнечного Змея?

Я вернулся еще раз. Вдвоём с Ситой. Чтобы она увидела. И чтобы она была все время рядом, держала меня за руку. Или нужно, чтобы мы разделились на это время, как перед прыжком в Поток? Только на это время? Холодок прокатился каплей по спине, пробежала вверх по коже какая-то волна от земли, я сильнее сжал руку Ситы: "Да будут ли вечно не в этом мире наши тела вместе? Или Закон, соединивший наши сердца здесь, сочтет эти несколько тысяч дней совместной земной жизни более чем довольным достатком для неуспешных в утешении и неудивленных дивом..?

- Туча не чудо! - споря с собой сказал я Сите. Может быть все же сказал вслух? - Так отмечено в Изумрудных скрижалях Гермеса Трисмегиста. Как наверху - так и внизу. Нигде туча не чудо. Мы не должны так смотреть на эти простые природные игры.
- Разве глядя на них мы не видим то, что за ними? Ведь это сегодня утром ты увидел над рекой Златоликого Будду на белой черепахе с фиолетовым животом? Вспомни, ты говорил так ясно, как нельзя сказать, если не видел.
- Я помню. Я видел. я вышел из воды после купания с Учителем и был я чист. Но я не уверене - не играет ли со мной многоликая Майя. Я не уверен, что достоин Знака от Златоликого.
- А ты помнишь, давно уже, неделю, две ли тому назад, ты видел Луч Армагеддона на углу улиц Советской и Ленина? Возле дома, где живут дети. Это тоже был не Знак?
- Это Знак. Я помню. Я никогда не забуду его. Но ведь не начался зримый Армагеддон на углу улиц Советской и Ленина? Нет во мне еще твердого чутья,  жесткой уверенности, чтоб холодная голова могла поверить, а жаркое сердце перестало просить за детей, которых это бы ещё не коснулось бы... Я поэт, мне легко увидеть даже что-то поближе, попроще. Людей. Например - смотри - идут навстречу друг другу два парня с гитарами, они скрыты домами друг от друга, они еще не видят своей встречи на углу улиц Высоцкого и Цоя...
- Шутишь, опять шутишь, - улыбнулась мне моя Сита. - А я верю, что это сражение скоро явно начнется и Свет опять победит тьму! И я готовлю себя к участию в том..!

Она говорила и убеждала и утешала мой напряженный слух, повторяла ведомое и неведомое, и мне подумалось, что она неправа лишь в одном - думает, что готовится, тренируется, ждёт. А на самом деле ежедневно и ежечасно каждый шаг ее жизни это уже волна торопливого Армагеддона. Вверх или вниз. Беда и радость от победы над бедой.  Урчание недовольного желудка от перегрузки мясом и легкое головокружение от успеха терпеливого голодания без капли воды. Да много всего. Армагеддон на каждом углу.
А может быть это и правда еще детские игрушки? То что происходит с ней и со мной, с землей и страной? Ох, опять ты ... Ну разве нужен народу герой? Кто просит искать правду? Кто ждёт? Кто обрадуется позору своей вчерашней слепоты? Кто станцует с похмелия?

Поза героя.  В хатха-йоге это асана. Я пробовал. Может быть - зря перестал? Разве боец, когда держит меч подъятый, разве он думает о том, красиво ли со стороны выглядит его поза? Это должно быть доведено до автоматизма. Или не стоит тратить силы и время на то, чтоб учить своё стареющее тело, тратить излищнее время на обучение слуги, когда и сам хозяин еще совсем не образован? А времени так мало. Ведь он действительно ежедневно идёт - Армагеддон на каждом углу. И каждый день бесценен. И каждый шаг - даже вверх! - не может быть поспешным. Ведь не знаешь ты, своевременно ли сгореть сегодня даже бабочке-однодневке на вечернем костре у реки. А тут - пришел День, когда ты вдруг увидел ещё и не Божественный Свет - отсветы, пришел час, когда научился ты радоваться и благодарить в ответ на Благо Дарения. И вдруг - страх. Отпускать - даже отдавать - это отдаривать, да?

...УДАРИЛ ГРОМ И БЫЛ ЖУТКИЙ ЛИВЕНЬ. Он рубил градом и плющил тяжелыми каплищами всю мошкару и гнус - для них это было как тридцать три тысячи смертей везде и повсюду - на жестяных открылках за подоконником, на листьях и хвое распрямившихся деревьев, на полегшей и треплющейся в потоках воды траве - и комариный писк угасающего гнусного племени тонко и бесполезно взывал к потокам, которые с плеском пила, втягивала в себя проснувшаяся пересохшая земля! Ах, как она радовалась поглощению армад мелкого гнуса, как настоящему Армагеддону, ей-богу! А я ничего этого не слышал, потому что уже спал.

Тяжко засыпать посреди дня, словно ловишь на бегу в грудь стрелу усталости. И встаешь тяжело, как из-под метрового слоя песка. Но знаю - сегодня я проснусь, словно отмытый и отомкнутый. И если вчера во сне мне было страшно прыгать с черного поезда дальнего следования, страшно лететь, то сегодня я уверенно пропускаю обрубки и стволы, косые колья и прочий бурелом через своё легкое тело.
Тренировка, мальчик! Тебе уже не боязно, а легко и смешно от мысли: "- А вдруг я просплю Армагеддон?"

И я проснулся. И сел читать Книгу. И засмеялся от счастья взаимной ясности. И стал вновь записывать в порядке упражнения духа самые приветливые и любимые строки:

"Закончим посланием к вновь прибывшим.
- Сколько вам надо узнать, чтобы получить мудрость спокойствия и действия. Лики масок надо разобрать и суметь Моё Имя сделать броней каждого действия. Ведь Приду в указанную землю - и свечу в эту зарю надо не проспать, потому учитесь чуткости. И умейте держать около себя светлую одежду. Когда же уставать будете - помните - Мы не знаем безделия. Постарайтесь иметь те же обычаи и любите цветы и звук."

"- Владыко, почему вместо шепота
не скажешь громом
правду Твою?
- Но где же уши? и притом грозу лучше слушать
в горах."

Нет, это, конечно же, не разговор с космической ракушкоой, это просто выписка из книги Рериха. Но и здесь сокрыта некая сакральная тайна, даже с кем он разговаривал, не указано, имя дано только одной буквой М. Этого мало. У меня тоже имя на букву М. Этого мало. Надо еще что-то знать. И уметь.

Умей уловить ветер
Умей устоять в бурю
Умей удержать слово
которое может убить

Умей успокоить сердце
Умей утешить молитвой
Умей удалить подлых
которые могут распять

...а он не послушал Бога
а он не убил Иуду
а он не просил осину
об этом ли думаешь там?

а Бог неумело плакал
а дождь мне на тело падал
а я не сосед-разбойник
сижу воробьем на кресте

Успей уловить ветер
Успей улететь птицей
Успей успокоить сердце
зачем мы всё ещё здесь?


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Воскресенье, 2014-07-13, 8:37 PM | Сообщение # 13
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
есть еще фрагменты, но и к опубликованным, пожалуй, пока готовы не все логические связки



Бисер на листьях - он стал осторожен, по-лисьи

Он открывает окошечки мира хрустальных дождей
Но не для всех. Как не каждое слово становится мыслью
Так и не каждая капля становится солнцем в холодной воде

Мир исчезает. Мы трогаем капли руками и мир исчезает!

Надо бы бережней быть на сиреневой этой тропе.
Мы же здесь боги!  Нам надо учиться быть только глазами
Капельки кармы, капели случайной купель

Бисер на листьях - он стал осторожен, по-лисьи


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
MгновениЯДата: Воскресенье, 2014-07-13, 9:29 PM | Сообщение # 14
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 12122
Статус: Offline
Цитата Просперо ()
Она говорила и убеждала и утешала мой напряженный слух, повторяла ведомое и неведомое, и мне подумалось, что она неправа лишь в одном - думает, что готовится, тренируется, ждёт. А на самом деле ежедневно и ежечасно каждый шаг ее жизни это уже волна торопливого Армагеддона. Вверх или вниз. Беда и радость от победы над бедой.


Но кто же, в самом деле, та, что ищет не он один, но вместе, миром ищут?
Зовут и тайной часа, и знаменьем, и смыслом жизни, и своей судьбою…

Михаил, благодарю!




Сфера сказочных ссылок
 
ПроспероДата: Понедельник, 2014-07-14, 9:39 AM | Сообщение # 15
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Цитата , ФеаноMгновениЯ ()
Но кто же, в самом деле, та, что ищет
Спасибо, Феано!

Это непростое задание, но я попробую уточнить.
Может быть - этот вопрос - действительно это ключ к новым уровням понимания?
*
Плотный мир существует и явно виден физическим зрением. Тонкий мир существует, но плотным зрением не видим. Оба существуют бок о бок, на плоскостях разных и отдельно друг от друга, не в действительности, но в сознании человека. Новая Эпоха ознаменуется сближением миров. Граница между ними будет постепенно утончаться, пока не исчезнет совсем.
(М. А. Й.). - из Чарта в Чернобыль - Понедельник, 2012-08-20, 10:02 AM | Сообщение # 199
http://kovcheg.ucoz.ru/forum/40-1699-10#61015
*
И все же важнее всего для человека не то, что происходит вне его, но – внутри. И нет ему никакой пользы, если весь мир – и Земля и Небо преобразятся, а он останется прежним. Но если преображение произойдет в нем самом, а мир останется прежним, то это достижение будет великим. Но станет оно величайшим, если преображение станет двойным – человека и мира.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2014-07-30, 8:33 PM | Сообщение # 16
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
музыкальная версия
Милость Кентайра-1

Милость Кентайра-2

3

4

5

6

7

8


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2014-07-30, 8:41 PM | Сообщение # 17
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
Плейкаст «Милость Кентайра-9»

10

11

12

13

14

15

16


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2014-07-30, 9:04 PM | Сообщение # 18
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
17

18

19

20

21 и далее - эпизоды возможного продолжения

22

23

24


Заклинание воды

“Fiat firmamentum in medio aquarum et separet aquas ab aquis, quae superius sicut, quae inferius et quae iuferius sicut quae superius ad perpetranda miracula rei unius. Sol ejus pater est, luna mater et ventus hanc gestavit in utero suo, ascendit a terra ad coelum et rursus a coelo in terram desceadit. Exorciso te creatura aqua, ut sis mihi speculum. Dei vivi in operibus ejus et fons vitae et ablutio peccatorum. Amen”.
http://tarot-world.narod.ru/libr....dex.htm
Перевод.
Да будет твердь на средине воды и да отделит воды от вод: те, которые выше, от тех, которые ниже; и будут те, которые ниже, подобны тем, которые выше. Солнце — ее отец, луна — мать и ветер носил ее в утробе своей, достигая от земли до неба и опять с неба спускаясь на землю. Заклинаю тебя, тварь воды, чтобы ты была для меня Соль и вода, зеркалом Бога живого в творениях Его и источником жизни и омовением грехов.


В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2014-07-30, 9:05 PM | Сообщение # 19
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline


surprised

25 и опять....















В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
ПроспероДата: Среда, 2014-07-30, 9:54 PM | Сообщение # 20
Ковчег
Группа: Модераторы
Сообщений: 2422
Статус: Offline
















В сердце каждого человека живет ребенок будущей души
 
Галактический Ковчег » ___Мастерские Ковчега » Агора Галактическая » Милость Кентайра (второе прочтение рукописи фантасмагории)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега