Четверг, 2017-08-17, 6:49 AM
О проекте Регистрация Вход
Hello, Странник ГалактикиRSS

.
Авторы Сказки_ Библиотека_ Помощь Пиры [ Ваши темы. Новые сообщения · Правила- ПОИСК •]

Страница 3 из 3«123
Модератор форума: lariks, Лара_Фай-Родис 
Галактический Ковчег » ___Галактика Лукоморье » Александр Путяев » Чудики, ау!!! Путяевы Александр и Ирина (Добрые сказки для детей и взрослых)
Чудики, ау!!! Путяевы Александр и Ирина
lariksДата: Среда, 2012-12-26, 3:34 AM | Сообщение # 1
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Поздравляем всех с Новым, 2013-м годом,
- нашими новыми сказками!!!!!







СОДЕРЖАНИЕ.

1. Тимка-невидимка http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-47846-16-1356479442

2. Призраки острова чар http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-47875-16-1356550667

3. Одиночество из Одуванчиково http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-48001-16-1357401704

4. Далёкий берег Галатеи. http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-48001-16-1357401704

5. Лебединое стёклышко http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-48033-16-1357551518

6. Тайна жемчужного времени http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-48257-16-1358853368

7. Волшебная любовь http://kovcheg.ucoz.ru/forum/112-1812-50074-16-1365932614
Прикрепления: 7226671.jpg(52Kb)


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Воскресенье, 2013-04-14, 1:55 PM | Сообщение # 41
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Волшебная любовь.


Главы 3, 4, 5

Глава3. И В ЭТОТ САМЫЙ МОМЕНТ ПОСЛЫШАЛСЯ ГРОХОТ, КОТОРЫЙ МОЖНО БЫЛО ПРИНЯТЬ ЗА ВЗРЫВ ПРОСНУВШЕГОСЯ ВУЛКАНА

В небо взмыли облака пыли.
День превратился в ночь.
Взрывной волной Урика вынесло наружу, а то бы он наверняка погиб под обломками шалаша.
Уксуса придавило колесом, но велосипед, послужил буфером, и принял на себя основной удар. Уксуса завалило ветками. Он ощупал себя. Ноги и руки были целы. А, главное, – не пострадала голова.
Невозможно было вздохнуть полной грудью: легкие моментально забивались кварцем.
– Урик, ты цел?
– А вы, док?
– Я, будто обрёл вторую, нет, уже третью жизнь, если считать жизнью то, что мы получаем с рождением.
– Как вы ещё можете шутить в такую минуту.
– Минута – как минута: не хуже и не лучше других.
– Что это было?
– И было, и есть. Это то, чего я боялся. К нам пожаловал ногоступ.
– Но я его не вижу.
– Облако видишь?
– Да.
– Разрушение есть?
– Есть.
– Так что тебе ещё надо?! Странные существа гномы: дай им всё увидеть и пощупать, иначе они ничему не поверят. Тебя что, нужно ткнуть носом в башмак, чтобы ты бежал молиться?
– Но я, правда, никого не вижу.
– Поверь: я-то вижу.
– Да, но я и тебя не вижу.
– Но ты веришь, что я существую?
– Пока верю.
– Не обязательно видеть, щупать, пилить дубасить и тискать… Поверь мне на слово: мы имеем дело с ногоступом.
– Последующие толчки заставили действовать гном решительней.
– Надо бежать отсюда. – Сказал Уксус. – И чем быстрее, тем лучше.
– А вы, док, выберетесь из-под завала самостоятельно?
– Без проблем. У меня второй юношеский разряд по бегу над и под пересечённой местностью.
– А как быть с волшебными изделиями? Мы их бросим?
– Ногоступ не будет торчать здесь вечно. Он уйдёт, и мы вернёмся. Может, это даже к лучшему, что он здесь всё переломал: глядишь, забудет это место навсегда.
И, действительно, через какое-то время облака пыли рассеялись, и вновь выглянуло солнце.
Гномы, они прятались поблизости, вернулись на прежнее место. При ближайшем рассмотрении всё выглядело не так мрачно: элитное пристанище сложилось в нескольких местах, но пара укромных уголков осталась почти нетронутой. Уцелели и все волшебные предметы. Вот только волшебная палочка основательно погнулась, и больше стала походить на миниатюрную клюку. Но Уксуса это не беспокоило: волшебство никуда не исчезает, а лишь переходит в другое состояние. Согласитесь, неважно, чем указывать на дверь: пальцем или вилкой: главное, чтобы тебя правильно поняли...


Глава4. НА ВОЛШЕБНУЮ ПАЛОЧКУ ПОЗАРИЛСЯ КРОТ МАГМУС, И ЭТО БЫЛ ЕГО ПЕРВЫЙ НЕКРАСИВЫЙ ПОСТУПОК


Урик уснул прямо на полу. Уксус перенес мальчика на подстилку из листьев, заботливо накрыв его звёздным плащом. Посмотрев на спящего, сказал тихим голосом:
– Спи, малыш, спи. Пусть тебе приснятся розовые фламинго.
Сам же Уксус, поставив волшебную палочку на подзарядку, никак не мог уснуть. Перед ним лежала раскрытая книга, но он не различал букв. Они сливались в одно тёмное пятно. «Это от недостатка света. – Подумал он». А так хотелось как можно быстрее просмотреть чертежи велосипедов и отыскать, если повезёт, нужную марку. Уксус уже представлял, как он со своим учеником выезжает на поляну, и они, включив безымянную передачу, взмывают под самые облака...
Уксус положил ладонь на угол книги, которую, конечно же, спасали в первую очередь. Голова его медленно склонялась над самодельным столом, пока не уткнулась в разворот. Он, наконец-то, уснул. Уснул и не заметил, как в проёме показалась голова крота Магмуса. Он был привлечён странным излучением волшебной палочки. Обычно кроты боятся света, и предпочитают без нужды не покидать подземелье. Но это был тот особый случай, когда любопытство одержало верх над привычным укладом.
Крот потянул ноздрями воздух, и почувствовал посторонние запахи. Они ему не понравились.
Палочка заинтересовала его больше. «Земляные черви, – подумал он, тоже подвержены любопытству. Наверняка, если я затащу эту фиговину к себе в нору, мой ночной улов удвоится, и я смогу достойно содержать свою семью. Я даже вырою для жены отдельную нору ».
Год выдался засушливым, и червей было мало. Семья Магмуса терпела нужду. Их сын страдал кариесом, а у дочери свалялась шубка. Она, бедняжка, постоянно простужалась, и подолгу лежала в постели. Она мечтала о замужестве, но кто, скажите, свяжет свою жизнь с измученной дистрофией девушкой? С этим надо было кончать!
И крот рьяно взялся за дело. Он работал, как экскаватор. Перво-наперво расширил входное отверстие. Затем, действуя носом, как бульдозером, подкатил палочку к тоннелю, и стал с наскока заталкивать её внутрь. Дабы замести следы своего вторжения, Магмус присыпал нору землёй.
Честно сказать, он понимал, что совершает некрасивый поступок, но кражу он оправдывал крайней необходимостью. И, потом, кто сказал, что у этой палочки вообще был хозяин. Палочку он нашел на улице. Она была выставлена за дверь.


Глава5. МУЗЫКАЛЬНАЯ ШКАТУЛКА ИГРАЕТ МЕЛОДИЮ ЛЮБВИ, И УРИК ПОГРУЖАЕТСЯ В МИР ВОЛШЕБНЫХ НАВАЖДЕНИЙ


Дети и старики встают рано.
Ёмкость для воды, а это был самый обычный, скрученный трубочкой лист с насадкой в виде лейки, чудом уцелела.
И первым делом Уксус, а за ним и Урик приняли душ.
Отфыркиваясь и вытирая мокрые волосы краем плаща, Уксус искал, что бы можно было приготовить на завтрак. Впрочем, готовить ему расхотелось.
Мимо пролетала жирная муха, и, изловчившись, он прихлопнул её тапочкой. Уксус зажмурил глаза, зажал нос пальцами, и «через не хочу» отправил муху в рот.
– Фу! – Застал его за неприглядным занятием Урик. – Извините док, но это настоящее свинство – есть руками сырых мух.
– Зато в сырых овощах больше витаминов.
– В овощах. Но муха это не овощ.
– Мертвая муха – тот же безмозглый овощ. Не хочу спорить. Ты знаешь, сколько времени гномы тратят на стирку, готовку, болтовню и сон в общей сложности?
– Догадываюсь, что много.
– Я дорожу своим временем. Ты ещё молод, и можешь себе позволить необдуманные траты… Кстати, – Уксус только сейчас хватился пропажи, – ты, случайно не видел волшебную палочку?
– Нет, конечно.
– Я подумал было, что ты перепутал её с мочалкой.
Поиски привели их к норе крота.
– Точно. – Сказал Уксус. – Это его работа.
– Кого? – Удивлённо спроси Урик.
– Крота Магмуса. С виду такой тихоня, а зазеваешь, пожалуй, и нос откусит. Неделю тому назад он у меня ложку стащил. Спрашивается, на кой ляд ему понадобилась ложка? Можно подумать, что этот проклятый интеллигент не может обходиться без ножа и вилки!
– А, может, она куда-то закатилась?
– Угу! Известно, куда она закатилась! К нему в нору она закатилась. Вот я сейчас устрою ему День сурка!
Уксус подобрал с пола сломанную ветку, распушил метелкой самый кончик, а затем, протолкнув его внутрь кротовой норы, стал крушить комья земли.
Нора пришла в движение.
– Кого там черти несут?
– Вылезай, Магмус, поговорить надо.
– Сколько вас там?
– Двое.
– Вот и говорите сами с собой, а здесь нет никого дома.
– Интересно, кто же со мной тогда говорит?
– Говорит радиоэхо. Подземное время восемь часов утра.
– Хватит шутить, Магмус. Нам не до шуток. Ты зачем украл нашу волшебную палочку?
– А-а-а… Так она ещё и волшебная?! Так-так. А я-то, дурак, думаю, кто мне сзади по ногам колотит? Теперь всё ясно. Такая палочка нам не нужна. Нам нужна обыкновенная, а не какая-то там бойцовская. Так и нокдаун недолго получить.
– Так что, Магмус, не спеши на тот свет. Как говорила моя бабушка, там кабаков нет.
Вскоре, впрочем, инцидент был исчерпан.
Уксус, заполучив волшебную палочку, сразу же пустил её в дело. Он наставил её на Магмуса, и приказал:
– Исчезни!
Крот, не желая испытывать терпение гномов, мгновенно убрался в нору.
– Работает! Она работает! – Хлопал в ладоши Урик.
Правда, ещё неизвестно, что тут сработало: волшебство или трусость Магмуса.
Уксусу не терпелось скорее заняться велосипедом. Он предложил подготовить раму к покраске, а перед этим очистить её от ржавчины и обезжирить.
– А это что за вещица? – Спросил Урик, беря в руки музыкальную шкатулку.
– С этим позже разберёмся.
– А почему не сейчас, док?
– Право, Урик, скажи мне честно: кто из нас двоих ученик, а кто учитель?
– Вы – учитель… а я хочу всё знать.
– Всему своё время.
Тяжело вздохнув, Урик неохотно и резко отодвинул в сторону серебряную шкатулку.
– В юном возрасте, Урик, за нервами надо следить особо тщательно, а то в старости станешь таким же брюзгой, как я. Надо уметь держать себя в руках.
Резкое движение случайно привело механизм шкатулки в движение. Крышка с встроенным зеркальцем открылась. Что-то внутри щёлкнуло, и взвелась сама собой невидимая пружина, а, может быть, вовсе и не пружина, а обыкновенное и самое натуральное волшебство; и заиграла неземная музыка, и выплыла из глубины бархатной сцены необыкновенно красивая девушка. Урик смотрел на неё, как завороженный. Он в буквальном смысле онемел, и не мог отвечать на вопросы.
Уксус несколько раз провёл перед его глазами ладонью, но реакции не последовало: пелена блаженства ввела ученика в оцепенение.
– Бедный мальчик… Я давно забыл, как сходят с ума от любви… – Посочувствовал Уксус и себе, и своему ученику. – Какими же глупыми мы становимся перед лицом прекрасных наваждений!
А то, что девушка из шкатулки была неотразима, отметил и он…..
Продолжение следует

Начало
http://stihi.ru/2013/02/15/1640 Глава1
http://stihi.ru/2013/02/15/2126 Глава2
http://www.stihi.ru/2013/02/19/810 Главы3,4,5


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Понедельник, 2013-04-15, 3:56 PM | Сообщение # 42
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Волшебная любовь. сказка гл. 6, 7



Путяев Александр Сергеевич

6. ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА! ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА, ПОКА В ОБЛАКАХ БЬЮТСЯ ВАШИ СЕРДЦА!

Урик потерял всякий интерес к работе. Теперь он день и ночь наслаждался пением и танцами девушки из шкатулки. Она совершенно не походила на гномну: и сложена с особенной ста-тью, и изъясняется витиевато, да ещё и с придыханием. И непонятно, из чего сделана: возможно, что из пушинки. Пушинка и есть. Легкая и подвижная. Платье воздушное. Белое. Туфельки тоже белые. С бантами.
Порхает, как бабочка. Заливается смехом с утра до ночи.
Вот попробуй пойми, что она хотела сказать, давая характеристику Уксусу: «Старенький отшельник, лесовик-затейник, волшебством измучен, ус его закручен, борода плоха… Ха-ха-ха-хаха!.. Но какой же он хороший, только скучный, как калоши…».
И как прикажете отвечать на такое озорство: смехом или сдвинутыми к переносице бровями?
Набегается, наговорится, а ровно в двенадцать запрыгивает в свою шкатулку, и там спит. И ничем её оттуда не выманишь. Никакие увещевания не помогают: всё равно настоит на своём. В этом отношении характер у неё тяжелый. Уксус пробовал обратить внимание Урика на этот её недостаток, но разве влюблённого переубедишь? «Люблю, говорит, люблю такую, как есть»!
А однажды ночью разоткровенничался:
– Не знаю, что и делать?
– А что случилось-то, расскажи толком?
– Не ест ничего.
– Совсем ничего?
– Совсем. Капельку воды за день выпьет, и всё.
– Хорошей женой будет, раз ничего не просит.
– Док, а вы были женаты?
– Честно?
– Да уж хотелось бы…
– Не помню. Кто-то, естественно под ногами путался, но не помню: ни как звать, ни как величать. Я себя науке посвятил. Мне некогда было гонки на выживание устраивать. Это я, опять же, образно говорю. Правда, была одна в первом классе. Пуговкой звали. Имя дурацкое, потому и запомнил. И имя, – бывает же такое, – в точности характеру соответствовало: с ней – как в петлю…
– А говорят, что умная гномна своего возлюбленного до пьедестала довести может.
– До пьедестала? Может. Они такие, умные-то: кого хочешь до чего хочешь доведут… да ещё и с ног на голову поставят. Нам, магам, этого не нужно. Только представь, как бронза медленно к мозгам приливает… Что, тошно?
– Она не такая.
– А какая она?
– Необыкновенная.
– С необыкновенной, Урик, можно в облаках витать, а тебе нужна та, которая будет в трудное время на ужин кузнечиков в постель подавать. Такова жизнь.
– Да, хотел ещё вот о чём спросить: а что с той Пуговкой стало?
– Наверное, вышла замуж за Пугова, и нарожала ему кучу пуговичек.
– У нас тоже будут дети. Три девочки и один мальчик.
– А вот девочек плодить не советую.
– Это почему же? Девочки - это здорово! Они будут похожи на мать, и я буду их обожать.
Уксус не нашёлся, что ответить, и только махнул рукой: «А-а! Глупости-мупости, дырстам побери»!
Одного Урик понять не мог: что держит девушку по ночам в шкатулке – не мёдом же она намазана? Странно, очень странно. И тайну свою открыть не хочет. Смущается, бледнеет, кладёт голову на плечо, и плачет: «Не спрашивай. Прошу тебя, не спрашивай».
А утром, как ни в чём не бывало, они гуляют по лесу, слушают пение птиц, собирают цветы. Запахи кружат голову.
Она вскакивает на пенёк, поправляет рукой венок из полевых цветов, и поёт грустную и нежную песню:

Птицы по небу плывут
Парами, парами, парами.
Вот он – покой и уют
Синий – над океанами!

Солнце в окошке моём.
Шторы колышутся белые.
Вечность прожить бы вдвоём
Только с тобою целую…


Потом она срывается с места, кружится, как заводная, и хохочет: так быстро меняется её настроение.
Урик в такие минуты теряется, и не знает: то ли нужны слова утешения, то ли настал самый подходящий момент и для его дурачеств, и он, веселя её, крутил на траве сальто, скакал, как кузнечик, падал, притворно демонстрируя боль. Она подбегала, включаясь в игру, гладила его колено, а потом целовала в щёку. Урик не хотел разжимать объятий. «Милая!.. – говорил он. – Какая же ты милая»! Она прерывала поцелуями его восклицания. И он задыхался от счастья.
Так вот оно какое – волшебное счастье: оно выворачивает наизнанку душу, заставляет чаще биться сердце, доводит до беспамятства. Забывается всё: беды и напасти, повседневность с её однообразным течением в никуда. А любовь уносит тебя совсем в другое «никуда», в иное измерение, в вечную и прекрасную неизвестность... И там вас только двое: ты и она, только она…
– Милая, милая, милая! – Говорит Урик.
Она смотрит на него широко открытыми глазами.
Её волосы затмевают солнце. Ура! Да здравствует солнечное затмение! Это так здорово, когда у тебя есть своё собственное солнце перед глазами.
– Милая! Милая! Милая! Радость ты моя! Солнышко ты моё!
Вот откуда берутся эти, казалось бы, подходящие «к случаю», но банальные до пошлости слова. Да нет ничего банального в нашей искренности! Ни-че-го! Не все же рождаются поэтами, морщинящими лоб вымученными фразами. И – слава Богу! Не верьте поэтам: они всё врут!.. Или верьте поэтам, потому что их мир нарисован богами, а боги не врут!..
За оливковой рощей, подступавшей к самым горам, был прекрасный пруд. Особо жарким летом он пересыхал почти полностью, отдавая воду деревьям и виноградникам.
Но весной вблизи него жизнь процветала. Зайцы и даже лисы приходили сюда на водопой. Прописалась здесь и серая цапля. Она могла часами сосредоточенно смотреть на воду с одной только целью: прокормиться. Заболоченное мелководье заросло камышом, и он надёжно укрывал птицу от недружелюбных глаз.
Любовь это совсем иная ипостась. Ей нужна совсем иная пища, и укромные уголки она ищет не затем, чтобы высмотреть добычу, а чтобы найти уединение.
Вот почему это место так приглянулось влюблённым.
Однажды Урик завёл Солнышко в самое болото, и её ноги и руки, не защищённые одежной, обожгло крапивой. Не в силах терпеть ужасный зуд, Солнышко попыталась вырваться из стрекочущего плена, но увязла в омерзительно пахнущей жиже.
Она причитала:
– Ой, куда ты меня завёл?! Мне больно. Ой! Ой!
– Это всего-навсего крапива. Она полезна.
– Не нужна мне такая польза.
– Это же лекарственное растение…
Солнышко достроила фразу:
– Которое сделала меня больной. Хочу домой! – Она рассерженно топнула ножкой. – Домой хочу! Теперь нам из этой каши никогда не выбраться. Мы погибнем.
Нога её окончательно увязла в болоте.
Вдобавок к этой беде прибавилась новая напасть: десятки потревоженных ос и огромных шмелей принялись атаковать их с бреющего полёта, пытаясь ужалить и укусить.
Урик снял с себя куртку и, прикрывая ею голову любимой, пытался прорваться сквозь густые заросли. Спасаясь от остервенелой крапивы, Урик взял Солнышко на руки, вызывая огонь на себя.
Наконец им удалось выбраться на утоптанную тропинку, перерезанную в нескольких местах тоненькими ручейками, вырывающимися из-под земли. Вода в них была особенно холодной, но чистой, пригодной для питья. Тропинку эту облюбовали бабочки с красивыми, отливающими синевой и перламутром крыльями.
– Всё не так уж и страшно! – Сказал Урик, целуя Сол-нышко в её прекрасные заплаканные глаза.


7. ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД ИЗ МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКАТУЛКИ?..

Не зря гласит мудрая поговорка: «Всё тайное становится явным». Древний фолиант поведал Уксусу тайну Солнышка. На семьсот сорок восьмой странице описывался подобный случай: «Одна одинокая девушка была назначена хранительницей Мудрости, для чего её поместили в специальный дом, где разместились многочисленные тома книг. Дом этот назывался библиотекой. В обязанности девушки вменялось прочтение и бережное хранение всех существующих и ещё ненаписанных книг. Она не имела права покидать библиотеку по ночам, дабы мыши и любительница детективов Зелёная Плесень не смогли уничтожить хранилище.
Случилось так, что девушка влюбилась, и ей перестало хватать дневного времени.
Тогда боги сжалились над ней, и заменили её скульптурой, которую изваял претендент на руку. Скульптура получилась настолько правдоподобной, что вся нечисть при виде статуи убегала, уползала и разлеталась прочь».
– Вот в чем дело. – Сказал Уксус. – Твоё Солнце избрано.
– Как это?
– Ещё не догадался?
– Нет.
– Солнце – хранительница музыки. Представь, что будет, если не будет музыки. Останутся только мычащие коровы, каркающие вороны и квакающие лягушки.
– Лягушек ещё терпеть можно.
– Согласен. А что станет с канарейками, как ты услышишь журчание ручья, к примеру?..
– Это правда?
– Милый Урик, в книге же всё написано: «девушка-хранительница, заморочки с нечистью, Зеленая Плесень, точная копия…». Включи ассоциации, Урик! Хранительница эта - Солнышко. Библиотека это - шкатулка. А Плесень это, наверное, я в молодости. Тебе этого мало? Просто мы, гномы, не умеем читать между строк. Нам надо всё разжевывать, доказывать, аргументировать. К истине надо идти путём ассоциаций… А истина – вот же она, на поверхности: твоему Солнышку надо найти замену, то бишь точную копию создать. Ясно тебе?
– Но я даже рисовать не умею. Повесь я своё полотно посреди болота, – лягушки сдохнут.
– А кто тебя просит рисовать? Лепи её из глины.
– Но она такая… такая воздушная.
– Лепи её из воздуха. Точно, Урик, это самый податливый для фантазеров материал. Фантазии тебе не занимать. Так что остаётся?
– Да, но всё-таки не бестелесная же она?
– Прибавь немного пуха. Ты начни. Жизнь сама подскажет, что к чему надо прибавить в данном конкретном случае.
Прикрепления: 6005889.jpg(26Kb)


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Понедельник, 2013-04-15, 3:59 PM | Сообщение # 43
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
8. ДРЕВЕСНОКУКИ ПОЛУЧАЮТ ПОДЗАТЫЛЬНИКИ ОТ ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКИ, И ПРЕВРАЩАЮТСЯ В ПРЕКРАСНЫХ БАБОЧЕК

Уксус вставлял в колесо последнюю спицу.
Велосипед не то урчал, предчувствуя скорое избавление от простоя, то ли мяукал.
Но дело явно продвигалось.
Урик и Солнышко, склонившись над шкатулкой, обрет-шей новую жизнь, слушали музыку. Теперь на сцену выбегала не Солнышко, а её двойник.
– Ты постарался, Урик. – Сказала Солнышко. – Смотрю на эту девушку, и мне кажется, будто это я и есть, но только в зеркальном исполнении.
– Что-то конечно, получилось. Я старался. Но я бы никогда вас не перепутал.
– Откуда такая самоуверенность?
– У неё душа не такая.
– И с душой ты угадал. Не будь у неё души – не звучала бы эта восхитительная музыка.
Уксус нарушил их идиллию:
– Нельзя ли на время выключить музыку?! Я никак не могу настроить велосипед. Вы мне все звуки смешали от радости. Дайте же послушать, как работает передача.
– В нём ещё и скорости переключаются?
– Конечно. Все триста пятьдесят три с половиной скоро-сти работают исправно. Я тоже старался. Заметьте, в одиночку старался. Никто мне не помог… А я ведь мог педаль перепутать с лопатой. Они чертовски похожи. Знаете, что может произойти?
Урик прикрыл крышку музыкальной шкатулки.
– Теперь другое дело. Теперь я отчётливо слышу бряцание совковой лопаты. – Сказал Уксус, прилипнув ухом к пере-даточному механизму. – Придётся исправлять.
– Может, лучше музыку послушаем? – С хитрецой, но без издёвки, спросил Урик.
– Музыка, музыка… Целыми днями слушаем музыку. Будто в мире нет других занятий? Я скоро с ума сойду от вашей музыки! Так я никогда не закончу починку.
– Так и быть, – сказал Урик, – я помогу.
Солнышко потянула его за рукав, прося глазами побыть с ней ещё минуточку.
– Имейте совесть. – Сказал Уксус, и вручил Урику гаечный ключ.
– Ключ от царства, где упразднили деньги?
– От глупости. – Сказал Уксус.
Близился вечер.
В горах громыхал гром.
Поднялся ветер. По небу, будто сорвавшись с цепи, носились серые облака, пытаясь подобрать ближе к оливковой роще. Но это им никак не удавалось.
Вот уж который день тучи сулили дождь, но капли его падали где-то далеко-далеко, оставляя на горизонте едва приметную метку в виде туманного шлейфа.
На всякий случай укрылись под листьями деревьев бес-печные божии коровки. Одна из них, видимо заблудившись, села Солнышку на ладонь. И та попросила: «Улети на небо. Нас возьми с собой. Мне бы, мне бы, мне бы стать живой росой».
Уксус съязвил: «Нельзя быть одновременно и на небе, и на земле. Это невозможно, потому что это две разные стихии».
– Вы, док, ничего не понимаете. Вы прагматик до мозга и костей. А это чистая лирика, и в лирике такое возможно.
– Дырстамте от меня со своей лирикой.
– У вас сегодня: День занудства?
– Как-то ты разговариваешь с учителем, Урик? Что за тон? Со мной такое себе только принц позволял, да ещё косто-ломы в тюрьме. Всё! Не хочу об этом вспоминать!
– Извините, док. Пожалуйста.
Урик сосредоточился на порученной работе. Он стара-тельно откручивал крепежную гайку, когда за спиной послышался треск сучьев и какой-то шепелявый звон.
Гномы почти одновременно оглянулись назад. То, что они увидели у себя за спиной, сильно их напугало. Солнышко от страха онемела.
На гномов шла стеной орда уродливых существ, в которых Уксус сразу распознал древеснокуков.
Древеснокуки, пуская слюни, скрежеща и клацая острыми, как пилы, зубами, набросились на полуразвалившийся шалаш. Действовали они стремительно. Ветки трещали за обвислыми щеками, волочащимися по земле. Из оттопыренных ушей валил черный дым. Прямо какая-то фабрика по переработке древесины.
Голодная стая не знала преград.
Велосипед, летал из угла в угол, как мячик, освобождая пространство для прожорливых тварей.
Древеснокуки умудрялись впиваться в самую сердцеви-ну разбросанных по земле веток. Они выедали её с таким аппетитом, так смачно шлёпали губами, что со стороны могло пока-заться, будто это гурманы пришли полакомиться бесплатным эскимо.
Уксус пытался отбить у древеснокуков свой велосипед. Но, стоило ему схватиться за седло, велосипед вставал на дыбы, и от очередного толчка хвостатого чудища взлетал вверх вместе с хозяином.
Уксус не успел оправиться от прежних тумаков, а новые удары сносить было даже как-то оскорбительно.
Урик, готовый в любой момент включиться в драку, грудью заслонил Солнышко.
Та стояла без движения.
Но гномы древеснокуков не интересовали. Ими овладела новая страсть. Теперь они переключили внимание на волшебную палочку, видимо полагая, что она будет отличным де-сертом.
Уксус решил отстаивать свою собственность до конца. Бесцеремонность и воинственность древеснокуков взбесили его до предела. Заслонившись магической книгой, как щитом, Уксус крепко сжал в руке волшебную палочку.
Древеснокуки построились клином, и пошли в атаку.
Урик забрасывал их камнями, но те рикошетом летели в сторону Уксуса. Вспомнив свои прежние боевые заслуги, - как- никак он был произведён принцем в генералы, - Уксус с решимостью и отвагой полководца сделал шаг вперёд, и, выкрикивая устрашающее «дырстам», стал налево и направо охаживать вра-гов волшебной палочкой.
Как ни странно, это подействовало.
– Ура! Ура! – Торжествовал Урик, перейдя в ближний бой. – Мы побеждаем!
Даже Солнышко, осмелев и преодолевая брезгливость, щёлкнула по носу засмотревшегося на неё слюнявого уродца.
Древеснокуки, получая удары, – и куда только девался их боевой пыл, – в буквальном смысле деревенели. Они на глазах превращались в неподвижных куколок. Оцепенение дейст-вовало, как болезнь, и поражало всё новые ряды противника.
– Кажется, отбились. – Сказал Урик.
– Какие вы оба молодцы! – К Солнышку вернулся дар речи.
Уксус, потирая палочкой висок, недоумевал:
– Ничего не понимаю: в чём тут волшебство? К себе прикасаюсь – со мной ничего, а этих даже пальцем не успел тронуть – наповал. Просто дырстам какой-то.
– А не кажется ли вам, док, – Сказал Урик, – что смертельное действие вашего оружия заключено в сочетании слова «дырстам» и умелым фехтовании?
– Да, это возможно.
– Это очевидно. – Сказала Солнышко. – Я просто увере-на, что успех стал возможным благодаря вашей находчивости и геройству. Вы Уксус настоящий герой. И мой Урик тоже.
– Да, – сказал Уксус, – мне от него порядком досталось.
– Сейчас я вам сделаю холодный компресс. – Сказала Солнышко.
– А мне, пожалуйста, тёплый. – Попросил Урик.
– Компресс надо делать моему велосипеду. Вот кто нуждается в скорой помощи. Мой бедный, бедный велосипед, я привязался к нему, как к живому существу. Посмотрите, разве он не красавец? А с каким достоинством он избегал встречи с этими мерзкими тварями?! – Уксус прижался щекой к его раме. – Милый! Мой милый двухколёсный велосипед! Я тебя очень и очень люблю!..
Дождь, прособиравшись, так и не начался, хотя тучи ещё барражировали в горах.
Вроде бы и оливковая роща успокоилась. Возможно, она тоже почувствовала, что опасность миновала.
Неодушевлённых предметов не сужествует. Даже камни растут, набираются сил, зеленеют и краснеют изумруды и рубины, а когда-то, – приходит время, – рассыпаются в прах под тя-жестью жизни и они.
С велосипедом провозились до позднего вечера, и он, наконец-то, был полностью восстановлен: беззвучно заработала цепная передача, спицы не болтались, педали крутились ис-правно.
Облака, к которым они так стремились, тоже, как ни странно, были на месте. Осталось только дождаться утра.
Уксус, – он всё любил делать загодя, – на всякий случай пересчитал волшебные вещи – все ли были на месте. Естественно, и магическая книга и волшебная палочка были в полной со-хранности. Других ценных вещей, ну, не считая, конечно, «колёс», в их хозяйстве не завелось.
Теперь можно было и отдохнуть.
Глаза закрывались сами собой. Первой уснула крепким сном Солнышко. И это понятно: на её долю выпало больше всего испытаний.
Уксус спал в обнимку с велосипедом. И сон его не был спокойным. Его тоже переполняли пережитые волнения. Он – то вздрагивал, то кусал зубами резиновую шину, то вскакивал, как лунатик, выходил на улицу и кричал:
– Хочу разговаривать с народом! Почему, почему меня никто не слышит?
Никакого народа поблизости, конечно же, не было.
Просто Уксус истосковался по пророчествам, от кото-рых он и сам превратился в сплошной комок нервов.
Во сне Уксус сделал вокруг ощипанного древеснокуками шалаша еще несколько кругов, а потом замертво свалился у входа, зацепившись ногой за свой звёздный плащ.
Ярко светили звёзды. Казалось, что вдоль бескрайней дороги разбежались ночные сторожа – светлячки. Они несли в руках маленькие газовые фонарики. Светящиеся точки охраняли нашу вселенную, и, проверяя, всё ли в ней в порядке, желали всем спокойной ночи: «… Спать пора. Спать пора. Спать пора».
Утром друзья начали собираться в дорогу. Путь им предстоял долгий.
Уксус собирался побывать в гостях у принца. Успеть хотелось ещё сегодня, ведь ровно год назад, в такой же чудесный день, состоялось бракосочетание Принца и Жасмин. Хотелось порадовать их, и преподнести подарок. Лучшим подарком по общему решению могла стать волшебная палочка. Ее бережно обернули оливковыми листьями, и Урик нашел ей место за па-зухой.
– Она поможет принцу Райну одержать победу над тиранитами. – Сказал Уксус. Предполагая, что сейчас начнутся долгие расспросы, пояснил: «Тираниты сосредоточили свои силы на южных границах царства короля Резедура, отца принца Райна. Это безжалостные убийцы. Они убивают всех подряд, не разбирая, кто перед ними, воины или обычные горожане. От го-родов же не остаётся камня на камне.
– Нехорошие гномы. – Сказала Солнышко.
– Они и не гномы вовсе – животные наполовину. До пояса – это уродцы, а нижняя часть туловища – конские ноги и свинячьи копыта. Хуже вампиров.
– То есть уродцы на все сто.
– На все двести. Им города без боя сдают. Один их вид валит гномов на колени. Я этого допустить не могу. – Говорил Уксус. – Гномов ещё никто на колени не ставил. У нас славное прошлое, и, надеюсь, светлое будущее.
– А, может, включить им музыку?
– Похоронный марш.
– Нет, моя шкатулка не знает такой музыки.
– Тогда что?
– Весёлую польку.
– Чтобы они плясали на наших головах?
– Не знаю, право. Ну, тогда надо, чтобы они послушали что-то светлое, пробуждающее сострадание. Сюиту Грига № 2, например. Песня Пер Гюнта божественна! Музыка всесильна. Неужели она не сможет смягчить их сердца? – Удивилась Сол-нышко.
– Нет у них сердец. – Разубеждал ее Уксус. – Это кровожадные убийцы. Варвары, стоящие на самой нижней ступени развития. Для них нет ничего святого. Они пожирают друг друга без соли. О каком сострадании, дорогая, может идти речь?
– Не спорь с Уксусом, Солнышко: он за свою жизнь вся-кого насмотрелся. Жестокости на свете больше, чем можно предположить.
– Безусловно. – Сказал Уксус. – И в схватке с нею, как это ни прискорбно, выживают отнюдь не миротворцы.
Наконец, когда всё было готово, Уксус посадил Урика за руль, сам устроился на багажнике, поверх книги, а Солнышко облюбовала раму. Ей очень хотелось чувствовать надежные объятья Урика, и чтобы он дышал запахом её волос.
– Поехали! – Сказал Урик.
И велосипед стал отрываться от земли.
– Правее, правее. – Давал указания, вызвавшийся быть штурманом доктор Уксус. – А теперь левее. Немного правее. Так.
– А теперь куда?
– Налево, налево.
– Теперь?
– Направо, направо.
– Дальше?
– Налево, налево.
– По-моему мы крутимся на одном месте.
– Налево, налево.
Всё-таки Урик решил обернуться, чтобы убедиться в том, что доктора не укачало. И он правильно сделал.
Уксус и не думал следить за маршрутом. Он крепко спал, обхватив Урика за талию и уткнувшись носом в ямку между его лопаток.
Урик включил автопилот.
Потом он, изловчившись так, чтобы не отпустить руль, стал толкать Уксуса в бок, пытаясь его растормошить, ведь тот в таком состоянии запросто мог упасть за борт.
– Доктор, проснитесь! До-ок! До-ок!
– А?! Что?! Какое сегодня число? Пятница? Я и сам знаю, что сегодня пятница. Чьё это сопровождение у нас на хво-сте?
Только тут они заметили в небе эскорт бабочек. Сиренево-голубой шлейф отстоял от них на расстоянии вытянутой руки. Солнышко чувствовала колебание их крыльев. Великолепное, неповторимое зрелище!
Потом, обогнав пилотируемый Уриком велосипед, бабочки заняли место ведущих.
– А ну-ка, Урик, прибавь ходу! – Заорал Уксус. – Какие-то колымаги вздумали нас обогнать. Откуда они вообще взя-лись? Поддай газу, Урик! Вперед! Вперед! Только вперед!
– Да это же бабочки древеснокуков. Они из куколок вы-велись. – Догадалась Солнышко. – Да, точно. Я их по глазам узнала. У древеснокуков были такие же добрые глаза.
– У тебя все добрые. Раньше ты нам этого не говорила.
– Я их боялась. Но они ведь нас не тронули?
– А палочку кто хотел съесть?
– Это они из любопытства.
– И от недоедания. – Съязвил Уксус.
Впрочем, в такой компании лететь к принцу было даже веселее.

Продолжение следует.


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Понедельник, 2013-04-15, 4:05 PM | Сообщение # 44
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Волшебная любовь. Сказка. Гл. 9, 10

Путяев Александр Сергеевич

9. ВЕЛОСИПЕДЫ, КОНЕЧНО ЖЕ, ЛЕТАЮТ, НО ТОЛЬКО НИЗЕХОНЬКО-НИЗЕХОНЬКО, А ПОТОМ ИХ ПРИХОДИТСЯ ТАЩИТЬ НА СЕБЕ В СТАН ВРАГА

По какой-то непонятной причине у велосипеда пропал нюх, и он перестал слушаться руля. А, возможно, ему надоело тащить на себе шумную и абсолютно непрофессиональную ораву гномов, которые ничего не смыслят в навигации. Гномы заморочили голову автопилоту. Так же нельзя: «налево, направо, снова налево». Пойди, разберись, чего хотят пассажиры. Тут уж либо перейдите на ручное управление, любо доверьтесь волшебству.
Не выдержав умственных перегрузок, волшебный велосипед забастовал, и стал медленно планировать, подыскивая место для мягкой посадки.
– Что за норов у этого вольнодумца?! – Изумился Урик. – Отказывается слушать команды. Он так нас в Африку утянет.
– А ты газу подбавь. – Учил Уксус.
– Да я уже пробовал.
– Ещё раз попробуй.
– Может, мне перед ним на колени встать? Спросите его, куда он летит?
– Если бы я знал ещё и велосипячий!.. Надо бы книгу полистать.
Но велосипед не стал ждать, пока Уксус отыщет нужную страницу, он тихо и мирно приземлился на солнечной поляне, и невидимый бортпроводник, возможно, он был встроен в «бибиколку», сообщил: «Велосипед дальше не пойдёт. Просьба освободить все сидячие места».
– Почему это велосипед дальше не пойдёт? – Раздраженно спросил Уксус.
– Потому что велосипед устал: велосипед не железный, а волшебный. – Ответил робот-невидимка.
– Проклятье! – Сказал Урик. – Будем тащить его на себе?
– Не выбрасывать же? – Сказал Уксус. – Столько он у меня сил и нервов отнял.
– А я бы его всё-таки здесь оставил. Судя по всему, мы находимся уже где-то рядом с владениями короля Резедура.
– Посмотрим. – Уксус послюнявил палец, и открыл сто двадцать третью страницу книги. – Так-так… И где мы теперь оказались? Так-так… Ага, вот она оливковая роща… Так, – Он водил пальцем по карте, – здесь пруд, здесь музей бананов и ананасов… Это нам не нужно… Это нам непонятно… Такая дремучая карта! Нет, честно, ничего разобрать невозможно. Наверное, её составляли ещё до открытия земли.
Урик подключился к чтению карты:
– А это что за галочка?
– Где?
– Вот же, в самом углу… и линия жирная здесь же проведена.
– Точно. Проведена.
– А мы, Урик, как ты думаешь, перед линией, или за ней?
– Я думаю, что мы – за ней.
– Тогда мы угодили за границу. Вот паразит – два колеса одно ухо! Надо было со склада трехколёсный брать. Тогда бы с нами такого конфуза не случилось.
– Что вы так переживаете. – Успокаивала их Солнышко. – Смотрите, какое отличное место. Да это подарок судьбы. Мы тут сделаем привал, а потом пойдём к принцу.
– Да. – Ворчал Уксус. – Пойдём-то мы пойдём, да попадём не на первую годовщину, а на тридцать первую. И что будет с моими ногами?
– Дойдём как-нибудь.
– Уксус, не развалимся. Дойдём.
– Вы-то молодые – дойдёте. А я?
– Мы тебе поможем.
– Уксус, мы тебе поможем.
– А велосипеду кто поможет?
– А, может, – да ну его?..
– Нет, не «да ну его»! Зря я ему что ли в любви объяснялся?
В этот самый момент порхающие рядом бабочки перегруппировались в одно большое полотно, сцепились крыльями, прогнулись подобно парусу, и стали ловить ветер.
Уксус прикрепил тесёмками крылатый парус к своему велосипеду, и тот медленно покатился в гору.
– Эй! Эй! – Гнался за парусником на колёсах неугомонный Уксус. – Подожди нас!
Они быстренько заняли свои места, и путешествие продолжилось.


10. БЕСКРОВНАЯ БИТВА ПРОДОЛЖАЛАСЬ НЕДОЛГО, А ВОТ БАЛ ЗАКАТИЛИ ДО САМОГО УТРА

Однако, прыть парусника поубавилась, когда подъём затянулся. Уксусу пришлось включить «запасную» передачу. Отталкиваясь от земли ногами, доктор помогал движению вперед.
Кажется, у волшебного коня открылась одышка.
Солнышко приободряла его: «Вперед! Вперед! Там много травки. И ты дотянешь до заправки».
Урик тоже внес свою лепту. Подобно бурлаку, тянущему лямку, он задавал ритм: «Э-эй ухнем! Э-эй ухнем! Ещё разик, ещё раз»!
И вот, когда последняя крутая пядь осталась позади, и отчаянным рывком, почти встав на дыбы, волшебный велосипед преодолел последний дюйм, под его колёсами оказалась долгожданная ровная поверхность.
– Какой великолепный вид отсюда открывается! Просто загляденье! И бабочкам здесь раздолье. – Сказала Солнышко. – Я так рада за них. Так рада! Здесь столько красивых цветов! Цветочный рай! А какая палитра?! Урик, мы останемся здесь навсегда. Зачем нам чужое волшебство? Ты будешь рисовать. Ты станешь прекрасным художником, а я буду дарить твои картины прохожим.
– Может, поступим наоборот: я буду дарить, а ты будешь рисовать? – Рассмеялся Урик.
– Дети, дети, сейчас не время мечтать о миссионерской славе. Посмотрите скорее налево.
– Да, – заметил Урик, почёсывая затылок – там что-то сверкает и двигается. Может, это любители живописи, фанаты искусства?
– Сверкают и двигаются шлемы и наконечники копий. – Сказал Уксус.
– Это приграничные войска?
– Но это воины не короля Резедура. Это тираниты.
– Это тираниты?!
– Кто же ещё?! Вы, правда, как дети. Опасность у вас под носом, а вы придаётесь мечтам. Что теперь будет с моим велосипедом? Они его не пощадят. Это точно.
– Мы его спрячем здесь, а сами ринемся в атаку. – Урик принял боксерскую стойку.
– Урик, – сказала Солнышко, – здесь их целые полчища, а нас только трое.
– Двое. – Поправил её Урик.
– У тебя в школе что по математике было?
– У меня было счастливое детство: нам математику не преподавали.
– Не преподавали?
– Только волшебство. А по законам волшебства девушки не воюют. Понятно, дорогая?
Мозг тиранитов сканировал запахи с очень больших расстояний, хотя, большой вопрос: был ли у них мозг вообще, или по необходимости им его заменяла электронная «запоминалка».
Уксус какое-то время занимался изучением искусственного интеллекта, и, похоже, тираниты подходили под эту категорию.
Доктор был убеждён, что тираниты пришли из Великой Пустыни.
Рассказывают, что побывавшие там исследователи, находили сложнейшие механизмы и обломки строений из неизвестных материалов. Эти материалы пожирали электронные черви. При этом смрад от их выделений был настолько ядовит, что всё живое в радиусе сотен миль погибало, не успев дать потомства. А извергаются эти свалки прошлого и по сей день, как самые настоящие вулканы, забрасывая пеплом всё вокруг, и возводя из него безжизненные горные хребты.
Тираниты были продуктом исчезнувшей цивилизации. Они, конечно, порядком поизносились, скитаясь и воюя, но были ещё достаточно сильны, чтобы извести нынешнюю популяцию гномов.
Тираниты, почувствовав присутствие чужаков, решили их атаковать. У них выработался принцип: нападать первыми на всё, что движется, ибо им была известна главная аксиома: жизнь это движение. Потому-то всё живое, по их убеждению, подлежало истреблению. Они были противниками жизни, считая её слишком запутанной, как таблица умножения.
– Идут! Идут гиены! – Запаниковал Уксус.
– Я их не боюсь. Пусть подойдут ближе, и я им покажу, чего стоят мои кулаки.
– Да они из наших кулаков быстро кукиши сделают.
– Не бывать этому! – Возмущался Урик. – Идите, твари, возьмите меня!
Уксус затыкал уши. Ему импонировала смелость ученика, но он-то понимал, что это пустая бравада, и ничего больше. Силу можно одолеть только более совершенной силой. Вот почему он с такой поспешностью потянулся за фолиантом.
И он нашёл искомую страницу с цветной иллюстрацией. Всё сходилось: на ней был дан анфас и профиль чудовища, называемого тиранитом. Кратко описывались его интеллектуальные и технические характеристики: слово «корова» пишет через «а», страшный урод, характер насморктический, пользуется уважением вурдалаков и химер.
Отмечалось, что тираниты являются непревзойдёнными и самыми совершеннейшими орудиями убийства. Средств борьбы с ними не найдено.
– Вот наука, вот, ети, наука… понаделают заклёпок, понавинтят гаек… Каждой чуши – по паре, а, спрашивается, зачем? Нет, чтобы гонять на велосипедах?! Дай им превосходства! Нарежь им селёдку кусочками! Пересади их на электрическую метлу!.. Казалось бы, живи и радуйся, делай кисель из клюквы, – ан – нет!.. Ответа, видите ли, нет!.. И вот я, заслуживший спокойную старость, профессор, генерал-кардинал, да просто ясновидящий и добрый гном, должен теперь принять мученическую смерть от каких-то перпендикулярно ходячих молекул! Спрашивается, а за что?! Но ничего! Как говорится, на каждое волшебство есть другое волшебство!
И словно эти его слова были услышаны Кем-то Всесильным и Могущественным.
Бабочки, разлетевшиеся было в разные стороны, построили в небе новую фигуру, напоминающую булаву. И эта радужная булава ринулась в самую гущу противника.
Уксус, как бы дирижируя с помощью волшебной палочки парящей над тиранитами булавой, посылал её прямо им в головы.
Солнышко юркнула в приоткрытую музыкальную шкатулку, и впервые исполнила дуэтом со своей крестницей марш гномов. Они пели: «Никого мы не пугаем, но запомнить предлагаем: кто пойдёт на нас войною, тот раскается. Пусть дожди и грязь, но погибнет князь вечной тьмы-ы-ы… вечной тьмы».
То ли этот марш, то ли кулаки Урика, то ли скачущая в руке Уксуса палочка и боевой клич «Дыстар! Дыстар!» сыграли решающую роль в короткой и бескровной, теперь уже не скажешь точно. Но эффект от дружного натиска был потрясающим. Враг не просто бежал в панике, а, теряя шлемы и копья, штабелями ложился на поле, мгновенно превращаясь в личинки майских жуков.
И это была победа!
Друзья ликовали.
На встречу им бежали радостные резедурцы, во главе которых на белом коне гарцевал принц Райн. Чуть поодаль на красном пони скакала его спутница Жасмин.
А вечером в честь Урика и Солнышко во дворце короля был дан роскошный бал. Открывал его доктор Уксус специально подготовленной по этому случаю проповедью о вечной и неугасающей любви, которая, собственно, и правит волшебством.
Прикрепления: 5415374.jpg(69Kb)


Памятниками не рождаются
 
MгновениЯДата: Суббота, 2013-04-20, 3:57 PM | Сообщение # 45
Ковчег
Группа: Администраторы
Сообщений: 11888
Статус: Offline




Сфера сказочных ссылок
 
lariksДата: Воскресенье, 2013-06-09, 1:08 AM | Сообщение # 46
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Литуус
Путяев Александр Сергеевич
Из сборника рассказов "ПРИВОРОТЫ ДАМЫ ТРЕФ"



***
Прибрежные камни от соли седые. Солнце высушило и прогрело их за неделю: установилась великолепная погода. Даже морские брызги на время оставили свою разрушительную работу. Они сюда просто не долетают, и довольствуются скорлупой песчинок, пытаясь взломать ее своими клювами. Они похожи на галлов, сметающих и сжигающих все на своем пути: дворцы и храмы, дома и сады…
Я оберегаю твой сон. Я смотрю на тебя, и не могу оторваться: неужели и эта прядь волос, и эти губы, чуть растрескавшиеся от жары, будут вечно принадлежать только мне?..
Какое-то грустное предчувствие закрадывается в душу, когда я слежу за полетом чаек кружащих над нами. Оно беспричинно.
Я похож на авгура, потерявшего свой жезл. Он называется lituus. Круг, очерченный им в воздухе, считался священным и охранял от врагов и напастей.
И тогда я очерчиваю священный круг губами. Я целую тебя всю-всю-всю и говорю: «Я люблю тебя»!
И эти слова не должны потеряться… потому что они священны.
Прикрепления: 6404686.jpg(72Kb)


Памятниками не рождаются
 
ТанецДата: Среда, 2013-12-11, 7:39 PM | Сообщение # 47
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1794
Статус: Offline
lariks,  поздравляю с открытием Пиров в честь Сказочников!
Долгих вам сказочно-творческих лет!

 
lariksДата: Четверг, 2013-12-12, 1:14 AM | Сообщение # 48
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline


http://www.proza.ru/2013/01/14/1432
Ал. Путяев

НАЧАЛО ВОЛШЕБСТВА

«Но могут ли тени предметов
иметь такие же, как предметы,
краски и жизнь, и движение?»
Оскар Уайльд


Маленькая скрипка лежала в чёрном футляре и спала. Ей снился сон, что она летит к облакам. Облака похожи на белые клавиши. На них налетает ветер, и они звучат. Белые облака – белые клавиши. Чёрные облака – чёрные клавиши. Вот огромный и лохматый «До-Диез». Вот мягкое «Ля». А рядом – «Ля-Бемоль».
Как много звуков! Какой волшебный мир!
А вот – пошёл дождь. Как много у него дирижёрских палочек. Они – из чистого хрусталя.
Они тоже звенят на солнце
Весело шумит зелёный лес. С листьев осыпаются дождевые капли и повторяют чудесную мелодию. Её подхватывают прохладные ручейки и несут к рекам и морям.
Флюгер на крыше дома не может понять, откуда доносится музыка. ОНА ВЕЗДЕ. Только надо прислушаться. Или – увидеть, ведь звуки тоже отбрасывают тень…
Эльфы играют на клавесине. Их так много! И каждый с нетерпением ждёт, когда же настанет его черёд взять нужную ноту.
А вот вступила флейта… Она летает среди веток клёна.
Как приятно ощущать себя в составе этого волшебного оркестра!
Но тут скрипка проснулась. Её взяли руки маленького мальчика. Он нежно прижал её к левому плечу, и она почувствовала его острый подбородок.
Верхняя дека легко вздохнула: «Ля-ля-ля»…
Маленький мальчик настроил инструмент и начал разучивать гаммы. Это, конечно, ещё далеко не музыка, но это уже – начало волшебства…


ОПЯТЬ – « ТРОЙКА»

Митя стоял в углу – его наказали за «тройку» по русскому – и сочинял рассказ. Он писал его в уме:
«За окном идёт снег. В белом мареве, похожем на творог, летают вороны, похожие на крышки от чайников, которые закоптились в дыму костра, который мы разводили в пионерском лагере минувшим летом с девочкой Машей. Машу я люблю с детства.
Наши родители дружат, и мы – тоже. Помню, как однажды, под самый Новый год –
это было на даче,- нас уложили спать на веранде. Кроватки стояли рядом. Был дикий мороз, и мы лежали в конвертах одеял, как неотправленные письма….Я не мог уснуть. Маша не могла согреться. Я перебрался к ней, и так нам стало гораздо теплее. И я тогда дал себе слово, что обязательно, раз уж такое случилось, обязательно женюсь только на Машеньке. Я закрыл глаза и стал мечтать, как мы будем вместе ходить по магазинам, выбирая ей красивую тёплую шубу, обязательно из меха чернобурки, как будем вместе читать книгу про Буратино или про Красную Шапочку, как будем путешествовать на двухколёсных велосипедах, и как нам будет интересно и весело жить вместе с бабочками, кузнечиками и лягушками. Каждый день я покупал бы ей мороженое и конфеты, а по праздникам – торт «Наполеон» - ужасно вкусный!
Тут на веранду вышли наши родители и дружно всплеснули руками, и сказали в один голос: «Надо же, как мило они тут устроились!» А потом была ёлка. Мы ходили вокруг неё и восхищались золотыми шарами и мишурой. «Вот бы всё это великолепие взять с собой туда, в будущее. Пусть бы там всегда было светло от брызг этих разноцветных огней, от искрящегося маменькиного смеха, от светящихся машенькиных глаз, от сказки, нарисованной на морозном стекле, которая исчезнет, если прильнуть к ней горячей щекой и сбивчиво дышать, пристально вглядываясь в бесконечные картины будущего…»
Ему не дали закончить свою мысль. «Достаточно, - сказал отец, - выходи из угла. – Пора делать уроки».

Из детства помню:
Шар воздушный,
Старьевщика, пространство крыш…
Там дождь весенний
Погремушкой
Играл азартно,
Как малыш.
День отражался в окнах, лужах.
О, так вселенная близка!
Казалось,
Что предчувствий ужас
Не тронет сединой виска.
Резвился луч,
Ручной и тёплый.
И мне подумалось тогда:
Зачем же протирают стёкла –
Чтоб всё исчезло без следа?!
Прикрепления: 0104274.jpg(29Kb)


Памятниками не рождаются
 
Дед_МорозДата: Понедельник, 2013-12-30, 8:49 PM | Сообщение # 49
Мастер-Капитан
Группа: Проверенные
Сообщений: 105
Статус: Offline
Дорогие наши Волшебники!

С Наступающим Новым 2014 годом!
Будьте счастливы и здоровы!


 
БелоснежкаДата: Четверг, 2014-01-16, 8:49 PM | Сообщение # 50
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 2796
Статус: Offline
Начиталась прекрасных сказок, спасибо!

Мою вам в подарок дарю.



Привет с Волшебного острова Эхо!
остров
 
lariksДата: Четверг, 2014-12-18, 2:02 AM | Сообщение # 51
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Чудики, ау!



Путяев Александр Сергеевич
http://www.stihi.ru/2014/12/16/4903

ГОСТЬЯ С КРЫЛЫШКАМИ

Как-то раз в окно – вжик-вжик –
Залетела бабочка.
Что ей в дождик предложить:
Зонтик или тапочки?
Может, чаем напоить
или дать конфету?
Научу ее ходить
тихо по паркету.
Предложу свою кровать,
и отдам пижаму.
Жаль по комнате летать
не позволит мама.


ЛЮБИМЫЕ КОЛЮЧКИ

Потерялся ёжик бедный –
Не найдёт дорогу к дому.
Время самое обедать,
А дорога несъедобна.

Ищет маму. Всё без толка.
Кто-то вдруг кольнул не больно:
– Хочешь, мамой будет ёлка?
Ежик фыркнул недовольно:

– Пусть нежней твои иголки,
Но люблю я только маму.
Не хочу носить заколки
И зелёную панаму.

В это время из-за тучи
Вышел серп луны дремучей,
И к ежу скатилась с кручи
Мама, что всех-всех… колючей.


ПРО БЕЛУЮ ВОРОНУ

Все вороны как вороны:
гнезда вьют, собак пугают,
сотрясают клёнов кроны
и листочки собирают.

Под листочками – личинки,
и шикарные объедки,
даже старые ботинки
попадаются нередко.

А одна ворона в белом,
то есть белая ворона,
ничего не хочет делать:
ей, кар-кар, нужна корона.

Хочет править телебашней,
чтоб отныне по закону
кинофильмы и «мультяшки»
были только про ворону.


МУЗЫКАЛЬНЫЕ ЛАНДЫШИ

Очень любят ландыши
Птичью трель и песни.
Ведь они – как клавиши,
Даже интересней:

С белыми сердечками,
Нежные, как бархат,
Что же, что – не вечные,
Но так чудно пахнут!


КРОТ И СТРЕКОЗА

Стрекоза такая модница:
Прилетит –
И в речку смотрится.
Хороша на ней накидка –
И прозрачна, и легка,
И блестит издалека
Позолоченная нитка.
Крот заметил ей не в шутку:
– Вы б одели лучше шубку.
Крылья, правда, вам идут,
Но цветы ведь отцветут,
И тогда –
Беда, беда! –
Вас погубят холода.
Отвечала стрекоза,
К облакам подняв глаза:
– Нет, бескрылый не поймёт,
Что вся жизнь –
Полёт, полёт!
Прикрепления: 3605272.jpg(20Kb)


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Четверг, 2014-12-18, 2:07 AM | Сообщение # 52
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
МОРКОВНАЯ
АНГИНА


Заболел ангиной зайка,
и с утра полощет рот.
Почему, подумал, майку
и простуда не берёт?

Не болеют днём и ночью
полотенце и кровать,
а ему уж больно очень
и смеяться, и зевать.

Кто-то с радостью огромной
может косточки глодать,
а ему сироп морковный
нелегко теперь глотать.

Так нечестно!.. И обидно
песни громкие не петь.
Почему за всех ангиной
должен он один болеть?


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

В вышине, над самой крышей,
звёзды яркие горят.
Вот бы им спуститься ниже,
и упасть к ногам ребят.

Приходили б чаще в гости
с полным коробом конфет.
Приносили б неба горсти
и волшебный лунный свет!

Без него не будет жизни
и узоров на окне.
Он, как белые снежинки,
что привидятся во сне.

Спи. И пусть над головою
звёзды яркие горят,
пусть они одни с тобою
этой ночью говорят.

Может, станешь ты учёным,
И не дашь звезде остыть…
Быть почётно звездочётом
и волшебником простым.



ЗЕМЛЯНИЧНАЯ ДУША



Земляничкой быть приятно:
не на грядке, но опрятна
и красива, и свежа,
поспеваешь не спеша,
и на солнце целый день,
рядом только старый пень.
Жаль нельзя смотреть в окошко:
Только выглянешь – в лукошко
Попадет твоя душа
Лишь за то, что – хороша.



ВКЛЮЧИ СМЕКАЛКУ

Вот бы к нам на ёлку
Пригласить жирафа.
Он игрушки б с полки
Доставал исправно.

Мишурою ветки
Украшали б дружно.
А мои конфетки
Вешать и не нужно.

Тут нужна система:
Рано или поздно,
но конфеты – съем я,
Хоть подвесь их к звёздам!


ВОПРОС ВОПРОСОВ

Бабушка мне варежки
Теплые связала.
Думала, что –
Варятся.
Как же знаю мало!
Варятся же каша
Щи и помидоры…
Почему –
Не чаша,
Варят суп в которой?!
Как зубную щётку
Щёткою назвали?
Кто целует в щёку
Звёзды и трамваи?
Право, так не просто
Нам живётся, детям:
взрослые вопросы,
ну, куда мы
денем?!


Памятниками не рождаются
 
lariksДата: Суббота, 2014-12-20, 9:23 PM | Сообщение # 53
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline


МОРСКИЕ ТРУЖЕНИКИ

Черепашки пашут дно.
Им одним не всё равно
Что там вырастет: планктон
Иль мороженых сто тонн.

ПРОЩАНИЕ
С ДАЧЕЙ


Лист осенний, как ладошка.
На деревьях вечер спит.
Скоро снег влетит в окошко,
И крылечко заскрипит.

И тогда закроем ставни.
Что ни делай, всё равно
То, что было чёрным, станет
Белым-белым…Решено!

Решено! Мы спать ложимся.
Кот прилип, как теплый воск.
Он давно собрал «пожитки» –
Хитрый глаз и серый хвост.

СВЕТОФОР
ИЗ РАДУГИ


Я дороги обожаю
и люблю гаишников.
Лишь машины утверждают:
«Пешеходы лишние».

Мчатся, будто их обдали
кипятком стоградусным,
а железные педали
отдавили страусы.

Не пугают их заторы,
светофор не радует…
Может, вместо светофоров
надо ставить радуги?

ВОСПОМИНАНИЯ
О ЛЕТЕ


Лето! Лето! Солнце! И –
Ой, сейчас заплачу! –
Так прекрасны эти дни…
С папою в придачу.

Летом – море. Летом – пляж.
Как же это мило!
А зимой иной пейзаж:
Ванна, брызги, мыло.

ДОМ-НЕВИДИМКА

На поляне, под кустом,
Гном себе построил дом.
Вьются лентами дорожки.
Из скорлупок –
Миски, ложки…
Под окном гуляют розы.
В вальсе кружатся стрекозы.
По травинке, как по тропке,
Ходят божии коровки.
И – на выдумки легки –
Песни им поют жуки.
Не найдёшь чудесней дома,
Чем у маленького гнома,
Потому что этот дом
Ловко прячется,
Как гном.

ЛЕСНОЙ ДОКТОР

Говорят, что с мухомором.
шутки плохи. Он злодей:
за глухим живёт забором,
нападает на людей.

Говорят, он ядом пышет,
и – опасней, чем дракон.
Никому стихов не пишет,
и ни с кем не дружит он.

Гриб и рад бы влезть в корзину –
не берут – хоть волком вой!
А ведь он такой красивый,
И не правда, что – плохой.

Он лосенку – доктор добрый.
Он помочь зайчонку рад.
Ну, а то, что – несъедобный,
так не ешьте всё подряд!

СТРОПТИВАЯ
АКУЛА


Чем акула зубы чистит:
ни ежами ли морскими?
Кто из милости горчичник
положить бы мог на спину,

этой грозной забияке,
если гриппом заболеет?
Тут, пожалуй, и пиявки,
закукуют и заблеют.

Всё бы ей шалить и драться,
и кусаться, и крушить,
на морских зверей бросаться…
Как, скажи, с такой дружить?

Дружба ей неинтересна,
с прилежаньем – вовсе туго.
Но науке неизвестно,
как акулу ставить в угол.

МЕЧТАТЕЛЬ
И
МОШЕННИК


Рак-отшельник жил в ракушке.
на спине носил свой дом,
а хотелось жить в избушке,
с белым садом под окном.

Волны, волны… Надоели!
Хищных ртов не сосчитать.
Вот бы слушать птичьи трели
и на лаврах почивать!

Размечтался рак-отшельник,
зазевался лишь на миг,
и отшельник рак-мошенник
в скромный дом его проник.

Разбросал по дому платья,
разломал любимый стул,
съел зеленые оладьи
и под музыку уснул.

А изгнаннику что кушать?
Где ему ночлег искать?..
Что ли в доме из ракушек
надо жить и не мечтать?

ПРЕКРАСНАЯ
КАРТИНА


Муравей, муравей
он на свете всех сильней.
Ноша так его огромна,
что по-нашему – колонна.

Тонна, тонна, килограмм.
Тащит с другом в свой вигвам
он зеленую иголку.
Две иголки это полка,

а еще гамак и кресло.
Так месить удобней тесто:
сидя в кресле у камина.
А над ним висит картина.

На картине – муравейник,
а ещё – зелёный веник,
а ещё – зеленый крот
ест зелёный бутерброд.

Не картина, а витрина.
Только что из магазина
«Елки-палки-шишкинлес».
Тонны три полезный вес.

Если в дом залезет вор,
то не нужен и топор:
упадёт картина на пол –
уноси воришка лапы.

ЕСЛИ ПОСПОРИТЬ

Если в лес, могу поспорить,
жаб доставить двухпудовых,
то получим санаторий
для удавов стометровых.

ЧУДНОЕ
ЗЕРКАЛО


Что за странное изделье
На сене висит в прихожей
и, похоже, от безделья
строит рожицы?.. О, Боже!

Так вести себя негоже.
Слушай, зеркало, не чавкай.
От тебя – мороз по коже.
Не цепляйся, как пиявка!

Не носись по дому в шапке,
не дразни собаку таксу,
не клади в кастрюлю тапки,
не грызи зубную пасту.

Что себе ты позволяешь?!
Так вести себя не стоит.
Ах, ты только отражаешь
то, что в жизни происходит?

Что такое отраженье?
Это чьё ж изображенье?!
Чашка с ложкой смотрят в рот,
а куда пропал компот?

Стать не мог он невидимкой
и уйти с тобой в обнимку,
или сесть на самолёт…
Отрази-ка мой компот!
Прикрепления: 2391806.jpg(55Kb)


Памятниками не рождаются
 
ВсадникДата: Среда, 2014-12-24, 1:36 PM | Сообщение # 54
Советник Хранителя
Группа: Проверенные
Сообщений: 167
Статус: Offline
Дорогие Сказочники,
Александр и Ирина!

Поздравляю с галактическим Днем Сказочника!
Спасибо за ваши волшебные и драгоценные произведения,
пусть сохраняются в душах читателей, и больших, и маленьких.




Путь открыт и цель ясна!
 
СударушкаланаДата: Воскресенье, 2015-02-08, 5:44 PM | Сообщение # 55
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 469
Статус: Offline
Ребята, какие у вас замечательные стихи для детей. Прочитала с огромным удовольствием.  До сказок пока не добралась, но непременно забегу.  Это вам от меня маленький подарок.

Лесные зверушки.
Светлана Мягкова 2

На большой поляне в маленькой избушке
Жили, не тужили лесные зверушки.
Славный конь, лошадка, зайка, медвежонок,
Кот-Баюн, мартышка и рыженький лисёнок.

Рыженький лисёнок занимался домом,
Подметал и гладил - получалось комом.
Копал грядки зайка,сеял там петрушку,
Огурцы, морковку и солил в кадушку.

Конь с лошадкой дружно хворост собирали,
В избушку приносили, печку разжигали.
Медвежонок летом брал с собой корзину,
Залезал в малинник, собирал малину.

Мартышка-забияка домик охраняла,
Всех ворон в округе криком разгоняла.
Кот-Баюн был старым, очень добрым дедом
Сказки пел всем на ночь, укутывал пледом.

Так они и жили в маленькой избушке
Добрые и разные, лесные зверушки.




Не бойтесь делать то, что не умеете. Помните, ковчег построил любитель. Дэйв Берри

Сообщение отредактировал Сударушкалана - Воскресенье, 2015-02-08, 5:46 PM
 
СударушкаланаДата: Воскресенье, 2015-05-03, 9:26 PM | Сообщение # 56
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 469
Статус: Offline
Добрый вечер, Александр, вот и снова посетила Вашу страничку, очень рада знакомству с Вами и Вашими сказками, обязательно все-все перечитаю. Хотелось бы Вас пригласить в книгу сказок. Сказки и стихи  для деток от 2 до 5 лет. Я думаю, Ваши стихи подойдут великолепно. Добро пожаловать!

http://kovcheg.ucoz.ru/forum/164-2192-1



Не бойтесь делать то, что не умеете. Помните, ковчег построил любитель. Дэйв Берри

Сообщение отредактировал Сударушкалана - Воскресенье, 2015-05-03, 9:28 PM
 
lariksДата: Среда, 2015-09-23, 0:09 AM | Сообщение # 57
Советник Хранителя
Группа: Модераторы
Сообщений: 173
Статус: Offline
Благодарю Вас, Сударыня Лана!

**************************************



Психушка для растений. Сказка
http://www.proza.ru/2013/01/14/212

Путяев Александр Сергеевич.

На белом-белом свете, в хрустальной вазе, которая стояла на трюмо в спальне, жили три цветка: алая роза, синий колокольчик и желтый тюльпан.
Цветы нравились друг другу, а женщина, которая жила с ними в одном доме, просто их обожала, ведь они были подарены ей на день рождения. Она меняла цветам воду, проветривала помещение. Откуда ей было знать, что, цветы, как и люди, могут страдать и болеть. А они, между прочим, более хрупкие, чем мы с вами. Любое неловкое движение может повредить бутон, надломить лепесток.
Это люди могут себе позволить: толчею в метро, давку в автобусе, а цветам любая подобная встряска – смерть.
Редка удача – попасть в приличный дом, где за тобой будут ухаживать. А уж попал в дом – держись изо всех сил, не падай духом, не сгибайся, поднимай голову выше, как солдат на смотру.
Увянешь – с тобой церемониться не будут. Вмиг окажешься в мусорной куче, где тебя затопчут грязные мыши и бесцеремонные жуки.
У желтого тюльпана в оранжерее, где он был выращен, осталась возлюбленная. Так получилось, что он расцвел в полную силу чуть раньше, за что и поплатился. Он был первым, кто воскликнул: «Я люблю»!
- Ах, какой ты хороший! – Услышал его признание заведующий оранжереей. – Тебя-то мы и отправим на рынок.
Рынок это бедлам. Это психушка для цветов и овощей.
И началось: белые халаты, смирительная рубашка из целлофана, таблетки аспирина, чтоб не загнулся раньше времени. Чего только ни испытаешь за сутки! Ужас! Не каждый пройдёт через тяжелые испытания.
И вот, вроде бы, относительная удача: свой дом, теплый воздух, ласковые руки, никаких тебе неприятных процедур – а сердце болит. Болит. Во-первых, болит от- того, что тебя разлучили с любимой, с которой даже словом не успел обмолвиться; во-вторых, просто трясет, когда подумаешь, что с тобой поступили, как с дешевой вещью. Ничего прекрасней цветов ещё не придумано. Цветы древнее людей. Человечество ещё, как говорится, пешком под стол ходило, а цветы уже обживали землю. Они не глупее людей. Они умеют охотиться на насекомых, добывать воду, плавать, разговаривать… Да они многое умеют.
Но ценят их не за это, ценят их за красоту. Вот людей отбирать по такому принципу? Да половину бы надо было отправить на помойку!
На третий день тюльпану стало совсем плохо. Роза и колокольчик его подбадривали:
- Да не думай ты ни о ком, а то пропадёшь.
- Я так не могу.
- А ты – через «не могу». Нам тоже несладко приходится.
- Вам хорошо. Я замечал, как вы любуетесь друг другом.
- Да я, да я… - зарделась роза, - если хочешь знать, ещё ничего не решила. Вы мне оба нравитесь.
Она не успела объясниться до конца. В комнату вошла женщина, по-хозяйски ощупала букет, и надув губки, капризно произнесла:
- Фи!
Надо же! У неё и двух слов не нашлось для тюльпана. Еще недавно она восторгалась им, а теперь взяла за шиворот и выкинула вон. И не куда-нибудь, а прямо в окно, на холодный снег, да ещё и пальчиком погрозила:
- Три цветка – к счастью, а два… уж и не знаю, стоит ли хранить остальные?..
Явно женщина была не в ладах со своим настроением. Одно из двух: либо её кто-то обидел, либо она от природы такая капризная.
Вот всегда так: люди влюбляются и ссорятся, а страдают цветы!
Надо было что-то срочно предпринять. А что можно было сделать в такой ситуации?
Роза на глазах таяла. Колокольчик, глядя на неё, тоже скис.
- Придумай что-нибудь. – Попросила его роза.
- А что я могу?
- Звони. Зови на помощь. Я не хочу, чтобы тюльпан погиб. На улице он замерзнет и умрёт. Не понимаю, - плакала она, - не понимаю, как можно выбросить на мороз живое существо. А завтра - наша очередь.
- Не печалься. Не плачь. – Сказал колокольчик. – Он и сам готов был расплакаться, но в нём заговорило мужское начало: «Ладно, поделюсь, пожалуй, с тобой своим секретом. Не знаю, стал бы спасать меня тюльпан, может, он был бы только рад моей смерти. Избавился бы от соперника…
- Он не такой.
- Вы женщины в своих привязанностях не постоянны. Порой в вас не чувства говорят, а химия.
- Какая химия, если я вас обоих люблю. Разве это плохо?
Что можно было тут возразить? И колокольчик сказал:
- Мне завещан волшебный секрет. Я его, правда, не проверял.
- Не тяни. Говори, что за секрет?
- Так вот, этот секрет мне передала божья коровка, которую я спас от смерти.
- Видишь, ты себя недооцениваешь. Тебе уже медаль полагается.
- Ты будешь слушать?
- А что я по-твоему делаю?
- Я и говорю, стоит мне три раза качнуть головой и произнести волшебную фразу – «К чему прикоснёшься – тем и проснёшься» – я могу превратиться в любую стоящую вещь, например, в швабру или в вазу.
- Здорово: вазы никто не выбрасывает…
- Я могу прибегнуть к волшебству только дважды. Фраза «Дым, дым, стань золотым», может покрыть золотом хоть целую гору.
- Скажи, а если ты дотронешься до меня, я превращусь в королеву ваз, например?
- Или в королеву-швабру.
- Не надо так шутить.
- Хорошо. И что мы будем делать с этим секретом?
- Надо подумать.
- Я уже придумала: на время ты превратишься в мусорное ведро.
- Я?! Не дождёшься.
- На время.
- Глупости, зачем я буду превращаться в мусорное ведро?
- Не понимаешь? Утром женщина пойдёт на улицу выносить мусор…
- И что?
- В чём она выносит мусор? Правильно, в ведре. Запоминай – выпадешь под нашим окном у неё из рук рядом с тюльпаном. Пока она будет возиться с мусором, ты покроешь тюльпан золотом. Она, понятно, выбросит мусор прямо на дорогу, а золотой цветок положит в мусорное ведро, и помчится со всех ног домой.
- Уверена, что она подберёт цветок? А если она зашвырнет его еще дальше?
- Ты женщин плохо знаешь. Женщины любят золотые украшения больше, чем цветы.
Утром женщина заметила ведро полное мусора, и решила избавиться от него. Но прежде она приняла ванну, «накрасилась» и одела норковую шубу. Затем уже пошла выносить мусор.
Колокольчик действовал по намеченному плану. Превратившись в ведро, он в нужный момент выскользнул из рук хозяйки.
Ведро перевернулось, и сор разлетелся во все стороны.
Женщина сделала вид, что все эти фантики и картофельная шелуха рассыпаны кем-то другим. Она и не подумала убрать за собой.
Улучив момент, ведро накрыло замерзающий тюльпан, и тот покрылся толстым слоем золота.
Когда ведро откатилось чуть в сторону, сияния золотого цветка не заметить было невозможно.
Женщина от удивления широко раскрыла глаза:
- Такая прекрасная вещица! – Присев на корточки, она подобрала драгоценность и спрятала её на груди, чего роза не предусмотрела. – Неужели этот тюльпан из чистого золота?!
Дома радостная женщина переложила цветок в шкатулку с драгоценностями и сказала:
- Эти цветы принесли мне удачу. Оставшиеся надо будет засушить и оставить на память.
Завтракать она не стала, а сразу пошла на работу.
- Ну, - дребезжало пустое ведро, - и что мы теперь будем делать?
- Перебирайся в вазу.
- Может, лучше ты ко мне?
- Не сердись. Ты покачай волшебной головкой и перебирайся ко мне. Я тебя буду любить.
- Ты сама подумай: откуда у ведра голова? Я тебе говорил про два желания? Говорил. Вот я их все и израсходовал.
- Я же не знала, что так получится.
- Ты сказала, что всё на свете знаешь. Теперь навсегда останусь помойным ведром. Уж лучше бы я стал шваброй.
Роза всхлипнула и сказала:
- Знаешь, ведром тоже быть неплохо. Зато ты теперь сможешь гулять… А жить ты будешь долго-долго. А меня засушат и положат между страницами книги о цветах. – Слёзы текли из её глаз. – Я буду вас вспоминать… А тюльпан останется золотым. Тоже красивый цвет. Главное, что мы не погибли под забором… Мы боролись, как могли… Прощай!..
Она печально уставилась в окно, стараясь запомнить, как выглядит солнечный свет.


© Copyright: Путяев, 2013.
Прикрепления: 2432063.jpg(23Kb)


Памятниками не рождаются
 
СударушкаланаДата: Среда, 2015-09-23, 11:07 PM | Сообщение # 58
Хранитель Ковчега
Группа: Модераторы
Сообщений: 469
Статус: Offline
Александр, совсем уж грустная сказка получилась. Вроде и конец жизнеутверждающий, но даже с таким концом  - грустно.
 


Не бойтесь делать то, что не умеете. Помните, ковчег построил любитель. Дэйв Берри
 
Галактический Ковчег » ___Галактика Лукоморье » Александр Путяев » Чудики, ау!!! Путяевы Александр и Ирина (Добрые сказки для детей и взрослых)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Открыты Читальные Залы Библиотеки
Традиции Галактического Ковчега тут!
Хостинг от uCoz

В  главный зал Библиотеки Ковчега